Читать онлайн Звездочка светлая, автора - Джоансен Айрис, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Звездочка светлая - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.96 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Звездочка светлая - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Звездочка светлая - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Звездочка светлая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Через несколько секунд она распахнула дверь в спальню Гуннара. В комнате было темно, но у дальней стены проступали очертания широкой кровати.
– Квинби? – послышался голос Гуннара. Тот же самый голос, который вторгался в ее сны, но теперь в нем звучала не вкрадчивость, а беспокойство.
Правильно делает, что беспокоится, подумала Квинби. В ней кипела такая ярость, что она была готова разорвать его на куски.
– Да, это я. А ты не ожидал, что я нанесу тебе визит?
– Ожидал, но…
– Но предполагал, что я прибегу и прыгну к тебе в постель. – Подойдя поближе, она увидела, что Гуннар сидит на постели – обнаженный по пояс, с простыней, накинутой на бедра. – Ну, вот я и прибежала. Мне не нравится, когда меня гипнотизируют против моей воли. Не знаю, как это делается, но тебе явно удалось. Черт бы тебя побрал, Гуннар Нильсен!
Она подняла кувшин и вылила ледяную воду на голые плечи и грудь Гуннара. От неожиданности он громко вскрикнул:
– О, черт! Квинби! Я же хотел, как лучше! Ох, до чего холодно!
Гуннар включил свет, спрыгнул с постели и побежал в ванную комнату. Прежде чем он успел туда юркнуть, Квинби успела разглядеть его крепкие мускулистые ягодицы. Гуннар оставил дверь открытой, и Квинби слышала, как, вытираясь полотенцем, он бормочет:
– Вы, шведы, может, и привыкли к купанию в проруби, но Гарвания – теплая страна. – Он выключил свет в ванной и вышел, завернувшись в большое махровое полотенце. – Это было чертовски неприятно.
– Не более неприятно, чем то, что сделал со мной ты.
– Не ври. В тот момент тебе очень нравилось все, что я с тобой делал. Я не виноват в том, что ты проснулась прежде, чем я довел дело до конца. Понятно, тебе это было в новинку, но что поделать!
Глаза Квинби удивленно раскрылись.
– Откуда тебе известно, что я проснулась прежде, чем… – Она нервно облизнула губы. – А-а, ты догадался. Значит, ты действительно хороший гипнотизер.
– Да, хороший. – Он подошел к ней. – Но это был не гипноз, а телепатия. Я дождался, когда ты уснешь, и стал проецировать образы и ощущение на твое подсознание.
Квинби неуверенно засмеялась.
– Снова ты за свое? Я же сказала тебе, что не верю в… – Она резко выдохнула, вновь ощутив нежное прикосновение к своей груди. Но Гуннар стоял в двух метрах от нее! – Я, кажется, схожу с ума.
Гуннар покачал головой, и ощущение моментально исчезло, хотя Квинби явственно почувствовала, что ему не хотелось оставлять ее.
– Извини, но мне надо было показать тебе, на что я способен, и тогда, когда ты бодрствуешь. Единственной причиной, по которой я воздействовал на твое подсознание во время сна, было то, что я боялся слишком сильно тебя испугать. Сначала тебя нужно было приучить к этому.
– Приучить? – Ее щеки вспыхнули от гнева. – Ты называешь подобное мысленное изнасилование словом «приучить»?
– Я не насиловал тебя. Я тебя соблазнял, – быстро возразил он. – Я дал тебе понять, что это – я, и если бы твое подсознание возражало против этого, оно закрылось бы для меня. Но оно знает, что ты – моя, пусть даже ты до сих пор отказываешься признаться в этом самой себе. Кроме того, я всего лишь поиграл с тобой, подарил тебе немного удовольствия. Я же не… – Он помолчал и, выразительно подняв брови и прикрыв глаза, признался:
– Впрочем, не буду утверждать, что все это было благородно с моей стороны. Настоящее удовольствие я приберег до той поры, когда я тоже смогу разделить его с тобой. – Его голос зазвучал тише:
– Я должен был убедить тебя в правдивости своих слов, Квинби. И сделал это наиболее приятным для тебя способом.
Она растерянно тряхнула головой. Гуннар говорил правду. Теперь она ни на секунду не сомневалась в том, что он с самого начала был абсолютно искренен с нею, а его рассказ был правдой от первого до последнего слова. И все же, цепляясь за привычные стереотипы, она проговорила:
– Значит, ты просишь, чтобы я поверила, что вся чепуха, которой ты меня потчевал, правда?
– Я просил тебя верить мне, но ты не поверила. – Губы Гуннара искривились в ехидной улыбке. – Я был обижен, мне захотелось доказать тебе, что я не лгу, вот и пришлось прибегнуть к предметному уроку. По-моему, он возымел действие. Ведь теперь ты веришь мне, Квинби?
Да, она верила. А что ей было делать. Женщина вдруг почувствовала, что ее колени подгибаются, и она бессильно упала в кресло, стоявшее возле кровати.
– Да, теперь – верю. Наверное, у меня крыша поехала.
Он облегченно вздохнул.
– Наконец-то. Я рад, что все позади. Как же я проклинал твое дурацкое упрямство! Но, может быть, оно и к лучшему. Теперь, когда между нами установилось взаимопонимание, мы можем поближе узнать друг друга.
Квинби с тревогой посмотрела на собеседника.
– Если то, как ты со мной поступил, называется «установить взаимопонимание», то что же означает «познакомиться поближе»?
– О, не обращай внимания, это была всего лишь маленькая демонстрация возможностей. Больше такого не повторится. По крайней мере, без твоего согласия.
– Но как тебе это удалось? Ты же сам говорил, что у вас существуют определенные ограничения на этот счет.
– Так оно и есть, но не существует правил без исключений. Мы имеем право использовать свои способности без ведома человека, если кому-то из нас грозит опасность или при крайней необходимости.
– Данный случай не подпадает ни под одну из этих категорий.
– Но есть еще одно исключение, под которое мы подпадаем. – Голос Гуннара звучал мягко и убеждающе. – Каждый из нас может входить в сознание того, кто является его валоном.
– Что значит «валон»?
– Это гарванианское слово, которое означает… – Гуннар помешкал, подыскивая адекватное понятие на английском. – Даже трудно перевести. Точнее всего будет сказать «души-близнецы». Тот, кто делит с тобой свою душу. Ты мой валон, Квинби. Я понял это в тот же миг, как увидел тебя.
Она растерянно посмотрела на Гуннара, потом попыталась засмеяться, но у нее ничего не вышло.
– И сколько раз в год тебе попадается этот твой… валон?
Лицо Гуннара исказилось как от боли.
– Не смейся, Квинби. Такое случается лишь раз в жизни.
– Как я могу в это поверить? Как я могу вообще верить тебе? Ты вошел в мою жизнь и вывернул ее наизнанку. Ты играешь с моим сознанием и заявляешь, что имеешь на это право, поскольку мы с тобой какие-то там… духовные побратимы. – Она пробежала пальцами по волосам. – Мне все это не нравится. Я привыкла к простым, ясным и земным вещам. И я вовсе не уверена в том, что мое подсознание позволило тебе выделывать со мной нечто подобное. Откуда мне знать, что ты говоришь правду? Ты, судя по всему, можешь играть с моей психикой так, как тебе захочется.
– Успокоит ли тебя мое обещание не входить больше в твое сознание ни при каких обстоятельствах, если только ты сама не позовешь меня туда?
– А ты его выполнишь? Он кивнул.
– Я не могу обещать тебе, что этого не случится ни при каких обстоятельствах, но буду стараться изо всех сил. – Гуннар заискивающе улыбнулся. – Мне очень понравилось находиться в твоих мыслях, Квинби. Они чисты и прекрасны. Я заглядывал в души многих людей, но нигде мне еще не было так хорошо. Мне захотелось свернуться клубочком и остаться там навсегда.
Квинби безрадостно рассмеялась.
– Сама я – мягкая подушка, а сознание у меня – уютное. Если бы все это не звучало столь чудно, я бы, наверное, обиделась.
– Почему? – недоуменно вздернул брови Гуннар. – Ведь это прекрасно, когда человек способен дарить мир и успокоение тем, кто рядом.
– Да потому, что я… – Она умолкла, не договорив. На самом деле ей не хотелось, чтобы он думал о ней, как о чем-то «уютном». На эту… как ее там звали… свою последнюю любовницу Гуннар наверняка смотрел не как на подушку, и в ней его привлекала, скорее всего, красота.
– Ее звали Мари-Энн, – рассеянно проговорил Гуннар. – И ты на порядок красивее, чем она. Квинби захлестнула волна возмущения.
– Ты опять… подглядывал!
– В последний раз, – робко пообещал Гуннар. – Это сильнее меня. Мне нужно было удостовериться в том, что ты по-прежнему меня хочешь. Ты наверняка потрясена. Некоторые женщины, пережив такое, начинают испытывать отвращение. Я не стал внушать тебе такого чувства? Ты не считаешь меня… уродом?
– Нет, я не испытываю к тебе отвращения и не считаю тебя уродом. – Глаза ее блеснули. – Но я думаю, что ты – совершенно беспринципный тип. Ты обещал не лезть в мои мысли, черт тебя возьми!
Она повернулась и пошла к двери.
Гуннар оказался у двери раньше Квинби и загородил ей дорогу.
– Я сорвался. Больше этого не повторится. Мне было очень – очень! – важно убедиться в том, что я не стал тебе противен. – Он улыбнулся, как провинившийся мальчишка. – Я не совершенен, но ты можешь мне доверять. – Дай пройти.
– Послушай, а не хочешь ли заглянуть в мои мысли ты? Я могу сделать так, что у тебя это получится. Тогда сама убедишься, что можешь мне верить.
Неужели он на самом деле пустит ее в свое сознание – на эту самую заповедную территорию, не доступную ни для кого, кроме ее хозяина? Взгляд его был искренним. Видимо, он говорил правду. Квинби отвела глаза в сторону.
– Нет, спасибо. Думаю, я еще не готова копаться в чужих мозгах.
– Тогда просто поверь мне: такое больше не повторится. – Гуннар старался, чтобы его голос звучал как можно более убедительно. – Это было мимолетное желание, импульс. Я сделал это, не подумав.
– Похоже, ты слишком часто действуешь, не подумав, – сухо сказала она. – Какие у меня могут быть гарантии, что это не повторится?
– Никаких, – честно признался он. – Но я не настолько бессовестный, как может показаться. Я держу свое слово.
– Если помнишь о нем. Гуннар болезненно сморщился.
– Я же сказал тебе, что не совершенен. Но я исправлюсь.
Квинби подняла глаза. Конечно же, он не совершенен и сделает еще много ошибок. Она внезапно испытала огромное облегчение. Возможно, Гуннар обладает суперинтеллектом, но он бывает уязвим и беззащитен. Хотя бы сейчас, переживая по поводу того, как выглядит в ее глазах.
А ведь она боится его! Страх поселился в ее душе в ту самую минуту, когда она осознала, что Гуннар говорит правду. То, о чем он рассказал ей, заключало в себе огромную силу, а такая сила, в свою очередь, неизбежно порождает страх. И в то же время ей было ясно, что не надо бояться Гуннара.
Он не сводил с нее глаз.
– Так что, ты остаешься?
– Ты сейчас не читаешь мои мысли? – подозрительно глянула она на него.
На его лице отразилось радостное облегчение.
– Нет, честное слово. Значит, ты остаешься! – Он шагнул к ней, подхватил на руки и стал кружиться по комнате. – Черт, как же ты меня напугала!
– Гуннар, немедленно отпусти меня! – Она впилась руками в его голые плечи и тут же ощутила, как через ее ладони, словно от соприкосновения с оголенными проводами, пошли электрические разряды. Его кожа была гладкой, теплой и золотистой от загара.
– Как прикажешь. – Темно-синие глаза горели плутовским огнем. Он разжал объятия, и Квинби медленно скользнула вниз, ощутив при этом каждый мускул его тела. Она явственно почувствовала владевшее им возбуждение. – Ты уверена, что не хочешь заглянуть в мои мысли и узнать, о чем я думаю? Тебе это должно понравиться. Я думаю, как прекрасно было бы избавиться от этой чепухи, что на тебе. Тогда я мог бы прижаться к тебе всем телом и ощутить, какая ты нежная и горячая. А после я положу руку на…
– Тс-с! – Щеки Квинби горели. – Я не хочу читать твои мысли и не хочу, чтобы ты мне их пересказывал. Отпусти меня.
Он повиновался не сразу, внимательно вглядываясь прищуренными глазами в ее лицо, а затем неохотно разжал руки и отступил назад.
– Ну хорошо. Раз ты настаиваешь.
– Настаиваю. – Квинби изо всех сил старалась, чтобы ее голос звучал твердо и решительно. – Если я согласилась остаться, из этого еще не следует, что я намерена сию же секунду закрутить с тобой роман.
– Сию секунду не обязательно. Кроме того, я уже сказал тебе, что мы идем, друг к другу с того момента, когда каждый из нас появился на свет. – Он мягко улыбнулся. – Но я вижу, что тебе сначала необходимо привыкнуть к этой мысли и связать все ниточки воедино. Для этого в твоем распоряжении есть день или даже два.
– Как щедро с твоей стороны!
– Это звучит самонадеянно? Прости, я не специально. Я лишь имел в виду, что ты – умница, светлая голова, и тебе не понадобится много времени, чтобы разобраться во всем услышанном и прийти к тому же выводу.
– К какому именно?
– О том, что я твой валон, – просто ответил он. – Раз и навсегда.
Глаза Квинби затуманили слезы. Внутри нее возникало что-то необъяснимое, но тут же рассыпалось и исчезало. Она боялась, что уже готова смириться с его выводом. Но это же совершенно невозможно! Приди она к такому заключению, обратной дороги не будет, и кто же окажется ее избранником? Человек, находясь рядом с которым, она столкнется с кучей проблем, да таких, о каких раньше и помыслить-то не могла! Но пока она еще не перешла черту, из-за которой возврата нет. Пока не перешла.
Квинби судорожно вздохнула. Сейчас она не в состоянии справиться со всем этим. Она слишком растеряна. Нынешняя ночь оказалась богата переживаниями, они привели ее в смятение.
– Я хочу вернуться в свою постель, и не намерена больше обсуждать это до тех пор, пока спокойно все не переварю.
– Весьма резонно, – согласился Гуннар. – Не очень радостно для меня, но резонно.
– А вот о чем мне действительно хочется поговорить, так это об Эндрю. Гуннар посерьезнел.
– Я собирался рассказать тебе о его проблемах, но ты не захотела слушать.
– Теперь я тебя слушаю. – Она повернулась и поспешно подошла к стулу, на котором лежал голубой махровый халат Гуннара. Тонкая шелковая пижама казалась ей недостаточно надежной защитой от искушения, которое излучало обнаженное тело Гуннара. – Ты сказал, что Эндрю тоже является телепатом?
– Да, причем очень сильным. Один из его родителей принадлежал к «Кланаду», второй – нет. Парадоксально, но это каким-то образом стимулировало его телепатические способности. – Гуннар помедлил. – Это же обстоятельство, к сожалению, повысило и его чувствительность. Члены «Кланада» без особого труда научились создавать вокруг себя защитный барьер, не пропускающий нежелательное психическое воздействие, но…
– Что это означает?
– Ну-у, это – обрывки чужих мыслей и переживаний, которые витают повсюду. Их можно сравнить с радиопомехами, только психического происхождения. В общем-то, они обычно не представляют опасности, если это не является внезапным взрывом негативных эмоций в непосредственной близости от нас.
– А Эндрю не научился возводить такой барьер? – предположила Квинби.
– Он пытался. Для того чтобы научить его этому, был выбран я, и мальчик действительно учился. Мы тщательно следили за тем, чтобы он не общался ни с кем, кроме членов «Кланада», чтобы никто не смог его ранить. Но примерно с год назад произошло то, чего никто из нас не ожидал. Один из членов «Кланада» попал в автомобильную катастрофу. Он врезался в парапет набережной, машина загорелась, и он погиб в страшных мучениях.
– И Эндрю… – Квинби была не в силах выговорить то, что вертелось в ее голове. – О Боже, несчастное дитя!
Гуннар мрачно кивнул.
– Он не смог оградить свой мозг от волны этой страшной боли, которую испытывал умирающий человек. Он вместе с ним переживал и агонию, и смерть. Два дня у него не прекращалась истерика, и мы ничем не могли ему помочь. Что пережили Элизабет и Джон – невозможно описать. – В глазах Гуннара было написано страдание. Он словно снова переживал страшные события, о которых рассказывал. – А я тем временем проклинал себя. Я винил себя в том, что не торопился с его подготовкой. Но я полагал, что мальчика необходимо учить постепенно, поскольку интенсивный курс обучения мог бы травмировать его психику.
– Ты рассуждал правильно. Кто же мог предположить, что случится такое несчастье?
– Я должен был предположить! – К боли, звучавшей в его голосе, добавился сдерживаемый гнев. – Уж мне-то известно, насколько зол и жесток этот мир. Я был обязан предвидеть такую возможность и уберечь от нее малыша.
– Но ведь он все же оправился после того случая, – проговорила Квинби, желая хоть как-то утешить Гуннара. – Сейчас он производит впечатление совершенно нормального ребенка, если не считать ночных кошмаров.
– Нет, – качнул головой Гуннар.
– В чем же дело?
– После того как у Эндрю закончилась истерика, он почти неделю находился в состоянии ступора. А потом как-то открыл глаза и выглядел так, словно полностью пришел в себя. Он, казалось, начисто забыл обо всем, что случилось. Господи, как же мы радовались! Мы решили, что он каким-то образом сам излечился и теперь быстро пойдет на поправку.
– Но этого не случилось?
– Нет. Он действительно себя излечил, но помимо этого сделал с собой кое-что еще. Он возвел свой собственный барьер против боли, а поскольку Эндрю сам является очень сильной личностью, его защита тоже оказался чрезвычайно прочной. Он оградил себя от всего мира. Он прячется за этим барьером и отвергает тот факт, что обладает телепатическими способностями.
– Может, это к лучшему? – осторожно спросила Квинби. – Может, после таких переживаний ему и не надо возрождать в себе способности, таящие подобную опасность?
– Так думала и Элизабет. Ей было плевать, вырастет мальчик каким-то особенным или нет – главное, чтобы он был здоров. Но потом у него начались ночные кошмары. Поначалу они посещали его редко, затем стали случаться чаще, и под конец – каждую ночь. Иногда он боится даже закрывать глаза.
– Вы показывали его психиатру?
– Начиная с той ночи, когда произошла автокатастрофа, его наблюдали лучшие врачи «Кланада». Но они не могли понять, что происходит с мальчиком. Видишь ли, – горько усмехнулся Гуннар, – проблемы медицинского характера, с которыми сталкиваемся мы, являются новыми, слабоизученными для врачей. Когда речь заходит о нас, им приходится действовать наугад, методом проб и, к сожалению, ошибок. Тем не менее, через некоторое время им удалось поставить диагноз и предложить некоторые рекомендации. Эндрю – прирожденный телепат, и подавление этих способностей для него неестественно. Его психика – это поле боя, и единственное время, когда он осознает, какая битва происходит внутри его, это часы сна.
– А что значит это загадочное слово «тени»?
– Тени – это мысли, которые пытаются прорваться сквозь возведенный им защитный барьер. Мысли, которых он боится, поскольку они могут нести в себе такую же боль и ужас, мысли, которые едва не свели его с ума.
Такое объяснение звучало логично, Квинби снова ощутила волну жалости и симпатии к Эндрю.
– Вы пытались применять гипноз?
– Он допускает меня до определенной точки, но не дальше.
– Так что же тут можно поделать?
– Найти способ разрушить этот барьер.
– Нет! – не раздумывая, воскликнула она. – Вы не имеете права вновь заставлять его пройти сквозь всю эту боль.
– Конечно. Я бы скорее согласился на то, чтобы он остался таким, как сейчас, чем снова причинять ему психическую травму. Неужели ты считаешь меня чудовищем?
– Я хотела сказать…
– Дело в том, что его состояние ухудшается, – перебил ее Гуннар. – Его сознание балансирует на опасной грани, и мы не можем позволить ему сохранять свой защитный барьер. Если он рухнет, я смогу помочь Эндрю разобраться в том, что происходит, и выстроить иную систему защиты, такую, которую можно контролировать.
– Как же ты рассчитываешь преодолеть его защиту?
– Я рассчитываю на то, что он сам это сделает, – ответил Гуннар. – У Эндрю – добрая душа и прирожденная склонность к целительству. Это – его главная отличительная черта.
Квинби вдруг догадалась о замысле Гуннара.
– Так вот о каком «катализаторе» ты говорил! Стивен! Ты свел их вместе, чтобы Эндрю попытался помочь Стивену?
– Не «попытался». Эндрю на самом деле способен излечить Стивена. В течение последних пяти лет мы изучали различные уровни интеллекта, и нашли способы, с помощью которых можно помочь таким людям, как Стивен. Их можно излечить собственным примером, показывая им, как воспринимать те или иные явления. Это – долгий и изнурительный процесс, но, если применить при этом телепатию, можно достичь потрясающих результатов.
– Удивительно! – восхитилась Квинби. – Настоящее чудо!
– Это не чудо, а новая ступень развития науки. Жаль только, что в ее лабиринтах нам пока приходится двигаться вслепую.
– А если Эндрю не сможет помочь Стивену? Губы Гуннара сжались в узкую полоску.
– Тогда я увезу их обоих обратно в Седихан, обращусь к специалистам «Кланада» с просьбой вылечить Стивена, а сам постараюсь не думать о том, как бы помочь Эндрю, а займусь чем-нибудь другим.
– Но ты, судя по всему, надеешься, что этого не потребуется?
– Надеюсь. Я всегда надеюсь. Господи, как же мне хочется, чтобы так не случилось! Стивен и Эндрю явно начинают привязываться друг к другу. Ты сама видела это сегодня вечером.
Горло Квинби сжалось. Она вспомнила трогательную картину: мужчина и мальчик сидят на берегу реки и смотрят на звезды.
– Да, они действительно становятся близкими.
– Ты поможешь мне, Квинби? – умоляющим тоном спросил Гуннар. – Помогая мне, ты будешь помогать Эндрю. Без тебя мне не справиться. Я не знаю, чего ожидать, когда он пересечет черту, из-за которой уже не будет возврата.
Как странно: Гуннар употребил то же самое выражение, которое незадолго до того пришло ей в голову. Они оба – и Эндрю, и она сама – входили в незнакомые, опасные воды. Квинби уже решила, что поможет мальчику, чего бы это ни стоило – даже при том, что не знала, кто поможет ей самой.
– Для этого я здесь и нахожусь – чтобы удержать Эндрю. Ты рассказал мне все, или есть еще что-то, что я должна знать?
Гуннар колебался, и, казалось, уже был готов что-то сказать, но затем мотнул головой:
– Не сейчас. Ты и так узнала достаточно много, так что этой ночью у тебя будет над чем подумать. Остальное узнаешь завтра.
Квинби не стала спорить. Она вдруг почувствовала невероятную усталость.
– Хорошо. Завтра. – Пройдя через комнату и открыв дверь, она сказала:
– Спокойной ночи, Гуннар.
– Квинби! – окликнул он ее. Она оглянулась. – Дело ведь не только в Эндрю, правда? Я знаю, ты здесь ради мальчика, но есть и что-то еще. – Фразы получались у него неуклюжими. Ему явно было не по себе. – Я имею в виду, что дело и во мне тоже, да? Ты же хочешь остаться еще и для того, чтобы получше узнать меня?
Квинби не знала, что ответить. Он требует от нее чересчур много. Нужно остановить его. Женщина уже открыла рот, чтобы дать резкий отпор, но встретилась глазами с его молящим, беспомощным и… любящим взглядом. Разве можно ударить человека, который так на тебя смотрит?
Она вздохнула и честно ответила:
– Да, Гуннар, я хочу узнать тебя лучше. – Лицо мужчины осветилось радостью. – Но не так быстро и решительно, как хотелось бы этого тебе. И держись подальше от моих снов!
После этих слов дверь закрылась за ее спиной.
* * *
Двадцатью минутами позже, когда сон уже обволакивал ее своей черной пелериной, Квинби услышала негромкие шаги Гуннара. Он прошел по коридору мимо ее двери и стал спускаться по лестнице.
Еще одна тайна, которую он не счел нужным доверить, подумалось ей. Нужно не забыть и завтра обязательно спросить его относительно этих ночных прогулок.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Звездочка светлая - Джоансен Айрис

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Звездочка светлая - Джоансен Айрис



Совсем не нравились главные герои в начале, но чем ближе к концу, тем лучше!
Звездочка светлая - Джоансен АйрисЕкатерина
15.02.2012, 21.56





Читать о большой Любви непросто, но как же хочется, чтобы и у тебя такое было! Спасибо за огромное удовольствие!!!
Звездочка светлая - Джоансен Айрисстарушенция
3.11.2012, 10.27





Мне не понравился роман. Как то все скомкано и плохо продуманно. Интриги по сути никакой, сюжетная линия раскрыта не полностью. 5 из 10
Звездочка светлая - Джоансен АйрисВарёна
26.03.2014, 1.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100