Читать онлайн Мой возлюбленный негодяй, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 2. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.37 (Голосов: 81)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Мой возлюбленный негодяй

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2.

Вокруг костра лежали люди, свернувшись под одеялами из овечьих шкур. Они крепко спали. Не спал только Джордан Дрейкен, он сидел у костра и смотрел на огонь.
Когда она вошла в круг света, отбрасываемого пламенем, он поднял голову и тихо проговорил:
— Ты долго думала. — Потом он повернулся к Алексу: — А ты посинел от холода, малыш. Подойди поближе к огню.
Алекс посмотрел на Марианну и, когда она кивнула, осторожно придвинулся к костру. Почувствовав жар пламени, он сбросил одеяло и протянул руки, блаженно вздохнув:
— Как приятно!
— Да, очень. Ночь холодная. — Джордан махнул рукой в сторону кипевшего над огнем котелка. — Тушеный кролик. Возьми миску и ложку и угощайся.
— Я ему положу. — Марианна шагнула вперед, но Дрейкен властным жестом остановил ее. — Он нездоров! — вызывающе сказала она.
— Раз он может стоять на ногах, может и управиться с половником. — Поднявшись, Джордан расстелил меховую подстилку неподалеку от своей собственной и снова сел. — Это ты еле держишься на ногах. Сядь.
Алекс уже быстро накладывал еду в деревянную миску, и она неохотно уселась на овечью подстилку. От костра веяло дивным теплом, ей захотелось так же блаженно вздохнуть, как только что вздохнул Алекс, прикрыть глаза и просто посидеть молча, ни о чем не думая. Но она, превозмогая себя, упрямо сказала:
— Я должна помочь Алексу.
— После того, как сама поешь.
— Я ему помогу. — Из темноты появилась огромная фигура Грегора. Великан не торопясь положил себе в миску еды и уселся по другую сторону костра. — Иди сюда, паренек, садись со мной. Мы поедим вместе. Я зверски голоден. А ты?
Он и был похож на дикого зверя — яростного и израненного в схватках. Марианна подумала, что Алекс ни за что к нему не подойдет.
Серьезно посмотрев на него, мальчик нерешительно проговорил:
— Ты очень странно одет.
Заметив изумление Марианны, Грегор ухмыльнулся:
— А! Ты думала, он меня испугается? Дети гораздо сообразительнее взрослых. Они доверяют своим инстинктам, а не глазам. — Он повернулся к Алексу. — И ты прав, мальчуган. Моя одежда отличается от других, а душа такая же. Но даже то, как я одет, кажется непривычным только в этих скучных долинах. У меня дома, в Кассане, это ты выглядел бы странно.
— В Кассане! — Марианна бросила взгляд на север, где высокие, серо-лиловые горы отделяли Монтавию от Кассана. Она еще никогда не встречала никого из этой дикой легендарной страны — и не только она. Кассан окружали горы, и, кроме того, по слухам, его обитатели были жестокими воинственными людьми, которые держались особняком и не любили гостей. Бабушка рассказывала ей, что, когда она вынуждена была бежать из России, ее путь лежал через Кассан, но на вопросы Марианны об этой стране отвечала очень туманно и неохотно. Кассан не торговал с Монтавией. Если они и вели с кем-то торговлю, то, может быть, только с Россией, своим северным соседом. Во время недавней войны между Небровым и королем Иозефом Кассан сохранял полный нейтралитет. И вдруг оказывается, что Грегор приехал из-за гор, из этой таинственной страны!
— А что вы тут делаете?
— Сейчас я пытаюсь уговорить вот этого паренька составить мне компанию, пока я буду есть. — Грегор скорчил печальную гримасу и тяжело вздохнул. — Ненавижу есть в одиночку. У меня от этого жутко болит живот.
Алекс рассмеялся, обошел вокруг костра и уселся на подстилку Грегора.
Грегор удовлетворенно кивнул.
— А что до того, почему я попал в вашу скучную страну… — Он проглотил ложку мяса и кивнул в сторону Джордана: — Я выполняю свой долг и слежу, чтобы Джордан не повредил себе, сражаясь с хрупкими девчушками. Ты и правда ударила его подсвечником в деликатное место? Я уверен, что найдется немало женщин, которые…
— Ешь, — недовольно прервал его Джордан. — И поменьше болтай, иначе отправишься нас охранять.
— Ты снова отошлешь меня на мороз? Какая жестокость!
Грегор вздохнул и принялся за еду, но с губ его не сходила лукавая усмешка.
— Где Нико? — спросил Дрейкен.
— Ты велел мне молчать. — Грегор проглотил еще ложку и только потом ответил: — Я отправил его осмотреть город. Улицы выглядят пустынными, но лучше удостовериться, что нас нигде не подстерегает засада. — Он решительно закутал худенькую фигурку Алекса в одеяло. — Заглатывай еду. Если не будешь как следует питаться, тебе никогда не вырасти таким большим и сильным, как я.
Алекс с сомнением покачал головой:
— Не думаю, чтобы я мог вырасти таким большим, даже если бы съел все мясо на свете!
Тем не менее он послушно запустил ложку в ароматную подливку.
Джордан наполнил еще одну миску и дал ее Марианне:
— Ну что, ты довольна?
Он думает, ее так легко успокоить? Но сейчас Марианне не хотелось вдаваться в объяснения, она только кивнула и жадно начала есть. Кролик оказался жестким, но горячая подливка была заправлена ароматными травами. Марианна почти не заметила, как еще один мужчина — Грегор называл его Нико — подошел к огню, наполнил себе миску едой и снова отошел. До нее доносился глубокий бас Грегора, о чем-то беседовавшего с Алексом. Слов она разобрать не могла, но по тону было слышно, что великан добродушно подшучивает над мальчиком, а тот в ответ весело смеется. Тепло и сытная еда оказали свое действие: щеки девушки порозовели, глаза заблестели. Впервые за много дней она не зябла от холода и сырости, не должна была прислушиваться к каждому шороху. С гор дул резкий ветер, но здесь, у костра, было так уютно.
— Еще? — спросил Дрейкен, когда она доела. Покачав головой, Марианна поставила миску. Она и так съела слишком много. Наполненный желудок дает человеку обманчивое спокойствие и уверенность. Она взглянула через костер: Алекс свернулся калачиком рядом с Грегором и уже спал. Конечно, ребенку нужна была бы кроватка, а не жесткая подстилка на земле, но, по крайней мере, ему тепло и огромная фигура Грегора защищает его от ветра. Подмигнув ей, Грегор устроился поудобнее, накрыв себя и Алекса общим одеялом. Несмотря на доброту великана, нужно быть рядом с Алексом, когда он проснется, подумала Марианна. Если спросонья увидеть это лицо со шрамом, немудрено перепугаться.
— Успокойся же наконец! С мальчиком ничего не случится, — резко сказал Дрейкен. — Не думай, что Тебя окружают злодеи. Ложись и спи. Ты вот-вот свалишься от усталости.
— Ничуть. — Она села прямее, стараясь не горбить плечи. — Нам надо поговорить… Я должна спросить…
— Я не собираюсь отвечать на твои вопросы.
— Я должна спросить об Окне, — упрямо повторила она и открыто посмотрела в глаза Дрейкену. — Ведь вы из-за него хотите взять меня с собой, да? Он ответил ей не сразу.
—Да.
— Вы думаете, я смогу его вам вернуть?
— Надеюсь, что сможешь.
— Но зачем оно вам?
Дрейкен испытующе посмотрел на нее, потом неожиданно спросил:
— Ты знаешь что-нибудь о Наполеоне Бонапарте? Наполеон. Французский император был для нее лишь далекой туманной фигурой. Она попыталась припомнить то, что папа говорил ей об этом человеке. Он восхищался гением императора, но мама сказала, что это чудовище не успокоится, пока не сожрет всю Европу. Два года назад он подходил к границам Монтавии: по стране поползли слухи, один страшнее другого, все жили в тревоге, пока он не двинулся дальше и угроза не миновала. Потом восстание Неброва повергло Монтавию в хаос, и о Наполеоне забыли.
— Я знаю, что он стремится к власти, так же как и все вы.
— Еще больше, чем все мы. Его надо остановить. И я знаю, как это сделать.
— Чтобы захватить все себе? Он игнорировал ее выпад.
— Пока он обошел стороной Монтавию и Кассан, но так долго не продлится. — Он посмотрел ей в глаза. — Когда он начнет задуманный им грандиозный поход, нужно будет сделать все возможное, чтобы Джедалар не попал ему в руки. — Она невольно содрогнулась. — Ты думала, что ценность Окна известна одному только Неброву?
Этого она и боялась. Значит, англичанин слышал о Джедаларе. Но, может быть, он знает не все?
— Ценность Окна в том, что оно было прекрасным произведением искусства и…
— Содержало сведения. — тихо договорил он. — Ты всего лишь девчушка, и тебе надо защищать брата. Не становись пешкой в чужой игре, цели которой даже не понимаешь. Дай мне то, что мне нужно, и я позабочусь о том, чтобы вы оба были в безопасности.
— Чтобы вы воспользовались им, как вам вздумается? Вы, наверное, не лучше этого Наполеона. Почему я должна выбирать между вами?
— Судьба столкнула тебя именно со мной. У тебя нет другого выбора.
— Есть. Я выбираю не верить ни одному из вас, — яростно воскликнула она. — Я не позволю ни вам, ни этому Наполеону, ни герцогу Неброву сделать меня послушным инструментом в ваших руках. Я пойду своим путем и буду делать то, что сочту нужным.
Он, прищурив глаза, внимательно всмотрелся в ее лицо:
— И что ты сделаешь с Джедаларом?
— Использую его так, как это будет нужно мне! — Она бросила на него возмущенный взгляд. — И ни перед кем не буду отчитываться. Вы не имеете права спрашивать меня, как я поступлю с моей собственностью!
Он еще раз пристально посмотрел на нее и сказал:
— А что, если мы придем к соглашению? Давай забудем пока об Окне в Поднебесье.
— Не думайте, что я когда-нибудь переменю свое решение, — с отчаянием сказала она. — Вы не получите Джедалар, даже если прождете всю жизнь.
Он улыбнулся:
— Мы обсудим это позже.
Марианна замерла, глядя на него широко раскрытыми глазами. Почему она раньше не замечала, как красив этот человек? Или это улыбка волшебным образом изменила его обычно суровое, резкое лицо, придав очарование неправильным чертам? Чувственно изогнутые губы, взгляд, притягивающий как магнит. Марианна резко встряхнула головой, отгоняя наваждение.
Это Люцифер, подумала она: вечно меняющийся, притягательный и опасный. Против его чар почти невозможно устоять. Если ей суждено воссоздать когда-нибудь Окно в Поднебесье, это прекрасное и страшное лицо она сделает лицом Князя Тьмы.
Его улыбка погасла, и он снова стал смотреть в огонь.
— А тебе не приходило в голову, что герцог Небров может тебя искать?
Мысль об этом была частью кошмара, преследовавшего ее с той ночи.
— Я… По-моему, он не видел нас. Мы прятались в лесу — так велела мама. — И она добавила, уже тверже: — Нет, я уверена, он не знает, что мы там были.
— Небров не отступится, несмотря на смерть твоей матери. Он наверняка обыщет весь дом в поисках новых сведений, пошлет своих людей допросить соседей.
— Он слишком спешил убраться оттуда. Самда была в руках людей короля Иозефа, за голову Неброва назначили награду. Мама думала, что он не рискнет явиться к нам, но наш дом находился не в самом городе, а в нескольких милях от него. — Марианна содрогнулась. — Я слышала, как, уезжая, Небров ругался и сыпал проклятиями. Он был в ярости.
— Если он пошел на такой риск, ты можешь не сомневаться, что он вернется или пошлет кого-нибудь из своих людей расспрашивать всех, кто был с вами знаком. Твои соседи расскажут ему о тебе… и об Алексе. — Он помолчал. — Я воспользовался твоим братом, чтобы добиться от тебя того, что мне было нужно. Ты думаешь, Небров окажется добрее меня?
— Нет, — прошептала она. Липкий тошнотворный страх опять навалился на нее. Никто не может быть более жесток, чем это чудовище Небров. — Ох нет…
— И я могу тебя уверить: он будет так же решителен, как и безжалостен. Небров никогда не отступается.
Он говорил с такой уверенностью, что она спросила:
— Вы с ним встречались?
— Неоднократно. — Заметив, как она инстинктивно сжалась, он покачал головой, — Нет, я не вел с ним никаких дел. Но его земли граничат с Кассаном. Естественно, он приезжал оценить наши боевые возможности и пришел к выводу, что королевство его брата — более легкая добыча.
Марианна с ужасом устремила взгляд в темноту, скрывавшую развалины Таленки. Небров чуть не уничтожил Монтавию и ее народ, чтобы утолить свою жажду власти.
— Это страшный человек…
— Значит, ты согласна, что необходимо увезти Алекса подальше от Монтавии. — Она с недоумением взглянула на него, и он кивнул: — В Англию.
Англия. Эта чужая далекая страна, о которой ей иногда рассказывал отец. В его рассказах не было теплоты: он ненавидел Англию почти так же сильно, как любил Монтавию, ставшую ему вторым домом.
— Вы хотите взять нас в Англию?
— Я сомневаюсь, чтобы даже Неброву пришло в голову искать вас на другом конце света. Алекс будет в безопасности.
Она поняла: он не говорит, что она будет в безопасности. Ему не позволяет сказать это та честность, лежащая в глубине его существа, которая так ее удивила. Он не обещает ей безопасности потому, что угроза исходит от него самого.
— Утро вечера мудренее, — снова улыбнулся Джордан. — Я уверен: когда ты отдохнешь, то примешь правильное решение. А сейчас пора спать. — И он мягко, но решительно заставил ее улечься на меховую подстилку и укрыл сверху одеялом. — Спи.
Марианна горько улыбнулась. Как она может уснуть после всего, что он наговорил ей? Давний страх перед Небровым охватил ее с новой силой, но, пожалуй, не меньше пугал ее выход, предложенный Дрейкеном. Оказаться одной в чужой незнакомой стране в полной зависимости от этого странного человека? И опять решение зависит только от нее самой…
Дрейкен улегся поблизости, тоже укрывшись одеялом из овечьих шкур.
Единственным звуком, раздававшимся в тишине, было потрескивание горящих дров.
— Ради Бога, перестань трястись, — вдруг резко проговорил Дрейкен.
Она и не заметила, что дрожит. Теперь она постаралась напрячь все силы, чтобы унять дрожь, но та не проходила.
— По-моему, я замерзла.
— По-моему, ты лжешь. — Он снова сел на своей подстилке. — Я стерпел это в церкви, но мне очень надоело видеть, как ты притворяешься такой же сильной, как Грегор.
Внезапно Джордан оказался рядом с ней, и Марианна ощутила его горячие сильные руки на своих плечах.
На секунду она застыла от неожиданности, а потом попыталась его оттолкнуть.
— Лежи спокойно, — грубовато приказал он, прижимая ее к себе. — Я ничего плохого тебе не сделаю. — Несмотря на то, что голос его звучал резко, руки, отводившие волосы с ее лица, были удивительно нежными. — Наоборот, я хочу помочь тебе, хочу, чтобы ты забыла свой страх.
— Нет! — Едва сдерживая слезы, Марианна упрямо покачала головой. Если она хочет уберечь Алекса и сохранить тайну Джедалара, страх — ее единственная защита. Но Боже, как это тяжело — постоянно быть настороже, не верить никому и ничему. Дрожь превратилась в продолжительные судороги, сотрясавшие ее тело. Она с силой прикусила нижнюю губу. — Извините… Я не понимаю… почему… Я не… с той самой ночи…
Он опустился рядом с ней на подстилку и властно привлек ее к себе. Марианна в ужасе рванулась прочь, но он сжал ее в своих объятиях:
— Посмотри на меня, черт подери Я причиняю тебе зло?
Она отчаянно всмотрелась в его лицо. Его бледно-зеленые глаза сверкали, гипнотизируя ее, приказывая поверить ему. Она и правда ему поверила — и медленно покачала головой.
— Успокойся. — прошептал он. — Ты измучилась и перепугалась, и это нормально. Просто успокойся. Забудь обо всем.
От него пахло кожей, мускусом и хвойным дымом костра.
И Марианну вдруг охватило чувство покоя и умиротворенности. Ей хотелось закрыть глаза и ни о чем не думать.
— Хорошо. — Его голос согревал ее, опьянял, убаюкивал. Она всегда считала, что у голосов есть цвет. У его голоса был цвет темного бургундского. — Отдыхай. Ни о чем не беспокойся. Разреши мне позаботиться о тебе.
Надо стряхнуть с себя это оцепенение, туманно подумала она. Близость этого человека опасна не потому, что он может поступить с ней так, как те поступили с ее матерью, но потому, что у нее появилось такое странное чувство, словно она с ним сливается.
Нельзя бороться с противником, если станешь его частью.
Но она не пошевелилась. Она будет бороться завтра, когда восстановит силы. Сейчас она в безопасности. Странно думать о безопасности в связи с Джорданом Дрейкеном, — но не более странно, чем все, что произошло сегодня вечером…
Нет!
Марианна резко приподнялась и села, прижав одеяло к груди, тяжело дыша, готовая защищаться.
— Ты упорно стараешься все себе осложнить, — спокойно, даже равнодушно произнес Джордан.
Все еще с трудом переводя дыхание, она облизнула пересохшие губы.
— Я очень устала. Мне можно лечь? Он улыбнулся и немного подвинулся.
— Я буду в восторге. Я никогда не отказы…
— Тут он встретился с ней взглядом, и его улыбка исчезла. — Не смотри на меня так, черт подери. Я просто забыл. В определенных обстоятельствах слова произносятся бездумно.
Марианна знала, какие обстоятельства он имеет в виду. Сколько постелей и женщин сделали такую реакцию инстинктивной?
Он тихо сказал:
— Секунду назад ты знала, что тебе ничто не угрожает. Что же изменилось? — Он перешел на свою подстилку и сел. — Я предложил тебе заботу и дружеское участие, но ты глупо отказываешься от того, что тебе так необходимо.
Ничего не ответив, Марианна легла и закуталась в одеяло.
— Ты будешь тут молча лежать, и думать, и беспокоиться, а потом снова затрясешься.
— Это была мимолетная слабость. Я же сказала: я немного устала. Сейчас уже все прошло.
— Черта с два!
Она опять не ответила.
— Расскажи мне, как работают со стеклом, — неожиданно попросил Джордан. Она снова напряглась, но он нетерпеливо добавил: — Не про Окно в Поднебесье. Мы договорились о нем не упоминать. Расскажи мне о твоей работе.
— Зачем? Вам это неинтересно.
— Тебе нравится этим заниматься?
— Конечно, что за глупости!
— И как ты себя при этом чувствуешь? Марианна поняла, что никогда над этим не задумывалась. Работа просто всегда была в ее жизни, была частью ее самой, — и это нельзя отделить, как нельзя отделить цвет от пластины стекла.
— Хорошо. Плохо. Иногда я злюсь.
— Почему?
— Вам не понять.
— Совершенно верно. Не понять, если ты мне не объяснишь.
Почему бы ей не ответить ему? Тема вполне невинная.
— Иногда возникает образ, а воплотить его невозможно: руки недостаточно умелые, или цвет неудачный, или стекло слишком толстое и не служит солнцу.
— Не служит солнцу?
— Ведь это солнечный свет, струящийся сквозь окно, оживляет стекло. Зачем бы мы создавали окна, если не для того, чтобы служить солнцу?
— Ты говоришь так, словно почитаешь бога солнца.
Она нахмурилась:
— Я не язычница.
— Я в этом не уверен. А что ты испытываешь, когда работа удается?
Как ей описать это, когда таких слов не существует?
— Такое ощущение… как будто внутри у меня что-то разбивается.
— Правда? Как неприятно.
— Ничуть. Пока ты работаешь, у тебя словно лихорадка, тебя охватывает жгучее нетерпение, хочется поскорее закончить, а потом наступает удивительное чувство умиротворения. — Она беспомощно встряхнула головой. — Я же говорила, что вы не поймете.
— Наоборот, ты описала состояние, с которым я хорошо знаком. — Он помолчал, а потом, искренне рассмеявшись, повторил: — Да, очень хорошо знаком.
Она озадаченно нахмурилась:
— Вы художник или мастер?
— Без ложной скромности могу сказать, что в определенной области я достиг высот настоящего искусства. Расскажи про свою первую работу.
— Это были цветы. — Она закрыла глаза, стараясь лучше их вспомнить. — Маленький витраж, очень простой, с желтыми нарциссами. Бабушка любила цветы.
— Тебя обучала твоя бабушка?
— Бабушка и мама.
Снова нахлынула боль. Мама…
— Расскажи мне про нарциссы, — быстро проговорил он. — Они служили солнцу?
Свет, струящийся сквозь ярко-желтые цветы и ложащийся узором на пол, выстланный тростником. Бабушка, гордо улыбающаяся ей…
— О да, — прошептала она. — Они были прекрасны. В тот день все казалось прекрасным. — У нарциссов были листья?
— Конечно. Мне исполнилось только четыре года, но я не забыла про листья. Бледно-зеленые… Цвет получился не такой удачный, как желтый, но не слишком плохой… Бабушке они понравились. Она любила всякие цветы. Я это уже говорила, да?
— Не помню.
— На следующий год к ее дню рождения я сделала витраж с розами. Розовыми розами… Когда сквозь него светило солнце, края лепестков были, казалось, очерчены золотом. Это, конечно, была ошибка в составе, но бабушка притворилась, что так и нужно было сделать. Через год я подарила ей новый витраж, правильный, но, по-моему, первый ей нравился больше.
Розовые розы с золотыми краешками, нарциссы и воспоминания о доброте и любви. Они сливались вместе, как цвета на витраже, который видишь издалека.
— Я в этом уверен.
Она приподняла тяжелые веки и увидела, что он наблюдает за ней. Лицо у него было загадочное, а глаза — такие же зеленые, как листья ее нарциссов.
— Расскажи мне еще о розах, — сказал он. Марианна поняла, что и без того рассказала ему слишком много. Но в глубине души она была благодарна Джордану за то, что он сумел отвлечь ее от мрачных мыслей и вернул ей добрые воспоминания детства. И все же полностью раскрываться перед ним она не хотела.
— Нет. — Она повернулась на бок, спиной к нему, и закрыла глаза. — Розы принадлежат мне.
Ей хотелось снова вернуться к тому времени, когда были только смех и солнечный свет, а мама с бабушкой говорили ей, что золотой ободок вокруг лепестков — это как раз то, что надо…
* * *
— Проснись, Марианна, — расталкивал ее Алекс. — Надо спешить. Мы едем в Англию! Знаешь, туда, где родился папа!
Она открыла глаза и увидела его разгоряченное личико, наклонившееся над ней.
— На корабле, на большом корабле! И Джордан говорит, что я увижу чаек и дельфинов, и…
— Ш-ш! — Она с трудом села, протерла сонные глаза и откинула со лба спутавшиеся волосы. — Дай мне сначала проснуться, а уже потом…
Она замолчала: за спиной Алекса на фоне жемчужно-розового рассветного неба стоял Джордан.
— Алекс прав. — Он положил руку на плечо мальчугану. — Нам пора ехать. — Кивком головы он указал на рощицу чуть поодаль. — Освежись, а потом поешь хлеба с сыром. Мы будем ехать до самого вечера.
Повернувшись, он неспешно отошел к костру, где Грегор натягивал сапоги.
Он ведет себя так, словно решение уже принято.
Он даже сказал Алексу, что они едут в Англию. Она встала и пошла вниз по склону, туда, где виднелся небольшой пруд.
Алекс вприпрыжку бежал за ней.
— Нам надо добраться до морского порта Домаджо, где нас ждет корабль. Джордан говорит, ехать придется целый день.
Щеки Алекса разрумянились. Таким оживленным она уже давно его не видела. Он полон предвкушения новой жизни — от этого ей только труднее принять решение. Как ей следует поступить? Монтавия — ее единственный дом. С мыслью о том, что она отсюда уедет, трудно смириться.
Можно остаться. В конце концов, у нее есть умение и ремесло. Может, она найдет работу в столице.
Работы она не найдет. Ни одна гильдия не примет женщину: мама и бабушка уже пробовали вести эту битву. А если она не сможет зарабатывать своим мастерством, то как же они с Алексом будут жить? Монтавия разорена войной. В городках, через которые они проходили по дороге из Самды, люди, лишенные крова, бедствовали и голодали. И только одни воры и шлюхи процветали в этих руинах.
С дрожью отвращения Марианна вспомнила накрашенных женщин, которые им встречались в городах по дороге из Самды. Такой жизни она не вынесет.
Нет, конечно, она может ее вынести. Ради Алекса. Но только как крайний выход, после того как перепробует все остальные средства.
И еще одна забота постоянно тревожила Марианну. Джедалар. Всю сознательную жизнь ей внушали, что, когда наступит время действовать, ее долг использовать Джедалар так, как нужно. Мама и бабушка позаботились о том, чтобы Марианна запомнила тайну и план действий, которому надо следовать, но они не могли предположить, что Окно в Поднебесье будет разбито. У Марианны пока не хватит мастерства возродить Джедалар к жизни. И значит, никто не сможет винить ее за то, что она выбрала временное убежище для себя — и для Алекса. Англия.
Джордану Дрейкену нужен только Джедалар, а не она сама, не ее тело. Если она поедет с ним в Англию, успокаивала себя Марианна, ей не придется стать шлюхой, и Алекс будет в безопасности от герцога Неброва.
Она взглянула наверх, туда, где Джордан все еще разговаривал с Грегором. Он так уверен в себе, так убежден в том, что сможет подчинить ее своей воле! В ней снова вдруг вспыхнул гнев. Она этого не допустит. Она возьмет у него все, что нужно им с Алексом, а потом уедет из этой Англии туда, куда захочет.
Резко повернувшись, она начала умываться холодной чистой водой.
— Скорее, Марианна, — торопил ее Алекс. — Грегор сказал, что я сегодня могу ехать с ним. Ты видела его лошадь? Он купил ее в Кассане и говорит, что там все лошади такие огромные. Как ты думаешь, это правда?
— Нет, я думаю, Грегор шутил. — Она вытерла лицо и пригладила волосы. — Будь осмотрителен и не верь всему, что говорят тебе эти люди.
— Хороший совет. — Подняв голову, она увидела что в нескольких шагах от них стоит Джордан. Он невозмутимо добавил: — Грегор склонен приукрашивать. По его мнению, это делает жизнь интереснее.
— Но вы всегда говорите правду, — иронично откликнулась она.
— Когда только возможно, Я не согласен с Грегором. Я считаю, что ложь только осложняет жизнь. Я предпочитаю простоту.
Он повернулся к Алексу:
— Грегор тебя дожидается.
Алекс со всех ног бросился вверх по склону.
— Ты поедешь со мной, — сказал Джордан Марианне. — У нас нет лишних лошадей.
— А если бы и были, ничего не изменилось бы. Мы с Алексом все равно не умеем ездить верхом. Он удивленно поднял брови:
— Да? Это надо будет исправить, как только мы приедем в Англию.
— Я еще не сказала, что мы с вами поедем.
— Вы поедете! У тебя есть мужество, но одного мужества мало в такой трудной ситуации. Ты достаточно умна, чтобы понять: для тебя это самый лучший выход,
— Я пришла к такому же мнению, — с вызовом сказала Марианна, — и собираюсь воспользоваться вашим гостеприимством.
— Вот как! — В глазах Джордана мелькнул интерес. — Может быть, ты намерена брать, ничего не давая взамен?
— Вы угадали.
— Ты собираешься бросить работу, чтобы не совершенствовать свое умение? Думаю, у тебя это не получится. После вчерашней ночи я немного лучше узнал тебя. Ты любишь свое дело. Ты должна работать. Это страсть. — Он улыбнулся. — Страсть мне знакома.
— Но это не значит, что я сделаю Окно в Поднебесье даже тогда, когда смогу.
— А вот это мы еще досмотрим! — Он начал подниматься вверх по склону. — Мне кажется, что по какой-то причине тебе это Окно нужно не меньше, чем мне. Когда мы приедем в Камбарон, я предоставлю тебе все, что нужно для работы. Посмотрим, сможешь ли ты устоять перед соблазном.
— В Камбарон? Это ваш дом? Он кивнул:
— Иди поешь, а я пока оседлаю лошадь.
Камбарон. Марианна растерянно смотрела ему вслед. Она ничего не знает ни о нем, ни об этом месте, куда он собирается их везти, — а сама она прошлой ночью рассказала ему слишком много.
Надо найти способ изменить положение.
Обернувшись, он бросил через плечо:
— Идешь?
Когда она наконец поднялась к собравшимся на вершине холма, Алекс уже сидел верхом на лошади перед Грегором, обхватившим его обеими руками.
— Доброе утро, — сказал Грегор, протягивая ей небольшой сверток. — Хлеб с сыром. Я оставил тебе. Чтобы успеть немного поесть, надо вставать рано, иначе эти молодцы все расхватают.
— Я не голодна.
— Все равно поешь. Вчера вечером ты совсем ничего не ела. — И с этими словами Джордан прыгнул в седло. — Мы подождем.
Hу уж нет! Он решил, что может распоряжаться ею даже в таких пустяках?
— Я не голодна, — очень четко повторила она. К ее великому разочарованию, он не стал спорить. — — Как хочешь. — Он тронул поводья. — Но не жалуйся, если почувствуешь, что умираешь с голоду.
— Не буду.
— Да, ты будешь страдать молча. — Наклонившись, он посадил ее поперек седла перед собой. — Как и положено настоящим мученикам.
Она вся напряглась, почувствовав его близость и горячее дыхание.
— Ради Бога, сиди спокойно, — прошептал он ей на ухо. — Ты будешь вся в синяках, когда мы доберемся до Домаджо.
— Я вам говорила, что не привыкла ездить верхом.
Не привыкла она и находиться в таком опасном соседстве с мужчиной. Это было совсем непохоже на прошлую ночь, когда она ощущала только его дружеское участие. Сегодня она чувствовала каждый мускул, каждое прикосновение, каждый запах — его. Это тревожило ее.
— Мне неудобно.
— Мне тоже, — пробормотал он.
— Может… мне поменяться местами с Алексом. — Она быстро добавила: — У Грегора лошадь больше.
— И сам Грегор тоже больше. Придется тебе довольствоваться моим обществом, — мрачно рассмеялся он. — И я обещаю, что мы привыкнем друг к другу, прежде чем доберемся до Домаджо.
Потом он притянул ее к себе:
— Закрой глаза.
— Зачем?
— Сможешь представить, что ты едешь в роскошной карете, откинувшись на мягкие шелковые подушки, и думаешь о чем-то приятном.
Она закрыла глаза, но сразу же поняла, что так получается вовсе не лучше, а гораздо хуже. У нее опять появилось это странное и волнующее чувство, будто она с ним сливается.
Марианна снова открыла глаза:
— Я предпочитаю реальность вымыслу.
— Жаль, — пробормотал он. — Вымысел мог бы быть так прекрасен.
* * *
Влажный соленый ветер ударил ей в лицо. Голоса — громкие, грубые, но не угрожающие.
— Возьми ее на руки, Грегор. Она, наверное, не сможет идти.
Марианна медленно подняла голову и встретила взгляд светло-зеленых глаз, устремленных прямо на нее. Его лицо было совсем близко. Какие красивые губы. Как бы ей хотелось, чтобы он улыбнулся…
Огромные руки бережно подхватили ее. Грегор. Какое доброе у него лицо! Почему она думала, что Алекс может спросонья испугаться этих страшных шрамов? Он дружески улыбнулся ей… «А вот Джордан не стал», — с внезапной обидой подумала она.
— Мы приехали? Грегор кивнул.
— Переезд был трудный. Ты хорошо держалась. В сумерках мерцали серовато-белые паруса… Грегор шагал к кораблю.
— Алекс?
— Он держался еще лучше. Постреленок бегает по всему причалу.
— Он упадет в воду! — Она мгновенно проснувшись. — Я должна быть с ним. Отпустите меня!
— Когда придем в твою каюту. Джордан прав, ты очень устала. — Он зашагал по трапу. — Не тревожься за мальчика. Нико за ним присматривает.
Она и сама чувствовала себя беспомощным ребенком в его сильных руках.
— Я прекрасно могу идти сама. Оглянувшись через плечо, она увидела, как Алекс карабкается на огромный ящик, а Нико стоит чуть поотдаль и внимательно наблюдает за ним.
— У Нико есть дети. Он знает, как с ними обращаться, и не допустит, чтобы с малышом что-нибудь случилось.
Словно в подтверждение слов Грегора, Нико засмеялся, снял Алекса с ящика и осторожно поставил на причал.
— Я все равно хочу, чтобы ты меня отпустил, Грегор.
Грегор внимательно посмотрел ей в лицо, а потом поставил на ноги, удерживая за талию.
— Тебе тревожно, когда ты чувствуешь себя беспомощной. Почему ты мне не сказала? Большинству женщин нравится, когда их оберегают.
— Я к этому не привыкла. — Встав на ноги, она сразу почувствовала себя лучше, но была рада, что Грегор ее поддерживает. Ноги у нее онемели, спину мучительно ломило. — А где мистер Дрейкен?
— Джордан? — Грегор кивнул в сторону небольшого здания у причала. — Скоро придет. Ему надо поговорить с Янусом. Больше времени не будет. Он хочет отплыть с ночным отливом.
— Кто это — Янус?
— Янус Вижко, кузен Джордана. — Повернувшись, Грегор приветствовал подходившего к ним мужчину: — Капитан Брайтуэйт, как приятно видеть вашу улыбку. Вы думали, мы не вернемся?
Остановившийся рядом с ними невысокий человек не улыбался — казалось, его длинное, изборожденное глубокими морщинами лицо хранило вечно недовольное выражение. Он кинул на Грегора кислый взгляд:
— Вы не спешили. Я уже столько торчу в этом порту, что у меня полипы выросли по всему…
— Позвольте представить вам нашу пассажирку, — поспешно перебил его Грегор. — Капитан Джон Брайтуэйт — мисс Марианна Сэндерс.
Неприветливый взгляд капитана прошелся по ней с головы до ног, осуждающе отметив ее обшарпанную одежду.
— Я предупреждал его сиятельство, что не допущу на мое судно его потаскух. Взгляд Грегора помрачнел.
— Это корабль Джордана, и, по-моему, он был бы весьма недоволен, если бы услышал, как вы оскорбляете его… его… его подопечную! — осененный блестящей идеей, закончил он.
— Подопечную? — подозрительно переспросил Брайтуэйт.
Грегор кивнул:
— Она — дочь Юстина Сэндерса, близкого друга Джордана. Несколько дней тому назад его убили в этой ужасной стране. Бедное дитя. Чего только ей не пришлось пережить, спасаясь от смерти и позора. Когда мы узнали о смерти Юстина, мы неустанно искали, пока не нашли ее и ее маленького брата.
Марианна изумленно воззрилась на Грегора. У того на глазах стояли слезы.
— Знаете, как мы нашли их? Они были в церкви: молились об избавлении. Не могу передать вам… как тронут был Джордан, когда нашел эту бедняжку, как преисполнен боли.
Тронут. Боль. Она вспомнила, как Джордан сложился пополам, когда она ударила его промеж ног канделябром. Грегор искоса взглянул на нее, но его печальное лицо не изменилось.
— Что ему оставалось делать? — продолжал он свой рассказ. — Движимый христианским милосердием, решил привезти ее обратно в Англию, где она получит образование и будет иметь возможность выйти замуж за человека, который поможет ей забыть пережитую трагедию.
— Я не верю и сотой доле этой чепухи, — прямо сказал капитан. — Я и раньше уже слышал твои истории, Грегор. — Обратившись к Марианне, он спросил: — Как тебя зовут, девочка?
— Марианна Сэндерс. — Она смело посмотрела ему в глаза. — И отец мой действительно умер. И я не потаскуха.
Он всмотрелся в ее лицо, а потом медленно кивнул:
— Я тебе верю. — Повернувшись, капитан направился к трапу. — На будущее предоставь девочке самой рассказывать свою историю. Она знает, как важна краткость.
Грегор возмущенно ответил:
— Это была очень хорошая история. Одна из моих самых удачных. Достаточно близкая к истине, чтобы звучать убедительно. — Взяв Марианну под руку, он не спеша повел ее по палубе. — И к тому же без всякой подготовки.
— Разве была необходимость лгать? Он пожал плечами:
— Я не мог допустить, чтобы он тебя оскорблял. Ум у него такой же узкий, как и его тело, но он хороший моряк. Средиземное море принадлежит Англии, но, когда мы выйдем в Атлантику, нам понадобится хороший капитан, чтобы не встретиться с флотом Наполеона. Я решил, что лучше успокоить его сказочкой, чем размозжить ему башку.
К собственному изумлению, Марианна улыбнулась;
— Гораздо лучше.
— Но в следующий раз такая импровизация может не сойти с рук. Мне надо узнать о тебе побольше. Как звали твоего отца?
— Уж конечно, не Юстин. Его звали Лоренс.
— Пусть это будет его второе имя. Юстин Лоренс Сэндерс. Звучит неплохо. А чем он занимался?
— Он был поэтом.
— Джордан с литераторами не водится. — Грегор нахмурился. — Мы будем говорить, что они познакомились в Оксфорде.
Марианна озадаченно встряхнула головой.
— Зачем все это нужно?
— В Англии все не так, как здесь. Там многие думают так же, как наш капитан. Это будет для тебя… неприятно. — Он улыбнулся. — Так что мы должны заранее позаботиться о том, чтобы у них не было повода для сплетен и насмешек.
Марианна недовольно покачала головой, но в глубине души она испытывала благодарность к Грегору: давно уже никто не беспокоился о том, чтобы ей было хорошо.
— Меня не волнуют эти англичане и что они будут думать. Я собираюсь работать. Остальное для меня совершенно неважно.
— Тогда мы должны сделать все для того, чтобы ты могла работать спокойно, пока рядом идет обычная жизнь, — серьезно сказал он. — Но Алекса это будет касаться больше, чем тебя. Ты же не захочешь, чтобы его огорчали дурные прозвища.
— Он невинный ребенок, — запротестовала Марианна. — Какие прозвища ему могут дать?
— Если они вымажут тебя дегтем, то он прилипнет и к нему. Тебе же этого не хочется?
— Конечно. — Мысль об Англии с каждой минутой нравилась ей все меньше. Она нетерпеливо взмахнула рукой. — Хорошо, рассказывай, что хочешь.
Он улыбнулся:
— Обещаю тебе, рассказ получится необычайно увлекательным. У нас столько возможностей! Не хочешь стать дочерью принцессы?
— Единственное, чего я хочу, — это чтобы меня оставили в покое.
— К сожалению, Джордан занимает в обществе такое положение, что твое пребывание в замке не останется незамеченным. В Камбароне всегда кто-то гостит.
Положение в обществе. Она вдруг вспомнила, что капитан назвал Джордана «его сиятельство».
— И что же это за положение? — осторожно спросила она.
— Он тебе не говорил? — удивился Грегор. — Джордан — герцог Камбаронский.
Герцог! Одно это слово вызывало у нее дрожь Ужаса. Значит, у Джордана Дрейкена в его стране столько же власти, сколько у герцога Неброва в Монтавии. Мысль об этом заставила ее похолодеть от страха: может быть, Англия окажется для нее еще более опасной, чем она предполагала.
— Но никто из вас не называл его «ваше сиятельство»!
— Это потому, что в Кассане мы признаем только титулы, дарованные нашим воран.
— Воран?
— Да, нашим предводителем. Наш воран — все равно что ваш король Иозеф.
Ее не интересовали тонкости кассанской монархии.
— И что английский герцог делал в Кассане? Впервые Грегор замялся:
— Я не могу тебе этого сказать.
—Это имеет отношение к Окну в Поднебесье?
— Не совсем… — Он явно уклонялся от ответа. — Джордан не раз бывал у нас.
— Зачем Кассану…
Его огромная лапища мягко прикрыла ей рот:
— Не спрашивай меня. Я знаю, что тебе беспокойно и тревожно, но я не вправе сказать больше. Я не могу рассказывать о Кассане посторонним — таков неписаный закон нашей страны.
По его лицу было видно, что он ей сочувствует, но Марианна поняла, что больше не добьется от него ни слова. Нетерпеливым жестом она освободилась от его руки.
— Тогда расскажи мне о Камбароне.
— О, с удовольствием. Он прекрасен. Это — одно из самых богатых поместий во всей Англии. — Он мечтательно прикрыл глаза. — Тебе там понравится.
— Богатое?
Неужели Дрейкен не только знатен, но и богат? Почему судьба одним дает так много, а у других отнимает все?
— Очень богатое. — Грегор расплылся в улыб-де. — Его отец умер, когда Джордан был всего лишь двенадцатилетним парнишкой. Он получил в наследство огромные горнодобывающие и судоходные предприятия.
— Ему очень повезло, — чуть насмешливо откликнулась она.
— В чем-то повезло, в чем-то — нет. Слишком большие деньги развращают, а Джордан всегда был необуздан в своих стремлениях. Было время, когда мы очень о нем тревожились.
— Ты знал его ребенком?
— Не совсем. — Грегор остановился у полированной дубовой двери. — Вот твоя каюта. Алекс будет рядом. Есть хочешь?
Марианна вдруг почувствовала, что просто умирает с голоду. Как и предсказывал Джордан.
— Да.
— Я пойду в камбуз, поищу что-нибудь для вас с Алексом. — Его взгляд снова скользнул по ее фигурке. — Ты очень худенькая… Она улыбнулась:
— Ты намерен меня подкормить?
Он рассмеялся:
— Нет. После того, как я принесу тебе поесть, я собираюсь пойти на берег и купить подходящую одежду. Надо же чем-то прикрыть это хрупкое тельце. Джордан распорядился, чтобы у вас с Алексом было все самое необходимое на время нашего путешествия. То, что на вас, — это просто лохмотья.
— Я не хотела бы своим видом портить настроение сиятельству, — иронично отозвалась она.
— И не испортишь. — Он распахнул перед ней дверь. — Мне случалось его видеть и в худших лохмотьях. Просто он хочет, чтобы тебе было удобно.
— Он не только этого хочет.
Грегор вдруг стал серьезным:
— Да, это так. Ему нужно получить Окно в Поднебесье. Ты можешь дать ему то, что он хочет?
— Не дам ни за что на свете! — пылко воскликнула Марианна.
— Не можешь и не дашь — разные вещи. — Он покачал головой. — Я надеялся, что ты будешь отрицать саму возможность сделать это.
— Я никогда не лгу.
— Тебе было бы лучше, если бы лгала. Джордан не успокоится, пока его не получит. Еще не было случая, чтобы он отказался от своих намерений. — Грегор повел широкими плечами, словно стряхивая с них груз, — Но сейчас нам об этом можно не думать. Пока надо радоваться тому, что имеем, а тревожиться будем завтра.
— Я вовсе не намерена тревожиться. — Марианна вдруг улыбнулась и мягко добавила: — Но я тебе благодарна за участие, Грегор.
— Вот и предупреждай тебя потом. — Он со вздохом отвернулся. — Я велю Нико привести Алекса к тебе.
— А Нико и остальные тоже поедут с нами в Англию?
— Нет, они вернутся с Янусом в Кассан. — Грегор ласково посмотрел на нее. — Так что тебе придется иметь дело только с Джорданом и со мной. Разве тебя это не радует?
Не дожидаясь ответа, он повернулся и вышел за дверь.
Марианна зажгла свечу, стоявшую на маленьком столике у окна и осмотрела крошечную каюту. В ней были только сундук, небольшая койка и умывальник, но все блистало чистотой.
«Единственный грязный предмет в комнате — это я» — с грустной усмешкой сказала она себе. От нее пахло лошадьми, а грязи накопилось столько, что в умывальнике удастся смыть только верхний слой.
Ну что же, она пока сделает, что может, а насчет ванны спросит потом.
Она быстро прошла через каюту и налила воды в тазик для умывания.
Джордан наблюдал, как Грегор шагает к нему по причалу, весь увешанный коробками и свертками, так что его самого было еле видно за ними.
— Ты что, скупил все Домаджо? — сухо спросил он.
— Как я мог? Большинство магазинов закрыто. Мне и так пришлось уговаривать нескольких торговцев открыть для меня свои лавки.
Джордан не раз наблюдал «уговоры» Грегора. Обычно тот начинал с улыбок, но, как правило, дело кончалось тем, что он просто вышибал двери.
— Я же сказал тебе, что надо купить вещи только на время плавания. Домаджо — не центр моды.
— Марианна этого не знает. И, может быть, симпатичное нарядное платьице поднимет ей настроение. Я жалею, что не смог купить для нее побольше. — Грегор осторожно прошел по трапу. — Что сказал Янус?
— А как ты думаешь? Он был недоволен.
— Воран и старейшины разделяют его чувства.
— Я сделал все, что мог. К сожалению, от меня мало что зависело.
— Они это знают, — негромко сказал Грегор. — Но разочарование будет слишком сильным. Их беспокоит Наполеон. Они боятся, что он выступит слишком рано.
— Наполеон беспокоит весь мир.
— Нечего набрасываться на меня, когда хочешь наброситься на него. — Грегор ухмыльнулся. — Или я сброшу тебя с трапа, как сделал бы, когда ты был юношей.
Джордан невольно улыбнулся:
— Нет, не сбросишь. Ты же не захочешь уронить все побрякушки, которые купил своей голубке.
— Действительно. Я подожду. — Грегор подхватил покупки поудобнее. — И еще одно тебе следует знать, пока ты не встретился с капитаном: я сказал ему, что Марианна и Алекс — твои подопечные. Ты ходил в школу с их отцом, которого только что убили — на войне. Его звали Юстин Лоренс Сэндерс, и он был поэтом.
— Подопечные? — переспросил пораженный Джордан.
— Я в тот момент ничего лучше не придумал. — Грегор нахмурился. — Хотя должен признать: роль почтенного опекуна тебе не слишком подходит.
— Ни капельки.
— Ничего не поделаешь. — Грегор упрямо выставил вперед подбородок. — Может, ты и должен будешь украсть у них Джедалар. но больше ты им зла не причинишь.
Джордан сжал губы:
— Ты, как и она, считаешь меня злодеем, способным на все?
— Ты можешь причинить им зло уже тем, что будешь самим собой.
— Воплощенным дьяволом? — едко спросил Джордан.
— Нет, — усмехнулся Грегор. — Всего лишь Герцогом Бриллиантов. Но, согласись, этого вполне достаточно, чтобы погубить репутацию невинной девушки которая рискнет появиться рядом с тобой.
Герцог Бриллиантов. Джордан недовольно поморщился. Господи, а ведь было время, когда это глупое прозвище забавляло его и даже льстило его самолюбию. Но это было в пору юности, когда он хватался за все удовольствия с безрассудством, сделавшим его легендой даже при дворе, знаменитом своим развратом.
— Поэтому я не имею намерения показываться в обществе этой невинной девушки.
— Ты намерен заточить ее в темницу и выпустить только тогда, когда она даст тебе то, что ты хочешь?
— Я этого не говорил, — раздраженно ответил Джордан.
— Лучше оставь ее здесь. Мы можем приказать Нико, чтобы он нашел ей надежное убежище. Ты сам признаешь, что это — азартная игра. Возможно, у нее никогда не хватит мастерства изготовить Джедалар.
— Я готов пойти на этот риск.
—Тогда мы должны сделать все необходимое, чтобы обеспечить ей нормальную жизнь.
— Я подумаю.
— Я уже подумал. Она твоя подопечная. Когда приедем в Камбарон, мы дадим ей горничную, которая будет за ней ухаживать, и эту… как ее… — Грегор явно не мог подобрать нужного слова. — Ну как их называют, этих почтенных дам, всюду сопровождающих молоденьких девушек?
— Боже правый, ты имеешь в виду дуэнью?
— Конечно. И тогда мы сможем жить в мире и спокойствии. — Он хитровато взглянул на Джордана. — И твоя солидная роль опекуна примирит с тобою всех матрон Бата.
— Для этого мне придется уйти в монахи.
— Это правда: тебя считают неисправимым грешником, но все возможно. — Видя, что капитан спускается с мостика, Грегор поспешно добавил: — Это такой пустяк! Тебе нетрудно защитить девочку.
— А если она не захочет, чтобы ее защищали?
— Она согласится на что угодно, лишь бы мальчику жилось спокойно.
Это было правдой. Он уже убедился, что ради брата Марианна пойдет в огонь и в воду.
— Все равно мне это не нравится.
— Знаю, — ответил Грегор. — И, по-моему, не потому, что матроны тебя полюбят. Ты не хочешь, чтобы она была защищена. Почему?
— Она военнопленная. — Джордан цинично улыбнулся. — Мне и так будет достаточно трудно добиться от нее того, что мне нужно. Зачем же мне еще укреплять ее позиции, представая в глазах всего света ее защитником и покровителем?
Грегор всмотрелся в его лицо, потом медленно покачал головой.
— По-моему, дело не в этом. Тебе и правда хочется, чтобы она была слабой и незащищенной, но…
— Я не говорил «слабой», — резко прервал его Джордан.
— Да, это было бы несправедливо, — со вздохом согласился Грегор. — В глубине души ты восхищаешься ее силой. Она привлекает тебя, как яркий огонь. Может быть, ты хотел бы…
— Я хотел бы, чтобы ты прекратил делать догадки не имеющие ничего общего с действительностью. — Джордан повернулся и пошел навстречу капитану.
— Увидимся завтра утром за завтраком, — громко проговорил ему вслед Грегор. — А сейчас мне надо отнести эти покупки твоим бедным подопечным.
Джордан выругался сквозь зубы: Грегор специально говорил так громко, чтобы капитан его услышал. Он намерен сделать так, чтобы голубка устроилась в гнездышке, которое он для нее приготовил, хочет того Джордан или нет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрис

Разделы:
1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.Эпилог

Ваши комментарии
к роману Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрис



Очень захватывающий,читающийся на одном дыхании роман!!!Сюжет не избит,всем советую прочитать! Получите море впечатлений и эмоций!!!
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисИрина
14.06.2011, 3.43





Ерунда.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисНаташа
23.11.2011, 20.09





это первый роман, который я прочитала, и хотя многие исторические факты, например о России, были смешными (ну, такое уж представление у зарубежных авторов о нашей истории) мне очень понравился! главный герой шикарен, и вообще книга очень зацепила, как говорится)))))
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисLoreal
23.11.2012, 16.55





Даже не знаю.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисВика
23.11.2012, 19.11





роман понравился,хотя скорее это фэнтези,а не исторический роман.не понимаю почему такая низкая оценка-оригинальный сюжет,красивая история отношений.лично я прочла с удовольствием,хоть и не любительница сказочных королевств.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айристаня
23.11.2012, 20.37





Не лучшее произведение... если не сказать - зачем столько бреда
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрислена
29.06.2013, 18.28





Очень хороший роман,,, лучшее у автора
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисСветлана
1.07.2013, 12.49





Хотела дочитать давно понравился роман хотя и правда немного похож на сказку.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисМария
22.12.2013, 19.38





я давно не получала столько наслаждения от диалогов главных героев и развития их отношений. поставлю 10 просто за море положительных эмоций. которые я получила от прочтения романа. историческая ценность оценке не подлежит - автор вольно интерпретировала события 1812 года по принципу "а мне так нравится!". но я не в обиде.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айриснемочка
29.12.2013, 8.33





Полный бред.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрисперчинка
28.01.2014, 3.26





Вольно интерпретировать историю нельзя! Книги читают дети и подростки и такие вольнодумия могут остаться у них в голове. Где это видано, чтобы по пути в Москву за целую неделю не увидеть ни одной деревеньки, не говоря уже о городах и границах. Тем более, что это происходило не в древности, а в 19 веке. Я бы посоветовала автору почитать историю и географию. А с фантазией у неё всё в порядке, сюжет мне понравился.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисЮлия...
25.02.2014, 16.33





Ничего так!!!8 из 10
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисАня
5.06.2014, 13.58





Не вдаваясь в неточности исторических событий, можно порекомендовать этот роман как очень красивый, чувственный и страстный, а что еще мы хотим увидеть в романе, как не захватывающих и страстных отношений!? Читайте!
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисJane
23.12.2014, 17.33





Мне роман очень понравился, очень много приключений и интересные герои. И может конечно и есть не точности в историческом контексте так и это же не хроника а роман любовный и страстный поэтому советую тем кто ищет в книге чувств а не точных дат.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисВиктория я
28.05.2015, 19.08





Вау-вау-вау)Очень понравился роман,и хотя он не исторический,но очень яркий и незабываемый.Очень понравилось написание диалогов между персонажами,их эмоции,их отношения и конечно же подколы друг на другом)))Нравится ещё и то ,что герои не сидят на месте,а с ними происходит что-то интересное,разнообразное))Вобщем роман супер!!!Советую всееееем!!!!
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисАнастасия
15.07.2015, 21.59





автор так изложил роман что я прочувствовала каждую эмоцию главной героини. особенно тот момент когда она испугалась что брат ее больше не любит ~у меня ажюу самой на душе грусно стало .rn очень чувственный ,яркий и интересный рассказ. rn10/10
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрислуно
29.08.2015, 12.43





Скорее понравилось, чем нет. Характеры у главных героев сильные, волевые. Гл.героиня не размозня, четко формулирует свои мысли и желания, а не дрожит,как осиновый лист перед опасностями и гл.героем. Сюжет не избитый, но после похищения брата гл.героини начались "зеленые сопли":-( Скоротать вечерок можно:-)
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисАлександра Ха 27
14.09.2015, 9.42





Роман понравился,сильные,умные герои,но не поняла,почему тайну чужого враждебного государства хранила семья из другой страны,жертвуя собой,своей свободой и жизнью? Фантастично.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисТесса
6.10.2015, 10.54





Несколько дней читала, и придраться не к чему, но не захватил. Согласна с комментарием Вики, даже не знаю.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисТаня Д
7.10.2015, 16.32





Роман понравился главными героями. Сильная гл.героиня не "растекается как воск", стоит только посмотреть на неё. А в остальном ... Сюжет интересен, если не знать, как делались в то время витражи.Как они влияли на здоровье. Особенно "умилил" рассказ про 4-х летнюю девочку и её первую работу по стеклу. А история.. это ведь не описание исторических фактов, а любовный роман. Мы ведь читаем Дюма и не ругаемся, что факты притянуты за уши.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрисната
21.10.2015, 12.47





Кого-то роман не захватил, а я не смогла оторваться так мне понравился роман. Роман очень чувственный, читайте. 10+
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрисмэри
23.10.2015, 6.15





Мне очернь понравился роман))) И герой и героиня.. эх.. посоветуйте похожий на этот роман??
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисСаша
11.10.2016, 22.47





Я бы посоветовала почитать романы: Дж. Росс "ночь греха", Розенталь Пэм "служанка и виконт", Кэбот. П."маленький скандал", Т. Медейрос "вереск и бархат".
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисJane I
12.10.2016, 5.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100