Читать онлайн Мой возлюбленный негодяй, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 14. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.37 (Голосов: 81)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Мой возлюбленный негодяй

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

14.

Красные палатки, раздуваемые ветром среди голых бордлинских степей, напоминали сияющих бабочек, которые по ошибке приняли пустыню за сад.
Марианна разглядела у палаток множество людей, но они находились пока слишком далеко и никого нельзя было узнать. Любой из них мог бы быть Джорданом.
Или ни один из них.
— А что, если их нет? — прошептала она.
— Они здесь. — Грегор начал спускаться с последнего холма на границе степи. — Ну, поехали. Давай поскорее найдем твоего Алекса.
Она пустила свою лошадь рысью. Сердце у нее отчаянно колотилось, ладони покрылись холодным потом. Нет! Господь не допустит, чтобы Алекс и Джордан погибли, а это чудовище осталось жить.
Но Господь допустил, чтобы умерла мама.
По мере того, как они с Грегором приближались к лагерю, она все отчаяннее высматривала в толпе знакомые лица. Джордана не видно. Алекса не видно. Воран ак видно.
Палатки! Наверное, они в палатках. Пусть она их не видит — это еще не значит, что их нет в лагере. Воины воран не бросили бы их в Пекбрее…
— Марианна!
Алекс!
Он стоял всего в нескольких ярдах от нее, грязный, в оборванной одежде, но с широкой сияющей улыбкой на лице. В руках он держал большую деревянную миску.
Марианна соскользнула с лошади и бросилась сквозь толпу к маленькой фигурке. Он напоминает бездомного цыганенка, с острым чувством жалости подумала она: темные спутавшиеся кудри и огромные темные глаза на испачканном осунувшемся личике.
— Алекс! — она упала на колени и притянула его к себе. — Алекс, ты…
— Отпусти, мне дышать трудно, — грубовато сказал Алекс. Но, несмотря на его слова, он прижимал ее к себе с такой же силой, как и она его. — Перестань реветь, Марианна. Со мной все в порядке.
Она прижалась щекой к его щечке. Она уже успела забыть, каким трогательно хрупким кажется детское тело, когда его обнимаешь.
— Ты меня всего промочила, — нетерпеливо сказал он. С него явно хватило эмоций.
Она отстранилась, но не отпустила его худеньких плеч. Ей хотелось все время прикасаться к нему, чтобы лишний раз убедиться, что он действительно здесь.
— Извини.
Его лицо осветилось улыбкой, а пальцы протянулись к ее залитым слезами щекам:
— Ты и себя всю промочила. Ты нас обоих утопишь, Марианна.
— Ты здоров? Они не делали тебе больно?
На его лицо легла тень, и он отвел глаза, не желая встретиться с ней взглядом:
— Немного. — И он быстро окликнул через ее плечо Грегора: — Привет, Грегор! Вы опоздали на целый день. Мы приехали сюда вчера днем, точно вовремя.
Грегор хохотнул:
— Извиняюсь за опоздание. Мы ехали кружным путем, чтобы не встретиться с теми, у кого ты гостил. Я рад тебя видеть, парень.
— А я рад видеть тебя, Грегор. — Алекс нагнулся поднять миску, которая вылетела у него из рук, когда Марианна порывисто обняла его. — Мне надо отнести это Джордану. Рана…
— Рана! — Марианна тревожно вздрогнула. — Какая рана? Ты ранен?
— Нет, я же говорю тебе. Джордан…
— Джордан ранен? — Она вскочила. — Серьезно? Что…
— Тише, Марианна, — сказал Алекс. — Если бы ты меня слушала, ты бы уже все знала.
Она изумленно посмотрела на брата. Спокойная уверенность, прозвучавшая в его словах, была совершенно нехарактерна для того Алекса, которого она знала. И переменился не только его голос, вдруг поняла она. Лицо у него заострилось, потеряв младенческую пухлость, и темные круги пролегли под глазами. Он с бесстрашной прямотой встретил ее взгляд.
— Джордан тоже не ранен. — Он повернулся и пошел к лагерю, сделав ей знак следовать за ним. — Пуля попала в Ану.
— В Анну! — Грегор в одну секунду слетел с лошади. — Где она?
Алекс указал на большую палатку, разбитую на краю лагеря:
— Это пуля, которая…
Грегор пробормотал что-то себе под нос и побежал к палатке.
— Он тоже не слушает, — с досадой сказал Алекс. — Она ранена не серьезно. Пуля прошла навылет через плечо. Джордан говорит, что рана чистая. Главное — чтобы она такой и осталась.
Стараясь говорить небрежно, Марианна спросила:
— Значит, с Джорданом все в порядке? Он кивнул, и лицо его вдруг преобразилось, наполнившись ребяческой восторженностью:
— Это было великолепно! Мы поднялись по веревке на стену, и… Ну, Джордан поднялся, а потом втянул меня за собой. В следующий раз я смогу влезть сам.
— Следующего раза не будет, — твердо сказала Марианна.
Его лицо вдруг потемнело, исчез ребяческий энтузиазм — он печально наклонил голову:
— Надеюсь, что нет.
Но он не был в этом уверен. Надежда на счастливое будущее и спокойная безмятежная жизнь, которую он знал в Камбароне, ушли навсегда, и он снова стал тем маленьким мальчиком, для которого теплое одеяло в холодном мире было безмерным сокровищем. В ней поднялся неукротимый гнев.
— Я обещаю, что теперь ты будешь в безопасности. Разве я когда-нибудь тебя обманывала?
— Нет. Но иногда случается такое, что никто не может остановить. Я забыл об этом. — Он расправил свои хрупкие плечики. — Но если очень постараться, то иногда бывает можно все исправить.
Какие ужасные вещи произошли с ним в эти недели, которые он теперь старается исправить?
— Алекс, ты…
— Джордан тревожился, — перебил он ее. — Он говорил, что тебе ничего не угрожает, но прошлым вечером после ужина вдруг уехал на холмы. По-моему, он высматривал вас.
— Вот как? Не знаю почему. Он сказал тебе правду. Мне совершенно ничего не угрожало. У нас с Грегором не было таких приключений, как у тебя.
— Ты бы мне не рассказала; даже если бы они и были, — проницательно заметил он. — Ты побоялась бы меня встревожить.
Еще одно проявление зрелости.
— Ну, мне не терпится услышать про твои приключения.
— Расскажу, когда будет время. — Он нахмурился. — Сейчас я нужен Ане.
Марианна изумленно посмотрела на него:
— Воран?
— Ане, — поправил он ее. — Ты знаешь, она ведь помогла спасти мне жизнь. Теперь я должен помогать ей.
— Я уверена, что здесь много людей, готовых ей помогать.
Он упрямо сжал губы.
— Это должен сделать я. — Он посмотрел в сторону большой палатки. — А вот и Джордан. Джордан, я принес миску! — крикнул он. — Мне налить в нее горячей воды?
Джордан.
Он стоял у входа в палатку и пристально смотрел прямо на нее.
— Джордан? — нетерпеливо окликнул его Алекс.
— AI — он заставил себя отвести взгляд от Марианны. — Да, пожалуйста, налей.
— Пошли, Марианна. — Схватив ее за руку, Алекс поспешно поволок ее следом за собой к чайнику, подвешенному над небольшим костром, который горел у входа в палатку. Почувствовав, что она не двигается с места, он остановился и посмотрел на нее:
— Идем! Что ты застряла?
Марианна не сознавала, что она делает. В это мгновение она не обратила бы внимание даже на падающий с небес огонь. Джордан жив и смотрит на нее так, словно…
Словно что? Она не знала. И это было совершенно не важно. Он жив!
— Все прошло нормально?
Даже она сама услышала, как неуверенно звучит ее голос.
— Нет, но мальчика мы вызволили. Это — самое главное.
— Да. — Ей обязательно надо отвести взгляд. Наверняка в нем можно прочесть все, что она сейчас чувствует. — Спасибо тебе.
— Нет нужды благодарить меня за то, что я вернул потерянное мною же. — Он помолчал. — Как ты?
— Разве Грегор тебе не рассказал? Все прошло точно так, как ты планировал.
— Я не спрашиваю, как удался план, — резко ответил он. — Как ты сама, черт подери?!
Ах, эти глаза цвета молодой травы, которые так быстро меняют свое выражение с циничного на мягко насмешливое, этот суховатый юмор, столь характерный для Джордана Дрейкена! Она столько лет видела рядом с собой его силу, чувственность и ум — и все же сейчас она словно увидела его впервые.
Он напряженно выпрямился, прищурившись.
— Грегор не сказал мне всей правды. Что-то случилось, я вижу.
Действительно случилось что-то, имевшее огромное значение, но не для него, а для нее. Марианна покачала головой:
— Снова встретиться с Небровым было неприятно, но не так ужасно, как я боялась. — Она замолчала, старательно отводя глаза.
— Марианна, помоги мне. —Просьба Алекса прервала их затянувшееся молчание. — Подержи миску. Она поспешно подошла к костру, чтобы выполнить его просьбу. Пока Алекс черпаком наливал горячую воду в миску, Марианна старалась не смотреть на Джордана. Чайник над огнем протестующе шипел и плевался горячим паром, и она рада была возможности сосредоточить на нем свои усилия.
Джордан стоял теперь у нее за спиной. Она не слышала его шагов, но безошибочный инстинкт подсказал ей, что он рядом.
— У тебя руки дрожат, — тихо сказал он, — ты ошпаришься. — Он обнял ее за плечи. — Я тебе помогу.
Прикосновение Джордана было теплым и сильным. Ей в ноздри ударил знакомый запах его тела. До этой секунды она старалась держаться спокойно, но теперь вдруг ее начала сотрясать дрожь. Именно так его руки обняли ее в ту первую минуту их близости в Дэлвинде, когда она не в силах была больше скрывать свою страсть, — и сейчас на нее нахлынули неудержимые воспоминания. Но в этот раз она не шагнет к нему.
— Мне это не нужно.
— Я знаю. — Его слова звучали так тихо, что она едва их расслышала. — Но мне надо.
Алекс опустил черпак обратно в чайник и забрал у Марианны миску.
— Хватит, Джордан?
— Нет. — Потом он опомнился и посмотрел на миску. — Да. — Он опустил руки и сделал шаг назад. — Отнеси это в палатку.
— Я пойду с тобой, — сказала Марианна. Она чувствовала, что ей нельзя оставаться с Джорданом вдвоем. Она слишком взволнованна, слишком остро осознает, чего лишилась бы, если бы он погиб в Пекб-рее. — Как получилось, что ее ранили?
— Подняли тревогу в замке, пока мы спускались со стены. Я велел ей оставаться на холме, но, как всег-Да, она не пожелала слушать. Она примчалась вниз с нашими лошадьми.
— Она вас спасла?
— Она в этом не сомневается. На самом деле у вас хватило бы времени добраться до холма, и я предпочел бы, чтобы мне не надо было, кроме Алекса, беспокоиться еще о ней. — Он улыбнулся. — Но ее поступок был просто великолепен. По-моему, нам придется просит тебя сделать еще один витраж, посвященный ей. Она казалась в тот момент скорее валькирией, чем рыцарем.
— Кто ее ранил?
— Один из стражников Неброва. Имени его я не знаю: мы несколько спешили покинуть Пекбрей. — Губы его плотно сжались. — Но я позаботился о том, чтобы, каково бы ни было его имя, оно было занесено «а надгробный камень в тот же самый день.
— Но воран поправится?
— Ана, — поправил ее Алекс, направляясь к палатке.
Джордан выразительно поднял брови:
— По какой-то причине ему не нравится, когда мы зовем ее в соответствии с титулом.
— Почему?
— Понятия не имею. — Марианна пошла следом за Алексом, и Джордан зашагал рядом с ней. Он держался так близко от нее, что его рука все время как бы нечаянно задевала ее. — Тебе придется спросить это у него самого.
— Он может мне не ответить, — сказала она встревоженно. — Он изменился.
—Да.
— Что с ним случилось?
— Понятия не имею. Он не желает говорить о происшедшем. — Джордан взглянул на нее. — И на твоем месте я не стал бы его сейчас расспрашивать. Он сам расскажет тебе, когда настанет подходящий момент.
— Но, может быть, это только временное, и он опять станет прежним. Джордан промолчал.
— Ты так не думаешь?
— Не думаю.
— Похоже, тебя это не тревожит. Они сделали с ним что-то ужасное!
— Меня тревожит то, что они с ним сделали, но не перемена в нем. Я знаю, что ты о ней жалеешь, но теперь он стал сильнее и может защитить себя. — Он вдруг расхохотался. — И даже сам атаковать.
— Атаковать?
— Увидишь. — Он посторонился и жестом пригласил ее войти в палатку впереди него. — Вероятно, очень скоро, если не прямо сейчас.
Озадаченно нахмурившись, она прошла внутрь.
Грегор стоял на коленях подле овчинной подстилки, на которой лежала воран. Алекс энергично расхаживал по палатке, ставя рядом с нею миску, приготавливая на столике чистые бинты и тряпки.
Грегор поднял голову и улыбнулся Марианне:
— Рана у нее не тяжелая.
— У меня очень тяжелая рана, — недовольно поправила его воран. — Я сильно страдаю, и мне приходится терпеть невыносимые унижения.
— Она всегда злая, когда болеет. — Своей огромной лапой Грегор нежно поправил прядь волос у нее на лбу. — И речь у нее становится дурная, как болотная трясина.
— Какая гадкая картина. И к тому же неверная. — Она бросила на Марианну сердитый взгляд. — Что вы так на меня смотрите? Вам приятно видеть меня слабой и беспомощной?
Лицо у нее немного осунулось, но привычная ее властность и пыл по-прежнему не погасли.
— Я смогу вам ответить, когда вы проявите одно из этих качеств, — заметила Марианна. — Сейчас я вижу только капризы. — Она взглянула на Грегора. — И речь, дурную, как болотная…
— Хватит! Вокруг меня одни враги. — Тут Алекс опустился рядом с ней на колени, и она кинула на него злобный взгляд. — Нет! Убирайся!
Не обращая внимания на ее слова, он обмакнул тряпку в горячую воду.
— Джордан, для чего мне было спасать ваши жизни, если вместо благодарности этот дьяволенок меня терзает?
—Ошибка? — ехидно подсказал Джордан. — Это отучит вас всегда настаивать на своем.
Алекс развязал бинты на плече воран и обнажил покрасневшую и опухшую рану.
— Не смей ко мне прикасаться! — властно приказала она.
Не обращая внимания на ее окрик, Алекс осторожно промакнул край раны.
Ана побледнела и прикусила нижнюю губу, так что на ней выступила капелька крови.
— Осторожнее, — быстро сказал Грегор.
— Он этого слова не знает, — сказала Ана. — Каждые четыре часа он набрасывается на меня и устраивает мне эту пытку.
Алекс упрямо выпятил подбородок:
— Джордан говорит, что рану надо обрабатывать, а то будет нагноение.
— С меня хватит! — она гневно посмотрела на него. — Убирайся из моей палатки!
Он невозмутимо продолжал промокать рану.
— Грегор, возьми его и унеси отсюда! Марианна шагнула вперед, готовая вступиться за брата.
— Нет. — Джордан положил руку ей на плечо и заставил остановиться.
— По-моему, он делает все правильно, — сказал Грегор. — Кто-то же должен заниматься этим. Не думаю, чтобы ты могла ударить ребенка.
— Это не ребенок. Это демон какой-то! — Горячая вода попала прямо на рану, и Ана ахнула. — И его нельзя заставить перестать!
Алекс на секунду прервал свою процедуру и повернулся к Джордану:
— Я думаю, вам всем надо уйти. Она старается не заплакать. Ей будет стыдно, если вы увидите ее слабость.
Марианна смотрела на брата с изумлением.
— Это ты сейчас отсюда уйдешь, — сказала Ана. Алекс повернулся и гневно посмотрел ей в глаза:
— Я остаюсь. Они уходят. Рану надо промывать. Глаза воран изумленно расширились.
— Ана? — спросил Грегор.
— О ладно, — неохотно согласилась она. — Вы все можете идти. Он явно не проявит ко мне милосердия. — Она взглянула на Грегора. — А ты останься. Мне надо, чтобы кто-то меня защищал.
— Я не уверен, что хочу тебя защищать. Пока Алекс не сказал мне, что ты ранена, я сам был готов тебя придушить. Мне вовсе не понравилось, что ты за Моей спиной назначила награду за голову Костейна.
— Его убили? — оживилась она. — Кто?
— Нико.
Ана Дворак удовлетворенно улыбнулась:
— Хорошо!
— Ничего хорошего. Изволь больше в мои дела не вмешиваться.
— Это было и мое дело. Ты — мой подданный, и моя обязанность — тебя защищать.
— Ана!
— Ну хорошо. Какая теперь разница? Он уже все равно убит. — Она с вызовом посмотрела на Алекса. — Тебе следовало бы к этому прислушаться, мальчик. Если ты сделаешь мне больно, я могу назначить награду и за твою голову тоже.
— Не назначишь, — ответил Алекс, снова опуская тряпочку в горячую воду.
Джордан подтолкнул Марианну к выходу из палатки. Она недоверчиво оглянулась через плечо на маленького мальчугана и воран. Как странно они выглядели рядом друг с другом, и тем не менее между ними существовала почти видимая связь.
— Я не уверена, что нам следовало их оставлять, — обеспокоенно сказала Марианна, как только они вышли из палатки.
— Она не причинит ему вреда. Эта битва идет с самого нашего приезда. Алекс потребовал, чтобы именно ему разрешили ухаживать за ней. Он этой ночью даже не ложился, чтобы вовремя промывать ей рану.
— Правда? — У нее в уме возникла забавная картинка: маленький детеныш защищает раненую львицу. — Ты не должен был ему этого разрешать. Ему нужен сон.
— Я бы не смог ему помешать, — сухо ответил Джордан. — К тому же так он был бы при деле. Я не хотел, чтобы он беспокоился о тебе. Достаточно, что беспокоился я.
Его слова наполнили ее глубокой радостью: они так много для нее значили! Но Марианна заставила себя не задумываться над ними.
— Наверное, ему можно сейчас с ней расстаться. Я приду за ним попозже.
— Он может не пойти с тобой. — Увидев страдание на ее лице, он резко добавил: — Ради Бога, не надо так переживать! Ведь это не значит, что он стал меньше любить тебя. Ты его не потеряла.
— Может быть, он винит меня за то, что с ним случилось.
— Он прекрасно понимает, что это не твоя вина.
— А может быть, моя. Ты же говорил, что я сама захотела приехать в Дэлвинд.
— Это была неправда. Разве ты не знаешь, что, когда мужчина соблазняет женщину, он готов сказать что угодно, лишь бы добиться своего?
Мужчина — да. Но не Джордан. Джордан не стал бы лгать.
Он остановился, сжав ее плечи:
— Послушай меня. Он не обвиняет тебя. Если кто-то и виноват, то это я.
Марианна покачала головой:
— Он так изменился!
— Его изменила жизнь, а не ты. И изменила к лучшему. Разве ты сама этого не видишь? Много ли найдется детей его возраста, которые не отступили бы перед воран? Раньше он был просто славным парнишкой, а теперь…
Джордан замолчал.
— А что теперь?
— Теперь он напоминает мне тебя при нашей первой встрече.
— Когда я была грязная, голодная и яростная, как дикий зверек?
— Это все не имело значения. — Его пальцы разжались и снова сомкнулись на ее плечах с какой-то странной жадностью. — Даже во тьме ты служила солнцу.
Марианне хотелось бы отстраниться, но она не могла пошевелиться. Именно так он смотрел на нее когда-то давно в башне Камбарона, когда солнечный свет наполнил ее пьянящей радостью, и ей впервые показалось, что она может заглянуть под маску, которая обычно так тщательно скрывала его мысли и чувства.
— Меня тоже выгнали, — произнес у них за спиной Грегор. Они повернулись и увидели, что он направляется к ним. — Похоже, Алекс решил, что я мешаю. Ане придется самой себя защищать. Марианна была рада, что появление Грегора рассеяло колдовское очарование. Отведя взгляд, она быстро проговорила:
— Мне надо пойти к себе в палатку и смыть с себя всю дорожную пыль. Потом я вернусь за Алексом.
— Сначала отдохни немного, — посоветовал ей Джордан. — Никакой спешки нет. Ты ехала верхом целый день.
— Я не могу отдыхать. Передайте Алексу, что я скоро вернусь.
А не все ли ему равно, вернется она или нет, печально подумала Марианна, удаляясь от палатки воран, Джордан уверяет ее, что она не потеряла брата, но в эту минуту она испытывала острое чувство потери. Глупо, конечно, так себя жалеть. Алекс цел и невредим, и Джордан тоже. Час назад она сказала бы, что ей больше ничего от жизни не нужно. Но, похоже, как только исчезает опасность, вновь просыпаются желания — и она вновь стремится к тому, чего не может иметь.
Но почему она решила, что все так плохо? Да, Джордан ей недоступен, но у нее есть Алекс: он ее любит, она нужна ему. Просто надо будет напомнить обо всем, что их связывает.
Войдя в палатку, она сразу же сняла жакет и амазонку и омыла прохладной водой лицо и шею. Ей всегда нравилось прикосновение прохладной воды к коже. На одном из витражей, которые приехали с ней сюда на повозке, был изображен водопад, сбегающий по поросшим мхом камням. Ей захотелось вернуть чувство наслаждения, которое она испытала, когда создавала бледно-голубые фрагменты стекла с изображением потока.
Витражи.
Марианна сразу же пожалела, что вспомнила о них. Небров знает о Завкове, а это означает, что теперь Марианне уже нельзя просто хранить молчание о Джадаларе и туннеле. Ей необходимо что-то предпринять, если она собирается сдержать данное матери слово и выполнить долг, к которому ее готовили с самого детства.
И «если» тут неуместно, нетерпеливо напомнила она себе.
Обещание необходимо исполнить. Теперь, когда Алекс в безопасности, у нее нет отговорок. Конечно, ее поступок окончательно разлучит ее с Джорданом, но, наверное, это будет к лучшему. Теперь, когда она поняла, как сильно его любит, она превратилась в изголодавшегося ребенка и хватается за каждое мгновение, проведенное рядом с ним, за каждое новое ощущение.
Та первая секунда, когда она увидела Джордана у палатки воран, была настоящей пыткой: ей бесконечно трудно было сдержать себя и постараться не выдать своего волнения. Больше всего на свете ей хотелось броситься к нему, обнять и уже не выпускать из объятий. И он откликнулся бы на ее зов, она уверена. Но на этом пути ее ждет опасность. Стоит еще хоть раз поддаться его очарованию, и она уже не найдет в себе сил уйти. Нет, ей нужно порвать с ним, чтобы не поддаться соблазну стать снова тем безвольным существом, которым она была в Дэлвинде.
Но сейчас она слишком измучена, чтобы принимать решение. Надо хоть немного отдохнуть.
Спустя еще минуту она уже свернулась на своем матрасе и закрыла глаза. Темнота была желанна, темнота была ее защитой, темнота приносила забытье. Марианна всегда любила свет, но сейчас он был бы для нее невыносим.
Она отдохнет час, а потом пойдет и заберет Алекса из палатки воран
Всего час…
— Черт подери, она отрицает, что Алекс от нее отвернулся. — Джордан сжал кулаки в бессильном гневе.
— Она не может повернуть время вспять, — спокойно произнес Грегор. — Она должна смириться с тем, что мальчик уже никогда не будет прежним.
— Знаю, но она и в этом будет винить меня.
— Ей чужда несправедливость. Просто она еще не смирилась с переменой, которая ее поразила, но эта рана заживет. Ей ли не знать, как тяжело может ранить жизнь?
Джордан содрогнулся. Он тоже нанес ей немало ран.
— Но эта вина действительно лежит на мне. — Он сурово сжал губы. — Я хочу отомстить Неброву.
— И я тоже. Он слишком много мешал нам. — Грегор помолчал. — И он не успокоится. Он не настолько глуп, чтобы преследовать нас в Кассане, но все же он будет пытаться найти способ отыскать туннель.
— Без Джедалара?
— Он упомянул еще кое-что. Завков. Джордан нахмурился:
— А это еще что за дьявольщина?
— Я этого не знаю, но Марианна знала. Он назвал его замком от ключа. Очевидно, Джедалар — это только часть ответа на загадку.
Это звучало убедительно. Хотя в витраже содержалась вся карта туннеля, должно было быть еще что-то, что объясняло бы, как пользоваться этой картой.
— И ты говоришь, что Марианна это знает?
— И пришла в ужас от того, что Неброву об этом известно. Ее это испугало.
— Достаточно ли сильно, чтобы отдать Джедалар нам?
Грегор пожал плечами:
— Возможно. Я решил, что обсудить с ней это лучше тебе.
— Я так и сделаю. — Джордан посмотрел в ту сторону, куда ушла Марианна. — Но не сейчас. У нас все еще есть время.
—Не очень много.
— Я это знаю, — резко ответил он. — Но что, по-твоему, я должен сделать? Она устала, испуганна и страдает.
— Когда все это началось, ты не стал бы тревожиться о ней, если это означало бы безопасность Кассана.
— Не сейчас!
Джордан повернулся и поспешно ушел. Грегор был прав, но от этого выбор не становился легче. Ему не хочется принуждать ее, и, видит Бог, ему не хочется снова заставлять ее страдать. Почему она не понимает, что было бы лучше, чтобы туннель нашел он, а не Не-бров? Кассан воспользуется им только для самозащиты, но если эта карта попадет в руки Наполеону, это — катастрофа.
Она не понимает этого, потому что жизнь научила ее никому не доверять. И ему она сказала только то, что было необходимо для спасения Алекса. Трудно надеяться, что сейчас она будет готова рассказать что-то еще.
Что такое, к дьяволу, этот Завков?
* * *
Марианна проснулась уже далеко за полночь и не сразу сообразила, где она и что происходит.
Алекс… Ей не следовало спать. Она нужна Алексу. Алекса здесь нет! Небров захватил его, и… Она вскочила, и это резкое движение заставило ее окончательно проснуться и моментально прийти в себя. Все в порядке. Этому ужасу пришел конец. Наверное, Алекс по-прежнему с воран, так что ей достаточно просто пойти за ним и привести в свою палатку.
Прежде чем выйти, она ополоснула лицо холодной водой и попыталась пригладить волосы.
В лагере все спали, не считая охраны вокруг палаток. Везде царила глубокая тишина. Где-то здесь, совсем близко, спал Джордан. Она снова остро вспомнила, как его нагое тело лежало рядом с ней в постели, как его рука властно ее обнимала.
Она поскорее оттолкнула от себя это воспоминание. Она не хочет думать о Джордане, а тем более — о тех днях в Дэлвинде. Реакция ее тела стала слишком привычной, чтобы не…
В палатке воран все еще горела лампа.
Может, ей стало хуже? Последние несколько шагов Марианна преодолела почти бегом и поспешно откинула закрывающее вход полотнище.
У самого входа она застыла неподвижно. Алекс свернулся на подстилке рядом с воран, приникнув своей кудрявой головой к ее обнаженному плечу.
При виде этого Марианну пронзила острая боль. Даже когда они спорили, связь между ними была очень заметной, а в эту минуту их можно было бы принять за мать с сыном.
Наверное, у нее вырвался какой-то возглас, потому что воран открыла глаза и взглянула на замершую у порога девушку.
Марианна сделала еще шаг и оказалась внутри палатки.
— Наверное, он вам мешает. Я сейчас его заберу.
— Нет! — воран крепче обхватила Алекса. — Это — здоровое плечо. Он только что заснул. Оставьте его в покое.
— Если вам он не мешает, значит — ему неудобно. Ему надо лечь по-настоящему.
— Разве похоже на то, что ему неудобно? — вызывающе взглянула на нее воран. — Это вам мешает то, что он здесь. — Она кивком головы указала на низенький табурет, стоявший у постели. — Садитесь. Нам надо поговорить.
— У меня нет желания разговаривать. К тому же мы разбудим Алекса.
— Сейчас его мог бы разбудить разве что трубный глас. Он не спал всю прошлую ночь, обрабатывал мне рану. Джордан не мог заставить его лечь. Он и сейчас бы не заснул, если бы совсем не замучился. — Она посмотрела на Алекса, нежно разгладив рукой его спутанные кудри. — Он совсем на вас не похож. Он темный, а вы светлая.
Марианна неохотно подошла и уселась на табурет.
— Он похож на нашу мать.
— Он красивый мальчик. Наверное, она была очень хороша собой.
—Да.
Ана Дворак снова перевела взгляд на Марианну:
— Вы ревнуете. Вам не нравится, что он здесь со мной.
— Я не ревную! Я понимаю, что вы ранены, но он ведь еще ребенок. Ему не следовало обрабатывать… — Марианна оборвала себя и устало кивнула. — Да, вы правы. Кроме него, у меня никого и ничего нет. Я не хочу его потерять.
— Вы его не потеряете. Вы дарили ему любовь и исполняли свой долг в течение всей его жизни. Это привязывает его к вам. — Она невесело улыбнулась. — Поверьте мне. Я эту истину знаю прекрасно.
— Но вы решили порвать эту связь с Джорданом.
— Потому что тогда я была юна и эгоистична. Я вышла замуж за слабого человека, который думал, что сможет украсть мою силу и подчинить меня себе. Когда он увидел, что я этого не допущу, он возненавидел меня. Моя жизнь стала невыносимой. Я была чужой и одинокой в этой холодной стране. Мне надо было оттуда вырваться.
— И оставить вашего ребенка.
— Вы что же, думаете, я этого хотела? Я его любила! Он был моим единственным спасением! Но я больше не могла там оставаться. — Она пожала плечами. — Если бы я осталась, он все равно потерял бы меня.
— Я так не считаю.
— Вот как? — Она сверкнула глазами. — Мой муж начал меня избивать. У меня вспыльчивый характер, и я бы долго такого не выдержала. Я бы убила его! — Она сардонически улыбнулась. — Я предпочла побег из Англии перспективе быть повешенной. Не сомневаюсь, что вы бы остались и кротко сносили все оскорбления ради того, чтобы выполнить свой долг.
— Нет, во мне нет кротости, и я, наверное, бежала бы из Камбарона, как и вы. — Она помолчала. — Но я нашла бы способ увезти своего ребенка.
— Как это следовало сделать мне, — прошептала воран. — Я не отрицаю своей вины. Вы думаете, я не раскаиваюсь в том, что сделала? Тогда это казалось невозможным, но мне следовало найти выход. — Она снова взглянула на Алекса. — Но жизнь достаточно меня за это наказала. Поначалу я просто была счастлива, что снова вернулась в Кассан, но потом я начала думать о Джордане. Каждый раз, видя ребенка, я с новой силой осознавала, чего лишилась. — Она нежно провела пальцем по лбу Алекса. — Я не чудовище. Даже если бы это было возможно, я не украла бы у вас такие вот минуты.
Марианна почувствовала, как глаза ей обожгли слезы. Но она не хотела испытывать жалость к этой сильной и властной женщине. Она не хотела втягиваться в жизни Джордана и Аны.
Воран чуть слышно продолжала говорить:
— Может быть, вы позволите мне взять взаймы хоть немного? Я никогда не знала таких минут с Джорданом, а теперь он отказывает мне даже в понимании.
Униженный тон ее мольбы тронул Марианну, но она постаралась не поддаваться слабости.
— Спящие дети всегда кажутся трогательными. Но когда они просыпаются, появляются трудности.
— Я могла бы справиться с трудностями. Если бы вы мне это позволили.
Марианна смотрела на нее, не в силах унять бушевавшие в груди противоречивые чувства. Сейчас Алекс был нужен ей так, как никогда.
Но, возможно, Алексу нужна не она, вдруг осознала девушка. Может быть, в этот период выздоровления ему нужно помочь залечить чужие раны. Может быть, она ведет себя эгоистично не только по отношению к воран, но и по отношению к Алексу. Трудно было понять, что надо делать.
Нет, не понять, а только признаться себе, что надо делать.
— Но я не допущу, чтобы вы на него кричали. Воран почувствовала, что одержала победу, и на ее лице промелькнуло облегчение.
— Вы думаете, его это задевает? Он выносливее, чем вам кажется. Мы понимаем друг друга.
У Марианны снова болезненно сжалось сердце. Ей хотелось бы понимать этого нового Алекса так же хорошо, как это удавалось воран.
— Вы должны заново познакомиться друг с другом. — Воран словно прочла ее мысли. И тут же, поморщившись, добавила: — Но я не советую вам ради этого получить пулевое ранение. Это очень больно.
Марианна слабо улыбнулась, но снова твердо повторила:
— Я не допущу, чтобы вы на него кричали. Воран состроила гримасу:
— А, ладно. Я постараюсь укоротить свой язычок. Хотя это не в моей натуре.
— Я заметила это. — Марианна поднялась на ноги. — Не буду мешать вам спать. Может быть, надо как-нибудь помочь с вашей раной?
Воран покачала головой.
— Вы не станете будить мальчика?
— Нет. Похоже, что он достаточно хорошо устроился на ночь. — Марианна направилась к выходу из палатки. — Передайте ему, что мы увидимся утром.
— Подождите.
Марианна оглянулась через плечо.
— Я благодарю вас, — запинаясь, проговорила воран. — Я знаю, что вам это нелегко.
— Да, нелегко. Я сержусь, и обижена, и — да, ревную. — Она невесело улыбнулась. — Я, как и вы, люблю, чтобы все шло по-моему.
— Тогда почему вы это разрешили?
— Ради Алекса. Возможно, сейчас вы ему нужнее, чем я. — Она помолчала. — —А когда несешь ответственность за ребенка, приходится всегда поступать так, как лучше для него, а не для тебя.
Воран содрогнулась:
— Это жестокий удар.
— Да. Я хотела причинить вам боль. — Она пожала плечами. — Я думала, это поможет мне почувствовать себя немного лучше.
— Помогло?
— Нет.
Марианна вышла на улицу и остановилась, глубоко вдыхая прохладный ночной воздух. Ей хотелось бы вернуться и подхватить Алекса на руки, броситься бежать с ним и унести куда-нибудь далеко отсюда. Во многом эта ночь оказалась для нее тяжелее той, когда Костейн увез ее брата. Привязанность — опасный враг, а воран накопила в душе годы невостребованной любви и теперь готова излить ее на ребенка. А еще их связывает опасность, которую они пережили вместе.
Нет, она не вернется в палатку. Она сделала выбор. По крайней мере ей не придется тревожиться за Алекса, пока она будет выполнять данное маме обещание.
И чем быстрее она его выполнит, тем лучше. Теперь, когда ее тут ничто не удерживает, пора готовиться к отъезду.
Лошадей стреножили примерно в четверти мили от лагеря, где было неплохое пастбище. Грегор назначил для их охраны только двоих. Поскольку лошадей очень много, ей, наверное, удастся незаметно увести оттуда свою лошадь, к которой она успела привыкнуть.
Марианна посмотрела в ту сторону лагеря, где в темноте можно было различить силуэт повозки, на которой были сложены ее витражи. Она стояла возле одной из больших палаток, возможно Грегора или Джордана. Охранников не было видно, но Джордан — человек умный и не оставит Джедалар без присмотра. Он хорошо знает ее характер и будет готов к тому, что она сделает попытку спрятать Джедалар.
Это будет нелегко, утомленно подумала Марианна.
Но легко или нет, сделать это необходимо.
* * *
На следующее утро Джордан стремительно вошел в ее палатку:
— Где он?
Она быстро повернулась ему навстречу, но, увидев его лицо, вздрогнула:
— Где кто?
— Бога ради, не притворяйся, будто не понимаешь. Я знаю, что он должен быть где-то у тебя в палатке. Вчера ночью тебя видели.
— Ты хочешь сказать, что велел за мной шпионить? — Она облизала свои сухие губы. — Тогда твои шпионы должны были тебе сказать, что я была в палатке у воран, у Алекса.
— А сразу после этого ты пошла к повозке и что-то оттуда взяла.
— Правда?
— Тебе это прекрасно известно. Где Джедалар, Марианна?
Она бросила на него вызывающий взгляд:
— Я не знаю, что ты имеешь в виду. Он схватил ее за плечи:
— Говори!
— С чего я стану тебе говорить? Чтобы ты украл его у меня, как твоя мать украла Алекса?
— Я не отвечаю за то, что говорит или делает воран. Никто Алекса у тебя не крал. Что, к дьяволу, произошло ночью у нее в палатке? Это имеет отношение к тому, что ты сделала?
Она только сжала зубы и ничего не стала отвечать. Джордан сделал глубокий вдох и постарался взять себя в руки.
— Черт подери, почему ты не подождала? Я собирался поговорить с тобой о Джедаларе.
— Мы уже и раньше говорили об этом, но договориться так и не смогли.
— Тысячи могут погибнуть, если эта карта попадет в руки Наполеона. — Лицо Марианны не поменяло выражения, и он добавил: — Я видел, как ты разговаривала с Нико. Он тебе нравится?
— Конечно, нравится.
— А ты знаешь, что его семья живет у самой границы с Россией? Их убьют в первую очередь, если там начнутся военные действия. Ты же видела, что армия Неброва сделала с Монтавией. Ты хочешь, чтобы такое случилось и здесь, в Кассане?
— Наполеон не найдет туннель. Никто из вас туннеля не найдет.
— Грегор сказал, что Неброву известно что-то, носящее название Завков. Он знает гораздо больше нас, есть риск, что он сумеет отыскать туннель.
— Без витража ему его не найти.
— И, Бог свидетель, витраж не попадет ему в руки! — Лицо Джордана посуровело. — Потому что ты отдашь его мне.
— Не отдам! Витраж принадлежит только мне, и я не… Отпусти меня сейчас же! Джордан вынес ее из палатки.
— Я не хотел идти на это. — По-прежнему не разжимая стального обруча рук, он поставил ее на землю перед Грегором. — Обыщи палатку.
— Нет! — Марианна начала вырываться, с отчаянием глядя в сторону входа.
Печально покачав головой, Грегор исчез внутри. — Перестань сопротивляться, — приказал Джордан. — Ты думаешь, мне приятно было идти на это? Черт возьми, ты меня вынудила!
— Ни к чему я тебя не вынуждала. Я просто взяла то, что принадлежит мне по праву. — Она попыталась ударить его локтем в грудь. — Я же позволю тебе ограбить меня!
Он прижал ее руки к бокам, заставляя стоять неподвижно.
— Марианна, не надо… — Голос у него сел, как от сильной боли, и он умоляюще заглянул ей в глаза. — Разве ты не можешь понять? Я вынужден его у тебя забрать!
Она вдруг перестала сопротивляться.
— Ну пожалуйста! — она взглянула на него странно заблестевшими глазами. — Я же дала клятву! — Неужели он не может этого понять? — Я должна выполнить обещание!
— Я его нашел, — сказал у нее за спиной Грегор. — Она прорезала матрац и спрятала витраж внутри.
Они нашли витраж. Все кончено.
Марианна сквозь слезы наблюдала, как Джордан рассматривает витраж. На нем был сложный узор, изображавший клумбу нарциссов, расположенную у слияния трех извилистых потоков.
— Нарциссы, — сказал он. — Мне следовало этого ожидать.
Он вспомнил историю, которую она рассказала ему о своем самом первом в жизни витраже. Столько воспоминаний, столько уз, соединяющих близких людей, и сейчас все они должны быть забыты и порваны.
— Мне очень жаль, Марианна, — сказал он, но тотчас вспылил: — Нет, черт подери, мне не жаль! Я счастлив, что эта проклятая битва закончилась. Теперь эабудь об этом. Предоставь мне самому беспокоиться о туннеле и Неброве.
— Не могу я об этом забыть, — упрямо возразила она. — Я дала обещание матери, а ты заставляешь меня нарушить слово. — Она быстро заморгала и потупилась. — Ну вот, ты добился, чего хотел. Можно мне теперь вернуться к себе в палатку? — Голос у нее дрожал. — Я очень нескоро захочу смотреть на вас обоих и разговаривать с вами! Джордан отрывисто кивнул:
— Иди.
Она прошла в палатку, тяжело ступая, и решительным движением опустила за собой полотнище входа. Все кончено.
* * *
— Тебе надо спросить ее о Завкове, — напомнил Джордану Грегор.
— Я поговорю с ней после ужина. Пусть хоть немного оправится и придет в себя.
— Да, она очень тяжело это восприняла. — Грегор перевел взгляд на витраж. — Как ты думаешь: эти три ручья — ответвления туннеля?
— Не знаю. — Ив эту минуту ему действительно это было неинтересно. Он видел перед собой только опустошенное лицо Марианны в ту секунду, когда она повернулась, чтобы уйти к себе в палатку. Резким движением он протянул витраж Грегору. — Изучи его внимательно и попробуй разобраться, что к чему. Сейчас я на него даже смотреть не могу.
— Это — только половина разгадки. А что, если она не захочет рассказать нам о Завкове?
— Надеюсь, что не захочет. Тогда у меня будет предлог заняться Небровым сейчас, а не позднее. —Он жестоко улыбнулся. — Клянусь, в моих руках он заговорит.
* * *
Солнце уже начинало садиться, когда Джордан стремительно вошел в палатку воран. Он посмотрел на Длекса, сидевшего возле ее постели:
— Беги к своей сестре. Ты ей нужен.
— Марианне? — нахмурился Алекс. — Зачем?
— Просто иди не спрашивая.
Алекс нерешительно посмотрел на воран:
— Ничего, если я уйду?
Ана кивнула, не отрывая глаз от лица Джордана:
— Конечно, иди. — И она с иронией добавила: — Обо мне позаботится мой сын. Алекс выбежал из палатки.
— Ты на меня злишься, — сказала воран. — Признаюсь, я удивлена. Лежа пластом в постели, не так легко совершить какой-нибудь недопустимый поступок.
— Я не злюсь. — Джордан помолчал. — Марианне нужно, чтобы мальчик сейчас побыл с ней. Я знаю, что вы больны, но я хочу, чтобы с этого момента вы обходились без него.
— Марианна попросила тебя вмешаться? — медленно проговорила воран. — Почему же она сама не пришла ко мне?
— Она ни о чем не просила меня. Просто она сказала… — Джордан замолчал. — Прошлой ночью, когда она ушла из вашей палатки, она взяла с повозки Джедалар и спрятала его у себя. Этим утром я его у нее отобрал.
— И теперь тебя переполняет чувство вины, и ты хочешь дать ей все, что в твоих силах, чтобы смягчить ее страдания. — Ана слабо улыбнулась. — Мы с тобой очень похожи. Совсем недавно я пыталась сделать то же самое.
— Мы совсем не похожи, — возразил он. — Я не убегаю и не бросаю тех, кто мне принадлежит. Она окаменела:
— О, наконец-то мы говорим об этом открыто. Нет, ты убегаешь раньше, чем они начинают тебе принадлежать. Так тебе не приходится бояться, что когда-нибудь они тебя оставят. — Она Покачала головой. — Но это «е помогает, правда? Всегда находятся люди, которые обманывают твою бдительность. По-моему, беле это удалось.
— Отпустите от себя мальчика. Он вам не нужен.
— Ты, как всегда, несправедлив ко мне. Что ты думаешь, я держу его на привязи?
— Да, именно это вы делаете со всеми нами. Она изумленно раскрыла глаза:
— Что?!
— Вы всех нас держите на привязи. Спросите хоть Грегора. Он у вас на побегушках еще с тех пор, как вы были детьми.
— Мы сейчас говорим не о Грегоре. Ты сказал «нас». И тебя?
Он секунду помолчал, а потом медленно проговорил:
— Мне с детства все твердили, что я похож на вас. Я много о вас думал, пока рос. У меня не было абсолютно ничего общего с отцом. — Тут он невесело улыбнулся. — Знаете, какое-то время я его ненавидел, потому что обвинял в том, что он довел вас до смерти?
— Нет, я не знала этого.
— Было очень неприятно узнать, что я обвинял его напрасно. Я чувствовал себя обманутым, оставленным в дураках и решил, что ненавижу вас так же сильно, как и отца. Я отчаянно сопротивлялся, когда Грегор хотел привезти меня сюда, но он все равно заставил меня приехать.
— Это я велела ему, чтобы он заставил тебя приехать.
— Потом я встретил вас, и вы оказались точно такой, какой я вас себе представлял. Властность, сила и огонь. Я уверен, вы будете торжествовать, когда услышите, что именно вы притягивали меня сюда до тех пор, пока я не полюбил Кассан.
Ана попыталась было протянуть навстречу ему руку, но, увидев непримиримое выражение его лица, снова бессильно ее опустила.
— Ты не хотел говорить мне этого. Почему же все-таки сказал?
— Потому что знал, что вы всегда хотели услышать от меня это признание. Ну что ж, я вам это сказал. Теперь вам не нужен еще один пленный, прикованный к вашей триумфальной колеснице. Отпустите мальчика и отдайте его Марианне.
— Господи, неужели ты думаешь, что я… — Она на секунду прикрыла глаза, словно от мучительной боли, но потом снова заставила себя их открыть. — Марианна знает, что может забрать мальчика, если захочет. Она сама решила не делать этого.
— Я вам не верю. Она сама сказала мне, что вы его украли.
— Значит, у нее были собственные причины, что бы сказать неправду. Пойди-ка лучше и попробуй выяснить их. По-моему, я очень устала.
Она выглядела бледной и осунувшейся, и Джордан впервые со дня своей встречи с ней увидел, что она уже больше не молодая женщина. Он был полон досады и недовольства из-за того, что ему приходится обращаться к ней с просьбой, и поэтому он специально старался задеть ее. Она всегда была такой сильной в любому умела дать отпор. Почему же сейчас его слова так больно ранили ее?
— Если я ошибся, я прошу вашего прощения, — сказал он. — Марианна была очень расстроена. Возможно, она говорила веши, которые…
— Я не могу найти Марианну! — сказал Алекс, вбегая в палатку. — Может быть, она поехала покататься?
Джордан застыл:
— Ее нет в лагере? Алекс покачал головой.
Повернувшись, Джордан быстро подошел к мальчику.
— Пойди отыщи Грегора и скажи ему, чтобы он дожидался меня у палатки Марианны.
— Собственные причины, — повторила у него за спиной воран. — Грегор говорил мне, что она — женщина необыкновенная. Бедный Джордан, все это неприятное признание оказалось напрасным! Ты посадил ее в клетку, а она не захотела в ней оставаться. Готова биться об заклад, что бела от тебя улизнула.
— И оставила Алекса? Только одна вещь могла бы ее заставить это сделать!
— А, туннель. Но ведь ты сказал, что Джедалар у тебя.
— Она хотела, чтобы я так думал. Господи, она провела меня как последнего дурака!
И он стремительно вышел. Тяжелое полотнище захлопнулось за ним.
Когда Джордан подошел к палатке Марианны, Грегор уже дожидался его.
— Ее здесь нет. В задней стене разрез — видимо, она через него пролезла.
— Ее лошадь исчезла?
— Я не успел опросить охранника. Надо полагать, что да. — Грегор помолчал. — Но я успел сходить к повозке и пересчитать витражи. Не хватает трех.
— Один разбил Небров, с помощью второго она провела нас, и третий — настоящий Джедалар. Значит, вчера она взяла из повозки два витража и спрятала один где-то вне палатки.
— И теперь с настоящим Джедаларом едет отыскивать этот самый Завков. — Грегор негромко присвистнул. — Нельзя не восхищаться нашей голубкой. Здорово сыграно!
— У меня нет желания ею восхищаться, — сквозь зубы процедил Джордан. — Больше всего мне хочется ее придушить. — Он отвернулся. — Позови Нико и еще человек двадцать. Один из них должен быть хорошим следопытом.
— Лучше Нико следопыта нет. Не беспокойся, мы поймаем ее еще до наступления утра.
— Я не собираюсь ее ловить. Я хочу ехать следом за ней.
— И получить все разом. — Грегор кивнул. — Бывают моменты, когда ты оказываешься не беспросветно тупым, Джордан. Конечно, это все благодаря моей прекрасной системе обучения. — Он ждал, что Джордан улыбнется в ответ, но, увидев, что его лицо по-прежнему остается хмурым, негромко добавил: — Не надо слишком сильно на нее сердиться. Она использовала то оружие, которое у нее оставалось.
— Она использовала мою жалость и мягкосердечие, чтобы выставить меня дураком! Ты прав, черт по-Дери, я сержусь! — Он повернулся и зашагал к лошадям. — Мы выезжаем через час.
— Я пришел с тобой попрощаться, —сказал Грегор, входя в палатку Аны. — Я распорядился, чтобы тебя отвезли обратно в Ренгар.
— Погрузив на повозку, как мешок муки, — отозвалась та, насмешливо растянув губы. — Какое унижение для воран! Где Алекс?
— Бегает по лагерю, выполняя поручения Нико и остальных. Он тревожится за Марианну, и Джордан сказал, чтобы мы постарались его побольше занять. После нашего отъезда твоим долгом будет утешать его.
— Слушаюсь и повинуюсь. — Она улыбнулась не без горечи. — Это должно быть легче легкого. Если послушать Джордана, то мне стоит только шевельнуть пальцем — и все подпадают под мои чары.
— В этом есть немалая доля правды. — Грегор опустился на колени подле ее постели. —'Но меня удивляет, что он произнес это вслух.
— Он был расстроен из-за белы. — Она помолчала. — Он привязался к ней. Это не просто плотская страсть.
— Да, но он может никогда в этом не признаться. Сейчас он ужасно на нее сердит
— Потому что она его обманула и оставила. Как когда-то сделала я. Ему должно теперь казаться, что все женщины, которых он любит, предают его. Меня он так и не простил. Кто знает, сумеет ли он простить ее? Бедная девочка, ни Джордан, ни я не облегчаем жизнь тем, кто нам дорог. — Ана протянула руку и прикоснулась к пальцам Грегора. — Он считает меня какой-то злой Цирцеей. Я ведь не такая, правда?
Грегор хохотнул:
— Если бы ты ею была, я первый пал бы твоей жертвой. Я похож на свинью? Насколько я помню, она ведь всех превращала в свиней, так?
— Ничуть не похож. Ты очень красивый. — Подняв руку, она скользнула пальцами по уродливому шраму на его лице. — Для меня ты всегда будешь красивым.
Он поймал ее руку и поднес к губам:
— Я знаю.
— Какой ты тщеславный!
— Ты видишь красоту, потому что видишь любовь.
По ее лицу скользнула тень.
— Джордан сказал, что ты прикован к моей триумфальной колеснице.
— У тебя триумфальная колесница? А я-то считал, что они устарели!
— Я говорю серьезно. Я веду себя эгоистично?
— Да. — Он улыбнулся. — Но без этого эгоизма я не представляю себе жизни. — Наклонившись вперед, он прижался губами к ее лбу. — Мне надо идти. Я хочу, чтобы к моему возвращению в Ренгар ты уже была здорова. Понимаешь?
— Буду. — Она крепче сжала его руку. — Почему?
Он вопросительно приподнял брови.
— Почему ты даешь мне так много, но не все?
— Ты не понимаешь? — Его лицо осветилось нежной улыбкой. — Я удивляюсь, как это ты не догадалась.
— Скажи мне!
— Потому что я тоже эгоистичен.
— Ты не эгоистичен. Ты всем отдаешь себя.
— Потому что мне это приятно. Разве это не разновидность эгоизма? Я люблю тебя всю мою жизнь, но я не хочу получать какие-то подачки. Когда я был моложе, я думал, что этого может оказаться достаточно но постепенно я понял: я не такой человек, который может довольствоваться полупустой чашей.
— Я не полупустая чаша! — возмутилась она.
— Возможно, я употребил неудачный образ. Может быть, проблема в том, что ты всегда была полна до краев. Поначалу ты не желала на меня смотреть, потому что я не был благообразным и обаятельным, как отец Джордана. Я всегда был похож на пастушеского пса, шедшего за тобой по пятам.
Она попыталась пошутить:
— Пастушеский пес лучше свиньи, надо полагать. — И, с трудом сглотнув вставший в горле ком, она добавила: — Джордан прав. Я плохой человек. Я действительно причинила тебе немало боли.
— Ненамеренно. — Он снова поднес к губам ее руку. — А потом, когда ты наконец на меня взглянула, ты все еще отдавалась битве с демонами, которых сама же и создала. Тебе надо было утвердиться, доказать свою ценность и достоинство, надо было сделать Кассан безопасным и преуспевающим, надо было приманить к себе сына.
— И ты помогал мне все это делать.
— Да, я помогал тебе, потому что я люблю тебя. Но именно поэтому я никогда не соглашусь на второстепенное место в твоей жизни.
— Ты всегда был для меня самым близким человеком. Как мне тебя в этом убедить? Господи, чего тебе от меня надо?
— Мне надо все. Меньшее меня не удовлетворит, — просто сказал Грегор. — И когда-нибудь, когда ты отбросишь свое чувство вины перед сыном и примиришься сама с собой, ты сможешь это дать» — Он поднялся на ноги. — Мне пора уходить. Я пришлю к тебе Алекса.
— Будь осторожен, — прошептала она.
— Естественно. А какой талисман, по-твоему, хранил меня все эти годы? Мой эгоизм. Он сделал меня осторожнейшим человеком. — Он поддразнивающе улыбнулся и чуть слышно повторил: — Мне надо все.
* * *
Нико подъехал к остальному отряду:
— Она направляется на север, через горы. Взгляд Джордана устремился на север, к высящимся вдали горам. Россия.
— В Москву? — пробормотал Грегор.
— Не обязательно. Завков может быть спрятан где-то неподалеку от границы.
— А что, если она направляется в Москву? Это дальняя, трудная дорога. Она может оказаться непосильной для одинокой женщины.
— Она не дура. Я уверен, что она взяла с собой еды.
Грегор скептически приподнял брови:
— Достаточно еды для такого длительного пути?
— Она умеет о себе заботиться. Когда она была еще почти ребенком, она пешком прошла половину Монтавии — из Самды в Таленку.
— Это совсем другое дело. На пути в Москву почти не будет городов и деревень. Она не сможет охотиться. Как она сумеет…
— Может, она и не направляется в Москву. Джордан пустил лошадь галопом, оставив позади Грегора с его тревогами о благополучии Марианны. Сейчас он не в состоянии тревожиться за нее.
Она воспользовалась его жалостью для того, чтобы его обезоружить и притупить его бдительность. Больше он не позволит ей этого сделать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрис

Разделы:
1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.Эпилог

Ваши комментарии
к роману Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрис



Очень захватывающий,читающийся на одном дыхании роман!!!Сюжет не избит,всем советую прочитать! Получите море впечатлений и эмоций!!!
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисИрина
14.06.2011, 3.43





Ерунда.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисНаташа
23.11.2011, 20.09





это первый роман, который я прочитала, и хотя многие исторические факты, например о России, были смешными (ну, такое уж представление у зарубежных авторов о нашей истории) мне очень понравился! главный герой шикарен, и вообще книга очень зацепила, как говорится)))))
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисLoreal
23.11.2012, 16.55





Даже не знаю.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисВика
23.11.2012, 19.11





роман понравился,хотя скорее это фэнтези,а не исторический роман.не понимаю почему такая низкая оценка-оригинальный сюжет,красивая история отношений.лично я прочла с удовольствием,хоть и не любительница сказочных королевств.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айристаня
23.11.2012, 20.37





Не лучшее произведение... если не сказать - зачем столько бреда
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрислена
29.06.2013, 18.28





Очень хороший роман,,, лучшее у автора
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисСветлана
1.07.2013, 12.49





Хотела дочитать давно понравился роман хотя и правда немного похож на сказку.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисМария
22.12.2013, 19.38





я давно не получала столько наслаждения от диалогов главных героев и развития их отношений. поставлю 10 просто за море положительных эмоций. которые я получила от прочтения романа. историческая ценность оценке не подлежит - автор вольно интерпретировала события 1812 года по принципу "а мне так нравится!". но я не в обиде.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айриснемочка
29.12.2013, 8.33





Полный бред.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрисперчинка
28.01.2014, 3.26





Вольно интерпретировать историю нельзя! Книги читают дети и подростки и такие вольнодумия могут остаться у них в голове. Где это видано, чтобы по пути в Москву за целую неделю не увидеть ни одной деревеньки, не говоря уже о городах и границах. Тем более, что это происходило не в древности, а в 19 веке. Я бы посоветовала автору почитать историю и географию. А с фантазией у неё всё в порядке, сюжет мне понравился.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисЮлия...
25.02.2014, 16.33





Ничего так!!!8 из 10
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисАня
5.06.2014, 13.58





Не вдаваясь в неточности исторических событий, можно порекомендовать этот роман как очень красивый, чувственный и страстный, а что еще мы хотим увидеть в романе, как не захватывающих и страстных отношений!? Читайте!
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисJane
23.12.2014, 17.33





Мне роман очень понравился, очень много приключений и интересные герои. И может конечно и есть не точности в историческом контексте так и это же не хроника а роман любовный и страстный поэтому советую тем кто ищет в книге чувств а не точных дат.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисВиктория я
28.05.2015, 19.08





Вау-вау-вау)Очень понравился роман,и хотя он не исторический,но очень яркий и незабываемый.Очень понравилось написание диалогов между персонажами,их эмоции,их отношения и конечно же подколы друг на другом)))Нравится ещё и то ,что герои не сидят на месте,а с ними происходит что-то интересное,разнообразное))Вобщем роман супер!!!Советую всееееем!!!!
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисАнастасия
15.07.2015, 21.59





автор так изложил роман что я прочувствовала каждую эмоцию главной героини. особенно тот момент когда она испугалась что брат ее больше не любит ~у меня ажюу самой на душе грусно стало .rn очень чувственный ,яркий и интересный рассказ. rn10/10
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрислуно
29.08.2015, 12.43





Скорее понравилось, чем нет. Характеры у главных героев сильные, волевые. Гл.героиня не размозня, четко формулирует свои мысли и желания, а не дрожит,как осиновый лист перед опасностями и гл.героем. Сюжет не избитый, но после похищения брата гл.героини начались "зеленые сопли":-( Скоротать вечерок можно:-)
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисАлександра Ха 27
14.09.2015, 9.42





Роман понравился,сильные,умные герои,но не поняла,почему тайну чужого враждебного государства хранила семья из другой страны,жертвуя собой,своей свободой и жизнью? Фантастично.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисТесса
6.10.2015, 10.54





Несколько дней читала, и придраться не к чему, но не захватил. Согласна с комментарием Вики, даже не знаю.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисТаня Д
7.10.2015, 16.32





Роман понравился главными героями. Сильная гл.героиня не "растекается как воск", стоит только посмотреть на неё. А в остальном ... Сюжет интересен, если не знать, как делались в то время витражи.Как они влияли на здоровье. Особенно "умилил" рассказ про 4-х летнюю девочку и её первую работу по стеклу. А история.. это ведь не описание исторических фактов, а любовный роман. Мы ведь читаем Дюма и не ругаемся, что факты притянуты за уши.
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрисната
21.10.2015, 12.47





Кого-то роман не захватил, а я не смогла оторваться так мне понравился роман. Роман очень чувственный, читайте. 10+
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен Айрисмэри
23.10.2015, 6.15





Мне очернь понравился роман))) И герой и героиня.. эх.. посоветуйте похожий на этот роман??
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисСаша
11.10.2016, 22.47





Я бы посоветовала почитать романы: Дж. Росс "ночь греха", Розенталь Пэм "служанка и виконт", Кэбот. П."маленький скандал", Т. Медейрос "вереск и бархат".
Мой возлюбленный негодяй - Джоансен АйрисJane I
12.10.2016, 5.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100