Читать онлайн Полночный воин, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Полночный воин - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.95 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Полночный воин - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Полночный воин - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Полночный воин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

12

Гейдж!
Бринн в испуге открыла глаза, сердце колотилось в горле.
Кровь. Гейдж. Смерть.
Нет!
Окончательно проснувшись, она облегченно вздохнула. Сон. Всего лишь сон.
Гейдж лежал рядом, лицом к огню, его дыхание было глубоким и ровным, а руки по-прежнему крепко обнимали ее. Не шевелясь, она вглядывалась в его лицо, такое ей дорогое.
Гейдж, шатаясь, идет вперед, рукоятка кинжала торчит у него в спине, он падает…
Только сон. Он не всегда сбывается. Только некоторые из ее снов стали явью. Она засыпала с тревожными мыслями о Ричарде, и наверняка из-за ее страхов ей приснился такой кошмар.
А что, если он окажется вещим? Неужели Гейджу не избежать столь ужасной смерти?
Боль в ее груди стала нестерпимой.
Словно услышав ее муки, Гейдж открыл глаза.
— Бринн?
Дрожащей рукой она дотронулась до его лица. Твердое, теплое, живое.
— Что случилось? — спросил Гейдж.
Она не хотела рассказывать, ведь ей просто приснился сон. И потом, он вообще не верит в них. Забудь об этом! Спрячь подальше.
— Прости, что разбудила тебя. — Ее пальцы слегка дотронулись до его губ. — Сон, и больше ничего.
— Скорее ночной кошмар, ты вся дрожишь.
— Да. — Она прижалась плотнее к его теплому, крепкому телу. — Но уже все прошло.
— Правда?
— Почти. — Бринн зарылась лицом в его плечо. — Но он не вернется.
— Потому что тебе так хочется! — усмехнулся он.
Она же сильная, она сумеет защитить его. Не надо ей бояться. С судьбой можно бороться. Каждый раз, сражаясь с недугами, ей удавалось одерживать верх над драконами, и кому как не ей знать, что многие из больных без ее вмешательства отправились бы в мир иной? Даже если сны предсказывают будущее, кто осмелится обвинить ее в неумении отвести злой рок?
— Верно. Потому что мне так хочется. А если она проиграет? Что, если сейчас они последний раз вместе?
Оба молчали, только дрова потрескивали в печи.
— Если ты хочешь, если надо… Я не отвергну тебя, — едва слышно сказала она.
— Надо? — напрягся он.
Она не ответила.
— Неужели желание? — спросил он. — Интересно, почему после стольких дней отказа я удостоился столь дорогого подарка? А как быть с твоей виной? Или я уже не такой жуткий убийца? Неужели ангелы спустились с небес возвестить тебе о моей невиновности?
— Нет! — резко возразила она. — Зачем тебе знать? Ты хочешь этого, так возьми.
— Почему? — настойчиво продолжал допытываться он. — Как быть с твоей собственной виной? Получается, ты не считаешь себя больше Батшебе?
— Считаю и не перестану винить себя. Вечно. — Бринн судорожно вздохнула. — Зачем ты споришь со мной? Ты сам говорил, что мне надо смириться с тем, что произошло. Я сделала так, как ты сказал, и давай на этом закончим.
— Да, но почему ты смирилась? — Он взял ее за подбородок. — Почему именно сейчас?
Слезы застилали ей глаза, и она едва могла различать его лицо.
— Я поняла… что чувствую к тебе… привязанность.
— Какую привязанность?
Он не отстанет, осознала она, и бесполезно пытаться увести его от разговора.
— Я поверила… что я… люблю тебя.
Воздух с шумом вырвался из его груди.
— Я давно понял это, и, слава Богу, к тебе тоже пришло прозрение! Ну и что же нам теперь делать?
— Я уже сказала, что можешь делать ты.
— С твоего разрешения излить мое семя в твое тело? Не слишком удачное решение.
— Позапрошлой ночью ты так не думал.
— То было раньше. Ты выйдешь за меня замуж?
— Нет, я не могу.
— Можешь и выйдешь! Ты же сказала, что принимаешь мой грех. Сделай следующий шаг.
— Ты просишь о невозможном.
— Не больше, чем даю взамен.
— Тебе легче. У тебя нет… — Она замолчала, не решаясь продолжать.
— Чести? Совести?
Бринн несогласно покачала головой.
— Честь у тебя есть, но мы слишком разные.
— Так научи меня смотреть на мир твоими глазами! — Он невесело усмехнулся. — Конечно, мне трудно будет с тобой во многом согласиться. Но знаешь, Бринн, я все время стараюсь тебя понять, узнать получше.
Он уже разобрался, кем была ее мать, поверил, что есть божественный дар, но никогда не сможет смотреть на мир ее глазами.
— Я все сказала тебе и что смогла предложила. Берешь или нет?
Он испытующе посмотрел на нее.
— Нет!
Она вздрогнула, как будто ее ударили. Он дал ей почувствовать боль, так бывает, когда получаешь отказ в ответ на страстное желание.
— Удивлена? — Он перестал ее обнимать и повернулся спиной. — Спокойной ночи, Бринн!
— Как быстро ты меняешь свои решения! — Она не верила своим ушам. — И сам не знаешь, чего хочешь.
Он продолжал лежать спиной к ней.
— Я всегда знаю, чего хочу, и не стану жертвовать целым караваном ради одного верблюда. Бринн нахмурилась.
— Что такое верблюд?
— Горбатое животное, на котором я езжу, торгуя, в пустыне.
— Значит, я и есть этот верблюд?
— Ты такая же упрямая и взваливаешь на себя ношу, которая не по силам и десятку верблюдов. Я не хочу стать одним из них. Ты, может, и простила меня, но не саму себя.
— Мне это не обязательно, раз я буду тебе только отдаваться и не выйду за тебя замуж.
— Но мне необходимо, чтобы ты себя не винила и пришла ко мне с чистым сердцем, — устало продолжал он. — Спи. На сей раз тебе наверняка приснятся более приятные сны.
Сон.
Страх снова накатился на нее. Ей захотелось дотронуться до Гейджа, прижаться к нему, чтобы страхи ее рассеялись. Она поняла, что его отказ делал его еще желаннее. Бринн очень хотела, чтобы сегодняшняя ночь стала для них временем наслаждений, чтобы он получил удовольствие, какое она только была способна дать ему. Она не могла бросить его в одиночестве.
Кровь. Гейдж. Смерть.
Этого не должно случиться.
Боже, сделай так, чтобы сон оказался только ночным кошмаром!
… — Ты уверена, что именно это и есть твой Гвинтал? — Эдвина повела головой. — Не вижу здесь ничего привлекательного. Мрачное, холодное место.
Бринн с жадностью всматривалась в остроконечные белые рифы.
— В глубине острова все по-другому. Как только мы выйдем в долину за скалами… Тогда посмотришь. — Она замолчала. Эдвина скептически улыбалась.
— Надеюсь, мы тоже увидим. — Гейдж отчаянно сражался веслами с сильной волной. Он окинул взглядом остальные лодки. Они пытались следовать за ними. — Если только ты проведешь нас через эти рифы прежде, чем нас разобьет о них.
Бринн оторвала взгляд от острова.
— Греби к северу, вокруг выступа. Там есть бухта…
— Я ее не вижу! — Гейдж напрасно вглядывался в скалы.
— Вон за той высокой черной скалой.
— Она похожа на риф.
— За ней бухта. Сворачивай на восток, а потом обогни самый конец выступа.
Все вокруг казалось до боли знакомым. Даже рев диких волн звучал приветливо. Она вернулась домой.
— Где деревня? — спросил Гейдж. Бринн показала рукой на тропинку, бежавшую прямо от берега до холма.
— Вон за тем гребнем, но до замка еще несколько миль.
— Там есть замок?
— Думаешь, Гевальд жил в жалкой лачуге? Поселившись здесь, он построил великолепный замок. — Лодка коснулась берега, и Бринн, не дожидаясь помощи Гейджа, прыгнула на скалистую отмель. — Тебе понравится, я уверена. Прекрасный каменный замок. Гевальд не боялся нашествия врагов, только хотел, чтобы его дом простоял долгие годы наперекор всем ветрам.
— Так и случилось?
— Конечно! — нахмурилась она. — Впрочем, время и то, что все забросили его, сделали свое дело. Теперь там печальное место. Он уже был таким, когда я видела его в последний раз.
— Печальное? — переспросила Эдвина.
Плечи Бринн тяжело опустились. Ей не хотелось вспоминать о грустном и невеселом. Она дома, она в Гвинтале! Зачем же омрачать радость печалью?
— Возможно, просто остался детский восторг. — Бринн начала подниматься по каменистой тропе, на которую указывала. — Пошли в деревню. Я хочу, чтобы ты увидел…
— Вернись! — окликнул ее Гейдж. — Ни к чему торопиться. Подождем других.
Бринн спустилась к берегу.
Он боится встречи с ее островом, поняла она, замедлив шаг. Что ж, понятно, Гвинтал для него незнакомое место.
Но она была дома.
Эдвина, подойдя к Бринн, осторожно взяла ее за руку.
— Прости, я неуважительно отозвалась о твоем Гвинтале, Бринн! Я уверена, что там очень мило и красиво.
Бринн понимала, что Эдвина говорит так от душевной щедрости, боясь ненароком задеть чувства Бринн.
— Ничего страшного! Гвинтал пережил века, и никто не посмел вторгнуться в его пределы. — Она бросила взгляд на остальные лодки, причалившие к берегу. — Не мешало бы им поторопиться, мне не терпится поскорее добраться туда.
— Ты знаешь кого-нибудь в деревне?
— Разумеется. Правда, мы жили в Фалкааре, а не в самой деревне, но я знала… — Бринн замолчала. Кого же она знала? Ее радостные воспоминания о Гвинтале промчались по лесам, зеленым лугам, где мать учила ее различать травы, играм возле замка. Все остальное всплывало в памяти расплывчато. — Я знала отца Томаса, причетника.
— Богатое общество! — мрачно заметил Гейдж. — Клад далеко от деревни?
— Нет, в лесу за замком.
— Тогда вперед, за ним! — Малик легко выпрыгнул из второй лодки. — Давайте поскорее уйдем с этого холодного берега.
— Ты до сих пор не согрелся? — спросила Эдвина. — Может, зря отрезал бороду?
— Ты не ошиблась, мне ее здорово не хватает, — широко улыбнулся ей Малик. — Она не только согревала лицо, но и скрывала мой маленький подбородок.
— Ну что же, придется тебе отрастить новую.
Бринн смотрела на них с удивлением. Подбородок Малика был словно вылеплен мастером, и ямочка посредине очень его украшала. Без бороды сарацин казался гораздо красивее. Когда он сел в лодку два дня назад, Бринн поразилась происшедшей с ним перемене, но поскольку они плыли не вместе, то она не знала, как же отреагировала Эдвина на него, безбородого.
— Как решит Господь Бог! — запоздало отшутился Малик.
Они с Эдвиной переглянулись, и Бринн неожиданно для себя почувствовала острую зависть. Тайная шутка влюбленных. Как она не заметила, когда это случилось, когда они сделали шаг навстречу друг другу! В словах Эдвины не слышалось прежней колкости, да и Малик держался свободнее.
Причалила третья лодка, и Лефонт, перешагнув через борт, вынес Алису на берег, а потом приказал солдатам выгружать провизию.
— На остров можно высадиться только здесь? — спросил Гейдж у Бринн.
— Да. — Она повернулась, оторвав взгляд от капитана с Алисой на руках. — Теперь мы можем идти?
— Сейчас, я только отдам распоряжения Лефонту, — сказал Гейдж. — Он останется здесь и будет охранять лодки, пока мы не вернемся.
— В Гвинтале нет воров.
— Откуда тебе известно? Ты, похоже, не очень-то знаешь здешних жителей.
— Мама рассказывала.
— Мать говорила правду, но со временем многое забывается. — Гейдж посмотрел ей прямо в глаза. — Оставим здесь охрану.
Он говорил не только о ее матери. Он беспокоился, что ее собственные воспоминания не совпадут с реальной жизнью.
— Лефонт только зря потеряет время, впрочем, делай так, как тебе нравится!
— Так и сделаю.
Он зашагал к Лефонту.
— Напрасно, ей-богу! — пробормотала она, глядя ему вслед.
— Может быть, — вступил в разговор Малик. — Впрочем, он мог подумать о другой опасности.
— О Ричарде? Думаешь, он следит за нами?
— Не исключено. Он мог спрятаться на побережье в Селкирке, дождаться нашего приезда, а потом отправиться вслед за нами.
— Мы не обнаружили его по пути сюда.
— Почти всю дорогу мы шли в тумане, а там легко затеряться.
— А когда наступила ясная погода, он мог держаться на безопасном расстоянии, не выпуская из вида парус Лефонта, — со знанием дел добавила Эдвина.
Эдвина не казалась напуганной, да и Бринн не боялась. В конце концов, Ричард — не сверхъестественное существо! Даже если он войдет за ними в бухту, то не сумеет одолеть их, ведь их больше.
Гейдж.
Кровь.
Однако она не видела во сне Ричарда. Только Гейдж и кинжал…
— Бринн! — раздался у нее за спиной голос Алисы. — Мне надо поговорить с тобой.
Бринн вздрогнула. Она так глубоко задумалась, что совсем забыла о реальном мире, окружавшем ее.
— Как ты? Как перенесла дорогу?
— Все в порядке. Капитан Лефонт и другие солдаты очень хорошо обращались со мной.
— Путь оказался не близким, но ты почувствуешь себя лучше, как только мы двинемся дальше. Я уверена, что тебе хватит сил и…
— Я хочу остаться здесь, — перебила ее Алиса. — Я не пойду с тобой.
Бринн удивилась:
— Почему?
Алиса густо покраснела.
— Я устала от дороги. Ты скажешь лорду Гейджу?
— Но ты ждешь ребенка. Я могу понадобиться тебе.
— Я крепкая и здоровая женщина, как и мой ребенок, и до срока еще далеко. Я подожду вас здесь.
— Ты не хочешь встретиться с жителями деревни? Если ты надумала остаться, то тебе надо подыскать жилье.
Краска на щеках Алисы стала еще ярче.
— Я не уверена, что останусь в Гвинтале.
От удивления Бринн широко раскрыла глаза.
— Но почему? Я думала, ты поселишься здесь со своим ребенком. Привыкнешь, и тебе понравится. В глубине острова гораздо лучше, и люди здесь добрее, чем в Редферне.
— Я не давала согласия. Ты просто… Я знаю, ты хотела как лучше для меня, но я могу не… — Алиса замолчала в отчаянии. — Так ты скажешь лорду Гейджу?
— Конечно! Если тебе и вправду так хочется остаться.
— Да, да! — живо ответила Алиса. — Я здесь пригожусь, я здесь нужна. Буду готовить солдатам еду на костре.
С этими словами Алиса бросилась обратно к берегу.
— Вы только послушайте, что она говорит! — покачала головой Бринн. — Не стоит оставлять ее. Она замучается, ухаживая за всеми этими мужчинами.
— Лефонт не даст ей переутомиться, — улыбнулась Эдвина. — Разве ты не заметила, как он нежно заботится о ней?
— Лефонт? — Бринн показалось, что она ослышалась. — Нет, не заметила.
— Тогда ты точно слепая! — рассмеялась Эдвина. — Он обращается с ней, как будто она сотворена из скорлупы. — Не скрывая улыбки, Эдвина смотрела, как Алиса торопливо подбежала к капитану. — А он для нее Бог с Олимпа.
— Счастливчик! — пробормотал Малик. — Кое-кому достается все, а другим ничего.
— Так она не остается в Гвинтале, потому что влюблена в капитана и хочет быть рядом с ним. Эдвина права. — «Какая же я слепая!» — подумала о себе Бринн. Вечно она занята только своими делами и не видит, что творится вокруг. Теперь она припоминала, как не раз замечала вместе Алису и Лефонта: они разговаривали, часто смеялись. — Но у нее же ребенок от другого мужчины! А если он оставит ее?
— Думаю, он женится на ней, — мягко вступил в разговор Малик. — А если нет, то она примет все как есть. Ты ничем не сможешь помочь ее сердцу так, как лечишь ее тело, Бринн.
— Но что за жизнь у жены солдата? Ей гораздо лучше остаться здесь.
— Но она не станет от этого счастливее. Не все ценят покой так, как ты. Пускай идет к Лефонту.
— Ты говоришь так, словно я удерживаю ее. Она вольна делать, что пожелает. Я только стремилась помочь ей устроить свою жизнь как можно лучше для нее. — Но в душе Бринн испытывала горькое чувство предательства и одиночества. Ей хотелось иметь в будущем здесь близкого человека, когда все остальные уедут. От берега шел Гейдж, он уже поговорил с Лефонтом. Бринн поспешила ему навстречу. — Я разговаривала с Алисой.
Он испытующе посмотрел на нее.
— Она сказала тебе о Лефонте?
Еще одно открытие.
— Так ты тоже знал?
— Они подолгу оставались вместе, и Лефонт стал вести себя совсем по-другому. Обычно так бывает из-за женщины.
Бринн с трудом выдавила улыбку.
— Ну что же, значит, ты не удивишься, узнав, что Алиса хочет остаться с ним? С нами она не пойдет.
— Он прекрасный солдат и добрый человек, Бринн!
— Да, ты прав! — Бринн заговорила о другом: — Все солдаты останутся здесь?
— Это я решу после встречи с жителями деревни. Многие из островитян живут в ней?
— Да, но между побережьем и замком есть несколько ферм.
— А люди там настроены дружелюбно к чужестранцам?
Она старательно пыталась припомнить, но поняла, что ребенком она все время проводила с матерью. В деревню они наведывались только в редких случаях. Расплывчато промелькнула ночь, проведенная на ферме, по дороге в Фалкаар. Дружелюбно? Их всегда хорошо встречали и принимали, но она не помнила…
— На нас не нападут, если ты это имел в виду?
— Именно это. Не надеюсь на их объятия, но лишь бы не убили.
— Я объясняла тебе, Гвинтал — мирное место. Недовольство порождается завистливой жадностью, а здесь люди всегда всем довольны.
— Даже если увидят нас с вьючными лошадьми, везущими клад? — Он цинично улыбнулся. — Думаю, кто угодно почувствует недовольство своей участью!
Она покачала головой.
— На что им золото и драгоценности? Здесь они не имеют никакой ценности. В Гвинтале принята своя система обмена.
— Они могут отправиться в страны, где золото в цене. — Гейдж уточнил: — Как, например, твой отец.
— Мой отец был… не таким, как другие здешние мужчины. — Вопросы Гейджа лишали ее радости от возвращения домой, и она решила прекратить разговор. — Так ты идешь или по-прежнему будешь здесь?
Не дожидаясь ответа, Бринн пошла вверх по тропинке. Оглянувшись, увидела идущих вслед Гейджа, а рядом с ним Малика и Эдвину.
Они поднялись на холм. Тут она остановилась и глянула вниз. Гвинтал.
Густые зеленые леса, безлюдные и прекрасные. Голубые озера. Богатые, плодородные вспаханные земли. Таким она помнила Гвинтал, таким видела его в своих снах.
Обернувшись, Бринн нетерпеливо спросила:
— Видите? Разве я не права? Смотрите, как прекрасно!
— Здесь еще все в зелени, — прошептала Эдвина. — Листья только-только начинают опадать. Как странно!
— Внутри острова — сплошная равнина, и, похоже, скалы защищают нас от непогоды. Помню, когда я была маленькой, снег выпадал не чаще раза в год. — Она показала вдаль рукой. — Смотрите, отсюда видны башни замка.
Серые башни и зубчатые стены в туманной дымке манили ее.
«Я вернулась домой, Гевальд. Я снова дома», — безмятежно подумала Бринн.
— До замка долго идти? — спросил Малик.
— Два дня пути. — Бринн показала на лес позади замка. — Вон там Фалкаарский лес.
— Твои родные места?
Бринн кивнула, не сводя глаз с леса.
— У нас рядом с замком был небольшой домик, где мы жили со времен Гевальда. Интересно, сохранился ли он еще…
— А почему бы и нет? — спросил Гейдж. — Климат здесь мягкий, сильных ветров нет, как нет и воров, так что дом должен оставаться таким же, каким был, когда вы в нем жили. Или ты сомневаешься?
В ответ на его насмешливый тон Бринн гордо вздернула подбородок.
— Нисколько! — И она стала спускаться с холма к деревне. — Я случайно оговорилась.


— В твоей деревне очень тихо. — Эдвина заглянула в окно магазинчика. — Я мельком видела всего нескольких жителей. Заметив нас, они разбежались по домам.
— Они не привыкли к чужим. Сюда никто не приезжает. — «Но ведь я же не чужая, — подумала Бринн. — Я — одна из них». Однако молчаливое непризнание с их стороны почему-то укололо ее.
— Значит, именно так вам всем нравится жить, — сказал Гейдж. — В безопасности, спокойствии. Никаких чужаков из другого мира.
Бринн сжала губы.
— Да, именно так нам всем нравится.
— Моя деревня очень похожа на эту, — сказал Малик. — Но когда пришла засуха, нам пришлось уйти к другим, чтобы спасти себя.
— Да, наступает время, когда приходится покидать отчий дом и идти навстречу жизни. — Гейдж искоса посмотрел на Бринн. — Иначе сделаешься ленивым, скучным или умрешь без движения.
— Они не скучные и не ленивые, — ответила Бринн.
— Тогда почему у бухты не выставлена охрана? Твой рай надо охранять от вторжения.
— Повторяю, никто не найдет дорогу…
— Мы же нашли.
— Потому что я привела вас. — Бринн посмотрела на него. — Я же говорила. Ты не поймешь, не примешь. Нам не нужна охрана, чтобы…
— Кто вы?
Повернувшись, она увидела седого старика в рясе священника — он стоял на дороге за их спиной. Вздох облегчения вырвался из ее груди. Она узнала его.
Бринн шагнула вперед.
— Отец Том?
Он не обратил на нее никакого внимания. Его впалые голубые глаза тревожно смотрели поверх нее на Гейджа.
— Что вам здесь нужно?
— Вы не помните меня? Я Бринн из Фалкаара.
Священник перевел на нее взгляд.
— Фалкаара?
— Вы знали мою мать — Мейрл.
Легкая тень узнавания пробежала по его лицу.
— У нее был дар. Она лишила нас его, уехав отсюда. Она с тобой?
— Нет, моя мать умерла. Я Бринн! — решительно продолжала она. — Вы помните меня? Мы заходили к вам каждый раз по дороге в деревню.
Священник еще раз взглянул на Гейджа и осуждающе сказал:
— Он чужой. Ты не должна была привозить его сюда. Нам не по душе, когда здесь чужие.
— Он не останется здесь. Я покажу ему Фалкаар, а потом он уедет с острова.
Отец Том покачал головой.
— Ты не должна была привозить его сюда. Он не такой, как мы. — Его взгляд упал на Малика. — Да еще этот. Черный, как сатана.
— Мы, конечно, не такие, как вы, но мы долго не будем здесь, — спокойно сказал Гейдж. — Что касается этого человека, то уверяю вас, его сатанинская сущность проявляется только в редких случаях, в остальное время он вполне безобиден.
— Уведи их прочь! — пробормотал отец Том, отступая. — Другие. Недобрые. Они не такие, как мы…
— Они не злые. — Бринн пошла за ним. — Другие — не значит плохие.
Отец Том с неодобрением посмотрел на нее.
— Именно значит.
— Нет, они хорошие. Послушайте меня, я знаю этих… — Она говорила в пустоту. Отец Том уже шел вдоль улицы.
— Кажется, нам нелегко будет раздобыть лошадей и вьючных животных, — пробормотал Малик. — Твой знакомый священник не очень-то приветлив, Бринн.
— Он старый человек, и его разум, похоже, помутился, — смущенно оправдывалась она. — Я уверена, другие будут к нам более приветливы.
— Если нам удастся вытащить их из домов или открыть их двери, — мрачно заметил Гейдж.
Эдвина согласно кивнула.
— Может, Бринн пойти к ним? Она здешняя.
В этот миг Бринн чувствовала себя более чужой, чем любой из них. Если уж отец Том неприязненно встретил ее, не признав, то вряд ли найдется хотя бы еще кто-нибудь, кто вспомнит ее. Даже о ее матери он говорил сквозь зубы. Неужели и другие жители острова думают так же? Она пожала плечами и через силу улыбнулась.
— Я здешняя, это правда. Подождите меня, я пойду…
— Малик, отведи Бринн и Эдвину на край деревни. — Гейдж резко повернулся. — Я привык торговаться с недоверчивыми людьми.
Бринн сразу почувствовала облегчение, но рискнула предложить свою помощь:
— Я пойду с тобой.
— Ни к чему. Жди меня! — Он нежно улыбнулся ей. — Одному мне будет справиться легче.
Малик проследил взглядом за Гейджем до первого дома, пока он не постучал в дверь. Затем повернулся к женщинам:
— Пошли, поступим, как решил Гейдж. Постараемся найти место, где можно разбить лагерь. А если он раздобудет нам лошадей, то совсем хорошо, но сомневаюсь, чтобы нас пустили на ночлег.
Не о таком возвращении домой мечтала Бринн. Даже настороженные недружелюбные жители Селкирки согласились выделить им домики.
— Не расстраивайся! — прошептала Эдвина, взяв Бринн за локоть. — Не так уж страшно, когда старый человек принимает нас за врагов. Ты говорила, что прежде не знала никого из деревни, кроме священника.
Бринн резко кивнула и пошла вслед за Маликом. Эдвина, несомненно, права. Ей не следует расстраиваться или чувствовать неловкость из-за неприятной встречи. Как только они достигнут Фалкаара, все будет хорошо.


Гейджу удалось раздобыть только четверых старых лошадей и трех небольших ослов.
Поздним вечером он привел животных в лагерь.
Малик, едва взглянув на них, недовольно покачал головой.
— Ты разочаровал меня. И этого человека у меня в стране называют Принцем обмена? Несчастные, они же падут, не прожив и дня!
— Они не так уж плохи! — раздраженно ответил Гейдж. — Нам вовсе ни к чему боевые кони, способные покрывать большие расстояния.
— Верно, но нам нужны лошади, у которых хотя бы ноги не заплетались.
— Тогда иди и торгуйся сам. — Гейдж сел у костра и вытянул к огню руки. — Но не надейся, что управишься до утра или сторгуешься на что-нибудь получше.
— Неужели такие неприветливые?
— Ты был более приветлив со мной, всадив при первой нашей встрече мне в руку свой меч. — Гейдж поежился. — Хотя, как мне кажется, они не представляют угрозы. Сомневаюсь, чтобы во всей деревне нашлось хотя бы одно боевое оружие. Они уставились на меня, как на волка, жаждущего их съесть.
— Естественно, — торопливо вступила в разговор Бринн. — У тебя грозный вид.
— Что правда, то правда. — Гейдж поморщился. — И я выглядел бы более грозным, пробудь с ними подольше. Меня так и подмывало постричь им шерсть, когда они украдкой проходили мимо меня.
— Они не овцы.
— Недалеко ушли от них. — Он взял котелок из рук Малика, налил себе похлебки и принялся есть. — И не такие тихони, когда пытались перебороть меня при торговле.
— Поставлю-ка я этих несчастных созданий туда, где трава пожирнее. — Малик взял животных за поводья. — Как знать, может, это их последний ужин! Ты поможешь мне, Эдвина?
— Ты даже этих кротких созданий не способен вывести на пастбище без посторонней помощи? — Вопреки своим насмешливым словам Эдвина резво вскочила и пошла за ним.
— Здешние жители не овцы, — повторила Бринн. — Они лишь привыкли жить в мире и согласии, их так научили.
— Гевальд Великий?
— Почему ты такой жестокий? — Она закусила нижнюю губу. — Ты говоришь так, словно ненавидишь их.
Перед тем как ответить ей, он закончил есть.
— Возможно. Наверное, мне хочется, чтобы в них вообще не было ничего хорошего, тогда бы они ничего не значили для тебя. — Он поставил котелок на землю и стал смотреть на огонь. — Некоторые жители деревни, с которыми я разговаривал, вспомнили твою мать… и тебя.
— Ты спрашивал о ней?
— Разумеется, я расспросил их о ней. — Его голос слегка дрожал, но он постарался придать ему твердость. — Я заметил, как старый священник обидел тебя своим безучастием.
— Я не обиделась.
— Черта с два!
— Я просто не понимаю, почему он мог решить, что она обманула их. Она их любила. Может, так думает только отец Том, а другие наверняка не отвергают ее.
Гейдж продолжал смотреть на огонь.
— Неужели они так думают? — прошептала она.
— Нет, конечно, нет! Так считает только этот выживший из ума старик.
Он заведомо говорил не правду. Гейдж, который никогда не лгал, сейчас придумывал небылицы в надежде облегчить ее страдание.
— Так несправедливо! Пока она не уехала, она охотно делилась с ними своим даром.
— Похоже, слишком охотно. Может, они привыкли к ее дару, и он стал их частью? Тебе надо бы сделать выводы из ее безоглядной доброты. — Он спросил о другом: — Где в Фалкаарском лесу лежит клад?
— С южной стороны острова, в скалах, пещера. Там спрятаны сокровища.
— Если они еще там. — Он помолчал. — А твоя мать когда-нибудь рассказывала о кладе твоему отцу?
Он считает, что ее отец мог вернуться и украсть золото, поняла Бринн.
— Нет.
— Почему ты так уверена?
— Насколько мне помнится, она не доверяла ему.
— Но ведь она его любила, раз решилась оставить Гвинтал вслед за ним.
— Я не говорила, что она была к нему равнодушна. Просто не доверяла. Она боялась, что он приведет чужестранцев за сокровищами и разрушит тихую жизнь Гвинтала.
— Как поступила ты!
— Это совсем другое. Вы уедете и оставите нас в покое. Ты никогда бы не причинил вред Гвинталу.
— Откуда тебе известно?
— Просто не смог бы, и все. У тебя есть честь.
— Боже праведный, неужели мне послышалось, что ты веришь мне?
Она посмотрела на огонь.
— Я… верю… тебе.
Гейдж пробормотал какое-то ругательство.
— Наконец-то! Вырвать у тебя признание — все равно что пройти по зыбучим пескам и остаться туда не втянутым. — Он помолчал. — Ты доверяешь мне полностью или с оговорками?
Он ждал от нее таких важных для него слов о том, что она поверила в его невиновность в смерти Делмаса. Она не могла пойти на это.
— Думаю, ты не причинил бы вред тому, что мне дорого.
— Значит, с оговорками. Ну что ж, это лучше, чем ничего. — Он посмотрел в темноту. — До замка Гевальда день пути?
— Да.
— И еще день до пещеры?
Она кивнула.
— Значит, не пройдет и недели, как мы отправимся обратно в путь с сокровищами.
И он уплывет из ее жизни. При этой мысли сердце пронзила боль с нестерпимой силой.
— Но знай, ты не отделаешься от меня так просто. — Ярко-голубые глаза Гейджа смотрели изучающе в ее лицо. — Мы договоримся гораздо раньше, чем это случится.
Удивительно, как он читает ее думы! Просто страшновато. С каждым днем он ей все ближе и дороже. Как же она останется без него? Как же будет жить дальше?
— Я хотела поговорить с тобой о кладе, — отогнала она пугавшие ее мысли. — Мне бы хотелось отдать часть сокровищ Эдвине и Алисе. Золото поможет им стать более независимыми.
— Оно им может не понадобиться. У них верные мужчины.
Эдвина и Алиса нашли любящих их защитников. Она снова почувствовала боль одиночества.
— И все-таки я хотела бы отдать часть им. Клад огромный, и вряд ли ты ощутишь, что в нем не будет хватать малой частички.
— А для Бринн ничего?
Она покачала головой.
— Богатства мне никогда не хотелось. Мне оно не понадобится. Обещаешь?
— Пожалуйста, если тебе так хочется. Но для женщины оно порой оказывается опаснее безопасности.
— Потому что мужчины охотятся за такими женщинами и отбирают у них все. — Бринн видела это в знатных семьях Англии. — Тогда дай мне слово охранять Эдвину и Алису от тех, кто решится отобрать у них золото.
— Да, с этой задачей придется повозиться.
— Так ты сделаешь, что я прошу?
— Ладно, — криво улыбнулся он. — Но должен сказать, что мне очень странно слышать, как женщина, жаждущая только покоя, так настойчиво толкает меня ввязаться в битву.
— Ты сам рвешься на войну. Так что если уж тебе не избежать сражения, то пусть оно будет хотя бы за правое дело.
— Именно за дело, о котором ты так печешься! — усмехнулся он.
— Именно. — Бринн легла на настил и закрыла глаза. — Ложись спать. Нам надо очень рано отправиться в путь, если мы хотим засветло добраться до замка.
Он лег рядом под шерстяное одеяло и обнял ее.
— Бедняжка Бринн, у тебя выдался нелегкий день!
Было просто ужасно. Она вернулась в ожидании… Она сама не знала, на что надеялась, но наверняка не на холодный прием. Священник ясно дал ей понять, что она здесь чужая.
— В Фалкааре все будет по-другому.
— Надеюсь. Мне горько, когда тебя обижают. — Он коснулся губами ее брови. — И я сержусь, что здесь нет драконов, с которыми можно было бы сразиться, а одни лишь овцы.
— Они не… — Бринн не договорила. Ей не хотелось спорить с ним. Через несколько дней он уедет, и она не почувствует больше его рук, обнимающих ее. Она теснее прижалась к нему, положив голову в ямку у плеча. — У меня рухнули большие надежды. Пройдет время, прежде чем я снова привыкну к Гвинталу.
Он ничего не ответил. Возможно, Гейдж понимал, что сегодня они, может быть, в последний раз вместе. Кто знает, вдруг он примирился с мыслью, что она в конце концов останется здесь…


Гейдж!
Кинжал!
Кровь стекает по траве на опавшие листья под деревьями.
Бринн резко вскочила, ее трясло от ужаса, сердце готово было выпрыгнуть из груди.
— Опять кошмарный сон? — в полудреме, не открывая глаз, спросил Гейдж. — Ложись спать! — Он притянул ее к себе и крепко обнял.
Ей казалось, что Эдвина и Малик могли услышать удары сердца по другую сторону костра.
— Я скоро засну.
Бринн постаралась расслабиться. Ей не хотелось окончательно разбудить Гейджа, он бы начал задавать вопросы.
Тот же сон.
Нет, не совсем. До этого она видела только Гейджа и кинжал. На этот раз ей приснилось место. Деревья. Трава. Листва на земле.
Кровь на листьях.
Она вздрогнула. Руки Гейджа крепче сжали ее.
Она снова расслабилась. Ночной кошмар. Нельзя допускать, чтобы он стал правдой.
Всего лишь второй раз она видела сон о смерти.
Кайт. Языки пламени.
Вокруг них трава и деревья. Это может случиться здесь, сегодня ночью. Она испугалась.
Нет, во сне она видела день. У нее еще есть время. Она может предотвратить беду.
Она не допустит, чтобы сон стал явью. Она должна охранять и оберегать его от всех зол. Она не отдаст его драконам.
— Все в порядке? — пробормотал Гейдж, словно ему передалось ее волнение.
— Тихо, тихо, все хорошо! — Она нежно обняла его, словно мать ребенка. — Обещаю тебе, все будет хорошо.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Полночный воин - Джоансен Айрис

Разделы:
123456789101112131415ЭпилогПослесловие автора

Ваши комментарии
к роману Полночный воин - Джоансен Айрис



интересная книга,для тех кто верит в чудеса.
Полночный воин - Джоансен АйрисIse
9.09.2010, 18.50





Я верю в чудеса....наверное поэтому мне понравился роман
Полночный воин - Джоансен АйрисСветлана
11.02.2013, 8.16





суперский роман. обожаю читать про нормандских рыцарей. наверно все уже прочитала. вот сижу заново перелистываю романы по названиям в надежде найти новый не прчитанный роман
Полночный воин - Джоансен Айриснека я
4.08.2013, 20.56





суперский роман. обожаю читать про нормандских рыцарей. наверно все уже прочитала. вот сижу заново перелистываю романы по названиям в надежде найти новый не прчитанный роман
Полночный воин - Джоансен Айриснека я
4.08.2013, 20.56





прекрасный роман какой герой прекрасно когда есть любовь приключение испытание прочитайте сами поймете меня
Полночный воин - Джоансен АйрисЕЛЕНА
20.09.2013, 23.20





роман замечательный. чудеса да и только. 10 балов за красивую сказку.
Полночный воин - Джоансен Айристату
4.06.2015, 21.44





Супер роман!!!!! Отлично провела время!!!! Все так здорово и любовь, и страсть и злодеи. Читайте моя оценка 10 из 10.
Полночный воин - Джоансен АйрисИнна
1.03.2016, 12.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100