Читать онлайн Любовь и возмездие, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и возмездие - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.52 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и возмездие - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и возмездие - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Любовь и возмездие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

14

— Думаю, мы не вправе принимать помощь Жозетты, — заявила Лани, сидя в своем обычном кресле в библиотеке. — Она подвергает себя большой опасности.
— А что ты предлагаешь взамен? Разве нам есть из чего выбирать? — спросила Касси. Ей тоже не очень нравилась эта затея с ботиком. Но иного выхода не предвиделось. — Если она тут же вернется назад, то почти ничем не рискует.
Лани медленно кивнула.
— Может быть. Расстояние тоже как будто небольшое. Всего миль двадцать. Или около того. Наши островитяне на своих легких каноэ и не такие мили преодолевали. — Она помолчала. — А как ты собираешься отыскать Шарля? Вдруг он еще не появился в Париже? В последнем послании Жильома говорилось, что его там нет. Хотя Джареду могли прислать еще одну записку. Получив первую, он проявил большую беспечность. Я бы сказала — нарочитую. Мне кажется, ему хотелось, чтобы я нашла ее как можно быстрее.
Нет, скорее всего Шарль еще не объявился во Франции, иначе Джаред немедленно отправился бы туда, решила Касси.
— Я думаю, он еще не приехал. А когда появится, то сейчас же пойдет прямо к Жаку-Луи Давиду, чтобы узнать, где найти Рауля Камбре. Так он мне говорил.
— И ты считаешь, это небезопасно для него?
— Я только раз видела Камбре, — передернула плечами Касси. — Но он мне страшно не понравился, у него глаза гадюки.
— Но дети не всегда верно судят о людях.
— Зато чувствуют все точно. И мне страшно, если отец окажется рядом с этим человеком.
— В Париже мы сразу отправимся к Давиду и попросим его связать нас с Шарлем, поскольку тот будет знать, где он остановился.
Касси кивнула.
— Снимем какую-нибудь комнатку рядом с домом Давида и будем ждать приезда отца.
— Мы иностранцы. Могут возникнуть всякие сложности.
Касси усмехнулась.
— Не забывай, я родилась в Париже. И у меня вряд ли возникнут какие-нибудь неприятности. А про тебя мы скажем, что ты… — золотистый цвет кожи Лани станет привлекать внимание, поскольку выглядит достаточно экзотично, — …египтянка. Вдова одного из наполеоновских офицеров. Он женился на тебе во время военной кампании и привез в Париж.
— Кажется, — суховато заметила Лани, — ты провела слишком много времени с Жозеттой. И весьма преуспела во всякого рода выдумках.
— Так будет лучше во всех смыслах. — Она пожала плечами. — Когда мы оглядимся в Париже, может быть, придумаем что-нибудь и получше.
Лани продолжала смотреть на огонь.
— И когда ты собираешься трогаться в путь?
— Сегодня ночью. Когда все отправятся спать. Жозетта говорит, мы можем пройти через конюшню. В ту дверь, что ведет на луг. До того места, где стоит ее ботик, всего лишь одна миля. Жозетта отвлечет внимание конюхов и отправится следом за нами.
— Как я поняла, ты собираешься оставить Капу на попечение Джареда. А что, если он откажется тебе вернуть его, когда дело будет сделано?
— Он никогда не пойдет на это.
— Ты так уверена?
— Он умеет держать обещания, — Касси помолчала. — А если не отдаст, я что-нибудь придумаю. Сейчас для нас самое главное — уехать отсюда.
Лани какое-то время помолчала.
— Наверное, ты права. Мы слишком долго пробыли тут. И все так запуталось.
В голосе Лани прозвучали столь странные нотки, что Касси удивленно посмотрела на подругу. Неужели она испытывает те же самые сомнения, что и Касси? Нет, этого не может быть. Она всегда оставалась слишком преданной, верной и последовательной. И никогда не отказывалась от задуманного.
— В чем дело, Лани?
Та посмотрела на нее и улыбнулась.
— Но нас ничто не собьет с толку, когда мы отыщем Шарля. И все снова станет таким же ясным и простым, как прежде. Не так ли, Каноа?
Таким, как прежде, ничего уже никогда не станет, подумала Касси. Но, быть может, время сделает свое дело, и она не будет воспринимать разлуку так остро и болезненно, как сейчас. Касси поднялась.
— Мы возьмем с собой только самое необходимое. Что может вместиться в одни саквояж. Возьми три платья и костюм для верховой езды. Жозетта пронесет его в конюшню и зароет в сено. Не забудь надеть теплую шаль под плащ. Жозетта сказала, что в дороге будет очень холодно.
— Кажется, Жозетта берет командование на время путешествия в свои руки, — заметила Лани.
— И это доставляет ей огромное удовольствие, — улыбнулась Кассии. — Увидимся за ужином. Постарайся поспать после обеда. На ботике нет отдельных кают. И нам предстоит не самый легкий переезд. Лани снова раскрыла книгу.
— В таком случае и сама последуй этому совету.
— Мне надо заняться Капу. После того, как я уеду… Ах, нет. Я упустила, что с ним останется Жозетта. Вот истинный подарок для нее.
— Ты отправишься покататься, — заметила Лани. — Ну что ж, иди. Прощание с другом важнее любого отдыха.
Касси закрыла за собой дверь и быстро прошла в холл. Она собиралась не только проститься с Капу, но и в последний раз взглянуть на Морланд. У нее еще будет возможность вернуться за Капу и Морганой. Но она уже вновь никогда не проедет по этим волнистым, просторным холмам. Никогда не поскачет вместе с Джаредом мимо знакомого утеса, не услышит за ужином шутливой перепалки между дядей и племянником…
— Касси!
Голос Джареда. Она ускорила шаги. Но его рука легла на ее плечо, и он заставил ее взглянуть ему в глаза.
— Не смей убегать от меня, черт побери!
— И не думала.
— Ты избегала встречи со мной весь день.
— У меня нет времени на разговоры. Мне хочется прокатиться на Капу.
— Я поеду с тобой.
— Нет! — Губы ее моментально пересохли. — Только не сегодня.
— Мне с большим трудом удается сохранять терпение. — Джаред перевел дыхание. — Но хоть за ужином мы увидимся?
— Ну, конечно. — Последняя их совместная трапеза.
— Обещаешь?
— А сейчас мне пора, — кивнула она.
— Касси… — Он крепко сжал ее плечи. — Я чувствую… Не обидел ли я тебя нечаянно?
— Нет, — ответила Касси, глядя на кружева его рубашки.
— Мне никогда в голову не приходило сделать тебе больно. И я никогда… Черт возьми, посмотри же мне в глаза.
Если она еще раз взглянет на него, он догадается обо всем. Ее переполняли чувства любви и раскаяния. Касси казалось, что все эти переживания написаны на ее лице. В горле застрял ком.
— Поговорим в другой раз.
— Сегодня ночью? Она покачала головой.
— Завтра?
Завтра она уже будет на полпути к Парижу. Далеко от него.
— Да. Завтра лучше всего.
Джаред отпустил ее, и она, спустившись по лестнице, направилась в конюшню.
Жозетта причалила к берегам Франции незадолго до рассвета. Приблизительно милях в двух от рыбачьей деревушки.
— Ну как? — торжествующе воскликнула она. — Я же говорила вам, что справлюсь. — Схватив саквояж, она спрыгнула с ботика и вброд прошла до берега. — Теперь вам следует только добраться до деревушки и расспросить дорогу на Париж.
— Это единственное, что нам остается сделать, — усмехнулась Лани и спрыгнула в воду. — Боюсь, помимо этого нам предстоит преодолеть еще кое-какие препятствия.
— Может быть, — на секунду задумалась Жозетта. — Но главное — то, что я доставила вас сюда.
— Да, — Касси последовала примеру Лани. — И мы тебе чрезвычайно признательны.
— Для настоящего морехода это сущий пустяк, — махнула рукой Жозетта.
— И удача тут ни при чем? — спросила Лани.
— Нет, конечно, — она вынула сверток из кармана куртки. — Я взяла несколько сот франков из конторки Джареда. Он всегда держит их на поездку во Францию. — Она сунула деньги Касси. — Они могут вам понадобиться, пока вы не обменяете английские фунты.
— Ты украла у него деньги?
— Позаимствовала на время, — уточнила девушка. — Они нужны вам больше, чем ему. — Сунув руку во второй карман, она вынула оттуда что-то блестящее. — Это рубиновое ожерелье Джаред подарил мне на прошлый день рождения. Станет туго, продайте и его. Если все обойдется, привезете назад.
Слезы навернулись на глаза Касси.
— Жозетта! Я не могу принять…
— Тсс. — Жозетта положила ожерелье в карман плаща Касси и опять принялась шарить в своей куртке. — Еще одна вещь. Она тоже лежала на письменном столе. — И девушка вручила подруге маленький кинжал с рукояткой, украшенной драгоценными камнями и упрятанный в ножны из марокканской кожи. — Поскольку меня не будет с вами, вам необходимо взять с собой хоть что-то для защиты. — Она предупредила возражения Касси, крепко обняв ее. — У меня нет времени спорить с вами. С Богом! — И повернулась к Лани. — Я буду скучать.
И прежде чем они успели вымолвить хоть слово, Жозетта двинулась снова вброд к ботику. Из-за холодной воды у нее перехватило дыхание, и она, не оборачиваясь, бросила:
— И вы будете скучать по мне. Мне бы очень хотелось быть с вами, вы же видите, как легко все у меня получается.
— Нам будет трудно без тебя, — сказала ей вслед Лани. — Но Джаред очень огорчится, если мы заберем тебя с собой.
— Не думаю, что он и сейчас будет в восторге, — невесело засмеялась Жозетта. И посмотрела на светлеющий горизонт. — Скоро ему попадется на глаза моя записка.
— Записка? — взволнованно переспросила Касси. — Ты оставила ему записку?
— Конечно. Я люблю Джареда. И мне не хотелось доставлять ему беспокойство без особой необходимости. Я оставила записку в стойле Капу, в ней сообщила, куда мы отправились и что к вечеру я вернусь назад.
— Тебе не следовало этого делать, — выдохнула Касси.
— Почему? Теперь, когда он знает, где я и когда вернусь, он дождется моего возвращения в Морланд, чтобы узнать, где я вас высадила. Это даст вам время без помех добраться до Парижа. — Жозетта усмехнулась. — Разве не разумно?
Касси не нашлась, что возразить.
— Надеюсь, это нам не помешает. Жозетта уже разворачивала свой ботик.
— Вам необходимо переодеться. Ваши мокрые платья тут же привлекут внимание. Надеюсь, вы уже заготовили подходящую историю о том, как оказались здесь. Наверное, мне следовало бы позаботиться и об этом, пока мы были в пути. И еще вам надо… — Она все еще продолжала отдавать распоряжения, но ветер наполнил паруса, и ботик стремительно понесся вперед.
Жозетта помахала им на прощание. Касси стояла, подняв руку, пока тоненькую фигурку Жозетты не поглотил предрассветный туман. Они проделали большой путь. И Жозетта, должно быть, устала. Но ей придется пройти под парусами столько же и обратно.
— Как ты думаешь, она сможет благополучно добраться до дома? — обеспокоенно спросила Касси.
— Разумеется. Она выйдет в открытое море, когда окончательно рассветет. А море спокойно. — Лани мягко прикоснулась к плечу Касси. — Идем. Мы обязаны повиноваться нашему генералу и переодеться, как приказала мадемуазель.
— Они сбежали. — Джаред комкал в кулаке записку. — Господи! Я задушу Жозетту собственными руками, как только она появится.
Бредфорд забрал у него бумажку и расправил ее дрожащими от волнения руками.
— Когда они ушли отсюда?
— Отправь посыльного на «Жозефину», готовимся к отплытию. — Он невидящими глазами взглянул на Капу. — Мы отправимся тотчас же, как только поговорим с Жозеттой.
— Если этот маленький дьяволенок приплывет, — заметил Бредфорд. — Она может отправиться с ними.
— Она пообещала вернуться. И Касси не позволит ей рисковать больше, чем в этом есть необходимость. — Но зато Касси и Лани окажутся в опасности. Две одинокие женщины во вражеской стране без паспортов и друзей. Страх пронзил Джареда при мысли, что они, быть может, уже рискуют жизнями, пока он тут стоит. Но как найти их, если он даже и сию минуту отправится к берегам Франции?
Жозетта. Наверняка знает кое-что об их планах, и он заставит ее выложить всю правду. Но ее не стоит ждать раньше вечера. А, может, и много позже, если ветер начнет крепчать. Он сходит с ума от беспокойства, но придется пересилить себя, набраться терпения и дождаться появления этого дьяволенка. Надо занять себя чем-нибудь. Джаред развернулся и направился к дверям конюшни.
— Распоряжусь упаковать наши вещи в дорогу, а также попрошу миссис Брейкли собрать одежду для Касси и Лани. В ботик Жозетты они могли взять только самое необходимое. — Он шел по двору почти не сознавая, что Бредфорд рядом.
Ясное солнечное утро, восемь часов. На ярком голубом небе ни облачка. Только бы не поднялся ветер. Только бы ничего с ними не случилось, взмолился мысленно Джаред.
— Ты ведь предполагал, что такое рано или поздно произойдет, — спокойно заметил Бредфорд.
— Но не таким образом. — В последнее время причина, по которой Касси оказалась здесь, отступила в глубь сознания. Как-то незаметно пребывание в Морланде отделило одно от другого. Он не вспоминал о Девилле, вернее, старался не думать. Хотя Касси — его дочь и имеет к нему самое прямое отношение.
— Они умные женщины, — как бы услышал мольбу Джареда Бредфорд. — И будут очень осторожны.
— Ты считаешь, что твои слова могут успокоить меня? — грубо спросил Джаред.
— Нет. Себя, — тем же тоном ответил Бредфорд. — И не собираюсь осуждать тебя.
Джаред посмотрел на Бредфорда и только сейчас понял, насколько тот выглядит бледным и осунувшимся. В другое время он бы посочувствовал дяде. Но сейчас ему не до него.
— Считаешь, это моя вина?
— Нет. Ты не мог прекратить свою погоню за Девиллом. А они — остановиться в попытках спасти его. — Странная улыбка промелькнула на его губах. — Такова судьба, друг мой.
Судьба! Джаред не стал спорить с ним, как делал все последнее время. Впервые в своей жизни он не ощущал, что держит ее, эту капризную даму, судьбу, в своих руках. Его словно подхватил гигантский водоворот. И он, вынужденный подчиниться обстоятельствам, ничего не мог предпринять.
— Прошу прощения, ваша светлость, — миссис Блейкли вышла им навстречу. — Гонец прибыл в замок несколько минут назад и передал вот это. — Она протянула конверт. — Он просил вручить его вам немедленно.
— Благодарю вас, миссис Блейкли. — Джаред взял конверт. — Я попрошу вас выполнить ряд моих указаний. Пожалуйста, зайдите в библиотеку через несколько минут.
— Непременно, ваша светлость.
Джаред сорвал печать и вскрыл конверт. Быстро пробежав по строкам, он покраснел. После чего снова перечитал послание.
— Что еще? — спросил Бредфорд, встревоженно глядя на племянника. — От кого это?
— От Жильома.
Джаред стоял у причала. Сгустились сумерки, когда ботик Жозетты вошел в бухту. Она настороженно посмотрела на его лицо, освещенное светом фонаря.
— Мне ничего другого не оставалось. Им понадобилась помощь, — воскликнула она. Выпрыгнув из ботика, она не спеша привязала его. — Так что не стоит кричать на меня, — тараторила она, боясь взглянуть ему в лицо.
— Я и не собираюсь.
— Нет? — неуверенно переспросила девушка, повернувшись к нему. — Как не похоже на тебя. Я не думала, что…
— Где они?
— Во Франции.
Джаред перевел дыхание.
— Жозетта, я постараюсь быть очень терпеливым. Где именно?
— Ты же понимаешь, они доверились мне. Бесчестно предавать друзей.
— Ты считаешь, благороднее позволить, чтобы им перерезали горло и бросили в Сену?
Глаза ее распахнулись.
— Что?
— Ты этого хочешь?
— Нет, конечно. Но почему ты считаешь… — Она нахмурилась. — Ты хочешь напугать меня?
— Просто пытаюсь тебе доходчиво объяснить, что ты помогла их доставить туда, где твоих друзей ждет смерть.
— Я представляю, насколько это опасно. Но Касси хочет отыскать отца. — И добавила с вызовом: — До того, как это удастся тебе.
— Шарль Девилл мертв.
Она с ужасом посмотрела на него.
— Откуда ты знаешь?
— Получил письмо от Жильома из Парижа. — Его губы скривились. — Нынешним утром у меня только одни горькие известия.
— Но почему это тебя так неприятно поразило? Ты желал ему смерти.
— Я не хотел, чтобы его убил Рауль Камбре. Мне было необходимо, чтобы он, оставаясь живым, привел меня к Камбре.
— А откуда Жильом узнал, что Камбре убил Девилла?
— Он следил за Камбре. Вернее, Жильом не спускал глаз с художника Жак-Луи Давида. Тот немедленно отправился к Раулю Бониллу, как только к нему домой заявился, как считает Жильом, сам Девилл. Давид, я полагаю, рассказал о приезде Шарля, и Рауль назначил ему встречу вечером в кафе неподалеку от Сены. Больше Девилла никто не видел.
Жозетта вздрогнула.
— Ты уверен?
— Жильом не сомневается.
— И Давид причастен к убийству?
— Прямо или косвенно. Во всяком случае он знает Рауля Бонилла. Жильом уверен, что Бонилл и Камбре — одно лицо. — Джаред пристально посмотрел в глаза девушки. — Почему тебя так интересует Давид?
Жозетта помолчала.
— Ты сказал мне чистую правду? Ты ведь не собираешься обманывать меня, чтобы я предала Касси и Лани?
— Разве я когда-нибудь лгал тебе?
— Нет, — она нервно откашлялась. — Тогда это совсем другое дело. Я ведь считала, что ты ненавидишь Девилла.
— Хочешь прочесть записку Жильома?
Она посмотрела ему в глаза и медленно покачала головой.
— Но мне нужны подтверждения.
— Они упоминали про Давида? Жозетта кивнула.
— Они говорили о нем по дороге. Касси считала, что первым делом отец придет именно к нему. И собиралась встретиться с ним, как только доберется до Парижа.
— Боже!
— Ты думаешь, он сообщил о приезде Девилла Камбре?
— Без сомнения. — Он сжал губы. — И Камбре не хочет, чтобы его узнали. Он уже убил одного, чтобы этого не произошло.
— Но Касси не собирается никого искать, кроме своего отца. — Жозетта наконец поняла, в чем дело. — Но одно связано с другим.
— Как день с ночью. Ты знаешь, где они собирались остановиться?
— Понятия не имею. Но думаю, что смогут снять какую-нибудь комнатку неподалеку от дома Давида…
Джаред развернулся и зашагал по причалу. Жозетта засеменила рядом.
— Куда ты собираешься?
— А как ты думаешь? В Париж. Бредфорд уже ждет меня на корабле.
— Я хочу поехать с тобой.
— Ты останешься здесь.
— Хочешь наказать меня за то, что подвергла их опасности? Может, я и заслуживаю порицания. Но такое не из самых верных. Я не думала, что может произойти…
— Знаю. — Джаред почти не смотрел на девушку. — И не собираюсь винить тебя. Наверное, Бредфорд прав. Так подшутила над всеми нами только судьба-злодейка. Рок. — Желваки перекатывались по его скулам. — Но я не хочу, чтобы и ты подвергалась опасности. Оставайся здесь и позаботься о Капу и Моргане. Касси не обрадуется, если ты бросишь лошадей на попечение конюхов.
— Нет, конечно, — морщинки недовольства на ее лбу разгладились. — Но мне не хочется быть в стороне от всего. Я буду бояться за тебя.
— Хорошо. И может, в следующий раз не станешь столь опрометчива. Вначале крепко подумаешь, а потом сделаешь.
— Какой ты недобрый!
Джаред стремительно шел к конюшне.
— Если бы я не был до смерти напуган, то выпорол бы тебя так, чтобы месяц не могла сесть.
— Ты напуган? — Жозетта ускорила шаг, стараясь не отставать от него. — Не представляла, что ты можешь чего-то бояться, Джаред!
— Вот и наслаждайся моим страхом. Меня лично такое зрелище не приводит в восторг. — С этими словами он скрылся в дверях конюшни.
— Прошу прощения, мадемуазель. — Давид небрежно улыбнулся, глядя на Касси. — Мне очень жаль, но я не смог возобновить свое знакомство с вашим отцом. Что, в общем-то, неудивительно, поскольку мы не очень знали друг друга и прежде.
— Но вам очень хорошо известен Рауль Камбре, — вступила в разговор Лани. — А у нас есть все основания считать, что Шарль непременно хотел встретиться с этим мсье.
— Это невозможно, — вздохнул Давид. — Рауль и я расстались после отъезда вашего отца на Таити. Камбре всегда стремился к уединенной жизни. Никого из близких у него не осталось.
— Вы хотите сказать, что и понятия не имеете, где он сейчас? — спросила Касси.
— Ни малейшего, — он посмотрел на Лани. — У вас очень интересная внешность. Шарль когда-нибудь писал вас?
— Нет. Он всегда предпочитал рисовать пейзажи.
— Серьезная ошибка с его стороны. Я тоже сотворил как-то пейзаж, но быстро отказался от красивых картинок. Долг художника перед самим собой и перед историей — стать своеобразным эмоциональным зеркалом современной жизни. Многие известные люди Франции мечтают о том, чтобы я запечатлел их на полотне.
— Вы удачливый человек, — без всякого выражения констатировала Лани.
— Гениальный, а не удачливый, — поправил ее Давид и быстро добавил: — даже Наполеон ценит меня…
— Если отец еще не приходил к вам, значит, вскоре непременно появится, — перебила его Касси. — Сообщите нам об этом.
— Пожалуйста, — мягко попросила Лани. — Это очень важно, мсье.
— Но я не жду его, — напыжился Давид. — Уверяю вас. И, к тому же, я очень занятой человек. Как вы смеете беспокоить… — Он натужно усмехнулся. — Вы должны понимать, насколько художники нетерпимы и нетерпеливы, если общались с Шарлем. Мы следуем за мановением своей души и не подчиняемся законам, по которым живут все остальные.
— Исключая моменты, когда по зову Наполеона вы возвращаетесь на грешную землю и вынуждены общаться с обыкновенными людьми. — Касси поднялась и направилась к дверям. — Мы будет ждать от вас сообщения.
— Благодарим, что уделили нам время, мсье, — поклонилась Лани от дверей.
— Драгоценное время, — колко поправил Давид. — И я не могу тратить его попусту.
Лани снова улыбнулась ему.
— Постараемся не беспокоить вас напрасно. Давид что-то пробурчал им вслед и отвернулся еще до того, как дверь за ними закрылась.
— Думаю, с сегодняшнего дня все переговоры поведу я, — решила Лани. — Ты очень невежлива.
— Он лжет. — Касси направилась к стоявшему у тротуара экипажу. — Я убеждена в этом.
— Особой мудрости и не требуется, чтобы понять это, — пожала плечами Лани. — Он лжет не очень умело.
— Чувствую, что папа здесь, в Париже. Усаживаясь рядом с ней, Лани вздохнула и заметила:
— Значит, Давид солгал — либо в том, что Шарль не заходил к нему, либо… либо в чем-то другом.
Касси дала знак кучеру трогаться.
— Ты имеешь в виду Рауля Камбре?
— Возможно.
Холодок страха мурашками пробежал по спине Касси.
— Боже, я надеюсь, что с ним не случилось несчастья. — Выглянув из окна, она попросила кучера повернуть за угол и остановиться.
— Зачем? — удивилась Лани.
— Давид может отправиться к отцу предупредить его о нашем появлении здесь. — Другого варианта она не хотела принимать. — Подождем и посмотрим, выйдет ли он из дома.
— И проследим, куда он направится?
— Я зайду в кафе, — не ответив на вопрос Лани, сказала Касси. — Его окна выходят на парадную дверь Давида. А ты оставайся здесь. Я присоединюсь к тебе, как только его увижу. — И Касси быстро направилась к кафе.
— Я успел напрочь позабыть, в каких отвратительных заведениях пребывает Жильом, — заметил Бредфорд, оглядывая толпу у стойки таверны. — Ну и дымища здесь! Не увидишь даже кончиков пальцев на расстоянии вытянутой руки.
— Или того, кто за соседним столиком. Что чрезвычайно удобно в некоторых случаях, — кивнул Джаред, пробежав взглядом по таверне. — Да где же он, черт бы его побрал? Он написал, что будет ждать меня здесь каждый вечер, пока я не свяжусь с ним.
— Значит, он здесь. Хоть Жильом и пройдоха, но зато обязательный.
— Пройдоха? — услышали они рядом с собой. Джаред повернулся. Толстопузый француз, стоя у них на спиной, нарочито громко рыгнул.
— Я не пройдоха. Просто слишком честен для ваших английских манер.
— Где ты был? — нетерпеливо перебил его Джаред. Глядя на Бредфорда, Жильом ответил:
— Собирал нужные сведения среди отребья общества.
— И что ты узнал?
Жильом помедлил, по-прежнему твердо глядя на Бредфорда.
— Примите мои извинения, — поклонился Бредфорд.
Жильом пожал плечами и усмехнулся.
— Это то, что должна сделать Англия, — извиниться за битву при Трафальгаре.
— Согласен, но меня волнует другое. Я хочу получить от тебя сведения, за которые плачу хорошие деньги, — сказал Джаред. — Говори побыстрее, что нового? Где Камбре?
— Сегодня к нему еще раз забегал Давид. И по словам моего человека по имени Вальбейн, художник выглядел сильно раздосадованным.
— К нему приходил только Давид?
— Да, он задержался лишь на несколько минут. После чего Камбре тоже ушел из дома в маленький пансионат на улице де Лион.
— Зачем?
— Он спрашивал там мадемуазель Девилл.
Джаред напрягся.
— И что?
— Не застал ее на месте и вынужден был уйти. Джаред перевел дыхание.
— Слава Богу!
Жильом усмехнулся:
— Но если бы он прошел на полквартала дальше, то нашел бы ее. Вальбейн видел, как две дамы следили за Камбре от его дома до самого пансионата. Они дождались его ухода, потом отпустили экипаж и вернулись к себе.
— Боже! — повторил Бредфорд.
— Вы знаете этих дам? — спросил Жильом.
— Знаем, — ответил Джаред. — Камбре приходил еще раз?
— До нашей встречи нет. — Жильом задумчиво посмотрел на Бредфорда и снова рыгнул. — Я прервал наблюдение, чтобы заморить червячка. Я умираю с голода. Надеюсь, мне позволено будет перекусить хотя бы хлебом с сыром?
Джаред не услышал жалобы Жильома. Его волновал приход Камбре в пансионат.
— Как давно это было?
— Часа два назад, пожалуй.
— Веди нас туда, — приказал Джаред.
— Сейчас? — пожал плечами Жильом. — Я думал, вы первым делом отправитесь к Камбре. Никаких сомнений, это и есть ваш заклятый враг. Он полностью соответствует вашему описанию. И его друг Давид…
— С ним мы разберемся позже. — Джареда волновало только одно: убедиться, что Лани и Касси вне опасности. И уже после этого отправляться к Камбре. Во время пути из Морланда ему представлялись картины одна страшнее другой. И он боялся не застать Касси в живых. Он просто не мог допустить такого.
— И это после стольких лет поисков? — удивленно посмотрел на него Жильом. — Я не могу поверить… О, хорошо, хорошо. Это не мое дело. Идемте. Пансионат в десяти минутах езды в экипаже.
Касси находилась совсем рядом, а Жильом заставил ждать его два часа! Гнев вспыхнул в нем с такой силой, что он еле удержался, чтобы не швырнуть этого французишку башкой об пол.
— Откуда он мог знать, что они для нас намного важнее Камбре! — понизив голос, вразумил его Бредфорд. — Не теряй времени, Джаред.
Важнее? Во всем мире для него не было ничего дороже Касси. А этот Жильом оставил ее, когда Камбре, подобно грифу, кружил над ней. И сейчас она совсем беззащитна. Гнев обернулся страхом за нее. Бредфорд прав, нельзя терять ни секунды. Схватив шляпу и перчатки со столика, Джаред подтолкнул Жильома к выходу.
— Я не могу сидеть сложа руки и ждать. — Касси мерила шагами тесную комнатенку. — Давай пойдем к Камбре и переговорим с ним.
— Намного безопаснее, если он снова сам заявится к нам.
— Но папа может быть у него.
— Думаешь, Камбре предложит ему остановиться у себя? — Лани покачала головой. — Вряд ли, если он и в самом деле такой негодный человек, каким ты его считаешь.
— Может, Камбре запер его где-нибудь?
— Надеюсь, Шарль не так глуп и простоват, чтобы позволить Камбре обвести себя вокруг пальца. — Лани помолчала. — Он не дурак. Мы даже не знаем, встречался ли он с Камбре.
— Ну почему ты споришь со мной? — Касси сжала кулаки. — Все может произойти. Джаред, должно быть, уже в Париже. И если Камбре не добрался до папы, то тот обязательно выследит его и отомстит за смерть родных.
— Я не спорю с тобой. Просто привожу все доводы за и против.
— Мне следовало переговорить с Камбре, когда он вышел из пансионата. И я зря позволила тебе удержать меня.
— Ну и что бы ты сделала? Глупо предпринимать что-нибудь против Камбре, не продумав дальнейшую ситуацию. У нас нет ничего против него. Одно очевидно — его обеспокоило наше появление в городе. Иначе он бы тотчас не прибежал к нам. Поверь, он примчится снова. Будет намного безопаснее, если мы расспросим его обо всем именно здесь и подумаем, что следует предпринять. — Лани сидела на подоконнике, глядя в окно. — А теперь ты, может, перестанешь метаться? У меня уже кружится голова от твоей ходьбы.
— Извини, — Касси остановилась посреди комнаты. — Это из-за того… мы так близко… Я боюсь за папу.
— Мы ничем не поможем ему, если не побеспокоимся о собственной безопасности.
Касси понимала, подруга права, но не могла справиться с дурным предчувствием, охватившим ее. С первой же минуты, как она оказались в Париже, тревога не оставляла ее. Она чувствовала себя так, словно над ними нависла темная грозовая туча, которая каждую секунду могла опуститься на них, превратив день в ночь. Подойдя к Лани, она села на пол.
— А что, если нам не удастся отыскать папу до приезда Джареда? — прошептала она. — Я не перенесу этого, Лани.
Взгляд подруги обратился к ней.
— Такое не случится.
Лани все знает. Касси хотелось возразить подруге, убедить ее в беспокойстве только об отце. Но она не смогла сказать полуправду.
— То, что я чувствую к Джареду, не имеет никакого отношения к папе. Неужели ты считаешь, что я позволю…
— Бедная моя Каноа. — Лани потрепала ее по щеке. — Какую трудную тропу ты выбрала.
— Я ничего не выбирала. И не хотела, чтобы так случилось. — Касси закрыла глаза. — Я ничего не могу поделать с собой, я люблю их обоих. Почему Господь позволил произойти такому? И как мне быть, что мне делать, если не смогу помешать Джареду убить отца?
— Ты сумеешь удержать его.
— И ты не презираешь меня? — Касси открыла глаза, полные слез.
— За то, с чем невозможно справиться? — Лани покачала головой. — Как тебе такое вообще пришло в голову?
— Потому что я ненавижу себя за это, — слабая улыбка появилась на ее губах. — Но я рада, что ты не изменила своего отношения ко мне. Я бы не перенесла этого.
Теперь Лани встревожилась.
— Если Камбре не придет к нам сегодня, мы с утра отправимся к нему.
Касси кивнула и быстро поднялась с пола.
— Если ты считаешь, что так будет лучше. Я не хочу…
Громкий стук в дверь не дал ей закончить фразу. Чувство облегчения охватило Касси. Камбре! Наконец-то томительному ожиданию пришел конец, и она сможет что-то предпринять. Кинувшись к дверям, она распахнула их.
— С удовольствием задушил бы тебя собственными руками, — поприветствовал ее Джаред.
Не веря своим глазам, она изумленно смотрела на него.
— Как ты…
— Не ожидала? — Он вошел в комнату, увлекая ее за собой.
— Не ожидала чего? Что найдешь его раньше меня?
Бредфорд вошел следом за Джаредом и закрыл дверь.
— Мы все понимаем. Но ваше опрометчивое решение весьма неразумно. И несправедливо по отношению к нам. — Он посмотрел на Лани и закончил убежденно. — Я очень испугался за тебя.
К удивлению Касси, Лани покраснела.
— Я не давала тебе права беспокоиться за меня.
— Это право я получил давным-давно, — улыбнулся Бредфорд.
— Вы с ума сошли? — Глаза Джареда сверкали от гнева. — Зачем вы следили за Давидом?
— А как ты…
— Человек Жильома шел за вами по пятам. — Он схватил ее за плечи. — Держись как можно дальше от Камбре, ты слышишь, что я говорю?
— Слышу! — Касси встряхнула головой. — Но это не значит, что я собираюсь подчиняться твоим приказам. — Может, человек Жильома и сказал им, как найти их пансионат. Но как он мог знать, что они следили за художником? — Каким образом ты узнал, что мы собираемся пойти к Давиду?
— Жозетта сказала нам.
Касси посмотрела на него непонимающим взглядом.
— Неправда. Она не могла предать нас.
— Она спасала вашу жизнь. Касси покачала головой.
— Не верю ни единому твоему слову. Ничто не могло заставить ее…
— Она узнала, что все, имеющее значение прежде, теперь бессмысленно. — Он с нежностью гладил Касси по плечам. — Ей стало известно, что того, за кем ты ехала, уже нет.
— О чем ты говоришь? Мой отец здесь.
— Его больше нет. — Он разжал ладони. — Черт побери! Меньше всего мне хотелось бы сообщать тебе эту горестную новость.
Касси стояла на шелохнувшись.
— Какую?
— Он мертв. — И поскольку Касси смотрела на него все теми же непонимающими глазами, быстро добавил: — Твой отец мертв, Касси.
Боль и ужас пронзили ее. Закрыв глаза, она шепотом спросила:
— Это ты убил его?
— Нет! — Он прижал ее к себе. — Это сделал Камбре.
Боль стала такой сильной, что слова не доходили до нее.
— Откуда ты знаешь?
— Получил письмо от Жильома как раз в день вашего побега из Морланда. Неделю назад Камбре встретился с твоим отцом в кафе неподалеку от Сены. Они сидели и разговаривали часа два. Казалось, друзья ведут задушевную беседу. Поздно вечером они вышли из кафе на пустынную улицу рядом с Сеной… — Джаред умолк. — Вряд ли ты захочешь выслушать остальное…
— Нет. — Ей бы следовало отодвинуться от него, вяло промелькнуло в голове Касси, но до чего же надежно она чувствовала себя в его объятиях. — Я хочу знать все.
— Они свернули за угол, и Вальбейн, человек Жильома, на какое-то время потерял их из виду, а когда снова нашел, Камбре уже сбрасывал тело твоего отца в воду.
Касси содрогнулась. Ей приходилось несколько раз пересекать холодную темную реку, прежде чем они добрались до Парижа.
— Его… нашли?
— Еще нет, — он помолчал. — Жильем сказал, что в этом нет ничего необычного.
Отца нет… и холодные воды реки стали ему могилой.
— Тебе не удалось приложить к убийству руку, — тупо сказала она. — Должно быть, ты разочарован.
— Касси! — Голос его сразу охрип.
— Но ты выглядишь опечаленным. Не знаю, почему. Ведь ты хотел именно этого? — Наконец-то ей удалось собраться с силами и высвободиться из его рук. — Он мертв.
— Что ты хочешь этим сказать? — Душевная мука исказила его лицо. — Я не хотел причинять тебе боль.
— Он мертв. Как ты того и хотел.
— Вздор.
— Правда. — Слезы заливали лицо Касси. И бессвязные обвинения посыпались одно за другим. — Чего ты и добивался. От мертв. — Ужасные, страшные слова. Но Касси снова повторила. — Ты хотел его смерти.
Джаред шагнул к ней.
— Не смей прикасаться ко мне. Откуда я знаю, кто на самом деле убил его? Камбре ли? А вдруг ты?
Джаред побледнел.
— Можешь взглянуть на письмо Жильома.
— Письмо, которое ты сам написал?
— Я не убивал его, — гневно возразил Джаред. — Не скрою, что это было первой мыслью, когда я отыскал его. Не стану отрицать, что, быть может, почувствовал бы то же самое, встретив Девилла прежде, чем он увиделся с Камбре. Слишком долгие годы давила ненависть к нему мою грудь. И не представляю, как бы поступил, встретившись с ним. — Каждое слово вырывалось у него с болью. — Но я не убивал его, Касси.
Ей страстно хотелось поверить его словам, осознала она с отвращением к себе. Джаред ненавидел ее отца, а она все еще продолжала любить его и хотела верить ему. Даже смерть отца не остановила ее предательства.
— Уходи! — Касси прошла мимо Бредфорда и бросилась к Лани, все еще сидевшей на подоконнике.
В глазах Лани застыли слезы. Она простерла руки к Касси. И они прижались друг к другу. Вот, кто любил ее отца, и вот, кто сумеет понять ее боль. Рядом с ней раздался голос Бредфорда:
— Джаред не обманывает. Он сказал правду, Касси.
Но Бредфорду тоже нельзя верить.
— Мы придем утром, — сказал Джаред. — Надеюсь, к этому моменту вы успеете понять, что я не лгу. — Он помолчал. — И не беспокойтесь. Жильом будет следить за пансионатом на тот случай, если Камбре вздумает вернуться. Это такой коротышка с толстым брюхом. Если кто-то другой попробует подойти к вам, зовите его на помощь.
Касси промолчала.
— Идем, Бредфорд, — сказал Джаред, пробормотав что-то невнятное.
— Подождите, — попросила Лани. — Куда вы идете?
— Жильом снял для нас комнату, — помедлив, ответил Джаред.
— Но вы собираетесь туда, — догадалась Лани. — Вы хотите убить Камбре? Нет! На сегодня хватит смертей. Мы не сможем больше этого вынести.
Джаред хранил молчание.
— Слышите меня? Хватит этого кошмара. Хватит насилия. Эту ночь мы будем оплакивать Шарля.
— Только на сегодня, — согласился наконец Джаред. — Но большего я не могу вам обещать.
— Если эта тварь убила Шарля, я не стану просить вас о большем. А теперь оставьте нас.
— Лани, может, мне остаться?
— Нам никто не нужен, — холодно ответила Лани. — Ты не станешь скорбеть о нем.
Бредфорд вздохнул, а затем Касси услышала его тяжелые шаги. Дверь за ними закрылась.
— Лани, — прошептала Касси.
— Тсс… я знаю, — она еще крепче обняла Касси. — Сначала мы оплачем его, а потом будем вспоминать.
— Вспоминать? — Касси не могла думать в эту минуту ни о чем другом, кроме отца.
— Да, мы воскресим все самое хорошее, что связано с ним. — Лани нежно обняла ее. — Это поможет нам утишить боль утраты.
— Но я не могу… Я не в состоянии сейчас говорить.
— Сможешь. Я начну, а ты продолжишь, — слезы струились из глаз Лани, голос дрожал. — Но не сейчас. Пока что я тоже не в силах вымолвить ни слова.
Прошло несколько часов, прежде чем иссяк поток слез. И тогда Лани заговорила.
— Ты знала, что я встретила Шарля на берегу в день смерти моего отца и матери?
— Нет. — Касси никогда не расспрашивала об обстоятельствах, которые привели Лани в их дом. Сначала потому, что ее переполняло негодование, а потом ей стало казаться, что Лани всегда жила с ними. — Они умерли в один день?
— Погибли в штормовую ночь, на наш дом рухнуло дерево. Мы все были очень привязаны друг к другу, и я страдала так же, как мы сейчас. — Она невидящим взглядом посмотрела в окно. — Шарль услышал о случившемся и пришел. Он не знал ни меня, ни моих родителей, но видел, как я опечалена, и просидел рядом целый день. Держал меня за руку, гладил ее, чтобы я успокоилась. Клара постоянно твердила, что он желает мое тело. Но это неверно. Страсть пришла к нему позднее, в тот день его переполняла нежность. Месяц он навещал меня ежедневно, пока я несколько не оправилась после пережитого горя. И я была так признательна ему. Он помог пережить эти трудные дни, — она задумчиво улыбнулась. — И мне захотелось отблагодарить его. Он был потрясен и смущен, когда мне удалось соблазнить его. Он что-то бормотал о том, что я еще ребенок. Но им был Шарль, и ему требовались любовь и забота. — Лани снова улыбнулась. — Он нуждался во мне.
— Да, ему всегда…
— И он был добр к тебе, — быстро напомнила Лани.
Но Касси уже не надо было подбадривать. Она вдруг поняла, что ей хочется говорить об отце. Она вспоминала, собирая бережно в памяти рассыпанные по разным годам крупицы, в которых проявлялись к ней внимание и любовь, небольшие подарки. А как часто ему приходилось прикрывать ее от неправедного гнева Клары.
— Он купил мне Капу. Помнишь эту ночь? Они уже собирались застрелить жеребца. А я строила планы, как украсть его и сбежать с ним. Отец всячески пытался успокоить меня, но я продолжала плакать. И тогда он ушел из дому. — Касси помолчала, вспоминая. — А когда вернулся, то Капу стал моим. Он отдал королю четыре любимейших картины и заплатил шестерым его воинам, которые стреножили Капу и провели его по холмам в наше стойло. — События той ночи снова явственно вспомнились ей. — И в это утро умерла мама. Тебя тогда не было, но, думаю, ты бы полюбила ее. Она всегда оставалась такой мягкой и нежной, и она очень любила папу. Он рыдал от горя, но мне сказал, что она попала к ангелам. И я поверила ему, потому что она и в самом деле походила на ангела…
Бесконечный поток воспоминаний нахлынул на них, время летело незаметно, проходили часы. Они уже совсем охрипли и не могли больше говорить. К утру, совершенно измученные, разделись и легли на огромную постель.
— Тебе уже лучше? — спросила Лани после долгого молчания.
Касси чувствовала себя слабой и опустошенной. Но, наверное, это и есть признаки медленного исцеления от утраты.
— Да.
— Ты сегодня вела себя жестоко по отношению к Джареду.
— Я не хочу говорить о нем.
— Ты и в самом деле подозреваешь его?
Касси не знала, но горечь потери была так велика, что мешала поверить Джареду. Сейчас, когда самая страшная боль прошла, она напомнила себе, что Джаред никогда не лгал. Но этот случай особенный.
— Нет никаких доказательств, что он НЕ приложил к этому руку.
— Но нет никаких свидетельств и о его причастности к убийству. Может, завтра нам удастся побольше узнать обо всем? — Лани закрыла глаза и пробормотала бессвязно. — Все это так странно… Нельзя судить о том, что…
И Лани заснула.
Касси смотрела в темноту перед собой. Ей казалось, что она тотчас же уснет. Но сон не шел к ней.
«Нет никаких свидетельств»…
Нет никаких доказательств, что Джаред — убийца. Но нет и улик, что злодейство совершил Камбре. Она даже не знает, мертв ли отец. Его бросили, как мусор, в реку, словно и не жил никогда. Слезы снова заструились из ее глаз. Но Касси взяла себя в руки. Время оплакивания прошло. И если слезами ей не вернуть отца к жизни, тогда следует отомстить за его смерть.
Месть. Мысль об этом пришла ниоткуда. И не удивила ее. Отца убили. Безжалостно лишили жизни. Она почувствовала прилив гнева. И только сейчас по-настоящему поняла, что испытывал Джаред, на глазах которого изрубили его отца. Волна невыносимой боли прошила ее, когда она осознала, что именно привело отца к смерти.
Джаред скорее всего сказал правду. Это мог сделать только Камбре. Но если Джаред убьет Камбре, она так никогда и не узнает правды. А то, что он покончит с Раулем, она не сомневалась. Он его выследил и безжалостно расправится с ним. А она так и не узнает, что случилось той ночью… Нет, она должна поговорить с Камбре. Бросить в лицо обвинение и посмотреть тому в глаза. Только после встречи с ним у нее не останется сомнений. Но если он виноват, то весьма опасен. Почему медлит? Ведь она не сможет по-настоящему верить Джареду, если не узнает правды. Ни крупицы сомнения не должно остаться. Касси покосилась на спящую Лани и осторожно отползла к краю кровати. Лани не шевельнулась.
Совершенно бесшумно Касси натянула штаны для верховой езды, рубашку и куртку. Лани по-прежнему спала глубоким сном, Касси шагнула к окну, но спохватилась и вернулась к саквояжу.
Кинжал, который ей вручила Жозетта, Касси осторожно вынула из ножен. Лезвие сверкнуло при свете луны. Касси какое-то время глядела на него как завороженная. Снова вложив в ножны, она сунула его за пояс. У окна Касси осмотрелась. Какое счастье, что у них мало денег, и они смогли снять комнату только на втором этаже. Их окно выходило на улицу, куда сваливали мусор и всякую дрянь. Жильем скорее всего следит за входной дверью. Ни одному человеку не придет в голову наблюдать за стороной, куда сбрасывают отходы.
Она подкралась к окну и соскользнула на легкий навес, что располагался над задним входом. Ботинки стукнули о перекрытие. Касси застыла: не разбудил ли этот звук Лани?
Нет! Касси вздохнула с облегчением, поскольку никто не выглянул. Осторожно легла на живот и начала сползать, нащупывая малейшие выступы носками ботинок и удерживая вес тела руками. На то, чтобы подползти к краю навеса, ушло почти четверть часа. Ей стало страшно, когда она взглянула вниз. До земли — не меньше десяти футов. Но на этой тесной улочке копошились живые существа. Казалось, что мостовая шевелится, ярко-красные глазки сверкнули в темноте.
Крысы! Она содрогнулась. Десятки этих тварей сновали по мостовой среди мусора. А что, если они набросятся на нее?! В любом случае прыгать надо. Не лежать же на навесе до рассвета? Касси заставила себя сползти вниз и повисла на руках. Страх окатил ее ледяной волной, когда до нее донесся визг дерущихся тварей. И в этот момент она разжала пальцы.
Удар о землю оказался довольно сильным. Колени ее подогнулись, и она, не удержавшись на ногах, рухнула в отбросы.
Грязь. Вонь…. Крыса пробежала по ее руке, когда Касси попыталась опереться на кучу, чтобы встать на ноги. Ей показалось, что мерзкие твари собираются вокруг. Вскочив, она опрометью бросилась в конец улицы.
Узкая, похожая на туннель улочка показалась ей бесконечно длинной. Такой же, как переезд через пролив из Англии во Францию. Сердце билось как колокол, когда она неслась со всех ног вперед.
Наконец ее ноги перестали скользить по грязи и мусору. Началась мостовая. Слава Богу! Ей удалось выбраться на соседнюю улицу.
Остановившись под фонарем, Касси перевела дыхание и какое-то время не могла вдохнуть воздух. А разило от Касси — как из выгребной ямы. И вдруг вспомнился ей родной остров, омытый дождями и овеваемый ветрами. Там люди не сидят на головах друг у друга. И как это отец мог жить в таком мерзком городе?
Но сейчас его нет. Касси снова подавила острый приступ боли. Нельзя напрасно терять время. Особняк Камбре на другом конце города. И надо успеть добраться до него раньше, чем проснется Джаред.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь и возмездие - Джоансен Айрис

Разделы:
Пролог12345678910111213141516

Ваши комментарии
к роману Любовь и возмездие - Джоансен Айрис



мне нравиться ее романы очень интересные
Любовь и возмездие - Джоансен Айрисмээрим
12.03.2012, 9.08





Замечательный роман...)) с юмором, очень понравился))
Любовь и возмездие - Джоансен АйрисDia
26.08.2013, 23.58





Очень хороший роман!В нем есть все и смех,и радость,и горе))))Автор умничка,побольше бы таких.Всем советую прочитать.
Любовь и возмездие - Джоансен АйрисАнастасия
15.07.2015, 21.56





Очень хороший роман!В нем есть все и смех,и радость,и горе))))Автор умничка,побольше бы таких.Всем советую прочитать.
Любовь и возмездие - Джоансен АйрисАнастасия
15.07.2015, 21.58





Роман дійсно цікавий, відрізняється від багатьох романів, нема наївних дівчат які бояться доторкнутись до руки без рукавички, читала з задоволенням.
Любовь и возмездие - Джоансен АйрисСвітлана
1.03.2016, 13.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100