Читать онлайн Любовь и возмездие, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и возмездие - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.52 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и возмездие - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и возмездие - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Любовь и возмездие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Гром. И уже не просто раскаты, но неумолчный грохот, казалось, в небе столкнулись грозные великаны — тучи. Джаред повернулся на другой бок и посмотрел в иллюминатор. И тотчас молния рассекла темную мглу огненным мечом. Черт бы побрал этот шторм! Он так надеялся, что гроза пройдет стороной. Сама мысль о том, что ему снова придется спуститься в трюм, где он столкнется с этой маленькой ведьмой, была непереносима. Сегодня он принял решение держаться от нее подальше, чтобы дать время улечься чувствам, взбудораженным словами Бредфорда. Если он придет к Капу сейчас, то получится, что он по-дружески делит с ней опасность. Но он не хотел видеть Касси своим другом. Он мечтал только об одном: делить с ней постель.
Новый раскат грома. Молния распорола небо пополам. На кой черт ему трюм? Касси уверяет, что сама справится с жеребцом!
Порывы ветра усилились. Корабль раскачивался все сильнее.
В конец концов, он может отправить в трюм кого-нибудь из матросов, пусть они скажут, существует ли реальная опасность для Капу.
Страшный удар сотряс корабль.
— Черт бы его драл!
— Не бойся, малыш! Качка скоро кончится! — приговаривала Касси, обнимая Капу за шею. Сама она готова молиться всем небесным светилам, лишь бы гроза прошла как можно скорее. При каждом ударе грома сердце ее сжималось от страха за Капу.
Жеребец дергался. Его ноздри раздувались, как только корабль начинал крениться в сторону. Касси шагнула следом за ним, продолжая убеждать. Ему нельзя приближаться к деревянным перегородкам стойла.
— Спокойнее, Капу! Спокойнее, мой малыш. Ты же знаешь, как я не хочу, чтобы ты ушибся.
— Отойди от него! Держись подальше от копыт!
Касси оглянулась на Джареда, спускавшегося по лестнице. Босой, в полурасстегнутой рубашке, с растрепанными волосами. Вид у него был встревоженный. Но теперь она не одна. Джаред помог ей однажды. Может, ему удастся утихомирить Капу и сейчас.
— Я не могу отойти. Он страшно испуган. Когда я глажу его и разговариваю с ним, он начинает успокаиваться.
Пробормотав проклятие, Джаред продолжал спускаться. Ветер захлопнул за ним дверь. Но уже через секунду он стоял рядом, с другой стороны от Капу. Как и в ту ночь. Значит, все будет хорошо. Вместе они успокоят жеребца.
Новый удар грома сотряс корабль. Капу рванулся вперед, увлекая Касси за собой. Джаред обнял жеребца одной рукой за шею, другой он сорвал с себя пояс и протянул его девушке.
— Завяжи ему глаза. Когда он не будет видеть, как все вокруг раскачивается, ему станет лучше. Быстрее!
Касси снова подвинулась к жеребцу. Только бы не ударил гром! Еще немного! Капу отпрянул от нее.
— Пожалуйста! — Кого она упрашивала: жеребца или себя?
Джаред тоже принялся что-то негромко бормотать, гладя Капу, пытаясь утихомирить его, чтобы дать возможность Касси завязать коню глаза.
Неужели это поможет? Глубоко вздохнув, она вспрыгнула ему на спину.
— Что ты делаешь? — услышала она голос Джареда.
— Не беспокойся! — Она сжала ногами бока Капу и снова мягко заговорила с ним. Потом потянулась вперед и завязала ему поясом глаза. — Потяни за другой конец!
Джаред послушно выполнил ее просьбу, напоминавшую приказ, не мешкая ни секунды.
Касси, затаив дыхание, ждала. Капу тревожно заржал, не видя ничего, и попытался развернуться по кругу. Но Джаред, стоявший рядом, был наготове. Он продолжал гладить Капу и уговаривать его. Голос звучал спокойно и ровно, словно ничего страшного не могло случиться. Касси крепко сжимала бока Капу. Только бы гром затих!
Корабль несся вперед, скрипя и раскачиваясь. Но грома не было слышно.
Прошла минута. Другая. И каждая секунда воспринималась Касси даром свыше. Капу начал привыкать к темноте и постепенно затихать.
— Слезай с него, — в голосе Джареда она угадала затаенное беспокойство. — Нельзя же вскакивать на жеребца, когда так штормит!
— А что мне было делать? — Голос Касси тоже зазвучал мягче, как и голос Джареда. — Когда я сажусь на него верхом, он сразу успокаивается. Это часто помогало, когда его внезапно охватывало какое-то беспокойство. И хватит обо мне. Поговори лучше с ним.
— Откуда ему знать, с кем я говорю: с ним или с тобой?
— Он чувствует…
Грохот. Капу попробовал взвиться на дыбы. Касси сжала его бока.
— Мы здесь! И не позволим, чтобы с тобой что-нибудь случилось!
И жеребец постепенно приходил в себя. Касси закрыла глаза, выжидая, не взовьется ли он снова на дыбы. Но Капу больше не дергался. Он лишь слегка вздрагивал при каждом новом ударе и раскате грома.
Еще удар! И намного сильнее прежних. Капу даже не шевельнулся. Они оба продолжали нежно уговаривать его, но теперь стало ясно, что самая страшная опасность миновала.
По щекам Касси струились слезы. Капу снова был спасен!
Корабль вышел из полосы шторма часа через два.
— Может, ты наконец спешишься? — спросил Джаред, отчетливо выговаривая каждое слово. Последние раскаты прозвучали уже где-то в отдалении, и Капу по-прежнему стоял не шелохнувшись.
— Не знаю, смогу ли я слезть, — слабым голосом отозвалась Касси. Судорога от напряжения свела ей ноги.
Джаред обошел жеребца и снял ее. Чтобы удержаться на ногах, Касси пришлось ухватиться за шею Капу:
— Спасибо, — прошептала она.
—Ты просто сумасшедшая! — Джаред тепло глядел на нее. — Непонятно, как тебе удалось дожить до двадцати лет! Зачем ты взобралась на него?
— Но иначе мы не смогли бы завязать ему глаза! — заметила Касси, потрепав Капу за гриву. — Ну и хлопот ты нам доставил, малыш!
— Не больше, чем его подруга.
Она пропустила мимо ушей его выпад.
—А откуда ты знаешь, что лошадям нужно завязывать глаза?
—В детстве у меня был конь, который впадал в ужас во время грозы, — ответил он, уводя ее в сторону от жеребца. — Капу весь взмок от страха. Посиди, пока я вытру его.
— Я сама смогу.
Джаред оглядел ее разорванное платье.
— Хочешь еще больше перепачкаться? Я рад. Платье не заслуживает лучшей участи. Мы ведь накануне говорили, как мне не по душе этот наряд. Теперь его можно выбросить.
Касси опять промолчала. Сил не оставалось, казалось, даже на то, чтобы пальцем шевельнуть. Медленно опустившись на сено, она прислонилась к стене.
Джаред начал вытирать спину и бока жеребца.
— Не слышу ответа…
Касси выдавила из себя:
— А о чем тут говорить? Меня не заботит, что вы думаете о моем платье, ваша светлость. И к тому же Лани убедила меня, что надо получать удовольствие от того, что твой враг работает конюхом.
— Лани умная женщина. А не говорила ли она случайно о том, что тебе все же лучше обращаться ко мне по имени. Тем более, учитывая ту скромную роль, которую мне позволено исполнять при тебе?
— Попробую, — кротко отозвалась он, глядя, какие уверенные и вместе с тем нежные и заботливые руки вытирали Капу. Джаред и сам был мускулистый, хорошо сложенный. Несмотря на то, что он добровольно вызвался выступить в роли конюха, ничто в нем не могло даже отдаленно напомнить человека подчиненного. Босой, с разметавшимися волосами, он походил скорее на воина-варвара, только что вернувшегося из сражения. Его рубашка распахнулась до самого пояса. И Касси отчетливо видела треугольник темных волос на его груди. Она почувствовала непроизвольное желание коснуться их, дотронуться до мускулов на груди, на животе, который, конечно же, сразу окаменеет под ее ладонями и…
— Ты что так смотришь?
Их взгляды скрестились. Но она тут же отвела глаза в сторону и сказала первое, что пришло в голову:
— Ты босиком?
— Слишком спешил, — медленно ответил он. — Прости, если это оскорбляет твой взор.
— Нет. Тебе идет, — по-прежнему кротко произнесла Касси, чувствуя полное смятение. — Почему это может оскорбить меня? Я сама часто хожу без обуви.
— И не только без нее. Есть и другие части тела, которые ты любишь оставлять открытыми, — сказал он каким-то неестественным напряженным тоном. — Чего ни один человек и представить бы не смог, увидев тебя в этом монашеском одеянии.
— После сегодняшней ночи в нем ты меня уже не увидишь, — ответила она, глядя в пол. — Оно все драное.
— Ну и отлично.
Оба замолчали, над ними спустилась затаенная тишина. Только отдаленные раскаты грома да дыхание Капу нарушали ее — напряженную, извиняющую. Джаред, закончив вытирать мокрые бока жеребца, ласково похлопал его по спине. Тот заржал с благодарностью и ткнулся мордой в его грудь. Джаред засмеялся и еще раз, отвечая на просьбу коня, похлопал его.
— Что-нибудь еще? — спросил он, обращаясь к Касси.
— Не поняла? — растерянно переспросила она. Взгляд Джареда медленно скользнул по ней.
— Может, я смогу сгодиться еще на что-нибудь? — Он опустился рядом с ней. — Лани посоветовала тебе пользоваться моими услугами? Ты всегда следуешь ее советам?
— Как правило, — девушка нервно облизнула вдруг пересохшие губы. — Она очень верно судит о людях.
— В таком случае, воспользуйся своим врагом, — проговорил он с мягкой настойчивостью и, взяв ее за руку, провел большим пальцем по внутренней стороне ее ладони.
Легкое движение вызвало в теле яростную ответную дрожь. У Касси перехватило дыхание. Джаред сидел так близко от нее, что девушка чувствовала исходящий от него запах, и каждая клеточка ее тела напряглась еще сильнее.
— Пусти меня, — с трудом проговорила она.
— А я и не держу, — улыбнулся Джаред. — Нисколько, хотя мог бы и схватить. Я только едва коснулся твоей ладони… — Большой палец его двинулся вверх по кисти, к предплечью, — а теперь вот здесь…
Неправда! Он держал ее. У Касси возникло такое ощущение, будто ее приковали к нему. Ноющая боль от плеча перешла к груди, и непонятный жар, вспыхнув, опалил ее всю от пальцев до кончиков волос головы. Джаред поднес ладонь к ее лицу. Она почувствовала горячее дыхание на коже, когда он заговорил:
— Ты сама убедилась, какой я отличный конюх. Даже Капу доволен тем, как я обхожусь с ним. Хочешь, и ты получишь удовольствие не меньшее, чем он?.. Для начала мы снимем этот монашеский наряд. — Он медленно вел пальцем по тыльной стороне руки. — А потом ты ляжешь на это душистое сено. У тебя такая нежная кожа…
Касси дрожала как в лихорадке.
— Нет…
— Ведь ты не можешь сказать, что я грубо обращаюсь с тобой? — Он повел языком по ее запястью. — Я дам тебе все, что ты захочешь. И ты ответишь мне тем же.
— Ты не можешь дать мне то, что мне надо. Это не… — Касси замолчала, ее снова начала бить дрожь. Он касался языком с такой нежной чувствительностью, словно пробовал некий редкий, экзотический плод.
«Мне хочется слизнуть соль с твоей груди». Эта фраза, сказанная им прежде, пронзила ее с такой силой, словно не его язык, а раскаленный металл прикоснулся к ладони. Что с ней? Почему она не может и пальцем пошевельнуть? Как будто и по отношению к ней проявился его магический дар — кахуна.
— Мягко или грубо. Ты будешь диктовать мне, что ты хочешь. — Голос звучал низко. — Раздвинь ноги. Дай я поглажу тебя. И ты испытаешь то, чего с тобой никогда не было. И тебе очень все понравится. Обещаю тебе, Касси. Только позволь мне…
— Нет. — Ей казалось, что она выговорила это слово твердо и громко. Но ее «нет» он еле услышал. Заставив себя вырвать руку, Касси откатилась в сторону. — Я не хочу.
Джаред протянул к ней ладони, и она увидела, как дрожат его пальцы.
— Думаешь, мне легко? Но что поделаешь. Сопротивляться этому чувству выше моих сил. — Он замолчал, и, когда заговорил, голос его звучал так же проникновенно. — Нам не избавиться от желания быть вместе. Добиться того, чего хочешь, невозможно, если не идти на какие-то уступки. Я смирился с такой мыслью за долгие годы своей жизни. Думаю, что и ты не раз шла на компромисс, поскольку жила с Кларой в одном доме.
А он сам, живя в избранном обществе, потакал себе во всем. И вряд ли понимает, что значит отказывать себе в чем-либо. Такому богатому, как он, совсем не трудно быть и обаятельным. Вряд ли Джаред по-настоящему представляет, что такое идти на уступки.
— Не думаю, что тебе приходилось смирять себя.
— Ошибаешься, — возразил он. — Еще минуту назад мне пришлось приложить все силы, чтобы сдержаться и не бросить тебя на сено, забыв обо всех запретах.
Все ее чувства обострились. Тело натянулось как струна.
— Не смотри на меня так. Я не хочу и не стану брать тебя силой. Но, черт побери, я не давал обета хранить целомудрие и не могу бесконечно обуздывать себя. — Он поднялся. Во всей его фигуре сквозило неудовлетворенное желание. — Поэтому советую и тебе качнуться мне навстречу. Ты почти согласилась. И если бы ты пошла до конца, то поступила бы честно по отношению к себе. Воспользуйся мной… Это все равно случится.
— Не могу, — дрожащим голосом сказала Касси.
— И все же придется. Ты и сама хочешь близости. И меня не волнует, каким образом ты убедишь себя. — Он перевел дыхание. — Подумай. Только Господу известно, как я жажду тебя.
Дверь за ним захлопнулась. Касси сцепила руки на груди, попыталась унять дрожь. Да, на какой-то миг она полностью потеряла власть над собой. Но это потому, что она страшно устала.
«Если бы ты пошла до конца, то поступила честно по отношению к себе. Воспользуйся мной… Это все равно случится».
Слова Джареда бились в ее груди, как волны о борт корабля.
Касси прислонилась спиной к стене и закрыла глаза. Случившееся сегодня словно бы сорвало занавес, которым она тщетно пыталась отгородиться. И теперь она чувствовала себя совершенно открытой и уязвимой.
«Подумай»
Боже, а что она еще делает все это время?
Лани утром прогуливалась по палубе, поджидая Касси. Наконец та появилась из трюма. Увидев подругу, она посмотрела на нее с недоумением.
— Как ты ужасно выглядишь! Ты что, вообще не сомкнула глаз?
— Нет, я немного поспала. Какой страшный шторм! Айна кивнула.
— Я и сама едва могла уснуть. В отличие от нашего капитана я не могу напиться и не обращать внимание на бурю, хотя, должна признаться, он проявил невероятную сдержанность по отношению к напиткам… В этот раз, — добавила она. Еще раз внимательно взглянув на Касси, Лани заговорила о другом. — Единственная удача: твое платье можно без всякого сожаления выкинуть. — Касси никак не отозвалась на эту фразу, и подруга встревожилась. — Что случилось? Не ушибся ли Капу? С ним все в порядке?
Касси через силу улыбнулась.
— Все обошлось как нельзя лучше.
— Я собиралась спуститься к тебе, когда услышала гром, но увидела, что меня опередили. И решила, что Дейнмаунт справится лучше.
— Да, он мне очень помог. Не представляю, как смогла бы обойтись без него.
— Тогда почему ты так выглядишь, словно… — Лани замолчала, заметив, как девушка отвела от нее взгляд. — Расскажи мне все.
— Но ничего не случилось. Я хочу только искупаться и лечь в постель…
И облечь в слова решение, которому она так долго сопротивлялась. Сейчас ей хотелось побыть одной. Даже Лани мешала. Она чувствовала себя, как канатоходец, которому грозит потерять равновесие и от шепотом произнесенного слова.
— Поговорим, когда я высплюсь.
Ощущая устремленный ей в спину взгляд Лани, Касси торопливо направилась к себе в каюту.
— Вы неотразимы, — Джаред склонился к руке Лани, а затем обвел взглядом кают-компанию. — А ваша подруга собирается присоединиться к нам?
— Боюсь, что нет, — Лани принужденно улыбнулась. — Как вам известно, она не спала почти всю ночь из-за Капу. Очень устала и решила поужинать в каюте.
— Я не видел ее весь день, — заметил Бредфорд, усадив Лани. — Как она?
— Касси всегда себя хорошо чувствует.
— Не считая тех дней, когда прыгает по скалам или пытается оседлать обезумевшего жеребца, — сухо поддержал ее Джаред.
— До вашего появления Касси ничего подобного не вытворяла, — мягко поправила его молодая женщина и, повернувшись к Бредфорду, заметила: — Надеюсь, вы сегодня подобрали хорошее вино? У вас такой богатый опыт в этом деле.
Похоже, и Лани сегодня не в ударе, подумал Джаред, наблюдая за ней во время ужина. Она оставалась по-прежнему привлекательной и остроумной, но как холодный клинок, спрятанный в ножны. Правда, улыбка, которой она одарила его в конце ужина, таила тепло закатных лучей солнца.
— Не хотите ли зайти ко мне в каюту? Мне надо поговорить с вами.
— Мы пойдем вместе, — сказал Бредфорд, отодвигая кресло.
— Нет, — твердо отказала Лани, не глядя на него. — Зато вы без помех насладитесь вашим бренди. Ведь это для вас ни с чем не сравнимое удовольствие.
— Хорошо, — развел руками Бредфорд и потянулся к бутылке.
Джаред молча пошел следом за Лани. Она на секунду задержала шаг, глядя на него, и глубоко вздохнула.
— Как красиво, правда? Темно-синее глубокое небо напомнило мне те времена, когда я девочкой прибегала на пляж со своими сверстниками.
— Да и море просто чудесно, — бесцветным голосом ответил Джаред.
Небо оставалось чистым и ясным, без единого облачка. Ничто уже не напоминало о разыгравшейся накануне буре. И море покачивалось так тихо и мягко, словно баюкало люльку с уснувшим младенцем. Сегодня жеребец будет спать спокойно. Интересно, спустится ли к нему Касси? Наверное. Она не навещала его с самого утра. Это слишком долгая разлука для них.
Лани неожиданно повернулась к нему и спросила без обиняков.
— Что вы сделали с Касси?
— Прошу прощения? — не понял он.
— Касси вернулась к себе сегодня утром… С ней что-то произошло. Она была до странности спокойна. Не знаю, как это бы выразить поточнее. — Лани покачала головой. — Из нее словно вынули пружину жизни, она стала не своя. Не захотела говорить со мной. — Ее глаза пытливо глянули на Джареда. — Мне это не понравилось. Поймите, Касси мне как младшая сестра. Она считает себя взрослой, но во многом осталась еще ребенком. Я не потерплю, чтобы кто-то обидел ее.
Брови его удивленно взметнулись вверх.
— Если я правильно вас понял, то вам не терпится узнать, что мне надо…
— Я знаю, чего вы хотите. Того же самого, что и остальные мужчины. Предупреждаю вас: я не позволю насиловать ее.
Джаред презрительно заметил:
— У меня нет привычки насиловать девушек.
— Не сомневаюсь. Но к Касси вы испытываете неодолимое… — Она оборвала себя, а затем закончила. — Мне не нравится, когда все так зыбко и неопределенно.
— В этом вы не одиноки. Но я пока так и не понял, к чему вы клоните.
— Мне хотелось сказать вам, что до тех пор, пока Касси не… — Лани снова замолкла и почти бегом дошла до своей каюты. … — Нет. Не сегодня. Может, завтра я скажу вам. — И захлопнула за собой дверь.
Джаред некоторое время постоял, а потом повернулся и направился к себе. Что за чертовщина? Лани не из тех женщин, что останавливаются на полпути. Почему она не решилась договорить? И что хотела? Непонятно. Ладно, с него хватит и этой мучительницы, маленькой ведьмы, чтобы еще ломать голову над загадочным поведением ее подруги.
Он замедлил шаги перед входом в трюм. Может, спуститься к ней и сегодня? Вчера — он ни на секунду не сомневался в этом — Касси находилась на самом краю…
«Она сама не своя».
«Я не позволю насиловать ее».
Но он и не собирался. Он хотел всего лишь… Он уверен, что Касси получит колоссальное наслаждение, не меньшее, чем он сам. Она хочет близости с ним. Его немалый опыт в общении позволяет безошибочно судить, созрело ли в женщине желание. Как всегда, никакого насилия с его стороны. Впрочем, с чего это он взялся убеждать себя? Он и без того провел ужасную ночь: ворочался с боку на бок, садился, ходил по каюте и снова пытался уснуть. Почему бы не спуститься в трюм и не сорвать созревший плод, готовый упасть ему в руки?
Но, сделав еще шаг, Джаред остановился, словно держала его неведомая сила. Она могла и не пойти сегодня к Капу. Лани заметила, что Касси измучена до предела. Вот в чем дело! Слишком много треволнений выпало на ее долю за эти дни. Такое могло вывести из равновесия даже сильного мужчину, что же говорить о юной хрупкой девушке? Ну вот, одернул он себя, опять моя мягкотелость. Он ведет себя с Касси, как впервые влюбившийся мальчишка. Тем не менее Джаред направился к своей каюте. Можно подождать еще один день, решил он. Пусть он еще тысячу раз пожалеет о своей нерешительности, но…
— Добрый вечер! — Касси поднялась ему навстречу. Ее поза выражала отчаянную решимость. — А мне уже стало казаться, что ты никогда не придешь.
Джаред так и застыл на пороге, глядя на нее с немым изумлением.
— Боже! Кого я вижу!
Касси стояла босая. Бедра ее были обернуты саронгом. Грудь оставалась обнаженной, как и в тот вечер, когда они встретились на берегу. Он обвел ее всю медленным чувственным взглядом, задержавшись на розовых, не целованных еще никем сосках, и, наконец, посмотрел прямо в лицо. Щеки Касси порозовели, но в глазах светился вызов.
— Я очень долго ждала тебя.
Вожделение, вспыхнувшее в нем, оказалось таким сильным и непреодолимым, что даже испугало его. Страх пришел тотчас же за ощущением желанной победы. Закрыв за собой дверь, он вошел в каюту.
— Говорят, кто умеет ждать, получает сторицей. Надеюсь, мне удастся вознаградить тебя за терпение.
До прихода Джареда Касси совершенно не ощущала себя раздетой. Но как только его взгляд коснулся ее груди, ее охватила такая слабость, что колени ее подкосились, но она должна оставаться спокойной. И, глубоко вздохнув, Касси ответила:
— Терпеливой меня не назовешь. Мне всегда противно ждать.
— Но я уже здесь, — Джаред снова пробежал по ее груди взглядом. — Твои платья не вызывали у меня восторга, но я и представить себе не мог, что ты придешь сама и полунагая, чтобы только доставить мне удовольствие.
— Я в саронге не для твоих глаз, а только ради собственного удобства. — Касси вздернула подбородок. — А что нравится тебе, меня совершенно не касается.
— Тогда почему ты пришла?
Касси облизнула разом пересохшие губы.
— Я не первая из островитянок, посещавших твою каюту.
— Но, несомненно, самая удивительная из них, — Джаред скрестил руки на груди. — Я хочу, чтобы ты сама сказала, чего ты хочешь.
Но у Касси не шли с языка нужные слова. Она не ожидала, что ей придется преодолеть еще и это препятствие. Глядя ему в глаза, она спросила:
— Зачем? Ты сам знаешь, почему я здесь.
— Ты решила отдаться мне? — уточнил Джаред.
— Нет. — Она выпрямилась, как солдат, готовый ринуться в атаку, и, не опуская взгляда, отчетливо выговорила: — Я решила использовать тебя ради собственного удовольствия.
Улыбка сползла с лица Джареда. Касси показалось, что в его глазах сверкнул гнев.
— Вижу. Мне и не следовало ждать другого ответа. Можно мне задать еще такой же откровенный вопрос?
— Все ясно и без расспросов.
— Нет ничего более неясного на свете, чем наши с тобой отношения.
Она снова глубоко вздохнула и выпалила:
— Пришло время, когда мое тело возжелало мужчину. И ты подходишь мне так же, как и любой другой.
— Благодарю, — иронически поклонился он. — Как это лестно. Весьма польщен.
Джаред разочарован, но это не должно ее волновать. Он сам виноват, незачем добиваться признания с такой настойчивостью.
— Я очень долго размышляла над твоими словами и решила, что ты… — Она помолчала. — Ты меня притягиваешь, только не знаю, чем.
— Зато я знаю. Все считают меня весьма привлекательным мужчиной и доблестным человеком.
— Но ты враг моего отца, — задумчиво проговорила Касси. — И мое тело могло бы осознать это. Но если оно настолько слепо и требует своего, пусть получит желаемое. Утолив голод, я попробую найти способ, как помочь отцу.
— Играя роль великолепной Далилы, не надейся, что я, подобно Самсону, исполнюсь признательности, и тебе не удастся выведать мою сущность. Я не проявлю снисходительности к Шарлю, не изменю своего решения. Не забывай об этом.
— Сначала ты назвал меня Лукрецией, теперь Далилой. Но я ни та и ни другая. Лани считает… — Касси замолчала.
— Так что же считает наша драгоценная Лани? — настойчиво переспросил Джаред.
— Что ты не так мстителен, каким пытаешься выказать себя, — пожала плечами Касси. — И надеется, что со временем ты смягчишься…
— Если ты переспишь со мной? — уточнил Джаред.
— Я говорила, что это пустая фантазия. Но она все равно… — Девушка снова замолчала и нетерпеливо махнула рукой. — Тебя не касается, что считает Лани. Я-то знаю, что тебя ничем не проймешь. Но если я сближусь с тобой, то мне, может быть, посчастливится угадать, как лучше использовать тебя в своих целях, как это будет нужно мне. И я хочу, чтобы ты знал это наперед.
— Ты бросаешь мне вызов? — негромко спросил Джаред.
— Нет, но ты сам требовал объяснения. Вот я и сказала, что думаю. Это всего лишь мой ответ на твой вопрос.
— Со свойственной тебе прямотой и без всяких хитростей и уловок. Не пора ли преподать тебе несколько уроков дипломатии. Только с одной целью: защитить свое самолюбие.
— Мне нет никакого дела до твоего самолюбия. Все, что связано с тобой, меня не касается.
Джаред хмыкнул.
— Несмотря на то, что ты предлагаешь мне себя?
— Это ты так считаешь. А я здесь совсем по другой причине.
— Разве это не одно и то же?
— Для меня — нет. — Касси посмотрела на него. — Думаю, и для тебя тоже. Хотя тебе, конечно же, было бы намного приятнее считать, будто я поддалась твоим домоганиям.
— Ошибаешься. Меньше всего меня бы устраивала такая мысль. Я вообще не представляю, что ты способна пойти на какие-либо уступки. — Его взгляд снова задержался на ее сосках, и улыбка приобрела более чувственный оттенок. — И надеюсь, никогда не пойдешь на это.
Горячая волна вновь обожгла грудь Касси, и ей понадобилось сделать над собой усилие, чтобы придать голосу нужную твердость:
— Я пришла, потому что это нужно мне, а не кому-то другому. И, получив от тебя удовлетворение, уйду. Это ничего не изменит во мне. И не будет значить для меня ровным счетом ничего.
Снова гнев исказил его лицо.
— До чего же своеобразное отношение к постельному вопросу у этой женщины.
— Необычно потому, что вы, мужчины, никогда не догадывались об этом. Вы хотели бы, чтобы, уступая вам, мы ощущали себя виноватыми. Ваш мир устроен несправедливо, и я не желаю жить по его правилам. Там мужчины уходят, оставляя женщину с неизбывным чувством вины и растерянности.
— Слышу уроки Лани. Не сомневаюсь, что ты повторяешь ее слова. Мне начинает казаться, что я озабочен твоей девственностью гораздо больше, чем ты сама. И я напрасно терзался угрызениями совести, что нарушу ее.
Касси усмехнулась.
— Потому что ты — человек другого мира. И у тебя свои очень странные представления… — С каждой минутой ей все труднее и труднее становилось говорить. Почему он не замолчит и не приступит к делу?! Все что угодно, только не это стеснение, доходившее до боли в груди. — Чего ты стоишь! Хватит этих разговоров!
— Но мне необходимо понять, почему ты пришла.
— Почему? Ты сам предложил нам воспользоваться друг другом для утоления жажды. Ты сам посоветовал все как следует обдумать. Вот я и сделала выбор.
— Но так быстро… — Джаред посмотрел на ее саронг. — Да еще в столь очаровательном виде. Мне необходимо понять, почему ты решилась сделать мне такой подарок?
— Ты уже не раз слышал, насколько удобнее и привычнее мне в этой одежде.
— Каноа — да. Но не Кассандре Девилл. Каноа может пройтись перед мужчиной в набедренной повязке. И лечь с ним в постель, когда ей вздумается. И я размышляю: не пытаешься ли ты и в самом деле изображать сейчас младшую сестру Лани?
— Я ничего такого и не думала. — Касси повиновалась только внутреннему порыву, надевая саронг. Она не задумалась ни на секунду, когда ее руки потянулись к нему. — И не вижу, почему мне следует оправдываться?
— Каноа не стала бы искать оправданий. Но воспитанница Клары Кидман?
Касси начала понимать, что имеет в виду Джаред. И что ход его размышлений верен. Ей стало не по себе. Ее даже испугало, что он так тонко чувствует и понимает причину совершенно непроизвольных, как ей самой казалось, поступков.
— Ты хочешь меня?
— Господи! Ты еще спрашиваешь! Ничего на свете я не желаю больше, чем тебя.
— Тогда хватит болтовни. Какая разница, к какому выводу ты придешь? Я здесь. И этим объясняется все. Это самое главное.
— Использовать меня, — повторил Джаред. — Но это почему-то тревожит.
— Не придавай такого значения словам, они часто прячут правду. Ты сам предложил так поступать. Я ничего не выдумывала.
— Знаю, — он опустил руки, все еще не позволяя себе прикоснуться к ней. Однако сохранить ясность и трезвость ума в такую минуту довольно трудно. Джаред принужденно рассмеялся. — Боже! Не верю самому себе. Стою здесь и рассуждаю вместо того, чтобы уложить тебя в постель и войти в тебя.
Шагнув к ней, он прикоснулся указательным пальцем к ее губам. Касси обожгло огнем это мягкое прикосновение. Она невольно потянулась к нему.
— Нет, Каноа, — он подступил к ней еще ближе и провел большим пальцем по нижней губе. — Ты сама знаешь, почему пришла сюда.
Касси с беспомощной завороженностью ощущала, как одна за другой горячая волна окатывает ее тело.
— Не думаю, что за этим самым. Он усмехнулся.
— Ты права. Но ведь надо с чего-то начинать. Я никогда не имел дело с девственницами. И это вызывает у меня чувство неуверенности.
Но она этого не замечала. Ореол обволакивал каюту. Его запах, его лицо, страсть, исходившая от его сильного тела, — все пропитало желание. Ее непостижимо влекло к нему. По золотистой коже Касси пробегали вспышки.
Его пальцы слегка коснулись розового соска груди. Касси вздрогнула, мускулы живота непроизвольно напряглись.
— Ты возьмешь меня, а потом встанешь и уйдешь, — пробормотал он.
— Да.
Его рука скользнула к узлу саронга на бедре.
— И это ничего не будет значить для тебя?
— Ничего, — хрипло повторила Касси пересохшими губами.
Саронг соскользнул на пол. Нагая она была прекрасна. Джаред расстегнул рубашку и отбросил ее в Сторону:
— Не надейся на забвение, — запустив пальцы в волосы, он чуть-чуть оттянул ее голову назад. Глаза его сверкали. — Я не хочу остаться ничего не значащим для тебя человеком, черт побери! — И он крепко прижал ее к себе, давая ей почувствовать твердую восставшую плоть. — Хочешь сказать, что это ничто? — В его ладонях утонули прелестные груди Касси.
Молния желания пронзила ее насквозь. Волосы на его груди коснулись ее сосков, и те, моментально затвердев и набухнув, стали особенно чувствительны.
— Ну как? — спросил он. Касси с трудом поняла его вопрос.
— Да. Это… очень приятно… как мне кажется.
— А так? — Он наклонился и коснулся сосков языком.
Касси вскрикнула, и спина ее непроизвольно выгнулась. Выпрямившись, Джаред улыбнулся.
— Лихорадит? Мне кажется, ты с трудом говоришь. — И он приник к соску, слегка втягивая его губами.
Огонь, вожделение, нетерпение, боль, как странно, что все эти чувства сошлись в одно — скорее возьми меня, войди в меня. Руки Касси скользнули к его голове, прижимая ее к себе. Прикосновение к его волосам вызвало в ней дрожь и новую волну жара. Хотелось кричать, стонать…
Джаред коснулся другой груди, лизнув сосок, он втянул его в себя. Ладони его при этом сжимали и разжимали ее упругие ягодицы. Неизвестная ей огненная лава обожгла лоно. Сердце билось так тяжело, что стук его, казалось, гулким эхом отзывался по всей каюте. Во всем мире. Темнота, пламя… неутолимое желание целиком овладело ею.
Джаред вскинул голову, глядя ей в лицо.
— Больше я не могу выдержать, — хрипло проговорил он. — Я должен войти. — И, взяв Касси за руку, увлек ее к постели.
Касси как лунатик пошла за ним. В эту сомнамбулическую минуту она могла идти за ним хоть в пропасть.
И вот он уже лег сверху, раздвинул ее покорные ноги и качнулся вперед. Его рука, смяв завитки на лоне, скользнула глубже.
— Какое нежное устьице, как оно влажно и податливо, — пробормотал он, двигаясь как можно медленнее и осторожнее.
Живот напрягся, как только новая волна жара прокатилась по телу.
Дыхание Джареда обожгло ухо:
— Тебе хорошо? Чуть позже станет жгуче прекрасно, когда я… — Он замер. — Боже! Не знаю, что делать дальше!
Не веря его словам, она смотрела на его полное страсти и вожделения лицо. О чем он бормочет! Все так просто и ясно.
— У тебя ведь перебывало много женщин. У тебя все получается просто замечательно.
— Но не с девственницами. Я боюсь сделать тебе больно… Нужно время, чтобы…
Время?! Каждая клеточка ее тела горит, как в огне! Скорее бы он потушил этот пожар. Она не в состоянии больше ждать!
— Делай поскорее то, что ты делал обычно.
— Но я не хочу причинить тебе боль! — Он застонал. Касси, взяв в руки его возбужденную плоть, прижала к себе и подалась вперед.
Глаза Джареда закрылись от невыразимого удовольствия. Проклятие! Не выдержав, он рывком вошел в самую глубь ее тела.
Резкая боль на миг обожгла ее, а следом возникло блаженное ощущение полноты и единства. Касси закусила губу, чтобы не выдать себя стоном наслаждения, когда оно пронзило ее. Казалось, напряжение уже невозможно вынести.
Джаред замер, выжидал, когда пройдет боль. И каждый мускул его тела трепетал от напряжения.
— Теперь мне можно двигаться? — спросил он низким голосом.
Касси казалось, что она просто умрет, если Джаред не сделает этого.
— Да.
— Слава Богу! — Первые его толчки были осторожными. — Мне… кажется… не удастся… — сквозь зубы выдавил он. — Я больше не могу… — И тут он словно с цепи сорвался, набросившись на нее.
Касси вцепилась в его плечи, ощущая в теле наполненность. Но ей хотелось чего-то еще. И, пытаясь вобрать в себя всю его плоть, Касси непроизвольно сжала ногами его бедра.
— Не надо! — вырвалось у него. — Иначе я не выдержу…
Но он нужен ей весть целиком. Голова ее металась по подушке. Из глаз брызнули слезы. Лани предупреждала ее, что ненасытная жажда означает приближение высшей точки близости к блаженству. Но почему освобождение не приходит? Почему жажда только увеличивается, заставляя ее тело рабски следовать ритму, который задал Джаред.
— Пожалуйста, сделай так… — Она и сама не знала, чего просит у него. Остановить ураган? Продлить муку до бесконечности? Увлечь за собой? Еще быстрее. Сильнее!
Дыхание Джареда стало прерывистым, словно он задыхался от быстрого бега. Или это был всхлип? Не важно, что.
— Сейчас! — выдохнул он сквозь зубы, вторгаясь в нее со всей силой так, будто вонзилась молния.
Касси издала протяжный крик облегчения, мрак взорвался тысячью радужных искр. Блаженное тепло и легкость, разлившиеся по телу, были такой силы, какой она еще ни разу в жизни не переживала. Джаред содрогнувшись и издав протяжный стон ликования, рухнул на нее.
— О Боже! — едва слышно проговорил он.
Обессиленные, тяжело дыша, они летали довольно долго. Наконец дыхание Джареда восстановилось, и он коснулся губами ее закрытых век.
— Кажется, мы поладили. Ты и в самом деле больше Каноа, чем Кассандра.
Бархатистые нотки звучали в голосе Джареда. И Касси отметила это сквозь полудрему, ощущая себя так, как если бы она лежала на берегу и ее обдувал теплый легкий ветерок. Ей так стало хорошо, что захотелось пережить все это вновь. Сейчас он прикоснется к ней, погладит, и пламя вспыхнет с прежней силой.
Касси подняла тяжелые веки. Приподнявшись на локте, Джаред смотрел на нее. Глаза его впитали такую ясную синеву, словно он смотрел в бесконечную голубизну неба. И ей захотелось, поддавшись своему ощущению, плыть и плыть туда, где никогда не бывает завтра.
— Куайхелани, — пробормотала она.
— Прости? — Он поцеловал ее в кончик носа. — Боюсь, что я не слышал прежде этого слова.
— Это не слово. Это место, где… — Касси замолчала, полностью придя в себя. Вечность оборвалась. Не было Куайхелани. Что это она вдруг вообразила?! — Так, пустяк. Глупость.
— Но я бы хотел знать, что оно означает. Я очень любопытен. — Он слегка сжал зубами мочку ее уха. По ее телу пробежала новая волна дрожи. — Мне просто необходимо знать, что это за Куайхелани… Как и обо всем, что касается тебя.
Именно так он завладеет ее умом, как сумел околдовать тело. Ужас охватил Касси, когда эта мысль мелькнула в ее голове. Что с ней творится? Он сумел заставить ее забыть обо всем на свете!
Собрав силы, Касси оттолкнула Джареда, поднялась с кровати и оглянулась в поисках саронга.
— Что за муха тебя укусила? — Джаред приподнялся. — Иди в постель.
— Зачем? — Подняв саронг с пола, Касси быстро обернула его вокруг бедер. — Все закончилось. Я пойду к себе в каюту.
— Это еще не все. Мы только начали.
Касси повернулась к нему.
— Нет. Я сама пришла и сама уйду, когда сочту нужным. От тебя это не зависит.
Он сжал губы.
— Позволь! Ты что, собираешься отбросить меня, словно кожуру съеденного банана?
— Я просто хочу уйти. Само совокупление ничего не изменило для меня. — Дрожащими руками она отбросила прядку со лба.
Он пристально вгляделся в ее лицо.
— Тогда почему ты так поспешно убегаешь?
— Я просто иду к себе.
— А мне сдается, что ты спасаешься бегством. — Протянул к ней свою сильную, чувственную ладонь. — Ты только ступила на тропу наслаждений. Самых разнообразных.
И он оказался весьма умелым проводником на этом пути. Касси невольно шагнула к нему навстречу, но тут же осознала, что делает это вопреки своему намерению уйти, и облизала губы.
— Я приду снова… когда захочу.
— Сейчас, — под бархатистостью тона пряталась сталь.
Она смотрела на него.
— Только когда сама решу.
— Черт возьми! — возмутился он. — Ты забыла, где ты? Ты будешь делать, что я прикажу. Немедленно вернись в постель… — Джаред замолчал, увидев выражение ее лица. — Ты что, испугалась?
— Нет, конечно.
— Я сделал тебе больно? — Он шагнул к ней и с бесконечной нежностью погладил Касси по плечам. — Конечно, я был слишком груб и нетерпелив, но не думаю, что…
— Нет, с этим все в порядке… — Его прикосновение снова отозвалось в ее теле нервной дрожью, и Касси захотелось прижаться к нему…
Она отступила на шаг.
— Почему мне никогда не удается понять, что у тебя на уме, — раздумывал Джаред. — Наверное, потому что забываю, какой ты, в сущности, еще ребенок. А может, все девственницы ведут себя подобно тебе? — Вздохнув, он закончил. — Если так, убирайся к дьяволу.
Некоторое время Касси стояла, удивленная столь неожиданной переменой в нем.
— Уходи, — хрипло повторил Джаред. — Пока я не передумал. Может, с тебя и довольно, но я еще не получил своего.
То же самое она могла сказать и о себе, с ужасом осознала Касси и, повернувшись, шагнула к двери.
— Подожди! — Джаред схватил рубашку с полу. — Накинь!
Она отрицательно покачала головой. Она ни в чем не должна зависеть от него. Ничто не должно напоминать о Джареде и о чувстве, которое охватило ее.
— Бесстыдница чертова! — раздраженно бросил он, вскочил и натянул ей на плечи рубашку. — Там, на палубе, дежурят матросы.
— Я видела их, когда шла к тебе.
— И они тебя тоже, — Джаред начал застегивать на рубашке пуговицы. — Не смей разгуливать в полуголом виде. По крайней мере, набрось хотя бы плащ.
— Сейчас слишком тепло. — Рубашка хранила его запах и мягкая ткань касалась сосков с той же нежностью, что и его ладонь.
— Забери ее! Я буду ходить так, как мне нравится.
— Если ты снимешь ее, то я не выпущу тебя до утра, — сказал он со злостью. — Неужто ты думаешь, что я позволю другим пялить на тебя глаза, когда ты раздета? Ты хочешь, чтобы им не терпелось переспать с тобой? Реши сразу, чего тебе надо на самом деле.
Касси открыла было рот, чтобы возразить, но передумала. Главное — найти в себе силы покинуть его.
— Сейчас не самое лучшее время для спора, — Касси открыла дверь. — Спокойной ночи.
— Сомнительно, будет ли она спокойной, — пробормотал Джаред. — До завтрашнего вечера.
Касси напряглась и быстро посмотрела на него.
— Я не уверена, что… Я еще не решила, приду ли так скоро к тебе.
— Тогда я сам приду.
— Нет! Выбор остается за мной!
— Так не пойдет. Я еще могу согласиться с тем, что теперь тебе лучше пойти к себе. Но я не позволю играть со мной и появляться, когда вздумается. — Он тряхнул головой. — Бедняжка Касси, все идет не так, как ты рассчитываешь. Но и я тоже не ожидал, что дело примет такой оборот. Мне казалось, взяв тебя, я избавлюсь от наваждения. Но, похоже, одной ночи для этого маловато. — В его тоне снова звучали властные нотки, когда он закончил. — Увидимся завтра до полуночи.
— Я не приду! — Дверь за Касси захлопнулась. Снова свобода! Но это чувство остановило ее.
Запах от его рубашки впитался в ее тело. И еще осталось впечатление, что ладони Джареда продолжали ласкать ее. Быстрыми шагами Касси миновала палубу. В каюте она соскребет этот запах, чтобы и следа не осталось на коже. Но… память-то не сотрешь, она с ней. И куда деваться от воспоминания о его ясной синевы глазах? И как ей избавиться от ощущения, что его нежная, упругая плоть все еще в ней? Боже мой! Касси снова затрепетала только от одной мысли о близости с ним. Лани никогда не упоминала о том, что все остается и после ночи, проведенной с мужчиной. Если совокупление само по себе дело минутное, то почему же она продолжает чувствовать внутреннюю связь с Дейнмаунтом, хотя его уже нет рядом? Более того, она ясно понимала, что их близость больше, чем просто постель. Они уже связаны, и эта цепь будет удерживать ее.
Нет, просто она еще не пришла в себя. Сегодня она потеряла девственность. И, видимо, наставления Клары каким-то образом влияют на ее поведение, решила Касси. Клара без устали повторяла, что женщина должна принадлежать только одному-единственному мужчине — мужу, храня верность ему до конца своих дней. Если же она предастся блуду, то гореть ей в геенне огненной. Но Касси уже сегодня охватил этот адский пламень. Она вскрикивала и дрожала, стонала и сжимала его ногами, когда Джаред входил и выходил из нее…
Запрети себе думать об этом. Завтра все станет как обычно. Завтра она поймет, что с ней не произошло ничего такого, чего не случалось бы со всеми другими женщинами. И она посмеется над своими страхами. Касси открыла дверь каюты. Завтра она снова станет сама собой.
— Ну как ты? — услышала она тихий голос Лани, сидевшей в кресле. — Он не обидел тебя?
Касси замерла у порога.
— Нет, — прошептала она. — А как ты догадалась?
— Заглянула к тебе после ужина. И не застала. — Она улыбнулась и покачала головой. — И не надо быть особенно сообразительной, чтобы понять, где ты.
— Почему ты не пошла за мной?
— Не имею привычки вмешиваться. Ты сама принимаешь свои решения и отвечаешь за них. Навязывать свою волю я не могу. Но мне бы хотелось, чтобы ты поговорила со мной. Иди сюда. — Она увлекла ее к кровати и села.
Касси устроилась на полу, у ее ног. Мягкие, нежные руки Лани с нежностью и любовью обвились вокруг ее плеч. Девушка уткнулась ей в колени.
— Я решилась, — прошептала она. Лани перебирала ее рассыпавшиеся пряди.
— Почему?
— Ты была права. Таким образом я смогу помочь папе. Нам надо знать, когда он появится во Франции. Тебе нельзя это делать… И к тому же я почувствовала, что хочу его.
— Знаю. Но отчего в твоем голосе чувство вины? Горечи и сожаления? Нет предательства там, где тело диктует свои желания.
— Но мне казалось, что это выглядит как-то иначе…
— Расскажи, что ты чувствовала?
Касси не могла описать свои переживания даже Лани.
— Не так, как ты рассказывала… И мне трудно было оставить его после всего. Это испугало меня.
— Но ты все же нашла в себе силы уйти?
— Да.
— Значит, предательства нет, — вздохнула Лани. — Но мне не хотелось, чтобы ты винила себя за смятение. Я так надеялась, что первый мужчина в твоей жизни принесет чистую, ничем не омраченную радость телесного наслаждения. Он был добр с тобой?
Добр? Какая тут может быть доброта, если ты в урагане чувств, захвативших тебя? Касси собралась сказать «нет», но вспомнила, как ему приходилось сдерживать себя и с какой мягкостью он взял ее.
— Да, — Касси подняла глаза. — И он хочет, чтобы я снова пришла.
— А ты?
— Это было бы крайне глупо с моей стороны, да? — Она помолчала. — Но я… Почему я боюсь, Лани?
— Ты должна сама ответить на свой вопрос, — улыбнулась подруга. — Если тебе очень хочется быть с ним, то я попробую сказать за тебя. Думаю, тебя пугает мысль о том, что ты оказалась не такой сильной и расчетливой, какой воспринимала саму себя. Но это не так. Ты намного решительнее его. Вот увидишь. И сделаешь все, что нужно тебе.
— Правда? — Касси почувствовала, как уверенность снова возвращается к ней. — Ну, конечно, смогу! — Касси выпрямилась. — Я испугалась, близость оказалась совсем не такой, какой я себе представляла. Она завораживает, и от нее трудно отказаться.
Лани наклонилась и поцеловала ее в лоб.
— Если у тебя все же хватит силы оставить его, то делай это не раздумывая. Тогда мы сумеем найти другой способ, как нам выведать то, что нам нужно. — Она поднялась. — А теперь отдохни. До завтра.
— Хорошо. — Касси смотрела, как закрылась дверь за ее подругой и наставницей. Ну, конечно, зря она так испугалась. В ней найдется достаточно силы, чтобы удержать свой ум в холодном спокойствии, независимо от желаний тела. Оно требует близости, но ее воля не станет слабее. Поднявшись, Касси быстро расстегнула рубашку и сбросила ее на пол. Она получит от него, что хочет, и отбросит так же в сторону. Развязав саронг, Касси опустила его поверх рубашки и подошла к умывальнику. В следующий раз ей будет легче и проще. Она сумеет как следует подготовиться к встрече с Джаредом. И уйти от него, не оглянувшись.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь и возмездие - Джоансен Айрис

Разделы:
Пролог12345678910111213141516

Ваши комментарии
к роману Любовь и возмездие - Джоансен Айрис



мне нравиться ее романы очень интересные
Любовь и возмездие - Джоансен Айрисмээрим
12.03.2012, 9.08





Замечательный роман...)) с юмором, очень понравился))
Любовь и возмездие - Джоансен АйрисDia
26.08.2013, 23.58





Очень хороший роман!В нем есть все и смех,и радость,и горе))))Автор умничка,побольше бы таких.Всем советую прочитать.
Любовь и возмездие - Джоансен АйрисАнастасия
15.07.2015, 21.56





Очень хороший роман!В нем есть все и смех,и радость,и горе))))Автор умничка,побольше бы таких.Всем советую прочитать.
Любовь и возмездие - Джоансен АйрисАнастасия
15.07.2015, 21.58





Роман дійсно цікавий, відрізняється від багатьох романів, нема наївних дівчат які бояться доторкнутись до руки без рукавички, читала з задоволенням.
Любовь и возмездие - Джоансен АйрисСвітлана
1.03.2016, 13.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100