Читать онлайн Черный Роберт, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Черный Роберт - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.08 (Голосов: 89)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Черный Роберт - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Черный Роберт - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Черный Роберт

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

12

Все склоны холмов Пустоши, все скалистые обрывы, что вели к морю, покрывал цветущий вереск.
Кейт с удивлением смотрела, как весна преобразила эти невзрачные кустики. Из чахлых уродцев они превратились в изысканные – всех оттенков багряного, лилового, темно-пурпурного – сплетения веток и цветов.
– Какая красота! – Не выдержав, она соскользнула с Вороного и взбежала вверх по склону. – Я не верила, когда ты говорил мне об этом.
Остановившись наверху, Кейт вытянула руки навстречу восходящим лучам солнца. Легкий ветер смешал тонкий запах цветущего вереска и запах волнующегося внизу моря.
– Боже праведный, до чего же мне все здесь нравится!
– Только прошу тебя, не заходи в своей любви слишком далеко, а то свалишься со скалы. Такое впечатление, что ты собираешься взлететь, – полушутя, полусерьезно попросил ее Роберт.
– И взлечу! Сегодня именно тот день, когда возможно любое чудо. – Она оглянулась и увидела, что он терпеливо поджидает ее внизу. – Когда-нибудь я непременно проверю, удастся ли мне подняться в воздух.
– Если ты решилась, то у тебя непременно получится, – с прежней улыбкой на губах сказал Роберт.
– Нет, ты мне ответь: ну разве это не чудо?
– Чудо. – Он вынул из сумки одеяло и двинулся по холму к ней наверх. – Но ты от всего приходишь в восторг.
– Ты привык и перестал замечать, какое здесь царит великолепие... Теперь мне придется открыть тебе глаза на то, каким сокровищем ты владеешь.
– Чрезвычайно благодарен вам, миледи, что вы снизошли до такой милости. – Он расстелил одеяло, сел рядом с ней и обхватил голые колени руками.
Со дня свадьбы Гэвина Роберт почти постоянно ходил в килте. Рубашку он сбросил, когда соскочил с седла. И теперь в нем было нечто варварское: блестящая от загара бронзовая кожа, растрепавшиеся на ветру черные волосы, живой взгляд. Как он нравился ей таким – полным жизни и силы. В нем уже почти ничего не осталось от того измученного сомнениями, циничного человека, каким она его встретила в самом начале.
Кейт почувствовала острое желание коснуться ладонью его крепких мышц, но она сдержалась, зная, что последует за этим. А ей так хотелось продлить эти удивительные минуты.
– Скромность явно не относится к числу твоих достоинств. Никогда еще не видела человека, столь уверенного в своем высоком предназначении.
– Тебе не так уж много мужчин доводилось видеть до меня. А те, которых ты встречала... Не будешь же ты утверждать, будто твой Себастьян не был о себе высокого мнения.
– Верно. Но вы, шотландцы, самые заносчивые. Мне кажется, это главная черта вашего характера.
– Значит, у тебя как дочери шотландской королевы этого должно быть еще больше.
Еще два месяца назад само упоминание о Марии вызвало бы у Кейт чувство тревоги и беспокойства. Но сейчас ничто не могло нарушить охватившего ее состояния восторга и приподнятости.
– Конечно. Некоторая доля надменности есть и у меня. Но для нас, женщин, это средство защиты от мужчин, которые постоянно пытаются подавить нас.
– Твоей матери это не удалось.
Тон его звучал вполне буднично, но легкая тень все же промелькнула на лице, и Кейт, уловив ее, перевела разговор на другое.
– Зато Елизавета ухитрилась удержать власть в своих руках более тридцати лет. А ты сам говорил, что она самый высокомерный человек из всех, кого тебе приходилось видеть.
Он хмыкнул.
– И все же она проявила заботу обо мне, – задумчиво сказала Кейт.
– К сожалению, не удосужившись проверить, достоин ли человек, заботам которого она поручила тебя, такого доверия.
– Ты слишком многого от нее требуешь. Она делала то, что, по ее мнению, могло быть полезным для меня.
– Елизавета никогда не думает о благе каждого в отдельности, если это не приносит благо ей и ее стране.
– Тогда ты тем более должен оценить ее поступок. Ты же сам говорил, что никогда не встанешь под знамена Марии, поскольку она слишком порывиста и неуправляема. Елизавета – человек с холодной волей. И, как видишь, все рассчитала верно.
Складка легла у него меж бровей.
– Значит, я просто терпеть не могу эту рыжую суку.
Кейт с удивлением отметила, насколько он сейчас походил на рассерженного и обиженного подростка.
– Просто потому, что ей удалось временно одержать верх. Заставить тебя сделать то, чего хотела она. – Кейт улыбнулась. – А под ее знамена ты бы мог встать?
– Я уже говорил, что сражаюсь только под знаменами Крейгдью.
– Но если бы у вас появилась общая цель? Тогда как? – допытывалась Кейт.
– Тогда может быть, – нехотя отозвался Роберт.
Кейт радостно захлопала в ладоши.
– А за Джеймсом ты не последуешь ни за что, хотя он и мужчина. Так что самоуверенные женщины тоже чего-то стоят.
– Я уважаю ее не за чванство, а за ум и волю.
– Но каким другим образом ей удалось бы утвердить свою власть? Мягкостью ничего не добьешься...
– Может быть, хватит нам обсуждать Елизавету?
Кейт снова улыбнулась.
– Только потому, что тебя так раздражает ее победа? То, как она сумела обойти тебя?
Роберт порывисто привлек ее к себе.
– Наверное, ты права, – более мягко сказал он, соглашаясь с Кейт. – Сама мысль о том, что она заставила меня – правителя Крейгдью – подчиниться, заставляет кровь закипать в жилах. Дай мне возможность отомстить ей. Можно я возьму верх над тобой?
– Раньше я никому этого не позволяла.
– Ты же понимаешь, что я не буду повторять ошибки Себастьяна, – засмеялся Роберт.
– Хорошо, – сказала Кейт. – Если тебе это доставит удовольствие.
Она знала, что и ей это доставит бесконечное удовольствие. Все в нем вызывало у нее восхищение. Руки Кейт скользнули под килт Роберта, и она обхватила его затвердевшие ягодицы.
– До чего же здесь удобная одежда. Я начинаю особенно ценить ее, – пробормотала она.
– Я это заметил. Должен признаться, что последний месяц я надевал килт чаще, чем за всю мою жизнь. – Лукавая усмешка пробежала по его губам. – Но что другое мне оставалось делать? Ведь я должен был позаботиться о том, чтобы ты не выглядела слишком нескромной.
Кейт тоже отказалась от всевозможных нижних юбок, чтобы в любую минуту отдаться ему.
– Не хочу, чтобы мои подданные догадывались, какая у меня нетерпеливая жена. Иначе они начнут думать, как им не повезло в жизни. – Он медленно расстегнул ее платье до пояса, обнажая груди.
И они тотчас начали наливаться желанием только под одним его взглядом.
– Как ты нетерпелива, – пробормотал он. – И до чего же мне нравится смотреть на тебя.
Безусловно, он хотел не только смотреть. И все же Роберт сидел, не двигаясь, глядя, как начинает трепетать ее тело, жаждущее прикосновения.
– Мне нравится видеть, как в тебе просыпается желание, – негромко проговорил он. – Какая ты удивительная женщина! Мне достаточно просто посмотреть на тебя, и ты тотчас же откликаешься.
Он лег рядом с Кейт и начал раздевать ее. Очень медленно и нежно. Она попыталась помочь ему. Но Роберт остановил ее.
– Нет, я сам. Я же сказал тебе, что хочу почувствовать свою власть над тобой.
Он раздел ее почти до конца. Остались только шелковые чулки и кожаный пояс, который их поддерживал. Роберт отстегнул сначала один чулок и принялся медленно скатывать его вниз по ноге.
Кейт вздрогнула от его прикосновения.
– Хорошо, что ты перестала носить шерстяные чулки, – пробормотал Роберт. – Эти гораздо приятнее на ощупь. – Он погладил нежную кожу под коленом, и тело Кейт затрепетало. Прикосновение вызвало ответный жар в лоне, словно он дотронулся именно до этого места.
– Какая же ты чувственная! И как я счастлив, что судьба свела нас. – Он снял второй чулок и погладил стопу. – И вот здесь тебе тоже будет приятно.
Снова горячая волна прокатилась по телу. Кейт глубоко вздохнула. Роберту нравилась эта игра. Но она чувствовала, что начинает изнемогать от нетерпения.
– Это совсем не то место, которое следовало бы гладить.
– Дойдем и до другого, – пробормотал он. – Может быть...
– Может быть? – Кейт посмотрела на Роберта и уловила хитрую усмешку, затаившуюся в глубине его угольно-черных глаз. Ах, он играет с ней! Ждет, когда иссякнет ее терпение? Хорошо же, она проучит его! Ну что ж, я подожду. – протянула Кейт независимым тоном. – Если, конечно, мне не надоест эта возня...
– Ты бросаешь вызов? – Он присел рядом с ней. – Посмотрим, как долго тебе удастся продержаться. – Он протянул руку и взял кожаные подвязки. – Хочешь проверить на себе то, чему я научился в Испании?
– Ты уже не раз показывал это.
– Но сегодня тебя ждет нечто особенное... Нет, нет, лежи спокойно. Ты же знаешь, я не сделаю тебе больно.
Кейт смотрела, как он обернул полоской кожи левую грудь, а потом медленно начал ее стягивать, оставив свободным сосок.
Мягкая, как масло, кожа была гладкой и теплой.
– Что ты чувствуешь?
– Почти ничего. Пpocтo приятно.
– Сейчас почувствуешь. – Он обвязал второй полоской правую грудь. – Как только кровь прильет к соскам, они станут особенно чувствительными... Вот увидишь... – Он снова присел рядом.
Кейт ощутила, как соски и в самом деле начали пульсировать, и эта пульсация отзывалась во всем теле.
– Да? – спросил Роберт густым, низким голосом.
Кейт посмотрела на него и поняла, что это возбуждает Роберта не меньше, чем ее. Но до чего же трудно сдерживать себя!
– Похоже, меня начало клонить ко сну, и я не могу ответить.
– В самом деле? Придется придумать, как мне разбудить тебя. Попробуем вот это. – Роберт потянулся и отломил веточку цветущего вереска в двенадцать дюймов длиной с пышными, хорошо сформировавшимися цветами. – Я же говорил тебе про вереск. Какое это удивительное растение. – Роберт провел цветком по кончику груди, потом по животу Кейт, глядя, как она начинает медленно дрожать от нетерпения.
– Ты еще не проснулась?
Кейт ничего не могла произнести в ответ. Лепестки цветка, касавшиеся ее кожи, казалось, оставляли огненный след.
Роберт снова принялся играть нежнейшими лепестками, касаясь ими сосков. Кейт пришлось закусить губу, чтобы не застонать, настолько чувственными стали они. Ей казалось, что она пылала уже вся: от пальцев ног до кончиков волос.
– Если ты хорошо попросишь, то я перестану мучить тебя. Скажи, что ты хочешь сейчас?
Кейт хотела, чтобы он прикоснулся губами, языком, ртом к ее соскам. Чтобы он унял этот жар и эту дрожь, освободил от мучительного желания, сжигавшего ее своим огнем. Но Роберт сказал «может быт» и она не уступит этому дьяволу-искусителю. Но, Боже мой! – сколько же может длиться эта сладостная мука?
Цветок скользнул вниз, Роберт поиграл с мягким углублением пупка, глядя, как сжимаются мышцы живота, потом погладил завитки, обрамлявшие ее лоно.
– Самый нежный цветок в мире с самыми нежными лепестками, – глухо сказал Роберт, раздвигая ее ноги чуть шире. – Какое удачное соединение, да?
– Нет, – Кейт сама удивилась тому, как сдавленно и глухо прозвучал ее голос.
– А если так? – спросил Роберт и легко провел рукой вверх и вниз.
Кейт вонзила ногти в одеяло.
– Может быть, если повращать, будет еще лучше? – спросил он.
Кейт больше не могла сдерживаться.
– Да, – ответила она почти со стоном.
– Ты прекраснее вереска. Ты раскрываешься как утренний цветок, – прошептал Роберт, и, отбросив ветку в сторону, одним резким движением проник в нее. – Я ревнивый мужчина. И не позволю, чтобы вереск стал моим соперником.
И он отдал ей наконец то, чего она ждала от него все эти томительные минуты. Двигаясь резко, сильно, глубоко, Роберт приподнял ее так, чтобы ее сосок оказался у его рта, и вобрал его в себя.
Это было невыносимое ощущение. Слезы потекли у Кейт из глаз. Обе ноги обвились вокруг его талии, стараясь придвинуть Роберта как можно ближе к себе. Наслаждение было таким глубоким, что Кейт отвечала на каждое его движение, словно подчиняясь безмолвной внутренней команде. Она брала и отдавала все, что только возможно.
Взрыв, который последовал через несколько минут, полностью обессилил ее..
Она почти не осознавала, как Роберт поднялся, освободил ее грудь от мягких кожаных подвязок, отбросил их в сторону и, негромко засмеявшись, спросил:
– Мне кажется, что тебе понравилось. Повторим?
– Я больше не смогу этого вынести, – задохнулась Кейт. – И потом, будет справедливо, если теперь ты дашь мне покомандовать. Я точно знаю, какое место у тебя надо перетянуть моей подвязкой.
– Ах вот ты какая! – Роберт прижал ее к себе еще теснее.
И Кейт подумала, что, наверное, так же чувствовали себя те язычники, которые высадились в Крейгдью.
Она отчетливо слышала рев играющих внизу котиков. Шум морских волн, набегавших на берег. Лучи солнца грели ее обнаженное тело. Запах земли, тонкий аромат цветущего вереска, запах моря смешивались воедино. И все это объединял в себе Роберт.
Каждый раз близость с ним становилась все слаще, волновала и потрясала ее все глубже. То же самое, как видела Кейт, испытывал и Роберт. Он не говорил об этом, но она чувствовала, как укрепляются узы между ними.
– Теперь моя очередь командовать, – напомнила она, придя немного в себя. – Сейчас я соберусь с силами.
– Но ты так и не подчинилась, – осторожно сказал Роберт, целуя ее. – Ясно, что ты не подходишь для такой игры. Я, наверное, весьма непредусмотрительно завел разговор о Елизавете.
Кейт приподнялась на локте и посмотрела на него сверху вниз.
– Подумаешь, Елизавета! Я бы могла стать королевой не хуже ее!
Роберт, как, она и ожидала, сразу напрягся. Глаза его сузились. Кейт засмеялась и бросилась ему в объятия.
– Чем хуже королева Крейгдью королевы Англии? Разве только острова отличаются в размерах. Вот и все.
– Ты опять собираешься меня смещать?
– Только в пользу сына или дочери...
Он еще крепче обнял ее и, отказавшись от шутливого тона, сказал:
– Нет, Кейт, это невозможно.
Он был настолько серьезен, что на какой-то миг Кейт охватил страх.
– А если я забеременею? – спросила она.
– Нам придется уехать, – просто ответил Роберт. – Ты нужна мне. Я знаю, что буду расплачиваться за это, но я для себя все решил.
Она уткнулась лицом ему в плечо.
– Перестань дрожать, – нежно сказал Роберт, гладя ее по голове, как гладят маленького ребенка. Еще ничего не стряслось. У нас еще есть время.
И Кейт знала, что надо использовать оставшееся ей время так, чтобы он понял – ребенок ничем не грозит ни ему, ни Крейгдью.
– Я никогда не сделаю ничего, что может причинить тебе вред. – Голос Кейт дрогнул. – Тебе или Крейгдью. Ни за что на свете. Поверь мне.
– Я нисколько в этом не сомневаюсь.
И все же из-за нее он собирается покинуть свой дом, покинуть Крейгдью. А это страшнее, чем удар клинком, нанесенный убийцей.
Она страстно обняла его. Зачем Господь свел их, если ему не угодно, чтобы они вместе остались на Крейгдью? Если так, то все созданное им не имеет никакого смысла. Неужели он позволит им расстаться только из-за того, что родится ребенок? Нет, Роберт ошибается, и она будет молиться, чтобы Господь вразумил ее и показал, как найти выход.


Когда два дня спустя Кандарон вошел в зал, он увидел Кейт и Роберта, сидевших у камина за шахматной доской.
– Какая идиллическая картина, – сухо заметил Джок. – Мне очень жаль, Роберт, но на пристани стоит Малкольм. Он просит тебя повидаться с ним. Что ему ответить?
Роберт пробормотал проклятие и вскочил, отшвырнув кресло.
– Наконец! А я уж не мог понять, с чего это он так затаился.
– Так что ему ответить? – повторил Джок.
– Приведи его сюда. Я собираюсь поговорить с ним.
– Да? А то я, было, засомневался, согласишься ли ты. – Взгляд его скользнул по сидевшей у огня Кейт. – В последнее время тебя мало что интересовало. – Он повернулся на каблуках и вышел из комнаты.
– Как ты думаешь, зачем он приехал?
– Не имею понятия. Но от него всего можно ожидать.
– А я даже не знала, что он уже вернулся из Эдинбурга.
– Почти полтора месяца назад.
Глаза Кейт округлились.
– И ты даже словом не обмолвился...
– А зачем? Какой смысл тебе волноваться, если он не сделал первого хода.
Она крепко обхватила ручки кресла.
– Тогда, при встрече, он сказал, что непременно навестит тебя. Быть может, это просто визит вежливости.
– Едва ли. Особенно после того, как его дочь сбежала с моим братом. Он же понимает, что мы помогали беглецам.
Кейт догадывалась, насколько наивным выглядит ее предположение, но она, словно утопающий, готова была ухватиться за любую соломинку. Появление Малкольма как туча заслонило ровное солнечное настроение, в котором она пребывала все это время. И ей не хотелось смириться с тем, что этот счастливый период кончился.
– Да, ты прав. Алек, наверное, вне себя от ярости. Но когда спустя несколько минут Малкольм вошел в зал, он вовсе не выглядел сердитым или озлобленным. Щеки его были нарумянены. Он улыбался. И Кейт вспомнились слова Роберта о том, что Малкольм может улыбаться, когда насилует ребенка или перерезает кому-то горло. Алек пересек залу и остановился, чтобы поклониться ей.
– Вы стали еще красивее. Жаль, что не смог раньше навестить вас. Надеюсь, вы находитесь в добром здравии.
– Благодарю вас.
– И как только вам удается сохранять такое спокойствие, когда в замке происходят столь бурные события. Я слышал, не так давно в Крейгдью состоялась свадьба?
Кейт посмотрела ему прямо в глаза.
– Да. Сочетались браком два молодых человека. И я не видела людей счастливее, чем они.
– Весьма не любезно было с вашей стороны обойти меня приглашением, коль скоро Джин являлась главной виновницей торжества. Надеюсь, она выглядела достойно?
– Да, она была изумительна. – Роберт встал рядом с креслом Кейт. – Ты приехал сюда, чтобы узнать подробности? Должен тебя разочаровать. Гэвин и Джин покинули Крейгдью на следующий день после бракосочетания.
– Мне известно об этом. И я нисколько не удивился тому, что ты отпустил их из такого безопасного места. Крейгдью для тебя важнее всего на свете. – Он поморщился. – Очень жаль. Я бы предпочел добиться своего одним махом, взяв штурмом остров вместо того, чтобы рыскать по всей Ирландии.
– Ирландии? – выпрямился Джок.
– Тебе удалось очень хорошо спрятать их, Джок. Не представляешь, каких трудов мне стоило отыскать эту счастливую парочку, – улыбнулся Алек. – Только, как мне кажется, сейчас они не слишком довольны своей жизнью.
Кейт с ужасом смотрела на Малкольма. Сама будничность его тона заставила ее содрогнуться. Мурашки побежали по коже, будто от озноба.
– Кажется, я вас чем-то огорчил? – повернувшись к Кейт, спросил Малкольм. – Неужели вам нравился этот прохвост?
Губы Кейт онемели, и она с трудом смогла выговорить:
– Что... что вы сделали с ним?
– Пока не очень многое... Пока, – он посмотрел на Роберта. – Что это вы все побледнели, как мертвецы? Вы же понимаете, что я пришел для переговоров. Мне нужно было иметь козыри на руках, чтобы диктовать условия.
– Если Джин и Гэвин у тебя, то нам уже больше не о чем разговаривать. Есть ситуация, когда разговоры бесполезны, нужны только действия.
– Отчего же. Иной раз действия ни к чему хорошему не приведут, кроме кровопролития. Гэвин и Джин находятся в Килгренне. Капитан моей гвардии получил приказ перерезать горло Гэвину Гордону, если я не вернусь до рассвета.
– Нет! – закричала Кейт.
– О! Вы и в самом деле беспокоитесь о нем. До чего же нежные и чувствительные существа эти женщины. Уверен, что вы сделаете все, чтобы ему больше не причинили никакого вреда.
– Условия? – коротко спросил Роберт.
– Ничего особенного. Я был бы последним глупцом, если бы потребовал взамен, скажем, Крейгдью или все права на торговлю с ирландскими купцами, которых ты снова увел у меня из-под носа...
– Условия? – процедил Роберт сквозь зубы.
Алек показал рукой в сторону Кейт.
– Я верну обоих. В обмен на эту женщину.
Кейт оцепенела от ужаса. У Джока вырвался громкий вздох облегчения.
– Что ты несешь! – бесстрастно сказал Ро берт. – Это моя жена.
– Но временная. Помолвку легко расторгнуть. Не обязательно ждать окончания года.
– Это не помолвка. Мы венчалась в церкви.
Малкольм покачал головой.
– Помолвка. Конечно, из Гэвина я не сумел вытянуть ни единого слова. Но Джин не могла удержаться, чтобы не поделиться кое-какими сведениями.
Кейт с презрением посмотрела на него.
– Вы лжете. Джин ничего не могла сказать вам.
– Должен признаться, ей очень трудно было хранить молчание в тех условиях, в каких она очутилась. – Алек повернулся к Роберту: – Ты поступил очень глупо, не обвенчавшись с этой очаровательной женщиной. Это значительно усложнило бы выполнение моего плана. Теперь тебе труднее оспорить права на нее.
– Зачем мужчине надо оспаривать свои права на жену?
Алек улыбнулся.
– Любому другому, быть может, и незачем. Но не каждому мужчине выпадает счастье жениться на дочери королевы.
Выражение лица Роберта оставалось по-прежнему непроницаемым.
– Не понимаю, о чем ты говоришь.
– Мы оба прекрасно знаем, что такая женщина – редкая добыча для того, у кого есть определенные амбиции. Хранитель ее тайны – Себастьян Лендфилд – до смерти перепугал Джеймса. Мне пришлось прибегнуть к обману, чтобы убедить юношу не волноваться ни о чем.
– Вероятно, чтобы извлечь собственную выгоду?
– И что особенно приятно: когда благодаря этому счастливому случаю мне удастся заполучить трон, вопрос с Крейгдью решится сам собой.
– Вы ошибаетесь. У меня нет никаких прав на трон. Я не... – начала Кейт.
– Да, но вы его можете получить. Просто вам нужен рядом такой человек, который расчистит путь к нему, – Алек повернулся и пошел к двери. – Я возвращаюсь в Килгренн, а вы поразмышляйте над моим предложением. Но не слишком долго. Я очень сердит на Гэвина. И, полагаю, вы догадываетесь, чем я займусь, пока буду ждать вашего ответа.
– Я не торгую людьми, – отрезал Роберт.
– Тогда я поясню, что имею в виду. Если вы не отдадите мне эту женщину, Гэвин умрет. И умрет в страшных мучениях. А я вернусь в Эдинбург и расскажу Джеймсу, что получил новые сведения, сославшись, разумеется, на Гэвина. И тогда не миновать смерти и женщине. Мое влияние на Джеймса только усилится. – Он повернулся к Кейт и проговорил: – Постарайтесь убедить Роберта, чтобы он вас отпустил. Не бойтесь ничего. Я сумею помочь вам занять подобающее место. Вы молоды и прекрасны. Это все, что от вас требуется. Об остальном позабочусь я. Вы даже не представляете, какие вершины власти открываются перед вами. Я сделаю вас правительницей не только Шотландии, но и Англии. Вы станете самой могущественной королевой, какую когда-либо знал мир. Зачем вам оставаться здесь, на Крейгдью, в этом убогом захолустье, когда вас ждет такое будущее?
Кейт молча смотрела на захлопнувшуюся за Малкольмом дверь, не в силах вымолвить ни слова.
Роберт стремительно обернулся к Джоку.
– Черт тебя побери! Я же просил, чтобы ты позаботился о Гэвине как следует.
– Я сделал все, что мог, – ответил Джок. – Мы оба знали, что опасность остается. Такого человека, как Гэвин, трудно спрятать, чтобы это не стало известно. К тому же он сам чрезвычайно неосторожен.
Неосторожен – это слишком мягко сказано, подумала Кейт. Любое другое качество: мягкость, спокойствие, нежность, сочувствие к другим – все у него есть в избытке, но что касается осторожности...
– Алек научит его осторожности, – выдохнул Роберт. – Но теперь нечего об этом говорить. Надо выцарапывать Гэвина из Килгренна.
– Алек ждет такого хода. Он поставит всех в замке под ружье.
– Значит, надо собрать еще больше людей, чтобы одолеть его. Обойди каждый дом на острове. А я отправлюсь на материк и поговорю с Робби Макберном и Джеми Грантом. Я попрошу их объединиться со мной. Встретимся завтра на рассвете в Килфирт-Глен. Ты приведешь наших людей. Там мы обсудим весь план в подробностях.
«План ведения войны, – подумала Кейт. – Сражений, крови, смерти. И это моя вина. Только моя».
Джок кивнул и вышел из комнаты.
Роберт снова повернулся к Кейт.
– Я оставлю на острове охрану на тот случай, если Малкольм задумал хитрый ход, чтобы отвлечь наше внимание... Не беспокойся. Здесь ты будешь в полной безопасности.
Она будет в безопасности. А Гэвин? А Роберт? А сколько еще людей погибнет?
Нет, – вскочила Кейт. – На все это уйдет слишком много времени. Нельзя ждать так долго: он замучает Гэвина. Дай мне уйти с ним. Может быть, я смогу...
– Ты с ума сошла! – яростно закричал он. Неужели ты не понимаешь, что именно этого он и добивается? Единственное, что ему нужно, – увезти тебя отсюда...
– Ну и пусть, если он взамен согласится отпустить Гэвина и Джин, – не менее яростно ответила Кейт. – Он захватил Гэвина только для того, чтобы выманить меня отсюда.
– Ты ошибаешься. Он так ненавидит и меня, и Гэвина, что, не задумываясь, оставил бы Джин вдовой, даже если бы ты не замешалась в его планы.
– Но он обещал...
– Замолчи! – Глаза Роберта сверкнули. – Ты слышала, что я ответил этому негодяю? Я не стану обменивать тебя ни на кого! – И он, развернувшись, вышел из зала.
Кейт бросилась за ним вслед.
– Выслушай меня, прошу тебя, Роберт! Дверь за ним захлопнулась прямо перед Кейт.
От страха и охватившей ее слабости все поплыло у нее перед глазами. Кейт оперлась рукой о стену, чтобы не упасть. Роберт предупреждал ее о том, что может случиться. Почему она не поверила ему, когда он говорил, что ее присутствие обернется гибелью для Крейгдью?
Это ее вина. Только ее. Может, Роберт прав в том, что поступок Гэвина послужил толчком к тому, что завертелось колесо событий. Но раз уж так получилось, основная вина ложится на ее плечи. Даже если им и удастся набрать достаточно сил, чтобы осадить Килгренн и освободить Гэвина, Малкольм все равно по-прежнему будет стремиться к власти. Он придумает еще что-нибудь. Все это будет тянуться бесконечно. И трудно представить себе, сколько людей погибнет в этой бойне. Алек не отступится от своего. Он наберет своих сторонников и осадит Крейгдью.
И Роберт может погибнуть.
Ужас охватил ее при одной только мысли об этом.
Все, что говорил Себастьян, сбылось. Следом за ней, как тень, неотступно следуют война, гибель и разрушение.
Нет! Она не хочет стать невольной причиной гибели Крейгдью. Она не станет повторять тех же ошибок, что ее мать, не станет ее зеркальным отражением.
Надо сделать все, чтобы такого не случилось.


Когда Джок открыл дверь своего дома, на его обычно бесстрастном лице промелькнуло несвойственное ему выражение удивления.
– Вам что-то нужно от меня? Мне очень жаль, но у меня времени в обрез.
Он указал на двух человек, что склонились над картой, разложенной на столе.
– Как видите...
– У меня тоже очень мало времени, – ответила Кейт, входя в дом. Откинув капюшон плаща, она сдержанно поклонилась молодым людям. Одного из них она сразу узнала – это был помощник Джока Ян Мактавиш. Кто второй – так и не смогла вспомнить. Скорее всего, она его ни разу не видела.
– Извините нас, пожалуйста, но нам надо поговорить наедине.
Джок нахмурился еще сильнее и проговорил сквозь стиснутые зубы:
– Подождите меня в соседней комнате. Я уверен, что миледи не надолго задержит меня.
Это был не очень вежливый намек на то, чтобы она как можно быстрее выложила ему цель своего прихода и убралась восвояси. Кейт подошла к окну и смотрела вдаль, пока Джок обменивался еще парой слов со своими людьми. Затем дверь за ними со скрипом закрылась.
– Вы понимаете, что вам не следовало приходить сюда, – начал Джок. – Жена правителя острова не должна...
– Оставь это, Джок! – Кейт резко повернулась к нему. – Я хочу, чтобы ты отвез меня в Килгренн и обменял на Гэвина.
Джок остолбенел от неожиданности.
– Вот как? Не думаю, что Роберт будет доволен таким оборотом...
– Зато тебя это вполне устроит, не так ли? – горько заметила Кейт. – И ты с большим удовольствием согласишься на такой вариант. Наконец-то Крейгдью будет в полной безопасности.
– Нет. Потому что Роберт кинется вызволять вас. – Глаза Джока были холоднее льда. – Мы оба хорошо знаем, что он совершенно потерял голову из-за вас.
Да, это правда, подумала Кейт. Настолько потерял голову, что готов потерять и Крейгдью. Она все делала, чтобы как можно сильнее привязать его к себе, прибегала ко всевозможным уловкам, подогревая его чувство. В последнее время ей начало казаться, что Роберт жаждет не только обладать ее телом. Он полюбил ее так же, как и она его. Но все это в прошлом. Незачем бередить рану. Теперь она уже никогда не узнает, так ли это на самом деле.
– Если он и бросится мне на выручку, то уже после того, как Гэвин вернется на остров. После того, как мы вызволим его из лап безжалостного негодяя. И тогда, если Роберт захочет захватить Килгренн, то, по крайней мере, у Малкольма в руках не будет пленника, которого он может прикончить в любую минуту. Как долго нам добираться до Килгренна?
– После того, как высадимся на побережье, до замка полдня езды.
– Значит, если мы сейчас же отправимся в путь, то на рассвете окажемся на месте?
– Да. Но я не повезу вас. Как и Роберт, я не торгую людьми.
– Тебя больше устроит, если Гэвин погибнет в страшных мучениях? Малкольм меня не тронет. Я нужна ему. Если ты обменяешь меня, мы сохраним жизнь Гэвину, и со мной ничего не случится.
– Только до тех пор, пока Алек будет считать, что вы представляете для него какую-то ценность, – ответил Джок, но в голосе его уже не было прежней твердости. – Если же вы обманете его ожидания, он, не задумываясь, лишит вас жизни самым жестоким образом – просто из желания отомстить Роберту.
Кейт нетерпеливо отмахнулась от него.
– Мы напрасно теряем время на догадки о том, что может произойти в будущем. Если ты не отвезешь меня, я уеду сама. Пока у нас есть время спасти Гэвина. Надеюсь, ты понимаешь, насколько это разумное решение?
Джок внимательно всматривался в ее лицо.
– Да, оно разумно.
Кейт резко повернулась и пошла к двери.
– Тогда не будем зря терять драгоценного времени. Его у нас в обрез, – напомнила она, повторяя его же собственные слова. – Моя лошадь стоит на дворе. Все нужные вещи в дорогу я уже собрала.
– Вы были так уверены, что я соглашусь?
– Я знаю, что ты пойдешь на все, чтобы отвести угрозу от Крейгдью. – Кейт распахнула дверь. – И я знаю, насколько недружелюбно ты относился ко мне с самого начала.
– Неправда, – возразил Джок. Она удивленно посмотрела на него.
– Откровенно говоря, мне нравилось, что вы честная и храбрая женщина. И умная к тому же. Вы полюбили Крейгдью и хотели многое сделать для него. Но опасность, которая следовала за вами... – Джок повернулся и поднял плащ. – Я дам кое-какие указания Яну и сейчас же спущусь к вам.


Кейт вздохнула с облегчением, увидев, как Джок выехал из ворот Килгренна и помчался вверх по склону холма в ту сторону, где она поджидала его.
– Как Гэвин?
– Малкольм заверил меня, что он еще жив. Но этот негодяй не позволил увидеться с ним.
– Он согласен на обмен?
Джок кивнул.
– Да, но требует, чтобы вы сами явились за Гэвином.
– Можно ли ему доверять? Разумно ли будет...
– Неразумно. Он способен на все.
– Что же тогда делать?
– Выждать некоторое время и посмотреть...
– Нет! – Кейт закусила нижнюю губу. Она помнила, что Джок должен на рассвете встретиться с Ро бертом. Если Джока не окажется на месте, то Роберт явится в Килгренн. – Я пойду, – и она пустила свою лошадь рысью, чтобы сомнения не помешали ей переменить решение. – Оставайся здесь и жди.
Но Джок молча присоединился к ней. Их лошади шли бок о бок.
– Я же просила тебя остаться.
Джок молчал.
– Ты отвечаешь за Роберта, а не за меня.
– Правильно, – разжал он губы. – Но если вы совершаете глупость, чтобы спасти его, мой долг поддержать вас.
– Ты довольно широко толкуешь свои обязанности.
– Человек должен сам решать, чем ему следует руководствоваться в жизни. Каждый сам выбирает свой путь. – Джок не смотрел в ее сторону. – Алек не просто жестокий, он очень хитрый человек. Я своими глазами видел, как он ломал не только кости, но и души людей. Он несомненно попытается испытать и вас на крепость.
– Чтобы посмотреть, можно ли пешку превратить в королеву? Насколько я могу соответствовать его целям?
– Возможно, – слегка улыбнулся Джок. – Но ведь он не знает вас. И может принять то, что кажется, за истинную суть.
Сквозь распахнутые ворота Кейт увидела поджидающего их Малкольма и невольно напряглась.
– Что ты имеешь в виду?
– Что вы просто женщина. И, как всякая женщина, годитесь лишь для постели и для того, чтобы вынашивать детей и ухаживать за ними.
Теперь у нее не будет ничего: ни ребенка, ни Крейгдью, ни Роберта. Перед ней стоит только одна цель: исправить случившееся.
– Я не позволю Малкольму сломить меня. Вопрос только в том, как справиться с ним?
– Не знаю. – Джок пожал плечами. – У такого человека трудно найти уязвимые места. Ваша защита пока должна строиться на том, чтобы не давать ему обнаружить свои слабости.
Но Кейт не собиралась обороняться. Она думала о нападении.
– Этого мало.
– Да? – Он с любопытством посмотрел на нее и снова слегка улыбнулся. – Для многих женщин этого было бы вполне достаточно.
Они уже въехали в ворота, и Кейт взяла себя в руки, чтобы унять начавшуюся дрожь. Никаких слабостей.
– Мне трудно выразить словами, в каком я был восторге, когда Джок сказал мне, что вы сами решили присоединиться ко мне. – Алек Малкольм шагнул вперед, помогая ей спуститься с лошади. – Я с первого взгляда понял, что вы умная женщина. Как мило с вашей стороны пожертвовать собой ради такого славного пария, как Гэвин.
– Где он?
– Сюда, пожалуйста. – Алек взглянул на Джока. – И вы, мой друг. Я знаю, как вам не терпится посмотреть на него. – Он повел их по двору по направлению к башне. – Джок сказал мне, что Роберт не знает о принятом вами решении. Какое счастье для Гэвина, что ваше сердце гораздо мягче, чем сердце вашего супруга. – Он кивнул стражнику, стоявшему перед тяжелой дверью.
Тот открыл замок и пропустил их вперед.
– Мне жаль, что вам самим придется спуститься к нему, но дело в том, что Гэвин не в состоянии выйти навстречу.
Кейт почувствовала прилив дурноты и была рада, что Алек в этот момент стоял спиной к ней, заботливо освещая крутую винтовую лестницу, которая вела в темницу. Никаких проявлений слабости.
Джок спускался за ней следом.
Алек открыл еще одну дверь в самом низу и широко распахнул ее.
– Входите, миледи...
Отвратительный запах плесени, гниения и нечистот ударил им в лицо.
– Будьте осторожней, – прошептал ей на ухо Джок.
Он предупреждает о том, чтобы она не выдавала своих чувств, какая бы картина не предстала перед их глазами, догадалась Кейт. Жизнь с Себастьяном научила ее скрывать боль и отчаяние от тех, кого она ненавидела всей душой. И все же ей с трудом удалось подавить восклицание ужаса.
Гэвин висел на руках в нескольких футах от пола. Голова его склонилась на грудь. Глаза закатились. Он был в обмороке. Изорванная одежда висела лохмотьями на его окровавленном теле. Ноги казались странно вывернутыми. Его лицо... Боже милосердный! Ни единого живого места, сплошная кровавая маска.
– Неужели это было так уж необходимо?! – холодно спросила Кейт. Лицо ее приняло каменное выражение, давно не испытываемая ненависть вспыхнула в груди и как огнем опалила душу. Слабость и дурнота сразу отступили.
– Да. Я попросил его рассказать все, что он знает. Гэвин отказался, – ответил Алек, не без удовольствия глядя на пленника. – Я не терплю непослушания.
Кейт поняла, почему он привел ее сюда. Алек преподал ей урок. Она должна знать на будущее, как ей следует вести себя с ним. Если она откажется повиноваться, ее ожидает не менее страшная пытка.
– Развяжите веревки... – послышался из глубины темницы слабый женский голос. – Пожалуйста, развяжите веревки...
– Это была Джин. Но такая Джин, которой Кейт никогда не видела. Она сидела у стены – тоже вся в лохмотьях, как и Гэвин, – и не сводила глаз с висящего на веревках мужа.
– Извините меня за то, что дочь так безобразно выглядит. Ей не причинили никакого вреда, – сказал Алек. – Напротив. Я позволил ей оставаться рядом с любимым супругом.
– Развяжите веревки, – прошептала Джин, которая не видела и не слышала ничего.
– И в самом деле. Развяжите по быстрее веревки, – резко сказала Кейт. – И пошлите стражника, чтобы он запряг повозку. Вы должны были предупредить, что он не в состоянии двигаться сам. Это может задержать нас.
Кейт увидела, что ее холодность удивила Алека. Но не до такой степени, чтобы вызвать у него какие-то подозрения.
– Вы слишком торопитесь, – проговорил Алек. – Я пока не решил, что сделаю с ним.
– Джок отвезет его в Крейгдью, – твердо сказала Кейт. – Это самое лучшее решение. – Она повернулась к Джоку. – Развяжи веревки, Джок.
Джок вынул меч и шагнул вперед.
– Вы забываете о том, где находитесь, – услышала Кейт мягкий голос Алека. – Здесь приказываю я.
– Он уже на грани жизни и смерти. Если Гэвнн умрет, то Роберт нападет на Килгренн. Он будет в такой ярости, что его ничто не остановит. А этого нам как раз и не нужно.
– Да? – заинтересованно спросил Алек. – А что нам нужно?
– То, что вы мне обещали. Корона. Что же еще? Зачем бы я сюда явилась? – Кейт встретила его испытующий взгляд. Она действовала совершенно инстинктивно. Верную ли ноту она взяла в этой игре? – Не стану отрицать, что я симпатизирую этому юноше. Но сейчас меня гораздо больше волнует другое.
– С тех пор, как я появился в Крейгдью? До этого, мне казалось, вы были вполне довольны жизнью.
– Я хотела управлять островом. Хотела стать его правительницей. Но Роберт противился этому. Он даже не захотел жениться на мне по всем правилам. – Кейт нахмурилась. – Я устраивала его как любовница. Но Крейгдью он любит и ценит больше.
– Хм, какая откровенность.
– Мне кажется, будет лучше, если мы с самого начала откроем друг другу все карты. Вы хотите воспользоваться моим происхождением и найдете во мне сильного союзника. Разве это хуже, чем играть слабой и безвольной куклой?
– Лендфилд предупреждал, что вас не так просто сломить. Что вы сильная натура. И мне надо остерегаться вас.
– Если мы будем стремиться к одной цели, то нет. – Кейт помолчала. – Мы не сможем заполучить корону, если будем растрачивать наши силы на пустяки. – Она кивнула Джоку. – Возьмите своего человека и убирайтесь отсюда.
Кейт затаила дыхание. Но на этот раз Малкольм не стал возражать.
Поддерживая безвольное тело Гэвина, Джок взмахнул мечом и перерезал веревки.
– Осторожнее, – Джин с трудом поднялась. – У него переломаны ноги.
Лицо Джин было тоже все в синяках и ссадинах, как и лицо Гэвина. Жалость и гнев снова заставили сердце Кейт сжаться.
Опустив Гэвина на пол, Джок принялся медленно ощупывать его тело.
– Повозка, – напомнила Кейт Малкольму.
Он не сводил удивленного взгляда с ее лица.
– И вас это не потрясает?
– А почему это должно потрясти меня? Я серьезно обдумала ваше предложение. – У видев, что он колеблется, Кейт вспыхнула, позволяя своему гневу выплеснуться наружу. – Всю жизнь мне внушали, что я должна держаться в тени и не могу претендовать на то высокое положение, которое принадлежит мне по праву рождения. И вот теперь, когда у меня появилась такая возможность, вы хотите все испортить, наслаждаясь мелкой местью?! Мы можем получить намного больше, отказавшись от малого.
Алек откинул голову и засмеялся.
– Кажется, вы и в самом деле способны стать королевой. Я не зря сделал ставку на вас. – Он повернулся и шагнул к выходу. – Слушаюсь, ваше императорское величество. Я прикажу стражникам побыстрее запрячь повозку.
Как только дверь захлопнулась, Кейт бросилась к Гэвину и встала рядом с ним на колени.
– Ну что? – спросила она у Джока.
– Плохо. Обе руки вывернуты из суставов. Правая нога сломана в двух местах. Левая – в трех. Вся спина изодрана в клочья. – Он помолчал секунду. – На правой руке сломаны три пальца.
– Он выживет?
Джок кивнул.
– Думаю, да. Может быть, если удастся вправить ему кости, он даже не останется калекой.
– И ты справишься сам?
– А как же? После битвы неизбежно приходит черед лечить раны. – Он нахмурился. – Надеюсь только на одно – что у него нет серьезных внутренних повреждений. Что ему ничего не отбили.
– Это все, – тупо сказала Джин. – Сначала кнут, потом дыба. – Она повернулась к Кейт. – Отец заставлял меня смотреть на все это. Мне пришлось сказать ему про вашу помолвку. Я сказала бы ему все, лишь бы прекратить мучения Гэвина.
– Неужели ты думаешь, что я не понимаю? И я бы сделала то же самое. – Кейт посмотрела на бледное, избитое лицо Гэвина, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы. – Но теперь с ним все будет в порядке. Как только вы уедете отсюда, ты сможешь сутра до вечера ухаживать за ним. Ты должна поставить его на ноги.
– Если отец позволит мне уехать вместе с Гэвином.
«Еще одна проблема, – измученно подумала Кейт. – Надо придумать убедительную причину, чтобы Малкольм отпустил Джин».
– Какая трогательная сцена, – послышался голос Алека. – Вы выглядите, как ангел, спустившийся с небес на подмогу этому парнишке.
Следовало немедленно погасить вспыхнувшее в нем подозрение.
– Как я слышала, моя мать выглядела так же замечательно в этой роли, когда ухаживала за своим любимым супругом лордом Дарнли... – Кейт прямо взглянула ему в глаза, – ...до ухода на пирушку. А потом пороховой взрыв разнес дом на кусочки. И она, конечно же, утверждала, что понятия не имеет, кто устроил покушение.
Алек расхохотался.
– Надо же! Я совсем позабыл об этой истории.
– А я нет. Я очень серьезно пыталась понять, какие просчеты она совершила в своей жизни и почему не смогла добиться успеха. – Кейт поднялась с колен и отряхнула грязь с подола. – Прикажите подать доску или носилки и позовите стражника, чтобы он помог донести Гэвина до повозки.
– Удивительно, что вы не просите меня сделать это, – насмешливо заметил Малкольм. – А приказываете.
– Если вы сами не догадываетесь, что мне остается делать? – Кейт двинулась к выходу, но у двери повернулась, как будто эта мысль только что пришла ей в голову. – Да, девушка должна отправиться с ним.
– Нет! – резко ответил Алек.
– Если Гэвин остался жив, то она здесь больше не нужна. Они обвенчались в церкви... Ее уже никто не возьмет замуж. Зачем она нам? Лишние хлопоты – и ничего больше. Неужели не понятно?
– Тогда, может, все-таки стоит убить Гэвина? мягко спросил Алек.
– Какой смысл? Сейчас он вам больше не нужен. Эта карта отыграна. А когда вы получите трои, вы сможете исполнить любое свое желание без особых затруднений.
– Очень разумно. – Алек опять внимательно посмотрел на нее. – Даже слишком разумно.
Кажется, Кейт немного переиграла. Если она и дальше будет действовать в том же духе, то зачеркнет все, чего успела добиться. Равнодушно пожав плечами, она бросила:
– Впрочем, делайте что хотите. Мне все равно. Просто я думаю, не стоит отвлекаться на то, что не заслуживает никакого внимания. – Наступило время проявить и некоторые женские слабости. – Я должна выйти, иначе упаду в обморок от этой вони. Жду вас во дворе.
Очутившись на воздухе, она сделала несколько судорожных глотков, борясь с дурнотой, подступавшей к горлу, но, конечно же, не от запаха, которого она почти не чувствовала, а потому, что уже не могла видеть того, что сделал с Гэвином этот изверг. Правильный ли тон она нашла в последнюю минуту? Ей казалось, что да. Но ведь она совсем не знала Малкольма. Оставалось только ждать.
Кейт начала ходить по двору, чтобы снять напряжение. Почему они так медлят? Что там происходит?
Наконец дверь темницы распахнулась, и первым появился Джок, который нес на носилках Гэвина. С другого конца их поддерживал стражник.
А Джин?
Через мгновение появилась и Джин. Кейт осторожно выдохнула воздух. Увидев Малкольма, она отвернулась, чтобы он не смог разглядеть выражения ее лица.
Стражник и Джок осторожно уложили Гэвина.
Потом Джок укрыл его теплым плащом.
Гэвин издал сдавленный стон и открыл глаза. Они были удивительно синими на мертвенно-бледном избитом лице с кровавыми подтеками.
Кейт подошла поближе, с волнением и болью вглядываясь в него.
– Как ты себя чувствуешь? – прошептала она.
– Ужасно... – проговорил он с трудом. – Извини... Не думал...
– Помолчи. Береги силы. Ты поправишься.
– У меня сломаны...
– Джок сумеет вправить кости. Он обещал, что ты даже не будешь хромать.
– Я не о ногах. – Гэвин попытался улыбнуться, но только скривился от невыносимой боли. – Пальцы... Скажи ему, чтобы он вправил мне пальцы.
Кейт не могла понять, почему его волнуют такие пустяки.
– Он сделает все, что нужно.
– Это важно... иначе я не смогу играть на волынке...
Ее душили слезы.
– Не уверена, что ему скажут за это спасибо.
Гэвин опять попытался улыбнуться.
– Это важно... – И он снова погрузился в беспамятство.
Джин взобралась на повозку и положила голову Гэвина себе на колени. При ярком свете дня она выглядела еще хуже, чем в темнице. Казалось, мрак поглотил ее сияющее очарование, оставив только тень той нежной, милой девушки, которая появилась в Крейгдью. Взглянув в ту сторону, где стоял ее отец, Джин проговорила, не разжимая губ:
– Кейт, я хочу, чтобы этот человек умер.
Кейт посмотрела на Гэвина и почувствовала новый прилив неукротимой ярости. Ее губы точно так же оставались неподвижными, и никто со стороны не смог бы догадаться, что она ответила Джин.
– Он умрет, – бесстрастно сказала Кейт и подошла к Джоку, который уже сидел на облучке, готовый тронуться в путь. – Постарайся задержать Роберта, чтобы он как можно дольше не появлялся здесь.
– Почему?
– Делай, как я сказала.
Она отступила на шаг и, облизнув губы, громко произнесла:
– Передай Роберту: он не хотел сделать меня правительницей Крейгдью! Ну так теперь я буду владеть всей Шотландией.
– Думаешь, он поверит?
– А почему нет? Он знает, что я тщеславна. Постарайся настроить его против меня. Ты с самого начала, как только я появилась на острове, хотел избавиться от меня. Воспользуйся моментом.
Малкольм остановился в нескольких шагах от них, наблюдая за говорящими.
– Вот и все, – закончила Кейт. – Каждый получил то, что он хотел. Вы – свой Крейгдью. Я – возможность стать королевой. – Она отступила, жестом показывая Джоку, что он может ехать.
Он с обычным бесстрастием посмотрел на нее и тронул поводья лошади.
– Кажется, вы расстаетесь с ним без сожаления? А ведь он очень преданный слуга.
– Моему так называемому супругу, а не мне. А еще более он предан Крейгдью, где мне было так тесно, – ответила Кейт, глядя, как повозка удаляется от замка.
На какое-то мгновение она вновь почувствовала себя такой же страшно одинокой, какой была некогда. Наверное, она навсегда рассталась с дорогими ей людьми. И, конечно, уж никогда ей не увидеть снова Крейгдью.
– Но не кажется ли вам, миледи...
Выпрямив плечи, она повернулась к Малкольму.
– Миледи? – Она улыбнулась ему. – Я хочу, чтобы вы называли меня Кэтрин.


Возле Килфирт-Глен расположился всего лишь один военный шатер, хотя их должно было быть не меньше двадцати.
Макбреннан стоял вместе с Робертом на холме, откуда была видна вся долина.
– Что произошло? Ты говорил, что парни из Крейгдью уже должны быть здесь?
– Джок обещал, что они прибудут на рассвете, предчувствуя самое худшее, мрачно ответил Роберт.
Он увидел, что около шатра стоит лошадь Джока. – Мне все это очень не нравится. Подожди, пока я не подам сигнал. – Он пришпорил коня и понесся галопом к шатру.
Но ему навстречу уже вышел сам Джок Кандарон.
Его холщовая рубашка была мокрой от пота. Волосы всклокочены. Рукавом рубашки он вытирал пот со лба.
– Тебе удалось убедить их?! Сколько человек пришло нам на помощь?
– Примерно три сотни. Джеми Грант и его люди присоединятся к нам через час. – Роберт спрыгнул с коня. – А где же, черт подери, наши парии?
– Я сказал Яну, что пошлю за ним, если это понадобится.
– Какого дьявола! Что ты несешь? Они должны быть здесь сейчас же!
– Боюсь, что нет. – Джок кивнул в сторону шатра. – Гэвин здесь.
– Что?! Как он?
– Без сознания. И это его счастье. Весь день я вправлял ему кости. Эта хрупкая девушка, которую он выбрал в жены, оказалась куда сильнее, чем я думал... Она очень хорошо помогала мне, а ей было не так просто видеть, как он страдает.
– Джин тоже здесь?
– Да.
– Как это удалось сделать?
– В обмен на Кейт.
Роберт задохнулся, словно Джок ударил его кинжалом в грудь. Какое-то мгновение он был не в силах выговорить ни слова. Потом на смену потрясению пришла ярость.
– Сукин сын! Как ты посмел! Я вырву у тебя сердце!
– Я знал, что ты так и скажешь, – Джок пожал плечами. – Но я не мог иначе. Кейт сказала, что в противном случае сама пойдет в замок Малкольма. Мне оставалось последовать за ней, чтобы, по крайней мере, вывезти Гэвина.
– И заодно избавиться от Кейт!
– Должен признаться, что меня устраивал ее отъезд. – Джок помолчал. – Она просила меня передать, чтобы ты не торопился освобождать ее. Она сказала, что раз ты отказался отдать ей Крейгдью, то она возьмет всю Шотландию.
Роберт ни на секунду не поверил услышанному. Да, у Кейт ясный и трезвый ум. У нее есть вкус к власти. Но холодный расчет несвойствен ей. И она так мечтала остаться на Крейгдью. С ним.
– И ты решил, что она говорит правду?
Джок помолчал и затем спокойно ответил:
– Ты знаешь: Алек прав в одном. Из нее могла бы получиться и, может быть, получится замечательная королева. – Он снова пожал плечами. – Думаю, Кейт солгала. Она дала согласие, чтобы спасти Гэвина, тебя и Крейгдью.
– Жертвуя собой? – хрипло спросил Роберт.
– Сомневаюсь. У нее на уме другое. – В улыбке Джока чувствовалась гордость за Кейт. – Она не производила впечатление человека, идущего на заклание. Напротив, она собирается одержать победу над Алеком.
– Но у него такой опыт в подобных делах, которого нет у Кейт. Каким образом она надеется взять над ним верх?
– Ты не видел, как она себя вела там. А я был свидетелем. – Джок помолчал. – Если ты не веришь, что она ушла по доброй воле, тогда помоги ей.
– Как? – Роберт подозрительно сузил глаза. – И с чего это ты вдруг так переменил свое отношение к ней?
– Потому что понял: ты не успокоишься, пока не вырвешь Кейт из лап Алека, – улыбнулся Джок. – И мне кажется, что лучше, если она будет оставаться у нас в Крейгдью, под нашим неусыпным взором, чем на шотландском троне. По крайней мере, здесь мы сможем оказывать на нее влияние.
– Тебе следовало запереть ее дома. Почему ты не сделал этого? – воскликнул Роберт, понимая, что это не только вина Джока, но и его собственная. Он видел, в каком состоянии оставалась Кейт, когда покинул замок. Но он был так разгневан, так ослеплен яростью, что не мог думать ни о чем, кроме мести, ему нужно было вызволить Гэвина. Бог мой! Ну разве он мог представить, что Кейт...
Но ему следовало ждать от нее чего угодно. Кейт способна пойти на все, если считает это нужным и необходимым. И если он, в свою очередь, не предпримет хотя бы чего-нибудь, то просто сойдет с ума. Роберт повернулся в сторону шатра.
– Пойду посмотрю, как Гэвин. А ты – седлай коней. Мы немедленно отправляемся в Килгренн.
– Не думаю, что застанем их там, – покачал головой Джок. – Кейт просила задержать тебя как можно дольше.
Ярость, страх и разочарование сплелись в единый клубок.
– Она не сможет заставить Алека делать то, что сама считает правильным. Она почти ребенок. Неопытный, ничего не знающий о жестоких законах этого мира несмышленыш!
– Я видел ее другой. То, что нам удалось вызволить Гэвина, – полностью ее заслуга. Кейт сумела вынудить Алека отпустить и Джин. Я бы ничего не смог добиться. Я уверен, если бы ты видел ее рядом с Алеком, то изменил бы свое представление о ней.
Как только они приблизились к воротам, навстречу им выехал Дункан.
Он был один.
– Их здесь нет. – Сказал молодой человек, натягивая поводья лошади и останавливаясь перед Робертом. – Кейт просила меня передать вам, что они отправились в Эдинбург... – Он покраснел, неуверенно оглядывая собравшихся вокруг него членов клана, и добавил: – И поскольку она вас покинула, то брак следует считать расторгнутым. Кейт еще добавила, что вам лучше не ронять достоинства и не преследовать ее, так как она не желает больше иметь с вами ничего общего.
– Видишь, – пробормотал Джок, – как она точно умеет бить. Одно дело – собрать своих сторонников, чтобы вернуть похищенную жену. Совсем другое – преследовать женщину, которая сама отказывается признать супружеские узы. – Джок еще сильнее понизил голос: – Тем более что ты не можешь никому объявить, зачем Алек похитил ее, пока они сами не объявят о своих притязаниях на трон.
Роберт и сам понимал, насколько верны слова Джока, и про себя не один раз уже успел проклясть все на свете. Мало того, что ему придется бороться с Малкольмом. Теперь еще придется исхитряться, чтобы не попадать под стрелы, выпущенные меткой рукой Кейт.
– Когда они выехали?
– Еще до полудня, – ответил Дункан. – Вам не удастся догнать их. Отец страшно торопился, чтобы успеть отплыть из джеклоувской гавани на закате.
А сейчас уже скоро полночь. Период штормов прошел, и теперь обогнуть Шотландию по ее северной оконечности – намного быстрее и безопаснее, чем идти через перевал. Алек выиграл два дня: как раз столько, сколько понадобится Роберту на то, чтобы вернуться в Крейгдью, снарядить корабль и двинуться следом за ними.
– В Крейгдью? – спросил Джок.
Роберт кивнул.
– Все равно это самыйбыстрый путь.
– Роберт... Извини... за Гэвина, – Дункан беспомощно пытался что-то сказать. – Я ничего не мог сделать. Отца никто не посмел бы остановить.
– Да. Я знаю Алека. – Боль снова сжала сердце Роберта, когда он вспомнил искалеченное тело Гэвина. Кейт кажется, что она сможет удержать в руках штурвал корабля, которым управляет Алек. Но достаточно сделать один неверный шаг... И Алек поступит с ней точно так же, как он поступал со всеми, кто не желал подчиняться его прихотям. Остается надеяться только на то, что Роберт успеет добраться до Эдинбурга раньше, чем Кейт совершит какую-нибудь оплошность. Он сам лично расправится с Малкольмом.
Роберт повернул лошадь и поскакал навстречу Макбреннану и Джеми Гранту, чтобы поблагодарить за помощь и предложить отпустить людей по домам.
Нет, с Кейт ему спокойной жизни не видать!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Черный Роберт - Джоансен Айрис

Разделы:
1234567891011121314Эпилог

Ваши комментарии
к роману Черный Роберт - Джоансен Айрис



Супер!!!Захватывает!! Гл. герой просто мечта!
Черный Роберт - Джоансен АйрисЯтсан
24.01.2012, 14.20





Я восторге! Прочитала больше 300 книг и эта в первой десятке...
Черный Роберт - Джоансен АйрисЛерка
12.02.2012, 21.29





Очень интересная книга. Я думаю, что она стала одной из моих любимых. Больше вего мне нравятся здесь отношения, чувства и эмоции главных героев. Я считаю, что они более правдаподобны и не так глупы и стандартны, как обычно, в любовных романах. Впервые увидела оригинальность, да и секс - что надо.
Черный Роберт - Джоансен АйрисВалерия
12.02.2013, 10.23





Волнительно
Черный Роберт - Джоансен Айрисводопад
13.02.2013, 15.50





Волнительно
Черный Роберт - Джоансен Айрисводопад
13.02.2013, 15.50





Роман замечательный.
Черный Роберт - Джоансен Айрисника
13.02.2013, 16.38





Не впечатлил. Честное слово старалась, но дочитала только ло 5 главы. Чего-то не хватило.
Черный Роберт - Джоансен АйрисОлеся
30.07.2013, 21.33





Очень интересный роман. Почитайте не пожалеете
Черный Роберт - Джоансен Айриснека я
25.09.2013, 8.22





Прочла , чтоб дочитать .. Не вдохновил .. Ожидала после первой главы большего .. Даже название не соответствует ,яркого ничего нет . Прочесть и забыть ....
Черный Роберт - Джоансен АйрисVita
30.04.2014, 11.53





Чудове творіння пера, яких не так багато на цьому сайті, вартий прочитання, аж надто гострих моментів немає, але для тих, хто віддає перевагу творам такого типу, це найкраще, що можна було б порадити прочитати. Щастя всім!
Черный Роберт - Джоансен АйрисІрма
15.06.2014, 16.29





интересно. но по мне, многовато интриг
Черный Роберт - Джоансен Айрислёлища
10.04.2016, 9.35





Какие проницательные и умудренные юнные девы,не имеющие при этом никакого жизненного опыта! Ой! Наверное жизнь в средневековье и не к тому сподвигнет! А вообще симпатичный романчик.
Черный Роберт - Джоансен АйрисЧертополох
11.04.2016, 14.10





роман понравилсяrnкто может, подскажите , что то в этом духе
Черный Роберт - Джоансен Айрислюда
29.04.2016, 15.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100