Читать онлайн Лик бесчестья, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лик бесчестья - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лик бесчестья - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лик бесчестья - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Лик бесчестья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10

– Ты не поужинала, мама. Что за работа на голодный желудок?
Ева оторвала голову от стола. Бонна сидела на полу у самой двери, обхватив руками колени.
– Как это глупо: уснуть прямо за столом, когда можно нежиться в постели!
– Я думала, что закрою глаза всего на минутку-другую, – сказала Ева оправдывающимся тоном. – У меня много работы.
– Знаю. – Бонни посмотрела на череп. – Хорошая работа.
– Почему хорошая?
– Так мне кажется. – Бонни озабоченно нахмурила лобик. – Потому что важная. Поэтому я и позвала тебя на кладбище.
– Ты меня не звала. Я пошла туда сама.
– Так уж сама? – спросила Бонни с улыбкой.
– Наверное, на меня подействовали цветы на могилах. Я знала, что Логан хитрит, и заподозрила его в обмане… Хватит улыбаться!
– Прости! На самом деле я тобой горжусь. Здорово, когда у матери есть голова на плечах. Ты часто ошибаешься, но в уме тебе не откажешь. – Бонни опять покосилась на череп. – Ты неплохо продвинулась с Джимми… – Да, но есть кое-какие проблемы.
– Ничего, ты их устранишь. Я тебе помогу.
– То есть?
– Я всегда стараюсь тебе помогать.
– Значит, ты – мой ангел-хранитель? Наверное, это ты спасла меня в ту ночь, в лимузине.
– Нет, там я была бессильна. Я очень испугалась. Я хочу быть с тобой, но время еще не настало. Это нарушило бы равновесие.
– Не верю! Если бы во вселенной существовало равновесие, я бы не лишилась тебя.
– Не знаю, как это объяснить… Иногда все идет вкривь и вкось. Но я не хочу, чтобы и ты страдала, мама. Поэтому теперь тебе надо соблюдать удвоенную осторожность.
– Я очень осторожна и лезу из кожи вон, чтобы выбраться из этой переделки. Потому и занялась Джимми.
– Да, Джимми – это очень важно, – согласилась Бонни со вздохом. – Жаль, конечно. Иначе все было бы гораздо проще. – Она привалилась к стене. – Я вижу, что ты скоро доведешь себя до полного изнеможения. Если не хочешь лечь в постель, урони голову на стол и спи дальше.
– Я и так сплю.
– Естественно. Иногда я забываю, что являюсь тебе во сне. Сделай милость, положи голову на стол. Куда это годится – спать в такой неудобной позе.
– Все из-за тебя. – Ева прижалась лбом к сгибу руки и спросила тихо:
– Ты уже уходишь?
– Пока что нет. Побуду еще немного. Люблю смотреть, как ты спишь. Во сне тебя покидают все тревоги… Так тебе идет гораздо больше.
Несмотря на опущенные веки, Ева чувствовала в глазах жгучие слезы. Странное дитя…


Барретт-Хаус, среда


– Вчера вечером вы даже не перекусили. – Логан вошел в лабораторию с подносом. – Пора завтракать. Терпеть не могу, когда мои труды пропадают зря. На сей раз я не уйду, пока вы все не съедите.
Ева с трудом оторвалась от черепа.
– Трогательная забота. – Она подошла к раковине и сполоснула руки. – Знаю, чем она в действительности вызвана: вы хотите, чтобы я не теряла зря ни одной минуты.
– Совершенно верно. – Он уселся в кресло. – Ну, будьте умницей!
– И не подумаю! – Она села за стол и накрыла колени салфеткой. – Я ем, потому, что голодна, и потому, что человеку положено есть. Ваши уговоры ни при чем.
– Вы умеете ставить меня на место. Ничего, я не обижаюсь: главное, чтобы вы поели. – Он внимательно изучал ее лицо. – У вас на диво отдохнувший вид. И это при том, что ваша кровать осталась нетронутой.
– Вы не поленились заглянуть ко мне? Я прикорнула здесь. – Она залпом выпила стакан апельсинового сока. – Больше не вторгайтесь в мою спальню, Логан! Ваше присутствие в моей жизни и так выходит за все рамки.
– У меня развитое чувство ответственности. Очень хочется помочь.
– Ускорить работу?
– Только отчасти. Не такой уж я мерзавец, как вам кажется.
Она приступила к омлету.
– Молчание – знак согласия, – сказал он с усмешкой. – Спасибо, что не атакуете меня при любой удобной возможности. Сон пошел вам на пользу: вы немного смягчились.
– Заблуждаетесь. Просто у меня нет времени, чтобы анализировать ваши хорошие и плохие качества. Много работы, знаете ли.
– Я расцениваю это как уступку. – Он уперся взглядом в череп. – Наш приятель превратился в куклу вуду. Он получил имя?
– Да, Джимми.
– Почему не Джек? – Логан понимающе кивнул. – Учтите, Ева, это не Хоффа.
– Там видно будет. – Она улыбнулась, хотя собиралась сохранить серьезность. После многочасового напряжения полезно расслабиться, пускай и в обществе Логана. – Хотя, конечно, трудно себе представить, чтобы вас так интересовал профсоюзный босс.
– Признаюсь, его воскрешение не кажется мне делом первостепенной важности. – Он опять уставился на череп. – Как это интересно! Кажется невероятным, что вы способны восстановить внешность, почти не имея зацепок. Как вам это удается?
– Разве это важно? Главное – результат.
– Пытливый ум – мое несчастье. Вы удивлены?
– Ничуть, – ответила она небрежно.
– Как называются эти штучки, которыми вы его утыкали?
– Это маркеры глубины тканей. Они делаются из ластиков, которые я вынимаю из механических карандашей. Высота маркера, приклеенного в конкретной точке, соответствует данным по этому месту. На черепе существует более двадцати точек со стандартной глубиной ткани. У людей одного возраста, расы, пола и веса глубина ткани в этих точках одинаковая. Например, у белого мужчины среднего веса толщина ткани в точке бетта равна…
– Простите?
– Я увлеклась. Имеется в виду центр пространства между носом и верхней губой. Так вот, толщина ткани там – десять миллиметров. Строение кости под тканью определяет наличие выпирающего подбородка, глаз навыкате и так далее.
– Что вы делаете дальше?
– Прилепляю кусочки пластилина между маркерами, потом перехожу к точкам замера глубины.
– Похоже на игру в соединение точек.
– Сходство есть, только здесь прибавляется объем. Эта игра несравненно сложнее. Я должна сосредоточиться на научных принципах восстановления внешности: не отходить от показателей глубины ткани при заполнении участков между полосками пластилина, учитывать расположение лицевых мышц и их влияние на контуры лица…
– А размер носа? У нашего Джимми его вообще нет.
– Это один из сложнейших моментов. Толщина и длина определяются замерами. У белого, каковым является Джимми, я измеряю носовую полость в самой широкой части и добавляю по пять миллиметров с каждой стороны на ноздри. Так я получаю толщину. Длина, или проекция, зависит от размера косточки у основания носовой полости. Тут все просто: умножаем ее длину на три и приплюсовываем глубину ткани в точке бетта.
– Снова эта проклятая бетта!
– Вы хотите разобраться в технологии или нет?
– Хочу. Просто я всегда шучу, когда сталкиваюсь со слишком сложной для меня материей. Не обращайте на меня внимания! Продолжайте.
– Эта косточка влияет также на угол носа. Она указывает на вздернутость, крючковатость и так далее. После носа уши – уже безделица. Обычно длина уха равна длине носа.
– До чего точная наука!
– Если бы! – вздохнула Ева. – Несмотря на все формулы, измерения и научные данные, касающиеся носа, я не могу быть до конца уверена, что воссоздала его таким, каким он был. Просто стараюсь изо всех сил и надеюсь, что подойду на близкое расстояние к истине.
– А как быть со ртом?
– И здесь все начинается с замеров. Высота губ зависит от расстояния между верхней и нижней десной. Ширина – от расстояния между клыками, которое обычно соответствует расстоянию между центрами глаз. Толщина губ определяется по антропологическим таблицам глубины ткани. Если говорить о форме рта, то здесь, как и в случае с носом, я не могу быть в ней окончательно уверена, потому что она уникальна. Приходится уповать на инстинкт и на опыт.
Она отодвинула поднос и встала.
– Больше не могу тратить время на разговоры. Пора браться за дело.
– Значит, вы отправляете меня восвояси недоучкой. – Логан встал и взял со стола поднос. – Не возражаете, если я стану иногда заглядывать и наблюдать, как вы работаете? Или это будет преступным вторжением в вашу частную жизнь, караемым остракизмом, а то и ударом ладони по горлу?
– Зачем вам это? Боитесь, как бы я не превратила вашего голубчика в Джимми Хоффу?
– Не боюсь. Разве это возможно?
Она покачала головой.
– Недоучка – он недоучка и есть. Вы не умеете внимательно слушать? Я же говорю: костную структуру не обманешь.
– А как быть с толщиной пластилинового слоя и наитием, к которому вы прибегаете, занимаясь носом, ртом и…
– Действительно, если вы заранее знаете, кого хотите вылепить, то это может повлиять. Поэтому я никогда не смотрю на фотографии, пока не закончу работу. На этом этапе мое ремесло не имеет никакого отношения к творчеству. Желателен строго научный подход. Только когда будет покончено со всеми техническими параметрами, я считаю себя вправе воспринимать лицо как нечто целое и подключаю художественное чутье. В противном случае это было бы всего лишь скульптурой, а не восстановлением внешности. – Ева поджала губы. – Так что можете не волноваться: Джимми не будет похож на Хоффу, если это не сам Хоффа. Вам не обязательно за мной подглядывать.
– У меня этого и в мыслях не было! – возмутился Логан. – Предположим, меня гложут сомнения. В этом случае вы разрешите мне присутствовать при вашем священнодействии?
– Сомнения? Я думала, вы уверены, что это Кеннеди.
– Я хочу видеть, как череп обретает жизнь, – признался он. – Конечно, на мои желания совершенно не обязательно обращать внимание… Ну, что скажете?
Ева не торопилась с ответом, борясь с тревогой. Логан уже достаточно себя дискредитировал, чтобы послать его подальше. С другой стороны, перемирие могло сыграть благотворную роль. Она пожала плечами.
– Пожалуй… Только, чур, не говорить мне ни слова! Лучше мне не знать, что вы находитесь в комнате. Посмеете открыть рот – тут же окажетесь за дверью.
– Не посмею. Буду сидеть тихо, как мышь. – Он направился к двери. – Принесу вам еду и кофе и забьюсь в угол.
– Не знала, что компьютерные короли способны на такое смирение. – Она повернулась к черепу и сразу забыла о Логане.


Чеви-Чейз, среда


– Что-то у вас медленно идут дела, Допрел, – сказал Фиск. – Почему вы не работаете с черепом?
– Я никогда не работаю с черепами, – ответил Допрел. – Я делаю слепок и занимаюсь только им.
– Так у вас принято? По-моему, это пустая трата времени.
– Каждый работает по-своему. Я предпочитаю этот метод, – проговорил Допрел раздраженно. – Так мне спокойнее. Мало ли, что может случиться с черепом…
– Тимвик торопит. Этот слепок…
– У меня своя система. Торопить меня бессмысленно, – возразил Допрел холодно. – Когда мне не надо трястись над черепом, работа идет быстрее.
– Тимвик не заботится о сохранности черепа. У нас нет времени на слепок. – Фиск выдержал выразительную паузу. – В ваших же интересах закончить все это быстрее и возвратиться домой.
– Повторяю, у меня своя… – Допрел помялся. – Черт с ним! Раз вам не дорог череп, зачем мне его щадить? Буду работать непосредственно с ним. А теперь оставьте меня в покое, Фиск. Вам поручено обеспечивать меня едой и всем необходимым, а не заниматься критикой!
Заносчивый кретин! Как он смеет обращаться с ним, Фиском, как с бессловесным слугой? У Фиска был богатый опыт общения с учеными. Все они считали себя умнее остальных и задирали нос. Ничтожества! При всех своих знаниях и подготовке этот Допрел не годился Фиску в подметки: у него не было таких отваги и хладнокровия.
Что ж, очень может быть, что Допрел скоро осознает свою ошибку. Тимвик говорил, что все будет зависеть от результатов. Фиск мстительно осклабился.
– Не хотел вас оскорбить. Лучше сварю-ка я вам кофе.


Барретт-Хаус, среда, 10.50 вечера


Готово!
Ева сделала шаг назад, сняла перчатки и вытерла тыльной стороной руки уставшие глаза. Самый сложный этап, связанный с напряжением зрения, – накладывание глины – остался позади. Сейчас она не хотела что-либо предпринимать, чтобы не наделать ошибок. Лучше часок отдохнуть, а потом продолжить.
Она упала в кресло, откинула голову, закрыла глаза.
– Устали? – спросил Логан.
Ева вздрогнула, открыла глаза и вгляделась в дальний угол помещения. Господи, она действительно забыла, что он за ней наблюдает! На протяжении последних суток он появлялся и исчезал, как привидение, не отвлекая ее ни единым словом.
Возможно, он иногда обращался к ней, но она была настолько поглощена Джимми, что почти ничего не помнила. В памяти остался только звонок матери. О чем они говорили?
– Устали? – спросил Логан еще раз.
– Да, пришло время передохнуть. У меня не очень сильное зрение. От напряжения глаза начинают хуже видеть.
– Могу себе представить! Впервые сталкиваюсь с таким поглощением работой. Думаю, Микеланджело, ваяя Давида, не был так сосредоточен, как вы.
– Конечно, не был. Его ведь никто не торопил.
– Как ваши успехи?
– Еще не знаю. Никогда ничего не знаю, пока не доведу дело до конца. Мелочи позади, теперь наступает самый ответственный этап.
– Значит, самое время устроить перерыв. – Несмотря на расслабленную позу Логана, Ева почувствовала, как сильно он напряжен.
– Именно это я собиралась сделать, но…
– Простите. Я хотел помочь, а вместо этого помешал. – Он криво усмехнулся. – Я боялся, что вы с минуты на минуту хлопнетесь в обморок.
– Почему же вы меня не остановили?
– Я не смог: часы-то тикают. Еще долго?
– Часов двенадцать, может быть, чуть дольше. – Она устало откинулась в кресле. – Точно не знаю. Сколько потребуется, столько и провожусь. Не смейте меня торопить!
– Хорошо. – Он рывком вскочил на ноги. – Не буду вам надоедать. Может, приляжете? Когда вас разбудить?
– Я не хочу спать. Просто надо дать передышку глазам.
– Тогда я вернусь немного позже. Если не возражайте, конечно…
– Не имеет значения. – Она снова зажмурилась. – Скажите, Логан, вам не надоела вся эта старомодная учтивость?
– Есть немножко. Но я терплю. Я уже давно понял: каждый сверчок должен знать свое место и не лезть вперед старших в пекло.
– Никогда не слышала такого бездарного смешения метафор!
– Я думал, что вы слишком утомлены для филологических оценок.
– Подобный лепет можно оценить и не на свежую голову. Что касается моей дальнейшей работы, то все будет зависеть от инстинкта. Глаза – вот главный инструмент.
– Я могу вас кормить, но помочь бессилен.
– Я и не надеюсь на помощь. – Проводив Логана взглядом, Ева прошептала:
– Какая помощь, Джимми? Все решится между тобой и мной.


Чеви-Чейз, среда, 11.45 вечера


– Дело близится к завершению, – доложил Тимвику Фиск. – Допрел сказал, что работа оказалось проще, чем он предполагал. Еще двенадцать часов – и результат будет готов.
– Ты видел череп?
– Я в этом не разбираюсь. Ни носа, ни глаз… По-моему, мы напрасно тратим время.
– Я сам определю, напрасно или с толком. Как только он закончит, позвони мне. Я приеду и приму решение.
Фиск положил трубку. Еще 12 часов – и он узнает, за кого приняться: за Допрела или за Логана с Дункан. Заняться двумя последними было бы интереснее, но и Допрел раздражал его с каждым часом все сильнее.


Барретт-Хаус, четверг, 6.45 вечера


Пригладить глину.
Последние штрихи.
Попробовать результат на слух, на ощупь. Отпустить кончики пальцев в свободный полет. Не думать.
Помоги, Джимми!
Глина прохладна, зато пальцы теплы, почти горячи. Завершающее прикосновение.
Как быть с ушами? Прижать их к черепу? Удлинить мочки?
Утончить и удлинить нос?
А рот? С шириной ясно, но как быть с формой?
Она остановилась на сомкнутых губах, не наделив их выражением.
Наконец, глаза. Это очень важно и очень трудно. Никаких измерений, почти полное отсутствие научных данных. Главное – не торопиться. Изучить форму, угол глазных впадин… Размер глазных яблок почти не меняется на протяжении жизни, разве что немного увеличивается с достижением зрелости. Какими сделать глаза Джимми: выкаченными, глубоко посаженными, чем-то средним между одним и другим? Угол глазных впадин и надбровный костяной гребень подскажут параметры решения…
Нет, время еще не пришло. Многие коллеги работают по принципу «сверху вниз», поэтому почти сразу решают проблему глаз. Ева никогда себе этого не позволяла. Она подметила, что глаза, смотрящие на нее в упор, побуждают к торопливости. Помоги, Джимми! Подправить скулы, сделать щеки не такими впалыми. И не смотреть на лицо как таковое, ограничиться деталями.
Еще пригладить. А вот здесь прибавить полноты.
Не смей торопиться! Предоставь свободу рукам, не подчиняй их рассудку! Не представляй мысленно результат, просто ваяй. Главное – измерения. Проверь их еще раз.
Ширина носа – 32 мм. Так-так… Высота губ – 14 мм. Нет, должно быть 12. Немного опустить верхнюю, она обычно тоньше нижней. Придать пухлости рту – тут пролегает важная мышца. Оформить ноздри. Небольшие морщинки по обеим сторонам носа – насколько глубокие?
Впрочем, какая разница? Никто никогда не проводил опознание по морщинам.
Углубить участок вокруг нижней губы. Зачем? Неизвестно. Действуй, результат появится потом.
Пригладить… Приподнять… Заполнить…
Морщинки вокруг глаз от привычки щуриться. Морщины вокруг рта.
Она работала все быстрее, руки порхали вокруг лица Джимми, как ангельские крылья.
Почти готов. Кто ты, Джимми? Мне требуется твоя помощь. Мы в конце пути. Сделаем твою фотографию, размножим ее – и ты возвратишься домой.
Пригладить, приподнять. Стоп! Отличное – враг хорошего.
Ева отошла назад и сделала глубокий вдох. Она вложила в этот труд всю себя. Остались только глаза.
Какого они цвета? Логан предпочел бы голубой: голубые глаза Кеннеди не менее знамениты, чем его улыбка. К черту Логана! О Кеннеди не может быть речи, и незачем ходить перед Логаном на цыпочках! Она сделала еще один шаг назад и в первый раз позволила себе оценить работу целиком. Пусть глаза будут карие, как у всех ее…
Господи!
При виде облика, вышедшего из-под ее ладоней, ее охватила дрожь. Впечатление было посильнее, чем удар со всего размаху в солнечное сплетение.
Нет! Невероятно!
Она неуверенно подошла к столу, на котором дожидались своей очереди глаза: голубые, карие, серые, зеленые. Взяла коробочку и шагнула к подставке с головой.
Она полностью лишилась сил – наверное, это и есть причина галлюцинации. Сейчас она вставит глаза – и галлюцинация померкнет. Карие! Нечего потакать безумию.
Дрожащей рукой она взяла из коробочки карее глазное яблоко и вставила его в левую глазную впадину. Теперь правый глаз…
– С глазами явная промашка, – подсказал Логан из своего угла. – Вы это нарочно, Ева?
Она смотрела своему творению в глаза, выпрямив ломящую спину.
– Нет, по наитию.
– Исправьте эту досадную оплошность – и…
– Это ошибка! Где-то посередине работы я, наверное, позволила себе…
– Вы не позволяете себе ошибаться. Вставьте те глаза, которые ему полагаются.
Она вынула из глазниц карие глаза и убрала их в коробку. Потом застыла, рассматривая ее содержимое.
– Вы уже знаете, что ищете, Ева.
– Хорошо! – Она выхватила из коробки пару глаз и, не глядя, вставила их в глазницы.
– А теперь отойдите и полюбуйтесь делом своих рук.
Она послушно отошла. Невероятно! Боже, этого просто не может быть!
Но сомневаться не приходилось.
– Какой же вы мерзавец! – прошептала она, глядя прямо в серые глаза. Она так дрожала, что, казалось, вместе с ней сотрясается сошедшая со своей оси Земля. – Это Бен Чедберн. Наш президент.


Чеви-Чейз


– Ну? – сказал Допрел хмуро. – Узнаете своего террориста?
Тимвик уставился на череп.
– Вы уверены, что правильно воссоздали облик мертвеца?
– Абсолютно уверен. Могу я быть свободен?
– Да. Спасибо за старания. Я распоряжусь немедленно отвезти вас обратно в Нью-Йорк. Естественно, вы должны молчать о происшедшем. Нам не нужна утечка информации.
– У меня нет ни малейшего желания болтать языком. Это далеко не взлет в моей карьере. Я собираю вещи. – С этими словами Допрел удалился.
– Отвезти его назад? – спросил Фиск, стоявший у Тимвика за спиной.
– Нет. – Тимвик отвернулся от черепа. – Нас облапошили! Допрел нас не интересует. Я поручу доставить его домой кому-нибудь еще. Для тебя у меня будет другое задание. Нам нельзя мешкать. – Он схватил телефонную трубку. – Оставь меня одного. Мне нужно позвонить.
Дождавшись, когда Фиск удалится, он набрал специальный номер Белого дома.
– Это не он. Возраст и строение лица совпадают, но это не он.


Барретт-Хаус


– Вы мне лгали, – прошептала Ева, устремив на Логана негодующий взгляд. – Лгали!
– Да. Но это моя последняя ложь.
– Думаете, я поверю? Сколько раз вы успели меня обмануть? Какой там Кеннеди! Вы даже забили ящики своего стола книгами о Дж.Ф.К., чтобы заморочить мне голову! Какая же я дура!
– Наоборот, я очень высокого мнения о ваших умственных способностях. Я старался, как мог, чтобы мой обман выглядел достоверным. Никто не должен был догадаться, что я изучаю утверждения Доннелли. Так появился ложный след, ведущий к Кеннеди. Мои недруги ломали головы, подозреваю ли я что-нибудь. Одновременно я начал поиск подходящего специалиста, способного ответить на вопрос, правдива ли история, рассказанная Доннелли.
– Таким специалистом оказалась я?
– Да, вы – ключевая фигура, появление которой позволило осуществить весь проект.
Ева перевела взгляд на Джимми. Нет, уже не на Джимми, а на Бена Чедберна, президента Соединенных Штатов. Она ошеломленно покачала головой.
– Все это – сплошное безумие! Из вашего рассказа о происшествии в похоронной конторе Доннелли я заключила, что с тех пор минули десятилетия. Вы специально создали у меня такое впечатление…
– Тогда как прошло всего два года.
– Лгун!
– Вы должны были работать без какой-либо предвзятости. Только в этом случае можно было надеяться, что вы восстановите истинный облик человека по его черепу. – Логан тоже уставился на Чедберна. – Наблюдая за вашей работой, я стал свидетелем чуда. Вы вернули ему жизнь! Я почти не сомневался, что это он, но каждое ваше прикосновение придавало мне все больше уверенности.
– Как он погиб? Его убили?
– Не исключено.
– В Белом доме засел его двойник?
Логан утвердительно кивнул. Ева покачала головой.
– Не могу поверить! Сначала вы толкуете о двойнике Кеннеди, потом – о двойнике Чедберна… Должность президента насквозь публична, поэтому длительный подлог попросту невозможен.
– Тем не менее факт налицо, уж простите за каламбур.
– Тимвик?
– Жар загребают его руками.
– Кто за ним стоит?
– Жена Чедберна. Это она дергает за все ниточки. Только она в силах обеспечить двойнику неприкосновенность, научить его необходимым подробностям президентского поведения.
Лайза Чедберн… Ева вспомнила, как, присутствуя на пресс-конференции мужа, первая леди не спускала с него любящего взгляда.
– Неужели она и есть убийца?
– Возможно. Мы не можем быть в этом до конца уверены, пока не узнаем, какая судьба постигла Бена Чедберна.
– Что ее к этому подтолкнуло?
– Не знаю. Скорее всего, честолюбие. Она умна, ловка, умеет обратить себе на пользу любую ситуацию. Получила юридическое образование, стала совладелицей уважаемой юридической фирмы. Потом вышла замуж за Чедберна и начала выпихивать его наверх, довела до самого Белого дома. А уж там не растерялась. Одним словом, идеальная первая леди.
– Не верю, что это она!
– Я и не надеялся, что вы поверите. Сперва мне тоже не верилось. Я несколько раз с ней встречался и испытывал к ней симпатию. Сочетание соблазна и ума действует обезоруживающе.
Ева пренебрежительно махнула рукой
– Я подверг вас слишком суровому испытанию, – молвил Логан. – Правильнее было бы предоставить вам больше времени на привыкание к новой реальности, но, увы, мы вынуждены торопиться. – Он встал с кресла. – Пожалуйста, можете не верить, что Лайза Чедберн – злодейка. Считайте, что за ней кто-то стоит. Но вы не можете не признать, что без ее участия заговор был бы обречен на провал.
– С этим я готова согласиться… – Она покосилась на череп. – А вдруг это все же не Чедберн? Вдруг двойник?
– Это Чедберн.
– Потому что вам так хочется?
– Потому что это он. Иначе все превращается в бессмыслицу. – Помолчав, Логан добавил:
– Потому что труп привез к Доннелли сам Тимвик.
– Откуда у вас такая уверенность? Отец Доннелли мог солгать.
– Конечно, мог. Тот еще негодяй! Но в уме ему не откажешь. Он якшался с типами, которым ничего не стоило перерезать ему глотку, и научился самозащите. В своем крематории он установил звукозаписывающую аппаратуру. Голос Тимвика остался на пленке. – Логан криво усмехнулся. – Эта пленка, доставшаяся в наследство его сыну, стала крючком, на который попался я. Прослушав пленку, я поручил Джилу разобраться, что к чему.
– Располагая изобличающей пленкой, вы могли обойтись без дополнительных доказательств. Передали бы ее властям или прессе, чтобы они…
Логан покачал головой.
– Одной пленки было бы недостаточно. На ней нет подробностей. Думаете, он сказал: «Привет, я – Джеймс Тимвик, приехал сжечь президента США»? Нет, там всего лишь ни к чему не обязывающая болтовня. Тимвик приказывает кому-то из своих подручных помочь перенести тело, просит у Доннелли стул, чтобы присесть передохнуть: видимо, утомился задень, бедняга…
– Как же вы опознали Тимвика?
– Я встречался с ним до этого. Он командует Секретной службой, помогал президенту и…
– При чем тут Секретная служба, если вы называли его шишкой из министерства финансов? Ах, да, Секретная служба пользуется «крышей» министерства…
– Вот именно. Тимвик сделал блестящую карьеру и помог избранию Чедберна. Его голос трудно не узнать: он – уроженец Массачусетса и говорит с характерным акцентом. Я сам догадался, что это он, а потом просмотрел видеозаписи предвыборной кампании Чедберна и сравнил голоса. Как видите, все довольно просто. Тимвик не из тех, кто любит оставаться в тени. Видимо, огорчился, что Чедберн не назначил его на видный пост.
– Трудно поверить, что они оставили в живых Доннелли, чтобы он мог их шантажировать. Почему не отняли у него пленку и череп?
– Он предупредил, что отдал копию пленки с комментариями адвокату, который передаст этот взрывоопасный материал в прессу в случае его смерти или исчезновения.
– После чего исчез.
– Они не были к этому причастны и решили, что он заключил с кем-то выгодную сделку. Представляю, как рьяно они за ним охотились! Я был очень осторожен, но они все равно пронюхали, что Доннелли обратился ко мне. – Логан пожал плечами. – Впрочем, это только предположение. Они подозревали каждого, и я оказался наиболее перспективным подозреваемым.
– Все равно невероятно! Зачем было убирать Чедберна?
– Понятия не имею. Могу только строить догадки… Лайза Чедберн – уникальная женщина. Некоторые утверждают, что из нее получился бы более удачный президент, чем из ее мужа. Однако все сходятся во мнении, что страна пока что не готова принять президента-женщину, поэтому она вынуждена действовать исподтишка. Наверное, не сумела смириться с мыслью, что никогда не станет играть главную роль. Бен Чедберн тоже отличался властностью. Возможно, ей хотелось им помыкать. А заодно управлять государством.
– Слишком много предположений.
– Это потому, что я ничего не знаю наверняка. Окажите услугу: загляните в библиотеку и достаньте из верхнего ящика стола три кассеты. Это съемка последних речей и выступлений Чедберна, материал для сопоставления. Было бы неплохо, если бы вы смогли оценить их непредвзято.
– Что я на них увижу?
– Просто поставьте и посмотрите.
– Опять ваши штучки?
– Думаете, вам это повредит?
Она помолчала, потом передернула плечами.
– Хорошо. – Ева бросилась к двери. – Я посмотрю.
* * *
Как только она вышла, Логан позвонил в гараж Джилу.
– Дело сделано. Это череп Чедберна.
Джил негромко выругался.
– Не знаю, почему это стало для меня неожиданностью. Мы ведь знали, что это он.
– Я следил за ее работой, но тоже прореагировал, как ты, когда она закончила.
– Как отнеслась к этому она сама?
– Умножь свою реакцию примерно на миллион – и получишь ответ на свой вопрос! Ей трудно мне поверить, а мне трудно ее за это осуждать после всех обманов. Она по крайней мере согласилась посмотреть записи. После чего~я снова за нее примусь.
– Как у нас со временем?
– Одному богу известно. Но идентификация черепа – только первый этап. Она нужна нам по-прежнему. Она должна поверить, что это Чедберн. После этого все встанет на свои места. Ты готов ехать?
– Готов.
– Вели Марку и Маргарет приготовиться. Пускай убираются отсюда как можно скорее.
Повесив трубку, Логан подошел к черепу. Бедняга Чедберн не заслужил такую участь. Не соглашаясь с его политикой, Логан всегда симпатизировал ему самому. Бен Чедберн был всеобщим любимцем. Свои мечты он пытался претворить в реальность. Не отличаясь практической жилкой, он мог бы довести внутренний долг до астрономической цифры, зато, в отличие от большинства своих соотечественников, он умел мечтать.
Те, кто обладал этим умением, чаще всего заканчивали так же, как этот человек, смотревший в пространство стеклянным взглядом.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Лик бесчестья - Джоансен Айрис

Разделы:
Пролог1234567891011121314151617181920212223Эпилог

Ваши комментарии
к роману Лик бесчестья - Джоансен Айрис



детективно -любовный роман . О всесилии самой верхушки власти ... когда благие намерения по отношению к одним превращ. в ад для других ...
Лик бесчестья - Джоансен Айрисастра
20.05.2012, 14.23





Не роман это вовсе.... Концовка открыта, что делает удовольствие нулевым. К сожалению, не порекомендую - 6/10
Лик бесчестья - Джоансен АйрисGalina
28.06.2012, 19.32





Страшная книга - горе матери, потерявшей свое дитя, ни с чем не сравнить. К стандартным любовным романам я бы его не отнесла, и все же он о любви: 6/10.
Лик бесчестья - Джоансен Айрисязвочка
2.10.2012, 1.04





нравятся детективно-любовные романы этого автора в частности про еву дункан только не пойму в какой последовательности они идут и огорчил роман стук ее сердца толи где продолжение должно быть толи понимай конец как знаешь для детективного романа где неясен кто убийца как то разочаровывает
Лик бесчестья - Джоансен Айрисарина
14.03.2013, 22.22





Вещь хорошая, но тяжелая и с открытым концом... может есть продолжение.
Лик бесчестья - Джоансен Айрисиришка
22.12.2015, 1.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100