Читать онлайн Любовь и возмездие, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и возмездие - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.52 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и возмездие - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и возмездие - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Любовь и возмездие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

—Думаю, ты не прав, — проговорил Бредфорд, когда ботик подошел к борту «Жозефины». — Девочку следовало бы оставить здесь.
— Мне нужен заложник, — насмешливо улыбнулся Джаред. — Тем более что эта леди обвела меня вокруг пальца.
— Какая она леди! Сущее дитя.
— Не вечно же ей оставаться ребенком, — трезво заметил Джаред. — Жизнь сама заставляет нас расти.
— Жизнь или Джаред Дейнмаунт?
Джаред промолчал.
— Ты собираешься затащить ее в постель?
— А что еще мне остается?
— И все потому, что она ухитрилась связать тебя? Джаред, она не знала, чем такой проступок ей грозит.
— Дело не только в этом.
— Мне тоже так показалось, — вздохнул Бредфорд. — Я почувствовал.
— Какой ты чуткий.
— Напрасно ты все это затеял. Ты потом пожалеешь.
— Почему?
— Ты справедливый человек, и тебя замучает совесть, если ты заставишь девушку расплачиваться за тяжкий грех ее отца.
— Со своей совестью я как-нибудь разберусь, но хочу тебе напомнить, что у нее есть и собственные поступки, совершенные против нас.
— Настолько ли они серьезные, чтобы силой уложить ее в постель?
— Я не собираюсь насиловать ее, — напрягся Джаред. — Ни одну женщину я не тащил в постель против ее воли. А ты уже второй раз твердишь об этом.
— Пока еще нет, — Бредфорд с сомнением покачал головой. — Но ведь можно найти какой-нибудь другой способ насилия. Она окажется полностью в твоей власти. И если ты, к примеру, станешь морить ее голодом, она вынуждена будет уступить.
— Она будет есть в свое удовольствие, — процедил сквозь зубы Джаред.
— Можно отправить ее на палубу к матросам. Не сомневаюсь, твоя постель после такого переживания покажется ей раем.
— Ты же знаешь, что я… Послушай, ты никогда прежде не выступал таким защитником женщин.
— Она храбрая. Мне по нраву ее смелость. Качество, которому никогда нельзя научиться. Оно дано от природы. И идет из сердца, а не от рассудка. — Он улыбнулся. — Но ты не волнуйся из-за меня. Напившись как следует, я забуду и про галантность, и про беспомощную невинность. Уверен, что как бы там ни было девушка темпераментна. — Он посмотрел на берег. — Может, это и есть то единственное место на земле, где все свято, нет ощущения греха…
— И где король хочет как следует вооружиться, чтобы уничтожить своих соседей. Наполеон готовит армию. То же самое делает и Камахамеха.
— Как ты откажешься от договора продать ему оружие после того, как помахал им, как морковкой перед конем, перед носом короля?
— Уплывем тайком. Вот почему мы должны вести расспросы очень осторожно.
— Ты по-прежнему сомневаешься в ее рассказе?
— Разумеется. Она готова на все, лишь бы спасти Девилла, — отозвался Джаред. — Но за тысячу миль от отца она бессильна. Ей необходимо находиться неподалеку от него.
— Похоже, ты весьма осведомлен о привычках леди, хотя и знаком с ней всего лишь несколько дней.
Он просто хорошо понимал ее. И эту безоглядную храбрость, которой восхищался Бредфорд. И ее порывистость, упрямство, напускную браваду, но более всего он понимал ее всепоглощающую преданность.
— Да, я ее немного узнал. Настолько, насколько это необходимо для совместного путешествия. Того, что случилось за эти несколько дней, хватило бы и на месяцы размеренной жизни.
— И ты уверен, что она рискнет всем ради отца?
— А ты разве так не считаешь? Бредфорд пожал плечами.
— Предпочитаю вообще не предаваться размышлениям. В такого рода обстоятельствах — это самое лучшее, что можно придумать. Выбирай, что делать, и решай сам, без моего участия.
— Именно это я и собираюсь сделать.
— Но не забудь снабдить меня бутылкой бренди в ночь, когда решишься взять ее. Крики будут раздражать меня и помешают спать.
— Постараюсь не забыть, — сквозь зубы проговорил Джаред. Господи, ну когда же Бредфорд перестанет язвить.
Бредфорд поклонился.
— Отлично. Благодарю тебя.
— Ты собираешься оставить меня одну среди этих варваров? — спросила Клара, стоя за спиной Касси.
Девушка заботливо расправила серое платье и уложила его в большой дорожный чемодан. Клара ворчала и бранилась весь день, с той самой минуты, как услышала об отъезде. Но Касси уже приготовилась к этому.
— Король позаботится о тебе. Если захочешь вернуться в Англию, попроси его, он договорится с капитаном, и тот возьмет тебя с собой.
— И эта вся благодарность? За все те долгие годы, которые я посвятила вам всем, содержа дом, ухаживая за тобой и отцом?
— Отца нет здесь. Хочешь дождаться благодарности, потерпи до его возвращения.
— А ты?
Касси скосила на нее глаза.
— Ты никогда не отличалась добротой ко мне, даже когда я была совсем маленькой. Иной раз мне казалось, что ты меня ненавидишь. Должна ли я быть признательна человеку за годы его придирок и ненависть ко мне?
— Все равно я нужна тебе. Возьми меня с собой.
— Я никогда в тебе не нуждалась. И я еду, чтобы помочь отцу. Тебе лучше держаться подальше от всего этого. — Касси закрыла чемодан и застегнула пряжки. — Наступили для нас нелегкие времена.
— И все из-за этой шлюхи, — провозгласила Клара. — Ты должна взять меня вместо нее. С того момента, как она появилась здесь, ты пошла по стезе греха, куда она коварно заманивала тебя.
Касси понимала, что ей не следует сейчас злиться и спорить с этой мегерой. Еще немного, и она освободится от нее. И все-таки она не удержалась, чтобы не возразить.
— Не могу с тобой согласиться. Я не встречала никого лучше Лани. И я была бы счастлива, будь ты хоть наполовину такой же замечательной, как она.
— Это проститутка!
— Замолчи! — Сверкая от ярости глазами, Касси повернулась к Кларе. — Я больше не стану терпеть от тебя подобных выходок. Не смей при мне оскорблять Лани. Я запрещаю тебе, слышишь!
— Запрещаешь? — Клара зловеще улыбнулась. — Тогда я пойду к этой Вавилонской блуднице и скажу, что о ней думаю. Ты считаешь ее образцом для подражания. Посмотрим, как ты запоешь, когда вы окажетесь в мире, где нет язычников. Над тобой, увидя вас вместе, все будут только смеяться, и ты сама отвернешься от нее первая. Я бы хотела присутствовать при вашем позоре. — Клара двинулась к выходу. — Именно так. Сейчас я твоей драгоценной Лани выскажу все, что у меня вертится на языке. Она… Что ты делаешь? — воскликнула домоправительница, когда Касси, схватив ее за руку, увлекла за собой. — Пусти меня!
Касси только крепче вцепилась в нее, утягивая к открытой двери умывальной комнаты. Это оказалось непросто. Клара умело сопротивлялась, пытаясь вырваться, она локтем ударила Касси в живот, у девушки от боли перехватило дыхание. Но все же она не выпустила Клару, собрав все силы, втолкнула ее внутрь и захлопнула дверь.
— Кассандра!
Девушка быстро повернула ключ в двери.
— Немедленно выпусти меня отсюда.
— Нет, Клара. Лани и без того непросто покинуть родной остров и близких ей людей. Я не позволю тебе еще и оскорблять ее. — Касси заколола растрепавшиеся волосы и подошла к кровати. Матрос уже отнес все остальные чемоданы в повозку. Этот придется тащить самой, чтобы никто не выпустил Клару до их с Лани отъезда. Касси почувствовала себя сильной, как Геракл. Одним поворотом ключа ей удалось освободиться от кандальной зависимости, которая страшным грузом висела на ней все годы ее жизни.
— Я погибну здесь! — закричала Клара. — Что, если меня не найдут?
— Какая чудная мысль! — пробормотала себе под нос Касси. Ей очень хотелось продержать ее в панике еще некоторое время, дать ей по-настоящему пережить мысль о смерти, но она все-таки не выдержала.
— Я попрошу Уму выпустить тебя после нашего отъезда. — Дьявольщина. Эту каргу следовало бы хоть немного постращать! — Ты ведь всегда недовольна Умой, не так ли? Только вчера ты снова отругала и наказала беднягу за ее хорошую работу. А ты знаешь, как мстительны эти дикари? Что, если она решит подержать тебя взаперти подольше?
Довольная улыбка озарила лицо Касси, когда в ответ на ее угрозы донесся крик негодования и страха из-за двери. Дубовая толстая дверь, ведущая в умывальную комнату, была достаточно крепкой и толстой. Она заглушала вопли Клары. Если Касси успеет выйти из комнаты до прихода Лани, то Клара просидит взаперти несколько часов. Но ее подруга так добра, что, не задумываясь, заслуживает того эта ведьма или нет, сразу выпустит ее.
Касси дотащила чемодан до середины гостиной, когда подошла Лани.
— Он слишком тяжел для тебя. Почему ты не позвала меня?
— Да не такой уж он неподъемный. Я вполне справлюсь сама.
— Это что, последний?
Касси кивнула:
— А где Ума?
Лани указала в сторону дороги.
— Стоит у повозки, хочет попрощаться с нами. Пора идти. Ты уже простилась с Кларой?
— Да.
— Тебе, наверное, нелегко пришлось?
Касси улыбнулась.
— Да нет, не особенно. С ней оказалось не так уж трудно… справиться.
— Она едет на Капу, — пробормотал Бредфорд, устремив взгляд на небольшую группу людей. Касси восседала верхом на своем жеребце. Следом за ними катилась повозка. — Не думал, что она приведет своего жеребца.
Пурпурные лучи заходящего солнца высветили как цвета эбенового дерева шелковистую шерсть Капу, так и темно-каштановые волосы Касси, забранные наверх. Она была в черном жакете и юбке для верховой езды и выглядела не менее прекрасной и чопорной, чем вчера, появившись к ужину.
Она придержала поводья перед дядей с племянником. Бредфорд выступил вперед.
— Ты собираешься взять с собой коня?
— Конечно. Кто же будет кормить и ухаживать за ним, если и я, и Лани уедем? Он никому не позволяет подходить близко.
— Лани? — Бредфорд только сейчас заметил женщину в повозке.
— А вы не ждали меня? — Лани спрыгнула на песок и, не слушая ответа, повернулась к матросу, замешкавшемуся на переднем сиденье. — Можете начинать разгрузку. И поаккуратнее с корзиной, где лежит трава. В нее не должен попасть песок.
Матрос скривился и проворчал что-то себе под нос.
Голос Лани, когда она снова заговорила, оставался все таким же мягким. Стальные нотки в нем только угадывались:
— И побыстрее, пожалуйста.
К удивлению Джареда, матрос повиновался.
— А зачем вы взяли с собой траву? — поинтересовался Бредфорд.
— Капу поездка на корабле вряд ли доставит удовольствие, — ответила Касси. — Надеюсь, знакомый запах и вкус немного успокоят его.
— Превосходная мысль.
Лани изучающе посмотрела на Бредфорда.
— Вы еще не протрезвились настолько, чтобы помочь в разгрузке? Нам надо поспешить. Касси считает, что Капу следует доставить на борт до наступления сумерек.
— Когда речь идет о помощи прекрасной леди, я трезв как стеклышко. — Он снял с повозки самый маленький саквояж. — Если, конечно, поручение не слишком обременительно.
— Уверена, что с этой сумочкой вы не надорветесь. Я поднимала такие грузы, еще когда только училась ходить, — нахмурилась Лани. — Касси сказала мне, что вы капитан на корабле.
Он слегка склонил голову.
— К вашим услугам.
— Тогда я постараюсь как можно скорее обучиться этому делу. У меня нет ни малейшего желания пойти ко дну из-за вашего пристрастия к бренди.
— Не беспокойтесь. В море я не беру в рот ни капли.
— Что-то не верится. Когда мы поднимемся на борт, вы покажете мне свои навигационные приборы и карту. — Бредфорд больше не возражал. Лани повернулась к Джареду. — Два заложника — лучше, чем один. Надеюсь, у вас нет возражений, что я присоединяюсь к вам?
— Конечно, нет. Любовница — приманка завлекательнее дочери. Единственное, что меня удивляет, так это ваше нетерпение принести себя в жертву. Но если уж вам так хочется — пожалуйста. Буду только рад. — Он помолчал. — До тех пор, пока вы не встанете у меня на пути.
— Я не собираюсь путаться у вас под ногами. — Лани смотрела на ботик, поджидавший их.
Джаред повернулся к Касси, девушка пыталась придать себе уверенный вид.
— Я беру с собой Капу, — решительно проговорила она. — Я понимаю, что он доставит массу хлопот, но у меня нет другого выхода.
— Похоже, у вас довольно странные представления о тех привилегиях, которыми пользуются заложники. К вашему сведению, диктуют условия не они.
— Я беру его, — голос Касси звучал непреклонно. — А вы можете требовать от меня удовлетворения всех своих притязаний. Он едет с…
— Я и не думал возражать. — Джаред шагнул и погладил Капу. — Скорее даже доволен, быть может, мне удастся убедить тебя продать его мне. У меня только один вопрос.
— Какой же? — нетерпеливо спросила она.
— Каким образом мы поднимем его на борт? Здесь нет бревен, чтобы сколотить плот, а корабль бросил якорь в доброй миле от залива.
— Так же, как привезли его сюда. — Она спешилась и достала из повозки кожаную подпругу и уздечку. — В такой конской упряжи его легче будет втягивать на палубу.
— До чего же легко, — иронически усмехнулся Джаред.
— Не так уж и просто, но можно.
— Во-первых, я не уверен, сможет ли конь проплыть милю. А во-вторых, не забьет ли он всех нас, когда мы попытаемся втащить его на палубу на веревках.
— Но другого способа нет. — Касси расстегнула ремень у седла и сняла его с Капу. — Мы с ним часто заплывали довольно далеко. Воды он не боится.
Джаред нахмурился и еще раз похлопал Капу.
— Но если что-то его испугает, ты не сможешь удержать его.
— Смогу. Я сильная. Джаред покачал головой.
— Садись в ботик. Лучше, если я попробую.
— Нет. — Она бросилась к жеребцу, загораживая его от Джареда. — Это мой конь. И я отвечаю за него.
— Ради Бога! Я не собирался забирать его у тебя. Только сумасшедшему придет в голову мысль, что мне может доставить удовольствие плавание на перепуганном жеребце. Дело не такое простое, как тебе кажется. И лучше, если ездок будет посильнее.
— Это мой конь, — Касси повернулась к Джареду спиной и взяла в руки поводья. — Забери с собой седло и плыви к кораблю. Приготовь ворот к подъему Капу. Я останусь здесь и дождусь, когда вы подниметесь на борт. Если к тому времени стемнеет, зажги фонарь и трижды помахай им.
Его губы недоверчиво изогнулись.
— Ты хочешь остаться одна на берегу?
— Я не собираюсь убегать. К тому же с вами будет Лани. Неужели ты думаешь, я брошу ее?
— Я не боюсь, что ты убежишь, черт тебя побери. Но это слишком опасно. Ты не можешь…
— Мы напрасно тратим драгоценные минуты. — Касси перекинула поводья и принялась снова застегивать подпругу. Жеребец повел головой и слегка переступил ногами. — Вот видишь, он уже начинает нервничать.
— И будет дергаться еще больше, когда его потянут веревками на палубу, — грубо заметил Джаред. — Тебе повезет, если он не начнет биться, когда вы окажетесь у самого борта. Я бы смог удержать его, но тебе это вряд ли будет под силу… Что ты делаешь?
— Снимаю одежду, — Касси расстегнула жакет и сбросила его, оставшись в одной тоненькой хлопчатобумажной сорочке и юбке. — Этот костюм для верховой езды слишком тяжелый. Он будет только мешать. —
Она тут же скинула на песок и юбку. Шагнув в сторону от нее, взялась за тесемки нижней юбки.
— Подожди! — Он бросил взгляд на ботик, четверо матросов с усмешкой наблюдали за происходящим. У Бредфорда тоже глаза полезли на лоб от изумления. Только выражение лица Лани осталось по-прежнему невозмутимым. — Ты же не можешь раздеваться на виду у всех.
— А почему нет? — Нижняя юбка тоже упала на песок. Держась за Капу, она сняла ботинки, носки и раздраженно взглянула на него. — Что ты так смотришь? Ты же уже видел меня раздетой.
Но та девушка, что стояла перед ним в набедренной повязке, не вызывала такого вожделения, как эта, сбросившая одежду для верховой езды. Он доподлинно знал, как выглядит ее маленькая грудь, которая просвечивалась сквозь тонкую белую ткань сорочки, подчеркивая золотистый цвет ее загорелой кожи. Панталоны на икрах обрамляли кружева. Тело его отозвалось против его воли. В нем вспыхнуло желание. Он знал, что матросы в ботике испытали то же самое. Ему хотелось подойти к ней и натянуть на нее костюм для верховой езды, скрыть ее наготу от посторонних мужских глаз. Джаред раздраженно махнул рукой в сторону океана.
— Но они-то не видели тебя. Не заставляй моих матросов разевать рот.
— Меня нет, но они же обладали Лихуа и другими девушками. Их они хорошо рассмотрели.
— Ты не Лихуа.
— Я не хуже и не лучше. И так же, как они, не стыжусь своего тела. Это вы сначала берете, а потом стыдите и срамите нас.
— У тебя я еще ничего не брал, — коротко отрезал Джаред. — Оденься.
— И не подумаю. — Она пожала плечами. — Сорочки и панталонов мне хватит. Они довольно легкие…
— Да, тоньше паутинки. Надень юбку и жакет.
Касси с недоумением посмотрела на него.
— Ты что, жаждешь, чтобы я утонула?
— Я хочу, чтобы ты оделась и села в ботик, а я займусь жеребцом.
— Мы уже все обговорили.
— Хватит упрямиться. Ты даже не представляешь, насколько твоя затея опасна… — Он замолчал, поняв, что она не слушает его. Касси приняла решение, и можно расшибить лоб о ее непробиваемое упрямство. Пробормотав ругательство, он подхватил ее одежду с песка, забрал седло и двинулся к ботику. — Езжай на своем чертовом жеребце. Плыви, подобно Афродите. Пусть он сбросит тебя. Почему я должен беспокоиться?
— Похоже, ты опять проиграл сражение? — спросил Бредфорд у Джареда, когда тот перевалился через борт и перекинул свой груз на руки морякам. — Она тебя не послушала.
— Повезет, если жеребец не убьет ее, — отрывисто бросил Джаред.
— Капу предан ей, — спокойно сказала Лани. — Он не причинит ей ни малейшего вреда.
— Даже если взбесится от страха?
— Касси два года с терпением и любовью ухаживала за ним, — пояснила Лани. — Он знает, что от нее исходят только доброта и понимание.
Покачав с сомнением головой, Джаред оглянулся на девушку, оставшуюся на берегу. Она стояла возле коня, что-то говоря ему и поглаживая морду. Рядом с мощным жеребцом она выглядела такой хрупкой и слабой.
Солнце уже скрылось, но сумерки еще не наступили, когда Касси увидела, что ботик доплыл до «Жозефины». Вот и хорошо, сказала она себе. Капу не так станет нервничать, если еще будет светло, и они поплывут не в темноте.
Может быть.
Глубоко вздохнув, она вскочила верхом на Капу. Конь нервно передернулся, и она снова принялась уговаривать и убеждать, что ничего плохого с ним не произойдет.
— Все хорошо. Я не позволю, чтобы с тобой случилось что-нибудь плохое. Мы просто немного поплаваем. — И Касси ласково направила его навстречу прибою. — Ты же любишь воду, ты что — забыл?
Может, Капу и любил воду, но он терпеть не мог корабли. Слишком много плохого и тяжелого было с ними связано: голод, побои, истязания, когда пьяный хозяин спускался в трюм, а конюх держал его, чтобы тот мог беспрепятственно хлестать его кнутом. Воспоминания боли не стерло время. Когда Касси впервые увидела Капу на берегу, его шкура была испещрена следами побоев, раны гноились. Касси тогда чуть не задохнулась от гнева. Случится настоящее чудо, если теперь жеребец позволит им продеть веревки и поднять его на палубу.
Но другого выхода не было. Она не мокла оставить его на острове — он бы погиб, никого к себе не подпуская.
— Сейчас все будет по-другому, — бормотала она ему в ухо, когда они зашли на глубину, где он мог плыть. — Никто не посмеет тебя обидеть. Мы снова будем вместе. Мне нравится заботиться о тебе. Я люблю тебя.
Конь прял ушами, словно внимательно прислушивался к ее словам, но мышцы корпуса, которые она ощущала ногами, по-прежнему оставались напряженными. Капу чувствовал, что это не обычный их заплыв. Если ей не удастся заставить его мягко развернуться, когда они окажутся у борта, то в последнюю минуту…
Вскинув глаза, она увидела Дейнмаунта. Перегнувшись через борт корабля, он наблюдал за ними с мрачным выражением. Но он почти всегда так выглядит.
Нет, неправда. Той ночью на берегу он был чувственным, раскованным, свободным, и улыбка, светившаяся на его лице, несла в себе безрассудство язычника.
Джаред тогда переживал счастливые минуты, поскольку отыскал ее отца.
До корабля оставалось еще полпути.
И Касси снова принялась нашептывать ласковые слова на ухо коню:
— Ты останешься со мной. У нас все получится хорошо. Вот увидишь. Ты только ничего не бойся.
Капу нежно заржал в ответ, словно понял, о чем она молит его.
Это, несомненно, хороший знак. Может, он забыл о своем прежнем мучителе, получавшем наслаждение от истязаний его. Тогда для Капу трюм на корабле был пыткой. Прошло уже два года, и за все это время он видел только бесконечную доброту и любовь.
Корабль уже находился совсем рядом. Она потянула за уздечку, слегка разворачивая Капу.
— Да, именно так, — спокойно подтвердил Дейнмаунт. — Постарайся подплыть с ним как можно ближе. Сейчас до него еще не дотянуться.
А что же еще она делает, как не это! Касси почувствовала легкий приступ отчаяния.
— Еще поближе. На ярд…
Капу дернул головой и рванулся в сторону от корабля. Боже! Касси ощутила, как окаменели его мускулы, когда он увидел корабль так близко от себя.
— Все хорошо! — твердым голосом проговорила она. — С тобой ничего плохого не случится. Я не позволю…
Но Капу словно взбесился! Он заржал высоким голосом, ноги его бешено замолотили, и он ушел под воду.
Касси от неожиданности глотнула полный рот морской воды, ощутив ее соленый вкус. Но сейчас было не до того. Ей надо ухватить Капу за поводья.
Ничего не вышло. Снова!
Наконец ее пальцы нащупали поводья, и в эту минуту Капу вместе с ней вынырнул на поверхность.
— Отпусти поводья! — услышала она голос Лани. Но она не могла. Это единственный способ хоть как-то удержать Капу. Иначе они оба утонут…
Страшная боль пронзила плечо. Она ударилась о борт корабля.
— Ну же, черт возьми! — Дейнмаунт уже был в воде, в нескольких футах от нее. — Отпусти поводья, пока он не убил тебя.
Она увидела в его руках намотанные кольцом веревки.
— Кинь мне один конец, — попросила она.
— Отойди от него. Я сам справлюсь.
— Он утонет до того, как ты успеешь продеть обе веревки. Главное — вытащить его из воды.
Его глаза бешено сверкнули.
— Вытащить его? Плыви к веревочной лестнице. Пусть тебе помогут выбраться.
— У нас нет времени на споры. Он может уплыть от корабля. Кинь мне один конец веревки.
— Черт тебя побери! — выругавшись, Джаред выполнил ее просьбу. — Держись подальше от его копыт.
Касси нырнула, стараясь не попасть под его ноги, молотившие воду. Где же, черт возьми, кольцо? Грудь уже болела от того неимоверного усилия, которое ей приходилось делать, чтобы задержать дыхание. По другую сторону коня она различила смутный силуэт Джареда. Его волосы шевелились на поверхности воды, как водоросли. И вдруг она почувствовала прилив непонятного доверия к этому человеку и уверенность, что вдвоем они справятся. Вдвоем они горы свернут. Но удерживать воздух в легких становилось все труднее. И тут ее пальцы нащупали кольцо. Вот оно!
Копыто Капу чуть не прошлось по ее голове, когда она поднырнула под его живот и продела веревку в кольцо.
Скорее. У нее уже не осталось ни капли воздуха в легких. Касси продела веревку еще раз, чтобы закрепить ее потуже — иначе она не выдержит веса Капу. Готово!
Касси пулей вылетела на поверхность, и легкие резануло от боли. Но Дейнмаунта она не увидела. Ужас пронзил ее. Нет, вот он! Всего лишь в нескольких футах от нее.
— Ты уже… — Она закашлялась. Он глотнул воздух.
— А ты?
Она кивнула в ответ.
Джаред махнул рукой мужчине на палубе.
— Поднимай!
Касси подплыла к Капу. Он выглядел таким испуганным:
— Вот увидишь, все хорошо. Я здесь. С тобой. Сейчас все кончится.
— Отодвинься подальше, — попросил Дейнмаунт.
— Не могу. Я ему нужна.
— Ты ему понадобишься гораздо больше, когда его поставят на палубу. — И Джаред грубовато прибавил. — Как только его начнут тащить из воды, он может снова забиться. Ты нам всем будешь нужна там.
Он прав. Для Капу намного важнее увидеть ее на палубе, услышать ее голос. Касси быстро поплыла к веревочной лестнице.
Дейнмаунт уже взбирался наверх.
Позади послышалось тревожное ржание Капу, его уже поднимали из воды. Касси заставила себя не оглядываться, карабкаясь по веревочной лестнице с быстротой, на какую только после всего пережитого была способна. Скоро Капу предстоят тяжелейшие минуты. Надо успеть прийти к нему на помощь. А потом ему снова станет хорошо и спокойно. Боже, ну до чего же она устала. Сейчас, когда самое тяжелое уже позади, она чувствовала себя совершенно обессиленной.
Дейнмаунт спрыгнул на палубу, повернулся и помог ей преодолеть последние шаги. Теперь перед ней стоял не элегантный знатный господин, подумала она рассеянно. Рубашка и штаны плотно облепили его тело, с них стекала вода, а мокрые длинные пряди волос свисали на лицо.
— Все в порядке? — спросил он утвердительно. Касси кивнула, он направился к перилам, наблюдая, как идет подъем Капу.
— Как твое плечо? — подошла Лани с легким одеялом и стала ее заворачивать.
— Плечо? — Касси и забыла, что ударилась о борт. Только сейчас боль снова пронзила ее. — Ничего страшного.
— Рана, похоже, перестала кровоточить.
— Кровоточить? — повторила Касси удивленно.
— Над водой появилась кровь, когда ты нырнула. Дейнмаунт именно в эту минуту прыгнул за борт. Он плавает неплохо… для англичанина, — и одобрительно добавила: — Он смелый. Не всякий мужчина отважился бы завязать веревку под брюхом нашего Капу, не побоявшись его копыт. Тем более он так бешено молотил по воде ногами.
Касси почти не слышала слов Лани. Капу уже завис над палубой. Он уже не бился, замерев в ужасе и отчаянии. Сбросив с плеч одеяло, Касси бросилась к перилам.
— Отодвинься, — приказал Дейнмаунт. — Смотри ему прямо в глаза.
Касси поняла. Она выбрала нужное место и остановилась прямо перед жеребцом, которому оставалось всего лишь несколько дюймов для того, чтобы коснуться палубы.
— Ставьте его.
— Еще нет.
— Я же сказала, опустите его. Он перепуган до смерти.
— Он забьет тебя.
— Нет, — Касси шагнула вперед и любящим движением погладила жеребца. — Здесь можно соорудить что-то вроде стойла для него?
— Да. — Джаред кивнул в сторону открытой двери в нескольких ярдах от места, где они стояли. — Там есть удобный настил, по которому груз спускали в трюм, и Капу легко может пройти по нему вниз.
— А теперь опустите его и оставьте нас вдвоем. Я отведу его в трюм, когда он успокоится.
Какое-то мгновение Дейнмаунт колебался, внимательно глядя на коня, копыта которого почти касались палубы, посоветовал:
— Не трогай поводья, пока он окончательно не придет в себя.
Касси ничего не ответила и, подойдя к жеребцу, прильнула лицом к его морде. Конь дрожал, но после ее прикосновения немного затих. И Касси начала разговаривать с ним, не заметив, что их на палубе оставили одних.
— Видишь, самое трудное уже позади, — утешала она его. — Сейчас мы еще немного постоим здесь. А когда ты почувствуешь, что все в порядке, мы с тобой пойдем вниз. Ты поешь травы и…
Бредфорд, покидая палубу с племянником, оглянулся на девушку и коня.
— Думаю, Джаред, ты уже и сам понял, что она никому не отдаст своего жеребца. Он ей слишком дорог.
— По-твоему, я слепой? Она чуть не погибла из-за него.
— Просто хотел на всякий случай предупредить тебя. Чтобы ты не питал напрасных надежд. Кстати, вы так слаженно вместе спасали Капу. Не пробудило ли это единение дружеские чувства в твоей груди?
— Ни чуточки! Что меня по-настоящему заботит, так это то, что я насквозь промок. — Он вопросительно вскинул голову. — Кстати, а где наша вторая гостья? В каюте?
Бредфорд указал подбородком в сторону носовой части верхней палубы, где совершенно спокойно, глядя на Касси и жеребца, стояла Лани.
— Весьма заботливая особа. И какое чувство собственного достоинства. Ты должен оценить это, поскольку оно у тебя в изобилии. Твой сегодняшний жест просто неподражаем. Мое сердце дрогнуло, когда ты нырнул в море. — Бредфорд прищелкнул пальцами. — Но, конечно, тебя подвигла на это не девушка. Ты ринулся из-за жеребца и боязни потерять заложницу.
Не обращая внимания на насмешливый тон дядюшки, Джаред тоже обернулся. Уже почти стемнело. И он мог видеть Касси, как туманное белое пятно, а Капу, как темную неподвижную скалу. Незачем думать о том, сколько времени понадобится, чтобы окончательно успокоить жеребца и отвести его вниз. Касси не станет торопить коня, даже если на это уйдет вся ночь.
— Будем поднимать паруса?
Все усилия Касси пойдут насмарку, если палуба сейчас закачается.
— Подождем еще. Незачем спешить. Я скажу тебе, когда мы сможем тронуться в путь.
— Черт возьми! Неужели нельзя было лечь подальше от его копыт.
Касси приподняла голову с охапки соломы и посмотрела на Джареда, стоявшего у входа в отсек, где соорудили стойло для Капу. В руках он держал фонарь. Неровное пламя освещало половину его лица. Другая оставалась в тени. И Касси невольно отметила, насколько это характерно для Джареда. Свет и тень. И в его характере и поведении для нее тоже многое оставалось скрытым, загадочным и непостижимым. Опершись на локоть, она ответила:
— Он уже успокоился. Ничего страшного не случится.
— Даже когда мы поднимем паруса? — Джаред шагнул в помещение. — Ты можешь поручиться, что он останется спокойным, когда корабль начнет раскачиваться, как люлька, и скрипеть?
— Именно поэтому я и осталась здесь. — Касси села и отбросила со лба все еще влажные волосы, которые оставались жесткими и непокорными из-за соленой воды. И она снова подумала о Лани, насколько та оказалась предусмотрительной, запасшись кокосовым маслом в дорогу. — Я ждала, когда вы сниметесь с якоря. Почему вы так замешкались?
— Приношу извинения за задержку. Но я по своей глупости считал, что понадобится еще время, чтобы жеребец пришел в себя. — Джаред поставил фонарь на пол. — Бредфорд начнет ставить паруса примерно через четверть часа. Надеюсь, ты удовлетворена?
— Да, — Касси чувствовала себя слишком измотанной, чтобы обращать внимание на его ироничный тон. А еще слишком живы оказались воспоминания о его помощи ей. — Просто я не понимала, из-за чего вы так медлите.
Брови его удивленно поползли вверх.
— Что с тобой? Отчего ты заговорила таким смиренным тоном? Может, ты случайно ударилась не только плечом, но и головкой?
— Не такая уж я заядлая спорщица, какой ты меня пытаешься выставить. И к тому же ты… — она замялась, — это ты сам постоянно задираешься. Сейчас мне не хочется отвечать тебе грубостью, только и всего.
— И чему я обязан такой милости?
— Капу… — Девушка опустила глаза и добавила обреченно. — Это не значит, что я переменила свое отношение, но ты очень помог мне.
— Вот как!
Джаред снова иронизировал. И Касси почувствовала себя пристыженной. Если говорить начистоту, то он проявил такую самоотверженность и храбрость, которые, конечно же, заслуживали большего. Вскинув голову, она посмотрела ему прямо в глаза.
— Ты прав. Вряд ли мне удалось бы справиться одной. Без твоей помощи неизвестно, чем бы все закончилось. Но я найду способ, как отблагодарить тебя.
Джаред промолчал в ответ. И ей на миг показалось, что в глазах его промелькнула растерянность.
— Не стоит благодарности, — тон его показался ей несколько иным. — Я просто поддался невольному порыву. Жалко стало такого отличного жеребца. — Лукавая улыбка заиграла на его губах. — Так что тебе не стоит разбавлять свою ненависть чувством ненужной признательности ко мне.
— У меня лично к тебе нет никакой ненависти. — Эти слова вырвались у Касси непроизвольно, но она вдруг совершенно ясно и отчетливо осознала, что так оно и есть. Только неловкость в его присутствии она ощущала. — Пока. Но если ты хоть пальцем тронешь отца, я возненавижу тебя. Возненавижу и отомщу.
— Око за око? И это при твоем великодушии?
— Ты убедил себя, что вершишь правое дело. Лани много раз твердила, что мне следует научиться признавать правоту других, ставить себя на их место. Ей даже удавалось найти оправдание недостойным выходкам Клары.
Выражение лица Джареда снова стало непроницаемым.
— Я не нуждаюсь в подобного рода оправданиях.
— Потому что считаешь себя безупречным? — вспыхнула Касси. — Как это, наверное, замечательно — ощущать себя тем, кто имеет право первым бросить камень в других…
— Из нас двоих первым оказался твой отец.
— Но ты ведь не уверен в этом полностью. Прямых доказательств его вины нет, — она перевела дыхание. — Но я больше не хочу говорить об этом.
— Отчего же? Напротив. Наш разговор помог тебе почти освободиться от тягостного бремени благодарности. И сейчас тебе намного легче. Ты… — Он замолчал, корабль дернулся и закачался. И тотчас вздрогнул Капу. Дрожь волной прошла по его крупу.
Касси быстро вскочила и вплотную подошла к жеребцу.
— Тише! Тише! Все в порядке. Все идет хорошо, — и обвила руками его шею. — Это такие пустяки по сравнению с тем, что нам пришлось пережить. Ты скоро привыкнешь к качке. Не волнуйся.
— Продолжай разговаривать с ним! — Джаред вошел в стойло. — Но старайся держаться подальше от копыт. — Он тоже начал гладить Капу и бормотать что-то таким же нежным и проникновенным голосом, как и Касси.
И жеребец постепенно затих. Касси с облегчением заметила, что он больше не вздрагивает. А еще она обратила внимание, что Капу отозвался на прикосновение Джареда тем же непостижимым образом, как и на берегу, когда они встретились впервые. Странное дело, в отличие от того вечера Касси уже не чувствовала обиды. А только благодарность и уверенность: вдвоем им удастся успокоить Капу, он не поранит себя. А еще Касси смутно угадала пробуждение какой-то невидимой нити между нею и Джаредом, она протянулась именно в тот момент, когда они под водой обвязывали Капу веревками.
Прошло какое-то время, они оба убедились, что жеребец совершенно спокоен, и Джаред заметил:
— Думаю, ты вряд ли решишься сегодня ночью оставить его. Ты не собираешься подняться к себе в каюту?
Касси отрицательно покачала головой.
— Я останусь здесь. Солома мягкая. Когда я взяла к себе Капу, то почти месяц спала в конюшне.
— Что намного лучше прыжков среди камней в горах или ударов об обшивку корабля, — усмехнулся Джаред и сел на солому в другом углу стойла.
— Что ты собираешься делать? — тревожно спросила Касси.
— Хочу побыть здесь, — ответил Джаред, — само собой разумеется — не месяц. Я отнюдь не спартанец. Всего лишь несколько часов, пока не увижу, что оснований для беспокойства нет. Садись и ты, — предложил он. Но, видя, что она продолжает стоять, нетерпеливо добавил: — Да садись же, черт тебя возьми! Ты же видишь, какая начинается качка. Я не собираюсь тебя насиловать, мне сейчас не до того.
— Я знаю, — Касси села как можно дальше от Джареда. — Вряд ли женщина, похожая на измочаленную водоросль, способна вызвать желание. Тем более у тебя.
— А что плохого в измочаленных водорослях? Может, они мне больше по душе, чем что-либо другое. — Джаред, опершись спиной о стенку, вытянул ноги. — Всем известно, какой у меня извращенный вкус.
— В самом деле? — заинтересовалась Касси, но, увидев его лукавую улыбку, быстро добавила: — Лихуа говорила, что большинство европейцев — извращенцы, но и они вскоре признавали, что естественный способ — самый лучший.
— Да ну? — вскинул брови Джаред. — Только сдается мне, что я не давал Лихуа повода считать меня таким. Она, конечно, могла заметить, что я довольно жесткий человек, когда меня выводят из терпения.
— Ты сам слышал на берегу, что она считает тебя.. — Касси запнулась.
— Богом?
— Лихуа — наивная девушка.
Мрачно усмехнувшись, он скрестил руки на груди.
— Наверное, вы успели обсудить с ней все более подробно.
— А ты не считал нужным пообщаться с ней. Конечно, днем с такими особами лучше не встречаться.
— Почему же, я с удовольствием предаюсь этому занятию утром, на рассвете. По мне так это самое лучшее время.
— Я говорю не о том. И ты прекрасно знаешь, что я имела в виду. — Вы, европейцы, считаете Лихуа и остальных девушек грешницами. Но вам это на руку, никакой ответственности.
— Как я посмотрю, ты заранее осудила меня, — заметил Джаред. — И считаешь лицемером.
— А как иначе назвать такое отношение к ним?
— Не знаю. Возможно, ты и права, — неожиданно согласился он усталым голосом. — Островитяне меня восхищают, я завидую их честности и открытости. Но каждый должен следовать своим путем. И скорее всего я отвергаю уклад их жизни, потому что он слишком отличен от того, как живу я. Что происходит помимо воли и вопреки доводам рассудка.
Обличая его, Касси хотела одного: возвести между ними стену отчуждения. Она никак не ожидала, что Джаред признается в своей слабости с такой обезоруживающей прямотой. Вначале ее обуревало чувство благодарности к нему за те опасные минуты, что они вместе пережили. А теперь, вдобавок к обременительной для нее признательности, она еще и заглянула в его внутренний мир, начиная понимать, что он чувствует и о чем думает. Слишком опасно! Касси лихорадочно принялась выискивать, что может отдалить их друг от друга.
— Та половина тебя, которая отвергает их способ жизни, видимо, не имеет никакого отношения к другой, занимавшейся с ними любовью, — отрезала она.
Серьезное выражение сошло с его лица, и, откинув голову, Джаред расхохотался.
— Нет, конечно! Но, к сожалению, эта, другая часть, совершенно не способна внимать доводам разума. И я признаю обе несовместимые половины. Советую и тебе последовать моей раздвоенности.
Касси почувствовала странное стеснение в груди, ей почему-то вдруг стало не хватать воздуха. Запинаясь, она выговорила первое, что пришло на ум.
— Не тебе учить меня всему. Тем более ты и не испытываешь ко мне никакого влечения. Лишь ищешь способ отомстить отцу.
— Черт возьми! Какое отношение имеет ко всему этому Девилл?
Касси вздрогнула — столько ненависти прозвучало в голосе Джареда, когда он назвал ее отца.
— Конечно, имеет. Иначе в этом не осталось бы никакого смысла.
— Животное наслаждение не ищет себе оправданий. Страсть может захватить человека в любой момент, в любую секунду, независимо от его воли. Ты-то должна знать это лучше, чем другие, поскольку имела возможность видеть такого рода примеры в жизни. На острове не скрывают ее проявлений, в отличие от цивилизованных городов.
Касси и в самом деле не раз приходилось быть свидетельницей. Но не участницей. С Лихуа и другими девушками такое происходило. Но не с ней самой. Вот почему она задумчиво покачала головой.
— Я не так хороша собой и не так привлекательна, как Лихуа или Лани. К женщинам, способным пробудить страсть, я не отношусь.
— Ты хочешь, чтобы я переубедил тебя? — Джаред наклонился вперед, его глаза блеснули. — Да, ты и в самом деле выглядишь, как мочалка. Солома запуталась у тебя в волосах, ты покрыта солью с головы до пят. Все это совершенно не в моем вкусе. И тем не менее знаешь, чего бы мне более всего хотелось сейчас сделать?
Касси нервно облизнула пересохшие губы.
— Нет.
— Мне бы хотелось сорвать с тебя одежду и слизнуть языком соль с твоей груди. — Глаза Джареда не отрывались от нее. Груди Касси вдруг напряглись. А он продолжал тем же низким голосом. — А потом прильнуть к тебе всем телом. И я знаю, ты хочешь того же.
Кровь жарко заструилась по телу Касси, словно по ее жилам побежал огонь.
— Нет, — прошептала она.
— Посмотри на себя.
Касси и сама чувствовала, как затвердели и набухли ее соски под легкой сорочкой.
— Это ничего не значит. Я просто… удивилась.
— Ошибаешься. Твое лоно уже готовится принять меня, — мягко поправил ее Джаред.
Касси проглотила застрявший в горле комок.
— Неправда.
— Ты боишься признаться в предательстве своего тела только потому, что видишь во мне своего врага? Но какая, в сущности, разница? Когда мужчину и женщину влечет друг к другу, то больше ничего не имеет значения.
— Я не животное, — оскорбленно возразила Касси. — И способна владеть своим телом. И я никогда не позволю себе… — Она замолчала и скороговоркой добавила: — Уходи! Я не хочу, чтобы ты оставался здесь.
— Какая жалость! — Джаред снова откинулся к стене. — Я не уйду до тех пор, пока жеребец не успокоится окончательно. Чем я тебе мешаю? Я же сказал, что не собираюсь делить с тобой постель сегодня… Тебе и без того пришлось нелегко, и, как ни странно, я вдруг почувствовал прилив не свойственной мне жалости. Но, в сущности, это ничего не значит.
Он ошибался. Многое из того, что произошло за этот день, стало весомым для Касси. И самое ужасное — ее собственное тело выступило предателем. Она желала его объятий, несмотря на титанические усилия оставаться спокойной. Ее охватило чувство беспомощности. Требовалось время, чтобы вернуть прежнюю уверенность и самоуважение.
— Уходи! Нечего тебе здесь делать. Джаред сидел не шелохнувшись.
Касси закрыла глаза, продолжая слышать его молчаливое присутствие и устремленный на нее взгляд.
— Но я не настолько снисходителен, чтобы избавить тебя от ощущений предстоящей нашей близости. — Голос Джареда стал еще более низким и чувственным. — Наступит момент, когда я возьму тебя прямо здесь, в стойле. Ты будешь нагой и ощутишь, как соломинки трутся о твою кожу, о груди, о живот. Ты когда-нибудь видела, как жеребец покрывает кобылу? Вот так и я буду входить и выходить из тебя.
Касси молчала.
— Конечно же, видела, — продолжал он. — Ты же собиралась завести свою ферму. Их соитие возбуждало тебя? Что ты чувствовала, когда он мощным движением входил в нее? Когда тебе передавались его нетерпение и дрожь, что пробегала по…
Нечто, похожее на боль, вспыхнуло в Касси при его словах. «Не думай об этом! — приказала она себе. — Ты не кобыла и не должна поддаваться животным порывам».
От сена исходил душистый запах свежести. И сухая трава покалывала кожу сквозь сорочку. Касси находилась так близко от него. Мужчина… жеребец…
— Кобыла ржала, когда он входил в нее?
Касси молча кивнула. Голос ей не повиновался.
— Но она хотела этого, не так ли? Она поворачивалась к нему задом? Откидывала хвост?
— Ну, конечно. У нее была течка. Наступила ее пора.
— Как и у тебя. Пришло и твое время пережить это.
— Нет, — упрямо повторила она и, подняв веки, увидела, как блестят его глаза, неотрывно смотревшие на нее. Воздух стал таким плотным, что резал горло. — Повторяю, я не животное.
— Во время слияния мы все становимся животными. И, уверяю, в тот момент, когда я войду в тебя, тебе будет не до того, враг ли я или друг.
Его доверительный тон испугал ее еще больше. Она осознала, какое завораживающее действие оказывают его слова. Вот Джаред входит в нее, сжимаются его крутые ягодицы, а ее бедра…
— Уходи! — прошептала Касси. Он покачал головой.
— Тогда замолчи. Я не желаю этого слушать.
— Я сказал все, что хотел, что собирался…
У нее голова шла кругом. И лучше не вспоминать об услышанном.
«Пришло твое время»
Касси попыталась найти достойный выход. Он поставил ее в тупик. Может, в том, о чем он говорил, и заключается смысл бытия? Может, в этом причина того, что тело, забыв об опасности, перестало подчиняться ей? Еще до встречи с ним она почувствовала, как что-то пробуждается в ее существе. Какая-то истома обволакивает ее. Вот-вот! Именно то самое. Касси с радостью ухватилась за это объяснение. Причина кроется не в нем. На его месте мог оказаться любой мужчина. Просто настало ее время, ее «роза», как говорила Лихуа, распустилась. Ее пора, И, конечно, Джаред — самый сексуальный мужчина из всех, кого ей доводилось видеть. Нет ничего странного, что тело отозвалось на появление такого самца.
— Хочешь — оставайся здесь, хочешь — уходи. Мне нет никакого дела до тебя. — Касси старалась говорить независимым тоном.
Джаред улыбнулся.
— В самом деле?
Она перевела взгляд на Капу. Черт бы побрал этого Джареда. Какая уверенность исходит от него. Даже не глядя в его сторону, она ощущала его присутствие. Ее глазам предстала картина: облепленный влажной одеждой, он грациозно приближается к ней, склоняется над ней.
«Мне хочется слизнуть языком соль с твоей груди».
Нет! Нельзя испытывать этого щекочущего чувства. Дело не в нем. Касси снова и снова твердила как заклинание спасительную фразу, словно отгоняла демонов. Это все из-за того, что пришла ее пора. Он не имеет к ее желанию никакого отношения.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь и возмездие - Джоансен Айрис

Разделы:
Пролог12345678910111213141516

Ваши комментарии
к роману Любовь и возмездие - Джоансен Айрис



мне нравиться ее романы очень интересные
Любовь и возмездие - Джоансен Айрисмээрим
12.03.2012, 9.08





Замечательный роман...)) с юмором, очень понравился))
Любовь и возмездие - Джоансен АйрисDia
26.08.2013, 23.58





Очень хороший роман!В нем есть все и смех,и радость,и горе))))Автор умничка,побольше бы таких.Всем советую прочитать.
Любовь и возмездие - Джоансен АйрисАнастасия
15.07.2015, 21.56





Очень хороший роман!В нем есть все и смех,и радость,и горе))))Автор умничка,побольше бы таких.Всем советую прочитать.
Любовь и возмездие - Джоансен АйрисАнастасия
15.07.2015, 21.58





Роман дійсно цікавий, відрізняється від багатьох романів, нема наївних дівчат які бояться доторкнутись до руки без рукавички, читала з задоволенням.
Любовь и возмездие - Джоансен АйрисСвітлана
1.03.2016, 13.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100