Читать онлайн Один твой взгляд, автора - Джоансен Айрис, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Один твой взгляд - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.31 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Один твой взгляд - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Один твой взгляд - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Один твой взгляд

Читать онлайн

Аннотация

Флетч Бронсон, миллионер и очень занятой человек, мечтает о спутнице жизни, которая родила бы ему ребенка, не претендуя на его свободное время и уж тем более на его сердце. Но так уж получилось, что встреча с юной Самантой полностью изменила его планы. Он понимает, что ему нужно от этой девушки гораздо больше...


Следующая страница

Глава 1

Флетчер Бронсон угрюмо смотрел на едва видневшиеся вдали зеленые холмы. С балкона роскошного отеля, где поселили его по приказу нового правительства Сент-Пьер, открывался прекрасный вид, который наверняка настраивал гостей этого номера на мирный, спокойный лад. Но Флетчер Бронсон был слишком раздражен, чтобы по достоинству оценить красоту природы этого тропического острова.
– Кличка связного – Топаз, – Скип Бреннен поморщился. – Похоже на дешевый шпи­онский роман. Так и хочется надеть темные очки, черный плащ и взять в руки атташе-кейс.
– Слишком жарко для черного плаща, – за­метил Флетч, прихлопнув на руке москита. – Черт побери, на этом дурацком острове совер­шенно нечем дышать! Не понимаю, что я вооб­ще тут делаю. Эта чертова хунта все равно кон­фискует через полгода мой завод, что бы они ни говорили сейчас. Надо было смириться с этим сразу и не терять тут времени понапрасну.
– Ну конечно, – насмешливо произнес Скип. – Думаешь, я поверю в это? Флетчер Бронсон смирился с поражением? Мы оба пре­красно понимаем – ты кинулся бы сюда, если бы хунта пригрозила конфисковать хотя бы один из грузовиков компании, не то, что огромный нефтеперерабатывающий завод.
– Может быть, может быть, – задумчиво про­изнес Флетч. – Знаешь, уж очень я не люблю экстремистов всех мастей – красных, черных… – Он убил еще одного москита. – И терпеть не могу насекомых!
Скип тихонько присвистнул. Бронсон явно был в дурном настроении, и это не предвещало ничего хорошего. Если Флетч был чем-то недо­волен, он умел доводить это до сведения своих противников самым недвусмысленным образом. Когда же он был расстроен или рассержен, одного его взгляда было достаточно, чтобы по­вергнуть в трепет видных бизнесменов и прави­тельственных чиновников. Ничего удивитель­ного, что сегодня утром, когда Флетч выразил представителям хунты протест по поводу посяга­тельств на его имущество, те предпочли забыть о своих угрозах и заверить его, что в ближайшее время в их планы не входит национализация иностранного капитала. Нефтеперерабатываю­щий завод на острове Сент-Пьер был одним из самых мелких предприятий компании. Но завод принадлежал ему, Флетчеру Бронсону, который никогда не отдавал без боя то, что считал своим.
– Итак, что же мы будем делать дальше? – спросил Скип. – Полетим обратно на Деймонз-Риф или же в горы, на встречу со связным?
– Я еще не решил. Все это похоже на ловуш­ку. Как эти люди вышли на тебя?
– В баре отеля, – Скип сделал большой гло­ток виски с содовой. – Ко мне подошла весьма привлекательная девица по имени Мария Круз, которая подозрительно хорошо информирована о состоянии твоих дел на этом острове. Несмот­ря на победу хунты, Риккардо Лазаро, похоже, по-прежнему имеет в городе разветвленную агентурную сеть.
– Есть шанс, что Лазаро устроит в ближай­шее время очередной переворот?
Скип с сожалением покачал головой:
– Хунта слишком сильна сейчас. Люди Лаза­ро разбросаны по горам. Им не до переворота: главное – уцелеть. Ходят слухи, что и сам Лаза­ро ранен. Удивительно, как еще удалось раздо­быть оружие и набрать людей для нападения на Аббатство.
– Аббатство?
– Раньше там был монастырь. А последние шесть лет в Аббатстве содержат политических заключенных. Тех, которых особенно тщательно скрывают от международных наблюдателей.
– Пытки?
Скип угрюмо кивнул.
– Ты ведь уже убедился на собственном опыте, что нынешнее правительство острова предпочитает нетривиальные методы.
Флетч перевел, наконец, взгляд на лицо сидя­щего перед ним Скипа.
– Итак, эти люди хотят, чтобы мы вывезли с острова освобожденных из Аббатства узников, которых могут в любой момент обнаружить сол­даты хунты?
Скип снова кивнул.
– У Лазаро есть сторонники на Барбадосе, и нас просят переправить этих людей туда.
– Сколько их?
– Девять человек.
– Сможет вертолет поднять столько пасса­жиров?
– Если снять с борта все, кроме самого не­обходимого. Лететь ведь недалеко. Флетч тихо выругался.
– Черт побери, почему мы должны зани­маться этим? Я вообще не хочу вмешиваться в их грязные политические игры. В этих мелких карибских республиках все равно ничего невоз­можно понять. Чаще всего одна сторона оказы­вается ничем не лучше другой.
– Так и не вмешивайся. Я ведь только пере­дал сообщение, которое ни к чему тебя не обя­зывает. – Скип выдержал паузу, затем продол­жил: – Тебе необходимо знать еще одну вещь. Среди освобожденных из тюрьмы – трое детей.
– Детей? Но как они могли оказаться там?
– Иногда легче заставить заключенного го­ворить, если пытки применяются не к нему, а к членам его семьи.
В глазах Флетча мелькнула ярость, лицо ока­менело. Несколько секунд он молчал, глядя пря­мо перед собой застывшим взглядом, затем тихо произнес:
– Не нравится мне все это. Совсем не нра­вится. – Флетч сжал железные перильца балко­на с такой силой, что у него побелели костяшки пальцев. – И когда же мы должны забрать их?
– Сегодня в десять. Мария Круз сообщила мне координаты. – Скип пожал плечами. – Должно быть, положение их совсем отчаянное, раз они пошли на такой риск. Мы ведь могли передать эту информацию людям хунты в обмен на кое-какие привилегии для предприятий ком­пании.
Флетч быстро взглянул на часы.
– Через три часа. Не так уж много времени. Скип выпрямился в кресле.
– Так ты согласен? Флетч невесело улыбнулся.
– Да. Ненавижу негодяев, которые исполь­зуют детей в своих грязных играх. С удовольст­вием вывезу этих ребят прямо у них из-под носа. Когда конфискуют завод, буду утешать себя тем, что тоже изрядно им насолил. Сколько тебе надо времени, чтобы подготовить вертолет?
– Вертолет готов к вылету, – отрапортовал Скип. – Я снял с него все, что можно было снять, не вызвав подозрение технического персонала аэропорта. Остальное выкинем прямо в воздухе, когда полетим над горами.
– А не много ли ты на себя берешь, Скип? Мне неприятно думать, что решения мои настоль­ко предсказуемы.
Вот уже двенадцать лет Скип был личным пилотом Флетча и выполнял для него самые раз­нообразные поручения.
Скипу нравилось почти все, что делал Флетчер Бронсон, он очень уважал своего хозяина. Флетч был честен, щедр, справедлив и иногда – очень редко и далеко не перед всеми – обнару­живал весьма оригинальное чувство юмора. Брон­сон был не из тех, кто легко заводит друзей, но, если это происходило, он был очень хорошим другом.
Однако когда Скип видел Флетчера таким, как сегодня, ему становилось не по себе.
Сейчас Бронсон смотрел на своего пилота, ожидая объяснений.
– Ты любишь детей, – просто сказал Скип. – И я подумал, что ты чертовски разозлишься, ког­да узнаешь, что вытворяют эти негодяи, засев­шие во дворце. Разозлишься настолько, что за­хочешь помешать им. И что плохого в том, что я подготовил все заранее?
На губах Флетча заиграла улыбка.
– Действительно, почему бы и нет. Извини, Скип. Просто напряжение последних дней ска­зывается на нервах… Сплю и вижу, когда покину, наконец, этот проклятый остров и вернусь к ци­вилизации. А сейчас нам, пожалуй, пора занять­ся делом.
– С этим никаких проблем. – Скип поднялся с кресла и поставил бокал на стеклянный сто­лик. – Через пятнадцать минут у входа в отель будет стоять такси, которое отвезет нас в аэро­порт. Только спущусь сначала в бар, скажу на­шей очаровательной Марии Круз, что мы готовы помочь. Ей надо сообщить Топаз твой ответ.
– Все должно быть готово к нашему появле­нию, чтобы мы могли забрать людей и лететь без проволочек. Пусть так и передаст ему.
– Хорошо, – Скип поглубже надвинул на глаза бейсболку и направился к двери. – Только не ему, а ей. Топаз – женщина.


Где же вертолет? Почему они медлят?
Саманта беспокойно вглядывалась в ночное небо. Ярко светила луна. Это было им на руку, когда они добирались до поляны в горах, куда должен был приземлиться вертолет. В то же время при лунном свете их было слишком хоро­шо видно. Риккардо не сомневался, что патруль заметил идущих через перевал людей.
Наконец она услышала тихий рокот мотора. Саманта вздохнула с облегчением. Даже после того, как Мария Круз сообщила по рации, что Бронсон согласился помочь, Саманта не была до конца уверена в том, что он не передумает. Вообще просить о помощи Флетчера Бронсона было настоящей авантюрой. Какое дело до их бед американскому нефтяному магнату, озабо­ченному только тем, как сохранить свою собст­венность на острове? Но у них просто не было другого выхода. Бронсон оставался единствен­ной надеждой на спасение.
– Летят? – спросил Риккардо за ее спиной. От неожиданности Саманта вздрогнула.
– Да, кажется, это они.
Осталось подождать совсем немного. Скоро Люси все остальные будут на борту вертолета. Господи, как она устала жить в постоянном страхе!
Риккардо ласково похлопал девушку по плечу.
– Сажай всех в вертолет, как только он при­землится. А мы с ребятами вернемся и попыта­емся остановить патруль.
– Нет, я должна пойти… – Но Риккардо уже скрылся в чаще леса, не слушая ее возражений. Не стоило даже пытаться переубедить этого уп­рямца! Риккардо и сам прекрасно знал, что ране­ной ноге нужен покой. Хоть рана и была не опасной, по дороге у него снова началось крово­течение.
– Саманта?
Люси стояла рядом и смотрела на нее испуган­ными глазами. Страх в глазах девчонки поселил­ся с тех самых пор, как ее освободили из Аббат­ства.
– Они уже здесь, Люси, – сказала Саманта.
Девочка закусила губу, задумчиво глядя в небо.
Вертолет медленно снижался над темной по­ляной. Шум двигателей казался оглушительным в ночной тишине. Неужели патруль тоже слы­шит его?
Люси обхватила своей узкой ладошкой руку Саманты и тихонько сжала ее. Саманта не могла бы сказать наверняка, чего хочет девочка: найти спасение от своих страхов или, напротив, под­держать ее. Люси хорошо знала, что такое страх, и наверняка почувствовала, что Саманте не по себе.
Наконец вертолет приземлился.
Настало время действовать.


Первое, на что обратил внимание Флетч, когда впервые увидел Саманту, были ее волосы. Густые каштановые волосы, переливавшиеся в лунном свете, небрежно заколотые на затылке черепаховым гребнем. Затем, когда девушка под­нялась в кабину и встала рядом с креслом Скипа, Флетч увидел ее глаза и сразу понял, кто перед ним. Глаза цвета топазов, но не тех блед­ных, золотистых камней, что привозят из Брази­лии, а других, темных, похожих больше на ян­тарь, которые добывают в подземных глубинах холодной Сибири. Глаза словно освещали ху­денькое личико девушки, излучая силу и жажду жизни. На Топаз были поношенная рубашка цвета хаки, брюки, которые явно были велики ей на пару размеров, и солдатские сапоги. Флетч вдруг почувствовал какую-то странную злость. Его задело почему-то, что такой милой стройной девушке приходится носить некрасивую, неле­пую одежду.
Топаз улыбнулась, и салон вертолета словно бы озарился теплым золотистым сиянием.
– Спасибо, что прилетели, – тихо сказала она. – Я – Топаз. – Она устало покачала голо­вой. – Нет, не стоит… Все время забываю, что все уже кончено и нет больше необходимости скрывать свое настоящее имя. Я – Саманта Бартон.
– Скип Бреннен. А это – Флетчер Бронсон. Она кивнула, едва удостоив Флетчера взгля­дом.
– У нас все готово, – Саманта махнула группке стоящих неподалеку людей, и те мед­ленно направились к вертолету. – За нами сле­дует по пятам патруль. Так что надо торопиться.
Саманта подошла к заднему люку и открыла его. Флетч полным сострадания взглядом смот­рел на мужчин, женщин и детей, подходивших к вертолету. Они выглядели измученными и из­можденными.
Сначала в вертолет залезли взрослые, затем им передали снизу детей. На земле осталась толь­ко девочка лет двенадцати-тринадцати, которая крепко прижалась к Саманте Бартон.
– Ты должна сесть в вертолет, Люси, – тихо произнесла Топаз. – У нас совсем нет времени. Девочка покачала головой.
– Все будет хорошо. Эти люди позаботятся о тебе. Ты будешь ходить в школу…
Но Люси ничего не хотела слушать.
Неожиданно рядом с Самантой выросла фи­гура мужчины. Хмуро посмотрев на девочку, он быстро сказал:
– Ради всего святого, Топаз, сажай ее скорее в вертолет. Патруль будет здесь через десять ми­нут.
В этот момент Флетч словно очнулся от оцепе­нения, овладевшего им, когда он впервые взглянул в глаза Саманты. Вообще это было совсем не в его характере – молча наблюдать за происхо­дящим, не принимая никакого участия в собы­тиях.
– Пора лететь! – властно объявил он. – У меня что-то нет больше желания оставаться на этом цветущем острове, особенно в роли гостя вашего нового правительства.
Саманта посмотрела на него глазами, полны­ми отчаяния.
– Я стараюсь. Но Люси… – Саманта вдруг упала на колени, обняла девочку и заглянула ей в лицо. – Послушай, Люси, с тобой все будет в порядке. То, что случилось, ужасно, но это уже кончилось. Боль уйдет, если ты очень сильно за­хочешь прогнать ее. Если будешь сильной, стра­дания сделают тебя еще сильнее, еще красивее. Я много раз говорила тебе это, и это правда, Люси. Я больше не нужна тебе, милая. Теперь ты справишься сама. – Топаз улыбнулась. – Я не могу уйти, пока не отправлю тебя. Ты ведь не хо­чешь, чтобы меня поймали, правда?
Люси покачала головой, затем она крепко об­няла Саманту на прощание и через секунду уже карабкалась в вертолет.
– Так-то лучше, – с облегчением вздохнула Топаз.
– Можем лететь? – спросил Скип.
– Да, – кивнула Саманта. – Не знаю даже, как благодарить…
– Нет! – Красавец, стоявший рядом с де­вушкой, решительно тряхнул головой. – У вас будет еще один пассажир. – Он повернулся к Саманте, и лицо его озарилось улыбкой. – Заби­райся в машину, дорогая. Для тебя эта война за­кончилась. – Он повернулся к кабине. – Може­те захватить ее? Топаз весит совсем немного.
– Скип? – Флетч вопросительно посмотрел на пилота.
– Она действительно весит не больше ребен­ка. Думаю, мы взлетим.
Саманта стояла неподвижно, глядя в упор на раненого великана.
– Ты ведь решил все заранее, не так ли, Риккардо?
Мужчина кивнул.
– И не спорь со мной, Саманта! – Неожи­данно во всем облике его проявилась чудовищ­ная усталость. – Все кончено, и ты ничем боль­ше не можешь помочь нам. Ты ведь знаешь, что сделают с тобой, если поймают.
– Я и не спорю, – девушка печально улыб­нулась. – На это у нас просто нет времени. Не мог бы ты хотя бы обнять меня на прощание, Риккардо?
– Саманта! – Лазаро крепко обнял девуш­ку. – Прощай, дорогая! Ты ведь знаешь, я… – Он вдруг покачнулся, разжал объятия и медлен­но опустился на землю.
Топаз стояла над ним, держа в левой руке шприц с тонкой иглой.
– Прощай, Риккардо, мне будет не хватать тебя.
– Что, черт побери, происходит? – изумлен­но воскликнул Флетч. – Что ты сделала с ним?
– Всего-навсего ввела снотворное. Он про­снется примерно через час. – Топаз смотрела на распростертого перед нею мужчину, глаза ее влажно блестели. – Я знала, что Риккардо попы­тается отправить меня с вами, и подготовилась заранее. Вы поможете мне втащить его в верто­лет?
Скип покачал головой.
– Мы не можем взять его. Он слишком много весит.
– Но я ведь не лечу с вами, – с жаром возра­зила Саманта. – А Риккардо весит всего сто шестьдесят фунтов. Не так уж это много! – Де­вушка подошла к кабине. – Послушайте, вы обязательно должны его взять. Это Риккардо Лазаро. Его непременно поймают, если он останет­ся. Это всего лишь вопрос времени. Его надо увез­ти с острова.
– Сто шестьдесят фунтов, – Скип покачал головой. – Это слишком много.
Холодный пот выступил на лбу Саманты.
– Неужели из этой машины нельзя ничего выгрузить?
– Мы уже избавились от всего, от чего мож­но было. Мне жаль, но вам придется оставить его.
– Я не могу! – Неужели это конец? Конец и для нее, и для Риккардо?
– Возьми его, – распахнув дверцу, Флетч выпрыгнул из вертолета.
– Флетч, мы не можем… – протестующе на­чал Скип.
– Я остаюсь. Так что проблем с весом у тебя не будет.
Флетч вышел из-за вертолета, и глаза Саман­ты удивленно расширились. До этого она была слишком поглощена происходящим и бросила лишь беглый взгляд на лицо сидящего в кабине Бронсона. Теперь же он стоял прямо перед ней. Когда Бронсон прибыл на Сент-Пьер, газеты пе­стрели фотографиями знаменитого нефтепро­мышленника. Но сейчас Саманта вдруг поняла, что все эти фотографии и в малейшей степени не отражали истинной сущности стоящего перед ней человека. Флетчер Бронсон был настоящим титаном. Огромного роста, сильный и мускулис­тый, ни грамма лишнего веса. И в то же время его никак нельзя была назвать худым – он казался вытесанным из огромной каменной глы­бы. На вид Бронсону было слегка за сорок – в густых каштановых волосах кое-где просвечива­ла седина. Широкие скулы, густые рыжеватые брови над холодными зелеными глазами. Пожа­луй, никто не смог бы назвать Флетчера краси­вым. И все же в лице его было что-то заворажи­вающее, приковывающее внимание.
Флетч подхватил Риккардо с удивительной лег­костью, словно спящего ребенка, и быстро под­нял его в самолет. Захлопнув дверцу, он сделал шаг назад и, взяв Саманту под локоть, потянул ее за собой, подальше от вертолета.
– А теперь убирайтесь отсюда поскорее, – велел он Скипу. – Прилетайте за нами завтра в это же время. Надеюсь, здесь уже можно будет сесть безопасно.
– Но что, если…
– Заводи!
Вздохнув, Скип включил зажигание.
– Завел, уже завел. – Минуту спустя верто­лет взмыл в голубое небо.
Флетч проводил его взглядом и повернулся к Саманте:
– Кажется, нам некогда махать им рукой на прощание?
Топаз покачала головой.
– Солдаты могут быть здесь в любую мину­ту. – Она пошла прочь с поляны в сторону гус­того леса, быстро кивнув на ходу Бронсону: – Следуйте за мной.
– Именно это я и собирался сделать, – заве­рил ее Флетч. – Не бродить же одному по горам. Ты знаешь какое-нибудь безопасное место, где мы могли бы спрятаться до завтра?
Взглянув на него через плечо, Саманта улыб­нулась:
– Не волнуйтесь. Я знаю такое место. Я по­забочусь о вас.
Флетч с изумлением понял, что эта хрупкая и беззащитная с виду девушка действительно считает, что должна позаботиться о нем. Полный абсурд! Флетч уже много лет не нуждался ни в чьей заботе. К тому же он сильно сомневался в том, что Саманта Бартон способна обеспечить их безопасность. Она была тоненькой и прозрач­ной, как лунный свет. И казалась почти незем­ным существом. Флетч снова почувствовал раз­дражение, глядя на ее нелепую одежду.
– У тебя нет даже оружия, – заметил он. – Так что позволь усомниться в том, что ты спо­собна справиться с солдатами. Армия Лазаро, должно быть, совсем обнищала, если его люди разгуливают по лесам безоружными.
– Просто я не люблю оружия, – ответила на это Саманта. – Риккардо знал об этом и никогда не предлагал мне стрелять. Я ведь исполняла в основном обязанности курьера или радиста.
– Надо же, с каким пониманием относился Лазаро к твоим прихотям!
– Риккардо ко всему относился с понимани­ем, – серьезно ответила Топаз. – К тому же, если патруль настигнет нас, оружие все равно не поможет. Лучше постараться избежать столкно­вения. Я знаю эти горы, как свои пять пальцев, и не позволю, чтобы вас схватили.
– Спасибо. – Флетч с удивлением заметил, что слова, которые он хотел произнести с иро­нией, прозвучали абсолютно серьезно.
– Это я должна благодарить вас за то, что вы уступили свое место Риккардо, – с жаром ответи­ла девушка. – Я в большом долгу перед вами.
– Ни в каком ты не в долгу, – угрюмо бурк­нул Флетч. – Я всегда делаю только то, что хочу. Просто не имело смысла стоять и спорить, пока до нас доберется патруль.
На губах Топаз заиграла едва заметная улыбка.
– Понимаю. Что ж, я все равно благодарна вам за то, что вы проявили такое здравомыслие в минуту опасности. Нам с Риккардо повезло.
Топаз ускорила шаг, и вскоре они ступили под густые кроны тропического леса.


Оглядев пещеру, куда привела его Саманта, Флетч тихонько присвистнул.
– Черт побери! Отличное укрытие.
– Красиво, не правда ли? – Саманта осветила фонариком каменные стены. Высоко над их головами свисали со стен сталактиты причудливой формы и разных цветов, от нежно-кремового до ярко-розового. – Здесь мы в безопасности. Вход надежно замаскирован кустами. Нам повезло, что мы обнаружили это место.
– И давно вы скрываетесь здесь?
– Около двух лет. Когда мы пришли сюда впервые, все было по-другому, – с грустью про­изнесла Саманта. – К армии Риккардо присоеди­нились около пятисот человек. И нас вела впе­ред надежда. – Расправив плечи, она словно бы стряхнула с себя грусть и уныние. – Ну что ж, все это осталось в прошлом. Когда четыре меся­ца назад Риккардо понял, что у него все равно не хватит сил свергнуть хунту, он распустил свою армию, велел людям возвращаться по домам. И нас осталось четверо – Риккардо, я, Пако Раналто и доктор Салазар. Мы организовали не­сколько налетов на Аббатство. Но все понимали, что это конец. Два дня назад Риккардо отослал Пако и доктора. Но ему нужен был кто-то, чтобы помочь переправить освобожденных уз­ников на Барбадос. Поэтому Риккардо не возра­жал, когда я сказала, что не оставлю его.
Нет, она ни за что не покинула бы Лазаро, подумал Флетч, испытывая при этом странное чувство, похожее на боль в старой ране.
– Но что с вами было бы, если бы вас схва­тили?
– Ничего хорошего, – с напускным равно­душием произнесла девушка. – Но мне сохранили бы жизнь. Я не так уж нужна им. Им необ­ходим Лазаро, чтобы казнь его стала назиданием для непокорных. Ваш вертолет был его послед­ним шансом на спасение, но я знала, что Риккардо ни за что не согласится на это по доброй воле.
– И ты позаботилась о том, чтобы у него не оставалось другого выхода? Кстати, где ты взяла снотворное и шприц?
– У доктора Салазара. Доктор помог Риккардо появиться на свет и готов был на все, чтобы сохранить ему жизнь. Он очень любит Риккардо.
– Так же, как и ты?
Саманта снова взглянула на него через плечо, и лицо ее озарилось лучезарной улыбкой.
– Так же, как и я.
И сердце Флетча вдруг сжала такая острая боль, что он едва смог перевести дыхание. Поче­му его так волнует и так раздражает готовность этой девчонки отдать свою жизнь за Риккардо Ла­заро? Она ведь ему никто. Конечно, Топаз кра­сива весьма своеобразной красотой, но ему ни­когда не нравились женщины такого типа. Его последняя любовница была жгучей пышной брю­неткой, достаточно опытной, чтобы удовлетво­рить все его прихоти. А эта малышка… да ее страшно было бы заключить в объятия – вдруг сломаешь что-нибудь.
– Сколько тебе лет? – быстро спросил Флетч. Саманта подняла на него удивленный взгляд.
– Двадцать. – Она вдруг нахмурилась. – Вообще-то нет. Уже двадцать один. Просто в пос­ледние годы никто из нас как-то не вспоминал о своих днях рождения.
Флетчем снова овладели странные чувства, встревожившие его еще больше, чем беспричин­ные уколы ревности. Сострадание и нежность. Он испытывал нежность к этой девочке, лишен­ной жестокой судьбой даже дня рождения, к одинокому ребенку, которому приходится жить в пещере, в мире страха и жестокости… Нет! Он не имеет права испытывать ничего подобного! Это так не похоже на него, так странно! Как, впрочем, и все его чувства к Саманте Бартон. Она вовсе не была одиноким ребенком. Топаз была женщиной Риккардо Лазаро, женщиной сол­дата, которая сама выбрала свой путь.
– И сколько ты уже с Лазаро? – поинтересо­вался он.
– Шесть лет.
Боже мой, так ей было всего пятнадцать, ког­да она впервые оказалась в его постели! Разве могла она в таком возрасте сделать сознатель­ный выбор? И снова жгучая ревность завладела его сердцем. Флетч представил себе Саманту в постели с Лазаро, ее хрупкое тело, прижатое к простыням огромным телом Риккардо, тонкие пальцы, сжимающие его смуглые плечи…
– А сколько лет вам? – поинтересовалась Саманта.
Вздрогнув, Флетч вернулся к действитель­ности.
– Тридцать семь.
– Я думала, вы старше.
Конечно, по сравнению с ее молодым, пы­шущим здоровьем любовником он должен был показаться ей Мафусаилом.
– Я и впрямь достаточно стар… Саманта рассмеялась.
– Какая я грубая, правда? Нет, вы вовсе не выглядите старым. У вас… у вас словно бы вооб­ще нет возраста. Как у моря, скал или древних статуй…
– Ну спасибо!
Саманта не обратила внимания на иронию, звучавшую в его словах.
– Но я вовсе не поэтому думала, что вы старше. Просто вы столько успели добиться в жизни! Я читала о вас в газетах. Вы действитель­но мультимиллионер?
– Действительно.
– Готова биться об заклад – у вас совсем нет времени, чтоб тратить свои деньги. – Саманта внимательно разглядывала его с любопытством маленькой девочки, видящей перед собой нечто необычное. – Мне кажется, вы очень добрый человек. И путь к цели значит для вас куда боль­ше награды, которую вы получите.
– Смотря что это за награда, – невольно усмехнулся Флетчер. – Уверяю тебя, я далеко не равнодушен к роскоши. При любых других об­стоятельствах эта твоя пещера нравилась бы мне не больше двадцати минут.
– О, эти стены очень быстро начинают да­вить на человека, – Топаз рассмеялась, и глаза ее зажглись золотистым светом. – Особенно на­доедают сталактиты. Боже правый, мне казалось, что я сама превращаюсь в один из них, когда пришлось однажды провести здесь несколько недель. Но я постараюсь вывести вас отсюда до того, как вы превратитесь в камень.
– Вывести меня? Почему в единственном числе? Разве ты сама не полетишь с нами? За­втра в вертолете будет достаточно места.
– Я пока не могу покинуть остров. Мне надо вызволить отсюда Пако.
– Но ты сказала, что Лазаро отослал его домой.
– В тот момент это было единственным ре­шением. Доктор, возможно, в безопасности, но Пако… Он был правой рукой Лазаро. В один пре­красный день кто-нибудь узнает его и выдаст солдатам.
– Но мой вертолет – твой последний шанс выбраться отсюда невредимой. Топаз решительно сжала губы:
– И все же мне придется найти другой вы­ход.
– Ты хочешь, чтобы тебя схватили вместе с Пако? – Флетч понимал, что слова его звучат слишком резко, но не собирался сдерживаться. Саманта хотела остаться одна посреди этого ада – мысль об этом приводила его в ярость, вы­зывала панику, которая казалась такой же не­объяснимой, как и все остальные чувства, вла­девшие им с тех пор, как он увидел Топаз. – Это не просто глупо! Это безумие!
– Возможно, вы правы. – Губы девушки дрожали, но она отчаянно пыталась изобразить на лице улыбку. – Но я должна это сделать. – Она поспешила сменить тему разговора. – Нам не стоит заходить в глубь пещеры. Совсем неда­леко есть место, где можно удобно устроиться. Большой грот, похожий на просторную комнату. Здесь их несколько, но этот – самый боль­шой. – Она поспешила вперед. – По ночам в пещере холодно, но у нас есть одеяла, и мы можем даже развести небольшой костер.
– Саманта, ты не можешь остаться… – снова начал было Флетч, но девушка не слушала его. Она шла вперед так быстро, что пришлось прибавить шагу, чтобы не потерять ее из виду.
Завернув вслед за Самантой за угол, он за­стыл в изумлении. Открывшийся перед ним грот действительно напоминал просторную комнату или скорее зал с высокими потолками. Флетч словно очутился на другой планете. Наверное, так могла бы выглядеть лунная пещера, подумал Флетч. Безукоризненная, но в то же время хо­лодная и безжизненная красота.
– Здесь посередине небольшой пруд, кото­рый наполняется из подземного источника. А вы­текающий из него ручеек впадает в озеро за пре­делами пещеры. – Саманта зажгла толстую свечу в висящем на стене грубом железном канделябре. – Вода очень холодная, но вполне подходит для купания.
То здесь, то там попадались редкие следы присутствия людей – радиоприемник, армей­ские рюкзаки, несколько холщовых мешков, два потрепанных сундука, жестяной кофейник и стопка тарелок, стоявших на бежевом солдатском одеяле. Посреди пещеры был выложен камнями круг для костра, рядом с ним – аккуратно сло­женные стопкой дрова. Топаз жила здесь два года. Интересно, как она чувствовала себя среди этого безжизненного великолепия?
– Здесь все чистое. – Саманта достала из сундука несколько одеял и расстелила их на ка­менном полу возле костровища. – Вот. Так будет лучше, чем на голой земле. Вы голодны?
– Да поел бы чего-нибудь.
– У нас есть хлеб и сыр. – Топаз подошла к одному из холщовых мешков и вытащила оттуда четверть буханки хлеба и завернутый в фольгу кусок сыра. – Можете начать с этого. – Девуш­ка выпрямилась. – А я пойду схожу в другой грот, где хранятся припасы, принесу что-нибудь оттуда.
– В этом нет необходимости.
– Да мне ведь нетрудно, – улыбнувшись Флетчеру, Саманта взяла с пола фонарь. – Ешьте. Я скоро вернусь.
Она быстро вышла из зала, и Флетч услышал, как затихает вдали эхо ее шагов.
Он вдруг почувствовал себя чудовищно оди­ноко среди холодных камней. Тишина и одино­чество. Но, странное дело, среди холода и тиши­ны Флетч лишь острее чувствовал, что сам он – живой человек и по жилам его течет горячая кровь. Господи, как разыгралось его воображе­ние. Ведь перед ним – обыкновенная пещера, а он готов считать себя пленником внеземной ци­вилизации. А Саманта Бартон – самая обычная женщина. Через несколько дней жизнь его вой­дет в привычное русло, и в ней не будет больше ни Топаз, ни этой холодной пещеры.
Он пересек грот и опустился на одеяла, раз­ложенные Самантой. Флетч не обедал сегодня, и желудок не преминул напомнить ему об этом. Положив на хлеб кусок сыра, он с удовольстви­ем принялся за еду.


Надо смотреть правде в глаза – возможно, она умрет, прежде чем ей представится возмож­ность покинуть остров.
Саманта жадно глотала свежий ночной воздух, стараясь побороть панический страх, под­нимающийся в ее душе. Она не может, не имеет права поддаваться этому страху. Ей бывало страш­но и раньше, но совсем не так, как сейчас. Рань­ше Топаз делила свой страх с Риккардо и осталь­ными, а когда становилось совсем не по себе, она вспоминала что-нибудь смешное или каса­лась ладонью плеча кого-нибудь из своих дру­зей. И страх отступал. Но теперь она одна, а опасность подстерегает повсюду. У нее мало шансов выжить.
Если только она не улетит завтра вечером на вертолете Флетчера Бронсона.
Почему бы и нет. Черт побери, она хочет жить – кто может осудить ее за это? Она столько еще не успела повидать, почувствовать, испы­тать. Сколько она помнит себя, она все время пряталась, убегала, притворялась. Неужели она не заслужила нормальной жизни?
Но Пако тоже заслужил жизнь, и она не могла бросить его. Их дружба окрепла в самые тяжелые времена. С тех пор, как шесть лет назад Риккардо и Пако освободили ее из Аббатства, они делили на троих скудные партизанские пайки и редкие минуты счастья. Вот и сейчас, снедаемая страхом и охваченная жаждой жизни, Саманта знала, что ни за что не изменит принятого реше­ния. Она должна остаться на острове.
Впрочем, пора возвращаться. Нечего стоять здесь и грезить наяву. В жизни каждого человека есть дороги, которые он должен пройти, и сей­час такая дорога лежала перед ней. Надо только побороть собственную трусость. Саманта по­смотрела на часы. Она дала Флетчу Бронсону целый час. Пожалуй, этого достаточно.
Девушка подняла фонарь, который положила рядом с входом в пещеру, и быстро вернулась в каменный зал, где оставила Флетчера. Она вдруг с удовольствием подумала о том, что не одна. По крайней мере сегодня ей будет с кем перебро­ситься словом. Пусть этот человек почти незна­ком ей, рядом с ним все же не так страшно, как в одиночестве.
Она, пожалуй, постарается втянуть его в какой-нибудь разговор на всю ночь, и можно будет забыть про страх. Саманта улыбнулась, представив, как разозлился бы Флетч Бронсон, если бы узнал, что она хочет использовать его, чтобы отвлечься. Он не похож на человека, ко­торый позволяет использовать себя.
Каким необычным оказался этот Флетч Брон­сон! Топаз привыкла иметь дело с сильными, волевыми мужчинами. Но Флетч был не просто сильным. От него исходила аура власти. Он отго­родился от мира глухой стеной недоверия и хо­лодности и не позволял никому подойти к нему слишком близко. Флетч был резким, почти гру­бым и говорил только то, что хотел сказать. Од­нако его грубоватая прямота вовсе не раздражала Топаз, скорее забавляла. Интересно почему. Впрочем, ей некогда размышлять об этом. Пусть у Флетчера тяжелый характер, но он оказался рядом, когда была необходима его помощь, и Саманта благодарна ему за это.
Флетч сидел на одеялах, обхватив руками ко­лени. В каждой линии его сильного тела чувст­вовалось едва сдерживаемое напряжение. Са­манта невольно залюбовалась его мощной фигу­рой. Одежда не скрывала, а только подчеркивала скульптурный рельеф его мышц, которым мог бы позавидовать и атлет. Смутившись, девушка отвела взгляд, но затем снова взглянула на Флет­чера, и вдруг, непонятно почему, ее бросило в жар и стало трудно дышать.
Она попыталась улыбнуться.
– Извините, что ходила так долго. Я нашла припасы, но они оказались испорчены, и мне пришлось выкинуть их. Вы наелись? Если сюда не доберется патруль, мы сможем выйти завтра утром наружу и собрать фруктов. Иногда нам удавалось…
– Так у нас нет больше еды? – перебил ее Флетч. – Совсем никакой?
Девушка покачала головой, стараясь не смот­реть ему в глаза. Она прошла через зал и поста­вила фонарь рядом с одеялами.
– Но зато теперь я могу развести огонь и сварить кофе. Мне очень жаль.
– Может, перестанешь извиняться? – про­изнес Флетч так грубо, что Топаз невольно под­няла на него испуганный взгляд. Глаза его мета­ли молнии.
– Черт побери, ты ведь врала мне с самого начала, не так ли? Здесь и не было никакой дру­гой пищи!
– Не стоит так сердиться, – пролепетала Са­манта, невольно делая шаг назад. – Это ведь не так уж важно. Завтра…
– К черту завтра, – вскочив на ноги, Флетч надвигался на Топаз. – Ничего себе – не стоит сердиться! – Он встряхнул девушку за плечи. – Это ведь была последняя еда, правда? Ты навра­ла мне и ушла, потому что знала: я не стану есть, если ты сядешь рядом и не возьмешь ни кусочка!
– Я не голодна, – перебила его Саманта. Флетч был так близко, что она ощущала всем телом исходивший от него жар. – Я ела сегодня утром.
– И что же ты ела?
Саманта нервно облизнула губы.
– Фрукты, кажется.
Ладони Флетча крепче сжали ее плечи.
– Ты снова врешь мне!
– Ну хорошо. Возможно, это было вчера ве­чером.
– Возможно, – угрожающе произнес он. – А возможно, и нет. Так когда же ты ела послед­ний раз, Саманта Бартон?
– Вчера днем, – сдалась девушка. Увидев, как потемнело лицо Бронсона, она поспешила добавить. – Но я ела потрясающе вкусную дыню. А потом у меня просто не было времени, потому что нас заметил патруль. Наших пайков хватало только на освобожденных узников. Им это было куда нужнее, чем нам, и мы с Риккардо…
– Отдали им свою пищу, – угрюмо закон­чил за нее Бронсон. – А я, я тоже, по-твоему, нуждался в пище больше, чем ты? Посмотри на меня. Я крепок, как бык, и если я пропускал когда-нибудь ужин, то лишь потому, что забывал о нем или был занят, а не потому, что у меня не было еды. – Руки его все еще сжимали хрупкие плечи Саманты. – А ты… Боже мой – кожа да кости! И ты отдала мне свою последнюю еду. Знаешь, как я чувствую себя теперь?
– Я вовсе не хотела, чтобы вы почувствовали себя виноватым, – тихо сказала Топаз. – Изви­ните меня.
– Если не перестанешь наконец извиняться, я удушу тебя на месте, – снова сверкнул глазами Флетч. – Почему, черт побери, почему ты это сделала?
Саманта подняла голову и взглянула ему прямо в глаза.
– Вы ведь мой гость, – произнесла она. – Вот я и предложила вам все, что у меня есть. Флетч изумленно смотрел на девушку.
– Хорошие у тебя представления о гостепри­имстве. А как насчет элементарного здравого смысла?
– Наверное, у меня он отсутствует, – Топаз виновато улыбнулась. – Я слишком импульсив­на и часто делаю что-то, не обдумав хорошень­ко. – Улыбка ее вдруг померкла. – Но только не в этот раз. Я всегда стараюсь платить по счетам. Я никогда не смогу отблагодарить вас по-настоящему за то, что вы сделали для меня и Риккардо, но я стараюсь.
– Я не отбираю пищу у голодных женщин! Саманта покачала головой.
– Я вовсе не голодаю. И я действительно не хочу сейчас есть. Я очень выносливая. Мне при­ходилось обходиться без еды и гораздо доль­ше. – Она снова улыбнулась. – Выпив кружку кофе, я окончательно восстановлю свои силы.
Флетч, прищурившись, внимательно разгля­дывал девушку. Он словно бы не замечал, что по-прежнему держит ее за плечи.
Зато Саманта хорошо чувствовала прикосно­вение его рук. Ладони Флетчера словно источали жар, проникавший внутрь ее тела, пробуждая его к жизни.
– Мистер Бронсон?
Он не сразу услышал ее, а когда понял, что Саманта обращается к нему, медленно разжал руки.
– Флетч, – невесело усмехнувшись, сказал он. – После того как я украл у тебя последний кусок хлеба, формальности, я думаю, неумест­ны. – Он указал на одеяла возле стены. – При­сядь-ка. Я сам разведу огонь и сварю кофе.
– Да нет, я…
Но Флетч поднял руку, призывая ее к молча­нию.
– Я сказал тебе, садись, – резко приказал он. – Садись и отдыхай!
Саманта медленно опустилась на одеяла и сложила ноги по-турецки.
– Хорошо, я сяду. Может быть, вы не отка­жетесь поговорить со мной. Мне ведь предстоит провести здесь одной много-много дней, прежде чем солдаты покинут эту местность и я смогу от­правиться за Пако. – Она старалась, чтобы голос ее звучал как можно беззаботнее. – Так что не хотелось бы промолчать весь вечер, раз уж рядом есть живой человек.
Флетч снова внимательно посмотрел на де­вушку, но по выражению его лица невозможно было понять, о чем он думает.



загрузка...

Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Один твой взгляд - Джоансен Айрис

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Один твой взгляд - Джоансен Айрис



роман сам по себе не плох. интересная задумка. и вроде бы должен быть накал страстей rn(в аннотации не указывается, но кое-что происходит во время революции со всем вытекающим. например пули, партизаны, патрули). однако, несмотря на напряженность, которая должна присутсвовать в книге... ее почему-то нет. описано все как-то вяло. гл герой мне очень понравился. интересный мужчина)) гл героиня слишком уж мученица. в целом роман мил до безобразия!)) моя оценка 7 из 10. хотя я бы на самом деле поставила 6,7
Один твой взгляд - Джоансен АйрисАнастасия М
5.08.2012, 13.28





Понравилось, герои живые, страсти бушуют, читается легко: 7/10.
Один твой взгляд - Джоансен Айрисязвочка
14.10.2012, 18.33





Какой же пустомеля этот главный герой! Как можно нести такой дамский бред! Ведь он же супер жесткий бизнесмен, а разговаривает как юнец французик. И героиня слишком молодая, 21 год против его 37 - это не интересно.
Один твой взгляд - Джоансен АйрисВарги
14.10.2012, 19.17





у автора похоже пунктик по возрасту 20-37, уже не первый роман читаю одно и то же, только сюжет др.
Один твой взгляд - Джоансен АйрисМарго
21.02.2013, 7.19





да роман почетать можно но что все одно и тоже только имена разные
Один твой взгляд - Джоансен Айрискот
9.12.2014, 12.10





Сойдёт. Почему-то героя, по разговору, чуть ли не 60м стариком изобразили. И постоянно: я старый, ты молодая... Хотя ему ещё и не 40, а ей и не 16! 7/10
Один твой взгляд - Джоансен АйрисВикки
18.04.2015, 22.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100