Читать онлайн Любовь и возмездие, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и возмездие - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.52 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и возмездие - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и возмездие - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Любовь и возмездие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

Гонец от Камахамехи прибыл еще до рассвета. Касси проснулась от стука в двери, легких шагов Лани в холле.
Неужели что-то случилось с отцом?!
Она вскочила с постели и чуть ли не бегом выбежала из комнаты. «Что за глупость! — убеждала она себя, — с чего это любое известие непременно дурное?»
Лани уже открыла дверь, и Касси при свете свечи увидела высокого широкоплечего островитянина.
— Что случилось? — спросила Касси. — Что-то с папой?
— Нет, — ответила Лани, успевшая перекинуться несколькими словами с гонцом.
Он улыбнулся, поклонился и торопливо сбежал с холма.
Лани повернулась к Касси:
— Его прислал не Шарль, а Камахамеха. Он предупреждает Шарля о том, что его разыскивают. Вчера вождь принимал у себя англичанина, и тот расспрашивал его о твоем отце. Поскольку англичанин — высокопоставленная особа, а вождь не желает осложнять отношения с Англией, он ответил на все вопросы чужестранца.
— И что именно Камахамеха рассказал ему?
— Он указал, где находится наш дом, сказал, что Шарль, по своему обыкновению, уходит писать этюды с натуры и большую часть времени рисует вулканы. — Лани помолчала. — Англичанин был вежлив и ничего угрожающего в его поведении не предвиделось. Но вождь просил передать Шарлю, что тайфун всегда начинается с легкого ветерка.
По телу Касси прошла волна дурного предчувствия.
— А как зовут этого англичанина?
— Джаред Дейнмаунт, герцог Морландский. — Меж бровей Лани легла тревожная морщинка, когда она увидела, как у Касси перехватило дыхание. — Это он?
— Папа тебе говорил о нем? Лани кивнула.
— Ты же знаешь, Шарлю необходимо порой выговориться, он не мог умолчать о том, что его беспокоило. Но он только сказал, что боится появления англичанина. Неужто это тот самый?
Касси пожалела, что запомнила не очень много из услышанного в Марселе от отца.
— Не знаю. Я не уверена. — Ей показалось невероятным, чтобы отец бежал из Франции из-за Джареда. — Ты отправила гонца в горы предупредить отца?
— Ну, конечно! — Лани прикусила нижнюю губу. — Как ты считаешь, если это тот самый тип… насколько он опасен?
— Понятия не имею. — Касси попыталась восстановить в памяти черты лица человека, с которым встретилась на берегу, чтобы понять, чего от него можно ждать. Ощущение власти, силы… и непреклонность. И если все эти качества будут направлены против отца? — Вообще-то… да, думаю, он очень опасная личность. Пощады от него ждать нечего. И он постарается добиться своего во что бы то ни стало. Не отступит ни перед чем.
— Тогда лучше не полагаться на гонца. Я назвала ему несколько мест, где может быть Шарль, где он любит делать наброски. Но гонец не станет торопиться и рыскать повсюду. — Она сжала руки. — Горы — не стихия моих земляков. Они там бывают крайне редко, только по необходимости.
— Я пойду сама. — Касси направилась в свою комнату. — Если англичанин сначала явится сюда, постарайся направить его по ложному следу. Пусть он ищет отца где-нибудь в другом месте.
— Что тут происходит? — На пороге комнаты выросла Клара Кидман. Свеча озарила ее рассерженное лицо. — Кто это тут стучался?
— Гонец Камахамехи, — бросила Касси через плечо. — Я сейчас пойду к отцу.
— Уважающие себя люди не бегают по горам, как дикари. Тем более молодые девушки. Подожди, когда он вернется и…
— Я ухожу, — Касси закрыла за собой дверь.
Ей следовало переодеться: в горах намного прохладнее, чем внизу, а еще нужна подходящая обувь — придется пробираться по острым камням. Лошадь там не пройдет.
Через несколько минут, спустившись снова в холл, девушка застала там Клару и Лани.
— Все в порядке, Касси, — быстро сказала Лани. — Я объяснила Кларе, что это Шарль настаивал на твоем приходе.
— Не уверена, следует ли мне верить твоим словам, Лани. Надеюсь, Кассандра, ты еще засветло вернешься домой, — холодно заметила Клара. — С запиской от отца, что ты оба раза ходила не зря и что дело и в самом деле того стоило.
Касси не знала, удастся ли ей отыскать отца до вечера. Шарль бродил в горах, где ему вздумается, и она понятия не имела, где он может оказаться на этот раз.
— Я попробую отыскать его как можно скорее.
— До наступления ночи, — повторила Клара. Беспокойство и тревога за отца, переполняющие ее, чуть не заставили Касси высказать все, что она думает об этой злыдне.
— Я же сказала, что…
— Идем скорее. Я провожу тебя до подножия холма. — Лани обняла Касси за плечи и увлекла за собой. — Думаю, мы обойдемся без факела. Скоро рассвет. Ты захватила теплую одежду?
— Да.
Лани, как обычно, встала между ними, стараясь смягчить вредность Клары и погасить вспышку негодования Касси. Девушка понимала, что Лани права, она только понапрасну будет тратить время на пререкания, когда отцу грозит опасность. Как только они вышли, она тотчас повернулась к Лани.
— Прости, пожалуйста, но я так беспокоюсь за отца.
— И я тоже. Не огорчайся. Я все понимаю. Лани всегда все понимала.
— Возвращайся к себе, — грубовато попросила Касси. — На тебе такое легкое платье, а сейчас все еще прохладно.
Лани кивнула.
— С Богом, друг мой!
Шарль ничего бы не мог противопоставить этому человеку. Лани тотчас поняла это, едва взглянув на англичанина, которому открыла дверь. Джаред Дейнмаунт показался ей самым опасным человеком из всех, кого ей доводилось видеть. Даже лучшие воины в ее деревне не могли бы сразиться с ним. Как хорошо, что Касси отправилась предупредить своего отца. Они правильно сделали, приняв все меры предосторожности.
— Мне очень жаль, ваша светлость, что вам пришлось напрасно потратить время. Шарля здесь нет.
— А где он?
— Он отправился на лодке в Мауи. Ему захотелось порисовать там.
— В самом деле? — Выражение его лица не изменилось, но в его вежливом голосе проскользнули угрожающие нотки. — А я слышал, что он предпочитает наносить на бумагу вулканы. — Его взгляд скользнул по вершине горы.
— Он художник, а таких людей отличает непостоянство. — Лани попыталась закрыть дверь. — Извините, меня ждут неотложные дела. До свидания, ваша светлость.
— Подожди, — он потянул дверь на себя. — Мне надо повидаться с…
— Кто там? — спросила Клара, появившись в холле. — Одно беспокойство за другим. Это кто — еще один гонец?
Худшего времени для своего появления она не могла выбрать. Лани надеялась, что англичанин уйдет до ее прихода.
— Нет. Это англичанин, но он собирается уходить.
— Еще нет, — Дейнмаунт шире распахнул дверь. — У меня осталось несколько вопросов. — Его взгляд обратился к Кларе. — Я Джаред Дейнмаунт, герцог Морландский. А вы…?
— Клара Кидман. Я домоправительница, и вы… — Она оборвала себя и нахмурилась. — Герцог? Английский герцог? Это правда?
Он кивнул.
— Мне бы хотелось узнать, где сейчас находится мсье Шарль Девилл? Как я понял, его нет на острове?
— Отчего же? — возразила Клара. — Но дома его и в самом деле нет. Он по обыкновению отправился рисовать вулканы.
Дейнмаунт окинул Лани холодным взглядом.
— Вот как? Значит, я что-то понял не так.
— Он вскоре должен вернуться. Сегодня утром к нам заходил гонец Камахамехи, и Касси отправилась к отцу с каким-то известием.
Лани сжала зубы, увидев тревогу, промелькнувшую в глазах англичанина.
— Вы можете подождать его здесь, — предложила Клара к удивлению Лани. Домоправительница не часто проявляла такое гостеприимство.
— Боюсь, не смогу воспользоваться вашим любезным предложением. Мое дело не терпит отлагательства. — Дейнмаунт насмешливо поклонился Лани. — Прощайте, леди!
Лани сделала последнюю попытку задержать его.
— В здешних горах опасно ходить одному. Вы можете заблудиться.
— Я не один. Мой дядя и проводник ждут меня у подножия. — Его губы изогнула циничная усмешка. — Но я благодарю вас за заботу.
Она смотрела, как англичанин сошел по ступенькам и быстро скрылся в зарослях, окружавших тропинку.
— Вы были не правы, — проговорила она негромко.
— Иной оценки я и не ждала от тебя, — ответила Клара. — Ты рассказала дикарю, явившемуся посреди ночи, где искать господина Шарля. А герцогу, прибывшему из Англии, солгала.
— Этот джентльмен может… — Лани замолчала на полуслове, осознав, что Клара не слушает ее. Терпение, остановила она себя. Отправляясь в этот дом, Лани заранее знала, какую ношу взваливает на свои плечи. И не собиралась гнуться под ней. — Вы были не правы, — всего лишь повторила она, двинувшись к выходу.
— Куда это ты направляешься?
— Поработать в своем саду. — Лани чувствовала потребность прикоснуться к животворящей земле, и только против этого занятия Клара никогда не возражала, поскольку благодаря труду Лани на столе всегда были свежие овощи и фрукты. — Надеюсь, я вам не нужна?
— Я уже много раз повторяла, что в доме ты не нужна.
Клара неисправима. Она не устает жалить ее и Касси. Время не меняло Клару, и она по-прежнему оставалась такой же грубой и жестокой. Но сердцу Лани нужны только Шарль и Касси, и не стоит обращать внимание на выходки этой ведьмы.
Встав на колени возле грядки, Лани устремила взгляд на вершину горы. Скоро полдень. Касси ушла рано утром. Удалось ли ей увидеть Шарля?
Надвигались сумерки, а Касси еще не могла отыскать отца. Оставалось еще одно место, откуда Шарль столько раз писал этюды, он называл его Вздохи Пеле. Но ей даже в голову не могло прийти, что отец снова изберет его для своих этюдов. Только обойдя все другие его любимые уголки, Касси, на всякий случай, поднялась и сюда. И Шарль оказался именно здесь. Он стоял перед мольбертом на скалистой площадке, оттуда перед ним открывался вид на холмы со струящимися прозрачными облачками, напоминающими призрачных юрких змеек.
— Папа! — Касси обогнула камни, которыми была завалена тропа, ведущая к плато. Собственно, ее тут и не было. Приходилось искать просветы между скользкими блестящими черными глыбами застывшей лавы, куда можно было бы ступить без риска упасть, или перепрыгивать с одного обломка на другой, что было не так просто. Покрытая пленкой влаги из-за постоянного пара, вырывавшегося из расщелин, поверхность камней становилась еще более скользкой. Когда отец в первый раз привел Касси сюда, она испугалась. И особенный ужас у нее вызывало нависшее глухое молчание, нарушаемое лишь свистом ветра и шипением вырывавшихся клубов пара, пугавших даже больше раскаленного оранжевого чрева вулкана. Для нее оставалось непостижимым, почему ее отец, нервно вздрагивавший даже от прикосновения гривы Капу, находил успокоение именно здесь. Добравшись до плато, Касси, не переводя дыхания, выпалила:
— Мне надо срочно поговорить с тобой.
— Добрый день, Касси, — невозмутимо ответил отец. — Я скоро закончу. Мне хотелось бы набросать последние мазки, передав игру света и тени на лаве. Ты видишь, какие фантастические отсветы играют на них? Словно…
— Значит, гонец не добрался до тебя?
— Гонец? — Взгляд Шарля обратился к натянутому на подрамник холсту. — А ты кого-то отправляла ко мне? Не думаю, что ему…
— Это Камахамеха отправил гонца. Англичанин расспрашивал его о тебе.
Отец на миг задержал дыхание.
— Англичанин?
— Камахамехе показалось, что этот человек не представляет никакой угрозы, но он выпытывал все о тебе: где ты живешь и где больше всего нравится рисовать.
Шарль смотрел прямо перед собой.
— Как его зовут?
— Дейнмаунт.
— Боже! — побледнев, прошептал отец и закрыл глаза.
Теперь у Касси не осталось никаких сомнений. Она не видела отца в таком состоянии со дня их отъезда из Марселя. Он был в панике.
— Зачем он ищет тебя? — спросила она требовательно, шагнув к отцу.
— Чтобы убить, — ответил Шарль бесцветным голосом и открыл глаза. — Он жаждет только одного — мести.
— Но почему?
— Я знал, что он все равно настигнет меня. Это Божья воля.
— Это не Божья воля, — с нажимом возразила Касси. — О чем ты говоришь? Господь не стал бы посылать этого человека, чтобы лишить тебя жизни.
— И тем не менее, — все тем же безжизненным тоном повторил. Шарль и покачал головой, как будто пытаясь отогнать наваждение. — Мне не хочется умирать, Касси. На моей совести очень нехороший поступок, но я, по сути, неплохой человек. И не заслуживаю смерти.
— Я верю, ты не мог совершить ничего особенно дурного. Мы спустимся вниз к англичанину и все объясним ему…
— Нет! — Отец повернулся так стремительно, что уронил мольберт. — Как я могу встретиться с ним? Что скажу? Это моя вина. Рауль уверял, что все обойдется, и я поверил ему. Он никогда не сомневался, что надо делать, а я как всегда колебался. Да. Это его вина.
Рауль. Тот самый человек, который тогда приходил на корабль, провожал их. Касси нахмурилась.
— Именно так тебе и надо сказать англичанину.
— Он не поверит мне. И даже слушать не станет. Нужны хоть какие-то доказательства. Ты думаешь, почему я сбежал? Наводил справки обо мне, конечно, дядя. Но я знал, что щенок вырастет и непременно захочет добраться до меня. Я помню его глаза… горящие гневом и ненавистью. — Дрожащими руками Шарль поднял мольберт с незаконченной картиной. — Мне надо срочно найти укромное место и спрятаться там. Я знал, что он явится…
— Раз ты считаешь, что тебе грозит опасность, то ступай к Камахамехе. Он встанет на твою защиту. Что ему этот англичанин?
— Может быть, — пробормотал отец. — Не знаю. Сейчас я не способен принять разумного решения.
Но если отец и дальше будет так в нерешительности мяться, Дейнмаунт доберется до него раньше, чем ему удастся укрыться. Схватив отца за плечи, Касси резко встряхнула его, пытаясь привести в чувство.
— Слушай меня. Немедленно отправляйся к вождю и объясни, что встреча с англичанином не сулит тебе ничего хорошего. Все воины не дадут тебя в обиду.
— Я не пойду на это. Не хочу, чтобы и мои руки тоже обагрились кровью.
«Тоже?» — дрожь прошла по ее телу.
— Лучше, если на его руках будет твоя кровь? Да я убью его сама, если…
На какое-то мгновение выражение страха спало с его лица, на губах промелькнула неуловимая улыбка, смягчив его черты.
— Моя мужественная Касси. — Он погладил ее по щеке. — Ты самое дорогое, что у меня осталось. Как жаль, что я никогда не был ни таким правдивым, ни таким преданным, ни таким храбрым. Я был плохим отцом, но всегда любил тебя.
Его слова звучали как прощание.
— Не говори глупостей. Ты хороший отец. Шарль печально покачал головой.
— Слишком много хлопот и волнений я приносил. Мне бы следовало… — Он замолчал и насторожился. — Что это?
Тут и Касси услышала отдаленный шорох шагов. Так не ступал гонец. Островитяне не носят ботинок.
Но в наступивших сумерках трудно различить фигуры внизу. К тому же горячие пары окрашивали все вокруг желтовато-оранжевым туманом. Касси сжала отцовскую руку.
— Послушай меня, — быстро проговорила она. — Спустись с другой стороны плато. И иди к деревне. А я попробую отвлечь их внимание. В темноте они не разберут, кто это — ты или я.
— Нет!
— Мне этот обман ничем не грозит. Неужто ты думаешь, что Дейнмаунт способен убить ни в чем не повинного человека?
— Я не очень хорошо знаю его… но думаю, что… нет, конечно!
— Тогда беги к Камахамехе. Я приду туда завтра, и мы придумаем, как быть дальше.
Шаги теперь слышались вполне отчетливо.
— Беги! — Она выхватила из его рук мольберт и отбросила его в сторону.
— Что ты делаешь? Моя работа… Его возглас подхватило эхо.
— У тебя еще будет время для многих картин. Беги! — Касси решительно толкнула его в одну сторону, а сама побежала в противоположную.
Оглянувшись, она облегченно вздохнула: отец послушался ее и уже достиг противоположного конца плато. Как хорошо, что он не последовал за ней. Она этого так боялась. Через секунду он, найдя спуск, скрылся.
Зато совсем близко слышались шаги его преследователей, хотя Касси по-прежнему не могла различить людей из-за клубов пара. Но англичанин наверняка услышал крик отца, что поможет ее плану. Ей нужно отвлечь Джареда лишь на четверть часа. За это время отец успеет добраться до Камахамехи.
Касси метнулась в сторону от знакомой тропинки и начала пробираться сквозь нагромождения лавы и обломков скал. И в этот момент услышала окрик. Сердце забилось от страха. Они заметили ее!
Ну и что такого, постаралась она успокоить себя. Именно этого она и добивалась. Бросив беглый взгляд через плечо, Касси смогла разглядеть только три темных неясных силуэта. Хорошо. Точно таким же неопределенным пятном видится им и она. Надо поспешить.
— Стой! — В клубах белого пара и оранжевого тумана, усиленный многократно эхом, голос англичанина прозвучал подобно иерихонской трубе. — Черт возьми!
Касси торопливо перепрыгивала с глыбы на глыбу лавы, взбираясь на громадные валуны.
Надо увести их как можно дальше от противоположного спуска с плато.
Горячий пар свистел и шипел. В этом месте особенно скользили ее туфли по влажным камням. Топот преследователей раздавался уже рядом.
Надо увлечь их еще дальше. Быстрее! Касси почти ничего не различала в темноте и облаках пара. Кажется, рядом расщелина, ее бы обойти, но с какой стороны?
Неожиданно перед ней откуда-то вырвался горячий пар и со свистом ударил вверх. Она вскрикнула и инстинктивно отпрянула. Ноги соскользнули с базальтового обломка…
Касси с ужасом поняла, что падает. Взмахнув руками, она попыталась сохранить равновесие и удержаться… Но густой мрак вдруг поглотил ее.
— Вот он! — закричал Джаред, пробираясь по скалам к безжизненно распростертому телу у подножия плато. После стольких лет охоты за этим ублюдком он, наконец-то, добрался до него.
— Осторожнее, — предостерегающе крикнул Бредфорд, скользя по камням следом за ним, — иначе и ты свалишься.
— Лакуа, зажги факел, — приказал Джаред проводнику и выхватил кинжал. Девилл лежал неподвижно, но это не значило, что следует забывать об осторожности. Человек, отчаявшийся, становится предельно коварным.
— Джаред, подожди! — снова окликнул его Бредфорд. — Мне кажется…
Дейнмаунт остановился, не доходя нескольких шагов до безжизненного тела.
Но это не Девилл. Это девочка. В одежде для верховой езды. Ее темные волосы рассыпались, закрыв лицо.
— Это его дочь? — спросил Бредфорд племянника.
— Конечно! — В голосе Джареда слышалось разочарование. Он присел на корточки перед безжизненной фигуркой. Вместо Девилла он, кажется, расправился с его дочерью.
— Черт возьми, я же звал его. Она должна была понять, что мы гонимся не за ней.
— Наверное, Девилл уже далеко, — пробормотал Бредфорд. — Мы бежали за ней минут пятнадцать.
Девочка застонала и слабо шевельнулась. Господи, кажется, она жива, с облегчением подумал Джаред и, откинув волосы, закрывшие ее лицо, замер.
— Что такое? — тревожно спросил Бредфорд.
— Но это не его дочь.
— Я очень хорошо знаю ее. Это подруга моей сестры Лихуа. Это Каноа — дочь художника, — сказал подоспевший к ним проводник. — Он нахмурился. — Лихуа очень любит ее. Как жаль, что она споткнулась и упала.
— Да уж, ничего хорошего, — пробормотал Джаред. Все шло наперекосяк, не так, как он рассчитывал. Кто бы мог подумать, что во все вмешается Каноа и что Девилл ускользнет у него из рук.
— Нам надо отнести девочку к Лани, — сказал Лакуа. — Она знает, что делать при ушибах и ранах.
Видимо, Лани — та самая полинезийка, что выпроваживала его из дома, любовница Девилла, догадался Джаред. Лакуа прав. Быстрее всего они смогут добраться до дома художника. Это намного ближе деревни. Джаред прикоснулся пальцем к ране на виске. Она уже перестала кровоточить и была не такой глубокой, как ему показалось вначале. Должно быть, девочка потеряла сознание от удара.
Подняв ее на руки, он скомандовал:
— Идемте. Бредфорд нахмурился.
— Ты уверен, что пронесешь ее несколько миль? Мы можем побыть с ней здесь, пока Лакуа сбегает за помощью.
— Лучше, если мы как можно скорее донесем ее до места. — И Джаред со своей ношей начал осторожно спускаться с холма. — Показывай дорогу, Лакуа. Здесь темень, хоть глаз выколи.
Отец нес ее на руках, бережно прижимая к себе. Нет, ей просто приснилось. Он не носил ее на руках с тех пор, как она выросла. С того времени, как Клара заявила, что Шарль слишком балует ее. Наверное, это кто-то другой…
Касси попыталась разомкнуть веки. Но это оказалось ей не под силу.
— Давай я заменю тебя. Ты уже устал.
— Нисколько. И тут не так уж далеко.
— Ничего себе! Мы идем почти час. Может, хотя бы передохнешь? К чему так спешить?
Джаред промолчал.
Голоса принадлежали каким-то незнакомым людям. Она должна вспомнить, что-то произошло. Какая-то опасность грозит им всем, и надо успеть предпринять что-то очень важное…
Наконец, огромным усилием воли Касси удалось открыть глаза. Лакуа, шагая впереди, нес факел. Она знала его с детства — по совместным играм в деревне.
— Лакуа! — прошептала Касси.
— Не разговаривай! — коротко приказал тот, кто нес ее на руках.
Она взглянула на него и встретилась с ним взглядом. Голубые глаза, холодные и прозрачные, как горное озеро, что лежит неподалеку от вулкана, смотрели на нее. Касси попыталась вспомнить, где видела их, чтобы понять, почему испытывает такое странное чувство напряженности.
— Она очнулась?
Касси посмотрела на второго мужчину: резкие черты, волнистые волосы, глаза цвета крепко заваренного чая.
Руки еще крепче сжали ее.
— Навряд ли.
Тут она ощутила запахи кожи, мыла. Какой-то удивительно знакомый… С чем же он связан? Он должен был подойти к ней так же близко, как и сейчас, если она запомнила его. Он что-то говорил… Что-то, что встревожило ее.
— Кто… — прошептала Касси.
Он снова посмотрел на нее, и глаза его при свете факела блеснули сталью.
В них светился гнев и… что-то еще.
Веки Касси отяжелели и опустились. Слишком много усилий требовалось, чтобы смотреть на него. Тьма сгустилась и снова накрыла ее черным плащом.
Дверь в дом распахнулась сразу же, после первого же стука.
— Что вы с ней сделали? — Полинезийка с ужасом смотрела на обмякшую фигурку Касси. — За что? Она не причинила вам никакого вреда…
— Мы не тронули ее даже пальцем! — Джаред прошел мимо женщины в гостиную. — Она поскользнулась и упала, ударившись головой о камень.
— И вы не имеете к этому никакого отношения? — едко поинтересовалась Лани.
— Она прыгала по камням в темноте, стараясь, чтобы мы приняли ее за Девилла, — сказал Джаред, укладывая Касси на софу. — Это его дочь?
Лани опустилась на колени рядом с девушкой.
— Ну, конечно. А кто же еще?
Джаред до последней минуты надеялся, что Лакуа ошибся.
— Она приходила в себя хотя бы раз, пока вы ее несли? — спросила Лани требовательным тоном.
— Да, она открыла раз глаза, но я не могу сказать, осознавала ли она, где находится и что случилось. Я отправил Лакуа и моего дядю к вождю за лекарем.
— Мне приходилось ухаживать за теми, кто разбивал голову. Если она приходила в себя, значит опасность не так велика. Сейчас для нее лучшее лекарство — это сон. — Лани искоса посмотрела на него. — А… как Шарль?
— Мы хотели схватить его, — глядя ей прямо в глаза, ответил Джаред, — но нам это не удалось.
— Вам не пришлось разбить голову и ему тоже?
— Мы не трогали ее, — англичанин глубоко вздохнул, пытаясь сдержать раздражение. — Я не разбиваю головы девушкам, даже если они и заслуживаю того.
— Пытаясь спасти жизнь своего отца? Вы это имеете в виду? Какое страшное злодеяние.
Его пальцы сжались в кулаки.
— Это не преступление, но крайне глупый поступок. На этих скалах она легко могла разбиться насмерть. К счастью, она так удачно упала.
Женщина, вскинув голову, взглянула ему в глаза.
— Вас беспокоит ее судьба?
— Нисколько. Если это глупое создание готово рисковать своей жизнью ради спасения человека… Что вы тут без толку стоите на коленях? Сделайте что-нибудь! Хотя бы сотрите кровь с ее лица!
— Именно это я и собираюсь сделать! — Лани помолчала. — А если вы хотите хоть немного помочь мне, то постарайтесь, чтобы Клара не маячила здесь. К сожалению, она уверена, что разбирается во всем лучше других.
Клара? Он с трудом припоминал, о ком идет речь.
— Домоправительница? Хорошо.
— И вам придется перенести Касси в ее собственную комнату. Там ей будет значительно удобнее и спокойнее.
Джаред снова поднял девочку на руки и пошел следом за Лани. Положив Касси на узкую кровать, он отступил в сторону. Боже, до чего же она бледна, с тревогой отметил он.
— А теперь уходите отсюда, — распорядилась Лани. — Она не должна волноваться, когда придет в себя. А это непременно случится, если Касси увидит чужого человека.
Джаред помедлил. Непонятно почему, но ему страшно не хотелось уходить от нее.
— Вам здесь не место. — В мягком голосе Лани прозвучали непреклонные нотки. — Я не хочу, чтобы она до смерти испугалась, увидев вас в своей комнате. Для нее сейчас самое главное — покой.
— Делайте, что считаете нужным.
Джаред не успел дойти до дверей, когда в холле его встретила Клара Кидман.
— Что случилось? — резко спросила она. — И что вы делаете здесь?
Он открыл было рот, чтобы ответить ей в таком же тоне, но передумал. Женщина напомнила ему перезревший плод, но в саду врага пригодится любой, даже подгнивший. Собрав всю свою волю, Джаред изобразил на губах любезную улыбку.
— А я как раз ищу вас, чтобы сообщить о случившемся, мисс Кидман. Похоже, произошло нечто из ряда вон выходящее, и тут требуются ваш ум, ваша воля, чтобы помочь нам справиться со всем этим.
Касси почувствовала запах лавандового мыла, ванили и цветов еще до того, как открыла глаза.
Конечно же, это могла быть только Лани! Касси узнала этот родной для нее запах.
А потом она увидела бесконечно милое лицо. Склонившись над ней, Лани приложила прохладную ткань к ее лбу. Чувство покоя, любви и ощущение безопасности сразу охватили ее… Нет, на самом деле все обстоит иначе, уже в следующую секунду осознала она, когда ее пронзила боль в виске.
— Что с моей головой? — с трудом выдавила она из себя.
Лани нежно улыбнулась.
— Ты приложила все силы, чтобы удариться как следует. У тебя в горле не пересохло? — она поднесла к губам Касси чашку с каким-то душистым отваром. — Отпей немного.
Напиток из кокосового молока, поняла Касси. Значит, она больна. С самого детства она знала вкус этого питья, которое готовила Лани, когда она чувствовала себя плохо. И Касси помнила, как они, чтобы обмануть Клару, делали вид, что это обычное молоко с добавлением горьких трав. Тогда Клара решительно отказалась пробовать его. Касси улыбнулась своим воспоминаниям.
— Разве я больна?
— Ты ударилась о камень и потеряла сознание. Но не беспокойся, у нас недавно побывал лекарь, осмотрел тебя и сказал, что ничего страшного. — Лани кивнула. — Я и без него это знала.
«Камни? Откуда они тут взялись?» — растерянно подумала Касси и вдруг вспомнила все. И тотчас же резко села на кровати.
— Папа!
— Сейчас же ложись! — потребовала Лани. — Все хорошо. Во всяком случае, так мне кажется. Этот англичанин не добрался до твоего отца. Ты знаешь, где Шарль скрывается?
— Да, — Касси отбросила в сторону покрывало и спустила ноги, но в ту же минуту вынуждена была вцепиться в спинку кровати, чтобы не упасть. Все вещи в комнате бешено закружились, потолок стал полом. Ей пришлось лечь, чтобы задержать это кружение. — Как давно это произошло?
— Дейнмаунт принес тебя поздно ночью. А сейчас едва минул полдень.
Касси вспомнила, как она пришла в себя у англичанина на руках.
— Он очень разозлился…
— Просто ужасно, — кивнула Лани. — Он сначала заявился сюда и, когда не нашел Шарля, отправился к вулканам. — Лани грустно улыбнулась. — Мне не удалось выполнить твое поручение. Клара услышала наши голоса и вышла в холл, прежде чем мне удалось выпроводить его. И, конечно, она сразу же выложила все и о гонце, и о том, где найти Шарля. Я ее просто не узнала. Она растаяла как воск при мысли, что перед ней настоящий герцог. Что и говорить, если для нее английский крестьянин важнее короля любой другой страны.
— Ты сказала ей, что это заклятый враг отца?
— Но когда она верила мне? Я для нее — пустое место.
Касси и сама поняла, сколь глупый вопрос она задала. Вряд ли Клара в состоянии услышать, о чем говорит Лани.
— Но это тот, кого так опасался Шарль? — спросила Лани. — Что он тебе сказал?
— Он признался, что Дейнмаунт жаждет отомстить ему.
Лани побледнела.
— Но почему?
Касси покачала головой.
— Он твердил одно: это Божья воля.
— Но Дейнмаунт не ангел Господень. Совсем напротив, насколько я могу судить. Во всяком случае, ему удалось обаять Клару, и он постарался быть любезным с ней, приложив для того немало усилий. — Она помолчала немного. — Похоже, он очень умный человек, не так ли?
Касси почувствовала всю важность этого вопроса. Лани все равно догадается, от нее нельзя ничего скрыть — каким-то шестым чувством она узнавала обо всем, что происходит. Касси следовало рассказать о той встрече на берегу. Но больше всего на свете ей хотелось забыть обо всем, что случилось.
— Откуда я знаю?! — коротко отозвалась она, так и не решив, что делать.
Лани удивилась.
— Когда он принес тебя сюда, то назвал Каноа. Конечно, Лакуа мог сказать, как тебя зовут. Но он обращался с тобой как-то по-особенному бережно. Что ты знаешь об этом Дейнмаунте?
Касси отвела взгляд и с трудом выдавила из себя:
— Я… видела его на берегу. И мы успели поговорить. Очень коротко. Минуту-другую. — И с жаром добавила. — Но он чужестранец. Я плохо разбираюсь в них. И ничего определенного не могу сказать о нем.
— Но ты ведь понимаешь, что это враг твоего отца?
— Разумеется, — отозвалась Касси. — Неужели ты считаешь, что…
— Тсс. — Лани приложила палец к ее губам. — Просто ты не успела рассказать мне о той встрече, поэтому я никак не могла понять, что произошло между вами. Он относится к тому типу мужчин, которые стремятся подавить женщин, подчинить их своей воле. Даже Клара не смогла противостоять ему. Она верит всему, что бы он ни говорил ей.
— Не представляю, что такое возможно.
— Увидишь своими глазами, — пообещала Лани. — А теперь нам надо обсудить, как быть с Шарлем до того, как они узнают, что ты пришла в себя. — И Лани придвинулась поближе к Касси.
Взгляд девушки обратился к двери.
— Англичанин до сих пор здесь? Молчаливый кивок был ей ответом.
— С того момента, как Дейнмаунт принес тебя сюда, он ни на шаг не выходил из дома и просил позвать его, когда ты придешь в себя. — Лани слегка нахмурилась. — Здесь еще два матроса с его корабля, которые якобы «охраняют» нас.
— Они надеются, что папа придет сюда.
— А он собирался? Касси покачала головой.
— Я велела ему бежать к вождю и пообещала прийти сама. Камахамеха здесь — что король в Англии. Надеюсь, вождь сможет защитить его, он ведь к отцу благоволит.
Лани нахмурилась.
— Конечно. Камахамеха любит Шарля, но он вряд ли осмелится выступить против англичанина. Он собирался закупить ружья в Британии, чтобы противостоять своим врагам.
— Но почему бы ему не спрятать отца до отъезда англичанина с острова?
— Вряд ли он пойдет на это. И с чего ты решила, что Дейнмаунт собирается уехать? Он похож на человека, который каждое дело привык доводить до конца и никогда не отступаться.
— Ему надоест ждать, когда появится отец, — ответила Касси, не веря себе. Тот, кого она встретила на берегу, не из тех, кто вообще сдается.
— Вдруг Шарль узнает о случившемся, заволнуется и придет навестить тебя?
Мысль об этом уже беспокоила и Касси.
— Нельзя ли отправить ему записку? Лани с сомнением покачала головой.
— Боюсь, что таким образом мы скорее наведем Дейнмаунта на след Шарля. Англичанин не спускает с нас глаз. Но я попробую пробраться к нему сама.
Касси не согласилась:
— Он ждет меня. Мы должны решить, что делать дальше. — И, понизив голос, она добавила: — Отец так испугался, Лани.
Лани кивнула.
— И он прав. Этот человек опаснее огня. — Поднявшись, она заговорила уже будничным тоном. — Сейчас я приготовлю тебе немного бульона и воду для купания. Надеюсь, мне удастся не пускать сюда Дейнмаунта до вечера. Постарайся поспать еще немного. Отдохни.
Отдохнуть?
Касси откинулась на подушки. Ей не терпелось что-то делать, как-то связаться с отцом. Надо набраться сил для предстоящей борьбы. Из услышанного от Лани она поняла, что Джаред оплел паутиной весь их дом, превратив их в пленников. И подобно пауку поджидает свою жертву. Если отец сделает хоть малейшую попытку повидаться с ней, то он угодит в эту паутину.
После купания Касси почувствовала себя лучше. А бульон и вовсе придал ей силы. Но все же не настолько, чтобы она смогла встать раньше завтрашнего вечера. Громкие мужские голоса за окном привлекли ее внимание.
Она медленно села на постели и спустила ноги на пол. Прежнего головокружения уже не было. Хорошо. Накинув поверх ночной рубашки темно-синее платье, Касси встала. Легкая дурнота подступила к горлу, но с этим она справилась без труда. Медленным шагом Касси прошла к окну и пошире распахнула его створки. Два человека двигались по грядкам Лани. Наверное, это и есть те самые матросы с «Жозефины», о которых упомянула Лани.
— Как посмотрю, ты чувствуешь себя намного лучше, чем мне говорили.
Она отвернулась от окна и увидела Джареда Дейнмаунта в дверном проеме. Выглядел он уже не таким элегантным, но его небрежность таила в себе еще большую угрозу. Сегодня на нем уже не было плаща, только белая рубашка с распахнутым на груди воротом. Дневная щетина легкой синевой покрывала щеки. Но глаза оставались такими же холодными, какими запомнились ей. И она инстинктивно одернула платье.
— Добрый вечер, ваша светлость.
— Не собиралась ли ты ускользнуть из дома через окно? — Он шагнул в комнату и закрыл за собой дверь. — Не советовал бы делать этого.
— Но это мой дом. С чего это я должна тайком выбираться из него, будто я вор? — Касси почувствовала слабость в коленях. С трудом добравшись до кровати, она осторожно присела на ее край. — Просто я выглянула посмотреть, кто это ходит по нашему саду. Ваши матросы разгуливают по грядкам, на которых Лани выращивает овощи.
— Я возмещу нанесенный ими ущерб.
— Разве можно оплатить ее огорчение и обиду, когда она увидит свой труд, втоптанный в грязь. Она столько времени ухаживала за растениями, так заботилась о каждом из них…
— Золото может заставить забыть о любой потере. Касси не согласилась:
— Может, в вашем мире. Но не здесь.
— Тогда пусть остается со своими обидами, если это ей больше по душе. — Джаред приблизился к Касси. — Но я пришел сюда не для обсуждения огородных проблем.
Она с невинным видом взглянула на него.
— Но это единственное, что я хотела бы обсудить с вами.
— Где твои отец?
Она молча смотрела на него.
— Советую сказать. Так будет проще для тебя.
— А я не хочу, чтобы мне было проще. И вам здесь больше нечего делать. Возвращайтесь в свою Англию.
— Боюсь, что я еще не закончил свои дела здесь.
— Вы имеете в виду убийство? — прежним невинным тоном осведомилась Касси.
На секунду он замолчал, а потом вымолвил:
— Возмездие.
— Я лучше всех знаю своего отца. И могу утверждать, что он не сделал ничего такого, что заслуживало бы смертной казни.
Черты его лица затвердели.
— О, какой же это, должно быть, добрый и самоотверженный человек. — Сарказм в его голосе болью отзывался в душе Касси. — Он удирал, как последний трус, оставив тебя, чтобы сбить меня с толку. Ты могла бы погибнуть в этих горах.
— Но это не его вина. Я сама все затеяла. Он не хотел оставлять меня одну.
— Его собственная голова на плечах важнее твоей жизни.
— Отец любит меня. Я сама заставила его уйти.
— Что-то плохо верится в его отцовское чувство. Он улизнул, а тебя бросил одну среди кипящих паром расщелин, ты могла упасть и заживо свариться, — грубо сказал он. — Да и по берегу ты гуляла полураздетая. Кто угодно мог тебя оскорбить.
— Нет ничего постыдного или предосудительного в человеческой наготе, — возразила Касси. — И ни один островитянин не посмеет взять меня силой. — Она сурово посмотрела на Джареда. — Они не похожи на англичан. И на вас тоже.
Джаред не нашелся, что ответить.
— Судя по всему, тебе исполнилось восемь лет, когда вы покинули Марсель. Значит, сейчас тебе около двадцати? Почему ты солгала мне?
— Я не лгала.
— Но ты не попыталась переубедить меня.
— Почему меня должно заботить, что думает всякий чужестранец?
— Тебе повезло, что, увидев тебя полуобнаженной, я решил, что передо мной несовершеннолетняя невинная девочка.
— А если бы…
— Ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю. Касси почувствовала, как вспыхнули ее щеки.
— Убить отца, изнасиловать дочь… Какой доблестный мститель прибыл сюда из Англии.
— Я никогда не насилую женщин. — Он раздраженно вскинул брови. — И я даже вообразить себе не мог, что ты дочь этого ублюдка. Девушки из хороших семей не бродят поздними вечерами по берегу, изображая собой островитянку.
— Я ничего не изображала. Я пришла со своими подругами, которые заслуживают большего уважения, чем некоторые «английские девушки из хороших семейств». Вы ворвались сюда без приглашения. И ведете себя как хозяева. Приезжая, вы спите с местными женщинами, бросив им за это нитку с бусами, и спокойно уезжаете.
— Местные женщины, как ты и сама успела заметить, весьма предприимчивы. Им палец в рот не клади. Они не похожи на несчастных жертв. И к тому же я прибыл сюда не для того, чтобы забавляться с ними. — Дейнмаунт помолчал. — Ты знаешь, зачем я здесь.
— Я не позволю вам совершить это, — с нажимом проговорила Касси. — Не думайте, что у моего отца нет друзей. Даже местный король любит и ценит его.
— Но променяет свою верность на возможность приобрести ружья, чтобы затеять войну с королем соседнего острова.
Касси надеялась, что Джаред не сумеет дознаться до проблем вождя. Но напрасно. Лани оказалась права, им попался умный противник.
— И вы собираетесь предоставить ему эти ружья?
— Скажем так: я сделаю все, чтобы добраться до твоего отца.
Это значило, что он убьет его во что бы то ни стало. Слабость охватила ее.
— Но почему? Вы даже не знаете его. Он добрый человек, художник, мечтающий об одном: рисовать и жить в мире и согласии со всеми.
Глаза Дейнмаунта внезапно яростно сверкнули.
— Твой отец убийца! Палач! И заслуживает только смерти. — Повернувшись, он стремительно шагнул к дверям. — Отправляйся в постель и выброси все мысли о побеге. Тебе не добраться до него. Я отдал распоряжение своим людям хватать любого, кто попробует выйти отсюда.
— Так, значит, это правда? И мы, выходит, вроде арестантов?
— Я бы предпочел другое слово. — Он открыл дверь. — Приманка в ловушке. Посмотрим, насколько твой отец любит тебя и насколько его волнует твое здоровье.
Касси содрогнулась. Дверь за ним тихо закрылась.
Приманка… Нет, ловушка не должна сработать. Она найдет способ выбраться из дома и добраться до Камахамехи.
Бредфорд посмотрел на Джареда, когда тот появился на веранде.
— Ну как она?
Племянник сел напротив дяди.
— Вопреки моему ожиданию довольно быстро пришла в себя.
— Она любит отца?
— Да. — Джаред налил себе виски. — И лишь Господь знает, за что. Он, насколько я понял, не баловал ее своим вниманием, так что она выросла дикаркой.
— Жизнь островитян можно назвать даже приятной, — Бредфорд откинулся на спинку кресла и поднес к губам стакан. — Встречаются всякие неожиданности. Бывает, что образованная и милейшая женщина влюбляется в неотесанного, грубого деревенщину, и она полностью предана ему. Хотя тут не найти никого, кто мог бы составить ей пару. Должно быть, она весьма храбрая девушка. Я бы, например, не решился бегать по этим горам ночью.
Джаред сделал большой глоток.
— Вообще-то было не так уж темно.
— Для моих глаз и сумерек таких — достаточно. — Бредфорд покачал головой. — Ты все еще сердишься на нее. Почему? На ее месте ты бы поступил точно так же.
— Я бы ни за что не оказался в таком положении. Мой отец не был грязным убийцей.
— Но он не слыл и ангелом, — спокойно заметил Бредфорд. — Джон, несомненно, храбрый человек, но, несмотря на свои тринадцать лет, ты не мог не заметить, что людей отталкивало от него дьявольское высокомерие и распутство.
— Но за это не убивают, — Джаред сделал еще один глоток. — Отец приехал в Данью, чтобы спасти людям жизнь, а этот выродок Девилл предал его. — Он сжал стакан. — Тебя там не было. Ты не видел, как они разрубили его на куски. Думаю, даже ты проникся бы ненавистью к убийцам.
— Возможно, — Бредфорд с сочувствием посмотрел на племянника. — И признаться, было бы лучше, если бы этот ужас видел я, а не ты, родной мой. Но тебе не следует гневаться на девушку за грехи ее отца.
— А я разве сержусь? — Он посмотрел на опустевший стакан. — И вообще, Бредфорд, не вмешивайся в это дело. Не стой у меня на пути. Она — ниточка, которая приведет меня к своему отцу.
— А что будет, если она воспротивится быть этой ниточкой?
— Тогда я сам найду его.
Бредфорд нахмурился:
— Не по душе мне вся эта затея. Ты слишком злишься на нее.
Джаред налил себе еще виски.
— Слишком долго мне пришлось ждать.
— И все же это не повод третировать невинного человека.
— А зачем она помогает виноватому?
— Такое впечатление, что ты зол на нее гораздо больше, чем на него.
Да потому что он вынужден пользоваться такими методами, черт возьми. Чувство Джареда к Девиллу было холодным, острым, и он пронес его сквозь годы. Время не остудило его ненависть. Появление Касси нарушило все планы Джареда. За последние двадцать четыре часа после встречи с ней его обуревали разные чувства: гнев, жалость, страх за нее, и, наконец, восхищение ею, в нем он ни за что не признался бы никому, даже Бредфорду. Самой надежной точкой опоры оставался гнев. Если он позволит себе смягчиться, ниточка оборвется, и тогда придется начинать все с самого начала.
Гневу мешало желание. Он хотел Касси так горячо, что это чувство почти обжигало душу. Оно было острое, как клинок, вонзавшийся в него при каждой встрече с девушкой. Вожделение, что он испытывал к ней, и для него оказалось неожиданным. Но, как теперь стало ясно, она вовсе не ребенок, подумал Джаред. И не существует запрета, который помешал бы ему подняться к ней и…
Какие нелепые мысли лезут ему в голову, черт возьми! Для дочери Девилла он — всего лишь враг. И не собирается быть кем-то другим. Волна растерянности вернулась, подстегиваемая гневом, и обрушилась на него, как штормовой прибой, так что его даже качнуло от стола.
— И все из-за того, что ты позволил себе три порции виски, — заметил Бредфорд, взглянув на племянника. — Неужто снова вернутся те времена?
Джаред даже не заметил, как налил себе еще один стакан, чувствуя искушение осушить бутылку до дна. Но нет! Он близок к возмездию. Его час скоро пробьет. И в ближайшее время ему понадобится ясная голова. Решительным жестом Джаред отодвинул от себя стакан.
— Плохо дело, — вздохнул Бредфорд. — До чего же это тягостный крест — грешить в одиночку.
— Но ты-то справился с этой обязанностью, — отшутился Джаред и поднялся. — Идем.
— Куда? — удивился Бредфорд неожиданному предложению.
— В конюшню, — решительно сказал Джаред. Бредфорд тотчас оживился — как и предполагал его племянник.
— Неужто здесь есть нечто, заслуживающее внимания?
— Прошлым вечером у тебя возникло такое впечатление. Ведь именно ты сказал, что у коня особая пробежка иноходью.
Бредфорд в недоумении вскинул брови.
— Я сказал?.. Когда? — И тут он догадался, о ком идет речь. — На берегу? Всадница?
Джаред спустился по ступеням, направляясь к конюшне:
— Так ты идешь?
Присвистнув, Бредфорд последовал за ним.
— Вот теперь я наконец все понял. — Он усмехнулся. — Ты был прав, когда сказал, что Девилл воспитывал свою дочь как полинезийку. А я-то сначала подумал, что ты говоришь о ее манерах.
— Я не желаю больше слышать о ней. Мы идем смотреть коня.
— А, ну да, конечно, коня, — согласился Бредфорд. — Но все-таки согласись, в вашей случайной встрече на берегу есть нечто необычное. Словно вас свела сама судьба.
Джаред в ответ непристойно выругался.
— А что тут такого? — пожал плечами Бредфорд. — На земле множество людей верит в рок, в предопределение.
— Но ты не относишься к их числу.
— Нет, но не отказался бы. Хочется верить во что-то… — задумчиво протянул Бредфорд. — Наверное, это довольно приятное чувство, ты так не считаешь?
— Думаю, ты выпил лишнего, — отозвался племянник.
— Может быть, ты и прав. После пятого стакана я становлюсь меланхоликом. Ты когда-нибудь переживал подобное состояние, Джаред?
— Нет.
— Ну, конечно, нет. Ты никогда не позволял себе быть сентиментальным. Похотливым — да, наслаждаться красотой — пожалуйста, испытывать жажду знаний… и даже восхищаться моей скромной персоной. — Он открыл дверь конюшни. — Но ничего из того, что способно задеть душу, никакой чувствительности.
— А разве не этому самому ты учил меня?
— Нет, только осмотрительности. Вторую стену в своей душе ты возвел сам. На трезвую голову я собираюсь поговорить с тобой о той опасности, которая… Кто здесь?
— Тот, кто имеет на это полное право. — Лани отвернулась от стойла и поставила корзину с овсом на землю. — А вот вы — нет. Неужто вам мало того, что Каноа пережила из-за вас? Неужто вы теперь собираетесь отобрать у нее и коня?
— Каноа пострадала не из-за нас, — ответил Джаред, пытаясь сдержать раздражение. — А мы зашли сюда взглянуть на жеребца при свете дня. Не выведешь ли ты его наружу, чтобы мы могли посмотреть на вашего любимчика?
— Нет. Я пришла лишь покормить его. — Она повернулась к двери. — Никто не может оседлать Капу, кроме Каноа.
— Какая жалость, — пробормотал Бредфорд, напряженно глядя перед собой. — Джаред! Он просто великолепен. Посмотри, какие линии… какая грудь! — Он вытянул руку, чтобы коснуться белой звезды на лбу жеребца. — И двигается с…
— Не трогайте его! — Лани бросилась к Бредфорду и схватила его за руку.
— Я не сделаю ему ничего худого.
— Знаю, — ответила насмешливо Лани. — Но у меня нет ни малейшего желания врачевать вашу рану после того, как он отхватит кусок мяса. Капу не переносит чужаков.
— Как и вы, — с интересом разглядывая ее, Бредфорд отвесил поклон. — Боюсь, что нас не успели представить друг другу. Меня зовут Бредфорд Тиндейл Дейнмаунт.
— Догадываюсь, о ком идет речь. Вы его дядя?
— До чего же печальна моя судьба. Сначала брат, потом дядя и никогда Бредфорд сам по себе: отважный рыцарь, умнейший из людей…
— Держитесь от Капу как можно дальше, — перебила его молодая женщина. — Вы, должно быть, успели немало выпить. А Капу обожает пьяных…
— Значит, мы великолепно поладим с ним, — обрадовался Бредфорд.
— Он обожает видеть их мертвыми, — язвительно закончила Лани. — Своего бывшего хозяина Капу истоптала так, что никто не смог опознать его.
— А кто был его хозяином? — поинтересовался Джаред, подступаясь ближе к жеребцу.
— Какой-то англичанин, задержавшийся здесь по пути в Австралию. Всякий раз, напившись, он начинал нещадно избивать Капу. Но как-то потерял бдительность, и Капу расплатился с ним за все. Камахамеха хотел забрать его себе, но никто не мог справиться с жеребцом. И тогда наш король решил застрелить его. Но тут пришел Шарль и попросил продать жеребца ему.
— Никогда не слышал, чтобы Девилл испытывал страсть к лошадям, — заметил Джаред.
— Но он обожает Касси. А она влюбилась в жеребца с первого взгляда. — Лани следила за тем, как Джаред подходит все ближе и ближе к стойлу. — Я же сказала, что… — Лани замолчала, недоуменно глядя, как Джаред, вытянув руку, погладил жеребца. Капу продолжал стоять совершенно спокойно. — Невероятно! Это какая-то магия.
— Ничего невероятного в этом нет. Просто мы с Капу понимаем друг друга, — глядя в глаза жеребцу, сказал Джаред.
— Джаред необыкновенно хорошо управляется с лошадьми, — вступил в разговор Бредфорд.
— Кахуна, — пробормотала Лани.
Это же слово произнесла на берегу и Касси, мелькнуло в голове Джареда. И при этом посмотрела на него с таким детским выражением отчаяния на лице, что он почувствовал себя безжалостным негодяем. Царапнувшее душу воспоминание вызвало раздражение.
— Чепуха!
— Джаред, конечно, не знает никаких заклинаний, — усмехнулся Бредфорд, — но в обращении с лошадьми ему нет равных… так же, как и за карточным столом.
— Это вопрос знания и умения, — коротко взглянул на дядю Джаред.
— Везения, — отозвался Бредфорд.
Лани перевела взгляд с одного на другого, а потом пожала плечами.
— Не рассчитывайте ни на что в данном случае. То, что ты собираешься сделать с Шарлем, — неправое дело. И Господь не станет помогать тебе. — Она направилась к двери. — Не думаю, что вам долго будет сопутствовать удача. Пусть ваш выпивоха погладит хотя бы одним пальцем Капу.
Бредфорд смотрел ей вслед.
— До чего же необыкновенная женщина. Она подействовала на меня как шампанское, — засмеялся он. — Но поскольку до встречи с ней я принял изрядную дозу, то с уверенностью не скажу, может, связано это с коньяком, а не с прекрасной леди. — И снова повернулся к жеребцу. — Он необыкновенен.
— Да.
— Ты хотел бы заполучить его?
— Разумеется. — При свете дня по-настоящему разглядев Капу, Джаред не был уверен, может ли его Моргана тягаться с жеребцом. Еще одно разочарование.
— Трудное положение.
— Вне всякого сомнения. — Джаред перед выходом из конюшни еще раз похлопал на прощание жеребца. — А со временем может стать неразрешимым. Мне бы хотелось, чтобы ты сходил к Камахамехе и навел там справки насчет Девилла. Не сомневаюсь, что королю известно, где мы находимся.
— Но если Шарль под его покровительством, я вряд ли получу внятный ответ. Тем более теперь, когда стало ясно, что твои намерения отнюдь не дружелюбны.
— Не думаю, что он не захочет упустить возможность склонить меня к продаже оружия. Или ты считаешь, что лучше пойти мне?
— Нет, я сам справлюсь. Когда мы вернемся в Англию, я по крайней мере смогу похвастаться, какую храбрость проявил с этими дикарями. А ты останешься присматривать за его дочерью?
— Если Шарль убедил короля отдать ему коня, видимо, он и в самом деле испытывает нежные чувства к дочери. Если он сочтет, что ей грозит опасность, может, решится навестить ее.
— Ты уже начинаешь признавать за ним кое-какие человеческие качества?
— Никогда не отрицал их. В каждом человеке перемешаны добро и зло. В детстве я даже восхищался Девиллом. — И тут неожиданно для себя он вспомнил: Шарль небрежно развалился в кресле, сидя в маленькой потайной комнатке замка Данью. Быстрыми штрихами он делал зарисовки в блокноте. Его обрамленное бородкой лицо светилось добротой и юмором, когда он перекидывался шутками с Джаредом. — Но это не значит, что я не понимаю, с кем имею дело.
— Но мстить человеку, которого ты не считаешь законченным мерзавцем, намного труднее.
— Не волнуйся по этому поводу, — улыбнулся Джаред, закрывая дверь конюшни. — И если сумеешь выведать что-то, дай мне знать. В любом случае, жду твоего возвращения завтра к вечеру.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь и возмездие - Джоансен Айрис

Разделы:
Пролог12345678910111213141516

Ваши комментарии
к роману Любовь и возмездие - Джоансен Айрис



мне нравиться ее романы очень интересные
Любовь и возмездие - Джоансен Айрисмээрим
12.03.2012, 9.08





Замечательный роман...)) с юмором, очень понравился))
Любовь и возмездие - Джоансен АйрисDia
26.08.2013, 23.58





Очень хороший роман!В нем есть все и смех,и радость,и горе))))Автор умничка,побольше бы таких.Всем советую прочитать.
Любовь и возмездие - Джоансен АйрисАнастасия
15.07.2015, 21.56





Очень хороший роман!В нем есть все и смех,и радость,и горе))))Автор умничка,побольше бы таких.Всем советую прочитать.
Любовь и возмездие - Джоансен АйрисАнастасия
15.07.2015, 21.58





Роман дійсно цікавий, відрізняється від багатьох романів, нема наївних дівчат які бояться доторкнутись до руки без рукавички, читала з задоволенням.
Любовь и возмездие - Джоансен АйрисСвітлана
1.03.2016, 13.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100