Читать онлайн Любовь и возмездие, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и возмездие - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.52 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и возмездие - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и возмездие - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Любовь и возмездие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

12

1 октября, 1806 Париж. Франция
— Мсье Бонилл, в салоне мсье Давид, — сообщил Гастон, открывая дверь и принимая у Рауля шляпу и перчатки. — Он здесь с самого утра. Я предупреждал, что ему придется долго ждать, но он настойчиво повторял, что должен встретиться с вами как можно скорее.
— В самом деле? С тех пор как мсье Давиду стал покровительствовать Наполеон, он редко беспокоит меня без особой нужды. — Рауль направился в салон. — Надеюсь, ты оказал ему надлежащий прием?
Дворецкий энергично кивнул.
— Ну, конечно, мсье. Он известный человек и талантливый художник.
Губы Рауля скривила презрительная улыбка. Недоумки, они считают, что те, кто стоит рядом с Наполеоном Бонапартом, несут на себе не только отблеск его славы, но и представляют ценность сами по себе. Надо бы как-нибудь преподать им, что самый умный тот, кто стоит за троном. Он распахнул деревянные с инкрустацией двери.
— О, Жак-Луи! Как я рад видеть тебя. Предупреди ты о своем приходе, я постарался бы сократить свой визит или отменил бы вовсе.
— Я и сам не знал об этом. — Давид поднялся. — Ко мне сегодня неожиданно пришел человек.
— Наполеон? — вскинул брови Рауль.
Давид нетерпеливо отмахнулся, не принимая шутливого тона.
— Неужто ты думаешь, что я прибежал бы к тебе, будь это Наполеон? Нет. Совсем другого полета птица. — Он помолчал. — Шарль Девилл.
Рауль постарался сохранить прежнее выражение лица.
— Какая… неожиданность! И как поживает наш дорогой друг?
— Он встревожен. И спрашивал меня, где ему найти Рауля Камбре.
— И ты сказал ему?
— Конечно, нет. Я дал клятву хранить твое имя в тайне, когда ты сменил его.
И эту тайну скрепила весьма кругленькая сумма, врученная Раулем.
— Коньяк?
Давид покачал головой.
— Я тороплюсь. Меня ждет незаконченная картина. Я и без того потерял массу времени, дожидаясь тебя.
— Не уходи. — Рауль налил рюмку, чувствуя потребность подкрепить себя. — Что ты имел в виду под словом «встревожен»?
— То, что есть — испуган, взволнован. И с пафосом уверял, что должен непременно увидеться с тобой, чтобы выяснить все. Он сказал, что приехал в Париж прошлой ночью.
— И немедленно явился к тебе? Интересно.
— Он знал, что мы с тобой были друзьями. Рауль никогда не считал Давида своим другом, у него друзей и быть не могло. Просто, как определил он для себя, использовал еще одного дурака, не больше, чем всех остальных.
— Прекрасный друг, а что его привело сюда? Он похож на того Шарля, каким был прежде?
— Нет. Сильно исхудал, изрядно обтрепан. — Давид нахмурился. — И я почувствовал истинное сочувствие к нему как к художнику. — И тут же поправился: — Хотя, конечно, он совсем другого склада, чем я.
— Конечно. Такого мастера, как ты, нет. Весь Париж знает, какой ты блестящий живописец.
— Не лги, — капризно проговорил Давид. — Я живу спокойной обеспеченной жизнью, и явления из твоего прошлого весьма докучают мне. Сначала этот Жан Жильом, наводящий справки для герцога Морландского. Теперь заявился и сам Девилл.
Раулю пришлось сделать над собой усилие, чтобы не напомнить Давиду, откуда взялось его нынешнее благосостояние. В том смутном времени, что наступило после казни Робеспьера, Раулю удалось сделать все, чтобы сохранить свое влияние и положение. Но, может, и стоило бы указать Давиду, что всем тот обязан ему, тому, кто стоит за троном его славы придворного живописца.
— Вполне естественно, что тени прошлого беспокоят нас. То была ужасная пора. — Он сокрушенно вздохнул. — Я помню, с каким жаром и пылом ты окунулся в революционную лихорадку. И отдался тем восхитительным обязанностям, которые предоставляла маленькая гильотина.
Давид вспыхнул от негодования.
— Сейчас иные времена! — И, не выдержав, вскочил с кресла. — Девилл — призрак из твоего, а не из моего прошлого. Я тебя предупредил и теперь умываю руки.
— Но, боюсь, он может снова побеспокоить тебя, — заметил Рауль. — Выброшенные из привычной жизни, люди становятся назойливыми и докучными. И твоя нынешняя слава померкнет, если на нее падет тень прошлого. Наполеон, вспомнив твою бурную революционную деятельность, может засомневаться, так ли уж ты верен ему.
— В таком случае, останови Девилла, — предложил Давид. — Поговори с ним. Я не хочу иметь к этому никакого отношения.
— А разве я сказал, что ты имеешь? — Голос Рауля стал более проникновенным. — Разумеется, я непременно переговорю с ним, и он отправится восвояси. Просто мне нужна твоя помощь, чтобы встретиться с ним. Я считаю, для нашего же спокойствия о ней никто не должен знать. Где его найти?
— Шарль сказал, что будет ждать известий от меня на улице Гренадье, восемнадцать.
— Напиши ему, что тебе удалось найти старого друга Рауля, который горит желанием свидеться с ним и рад его возвращению во Францию. Сообщи, что Рауль будет в кафе «Дюмон» на западном берегу, завтра в одиннадцать вечера.
— А почему бы ему не прийти прямо сюда?
— Мой дорогой Жак-Луи. — Рауль обвел взглядом роскошную обстановку салона. — Ты же сам сказал, что он истощен и оборван. Неразумно приводить к себе неудачника, он может почувствовать зависть и потребовать поделиться богатством. Надеюсь, тебе не пришло в голову похваляться, как к тебе благоволит наш несравненный император?
Вопрос Рауля захватил Давида врасплох.
— Я не хвастался. Ты же знаешь, деньги мало значат для меня. Но я сообщил ему, что стал самым известным художником.
Рауль с удовлетворенной усмешкой кивнул.
— Вот почему для нас обоих намного удобнее избавиться от этого человека, отправив ему записку. Выбрось его из головы. Я всегда помогал тебе. Помогу и на этот раз.
Давид с облегчением вздохнул.
— Спасибо тебе, Рауль. Ты же знаешь, художники не способны пачкать руки в такой грязи. — Он шагнул к двери. — Предоставляю это тебе. До свидания.
— До свидания, мой друг. — Как только дверь за Давидом закрылась, улыбка сошла с лица Рауля. И он резко поставил рюмку на столик.
Этот неуправляемый Шарль вечно возникал в самое неподходящее время, угрожая его благополучию. Позволив молодому художнику уехать, Рауль совершил промах, за который расплачивается годами непроходящей тревоги. Следы своего преступного прошлого ему удалось тщательно скрыть. Но с юным герцогом все оказалось намного сложнее. К нему не удалось подослать наемного убийцу. Это Бредфорд на удивление предусмотрителен. Если бы ему тогда удалось убрать мальчишку, то не пришлось бы отправлять Девилла на Таити, чтобы избежать когда-нибудь случайной встречи. И тогда бы Рауль мог бы чувствовать себя в безопасности и не менять фамилию. Он всегда старался действовать предельно осторожно, но все эти годы жизнь с оглядкой привносила нервозность в его благополучие. Дейнмаунт — заноза, которую необходимо вытащить. Глупый Девилл вернулся и грозит нарушить сложившееся хрупкое равновесие.
— Прошу прощения, мсье, но Мари хотела бы знать, будете ли вы обедать дома, — спросил его с порога Гастон.
Власть, богатство, роскошный дом — почти как у Наполеона, — убранный с еще большим вкусом. Готовые прибежать по первому знаку слуги, женщины, мечтающие доставить ему удовольствие так, как он захочет. Нет, он не может позволить Девиллу разрушить свою жизнь.
— Нет, Гастон. Я уйду и меня не будет до ночи. — Он поднялся и пошел к двери.
Следует приготовить сюрприз старому другу Шарлю.
— Ты и в самом деле вел себя безупречно, — признал Бредфорд. — Почти как истинный рыцарь.
— Я так и знал, что ты оценишь мой подвиг, — Джаред облокотился на изгородь, глядя на Жозетту и Касси, подъезжавших к ним. — Хотя относишься ко мне с явным предубеждением. И недооцениваешь мои положительные качества.
— Но не твою похотливость. В первую неделю я даже решил, что ты утратил интерес к нашей Касси.
— А что заставило тебя изменить мнение?
— У меня открылись глаза. Я понял, насколько ошибался. Но это из-за того, что у меня слишком много времени уходило на Лани. Она чрезвычайно упрямая женщина.
— Она необыкновенный человек. Ей удалось взять управление замком без всякого сопротивления со стороны слуг.
— Кто может устоять против обаяния Лани? — покачал головой Бредфорд. — Но мы сейчас обсуждаем не ее. Я приветствую твое воздержание и целомудренный образ жизни.
— В надежде, что я продолжу в том же духе, — Джаред не отрывал взгляда от Касси. До чего же она прелестна. Глаза блестели, лицо сияло. В седле она держалась с неуловимой грацией, о чем-то доверительно болтая с Жозеттой. Вдали от недремлющего ока Клары, под сводами мрачного Морланда она расцвела, как диковинный тропический цветок. — Не удивляйся, если мне это не удастся.
— Меня трудно удивить, но это нарушило бы наше мирное существование. — Он пожал плечами. — Смотри, какими близкими друзьями стали Жозетта и Касси. Лани тоже вполне удовлетворена тем, как все идет. Я продвинулся достаточно далеко в нужном направлении. Малейшее проявление… агрессивности с твоей стороны, и равновесие нарушится.
Джаред стиснул верхнюю жердь изгороди.
— Я же не собираюсь насиловать ее.
— Если ты потеряешь терпение, то…
Черт побери! Он и в самом деле начал его терять. Воздержание слишком затянулось. А ему достаточно одного взгляда на Касси, чтобы ощутить прилив желания. Поначалу ему казалось, что удастся заставить ее отказаться от первоначального намерения. Он испробовал все методы обольщения. Но всякий раз, когда оказывался с ней наедине, что-то шло не так. Иной раз ей удавалось рассмешить его, другой раз она вдруг говорила о том, что трогало его душу. Зачем переживать все эти мешающие ему эмоции?! Как бы он хотел вновь оказаться на корабле, как во время плавания, когда ни мыслей, ни разговоров, а только всепоглощающее наслаждение.
Нет, неправда. После близости с Касси, получив полное плотское удовлетворение, он пробуждался с ощущением потери чего-то очень важного. Теперь он и сам не знал, чего ему хочется. Ясно одно: он мечтает заключить Касси в свои объятия.
— Есть какие-нибудь вести из Марселя? — спросил Бредфорд.
— Последние я получил два дня назад, — нетерпеливо ответил Джаред. — Неужто я не сказал бы тебе, узнав что-нибудь новое? Девилла пока еще нет в Париже.
— Прошел почти месяц с тех пор, как мы приехали. Скоро он объявится.
— Знаю. — Джаред понимал, куда клонит дядюшка. Тот хотел напомнить, насколько бесполезно уговаривать Касси к близости, когда ее тревожит исчезновение отца и его судьба. — Подожду.
— Боже! Твое терпение меня приводит в умиление. Мне кажется, одно упоминание о Девилле вызывает у тебя слезы. Я не прав?
— Пока еще нет. — Джаред отодвинулся от изгороди. — Пойду встречу их в конюшне. Ты идешь со мной?
— Боюсь, что нет. Мне интереснее взглянуть, чем занята Лани. Она сказала, что может быть… Что такое? — Его взгляд наткнулся на экипаж, въезжавший в открытые ворота. — К нам гости.
Джаред пробормотал ругательство, узнав карету.
— Это Каролина. Надеюсь, нам удастся каким-нибудь образом поскорее избавиться от нее.
— Похоже, ты совершил промах, — Бредфорд смотрел, как Джаред поспешил к парадному входу. — Ты собираешься встретить ее?
Джаред остановился и, коротко кивнув, попросил:
— Иди в конюшню, предупреди Жозетту и Касси, чтобы не выходили оттуда, пока Каролина не уедет. Они не должны встретиться.
— Я не заметил, чтобы Жозетта особенно скучала по этой даме и горела желанием повидаться. — Бредфорд заспешил к конюшне. — Приложу все старания, чтобы они там задержались подольше.
Каролина и Лани стояли друг против друга, когда Джаред быстрым шагом вошел в холл.
Настоящее противостояние, подумал он раздраженно. Причем фигура Каролины дышала негодованием. Лани держалась с достоинством, но настороженно.
— Каролина! Какой приятный сюрприз! — Он встал между двумя женщинами и взял гостью под руку. — Не думал, что ты навестишь нас.
— А я не ожидала застать здесь мадам Девилл, — она с усилием улыбнулась. — Мы только что познакомились.
— Значит, мне не придется представлять вас.
— Твою кровную родственницу оказалось непросто узнать, — Каролина окинула взглядом ярко-голубое шелковое платье Лани. — Поскольку я представляла себе вдову в трауре по мужу, а не в такой нарядной одежде.
— По традиции, принятой у нас, вдова не носит черного, — ответила Лани. — Печаль мы храним в сердце, не выставляя напоказ свою скорбь и не похваляясь ею.
— Выставлять напоказ? — У Каролины перехватило горло от возмущения. — Похваляться?
Джаред поспешил вмешаться в разговор:
— Ты несколько побледнела, Лани. — Дьявольщина, хорошо если бы это было так. Но Лани, как обычно, излучала теплоту и обаяние, что только усиливало злость его гостьи. — Тебе не следовало так рано вставать с постели. Уверен, леди Каролина вполне извинила бы тебя, зная, что ты плохо себя чувствуешь.
— А у меня такое впечатление, что у мадам Девилл отменное здоровье, — заметила Каролина. — Но об этом трудно судить. К сожалению, цвет ее кожи отличается от нашей. — И, не дожидаясь ответа, она направилась в сторону библиотеки. — Впрочем, вы можете оставить нас, мадам Девилл. Мы вас извиним.
Лани вспыхнула. Джаред отвесил ей глубокий поклон и негромко сказал:
— Будет лучше, если ты уйдешь.
— И не подумаю. Думаешь, впервые я встречаю такое отношение к себе из-за того, что у меня другой цвет кожи? В школе миссис Денворт, которую я посещала, далеко не все белокожие ученики были столь терпимы, как то им предписывает религия. — Ее губы скривились. — И Клара не забывала напоминать, что мое происхождение ставит меня ниже ее.
— Но, черт побери, здесь нет Клары. И я не хочу, чтобы тебя унижали в моем присутствии.
— А почему бы нет? Я всего лишь любовница твоего врага.
Обидчивость не свойственна Лани. Но почему-то замечание Каролины задело ее сильнее, чем она готова была признать.
— Иди к себе, — попросил Джаред и пошел в библиотеку. — Позволь мне поговорить с Каролиной.
— Это в последний раз, — тихо сказала Лани. — Я не позволю оскорблять себя.
Больше всего на свете Джареду хотелось выставить Каролину, как и полагалось поступить с этой дрянью. Но если он вступится за Лани, то это отзовется на Жозетте. Он не хотел, чтобы Каролина дала пищу для новых толков в светских кругах.
Как только Джаред вошел, Каролина повернулась к нему.
— Ты сам понимаешь, как все недопустимо!
— Прошу прощения?
— Чтобы эта… женщина… оставалась в замке… — Она поджала губы. — Даже если она и в самом деле вдова и твоя родственница, то все равно не подходящая компаньонка для Жозетты. Ей не место в замке.
— Я не согласен. Она замечательная компаньонка. Женщина не первой молодости, хорошо образованная…
— Но она не принадлежит к нашему кругу, — перебила его Каролина. — У меня уже возникли кое-какие сомнения, когда я услышала незнакомое имя. Тебе следовало сказать мне, что она туземка. Вот почему я все-таки сочла своим долгом приехать. И как только увидела ее, то сразу поняла, что чутье не подвело меня. Ей здесь не место.
Как только она увидела, насколько хороша Лани, мысленно поправил Джаред. Как жаль, что она попалась ей на глаза.
— Я понимаю, о чем ты говоришь. Но я вряд ли смогу отказать ей в своем гостеприимстве.
— Пришли ее ко мне. Я найду достойное место, где она сможет поселиться, — улыбка Каролины приобрела мягкость. — Поверь, так будет лучше. Ей нельзя оставаться здесь, пойдут всяческие толки, разговоры, пересуды. В обществе не поймут, почему ты решил приютить цветную женщину в своем замке.
Гнев вспыхнул в его груди, но он улыбнулся Каролине.
— Ты, конечно, права, как всегда. У меня не самая лучшая репутация. Это может вызвать скандал… если только кто-нибудь не погасит его.
Она смотрела в недоумении.
— Что ты имеешь в виду?
— Мы старые друзья, Каролина. Я знаю, ты захочешь помочь мне.
— И каким же образом? — насторожилась она.
— У тебя такой авторитет, такое влияние в обществе. Достаточно сказать одно-два слова, чтобы положить конец всем толкам и пересудам.
— Ты хочешь, чтобы я оказала покровительство этой женщине? — недоверчиво переспросила Каролина.
— Только из хорошего отношения ко мне, — голос его приобрел особенную глубину. Он сам излучал обаяние. — Я буду чрезвычайно признателен тебе.
— Боюсь, это невозможно… — Каролина встретилась с ним взглядом, и он почти физически ощутил, как она сдается. — Конечно, ты же знаешь, я ни в чем не могу тебе отказать. Но это будет нелегко. — Она погладила его по щеке. — Тебе придется привезти эту женщину на бал, который я устраиваю завтра вечером. Там я смогу представить ее всем остальным.
— Чудесно. Теперь, когда мы разрешили эту пустячную проблему, ты останешься на ленч?
Каролина покачала головой.
— В доме все перевернуто с ног на голову. Надо закончить приготовления к завтрашнему балу. Мне пора ехать. — Она помолчала, а потом прибавила задумчиво. — Надеюсь, попозже нам представится много счастливых возможностей разделить вместе трапезу.
Вот плата за услугу, цинично подумал Джаред, и Каролина не замедлит взыскать все по полному счету.
— Может, проедемся вместе верхом после бала?
— Я буду в восторге, — Каролина взглянула на него еще раз, одарив плотоядной улыбкой, и пошла к двери. — До завтра. Не представляю, как я доживу до вечера.
А он бы отдал все, чтобы этот бал никогда не наступил. Ведь он обещал Касси найти уважительный предлог не пойти к леди Кэрродин. Теперь придется поднять перчатку, брошенную светским обществом в лице Каролины.
Когда все собрались за обеденным столом, Джаред изложил им разговор с Каролиной.
— И я надеюсь, вы сумеете соблюсти положенный этикет, — закончил он, обращаясь к Жозетте, Бредфорду и Касси. — Мне было непросто поладить с ней, и я не хочу, чтобы мои усилия пропали зря.
— Лани не стоит идти, — заявила Жозетта. — Леди Каролина найдет способ оскорбить ее. — И, сияя улыбкой, закончила. — Нам всем лучше остаться дома. Чудесная идея.
— Нет, мы должны пойти, — с нажимом сказал Джаред. — Леди Каролина обещала оказать Лани свое покровительство.
— Я просто поражен, как тебе удалось склонить ее к этому! — вскинулся Бредфорд.
Но Касси не удивилась. Джаред, конечно же, прибег к своему обаянию, как и в прошлый раз, когда он разговаривал с этой горгулой.
— Если Каролина окажет содействие Лани, то она не посмеет распускать слухи, что Лани не подходит в качестве компаньонки, — сказал Джаред, оставив без ответа риторический вопрос дяди. Он значительно посмотрел в сторону Жозетты. — И не станет требовать, чтобы мы вернули тебя в ее школу.
Его последняя фраза больно задела Жозетту, и она резко ответила:
— Придумай что-нибудь другое. Я нисколечко не верю ей.
— Я не вижу другого выхода. Ты втянула в свою затею Касси и Лани. — Он насмешливо поклонился Касси. — У меня были совершенно иные планы относительно этих дам.
Касси стиснула бокал с вином. Ей было не по душе ни то, ни другое. Ни любовные сети, которые он с ловкостью и умением раскидывал на ее пути, всякий раз вызывая желание и смятение, ни капкан, поставленный у них на пути горгулой.
— Давайте послушаем Лани, — предложил Бредфорд, глядя на молодую женщину, и негромко добавил: — Ты можешь не ходить на бал. Хоть Джаред и убедил Каролину, и она не станет оскорблять тебя, но ты не должна заставлять себя делать то, чего тебе не хочется.
Помолчав, Лани твердо сказала:
— Я пойду.
Касси, склонившись, сжала ее руку.
— Думаю, Жозетта права. Я тоже не верю леди Каролине. — И, обратившись к Джареду, потребовала: — Ты не должен допустить, чтобы Лани обидели, ты это понимаешь? Я не хочу.
Джаред скрестил руки на груди.
— Хорошо. И вы считаете, ваше решение не скажется на репутации Жозетты?
— Я пойду на бал. — Лани положила салфетку рядом с тарелкой и поднялась из-за стола. — И давайте поставим на этом точку. — Она вышла из столовой.
Бредфорд поднялся следом за ней.
— Боюсь, Джаред, ты поступил не самым лучшим образом. Вряд ли мне доставит удовольствие свернуть тебе шею, — и он пошел за Лани.
Касси и Жозетта молча смотрели на Джареда. Он процедил сквозь зубы:
— Каролина не нарушит данного слова. Я более чем уверен в этом.
Жозетта недоверчиво хмыкнула. Касси продолжала молча смотреть на него. Джаред отшвырнул салфетку и тоже вышел из столовой.
— Может, ему удастся удержать Каролину от неуместных замечаний? — спросила Касси.
— Она не станет унижать ее прямо, — усмехнулась Жозетта. — А будет действовать более тонко. У нее хватит на это ума. Она ни разу не упустила случая напомнить о моем происхождении. Причем всегда начинала с того, сколько бед и несчастий принесла с собой Французская революция, а кончала восхвалением честности и благородства англичан. Потом поворачивалась спиной к классу, позволяя всем нападать на меня, делая вид, что не слышит и не видит, что делается вокруг.
— А почему ты не сказала об этом Джареду?
— Не люблю жаловаться. — Она поморщилась. — И потом она обставляет все так, что мне не за что зацепиться. Свою жестокость она прячет под шелковой обивкой. Надеюсь, что как-нибудь она не выдержит и даст мне пощечину. Вот этого бы Джаред не потерпел. Думаю, мне удастся вывести ее из себя. Я даю ей достаточно поводов для этого.
Касси невольно засмеялась.
— Не сомневаюсь. Ты это можешь. — Но ее улыбка тотчас погасла. — Мне так мало известно о нравах вашего общества. Прав ли Джаред? Так ли это важно принадлежать к нему?
— Для меня — нет, — Жозетта помолчала. — Но я уверена, что вес девочки в нашей школе завяли от тоски и умерли, если бы их подвергли остракизму.
— До чего же жесток ваш мир, — Касси раздумывала. — Мне не хочется, чтобы такое произошло с тобой. Но если эта женщина посмеет взглядом унизить Лани, я ей этого не спущу. И не оставлю безнаказанным.
— Правда? — заинтересованно спросила Жозетта, глядя на подругу. — А что ты сделаешь?
Касси нахмурилась.
— Что-нибудь весьма малоприятное для нее.
— Тогда не думай обо мне, — великодушно предложила Жозетта. — Я готова пожертвовать чем угодно. Даже если меня и выставят из Кэрродин Холла, то я буду только рада жить в замке. И тогда я серьезно займусь лошадьми. Иногда поиграю с Джаредом в шахматы. И это доставит…
— …тебе массу удовольствия, — суховато закончила Касси. — Ты пришла бы в восторг, если бы тебя отвергло общество, но Джаред будет вне себя от ярости. Давай надеяться, что дело не дойдет до отлучения от школы графини де Талайзье. — Она поднялась и пошла к дверям. — И наиболее легкий способ избежать всего — убедить Лани не ходить на бал.
— Касси, я больше не желаю ничего слышать об этом вечере. Я не боюсь ее. — И Лани уверенно добавила: — И, наконец, я не хочу прятаться.
Касси поняла, что и эта последняя попытка отговорить свою подругу кончилась ничем. Ничего другого она и не ожидала, но все-таки сочла нужным попробовать еще раз:
— Мы приехали сюда помочь папе, а не посещать балы. И без того все достаточно усложнилось.
— А ты забывала про Шарля, когда ездила с Жозеттои?
— Я всегда о нем думаю.
— И я тоже. И нет особой беды в том, если мы немного поможем бедной девочке. А теперь иди одеваться. Иначе мы опоздаем. Бредфорд сказал, что нам надо выехать в семь. Что ты собираешься надеть?
— Белое шелковое платье, — скривилась Касси. — Согласно представлениям леди Каролины, молодая незамужняя женщина должна носить белое, так мне сказала Жозетта.
— Этот цвет тебе к лицу, — Лани повернулась к шкафу. — А мне, наверное, следует надеть желтое. Этот цвет я люблю больше всего. — И, покосившись на Касси через плечо, она добавила: — И леди Каролина полностью потеряет самообладание. Это так же далеко от траурного наряда, как наш остров от Англии.
— Может быть, ты… — Касси оборвала себя, не закончив фразу. Она знала, что Лани не передумает и не унизится до того, чтобы скрываться от кого бы то ни было. Крепко обняв ее, Касси сказала: — Ты будешь самой красивой на этом балу.
А уже минуту спустя она стояла перед своим шкафом, разглядывая заказанные для нее Джаредом платья. Белое шелковое, отделанное по вырезу тонкими кружевами, бесспорно, очень нарядное. Такое, по мнению леди Кэрродин, полагалось надевать молодым девушкам. Касси вынула его из шкафа. И тут в памяти всплыли слова Лани о своем желтом платье, которое совсем не напоминало траурный наряд вдовы. Касси невольно повторила их про себя. Этот остров и все эти люди чужие ей. Как бы она ни привязалась к Жозетте, все же ее чувство к ней не идет в сравнение с любовью к Лани. Ведь они столько перенесли за годы совместной жизни. Она желала Жозетте всего самого лучшего. Но если бы ей пришлось сделать выбор, Касси, не раздумывая, приняла бы сторону Лани. Повесив девственной белизны платье в шкаф, она принялась перебирать остальные.
— Господи! — Глаза Бредфорда широко распахнулись при виде Касси, спускавшейся по лестнице. — Потрясающе! Ты выглядишь великолепно! Но, — он в некотором сомнении покачал головой, — боюсь, Джаред не одобрит твой выбор.
— Тогда зачем же он заказывал такое? — Касси обвела взглядом холл. — А где он сам?
— Отправился в Кэрродин Холл, чтобы убедиться, все ли в порядке. Он просил провести тебя до экипажа. Лани и Жозетта уже в нем. — Он нахмурился. — Думаю, он заказал его по иному поводу.
Касси знала, для какого случая Джаред заказал это платье. Чтобы в нем она пришла к нему в его комнату. Несмотря на строгий, простой покрой стиля ампир, оно предназначалось той, которая собиралась выступить в роли соблазнительницы. Алый цвет вызывающе переливался всеми оттенками. Глубокий вырез, отделанный брюссельскими кружевами, подчеркивал округлости ее грудей.
— Я остановила свой выбор на нем.
— А Лани видела это платье?
— Нет, — Касси не надевала его до последнего момента, когда у Лани уже не оставалось времени посмотреть, как она выглядит в новом платье. — Она считает, что я поеду в белом. Но я неожиданно передумала.
Бредфорд, взяв у нее УЗ рук и развернув черный бархатный плащ, накинул на ее плечи, заботливо запахнул у горла:
— Хорошо, постараемся уберечь Джареда от первого потрясения, когда ты войдешь в дом.
— Но я не смогу все время ходить в плаще, — слабо улыбнулась Касси, довольная тем, что и Лани тоже не увидит ее наряда, пока они не приедут на место. Она могла бы убедить ее вернуться и переодеться. Еще плотнее завернувшись в плащ, она шагнула к дверям. — Идем?
— В последнее время ты почти не упрямилась, — он заботливо придерживал ее под руку, когда они спускались по лестнице к экипажу. — Интересно, почему ты вдруг снова решила взбрыкнуть?
Лакей открыл дверь экипажа. Бредфорд взглянул на Лани. Она была в своем желтом шелковом платье и в белом бархатном плаще. Он улыбнулся своей догадке.
— Ах, вот в чем дело. Ты приготовилась к сражению. Я всегда знал, что ты очень привязана к Лани, — прошептал Бредфорд на ухо Касси. — Надеюсь, дело не дойдет до рукопашной, но из всех вояк твоя подруга, пожалуй, самая никудышная. — Устроив ее на сиденье, Бредфорд сел следом за Касси. — Я предвкушаю интереснейший вечер.
Лани улыбнулась и пожала руку Касси.
— Ты припозднилась. Все в порядке, надеюсь?
Нервно ответив на дружеское рукопожатие, Кассии все еще продолжала размышлять, правильно ли она поступила. Джаред будет в ярости. Это может повредить Жозетте. Не зря ли она затеяла это? Может, Лани не придется защищаться? Но дело сделано, не возвращаться же снова. Улыбнувшись Лани, Касси уклончиво ответила.
— Ты выглядишь сегодня королевой. — И с чувством закончила. — Ты и есть королева, Лани.
Та усмехнулась.
— Об этом тебе следует говорить с Бредфордом.
Он уверяет меня, что я вполне могла-бы взять в свои руки управление этой суровой Англией.
— Тогда она стала бы более привлекательной страной, — вмешалась Жозетта. — Вот увидите, какой это будет нелепый бал. — И она со вздохом откинулась на спинку. — Не то, что вечеринки, которые устраивали Бредфорд и Джаред.
— На которые тебя никогда не допускали, — ответил Бредфорд.
Жозетта хихикнула и призналась Касси:
— Моя няня рано ложилась спать, и я, выбравшись из постели, садилась на лестничной площадке и смотрела, что происходит, пока однажды Джаред не поймал меня за этим занятием. Он страшно рассердился.
— Такого рода сборища не предназначены для глаз девочек.
— Это были настоящие оргии, — доверительно уточнила Жозетта, обращаясь к Касси. — И все веселились от души, кому и как вздумается.
— Может, поговорим о чем-нибудь другом? — уныло предложил Бредфорд. — Мне становится не по себе, когда речь заходит о кое-каких грехах из моего прошлого. Ты сегодня каталась на Моргане?
Жозетта откликнулась со всей охотой и щебетала без умолку всю оставшуюся дорогу. Лошади занимали ее более всего.
Дом леди Кэрродин встретил их яркими огнями. По обе стороны дорожки, что вела к парадному подъезду, на деревьях висели разноцветные фонари. И в их свете отчетливо различались не только все экипажи, но и трава. Сновали слуги, одетые в ливреи. Некоторые из них переговаривались с приехавшими на запятках карет.
— А вот и Джаред, — отметил Бредфорд, выбираясь из экипажа и глядя на распахнутую входную дверь. — И наша очаровательная хозяйка.
Поддерживаемая лакеем, Касси невольно остановилась и напряглась. У нее перехватило дыхание, когда она увидела длинную лестницу, по которой ей предстояло подняться, и где наверху, рядом с Джаредом, стояла улыбающаяся леди Каролина в бледно-голубом переливающемся шелковом платье. Джаред в своем вечернем парадном костюме выглядел все тем же притягательным Джаредом, которого она чувствовала. Он всегда держался прямо, независимо, с прирожденной грацией. Лицо его дышало мужеством и пугало своей силой. Непостижимым образом он ей напоминал языческое божество. Ничего удивительного, что эта горгула смотрела на него так, словно собиралась проглотить за ужином, с неприязнью отметила Касси.
— Касси? — окликнул ее Бредфорд.
Она торопливо отступила в сторону, чтобы лакей мог помочь Лани и Жозетте выйти из экипажа. Лани грациозно и с чувством собственного достоинства поднялась навстречу хозяйке дома.
— Добрый вечер, леди Кэрродин, — улыбнулась Лани, — как это любезно с вашей стороны пригласить меня на ваш бал.
Леди Кэрродин, обнажив ровный ряд белоснежных зубов, вернула улыбку гостье.
— Это доставило мне большое удовольствие, — взгляд ее пробежал по платью Лани, когда она сбросила плащ на руки подоспевшему лакею. — И какое милое платье. Оно светится, как закатные лучи солнца.
Приветствие леди Кэрродин можно вполне расценить как комплимент, и прозвучало оно достаточно искренне. Может, все пройдет и не так плохо, как боялась Касси.
Леди Кэрродин повернулась к Жозетте.
— Проводи свою компаньонку к леди Хантли. Я попросила ее занять моих гостей, пока встречаю остальных. Ее дочь, Джоан, только что призналась мне, как соскучилась по тебе и как будет рада снова встретиться с тобой в школе.
Жозетта пробормотала что-то под нос, снимая плащ.
— Больше ей некому отпускать свои шпильки? — но, встретив предостерегающий взгляд Джареда, взяла Лани за руку. — Идем. Надеюсь, леди Хантли окажется не такой несносной, как ее дочь.
Гости разглядывали вновь вошедшую. И впрямь, от нее невозможно было оторвать глаз. Она оказалась красивее всех в зале.
— Не стесняйтесь, моя дорогая. Присоединяйтесь к ним.
Касси, оторвав взгляд от своих спутниц, взглянула на Каролину. Опершись на руку Джареда, та смотрела на нее с сияющей улыбкой на губах. — Мы тоже вскоре присоединимся к твоей мачехе.
— Чудесно, — Касси сбросила плащ на руки лакея.
Она услышала короткое восклицание потрясенной леди Кэрродин и вздох Джареда. Она подняла глаза. Щеки Каролины покрылись яркими пятнами.
— Такое платье совершенно неуместно выглядит на юной девушке. Оно… оно…
— Светится, как солнце на восходе? — Касси надменно вздернула подбородок.
— И даже более того, — сердито заметил Джаред. — Удели мне минутку, Касси.
— Но леди Кэрродин сказала, что я должна присоединиться к моим спутницам и представиться леди Хантли. — Она пожала плечами. — Если ты хочешь напутствовать меня, то придется пойти со мной. — И Касси направилась прямиком в зал.
Джаред шел рядом, глядя прямо перед собой.
— Почему, черт тебя побери?!
— Скажи спасибо, что я не надела саронг. Мне попалось на глаза это платье. Только и всего.
— От тебя сегодня требовалась такая малость: соблюсти приличия. Неужели ты не могла пожертвовать ничем ради Жозетты?
— Я стану соблюдать приличия до тех пор, пока эти люди соблюдают правила вежливости по отношению к Лани.
— Разве Каролина уже не выказала их?
— Еще нет, — и Касси посмотрела на Джареда. — Я не верю ей.
— И поэтому ты явилась на один из самых респектабельных балов в Англии, вырядившись, как…
— Как шлюха?
— Я не сказал этого. И не имел этого в виду.
— Тогда зачем ты заказал его для меня? Ты же сам хотел, чтобы я выглядела, как одна из твоих лондонских птичек. Вот я и надела это платье.
— И все мужчины в зале преисполнятся надежды завлечь тебя в свою постель…
Касси почувствовала вдруг страшную усталость от этого ненужного спора и натянуто улыбнулась.
— Что вполне возможно. У меня уже давно не было мужчины. А ты оказался прекрасным наставником. — И, насмешливо глядя на него, она закончила: — Представь меня своим друзьям, Джаред. Позволь мне выбрать кого-нибудь из них для своего удовольствия.
Он стал мертвенно бледным. Еще секунду назад он был зол на нее, но сейчас казался вне себя от ярости.
— Пошла к черту!
Она никогда не видела его в таком припадке бешенства. И таким смертельно опасным. Но ее это не испугало. Она чувствовала себя так же, как и тогда, когда они с Капу неслись навстречу прибою. Уже невозможно вернуться, но и нельзя остановиться на полпути, и дух захватывает от летящего в никуда коня, от шумевшего всегда океана. И теперь ее тоже несло:
— Почему ты так взбесился? Не задумываясь ни секунды, ты бы переспал со своей Каролиной. Может, прямо сегодня. Разве я не имею права тоже выбрать себе подходя…
— У тебя нет права выбора. Ты лишилась его.
— Надев заказанное тобой платье? А разве ты еще ни от кого не слышал, не читал, что женщина — это не рабыня? Ступай к своей леди Кэрродин. И она все сделает так, как ты прикажешь. — Касси замедлила шаг, они подходили к леди Хантли. — Уверяю тебя, я не огорчусь, если ты оставишь меня. С этими людьми я и сама справлюсь.
— Горю желанием оставить им тебя на растерзание. Все эти женщины готовы живьем содрать с тебя платье вместе с кожей, не моргнув глазом.
— А почему тебя это заботит?
— Потому что, — свирепо улыбнулся Джаред, — я приберег это удовольствие для себя лично. — Остановившись перед Лани и Жозеттой, стоявшими рядом с леди Хантли, он поднес к губам ее протянутую руку. — Улыбка его стала обворожительной. — О, как ты сегодня неотразима, Аманда. Тебе всегда к лицу этот цвет. Позволь представить мою родственницу — Кассандру Девилл. С ее мачехой ты уже успела познакомиться.
— Что-то там не то творится. — Касси обеспокоенно смотрела, как леди Хантли переходила с Лани от одной группы гостей к другой, предоставив Касси и Жозетту самим себе. — Мне это не нравится.
— Что именно? — спросила Жозетта.
— Не знаю еще. — Касси продолжала улыбаться. Но на лице ее появилось ледяное выражение. Таким оно становилось, когда Клара наносила ей оскорбление. — Ты не могла бы выяснить?
— Многие здесь меня терпеть не могут. И мне не удастся разузнать все так скоро, как тебе хочется. А почему ты не спросишь у нее?
Лани добровольно пришла на бал ради Жозетты и, конечно, не признается, что ее третируют.
— Она не скажет.
Жозетта пожала плечами.
— Ну что ж, тогда я пойду, — и она начала пробираться сквозь толпу гостей.
Оказавшись без привычного для нее общества девушки, Касси сразу же почувствовала себя одинокой и совершенно чужой на этом балу. Незнакомые люди, окружавшие ее, непринужденно болтали между собой. Во взгляде женщин она читала презрение и пренебрежение. Мужчины вообще избегали смотреть на нее. Бредфорд, к помощи которого она могла бы прибегнуть, сидел в углу зала, поглощенный разговором с каким-то светловолосым молодым человеком. Джаред все еще продолжал стоять с леди Каролиной у входа. Она встретила его взгляд, и знакомая дрожь прошла по телу. Как он смеет смотреть на нее с таким вожделением, стоя рядом с этой преисполненной высокомерия женщиной? Прилив гнева тотчас вытеснил чувство одиночества, охватившее ее. Эти дамы продолжают игнорировать ее. Но мужчин намного легче привлечь на свою сторону. Они чаще руководствуются желаниями. Игры с ними никогда не занимали Касси, но она много раз видела, как искусно флиртует Лихуа. Отвернувшись от Джареда, она с независимым видом посмотрела на молодого человека, с которым разговаривал Бредфорд. И, поймав его взгляд, улыбнулась.
Тот тотчас замолчал, забыв о Бредфорде. Неплохо. Опустив ресницы, она медленно провела кончиком языка по нижней губе. И молодой человек устремился к ней. Касси искоса посмотрела на Джареда. Без всякого сомнения, он заметил се уловки, вызвавшие у него новый приступ негодования. Зато Касси стало легче. Следует позлить его еще немного. И, обведя взглядом зал, наметила новую жертву.
— Перестань так смотреть на нее, . Джаред, — проговорил Бредфорд негромко, подавая племяннику бокал с пуншем. — Ты привлекаешь внимание больше, чем она. В конце концов в ее платье я не вижу ничего страшного.
— Ты сам понимаешь не хуже меня, что оно привлекает всех самцов в этом зале.
Касси в своем алом платье напоминала реющее знамя, его готов был подхватить каждый из присутствующих мужчин. И она, черт ее побери, размахивала этим полотнищем, призывно заманивая всех. Ни она, ни Лани не танцевали. Но это не служило помехой. Обе женщины стояли в разных концах зала. И обеих окружали мужчины, ловя их взгляды.
«Позволь мне выбрать кого-нибудь из них для своего удовольствия».
— Если ты еще чуть посильнее сдавишь этот хрустальный бокал, то он треснет, — предупредил Бредфорд. — Повсюду рассыплются осколки.
— Тогда забери его у меня к чертям собачьим.
— Какое счастье, что у тебя в руках всего лишь бокал, а не меч.
— Да, меча у меня нет.
— Но это еще не значит, что ты не потребуешь его. — Бредфорд отпил глоток. — И кого ты хотел бы вызвать на поединок? Юного Фреда Монтея? Похоже, он очень пылок. Или графа Темпкара? Вряд ли это достойный противник. Ему уже около семидесяти.
Джаред быстро взглянул на своего дядю.
— А ты, похоже, в наилучшем расположении духа?
— Разумеется, я не в восторге от того, как развиваются события, — ответил тот. — Не потому, что эти гончие вынюхивают след. Я рад, что они все пережили удар по самолюбию, но мне не нравится, как Лани улыбается.
— Не понял.
— Когда она огорчена, то линия ее рта становится более напряженной. И она поворачивает голову чуть более резким движением. — Бредфорд нахмурился. — Что-то не так.
— По-моему, все идет как надо…
— Потому что ты видишь только алое платье. И не испытываешь ничего, кроме похотливого желания повалить ее на постель. Тебе бы следовало сейчас думать головой, а не другим местом. — Он взглянул на племянника. — Ты спросил, почему Касси выбрала это платье?
— Незачем узнавать об этом. Она только и думает, как бы бросить мне еще один вызов, что совершенно в ее духе.
— Она все равно не сказала бы тебе правду, — Бредфорд кивнул на Лани. — Касси не захотела оставить ее в одиночестве, хотя вызов дамам может грозить ей полным остракизмом. Наши леди смотрят на нее с негодующим презрением, а она солидарна с Лани.
— Какое благородство!
— Но ты в него не веришь?
— Я верю, что она любит Лани.
— Боюсь, мне не удастся переубедить тебя, — Бредфорд поставил бокал на банкетный столик. — Пойду к Лани. Она явно расстроена.
— Думаешь, она скажет, чем?
— Скорее всего нет. Но будет знать, что я в любой момент поддержу ее. Пожалуйста, постарайся больше не смотреть так на Касси. Иначе присутствующие решат, что я совершенно не занимался твоим воспитанием. — И Бредфорд направился к группе, окружившей Лани и Касси. — А ты тем временем возобнови ухаживания за нашей дражайшей хозяйкой и заделай брешь в своих с ней отношениях. Если я ошибся, и все, что касается Лани, идет отлично, то ее расположение нам все равно еще понадобится.
Джаред, вспомнив о Каролине, посмотрел в ее сторону. Как всегда, она стояла в окружении собственной свиты. Оживленно улыбаясь, она говорила то с одним, то с другим. Чересчур радостно, значит Каролина вне себя от гнева. Джаред послушался совета Бредфорда и направился к ней.
«И не испытываешь ничего, кроме похотливого желания повалить ее на постель.»
Новый прилив гнева опалил его. Бредфорд прав. И Касси как в воду глядела: он был готов переспать с леди Кэрродин, лишь бы только она не распространяла дурных слухов о Лани. Это для него ничего не значит. А как иначе? Каролина знала правила игры, хотя и преувеличивала свое значение для Джареда. Что же касается его, то похоть, охватив на время, затем проходила бесследно, не оставляя и следа в памяти.
Он их всех тут же забывал. Это было до того, как в его жизни появилась Касси. До того, как эта маленькая дикарка имела наглость заявить, что собирается переспать с кем-нибудь из мужчин с такой же легкостью, с какой она разделяла постель с ним. Он готов убить ее. Нет, он сразится со всеми этими любителями сладкого, кружившими вокруг нее. Налетели, как пчелы на мед. Разжужжались. И если он еще немного задержится, пялясь в ее сторону, то у него уже не хватит сил заставить себя пойти к Каролине.
Основная цель, смысл этой затеи рассыпался. Необходимо собрать, что осталось, воедино. Надо снова стать обаятельным, хитрить, лукавить перед Каролиной — и тогда, может быть, все обойдется.
Если только эта чертова ночь вообще закончится.
— Мне надо срочно поговорить с тобой, — взволнованная Жозетта с трудом пробивалась сквозь группу мужчин. — Попробуй ускользнуть от них. Я буду ждать тебя возле чаши для пунша.
— Вот уже полчаса я пытаюсь сделать это, — ответила Касси в отчаянии. Затеяв игру, чтобы позлить Джареда, она и представить не могла, насколько все это станет раздражать ее. — Они наперебой стараются услужить мне. Как мне от них вырваться? Я сейчас задохнусь от…
Жозетта усмехнулась.
— Одну минуту. — И, повысив голос, переспросила. — Тебе душно? О, дорогая, тебе необходимо срочно подышать свежим воздухом, — и, решительно обняв Касси за талию, ткнула острым локотком в живот одному из молодых людей, попытавшемуся заступить им дорогу… — Ах, простите.
Благодаря стремительности ей удалось вывести Касси за дверь, в сад. Здесь она с облегчением вздохнула.
— Готово. В нашем распоряжении есть несколько минут. — Она вздрогнула. — Если мы за это время не превратимся в сосульки.
Касси глубоко вдохнула холодный воздух.
— Лучше замерзнуть, чем вернуться в зал. До чего же странные у вас порядки. Мужчины только стоят, смотрят и говорят комплименты, не слушая что ты им отвечаешь. И всякий раз, как только я пыталась повести разговор о чем-то интересном, они начинали смеяться.
— Ты пыталась рассказать им о Капу?
— Граф Темпкар посоветовал завести симпатичную смирную кобылку, чтобы я не ушиблась, — она разочарованно вздохнула, — они что, все круглые дураки?
— Нет. Но считают нас дурочками, — ответила Жозетта. — И с минуты на минуту они будут здесь. Слушай меня.
— Ты что-то узнала про Лани?
Жозетта подтвердила:
— Леди Кэрродин предложила леди Хантли заняться травлей Лани. Сама она не могла нарушить слово, данное Джареду.
— И что же?
— Нанести такие тонкие и незаметные удары, хотя и не смертельные, но очень болезненные. И леди Хантли как следует подготовилась. Внешне она выказывает всяческие знаки внимания Лани, незаметно натравливая на нее своих прихлебателей, чтобы те выказывали ей пренебрежение. Если Лани пожалуется, то горгула ответит, что сделала все возможное и не ее вина, что есть те, на кого ничье влияние, а тем более ее, не распространяется. — И сердито закончила: — Таким же способом она наказывает и меня. Для травли Лани леди Хантли подошла как нельзя кстати. Она такая же жестокая, как и ее дочь.
Касси задержала дыхание.
— Ты вполне уверена?
— До меня донесся только обрывок разговора. Леди Хантли в этот момент нежнейшим голосом пела Лани, что она и помыслить не могла, что дикарка переступит порог этого дома. Но леди Кэрродин добра как самаритянка и даже нанимает слугами негров, а эти невозможные коричневые создания из Индии… — И горько закончила. — И все это таким медоточивым тоном.
Касси обхватила себя руками, сдерживая прилив гнева. Розовая пелена застлала глаза. Как они смеют оскорблять Лани? Неужели они не видят, что за необыкновенной доброты человек перед ними?
— А что ответила Лани?
— Ни слова. Только посмотрела, да так, что даже толстокожему бегемоту стало бы стыдно. — Жозетта вскинула глаза на Касси. — Что будем делать?
— Ты ничего. Тебя это не касается. — Касси повернулась и пошла к дверям. — Держись пока от меня подальше. — Резко распахнув дверь, она влетела в зал.
— О, вам уже лучше! — воскликнул Фредди при виде ее. — Какой у вас стал чудесный цвет лица! Как запылали ваши щеки. Свежий воздух…
Не обратив на него внимания, Касси сразу пошла в конец зала, где стояли Лани и Бредфорд. Едва взглянув на нее, Лани сразу все поняла.
— Нет, Касси. Только не это.
— Жозетта сказала мне…
— Еще пару часиков, и все закончится.
— Я не позволю им унижать тебя!
— Не надо. Я сама решила прийти и сама должна выдержать сражение.
— Ты не воин. Для этого ты слишком терпелива.
— Леди Хантли ни при чем. Она как попугай твердит, что услышала. Оставь это, Касси.
— Если не я, то кто же защитит тебя? — и, повернувшись, поспешила к Каролине с Джаредом. Эта горгула должна расплатиться за все.
Вытянувшись, как струна, Касси остановилась перед хозяйкой дома.
— Пройдите со мной.
Каролина вскинулась.
— Прошу прощения? Я никуда не собираюсь идти.
— Пойдете или пожалеете.
— Боже, вы что, угрожаете мне?
— Нет. Предупреждаю.
— Что это означает? — Джаред нахмурился. Она не обратила на него внимания.
— Идемте! — и, повернувшись, пошла к дверям. Помявшись, леди Кэрродин направилась следом в сопровождении Джареда.
— Снаружи так холодно. Это просто безумие.
Но Касси не ощущала мороза.
— Я знаю, о чем вы попросили леди Хантли.
Мгновенная тень пробежала по красивому лицу, исказив его тонкие черты.
— Джаред, мне не очень понятно, что хочет твоя родственница. Я попросила Аманду любезно представить мадам Девилл моим друзьям, пока я встречаю гостей.
— Внешне — да. А на самом деле выказать ей презрение, — отрезала Касси. — Что жестоко с вашей стороны.
— Нельзя мне ставить в вину проступки других.
— Вы лицемерны и жестоки. Вы мелкая душонка! — Она шагнула навстречу Каролине. — Они назвали дикаркой Лани, хотя на самом деле таковы вы сами, дикари.
— Каролина? — медленно переспросил Джаред.
— Ложь! Где доказательства?
— Их у меня нет, — кивнула Касси. — Но выражение вашего лица — достаточно красноречивое свидетельство.
Каролина снисходительно улыбнулась.
— Здесь слишком холодно для продолжения глупого разговора. Я не желаю слушать эти грубые выпады. — И она повернулась, пытаясь уйти. — Поговорим об этом позже, Джаред.
— Нет! — Касси встала на ее пути. — Я не дам вам безнаказанно оскорблять Лани. Вы должны загладить свою вину.
Губы Каролины презрительно искривились.
— И что же вы собираетесь сделать?
— Лани не дикарка. А я — да. Она верит в доброту и терпение и готова подставить правую щеку, когда ее бьют по левой. И даже пыталась внушить мне истинность этой заповеди. Но безуспешно. — Касси подступила еще ближе. — Ей не дано понять воинов Каланиопу. А я их понимаю.
— Каланиопу? — повторила Каролина. — Какой-то бред! Я ничего не понимаю.
— Ваш капитан Кук хотел взять в заложники вождя Каланиопу. Знаете, что сделали с ним его воины?
— Все знают, что дикари убили этого храброго человека.
— Они разрезали его на куски и передали морякам его тело в мешке. То же самое я сделаю и с вами.
Каролина содрогнулась.
— Какая дикость!
— Да! И я, не задумываясь, прокрадусь в вашу комнату, чтобы зарезать вас, как курицу! — В ее голосе прозвучали жесткие, угрожающие нотки. — Ничто не поможет вам. Я дождусь удобного момента и выполню свое обещание.
Каролина побледнела.
— Джаред! Заставь ее замолчать!
— Боюсь, это не в моих силах, — протянул Джаред. — Она действительно опасный человек.
Касси по-прежнему не обращала на него ни малейшего внимания.
— Вы сейчас же подойдете к Лани и попросите у нее прощения. И скажете, что она намного лучше, чем вы. Вы склонитесь перед ней в поклоне…
— Поклоне?
— Склонитесь к самым ее ногам, — с силой проговорила Касси. — Если это не смутит Лани.
Каролина вскинула голову:
— Все ваши требования неисполнимы. И вы не испугаете меня.
— Посмотрите мне в глаза, — Касси впилась в нее взглядом. — И вы поймете, что вам есть чего бояться. Мои слова — не пустая угроза. Мне наплевать на ваши порядки. И каждый день, отправляясь спать, вы не будете уверены в том, что проснетесь живой.
Каролина снова содрогнулась и нервно облизнула губы.
— Она сумасшедшая. Помоги мне, Джаред.
— Отдать ей на растерзание мою плоть? Проще тебе выполнить обе ее просьбы.
— Идите! — Касси указала на дверь. — Сию же минуту! Я буду наблюдать за происходящим отсюда.
Каролина открыла дверь и, обернувшись, обвела их злобным взглядом.
— Джаред, я никогда не прощу тебе, что только при твоем попустительстве, а скорее, молчаливом одобрении я вынуждена была выслушать оскорбления этой невоспитанной особы. — И она снова гордо вскинула голову. — Я исполню ее требование. Но вам не долго праздновать победу. Меня все уважают… и боятся. Твоя же репутация в глазах общества ничего не значит. — И она пошла к Лани. Остановившись перед ней, Каролина замешкалась на секунду, а потом склонилась в глубоком поклоне.
Лани смотрела на нее в полном недоумении. С расстояния, где стояла Касси, невозможно было разобрать, что именно сказала леди Кэрродин, но, должно быть, она повторила ее слова, судя по удивленному выражению на лицах стоявших поблизости дам.
— Ты довольна? — спросил Джаред у Касси.
— Нет. Но это необходимо было сделать. — Она развернулась на каблуках. — А сейчас я ухожу. Не желаю оставаться здесь ни секунды.
Джаред поймал взгляд Бредфорда и кивнул ему.
— Поскольку мое присутствие здесь тоже стало нежелательным, я поеду с тобой. Только вначале скажу несколько слов Бредфорду.
— Где он? — спросила она, когда Джаред повел ее вниз по ступенькам.
— Сейчас подойдет. Я отвезу тебя в замок в моем экипаже. А он привезет Лани и Жозетту. — Он сделал знак кучеру. — Думаю, лучше, если мы поедем как можно скорее.
Она не перечила. Джаред помог ей сесть и расположился напротив. После того, как она пригрозила обидчице Лани, ей уже ни до чего не было дела. Хотелось только одного: уехать как можно скорее. Касси поплотнее завернулась в плащ. Джаред прав, она не чувствовала холода. Ее била дрожь от ярости. В ней клокотал гнев. Только когда огни дома леди Кэрродин скрылись за поворотом, она смогла наконец перевести дыхание.
— И ты в самом деле разрезала бы ее на куски? — вдруг спросил ее Джаред.
— Странный вопрос! Жизнь даже этой отвратительной… — дрожь мешала ей говорить, — горгулы… представляет ценность. Но, надеюсь, я сильно попортила ей кровь. Теперь она вряд ли будет чувствовать себя в безопасности.
— Думаю, да.
— Вот и хорошо, — Касси откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза. Дрожь не унималась. Если она притворится спящей, то Джаред не заметит, как ее трясет.
Какое-то время он хранил глубокое молчание. И Касси показалось, что она сумела обмануть его. Но он вдруг сердито бросил:
— Перестань трястись, черт тебя побери!
— Мне холодно.
— Прекрати!
— Если это настолько раздражает тебя, то закрой глаза. Мне точно так же…
— Помолчи немного! — Джаред сел рядом и крепко обнял, бережно прижимая к себе. — Просто посиди и помолчи.
От него исходили тепло и уверенность. Касси надо бы оттолкнуть его, показать, насколько ей не нужна ничья поддержка. Но она чувствовала потребность прижаться к нему. Если это принесет ей успокоение, то ведь ничего страшного не произойдет? И вскоре чувство покоя объяло ее.
— Сейчас мне уже лучше… Такой трудный вечер.
— Для всех нас. — Джаред еще крепче прижал ее к себе. — И ты сделала все, чтобы усугубить конфликт.
Касси поняла, он имел в виду не Каролину и Лани.
— Ты был не прав, — пробормотала она.
Джаред молчал. Он явно не хотел спорить. И новая волна облегчения охватила Касси. Слишком много противостояний она выдержала сегодня.
Но ведь он и в самом деле не сердится на нее, осознала вдруг Касси. Ей удалось разозлить его, и, казалось бы, последний выпад против леди Кэрродин должен был разжечь его гнев. Почему же этого не произошло? Разговор с Каролиной настолько поглотил ее внимание, что она почти не видела его. Но сейчас, мысленно возвращаясь к происшедшему, Касси поняла, что Джаред все время был на ее стороне. Она разрушила все им задуманное, но он даже взглядом не попрекнул ее. Это открытие поразило ее до глубины души. И одновременно тронуло.
— Почему ты… Леди Кэрродин рассердилась на тебя.
— Похоже на то.
— Она найдет способ отомстить.
— У нее будут на то основания.
— А как же … Жозетта?
— Не думаю, что ей стоит возвращаться в эту школу.
— Это взбесит Каролину? Ты же говорил, что она сделает все, чтобы испортить репутацию Жозетты.
— Я найду способ, как окоротить ее.
— Как?
— Я уничтожу ее, — Джаред произнес эти слова ничего не выражающим тоном. — Она выдает себя за образец добродетели. Нужные слова, сказанные в нужном месте… разрушат этот лживый образ.
Безжалостность, с которой он произнес эти слова, потрясли Касси. Он не должен делать этого. Отец вынужденно стал изгнанником из-за существующей в этом мире жестокости. Касси отправилась на его поиски тоже вследствие людской ненависти.
— Ты не должен вредить ей.
— А кто обещал Каролине разрезать ее на куски и сложить в мешок? — усмехнулся Джаред. — Если она посмеет причинить хоть малейший вред Жозетте, я не остановлюсь ни перед чем. Может, имеет смысл заранее предупредить все ее попытки?
— Почему?
— Она солгала. Обманула меня. И должна поплатиться.
Касси поняла, что не должна вставать у него на пути. Для него важна справедливость. Каролина провинилась. И он ни за что не простит ее.
— Ты поверил мне?
— Я видел ее лицо, — кивнул Джаред. — Но я все равно знал, что ты говоришь правду, а не Каролина. К сожалению, я уже успел убедиться, насколько ты неисправимо честна.
Она немного помолчала, а когда заговорила, то в голосе ее прозвучала искренняя печаль.
— Мне очень жаль, что из-за меня у тебя и Жозетты будет столько неприятностей. Не следовало мне так поступать.
— Но ты не могла вести себя иначе. Каноа не колеблется и не взвешивает своих поступков.
— Спасибо тебе за понимание. Я не могу…
— … понимание? — Он посмотрел ей прямо в глаза и хрипло спросил. — Какого дьявола ты еще благодаришь меня? За что? Ты считаешь, что я не отвечаю за случившееся сегодня? Я поверил Каролине. И за эту ошибку Лани расплатилась унижением. А ты — уязвленной гордостью. Это вам не следует прощать мне мою глупость.
— Это не глупость. Каролина очень хитрая женщина. И…
— Ошибку совершил я. А пострадали за нее другие. — Кривая усмешка исказила его красивый рот. — И мне необходимо исправить случившееся.
— Каролина полностью расплатилась за все.
— Но платы потребовал не я. — В его голосе слышалась боль. — И я в долгу перед тобой. Ты старалась задеть меня как можно больнее, чтобы я забыл о том, насколько ты уязвима. Если бы не это, ты сегодня же оказалась у меня в постели.
— Нет!
— Да! — Он склонился к ее лицу. — Ты тоже хочешь меня. Ты могла надеть это платье ради Лани, но все, что ты вытворяла потом, ты делала, чтобы досадить мне и добиться желаемого.
Неужели это правда? Ее сегодняшнее поведение так не похоже на нее. Она и представить не могла, что способна на такое. И все из-за того, что она увидела его вместе с Каролиной и стала отчаянно… ревновать.
— Но не беспокойся. Этого не случится. До тех пор, пока я не найду способ загладить свою вину. И чем скорее я сделаю это, тем лучше.
Касси хотела близости с ним и слепо, подчиняясь извечному инстинкту соития, начала действовать. «А что, если это повторится?» — испуганно подумала она.
— Пусти меня, — единственное, что смогли прошептать ее губы.
Сначала он только крепче сжал ее плечи. А потом медленно разжал руки.
— Но ненадолго, — Джаред быстро пересел на свое место напротив. — Тебе недолго гулять на свободе, Касси.
Она откинулась на спинку сиденья и снова закрыла глаза, пытаясь не обращать внимания на его слова. Но чувствовала взгляд Джареда на своем лице, ощущала его присутствие так, словно он продолжал обнимать ее.
Нет! Больше она не должна позволять ему приближаться к себе. Иначе у нее просто не хватит сил с ним расстаться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь и возмездие - Джоансен Айрис

Разделы:
Пролог12345678910111213141516

Ваши комментарии
к роману Любовь и возмездие - Джоансен Айрис



мне нравиться ее романы очень интересные
Любовь и возмездие - Джоансен Айрисмээрим
12.03.2012, 9.08





Замечательный роман...)) с юмором, очень понравился))
Любовь и возмездие - Джоансен АйрисDia
26.08.2013, 23.58





Очень хороший роман!В нем есть все и смех,и радость,и горе))))Автор умничка,побольше бы таких.Всем советую прочитать.
Любовь и возмездие - Джоансен АйрисАнастасия
15.07.2015, 21.56





Очень хороший роман!В нем есть все и смех,и радость,и горе))))Автор умничка,побольше бы таких.Всем советую прочитать.
Любовь и возмездие - Джоансен АйрисАнастасия
15.07.2015, 21.58





Роман дійсно цікавий, відрізняється від багатьох романів, нема наївних дівчат які бояться доторкнутись до руки без рукавички, читала з задоволенням.
Любовь и возмездие - Джоансен АйрисСвітлана
1.03.2016, 13.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100