Читать онлайн Мой возлюбленный негодяй, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 8. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.37 (Голосов: 81)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Мой возлюбленный негодяй

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8.

12 января 1812 года
Камбарон


— Не туда! — Марианна со всех ног кинулась через холл и отобрала у Грегора узкий витраж, который он нес в столовую. — Я хочу повесить его на стену в бальной зале: он перекликается с Цветочным куполом.
— Ты мне не сказала, — кротко ответил Грегор. — У тебя эти витражи развешаны по всему замку. — Он посмотрел на работу в изящной рамке. — Очень мило, но я считал, что тебе надоело делать цветы.
Марианна пожала плечами:
— Цветы больше всего подходят для бальной залы. Они всегда прекрасны, и людям нравится на них смотреть.
— В отличие от тигра, которого ты сделала для окна в холле, — ухмыльнулся Грегор. — Я вчера вечером увидел его на фоне заходящего солнца и готов был поклясться, что он вот-вот бросится на меня.
— Великолепно, — улыбнулась Марианна. — Значит, работа удалась. Будем надеяться, что сегодняшние гости сочтут Купол цветов не менее реалистичным. — Улыбка ее померкла, по лицу скользнула тень. — Как жаль, что я не смогу присутствовать на балу. Мне так хочется увидеть все своими глазами.
— Ты каждый день видишь этот купол. Ты работала над ним почти три года.
— Это совсем другое дело. Я пыталась представить себе, как все будет, когда начнутся танцы… Пары, кружащиеся под ним, сами будут походить на цветы.
Марианна знала, что ее мечта неосуществима.
Юные девушки, находящиеся на школьной скамье, не посещают балы, а она смирилась с мыслью, что останется вечной школьницей для того, чтобы Алексу по-прежнему не угрожали обидные уколы. Все эти три года ее держали в стороне от общества, и она успела за это время убедиться, что Грегор и Дороти говорили правду: светское общество скучающе-жестоко. Только знатность Дороти и ее резкие отповеди не дали яду коснуться их с Алексом. Девушка заставила себя снова улыбнуться:
— Ну, ты завтра обо всем мне расскажешь. — Она посмотрела витраж на просвет и покачала головой: — Не пойдет. Он недостаточно хорош.
— Он выглядит очень мило, — запротестовал Грегор.
— Он банален. Я воспользуюсь тем, который изготовила в прошлом месяце. — Марианна громко позвала: — Роберт!
Когда на зов к ним подбежал молодой лакей, она отдала ему витраж:
— Отнеси его в кладовую при конюшне и принеси мне из башни панель с жасмином.
— С жасмином? — тупо переспросил тот.
— С белыми цветами.
Он кивнул и рысцой побежал выполнять ее поручение.
— У тебя в кладовой столько витражей, отправленных в ссылку, что ими можно было бы украсить все окна в брайтоновском дворце принца-регента, — шутливо упрекнул ее Грегор.
Марианна пожала плечами:
— Может быть, они еще когда-нибудь мне пригодятся. Факелы готовы?
— Конечно.
— А вдруг пойдет дождь? — встревожилась она. — Или снег? Вчера шел снег. Почему нельзя было устроить прием в дневное время? Купол гораздо лучше выглядит при солнечном свете.
— Потому что Джордан решил устроить бал. А балы даются по вечерам, — терпеливо, как маленькому ребенку, напомнил ей Грегор.
— Он пригласил кучу гостей, а сам даже не потрудился приехать заранее. Как всегда — в последнюю минуту!
— Он два месяца провел в Швеции и вернулся в Лондон только позавчера.
Марианна все это знала, но сегодня она не склонна была выслушивать разумные доводы.
— Удивляюсь: почему это он не захватил с собой кронпринца, раз ему было с ним так интересно! Или, может, это была принцесса Дезире. Дороги говорит, она очень обаятельная.
— Это был кронпринц. — Глаза Грегора заискрились смехом. — Думаю, даже сама Афродита не могла бы удержать Джордана в этой холодной стране, если бы он не считал необходимым там быть.
— Если ему не нравится холод, тогда зачем было устраивать бал в разгаре зимы?
— Наверное, у него есть на это причины, — уклончиво ответил Грегор.
Но Марианну уже трудно было остановить:
— Он привык, что все вокруг потакают его прихотям, он приезжает и уезжает, когда ему заблагорассудится… он совершенно лишен…
— Я сказал ему, что ты закончила купол. Он хотел оказать честь твоей работе.
Марианна почувствовала, как у нее запылали щеки. Она пытливо заглянула Грегору в глаза:
— Правда?
Он кивнул:
— Джордан очень гордится твоим мастерством.
— Он никогда мне этого не говорил, — прошептала она чуть слышно.
— Разве ты не заметила, как трудно ему заставить себя говорить о тех вещах, которые его глубоко трогают? Но ведь он предоставил тебе право делать с Камбароном все, что тебе вздумается. Разве это не знак глубокого доверия?
— Да. — Марианна с трудом проглотила вдруг вставший в ее горле ком. Он гордится ею! Он ценит ее работу! Это значило для нее необыкновенно много, но почему-то она не хотела, чтобы Грегор догадался о ее чувствах, и упрямо возразила: — И все же он чуть было не прозевал бал, который дает в честь моей работы.
— Я знаю, что ты сочтешь это пустяком, но он пытался склонить Швецию к тому, чтобы отвергнуть Наполеона и присоединиться к союзникам.
«Значит, скорее всего так и будет», — подумала она. В последние три года у нее сложился образ совсем иного Джордана Дрейкена, совершенно не походившего на того человека, которого она впервые увидела в Монтавии, и на того, который изредка появлялся в Камбароне. Блестящий, сложный человек, разъезжавший по всей Европе, управляя событиями по своему вкусу, был для нее полнейшей загадкой. Грегор рассказал ей, что именно Джордан убедил генерала Барвуара, которому Наполеон доверял, предать своего императора и перейти на сторону союзников. Он также намекал и на то, что крах банков Лиона, который в прошлом году чуть было не вызвал крушение всей экономики Франции, можно тоже приписать герцогу. Она содрогнулась, представив себе, какая устремленная к единой цели одержимость нужна для того, чтобы устроить такие разрушения.
— Почему он так ненавидит Наполеона?
Грегор пожал плечами:
— В Англии многие ненавидят Наполеона.
Он уходил от ответа — Марианна это заметила и еще раз повторила свой вопрос:
— Почему он его ненавидит?
Грегор немного поколебался, но все же ответил:
— Ты права. Ненависть Джордана — очень личная. Он представляет собой угрозу владениям Джордана, а это недопустимо.
Марианна озадаченно нахмурилась:
— Владениям в Кассане?
— И здесь, в Камбароне.
— Он равнодушен к Камбарону.
— Потому что отрицает всякую привязанность? Я думал, ты настолько проницательна, что не поверишь ему.
Как можно заглянуть в сердце и мысли Джордана, когда он так тщательно скрывает их? Лишь однажды он на мгновение приоткрыл перед ней свою душу, и она вдруг ощутила беззащитность и даже ранимость этого с виду такого сильного и уверенного в себе человека.
— Когда-то он сказал мне, что не хочет слишком сильно привязываться к кому-то или чему-то из опасения это потерять.
— У Джордана были в жизни потери, — негромко сказал Грегор, — поэтому теперь он так осторожен. К тому же обладание налагает огромную ответственность. По крайней мере, для Джордана это так.
— Почему?
— То, что у него есть, принадлежит ему навсегда. Это становится страстью, одержимостью. Джордан знает, что должен защищать Кассан и Камбарон даже ценой своей жизни, потому что его характер иного ему не позволяет. Наполеон — это угроза, которую он во что бы то ни стало должен устранить. — Грегор отвернулся. — Надо спросить Дороти, не нужна ли ей помощь. Она совершенно обезумела с этими приготовлениями.
Марианна не хотела отпускать его как раз в ту минуту, когда он наконец начал отвечать на вопросы, которые уже много лет мучили ее.
— Грегор, почему…
Но он уже исчез. Он всегда уходил — в буквальном или переносном смысле —от вопросов, на которые не хотел отвечать. По правде говоря, сегодня он сказал даже больше, чем ей хотелось бы знать.
Картина, которую нарисовал ей Грегор: безжалостная одержимость Джордана, защищающего то, что ему принадлежит, — пугала. Человек, готовый повергнуть в прах империю, чтобы победить одного противника, не остановится ни перед чем для достижения своих целей.
Грегор так и не объяснил ей, почему Джордан решил дать этот бал в самый разгар зимы, и к тому же была эта странная секунда колебания, когда она его об этом спросила. Может быть, Грегор не обманул ее, сказав, что Джордан гордится ее работой, но этот бал может означать и что-то совершенно иное. Весь этот последний год Марианне становилось все беспокойнее. События развивались слишком быстро: все знали, что Наполеон готовится напасть на Россию. Похоже, временная передышка кончается, и этот бал пробьет последний час ее мирной и спокойной жизни.
Ну что же, она знала, что это время рано или поздно наступит. У нее все готово для того, чтобы в любой момент покинуть Камбарон.
Нет. Пока она не будет об этом думать! Может быть, еще нет нужды спешить. Пока Джордану неплохо удается препятствовать планам Наполеона — возможно, он сумеет обойтись и без Джедалара.
Ей не хочется покидать этот замок, с удивлением призналась себе Марианна. И не только из-за Алекса. Она тоже счастлива здесь. Ей не хочется расставаться с Грегором и Дороти. У нее еще никогда так хорошо не спорилась работа. И, наконец, она просто привыкла к Камбарону и даже полюбила его. Может, Джордан и не питает к нему никакой привязанности, но для нее это теперь такой же дом, как и тот скромный коттедж в Монтавии, в котором она появилась на свет.
Кроме того, здесь она оставляет частицу себя. Купол из цветного стекла — ее творение, ее дар этому дому и его обитателям. Она хочет видеть лицо Джордана в тот момент, когда он поймет, что она дала Камбарону. После бала, после того, как приедет Джордан, она будет думать об отъезде.
Ей надо увидеть Джордана.
* * *
— Поднимись со мной наверх, Грегор. — Джордан швырнул свою шляпу и перчатки лакею и зашагал вверх по лестнице. — Мне надо переодеться. Если я опоздаю на этот бал, Дороти выкинет меня в снег.
— И будет права. — Грегор направился за ним следом. — Я первый помогу ей в этом. Гости уже съезжаются. Ты мог бы приехать пораньше. Это нехорошо по отношению…
— Небров находится в Польше и тайно встречается с Наполеоном.
Грегор застыл на ступеньке:
— Ты уверен?
— Янус связался со мной в Стокгольме.
— А он знает, что происходит на этих встречах?
— Мы можем догадаться, правда? Он хочет, чтобы Наполеон бросил ему Монтавию и Кассан, когда пойдет на Россию. Вопрос в том, что он ему может предложить взамен.
Грегор снова начал подниматься по лестнице.
— Ты думаешь, что он нашел другой способ получить Джедалар?
— Не знаю, — устало ответил Джордан. — Мне сказали, что с тайной Джедалара знаком только мастер, который его создал. Не представляю себе, как Неброву вообще удалось разнюхать о его существовании. Может быть, ему известно что-то, чего не знаем мы.
— Или, может быть, он просто блефует, пытаясь продемонстрировать Наполеону, каким надежным союзником он может стать.
— Я велел Янусу следить за Небровым и сообщить мне, если узнает что-нибудь. Следующие несколько месяцев мы должны быть настороже. Не спускай с Алекса глаз.
Грегор покачал головой.
— Мы все время были очень бдительны. За последние три года к Камбарону не приближался ни один чужак. Небров не может знать, что они здесь.
— Надеюсь. — Джордан пожал плечами. — Может быть, опасности и нет. Но я хочу быть твердо уверен, что нас не захватят врасплох.
— Не захватят. — Грегор открыл дверь и вошел в спальню Джордана. — Ну как в Швеции?
— Холодно. — Джордан снял с себя дорожный сюртук и швырнул на постель. — Но успешно. Наполеон увидит, что Швеция ему больше не союзница. В случае вторжения Бернадот заключит союз с Россией.
Грегор уселся на свое любимое место в углу, лицом к витражу с изображением матери Джордана.
— Но относительно вторжения сомнений нет — это только вопрос времени, так?
— Да. — Джордан звонком вызвал своего камердинера и распустил узел галстука. — И это произойдет скоро. — Он встретился взглядом с отражением Грегора в зеркале. — Наше время на исходе. Я не знаю, какой срок ей потребуется, чтобы сделать Джедалар. Больше я ждать не могу.
Грегор застыл.
— Союзники могут нанести Наполеону поражение и без Джедалара. Ты сказал, что все идет успешно.
— Никогда еще у Наполеона не было столь мощной армии, как теперь. Если Россия падет, а возможность этого очень велика, то Кассан падет тоже. Я не могу рисковать. — Он одним движением расстегнул рубашку. — Я использую любые средства, чтобы это предотвратить. Я дам ей еще один шанс, но если она не согласится… Что ж, я вынужден буду прибегнуть к силе.
Помолчав, Грегор тихо сказал:
— Ты ожидал, что я буду с тобой спорить? Нельзя допустить, чтобы Кассан пал. — Он встал и направился к двери. — Но сегодня не причиняй ей боли. Она три долгих года делала этот Купол цветов, и я убедил Дороти разрешить ей пойти на бал, чтобы она могла насладиться мигом своего торжества. Пусть она сегодня будет счастлива.
Дверь за ним тихо закрылась, но слова его эхом отдались в сердце Джордана.
«Сегодня не причиняй ей боли».
Он вспомнил Марианну такой, какой видел ее в последний раз, четыре месяца тому назад: юной, невинной, полной радости жизни.
Его кулак тяжело опустился на крышку туалетного столика.
Черт подери!
* * *
— Сиди спокойно, — строго приказала Дороти. — Мне надо завязать тебе волосы лентой.
— Зачем трудиться? Никому не захочется смотреть на меня, когда можно будет смотреть на мой купол, — взволнованно рассмеялась Марианна. Буйная радость переполняла ее. Она ощущала необыкновенную легкость во всем теле, казалось, еще секунда — и она полетит. — Никто ни на кого не будет смотреть. Они будут только танцевать, глядя вверх на мои прекрасные витражи.
— Тогда у всех ужасно сведет шею, — усмехнулась Дороти. Она отступила на шаг и критически осмотрела стянутые белой шелковой лентой золотые локоны Марианны. — Выглядит как положено, в греческом стиле. Теперь наденем платье, — Она подошла к гардеробу. — Белое, как и полагается невинной молодой девушке, вступающей в свет.
— Опять белое? — Марианна шутливо поморщилась. — Я уже три года ношу только белое!
— Это — совсем другое белое. — Дороти вытащила из гардероба простого покроя платье с высокой талией и большим круглым вырезом. Сверкающий белый шелк был расшит бисером и казался скорее серебряным, чем белым, в мерцающем свете свечей.
— Оно прекрасно! — восторженно выдохнула Марианна. Протянув руку, она осторожно прикоснулась к ткани, оказавшейся гладкой и прохладной, как оконное стекло зимой. — Но я его никогда раньше не видела!
— Потому что мадам Брэдшоу закончила его только вчера.
Марианна удивленно повернулась к Дороти.
— Так ты заранее знала, что я пойду на бал?
— Конечно, — грубовато отозвалась Дороти. — Мы с Грегором решили, что было бы несправедливо лишить тебя возможности видеть свой триумф. Кроме того, не может же тебе вечно оставаться пятнадцать лет! Пора тебе несколько раз показаться в качестве юной девушки. — Она расстегнула свободное детское платье Марианны, позволив ему упасть на пол. Марианна перешагнула через него без сожаления. — Хотя я опасаюсь, что после сегодняшней ночи нам придется умчать тебя в Лондон или Дорчестер.
— Нет!
Этот невольно вырвавшийся возглас показал, насколько Марианне не хочется покидать Камбарон.
— Мы поговорим об этом завтра. — Дороти осторожно надела на Марианну расшитое бисером платье. — Если бы ты согласилась пользоваться услугами Мэри, мне не пришлось бы исполнять роль твоей камеристки. — Она начала застегивать платье на спине. — Это очень вредит моему достоинству.
— Я сама справлюсь. Вовсе ни к чему… — Марианна замолчала на полуслове, увидев в большом зеркале свое отражение. Глаза ее изумленно раскрылись. — Как странно! Я кажусь…
— Да, безусловно. — Дороти вздохнула. — И мне определенно придется увезти тебя завтра в Дорчестер. Ни один нормальный человек не поверит, что Джордан может жить в одном доме с этой юной красавицей и не обольстить ее.
Обольстить.
За эти годы Марианна настолько свыклась со своим обликом девочки-подростка в свободных платьицах и с длинными косами, что сейчас с трудом узнала себя в зеркале; исчезла детская худоба, грудь, поднимающаяся над по-модному низким вырезом, казалась почти пышной.
Нет! Слово показалось Марианне неприятным. Это красотки на картинах Тициана бывают пышными, а у нее грудь просто чуть… округлая.
— Вырез не слишком велик?
— Он вполне скромен. — Дороти нахмурилась. — Вернее, я так думала.
Она подала Марианне длинные перчатки:
— Может, они немного помогут.
Натягивая их. Марианна пожаловалась:
— Мне в них душно.
Дороти все еще оценивающе смотрела на ее декольте:
— Может быть, приколоть цветок к корсажу? Это немного скроет… Впрочем, оставим все как есть. — Она отвернулась. — А перчатки — это абсолютная необходимость. Тебе больше не позволено будет показываться за стенами Камбарона без них.
— Тогда я никогда не буду выходить из замка. Да и все равно, мне больше всего нравится работать у себя мастерской. — Марианна стремительно отвернулась от зеркала и стиснула Дороти в объятиях. — Спасибо, — прошептала она. — Вы с Грегором так добры! Вы сделали мне такой чудесный сюрприз!
— Но ты все равно мастерскую предпочитаешь балам.
— He этому балу. Это… совсем другое.
Дороти поцеловала ее в лоб и откашлялась, прежде чем дать последние наставления:
— Этот неприличный новомодный вальс ты танцевать не будешь. Даже на балу в сельской местности это недопустимо без разрешения дам-патронесс высшего общества. Веди себя робко и скромно. Не отходи от меня ни на шаг. Правда, боюсь, моя засушенная добродетель еще больше оттенит твою красоту.
— Засушенная добродетель?
— А ты никогда не задумывалась, кто я? — В голосе Дороти послышалась горечь. — Старая дева без всякой надежды. По крайней мере я слышала, как меня так называли.
В Марианне волной поднялся гнев.
— Если ты и старая дева, то только потому, что сама этого захотела! Ты чудесная и красивая и такая умная, что половина мужчин с тобой не сравнится. Вот они и завидуют. Какое они имеют право…
— Молчи. — Дороти приложила пальцы к губам Марианны. — Я не озлобилась. Я смирилась с тем, что непривлекательна для мужчин. Отчасти я сама в этом виновата. Я могла бы удачно выйти замуж. У меня неплохое приданое, и любой мужчина был бы рад вступить в родственные связи с герцогом Камбаронским. Я выбрала дорогу сильных, а джентльмены предпочитают, чтобы женщины были слабыми и податливыми. Мне такое было бы невыносимо. — Она взяла флакон с духами и капнула немного на шею Марианне. — Розы. Правда, этот запах подходит к твоему Куполу цветов?
— Очень подходит.
— А теперь улыбнись. У тебя сегодня праздник, и я не хочу, чтобы хоть что-то омрачало его. Сейчас ты спустишься вниз и закружишься в вихре беззаботного веселья.
И снова предчувствие счастья охватило Марианну. Долой все сомнения и тревоги! Сегодня все должно быть прекрасно. Она повернулась к двери:
— Я буду ждать тебя на площадке. Мне надо показаться Алексу в своем новом наряде. Он не поверит, что это я! — И, улыбнувшись Дороти, она выскользнула из комнаты.
* * *
Обычно мрачный и величественный, в этот вечер холл камбаронского замка сиял тысячью огней. Из большой залы доносились звуки музыки. Строгая элегантность мужских костюмов подчеркивала изысканную роскошь сверкавших драгоценностями нарядов дам. В холле раздавались смех и возбужденные голоса.
Марианна помедлила. На миг ей показалось, что глаза всех собравшихся внизу гостей устремлены прямо на нее.
— Спокойно, девочка! Все идет хорошо. — Дороти ободряюще сжала ее руку. — Не спеши! Дай им как следует разглядеть тебя.
— Зачем им я? Пусть они любуются моими витражами.
— Нет! — Дороти покачала головой. — Сегодня я хочу, чтобы они смотрели на тебя. Ты — мое произведение, и мне надо, чтобы его оценили по достоинству.
Марианна успела заметить Джордана, стоявшего в дверях кабинета по другую сторону холла. Он улыбался леди Карлейль. «Вот уж кого можно назвать пышной, — с привычным раздражением подумала Марианна. — Тициан пришел бы в восторг от ее форм. И Джордан, кажется, тоже». Пышнотелая Кэтрин Карлейль была последней из бесконечной череды женщин проходивших по жизни Джордана. Марианна не смогла бы припомнить, сколько их сменилось в его постели со времени прекрасной графини Ральбон.
Нет, смогла бы. Она ясно помнит каждую из них. Среди них была та рыжеволосая очаровательница Кэролайн Дюмарк, потом Хелен Джекбар, потом — Элизабет…
Джордан закрыл дверь кабинета.
— Перестань хмуриться, — укоризненно прошептала Дороти.
— Это тоже не принято в светском обществе? — Но Дороти права. Какое ей дело, если Джордан захочет удовлетворить свои плотские аппетиты с этой женщиной? Сегодняшний вечер должен быть полон радости, она не позволит себе огорчаться из-за пустяков. — Я не вижу Грегора.
— Он собирался проследить за тем, как будут зажигать факелы.
— Этим должна была заниматься я.
— Только не в этом платье! Карабкаться по крышам в светском обществе не принято — это уж совершенно определенно.
Марианна тревожно нахмурилась:
— На меня смотрят.
— Еще бы! Может быть, даже чересчур внимательно. — Дороти на секунду остановилась на последней ступеньке, а потом взяла Марианну за локоть и легонько подтолкнула в сторону бальной залы. — Идем. Тебе лучше затеряться в толпе. — Она осмотрела собравшихся и обрадованно кивнула: — Вон там — сэр Тимоти Шеридан. Ты, наверное, найдешь с ним общий язык. Он пописывает стихи, как твой отец, и он идеальный партнер для танцев. Не сомневаюсь, что его следующая поэма будет посвящена твоим глазам и кудрям.
Марианна почти не слышала ее слов: она не отрываясь смотрела на витражный купол в центре залы. Пламя факелов, которые под руководством Грегора зажгли вокруг купола, заставило цветы и лозы сиять яркими красками. Лиловая сирень и кремовые гардении оттеняли пылающий оранжевым огнем гибискус. В четырех углах среди цветов величественно выступали павлины с великолепным бирюзовым и сапфировым оперением.
— Получилось, — прошептала она. — У меня хорошо получилось, правда?
— Очень хорошо. Он прекрасен, — мягко ответила Дороти. — А теперь пойдем, — я представлю тебе сэра Тимоти.
Ошеломленная Марианна позволила увести себя на другую сторону залы, к белокурому молодому человеку, стоявшему в углу. Цветы витража отбрасывали причудливые блики на сверкающий пол, по которому в сложных фигурах котильона грациозно двигались танцующие. Зрелище было именно таким, какое надеялась увидеть Марианна.
Она глянула через плечо: дверь кабинета по-прежнему оставалась закрытой. Не все сложилось так, как она мечтала. Неужели даже в такой день он не может забыть о своих женщинах и уделить несколько минут ей. А она так старалась доставить ему радость!
* * *
Идем, Джордан! — Дороти распахнула дверь и решительно вошла в кабинет. Она уничтожающе взглянула на Кэтрин Карлейль, которая поспешно отодвинулась от герцога. — Я уверена, что вы его извините. Сегодня его время очень ограничено.
Джордан ясно видел, что Кэтрин была очень недовольна вторжением Дороги, но не решалась с ней спорить. Вместо этого она сосредоточила свои усилия на Джордане:
— Конечно, я подожду вас. — Она обворожительно улыбнулась. — Вы скоро вернетесь, ваше сиятельство?
Дороти утащила Джордана за собой прежде, чем он успел ответить.
— Ну и в чем я на этот раз провинился? — спросил Джордан, поправляя галстук. — Как всегда, ты явно мной недовольна.
— Потому что ты, как всегда, ведешь себя недопустимо. Скажи на милость, зачем тебе понадобилось полвечера проводить в своем кабинете с этой вульгарной толстухой? — прошипела она с неестественной улыбкой, рассчитанной на то, чтобы ввести в заблуждение тех, кто на них смотрит. — Впрочем, можешь вернуться и продолжать свое отвратительное ухлестывание за этой… дамой полусвета, но только после того, как скажешь Марианне, что тебе нравится ее работа.
Его лицо стало отчужденным.
— Мне нет нужды ей об этом говорить. Все и так осыпают ее похвалами.
— Она имеет право услышать это от тебя. Почему ты ее избегаешь?
— Не приставай ко мне сегодня, Дороти, — негромко проговорил он. — Сегодня это небезопасно.
— Глупости. Я не допущу, чтобы этот вечер хоть в чем-то обманул ожидания Марианны.
— Ну хорошо. Если ты считаешь, что я должен присоединиться к хору похвал, я готов доставить тебе удовольствие. Где она?
Дороти кивком указала на противоположную сторону бальной залы:
— С молодым Шериданом. Он очень ею увлекся.
Джордан посмотрел, куда она указала, но за весело кружащимися парами отыскать Марианну было не так-то легко.
— Шеридан питает пристрастие к младенцам?
— Младенцам? — изумленно переспросила Дороги, непонимающе глядя на него. — А, правильно. Ты ведь ее сегодня еще не видел!
Он тщательно избегал встречи с Марианной. Он не хотел видеть ее и говорить с ней. Ему хотелось забыться и сделать вид, что ее вовсе не существует, но Дороти помешала ему.
«Сегодня не причиняй ей боли».
В груди его что-то болезненно сжалось. Ну что ж — указания Грегора он не выполнит. Он пытался, но, похоже, сама судьба сегодня против него. Бороться с судьбой он бессилен: пусть будет, что будет. Он зашагал через залу.
— Ты желаешь, чтобы я произнес положенные комплименты? — жестко сказал он. — Ну, давай поскорее с этим покончим. Хотя я не понимаю, что ты имела в виду…
Тут он увидел Марианну и резко остановился.
— Младенец? — пробормотала ему на ухо Дороти.
О нет! Женщина, прекрасная и желанная, стояла перед ним, такая, какой она являлась ему в снах и фантазиях. Господи, можно подумать, что последних трех лет вообще не было: он снова стоит в комнате башни, смотрит на нее и хочет ее, желание горячей волной поднялось в нем, тело возбужденно напряглось. Да, именно такая реакция ему и нужна. Похоть жестока, неразумна, безжалостна. Он сумеет подчинить Марианну своей воле, он добьется от нее всего, что желает.
— Джордан! — предупреждающе вскрикнула Дороти, наблюдая за выражением его лица.
— Помолчи, Дороти, — бесшабашно усмехнулся он. — Я только выполняю твое приказание.
— Я не думала… Ты не был…
— Ты хочешь сказать — я был ручным, как старый пони Алекса, и ты уже решила, что меня можно кормить из рук? А может, мне надоело выполнять цирковые номера? — Он перевел взгляд на молодого Шеридана. — Но, судя по тому, как этот нахальный щенок смотрит на Марианну, он готов давать для нее целые представления. — Он плотно сжал губы. — Знаешь, мне не нравится, как он ведет себя с моей подопечной. Придумай предлог, чтобы его увести.
— Ничего подобного я не сделаю!
— Сделаешь. — Его глаза опасно сверкнули. — Или я найду предлог бросить ему вызов.
— Ты шутишь! — ужаснулась Дороти. — С тобой у него не будет шанса! Это все равно что убить безоружного.
— Тогда уведи его. — Этот подонок глазеет на ее груди, словно представляет себе, как высвободит их из платья, приподнимет на ладонях и поднесет к губам. Джордан почти физически ощутил их мягкость, почувствовал, как под его языком набухают соски. Он уже не может отделить желание Шеридана от своего собственного. — Быстро! — сквозь зубы процедил он.
— Я не оставлю тебя с ней наедине. Ты что же, хочешь разрушить все, что я создавала с таким трудом
— Мы будем не наедине. Ты, кажется, говорила, что сегодня здесь будет по крайней мере двести человек гостей.
Марианна увидела его, замолчала на полуслове и неуверенно улыбнулась.
Боже, она поразительно хороша.
— Джордан, ты вызвал меня сюда, чтобы ее защитить, — с отчаянием напомнила ему Дороти.
— Ты прекрасно справилась со своей задачей, но теперь это уходит в прошлое.
— Что случилось?
— Не вмешивайся в то, чего не понимаешь. Просто усвой одно: положение изменилось.
— Я поняла бы, если бы ты объяснил. Я искренне люблю девочку и…
— Похоже, что она уже больше не девочка.
— Джордан, ты был к ней очень добр. Я даже думала, что… Черт подери, почему ты вдруг так переменился?
Ничего ей не ответив, он прошел последние несколько метров, отделявших его от Марианны, взял ее затянутую в перчатку руку и поднес к губам.
— Триумф, Марианна.
Краска залила ее щеки:
— Он вам понравился?
— Триумф, — с полной искренностью повторил он. — Моей бальной зале будут завидовать во всей Англии. Я горжусь тобой. — Тут он небрежно кивнул Шеридану: — Как поживаете, Шеридан? Кажется, моя кузина хочет попросить вас о какой-то услуге. Если я не ошибаюсь, надо подвезти кого-то из гостей… — Он повернулся к Дороти: — Я уверен, что сэр Тимоти будет счастлив оказать тебе помощь…
Шеридан неуверенно посмотрел на Дороти:
— Конечно, я к вашим услугам, сударыня.
Дороти бросила на Джордана испепеляющий взгляд и обернулась к молодому человеку:
— Вы настоящий джентльмен, сэр.
Она повернулась на каблуках и прошествовала через толпу. Шеридан поспешно шел за ней следом.
Марианна озадаченно проводила их взглядом:
— Она на вас очень рассердилась. Почему?
— Я не оправдал ее ожиданий. Или, может быть, наоборот — оправдал. Все зависит от того, как смотреть на вещи. — Он протянул ей руку: — Я могу иметь честь пригласить тебя на этот танец?
Она было радостно шагнула ему навстречу, но тут же покачала головой:
— Это ведь вальс. Дороти говорит, что я не должна танцевать этот танец.
— Это не разрешается? Разве тебе не надоело подчиняться приказам Грегора и Дороти?
— Да… Нет. — Она посмотрела на него в растерянности. — Вы сами велели мне слушаться их. А теперь… Вы меня сбиваете с толку.
— Я просто приглашаю тебя на танец. — Он снова протянул ей руку. — Разве тебе не хочется кружиться в вальсе под твоим великолепным куполом?
— Да! — Глаза у нее вдруг загорелись, а улыбка стала такой же бесшабашной, как у него. — О да! — Она вложила свою руку в его, и они закружились по зале.
* * *
Марианне казалось, что она летит — парит, рвется вверх, и только рука Джордана, лежащая на ее талии, удерживает ее у земли. Вот то, о чем она мечтала. Кружиться в волшебном сиянии огней, под Куполом цветов, отдаваясь ритмам вальса в объятиях Джордана. Она закинула голову и стала смотреть на витражи у себя над головой.
Пылающие факелы.
Свет на фоне тьмы.
Переливы красок — и красота, плывущая кругами, кружащая голову.
— Прекрати! — потребовал Джордан.
— Что?
— Я сказал: прекрати. Смотри на меня.
Она оторвала взгляд от купола и посмотрела ему в лицо. Шок, испытанный ею, был настолько силен, что она невольно отпрянула. В его сверкающих зеленых глазах, устремленных на нее, не было доброты. Чувственность. Насмешка. Вызов.
Она была так счастлива тем, что он подошел к ней, что почти не заметила его изменившуюся манеру держаться.
Он улыбнулся:
— Смотреть на меня, может, и не так приятно, но я не могу допустить, чтобы мною пренебрегали ради стекла и краски. Я тебе уже говорил, что я не только чудовищно избалован, но и страшно ревнив?
Она покачала головой:
— Это неправда.
Он насмешливо приподнял брови:
— Вот как?
— Вы ничуть не ревнивы. Я видела, как вы ведете себя с…
Она замолчала. Ему совершенно не обязательно знать, насколько пристально она следила за его связями с этими женщинами. Но, встретившись с ним взглядом, она поняла, что ей и не надо в этом признаваться: он догадался сам!
— Я тоже наблюдал за тобой, — тихо проговорил он.
Она вдруг почувствовала себя странно обнаженной, словно все хрупкие барьеры, разделявшие их, внезапно обрушились. Она поспешно снова подняла взгляд к потолку.
— Вы никого и ничто не любите настолько, чтобы испытывать ревность.
— Тогда почему я велел Дороти увести отсюда молодого Шеридана? Чтобы не всадить пулю в его красивую голову!
Пораженная, она снова посмотрела ему в лицо:
— Вы шутите!
— Дороти не сочла это забавным. Меня это чувство тоже застигло врасплох. — Он прижал ее к себе и закружил еще сильнее. — Но то чувство, которое есть между нами, никогда не подчинялось обычным правилам, так ведь? Как только мы начинаем привыкать к какому-то набору правил, игра снова меняется.
Марианна почему-то не могла отвести от него глаз.
— А она изменилась?
— Да. — Он перевел взгляд на край ее декольте, обнажившего верхнюю часть груди. — И слава Богу. Мне уже начинало казаться, что я превращаюсь в евнуха.
Груди у нее вдруг налились странным огнем, словно его руки погладили их. Она с трудом проглотила вставший в горле ком.
— Дороти сказала бы, что такие слова в высшей степени неуместны. — И вдруг она взорвалась. — И насколько я знаю, евнухам не нужны гаремы вроде тех, что собрали вы!
На мгновение его насмешливое выражение лица изменилось, и ей показалось, что он вот-вот улыбнется своей знакомой ласковой улыбкой. Но намек на мягкость почти мгновенно исчез.
— Я предупреждал тебя, что буду искать утешения. Если бы три года назад ты была готова меня принять, гарем бы не понадобился. — Он улыбнулся. — Приходи ко мне сегодня ночью, и я обещаю избавиться от всех связей.
Марианна судорожно вздохнула: у нее вдруг заныло под ложечкой.
— Это невыносимо! Почему вы так… Дело в этом глупом платье, да? Как мне жаль, что я его надела!
— А мне жаль, что ты не надела его раньше. Теперь ситуация наконец прояснилась. Но мы оба знаем, что дело не в платье. Мы все равно пришли бы к этому — раньше или позже.
— Ничего подобного! Я была здесь счастлива. Я думала… — Она толком не знала, что именно она думала, но уж, конечно, не то, что вдруг окажется брошенной в такой водоворот чувств. — Мне казалось, что я в безопасности.
На его лице промелькнуло какое-то непонятное выражение.
— Я никогда не обещал тебе безопасности. Только при условии, что ты дашь мне то, что мне нужно.
Она напряглась, осознав, что в его последних словах не было чувственности — только суровая решимость, которая напомнила ей о той ночи у костра в Монтавии.
Пресвятая Дева, какой дурой она оказалась! Ведь еще днем, после разговора с Грегором, она почувствовала что-то неладное, но упорно старалась отогнать от себя мрачные мысли. Как глупо было закрывать глаза на опасность в надежде, что все обойдется. И вот кончилось тем, что он застал ее врасплох.
— Джедалар, — прошептала она с горечью. — Это о нем идет речь, да? Вы решили, что теперь я могу дать вам Джедалар.
Он поднял взгляд к многоцветному куполу у них над головой:
— Ты стала выдающимся мастером.
У нее больно сжалось сердце.
— Я же говорила, что не дам вам его. Никогда!
— Мне нужно его получить, Марианна. Я оттягивал этот момент, сколько было возможно. Я уже больше года знаю, что ты достаточно хорошо работаешь, чтобы создать Джедалар. Я надеялся, что мне не понадобится требовать его от тебя.
Слезы обожгли ей глаза, но усилием воли она сдержала их. Он не должен видеть ее слабость!
— Вы думаете, в благодарность за то, что вы заботились об Алексе и обо мне все эти годы, я смягчусь и переменю свое решение? Я вам ничего не должна. Я взяла этот мрачный замок и вернула его вам, наполнив светом и красками!
— Да, это правда. — Он заглянул ей в глаза и грубовато сказал: — И мне вовсе не нужно, чтобы ты стала мягкой. Я хочу тебя сильную. Я ценю только ту победу, которая досталась в борьбе.
— Отпустите меня! — В ее голосе звенело отчаяние. — Я не хочу дольше здесь оставаться!
— Когда танец закончится. Нам надо поговорить.
— Сейчас! — Больше она не вынесет. Она вырвалась от него и бросилась бежать по зале. За ней следовал шепоток танцующих. Наверное, в их глазах она погубила свою репутацию. Но какое ей до них дело? Она чувствовала на себе обжигающий взгляд Джордана, но, к ее облегчению, он не сделал попытки догнать ее.
Выбегая из залы, в дверях она чуть не налетела на Грегора.
— Марианна!
У него был настолько обеспокоенный вид, что она постаралась улыбнуться:
— Факелы были прекрасны. Все было прекрасно, Грегор.
— Ты говорила с Джорданом! — В его глазах мелькнуло сострадание.
Она молча кивнула.
— Дай ему Джедалар, — тихо проговорил он. — Он не хочет делать тебе больно — но сделает. Он сломит тебя любым способом, и я теперь тебе помочь не смогу.
Марианну охватило отчаяние. Она одинока. Грегор, которого она считала своим другом, тоже предал ее.
Проскользнув мимо него, она бросилась вверх по лестнице.
* * *
Грегор остановился, поджидая Джордана, направлявшегося к нему через бальную залу.
— Она пошла наверх? — спросил Джордан, подойдя достаточно близко.
Грегор кивнул.
— Идти за ней следом бесполезно. Я уверен, что она не откроет двери. Ты ее напугал.
«Да, напугал, — с горечью подумал Джордан, — а сейчас я причиню ей боль гораздо более острую».
— Я хочу, чтобы ты взял Алекса и уехал из замка сегодня ночью, сейчас же. Отправляйся в Саутвик, к «Морской буре», и плывите на ней вдоль берега.
— Куда?
— Никуда. Просто развлеки парнишку.
— Надолго?
Джордан пожал плечами:
— На несколько дней. Потом привези его обратно в Камбарон.
Грегор внимательно посмотрел ему в лицо:
— Но когда мы вернемся, Марианны здесь не будет.
— Нет. Я увезу ее в Дэлвинд.
Грегор печально улыбнулся:
— Несомненно, для того, чтобы найти способ заставить ее дать тебе Джедалар?
Джордан перевел взгляд на лестницу, по которой убежала Марианна:
— Каких слов ты от меня ждешь? Что я по-прежнему буду играть эту нелепую комедию? Она и так слишком затянулась. Твоя голубка уже не ребенок, она женщина. Да, мне нужен Джедалар. Да, мне нужна она сама. Если в Дэлвинде найду способ получить и то и другое — я это сделаю. Но одно могу тебе обещать твердо: я пересплю с ней прежде, чем ты снова ее увидишь. — Он улыбнулся, и от его улыбки Грегору стало не по себе. — И никакие силы неба и ада меня на этот раз не остановят.
— Знаю. Наконец ты нашел предлог добиться того, чего хотел. Это очень печально. Вас двоих ждет немало страданий.
— Что ж, пусть так и будет. Если получишь какие-нибудь вести от Януса, сообщи мне в Дэлвинд.
Грегор мрачно кивнул и направился наверх:
— Я пойду и разбужу мальчика
* * *
Марианна закрыла за собой дверь и дрожащими пальцами стянула с себя длинные перчатки. Сняв расшитое бисером платье, она запихнула его в шкаф. Никогда больше она не наденет его! Этот праздник обещал так много, а закончился так ужасно. Быстро надев свое старое свободное платьице, Марианна схватила шаль и выбежала из комнаты. По длинной винтовой лестнице она со всех ног помчалась в комнату на башне.
И… застыла на пороге.
За ее рабочим столом сидел Джордан, вытянув перед собой ноги.
— Мы не закончили разговор. — Пламя свечи отбрасывало дрожащие тени на его хмурое лицо. — Я так и думал, что ты придешь сюда. Это единственное место, где ты чувствуешь себя в безопасности, правда?
Марианна повернулась и шагнула к двери:
— Когда вас здесь нет.
— Завтра утром я увезу тебя из замка.
— Нет! Я не хочу!
— Недалеко отсюда. Мы поедем в мой охотничий домик Дэлвинд. Это всего десять миль к югу.
— Но зачем?
— Здесь слишком много народа. Я предпочитаю увезти тебя туда, где мы будем только вдвоем. — Он оглядел ее мастерскую. — И где ты не будешь чувствовать себя в безопасности.
— Я не поеду с вами. Я решила взять Алекса и ехать с Дороти в Дорчестер.
Он покачал головой:
— Алекс уже отправился в путешествие — без тебя.
Она недоверчиво посмотрела на него:
— Алекс спит у себя в постели.
— Спал. Пока Грегор не разбудил его и не рассказал ему, какое необыкновенное приключение его ждет.
Алекс! При мысли о брате Марианну охватила паника. Резко распахнув дверь, она бросилась вниз, в спальню мальчика.
Исчез!
Она уставилась на сбитое одеяло и смятую подушку. Только недавно она приходила сюда показаться ему в своем новом бальном платье, полная радостных предвкушений. Алексу так понравилась его ставшая взрослой сестра! У Марианны заныло сердце.
— С ним ничего не случится, если ты будешь выполнять мои пожелания, — произнес у нее за спиной Джордан.
Она скрестила руки на груди, чтобы он не увидел, как сильно они дрожат:
— Грегор никогда не причинит Алексу вреда. У него не поднимется рука на ребенка. Но он знает, что множество детей в Кассане погибнет, если мы не найдем способ их защитить. Если ему придется выбирать, он выберет Кассан.
Она снова вспомнила выражение лица Грегора, когда он сказал ей эти безжалостные слова: «Я не смогу тебе помочь. Дай ему Джедалар».
— Он не причинит Алексу вреда, — упрямо повторила она.
— Может, и не причинит. Но он не отдаст тебе твоего брата. Запомни, что я тебе скажу, — в его голосе зазвенел металл, — ты не увидишь Алекса, пока у меня не будет Джедалара. Тебе никогда не будет известно, все ли у него благополучно.
Она пристально всматривалась в его лицо. Оно выражало абсолютную решимость, без капли жалости.
— Вы — ужасный человек, — прошептала она.
Джордан невесело улыбнулся.
— Не ты первая говоришь мне это. — Он повернулся, собираясь уходить. — Будь готова ехать с рассветом. Я уверен, что ты не захочешь без нужды огорчать Дороти бесполезными прощаниями.
Все происходящее напоминало кошмарный сон. Марианне не верилось, что еще так недавно она была полна радости: настолько ужасно перевернулась вся ее жизнь.
— Все не обязательно должно складываться именно так. — Джордан стоял в дверях спальни Алекса, наблюдая за ней. — Может, я немного сумасшедший, но я чувствую, что должен дать тебе еще одну возможность передумать. Обещай дать мне Джедалар, Марианна, — и Алекс будет здесь уже завтра вечером. Все пойдет по-прежнему.
Ничто никогда уже не будет прежним. Все переменилось. И опять ей предстоит сделать выбор. Имеет ли она право рисковать Алексом ради того, чтобы выполнить обещание, данное маме? Никогда в жизни она не простит себе, если с мальчиком что-то случится. Но грозит ли ему опасность? Вряд ли. Она не верит, что Грегор или Джордан способны причинить ему вред. Единственное, что они могут сделать, — это разлучить ее с братом, увезти его так далеко, что она не найдет его.
«Спокойно!» — приказала себе Марианна. Она попробует перехитрить их или хотя бы выиграть время. Не в ее характере сдаваться без боя.
И она холодно ответила Джордану:
— Сожалею, что вынуждена вас огорчить, но такого обещания я не дам.
— О, ты меня вовсе не огорчила. Наоборот, после стольких лет сдержанности я с большим облегчением дам волю своей греховной натуре, которую, как утверждал Грегор, я победил. — Он жестко улыбнулся. — Для меня это тоже была последняя возможность. Не могу передать тебе, как я рад, что ты меня от нее избавила.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрис

Разделы:
1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.Эпилог

Ваши комментарии
к роману Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрис



Очень захватывающий,читающийся на одном дыхании роман!!!Сюжет не избит,всем советую прочитать! Получите море впечатлений и эмоций!!!
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисИрина
14.06.2011, 3.43





Ерунда.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисНаташа
23.11.2011, 20.09





это первый роман, который я прочитала, и хотя многие исторические факты, например о России, были смешными (ну, такое уж представление у зарубежных авторов о нашей истории) мне очень понравился! главный герой шикарен, и вообще книга очень зацепила, как говорится)))))
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисLoreal
23.11.2012, 16.55





Даже не знаю.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисВика
23.11.2012, 19.11





роман понравился,хотя скорее это фэнтези,а не исторический роман.не понимаю почему такая низкая оценка-оригинальный сюжет,красивая история отношений.лично я прочла с удовольствием,хоть и не любительница сказочных королевств.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айристаня
23.11.2012, 20.37





Не лучшее произведение... если не сказать - зачем столько бреда
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрислена
29.06.2013, 18.28





Очень хороший роман,,, лучшее у автора
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисСветлана
1.07.2013, 12.49





Хотела дочитать давно понравился роман хотя и правда немного похож на сказку.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисМария
22.12.2013, 19.38





я давно не получала столько наслаждения от диалогов главных героев и развития их отношений. поставлю 10 просто за море положительных эмоций. которые я получила от прочтения романа. историческая ценность оценке не подлежит - автор вольно интерпретировала события 1812 года по принципу "а мне так нравится!". но я не в обиде.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айриснемочка
29.12.2013, 8.33





Полный бред.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрисперчинка
28.01.2014, 3.26





Вольно интерпретировать историю нельзя! Книги читают дети и подростки и такие вольнодумия могут остаться у них в голове. Где это видано, чтобы по пути в Москву за целую неделю не увидеть ни одной деревеньки, не говоря уже о городах и границах. Тем более, что это происходило не в древности, а в 19 веке. Я бы посоветовала автору почитать историю и географию. А с фантазией у неё всё в порядке, сюжет мне понравился.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисЮлия...
25.02.2014, 16.33





Ничего так!!!8 из 10
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисАня
5.06.2014, 13.58





Не вдаваясь в неточности исторических событий, можно порекомендовать этот роман как очень красивый, чувственный и страстный, а что еще мы хотим увидеть в романе, как не захватывающих и страстных отношений!? Читайте!
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисJane
23.12.2014, 17.33





Мне роман очень понравился, очень много приключений и интересные герои. И может конечно и есть не точности в историческом контексте так и это же не хроника а роман любовный и страстный поэтому советую тем кто ищет в книге чувств а не точных дат.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисВиктория я
28.05.2015, 19.08





Вау-вау-вау)Очень понравился роман,и хотя он не исторический,но очень яркий и незабываемый.Очень понравилось написание диалогов между персонажами,их эмоции,их отношения и конечно же подколы друг на другом)))Нравится ещё и то ,что герои не сидят на месте,а с ними происходит что-то интересное,разнообразное))Вобщем роман супер!!!Советую всееееем!!!!
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисАнастасия
15.07.2015, 21.59





автор так изложил роман что я прочувствовала каждую эмоцию главной героини. особенно тот момент когда она испугалась что брат ее больше не любит ~у меня ажюу самой на душе грусно стало .rn очень чувственный ,яркий и интересный рассказ. rn10/10
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрислуно
29.08.2015, 12.43





Скорее понравилось, чем нет. Характеры у главных героев сильные, волевые. Гл.героиня не размозня, четко формулирует свои мысли и желания, а не дрожит,как осиновый лист перед опасностями и гл.героем. Сюжет не избитый, но после похищения брата гл.героини начались "зеленые сопли":-( Скоротать вечерок можно:-)
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисАлександра Ха 27
14.09.2015, 9.42





Роман понравился,сильные,умные герои,но не поняла,почему тайну чужого враждебного государства хранила семья из другой страны,жертвуя собой,своей свободой и жизнью? Фантастично.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисТесса
6.10.2015, 10.54





Несколько дней читала, и придраться не к чему, но не захватил. Согласна с комментарием Вики, даже не знаю.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисТаня Д
7.10.2015, 16.32





Роман понравился главными героями. Сильная гл.героиня не "растекается как воск", стоит только посмотреть на неё. А в остальном ... Сюжет интересен, если не знать, как делались в то время витражи.Как они влияли на здоровье. Особенно "умилил" рассказ про 4-х летнюю девочку и её первую работу по стеклу. А история.. это ведь не описание исторических фактов, а любовный роман. Мы ведь читаем Дюма и не ругаемся, что факты притянуты за уши.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрисната
21.10.2015, 12.47





Кого-то роман не захватил, а я не смогла оторваться так мне понравился роман. Роман очень чувственный, читайте. 10+
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрисмэри
23.10.2015, 6.15





Мне очернь понравился роман))) И герой и героиня.. эх.. посоветуйте похожий на этот роман??
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисСаша
11.10.2016, 22.47





Я бы посоветовала почитать романы: Дж. Росс "ночь греха", Розенталь Пэм "служанка и виконт", Кэбот. П."маленький скандал", Т. Медейрос "вереск и бархат".
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисJane I
12.10.2016, 5.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100