Читать онлайн И тогда ты умрешь, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - И тогда ты умрешь - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.06 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

И тогда ты умрешь - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
И тогда ты умрешь - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

И тогда ты умрешь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

– Итак, никаких следов? – спросил Хабин.
– Ну почему же? – отозвался Эстебан. – Мои солдаты уверены, что кого-то из них задела пуля, поэтому мы прочесываем больницы.
– Еще что-нибудь?
– Сам Кальдак. Прежде чем покинуть Мексику, он еще раз побывал в Тенахо. Вам это о чем-нибудь говорит?
Молчание, затем тяжелое:
– Да.
– Следовательно, мы представляем теперь, что он собирается делать и куда мог направиться. – Думаете, ее он возьмет с собой?
– Наверняка. Он будет держать ее при себе до тех пор, пока не получит подтверждение. Я вызвал Марко Де Сальмо, чтобы он занялся Кальдаком, и он уже вылетел из Рима. Не беспокойтесь, мы перехватим Бесс Грейди. Она не успеет нам помешать.
– Она нам уже помешала. Она – препятствие на нашем пути. Препятствие, которое вы никак не можете устранить.
– Я очень стараюсь. Перезвоню вам, как только станет известно что-нибудь.
Эстебан повесил трубку.
Хабин нервничает, и на этот раз его даже трудно упрекнуть: время чрезвычайно дорого. Что ж, если Де Сальмо повезет, он доберется до нее и убьет вовремя.
Но полковник Эстебан не привык полагаться на везение. Всегда нужно иметь запасной вариант.
Если гора не идет к Магомету…
Он улыбнулся. Хабин оценил бы шутку.
Вертолет приземлился на пустынном аэродроме в нескольких милях к северу от Атланты. Солнце стояло уже высоко над горизонтом, однообразный пейзаж оживляли только немногочисленные ангары да единственная взлетная полоса.
– Что это за аэропорт? – спросила Бесс, выпрыгнув из кабины.
– Он никак не называется. – Кальдак уже стоял рядом с ней с рюкзаком в руках. – Им пользуются два-три зарегистрированных частных пилота и значительно больше незарегистрированных.
– Наркомафия?
– Возможно. За уединение приходится платить. Я не задавал вопросов. – Он обратился к пилоту:
– Побудьте пока с ней. Где-то за ангарами должна быть машина.
Кальдак быстро зашагал прочь, а Бесс передернула плечами. Здесь было теплее, чем в Мэриленде, но ее тем не менее била дрожь.
Вдруг она ощутила тяжесть на плечах – это пилот набросил на нее свою кожаную куртку.
– Спасибо.
Пилот улыбнулся.
– Пожалуйста. Я решил, что вам в последнее время было некогда позаботиться о верхней одежде.
– Вы попали в точку. Кажется, это вы прилетали за нами в Мексику?
– Точно. Мне приказали в течение месяца оставаться в распоряжении Кальдака.
– И часто вам приходится так работать?
– Нет, особенно в последнее время, когда Конгресс урезает бюджет.
– Кстати, Кальдак нас не познакомил. Меня зовут Бесс Грейди.
– Я – Кэсс Шмидт. – Очень приятно. Я полагаю, вы не впервые выручаете людей из затруднительных положений? Вы из ЦРУ?
Кэсс спокойно кивнул, и Бесс вздохнула с облегчением. Значит, Кальдаку все-таки можно верить.
– Кэсс, а с ним вы раньше работали?
– Да. – По лицу пилота пробежала тень. – В прошлый раз я допустил грубую ошибку и боялся, что он оторвет мне голову. Уж во всяком случае, я не ожидал, что сейчас он вызовет меня.
– Наверное, он считает, что вы – хороший летчик.
– Честно вам скажу, лучше бы он так не считал. Меня трясет от него.
– Так вы его боитесь? – Бесс вдруг вспомнила, каким жутким казался ей Кальдак в первые дни. – А вы давно его знаете?
– Два года. Сначала Ливия, потом Мексика. Кажется, о Ливии Кальдак упоминал в связи с партнером Эстебана. Хабином.
– Машина на месте, – сообщил Кальдак, подходя. – Можете лететь, Кэсс. Вы свободны.
Кэсс наклонил голову.
– До свидания, мисс Грейди.
– Не забудьте куртку, – спохватилась Бесс. – И еще раз спасибо.
Кэсс улыбнулся.
– Да не за что.
Кальдак взял ее под локоть.
– Ну и много ты от него обо мне узнала?
Бесс решила, что нет смысла отпираться.
– Он сказал, что был с тобой в Ливии.
– И все? Значит, ты упустила последний шанс. Из моих знакомых этот – самый болтливый. А впрочем, в последние годы ЦРУ резко снизило требования к сотрудникам. Много дерьма принимают на работу.
Когда они вышли на дорогу, Бесс увидела стоящий у обочины бежевый седан. Кальдак открыл перед ней дверцу, а сам занял место водителя.
– Между прочим, я не собираюсь расспрашивать Кэсса или кого-то другого о том, что происходит, – заявила Бесс, усаживаясь в машину. – Я хочу, чтобы ты сам мне все рассказал.
– Расскажу, когда разберусь во всем сам, – отозвался Кальдак. – В багажнике все необходимое для тебя и для меня. Я сообщил нашим по радио, что нам понадобится одежда. Мы остановимся в мотеле. И запомни: тебя зовут Нэнси Паркер.
Бесс поморщилась – ей не хотелось жить под чужим именем, под чужой личиной.
– Терпеть не могу имя Нэнси.
– Ну, потом поменяешь.
Бесс покачала головой. Дело было вовсе не в имени. Просто почва уплывала у нее из-под ног. Рядом с ней не было уже ни Эмили, ни Джози. И даже фотоаппарата у нее не было. Она так издергалась, так устала, что позволила себе плыть потечению. Позволила Кальдаку подключить к поискам Эмили какого-то Йела Наблетта, позволила ему искать врачей для Джози, а теперь он манипулирует ее собственной жизнью.
– Кальдак, нам нужно поговорить, – вырвалось у нее.
Он окинул ее внимательным взглядом и не спеша повернул ключ зажигания в замке.
– Ради бога.
* * *
Примерно без четверти восемь они подъехали к непритязательному мотелю, состоящему из нескольких отдельных коттеджей. Отпирая дверь коттеджа, Кальдак заметил:
– Это у них номера люкс. Ну, люкс – не люкс, но вполне удобно. Спальня и ванная наверху, внизу – вторая спальня, еще одна ванная, кухня и столовая.
– Нормально, – вздохнула Бесс. – Мне уже все равно, я мечтаю только о душе. Идти наверх или можно здесь?
– Наверх.
Она покорно взяла чемодан и направилась к крутой лестнице.
– Я отнесу вещи, – сказал Кальдак.
– Я могу сама о себе позаботиться.
Бесс кривила душой: она чувствовала себя до того обессиленной, что была даже рада покровительству мужчины.
– Боже меня упаси посягать на твою независимость, – проворчал Кальдак, забирая у нее чемодан. – Мне самому нужно в душ.
В спальне Бесс открыла чемодан и обнаружила в нем две пары легких черных брюк, черный жакет, две белые блузы, хлопчатобумажную пижаму в голубую полоску, черную сорочку, пару черных туфель на высоких каблуках и пару туфель без каблука, а также несколько комплектов белья. К ее удивлению, все это ей прекрасно подошло, за исключением туфель, которые оказались на полразмера больше, чем нужно. А впрочем, подумала она, удивляться тут нечему. У Кальдака наметанный глаз.
На дне чемодана лежала черная кожаная сумочка, а в ней – косметичка и бумажник с двумя стодолларовыми купюрами, тремя кредитными картами и водительским удостоверением, на котором имелась ее фотография. Удостоверение было выписано на имя Нэнси Паркер.
Поразительно, за какой короткий срок все это удалось подготовить.
Бесс взяла пижаму и отправилась в душ. Горячая вода – вот в чем нуждалось ее измученное тело. Она закрыла глаза и попыталась расслабиться. Все это время она жила в постоянном напряжении и оттого была не в состоянии ясно мыслить. Как же хорошо здесь, в душевой, куда не войдет Кальдак!..
Долго, очень долго Бесс блаженно плескалась в горячей воде.
* * *
– Кальдак, есть новости из Интерпола, – заговорил мобильный телефон голосом Рамсея. – Мне сообщили, что Марко Де Сальмо летит в Нью-Йорк.
Кальдак вздрогнул.
– Де Сальмо?
– Да. Насколько я знаю, ему случалось работать на Эстебана.
– Он и на других работал…
– И все-таки я решил, что тебе стоит знать. Из Нью-Йорка он может попасть куда угодно. Это верно. В том числе и в Атланту.
– Советую тебе найти безопасное место, – продолжал Рамсей.
– Об этом ты мог бы мне не говорить. Ладно, звони, если будут новости.
Кальдак отключил телефон. Де Сальмо… Скверно!
Но, может быть, он направляется не в Атланту? Может быть, его вызвал не Эстебан?
Однако рисковать нельзя. Надо действовать быстро.
* * *
Когда Бесс спустилась, Кальдак был на кухне – ставил что-то в микроволновую печь. Судя по мокрым приглаженным волосам, он тоже только что вышел из душа, на нем были джинсы и темно-синяя рубашка.
– Надеюсь, от курицы не откажешься? Я попросил заготовить для нас в холодильнике несколько замороженных обедов, а нам прислали одну курятину.
– Все равно. Любое замороженное мясо безвкусно. – Бесс опустилась на табурет. – Кальдак, я хочу, чтобы ты ответил на мои вопросы.
– Курица готовится семь минут. – Кальдак бросил взгляд на обмотанную полотенцем голову Бесс. – Боюсь, так твои волосы долго не высохнут.
– Фена в чемодане не было, – язвительно заметила она.
– Ах, какое упущение! Чего-нибудь еще не хватает?
– Воображения. Кроме этой вот пижамы и двух блузок, все черное.
– А, это стандартный набор. Или синее, или черное. Еще что-нибудь?
– Мне нужен фотоаппарат. Мой фотоаппарат.
– Тут я тебе ничем не могу помочь. Я не видел его с тех пор, как отвез тебя в Сан-Андреас. Думаю, он у Эстебана.
– Но он мне очень нужен!
Бесс почувствовала, что сейчас у нее начнется истерика, – напряжение последних дней доконало ее окончательно. Но без фотоаппарата она… просто не знала, как ей жить.
– Так что, купить тебе аппарат?
– Купить?! Разве это так просто – пойти и купить? Фотоаппарат нужно осмотреть, изучить, испытать. Он должен стать продолжением тебя самой. Тем аппаратом я пользовалась восемь лет! Я люблю его…
– Извини, возвращаться за ним я не хочу. Так купить тебе новый?
– Не надо. Я сама найду подходящий. – Бесс все-таки удалось взять себя в руки. – А сейчас я хочу поговорить с тобой. Ведь то, что ты рассказал мне насчет Тенахо, – это всего лишь верхняя часть айсберга. Я чувствую.
– Об этом потом. Ты устала. И, пожалуйста, не надо на меня давить.
О да, она устала и с трудом соображает. Даже если Кальдак сейчас примется объяснять, она, наверное, ничего не поймет. Может быть, после еды станет легче? Кальдака трудно припереть к стенке, нужно хоть немного отдохнуть…
– Учти: я от тебя не отстану, – сказала Бесс, размотала полотенце и начала сушить волосы.
– О, ты решила управиться без фена! Умеешь, оказывается, преодолевать трудности. Наверное, в твоих странствиях это качество сослужило тебе хорошую службу. В Хорватии сейчас мало салонов красоты.
Бесс замерла.
– Кто тебе сказал, что я была в Хорватии? – с трудом выговорила она.
– Когда вы с сестрой появились в окрестностях Тенахо, Эстебан запросил ваши досье. Ему необходимо было убедиться, что вы не связаны со спецслужбами и не представляете опасности для него. – Он открыл холодильник. – Я приложил все усилия, чтобы убедить его предоставить мне устранить угрозу. – Бесс похолодела, а Кальдак спокойно достал пакет молока. – Но он не хотел спешить. Теперь мне ясно: Эстебан очень рассчитывал на то, что ты тоже заразилась и болезнь тебя доконает.
– Ничего не понимаю… Ты что, собирался убить нас?!
Он покачал головой.
– Я помог бы тебе выбраться, и Эстебан ни о чем не узнал бы. Но я бы поступил так только в том случае, если бы мне не пришлось раскрываться.
– А если бы пришлось?
Кальдак достал из буфета два стакана.
– Тогда я встал бы перед выбором.
– Но ведь ты же раскрылся в Сан-Андреасе?
– Я рассчитал степень риска. Кроме того, тогда я уже гораздо больше знал об операции. – Он наполнил стаканы молоком. – А вот если бы это произошло раньше… Пойми, я больше двух месяцев всячески старался завоевать доверие Эс-тебана. Информация была мне необходима!
Последняя фраза была произнесена с таким жаром, что глаза Бесс округлились.
– Почему ты вдруг решил сказать мне все это?
– Чтобы ты знала, насколько важно для меня помешать Эстебану. – Кальдак посмотрел ей прямо в глаза. – Ради этого я бы не остановился перед убийством. Я бы убил тебя, Эмили, вашего шофера.
– Ничто не стоит такой цены.
– Объясни это тем, кто умер в Тенахо.
– Но ты все равно не спас их.
– Верно. – В углах рта Кальдака появились глубокие складки. – Это исключительно верно.
Он отвернулся и отошел к буфету.
Бесс внезапно поняла, что он испытывает боль. Боль невыносимой вины. Значит, под этой жестокой оболочкой все-таки скрывается человек.
Кальдак достал из буфета две тарелки. Его лицо опять сделалось бесстрастным.
– Отнеси стаканы в столовую. А я принесу курицу.
Бесс поднялась.
– По-моему, обед из коробки больше подходит для кухни.
– Знаешь, мама учила меня, что обедать нужно непременно в столовой. Этой привычке я не могу изменить. – Он помолчал. – Да, представь себе, у меня была мать. Я не вышел из скалы.
Против воли Бесс улыбнулась.
– А мне, признаться, представлялось, что ты вылупился из железного яйца на какой-нибудь далекой планете.
Он удивленно моргнул.
– Надеюсь, ты шутишь?
Как ни странно, она действительно шутила.
К ней внезапно вернулось чувство юмора. Более того, ей захотелось посмеяться вместе с Кальдаком! Да, она шутила. А ведь это невероятно. Именно сейчас к ней вернулось чувство юмора. Более того, ей еще и захотелось посмеяться вместе с Кальдаком!
– Так, занесло меня вдруг.
Кальдак нахмурился.
– Можешь не бояться, я не сержусь. У меня в самом деле много острых углов.
Поразительно быстро он вновь надел маску. Острые углы, пугающая проницательность, граничащее с фанатизмом упорство – вот это настоящий Кальдак. Подумать только, а ей-то показалось, что он состоит не только из гранита.
– Сядь. Я возьму вилки. – Он поставил на стол дымящиеся тарелки. – Не очень питательно, но все-таки еда. А ты со вчерашнего дня не ела. Когда мы ехали сюда, у тебя урчало в желудке.
– Не очень-то вежливо говорить мне об этом.
– Невежливо была бы тебя не покормить.
Ох, как же она проголодалась! И поняла это только теперь, когда нервное напряжение немного отпустило ее.
Кальдак вернулся из кухни с салфетками и столовыми приборами.
– Вгрызайся.
Бесс взяла вилку.
– Так перед обедом говорила твоя мама?
Он покачал головой.
– Нет, это один из моих острых углов. Знаешь разницу между врожденным и благоприобретенным?
Однако уже через две минуты Бесс убедилась, что манеры Кальдака за столом безукоризненны. Тогда она решилась спросить:
– Твоя мама жива?
– Нет, она давно умерла. Отец тоже. А твои?
– Мы с Эмили были еще маленькие, когда умерла мама. А папа погиб в автокатастрофе, когда мне было пятнадцать лет.
– Значит, ты тоже рано осталась одна…
– Ну, у меня была Эмили. Она тогда училась в медицинском колледже и жила в городе. Мы продали Тингейт – это наш дом, – и я переехала к ней.
– Раз так, все прошло сравнительно легко, да?
Бесс нахмурилась.
– Ну, не совсем. Я была довольно нервным ребенком и страшно скучала по Тингейту. Сначала тяжело приходилось со мной, но потом я как-то успокоилась.
– Тингейт… – повторил Кальдак. – Похоже на название родового поместья.
– Нет. – Бесс покачала головой. – Самый обыкновенный дом, хотя и довольно большой. Правда, рядом была река.
– Но ты любила свой дом?
Он очень внимательно смотрел на нее.
– Конечно. Мне и сейчас его порой не хватает. Но Эмили была права, мы не могли сохранить его. Нельзя цепляться за прошлое.
– Расскажи мне про Тингейт, – попросил Кальдак.
– Зачем тебе?
– Просто любопытно.
– Я же говорю, ничего в нем особенного нет. Хотя жить было хорошо. Мы много купались, плавали на лодке, а однажды построили домик на дереве… Даже не знаю, отчего этот дом так много для меня значил. – Она замолчала, опустив глаза в тарелку. – Кстати, примерно в таком доме выросла Кэтрин Хэпберн. Я прочитала ее мемуары. В Тингейте было что-то… золотое! В детстве мы с Эмили были безмятежно счастливы в том доме. Там я всегда чувствовала себя защищенной. Внешний мир был непонятен, враждебен, суров, а Тингейт оставался чем-то простым и… невинным.
– В наши дни невинность встречается редко, – усмехнулся Кальдак. – Думаю, вам не стоило продавать дом.
Бесс покачала головой.
– По страховке мы получили очень мало, и Эмили едва ли смогла бы содержать нас обеих. Нет, она приняла тогда правильное решение. – Волна грусти захлестнула ее; она так давно не вспоминала о Тингейте. – Любой ребенок должен иметь право на детство в Тингейте или в каком-нибудь таком же месте. Хорошо бы записать это в Конституцию.
– Напиши своему конгрессмену. В Конгрессе любят защищать права детей: это политически целесообразно. А ты пей молоко. Это тоже политически целесообразно.
Бесс была рада перемене темы. Тингейт в ее воспоминаниях был неразрывно связан с Эмили, и разговоры о детстве только обострили ее тоску по сестре.
– Я пью молоко. А тебя прошу не отдавать распоряжений.
– Не могу: учтивость разрушит мой образ.
Кальдак произнес эту фразу без улыбки, и Бесс опять не сразу сообразила, что он шутит.
– Меня твой образ мало волнует.
– А меня волнует. Причем при любых обстоятельствах. – Он отхлебнул из своего стакана. – Реакция окружающих решает все. От нее зависит… Над чем смеешься?
– У тебя усы. Ты напоминаешь мне Джули. Она вечно…
Бесс не договорила, снова вспомнив о том, в каком незавидном положении сейчас, должно быть, находится Эмили. Неужели она могла забыть о сестре, пусть даже всего на несколько минут?
– Джули – это дочь твоей сестры? Та самая, у которой есть подруга в Интернете?
Бесс кивнула.
– Она похожа на Эмили?
– Нет. Она вообще ни на кого не похожа. Эмили говорит, что Джули чем-то напоминает ей меня, но мне кажется, что Джули – совершенный уникум.
– Ты дружишь с ней? А как ты относишься к мужу своей сестры?
– Я люблю Джули, а Том всегда был добр ко мне. Он мне очень симпатичен. – Бесс вдруг снова напряглась. Уже не верилось, что еще минуту назад она чувствовала себя совершенно свободно в обществе Кальдака. – Почему ты спросил?
– А близкие друзья у тебя есть?
– Ты заговорил как Эстебан! Он тоже выспрашивал меня о моих отношениях с близкими.
– Эстебану нужно было одно, а мне – совсем другое.
– Надеюсь. Ему нужно было знать, существует ли человек, который поднял бы шум, если бы мне перерезали глотку.
– А мне нужно, чтобы твоя глотка осталась в целости и сохранности. Кстати, ты ведь разведена? Какие у тебя отношения с бывшим мужем?
– Никаких. – Бесс поморщилась. – Наш брак продолжался только девять месяцев. Это было ошибкой для нас обоих. Эмили сразу назвала его неудачником, но я тогда ей не поверила.
– Почему же?
Бесс пожала плечами.
– Всегда хочется надеяться на лучшее. Мэтт – музыкант. Он красив, сексуален, он даже в состоянии поддерживать не слишком интеллектуальную беседу. Интеллектуальных разговоров он не выносил. – Она сделала глоток молока. – И понятие верности было ему неведомо. Уже через два месяца после свадьбы он вовсю заглядывал под юбки.
– И все-таки вы прожили вместе девять месяцев?
Бесс нахмурилась.
– Ты уже знаешь, что я упряма и не люблю признавать свои ошибки. Я надеялась, что Мэтт исправится. А на самом деле он оказался пустышкой.
– Значит, стараясь сохранить семью, ты опять совершила ошибку?
– Наверное. Я ведь совсем не похожа на Эмили, – пояснила Бесс.
– Расскажи про своих друзей.
– Нечего мне рассказывать. Мне приходится много ездить в командировки, такая у меня профессия. Трудно поддерживать тесные отношения, если не ходить на дни рождения и семейные праздники. Да что ты ко мне прицепился?
– Где ты живешь?
– В Новом Орлеане. Снимаю квартиру у арендатора.
– Дружишь с кем-нибудь из соседей?
– Они все очень милые люди.
– Но с кем-нибудь ты общаешься больше других?
Она покачала головой.
– А животные у тебя есть?
– Какие животные, если у меня нет возможности за ними ухаживать?
– Таким образом, в твоей жизни нет никого, кроме Эмили и ее семьи?
Бесс не понравился его тон.
– У меня много друзей в разных странах, – сухо отозвалась она.
– Да, разумеется. Только не надо показывать колючки.
– А зачем ты делаешь из меня какую-то Сиротку Энни?
– Я просто пытаюсь понять, где ты особенно уязвима.
– С чего это я уязвима? – вскинулась Бесс, и вдруг до нее дошел смысл слов Кальдака. – Ты думаешь, они могут добраться до Джули и Тома?
– Могут. Твой дом в Новом Орлеане уже под наблюдением. Когда мы поедим, ты дашь мне адрес Тома Корелли и его телефон. Я организую охрану для него и для ребенка.
– Хорошо, только мне кажется, нам пока можно за них не беспокоиться. Сейчас они в Канаде. Мы с Эмили должны были провести в Мексике три недели, вот они и уехали отдохнуть.
– Их легко там найти?
– Разве что медведям-гризли. Том – опытный путешественник. Если он идет в поход, то обязательно забирается в глушь. Он всегда оставляет машину на платной стоянке и живет в палатке в полном уединении.
– Радиопередатчик у него есть?
– Нет. Он считает, что в случае опасности достаточно выстрелить из ракетницы.
– Дай-ка мне координаты стоянки. Пусть наши люди подежурят там на случай, если кто-нибудь захочет увидеть Тома и Джули.
– Да, это правильно. – Бесс откинулась на спинку стула. – А теперь, Кальдак, расскажи мне, для чего ты привез меня в Атланту.
– Я же сказал тебе: мне нужно связаться с одним человеком, от которого я жду помощи.
– Какой помощи?
Кальдак молчал.
– Какой помощи? – нетерпеливо повторила Бесс.
– Насколько я понимаю, ты от меня не отстанешь? – мрачно поинтересовался Кальдак.
– Конечно! Ведь речь идет о моей жизни и о жизни Эмили. Спасибо тебе за все, что ты для меня сделал, но я не желаю принимать твое покровительство, пока не знаю, что происходит. Я не марионетка. Я должна иметь ясное представление обо всем. А ты от меня постоянно что-то скрываешь.
– Да, – признался Кальдак. – Пока еще я не могу рассказать тебе все до конца.
– А когда сможешь?
– Не знаю.
– Кальдак, меня это не устраивает. Согласись, до сих пор я тебя слушалась, позволила тебе управлять мной. Но с этой минуты знай: если хочешь, чтобы я вела себя так, как тебе нужно, доверяй мне.
Кальдак долго всматривался в ее лицо, затем нехотя кивнул.
– Согласен. Но всего до конца я и сам еще не знаю. Кое о чем я могу только догадываться. Давай поговорим после того, как я повидаюсь со своим здешним товарищем.
– Я пойду с тобой.
– Видишь ли, это чрезвычайно щепетильный человек. Он может не согласиться на мою просьбу, если кто-то третий будет знать о его участии. Он собрал со стола вилки и пустые тарелки, отнес их в кухню и вернулся в столовую. – Бесс, не бойся, я не брошу тебя здесь. Завтра я съезжу к нему и вечером вернусь.
Нет, Бесс отнюдь не приходило в голову, что Кальдак собирается скрыться.
– Значит, мне остается только сидеть здесь сложа руки?
– Прости, но придется.
Бесс вздохнула. Было ясно, что ни на какие уступки Кальдак не пойдет.
– А ты обещаешь ничего от меня не скрывать?
– А ты поверишь мне, если я пообещаю?
– Да.
Кальдак наклонил голову.
– Я польщен. Итак, я обещаю, что завтра вечером дам тебе самый полный отчет о встрече.
И все же что-то в его голосе заставило Бесс заподозрить, что он искренен не до конца.
– Ты обещаешь рассказать мне правду?
– Да. Правду. – Губы Кальдака скривились. – Умеешь ты наводить объектив. Не зря тебе давали премии.
Бесс удивленно взглянула на него.
– Ты, оказывается, немало обо мне знаешь. А Эстебан говорил, что ты собрал недостаточно информации.
– Я не хотел сообщать ему больше, чем нужно, – улыбнулся Кальдак. – На самом деле я давно знаю твои работы и восхищаюсь ими. Мне особенно нравится фотография того бандита из Сомали.
– Мне тоже. – Она поднялась из-за стола. – Хорошо, что ты заговорил о фотографиях. Я должна позвонить Джону Пиндри и сказать, что не смогу закончить материал.
Кальдак нахмурился.
– Никуда звонить ты не будешь, – твердо сказал он.
– Но Пиндри всегда ставит авторам жесткие сроки. Я не могу держать его в подвешенном состоянии! И потом, я же ничего ему не скажу о том, что со мной произошло…
Кальдак промолчал, но по выражению его лица Бесс поняла, что спорить бесполезно.
– Ладно, черт с ним. В конце концов, Пиндри даже еще не ждет звонка…
– Сейчас напишу тебе адрес Эмили, а потом лягу спать. На ногах не держусь от усталости.
– Конечно. Я удивляюсь, как ты еще не свалилась. То, что ты пережила за эту неделю, никому не под силу. А ты изумительно держалась.
Его неожиданное одобрение, как оказалось, не было ей неприятно.
– Знаешь, мне начинает казаться, что мы делаем то, что нужно.
– Можешь не сомневаться, – серьезно сказал Кальдак. – Хотя мы с тобой не настолько правильные, как наша сестричка Эмили.
Он что, смеется над ней?
– У нее тоже есть свои слабости, но она, безусловно, очень правильный человек.
– А ты, разумеется, порочна насквозь?
Так и есть, он издевается! И все-таки Бесс не смогла сдержать улыбку.
– Нет, черт побери. Я классный фотокорреспондент и очаровательная женщина, между прочим.
– Значит, профессиональные качества на первом месте?
Улыбка Бесс сразу померкла.
– И что же?
– Так, просто любопытное наблюдение.
Он вновь и вновь провоцирует ее, стараясь выяснить что-то сокровенное.
– Кальдак, оставь меня в покое.
Он кивнул.
– Прости, Дело в том, что у меня, как и у тебя, аналитический ум. Я тоже привык делать пробные снимки.
Надо ли понимать его так, что он весь вечер пристально изучал ее, препарировал, как лягушку? Во всяком случае, он задал уйму вопросов, и вовсе не только насчет ее близких. От этого становилось неспокойно на душе.
– Спокойной ночи.
– Спокойной ночи, Бесс.
Она поднялась на второй этаж и оглянулась. Кальдак мыл в кухне посуду, и движения его были уверенны и точны, как всегда. Как в тот момент, когда он убил охранника в Сан-Андреасе…
Внезапно Кальдак повернул голову.
– Что такое?
Бесс растерялась, нужно было немедленно найти какие-то слова.
– Ты отлично справляешься. У мамы научился?
Он кивнул.
– Она заставляла меня всегда убирать за собой. Хорошее правило. Когда чисто, меньше проблем.
Без проблем. Судя по всему, это его главный принцип. Так он говорил и в Сан-Андреасе. А она расстроила его тщательно разработанный план, и в результате погиб человек. Из-за нее Кальдаку пришлось пойти на убийство… Сможет ли он когда-нибудь простить ее?
– Иди спать, – жестко бросил он. – Когда ты проснешься, меня не будет. Позавтракаешь яичницей с ветчиной. Не выходи из дома. И никому не открывай. Поняла меня? Никому!
– Я уже усвоила. Ты когда вернешься?
– Как только получу необходимую помощь.
Она отвернулась и уже взялась за ручку двери, когда Кальдак окликнул ее:
– Бесс!
Она взглянула на него через плечо.
– Я вовсе не считаю, что ты порочна.
* * *
– Нет, Кальдак, – твердо сказал Эд Кац. – Я работаю с людьми. Кто-нибудь может проболтаться.
– Дай им выходной.
– Почему ты не хочешь оформить все официально?
– Пойдут бесконечные согласования, а у нас очень мало времени. Кроме того, нельзя допустить утечки информации.
– Ты справился бы и сам.
– У меня нет возможностей.
Кац закусил нижнюю губу.
– Не нравится мне это дело. Мне страшно.
– Не правда, тебе оно нравится. Я же вижу, что у тебя уже слюнки текут.
– Это потому, что я любопытен. Но я не могу так рисковать.
– Не забывай, ты мне кое-что должен.
Кац тихо выругался и пригладил ладонью длинные темные, волосы.
– Лучше бы ты забрал моего первенца, как в сказках говорится.
– У тебя нет детей.
– Это верно, иначе я бы так не говорил. А ведь мы с Марией много всего испробовали. Так когда?
– К вечеру.
– Это немыслимо.
– Сделай все, что в твоих силах. Мне нужно хотя бы что-нибудь.
Кац нахмурился.
– Хорошо. Уходи, и я приступаю.
– Я подожду здесь.
– Безобидное психологическое давление?
– Вот именно, – с улыбкой ответил Кальдак.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - И тогда ты умрешь - Джоансен Айрис

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819Эпилог

Ваши комментарии
к роману И тогда ты умрешь - Джоансен Айрис



Интересный сюжет. Но думаю, что это не совсем роман, а скорее детектив. Американцы как всегда спасают весь мир) 8/10
И тогда ты умрешь - Джоансен АйрисВикки
23.04.2015, 16.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100