Читать онлайн Золотая валькирия, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Золотая валькирия - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.7 (Голосов: 60)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Золотая валькирия - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Золотая валькирия - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Золотая валькирия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Солнце празднично светило с небес, и от этого Хани чувствовала себя вдвойне счастливой. Внутри у нее все ликовало и пело, когда она утром выбежала на открытую террасу и заняла свое место за столом.
Увидев ее, Алекс оторвался от какого-то официального документа, который сосредоточенно рассматривал, и улыбнулся ей своей самой приятной улыбкой, которая всегда волшебным образом смягчала его суровые черты.
– Доброе утро, – приветствовал он Хани. – Я вижу, в этот чудесный день ты в согласии с собой и со всем миром… – Алекс небрежным жестом бросил бумагу на стол возле своей тарелки и взялся за кофейник. – А где Ланс? – спросил он, наливая кофе Хани и себе.
– Принц потребовал, чтобы Хустина принесла ему полный кофейник в студию, которую ты устроил для него на втором этаже, – усмехнулась Хани, делая большой глоток кофе из своей чашки. – Ему не терпится снова взяться за работу. Он, видишь ли, задумал изменить фон в моем портрете. "Хани Уинстон на фоне штормового моря" – кажется, так это будет называться.
– На мой взгляд, больше бы подошло "Верхом на урагане", – пошутил Алекс.
Хани озорно улыбнулась ему.
– Между прочим, он был очень недоволен, когда узнал, что ты до сих пор не распорядился убраться в коттедже. Лансу очень хочется снова туда перебраться, он считает, что там самый лучший свет.
– Неблагодарный! – с напускным негодованием вскричал Алекс. – Прошло всего три дня с тех пор, как погода более или менее установилась. Ты сама видела, в каком плачевном состоянии оказался ваш домик. Да на одно то, чтобы вывезти оттуда всю глину и водоросли, Нату потребуется не меньше суток, а у него и без того хлопот полон рот. Он, конечно, старается как может, но все же у него не десять рук.
– Я знаю, – примирительно сказала Хани, щедро намазывая маслом свежевыпеченную булочку. – И Ланс тоже знает… Во всяком случае, когда он дает себе труд задуматься об этом, он приводит те же самые доводы. Правда, не могу сказать, чтобы они на него действовали… Ты же знаешь его, Алекс: когда он встает за мольберт, то становится нетерпелив, как черт знает кто! – Она подняла на него смеющиеся лиловые глаза. – Просто Ланс питает огромное уважение к твоим административным и деловым способностям, и ему очень хочется, чтобы ты направил хотя бы часть своей энергии на расчистку коттеджа.
Алекс покачал головой.
– Он что, рассчитывает, что я сам отправлюсь туда с метлой и лопатой? Скорее я позвоню в Галвестон и попрошу прислать сюда бригаду профессиональных уборщиков, хотя это и противоречит нашим привычкам. Да, пожалуй, я так и сделаю… Раз уж этот рыжий дьявол чего-то хочет, он от своего не отступится, – Алекс насмешливо приподнял бровь. – Ты, наверное, тоже это поняла?
Хани почувствовала, что на щеках ее проступил яркий румянец.
– Да, – негромко согласилась она. – Я это поняла.
Во взгляде Алекса промелькнуло какое-то удивительно теплое чувство, которое он, впрочем, тут же поспешил скрыть под маской холодного цинизма.
– Кстати, можешь передать Лансу, что я буду только рад поскорее отправить его обратно в коттедж, – сказал он. – Человеку моего склада очень нелегко ощущать себя третьим лишним в ваших райских кущах.
Хани вскинула на него растерянный взгляд.
– Ох, Алекс, ты ведь, наверное, и вправду чувствуешь себя одиноким из-за нас! Прости, но я даже не могла себе представить… Какие же мы эгоисты, что не подумали о тебе!
– Не эгоисты, – сухо поправил Алекс. – Просто вы слишком увлечены друг другом. Я, во всяком случае, воздержусь от того, чтобы бросить в вас этот камень. – Он сдержанно улыбнулся. – Впрочем – хотя бы из чувства приличия, – Ланс мог бы что-то сделать, чтобы не выглядеть столь вызывающе счастливым. Особенно если рядом с ним находится человек, который вынужден вести аскетический образ жизни… Я привык быть участником событий, а не наблюдать их со стороны.
Судя по тому, что Ланс рассказывал о привычном для Алекса образе жизни, это последнее высказывание было просто вежливым преуменьшением. Он говорил, что сексуальная энергия Алекса была такой неуемной, такой кипучей, что постоянно требовала выхода; но в нормальных условиях он не мог – да и не хотел – обходиться без женщин. Но Хани была настолько захвачена своими собственными переживаниями, что ей и в голову не пришло поинтересоваться, почему Алекс живет в усадьбе один, почему при нем нет никакой особы женского пола, которая могла бы скрасить его одиночество. "Должно быть, – поняла она с запоздалым раскаянием, – Алексу и в самом деле было нелегко каждый день видеть перед собой нас с Лансом".
– Не утешай меня; разумеется, мы были не правы, – решительно сказала она. – Нельзя думать только о себе, какими бы ни были обстоятельства! Ты простишь нас, Алекс?
– Я подумаю, – насмешливо сказал он. – Если я и прощу вас, то только потому, что мое одиночное заключение подошло к концу. Дело в том, что я вызвал сюда одну даму, которая способна хотя бы отчасти компенсировать причиненный вами моральный ущерб. – Он бросил быстрый взгляд на часы. – Собственно говоря, вертолет должен быть здесь с минуты на минуту.
– Даму? – испуганно переспросила Хани. – Ты имеешь в виду баронессу?
– Беттину? Упаси Бог! – воскликнул Алекс. – Нет, я имею в виду мою старую знакомую из "Звездного взрыва".
Хани сразу успокоилась и даже нашла в себе силы улыбнуться.
– Ах да! – сказала она самым непринужденным тоном. – Изобретательная рыжая красотка, которая на поверку оказалась крашеной блондинкой скандинавского типа. А имя у нее есть?
– Ее зовут Леона… Леонелла Мартелл, – любезно пояснил Алекс, вставая из-за стола. – Вон они уже летят, слышишь? Хочешь пойти со мной на посадочную площадку?
– Почему бы нет? – Хани пожала плечами и, допив кофе одним быстрым глотком, тоже отодвинулась от стола. – Все равно Ланс до обеда меня не хватится. Надеюсь, к этому времени он успеет закончить штормовое море.
– Раз так, – галантно сказал Алекс, – я воспользуюсь случаем насладиться твоей очаровательной компанией. Как жаль, что мне это нечасто удается…
* * *
Леонелла Мартелл действительно была весьма соблазнительной молодой особой. Хани поняла это почти сразу – еще до того, как Алекс положил руки на талию этой маленькой стройной женщины, помогая ей выбраться из вертолета. Во всяком случае, Хани показалось, что гостья выглядит и аппетитно, и сексуально, хотя она не считала себя экспертом в этом вопросе. Пусть от природы Леонелла и не была рыжей, но зато в ней угадывалась горячая и страстная натура, способная удовлетворить самого требовательного мужчину. И Хани тут же получила этой своей догадке самое наглядное подтверждение: едва оказавшись в руках Алекса, Леонелла прильнула к его губам таким долгим и страстным поцелуем, что Хани невольно смутилась.
Впрочем, она не без удовольствия отметила, что Алекс ответил на этот поцелуй с не меньшим пылом. Заметив, что за ним наблюдают, он еще крепче прижал к себе свое сокровище и с самым заговорщическим видом подмигнул Хани поверх ее рыжей головки. Не сдержавшись, Хани тихонько прыснула, и улыбка Алекса стала еще шире.
Даже в этой двусмысленной ситуации он остался верен себе и счел необходимым представить дам друг другу по всем правилам. Развернув девушку лицом к Хани, Алекс сказал:
– Познакомься с Леонеллой Мартелл, Хани. Леона, это мисс Хани Уинстон. Надеюсь, вы найдете общий язык, тем более что вы – почти коллеги. Наша Хани – частный детектив, а Леона изучает право в университете Раиса*, – добавил он, давая пилоту вертолета знак, что он может лететь обратно.
* Университет Раиса – престижный частный университет в Хьюстоне.
– Очень рада вас видеть, мисс Мартелл, – вежливо сказала Хани, стараясь перекричать рев вертолетных турбин.
Разглядывая гостью, она невольно подумала о том, что Леонелла скорее всего происходит из обеспеченной семьи. Обучение в университете Раиса само по себе стоило бешеных денег; кроме того, скромные с виду брюки небесно-голубого цвета и шелковая серовато-белая блузка явно были haute couture, а над рыжими вьющимися волосами наверняка потрудился модный стилист.
Восхищение, которое испытывала Хани, оказалось, судя по всему, взаимным. В ответ на ее комплименты Леонелла криво улыбнулась, внимательно разглядывая длинные, цвета светлого меда волосы Хани.
– Мои кудряшки были точно такого же цвета, – с легкой завистью сказала она. – Когда я шла по улице, мужчины останавливались и глазели на меня.
– Не сомневаюсь, что они и сейчас не оставляют вас своим вниманием, – вежливо ответила Хани. – Вы очень красивая женщина, мисс Мартелл, и этот цвет вам тоже очень идет. Многие мужчины предпочитают рыженьких, хотя песни слагают, как правило, о длинных белокурых локонах.
– А некоторые даже и не скрывают своих предпочтений! – вставил свое слово Алекс, небрежно поигрывая рыжеватыми завитками, упавшими сзади на шею Леонеллы.
К изумлению Хани, в ответ на эту реплику Леонелла метнула на Алекса быстрый взгляд, полный упрека и раздражения. Более того: в ее взгляде читалась неприязнь! Это выражение только промелькнуло и тут же исчезло, сменившись безмятежным удовольствием, но Хани была уверена, что не ошиблась. "Как странно! – удивилась она. – Можно подумать, что эта рыжая бестия делает над собой усилие, изображая страстную увлеченность. Но зачем?! Ведь Алекс – такой мужчина, что каждая женщина была бы счастлива удостоиться его внимания…"
– Я рада, что тебе нравится, дорогой, – мурлыкала между тем Леонелла. – Я покрасилась совсем недавно и еще не успела привыкнуть к своим новым волосам. Я даже еще не решила, остаться ли мне рыжей или попробовать какой-нибудь другой цвет.
Она натянуто улыбнулась и повернулась к Хани.
– А как вы считаете, мисс Уинстон? В какой бы цвет вы покрасили свои прекрасные волосы?
Хани отрицательно покачала головой, не зная, что ответить.
– Боюсь, я не стала бы краситься, – сказала она негромко и, испугавшись, что ее ответ могут принять за осуждение, поспешно добавила:
– Дело в том, что мне трудно было бы поддерживать свою гриву в таком безупречном состоянии, как у вас.
Алекс властно обнял Леонеллу за талию.
– Давайте поднимемся в усадьбу и попробуем убедить Хустину приготовить свежий кофе, – предложил он, впиваясь взглядом в лицо Леонеллы, и этот взгляд тоже показался Хани не слишком соответствующим моменту. Заметив, что Хани не двинулась с места, Алекс вопросительно посмотрел на нее.
– А ты? Ты разве не пойдешь с нами?
Хани покачала головой. У нее было сильное подозрение, что Алекс мечтал совсем не о кофе, а оказаться в роли "третьего лишнего" ей не улыбалось.
– Что-то не хочется, – сказала она как можно беззаботнее. – Пожалуй, я лучше схожу в наш домик на берегу и посмотрю, как у Ната продвигаются дела с уборкой. Надеюсь, мы увидимся с вами за ленчем…
– Вот и я надеюсь… – пробормотал Алекс таким неожиданно серьезным тоном, что Хани невольно притушила улыбку.
Все это начинало ей не нравиться, тем не менее она махнула им рукой и стала спускаться вниз по ведущей к бухте тропе.
Никакого желания болтаться в коттедже и подгонять Ната у нее не было – судя по всему, за последние три дня Алекс успел совершенно замучить беднягу многочисленными поручениями. Тем не менее ей нужно было как-то скоротать время, и она принялась бесцельно прогуливаться по берегу бухточки, изредка наклоняясь, чтобы полюбоваться особенно красивой перламутровой раковиной или швырнуть в воду круглую гальку. Примерно через сорок пять минут она увидела вдалеке корабль.
Сначала ей показалось, что это просто обман зрения, странная игра света. Лучи солнца, пляшущие на поверхности океана, подчас создавали странные иллюзии, и все же Хани стало любопытно, она остановилась и прищурилась, приставив ладонь козырьком ко лбу.
Оказалось, что это вовсе не фата-моргана. Скорее всего – сухогруз или танкер, медленно движущийся по направлению к Хьюстонскому каналу. Однако маленькое белое пятнышко, приплясывающее на самом горизонте среди изумрудно-зеленых волн, было слишком маленьким. Очевидно, это просто небольшой рыбачий баркас или катер, и он, похоже, вовсе не двигается. Стоит себе на якоре, словно чего-то ждет… Вот только чего?
Хани передернула плечами, стараясь стряхнуть овладевшее ею беспокойство. Светлое пятнышко на горизонте в самом деле могло оказаться рыбацким суденышком или прогулочным катером… Но почему за все время пребывания на острове она даже издалека не видела ни одного судна? Почему именно сегодня, впервые за три недели, какому-то катеру понадобилось вставать на якорь в этой части Мексиканского залива? И почему это ее так тревожит?
Странно, очень странно…
Повернувшись, Хани медленно пошла обратно к усадьбе. Как глупо с ее стороны беспокоиться из-за такого пустяка. Да этот катер наверняка исчезнет из виду через час или полтора, скроется с глаз, как будто его и не было! Скорее всего это вполне невинная компания любителей океанской рыбалки на зафрахтованном суденышке – одном из тех, что толпятся в Галвестонской гавани в ожидании клиентов.
И все же ей казалось странным, что чужое судно встало на якорь именно здесь – на траверзе острова, как раз напротив единственной бухты, где можно было подойти к берегу и причалить. Разумеется, это могло быть простым совпадением, но у Хани уже успела выработаться профессиональная привычка не верить в совпадения… Инстинктивно она заторопилась и прибавила шагу. Мысли проносились в ее голове одна тревожнее другой. Неожиданно она подумала, что появление подозрительного корабля было вторым за сегодняшний день событием, выходящим за рамки размеренной островной жизни. Первым было прибытие Леонеллы Мартелл…
Может ли одно быть связано с другим? Что, если катер ждет Леонеллу?
"Но ведь она приехала на остров по приглашению Алекса", – возразила сама себе Хани и тут же вспомнила странный взгляд, который Леонелла бросила на Алекса. Что-то было не так, определенно не так! Хани поежилась от недоброго предчувствия: подсознательно она не сомневалась в этом с тех самых пор, когда увидела выбирающуюся из вертолета гостью Бен Рашида.
Хани неожиданно остановилась и ахнула. Ну, конечно! Рыжие волосы! Леонелле безусловно нравилось быть блондинкой. Во всяком случае, когда она разглядывала серебристо-желтые волосы Хани, в ее лице явно читалась зависть. Будет ли краситься натуральная блондинка, если ее вполне устраивает природный цвет волос? И на Алекса Леонелла в тот миг посмотрела так, будто это из-за него ей пришлось сделаться рыжей…
– О Боже!.. – воскликнула Хани неожиданно, и ее глаза сами собой расширились от ужаса.
В следующую секунду она уже бежала вверх по склону. Скорей, скорей к усадьбе! Нужно срочно проверить свои подозрения!
Подобно урагану Хани ворвалась в парадную дверь и, прыгая через две ступеньки, взлетела вверх по лестнице на второй этаж. Очутившись в коротком коридоре, ведущем в студию Ланса, она без предупреждения толкнула легкую филенчатую дверь в мансарду.
Услышав шум, Ланс медленно обернулся. Взгляд его, однако, оставался туманным, словно он все еще был погружен в работу.
– Ланс! – выкрикнула Хани, тщетно пытаясь отдышаться после быстрого бега. – Алекс как-то сказал мне, что все ваше ближайшее окружение знает о его пристрастии к рыжим женщинам. Это правда?
– Что? – рассеянно переспросил Ланс, и его взгляд снова вернулся к мольберту, где стояла незаконченная картина. – О чем ты. Медок?.. Ах да… Это правда, но я не понимаю…
– О нет! – в отчаянии простонала Хани и, круто повернувшись, выбежала из студии.
"Какое преступное легкомыслие не связать одно с другим!" – подумала она, огибая угол и летя по коридору к спальне Алекса. С тех пор, как Хани приехала на остров, она позабыла обо всем, кроме Ланса; она позволила убаюкать себя блаженному однообразию счастливых дней и напоенных страстью ночей и совершенно упустила из виду, зачем она здесь! Теперь ей оставалось только молиться, чтобы было еще не слишком поздно…
Вбежав в спальню Алекса, она быстро окинула взглядом просторное, богато обставленное резной антикварной мебелью помещение. На широкой двуспальной кровати никого не было, но Хани бросилась в глаза приоткрытая дверь ванной комнаты в дальнем конце спальни. Оттуда доносился только шум воды, однако этого было достаточно, чтобы Хани похолодела. Она знала, как просто утопить человека в ванне, особенно когда он ничего не опасается. Неужели это уже произошло?!
Не раздумывая, она бросилась туда и широко распахнула дверь ванной комнаты.
Алекс лежал в огромной, вделанной в пол гидромассажной ванне из лазурита, достойной украсить собой дворец любого из его царственных предков. Увидев растрепанную Хани, он поднял голову и воззрился на нее в немом изумлении.
Но Хани удостоила его лишь одним коротким взглядом и, убедившись, что он жив и невредим, сосредоточила все свое внимание на рыжей красотке, которая уселась на Алекса верхом.
– Нет! – резко выкрикнула она.
Леонелла быстро обернулась через плечо; на лице ее отразилось сильнейшее удивление, но она даже не успела пошевелиться. Хани прыгнула к ванне и, схватив Леонеллу в удушающий захват, быстрым движением оторвала ее от Алекса.
– Хани, ты что, с ума сошла?! Прекрати сейчас же! – сердито закричал Алекс, пытаясь сесть, но поднявшаяся от всей этой возни волна толкнула его в грудь и отбросила обратно на бортик ванны.
Хани не обратила на его гневный окрик никакого внимания, поскольку Леонелла проявила поразительную для женщины такого миниатюрного сложения силу. Хани потребовались все ее умение и сноровка, чтобы не дать ей вырваться. Кто бы мог подумать, что обнаженное тело может быть таким скользким? Справиться с Леонеллой оказалось не легче, чем удержать в объятиях отчаянно барахтающуюся свинью, которая к тому же только что вывалялась в грязной луже.
– Хани, черт возьми, я тебя убью! – прогремел Алекс, предпринимая еще одну попытку подняться. – Отпусти ее немедленно!
Хани поняла, что у нее есть только один выход. Развернув полупридушенную Леонеллу лицом к себе, она отступила на полшага и коротко, почти без замаха, ударила ее кулаком в челюсть.
Леонелла гортанно всхлипнула, ее рыжая голова нелепо мотнулась на изящной шее, а глаза закатились. Девушка начала погружаться в воду, но Хани успела подхватить ее под мышки и выволочь из ванны. Леонелла тут же без чувств осела на залитый водой ковер.
– Черт бы тебя побрал, Хани! – простонал Алекс, закрывая глаза рукой. Ему так и не удалось встать, и он по-прежнему сидел, погрузившись в бурлящую воду по самые плечи. – Почему ты не предупредила меня? Почему не посоветовалась…
– У меня не было времени, – перебила его Хани. – Я не могу и сейчас разговаривать с тобой, Алекс: мне нужно найти какую-то веревку, чтобы связать ее, пока она не пришла в себя.
И прежде чем Алекс успел ответить, она уже исчезла. Через мгновение Хани вернулась, держа в руках витой шелковый пояс от халата Алекса. Ловко связав руки Леонеллы за спиной, она несколько смущенно усмехнулась и сказала извиняющимся тоном:
– Должно быть, у нее стеклянная челюсть: я ударила ее совсем не сильно, она уже должна была бы очнуться…
Алекс мрачно оглядел неподвижное тело своей несостоявшейся любовницы.
– Зачем ты сделала это, Хани? – печально спросил он. – Ты все испортила!
– Сейчас я тебе все объясню, – Хани взяла с полки над ванной большое полотенце и стала вытирать свои мокрые ноги; покончив с этим, она целомудренно накрыла влажной тканью распластанное на полу тело. – Леонелла была совсем не той, за кого себя выдавала. Я на сто процентов уверена, что она участвовала в заговоре против тебя и Ланса!
– Если бы ты вовремя поговорила со мной, то поняла бы, что я тоже в этом не сомневаюсь, – угрюмо проговорил Алекс, не отрывая взгляда от неподвижного тела на полу. – Я понял это в первую же ночь – после того, как мы с ней вместе ушли из бара.
– Ты… знал?! – поразилась Хани. – Но почему ты ничего не сказал? И зачем ты пригласил ее в "Каприз"? Ничего не понимаю… Как вообще ты догадался об этом?
– Я же говорил: с самого детства меня приучили никому не доверять, – пояснил Алекс, отворачиваясь от Леонеллы и глядя в потрясенное лицо Хани. – Леона была… слишком напористой, слишком готовой на услуги. А когда я обнаружил, что она от природы – блондинка, мне все стало ясно. Было только логично предположить, что Леонелла – опасный дар данайцев или, если хочешь, "троянский конь"… – Он пожал торчащими из воды мускулистыми смуглыми плечами, и до Хани неожиданно дошло, что Алекс лежит в ванне совершенно голый и что его нижнюю часть скрывают от нее только пузыри воздуха из гидромассажного устройства. – Вот я и решил дать заговорщикам генеральное сражение, а сражаться на своей собственной территории всегда легче.
– Тогда почему ты велел мне отпустить Леонеллу, когда я пыталась вытащить ее из ванны? – недоумевая, спросила Хани.
Лицо Алекса потемнело, а зубы обнажились в свирепой улыбке.
– Потому что я уже больше двух недель живу без женщин! – прорычал он. – Почему, черт возьми, ты не могла броситься на нее после?
Хани поглядела на него ничего не выражающим взглядом.
– После? – тупо переспросила она и внезапно расхохоталась. Усевшись по-турецки у края ванны, она продолжала смеяться, и ее глаза сверкали озорным веселым блеском. – Ох, Алекс, прости меня, пожалуйста! – с трудом выдавила она. – Я боялась, что она может… утопить тебя как котенка.
Алекс с негодованием посмотрел на нее.
– Уверяю тебя, что ни одна женщина даже не попыталась бы убить меня в этот момент… Разве только потом, да и то, если бы ей не удалось уговорить меня проделать с ней это еще раз! – слегка бравируя, отозвался Алекс.
– Ты, безусловно, прав, – торжественно согласилась Хани – Просто я не хотела рисковать. Кроме того, мне кажется, что ты не должен сильно расстраиваться. В конце концов, бедняжка Леонелла была не настоящей рыжей.
– Зато она появилась на острове как нельзя кстати, – сухо парировал Алекс. – Так что ты моя должница, Хани.
– Согласна, – беззаботно проговорила Хани. – Ведь должна же где-то быть хоть одна рыжая девушка, которой ты мог бы доверять!
Губы Алекса изогнулись в скептической усмешке.
– Я в этом сильно сомневаюсь, – заметил он. – Впрочем, ты у нас частный сыщик, тебе и карты в руки. Найди мне такую женщину.
– Я попробую, – задумчиво откликнулась Хани.
– Надеюсь, всему этому есть какое-то подходящее объяснение, – раздался от порога ванной голос Ланса. – Может, кто-нибудь из вас меня просветит?
Он неторопливо шагнул вперед, с интересом разглядывая распростертое на полу обнаженное тело, с которого сползло наброшенное Хани полотенце.
– Это и есть твоя Далила, Алекс? А она, между прочим, очень даже ничего, как раз в твоем вкусе…
– Так ты тоже обо всем знал?! – немедленно вскипела Хани. – Почему же никто из вас ничего не сказал мне? Как я, по-вашему, должна охранять вас, если вы оба держите меня в неведении?
– Я ведь не согласился на то, чтобы ты была моей телохранительницей, Хани, – напомнил Алекс, лениво дотягиваясь и откидываясь на бортик лазуритовой ванны. – Что же касается Ланса, то он, по-моему, вполне доволен тем, как ты справляешься со своими обязанностями.
– Более чем, – подтвердил Ланс и подмигнул.
– Так, значит, – сердито осведомилась Хани, – вам известно и о катере?
– О котором? – хитро прищурился Алекс. – О моем или о вражеском?
– О котором? – вытаращила глаза Хани. – О том, что стоит на якоре напротив входа в бухту. Или ты хочешь сказать, что их там два?
Ланс присел на корточки возле Леонеллы Мартелл и внимательно осмотрел ее; потом выпрямился и лукаво взглянул на Хани.
– Было… – сказал он. – Было два. Я уверен, что люди Алекса уже разделались с этими "плохими мальчиками" со свойственными им быстротой и эффективностью. – Нахмурившись, Ланс поглядел на брата. – Она еще не скоро придет в себя, – сказал он с укором. – Зачем надо было бить ее так сильно?
– А я-то тут при чем?! – искренне возмутился Алекс. – Это все твоя прелестная амазонка… то есть – валькирия. Хани сказала, что у Леонеллы стеклянная челюсть, но я думаю, дело не в этом… – Он поглядел на Хани с неподдельным восхищением. – Такой хук справа не часто увидишь! Мои поздравления, Хани.
– Спасибо, – машинально ответила она, практически не слыша похвалы: ее сейчас интересовало другое. – Люди Алекса? – удивленно переспросила она.
– Ну, собственно говоря, это скорее люди Карима Бен Рашида, – объяснил Ланс. – У "Седикан Петролеум" есть своя собственная служба безопасности, и старый шейх не жалеет денег на то, чтобы его люди получали самую лучшую подготовку. Поэтому они не знают поражений и смертельно опасны. – Он улыбнулся. – Неужели ты думаешь, что этот старый тигр Карим Бен Рашид отпустил бы своего любимого внука болтаться по самым злачным местам планеты – наподобие бара "Звездный взрыв" – без достаточно надежной охраны?
– Так вот почему вы оба отказались от услуг телохранителей! – глубокомысленно сказала Хани и с негодованием вздернула подбородок. – Я была нужна вам, как собаке – пятая нога!
Ланс опустился рядом с ней на колени.
– Мне ты очень нужна. Медок, – с нажимом произнес он и, взяв правую руку Хани в свою, стал внимательно ее рассматривать. – Ну вот! – огорченно воскликнул он. – Ты разбила себе костяшки пальцев! – Его губы осторожно коснулись ее пораненной руки. – Тебе следовало быть осторожнее. Медок! К чему было бить так сильно? Ты могла испортить свои прелестные пальчики. Взяла бы лучше молоток или вазу…
Хани недоверчиво смерила его взглядом, разрываясь между негодованием, желанием расхохотаться и невероятной нежностью, которая охватывала ее всякий раз, когда она видела Ланса. В конце концов негодование победило.
– В следующий раз я так и поступлю, – сухо сказала она, но в уголках ее губ пряталась задорная улыбка.
– Жаль, что я не видел тебя в деле, – подыгрывая ей, Ланс с сокрушенным видом покачал головой и, перевернув ее руку, коснулся губами ладони. – Должно быть, это было великолепное зрелище! Я оказался прав, когда решил изобразить тебя в образе валькирии.
– Простите, что прерываю ваш разговор, – вмешался Алекс, и тон его был не самым любезным. – Мне, конечно, очень приятно слушать, как вы тут воркуете, но позволю себе заметить, что вода в ванне уже остыла. Даю тебе одну минуту, Ланс, чтобы ты увел куда-нибудь Хани, прежде чем я вылезу из воды. – Он ухмыльнулся похотливой улыбкой сатира. – Если же ты не успеешь этого сделать, наша Хани увидит, что она потеряла, предпочтя мне какого-то рыжего Скарамуша.
Ланс легко встал с колен и помог подняться Хани.
– Ей все равно надо сменить эти мокрые шорты, – примирительно сказал он, бросая взгляд на Леонеллу, которая все еще лежала неподвижно. – А с ней что ты собираешься делать?
– К сожалению, ничего, – с грустью пожал плечами Алекс и мрачно покосился на прыснувшую Хани. – Пожалуй, надо связаться с катером – пусть вышлют шлюпку и заберут это рыжее сокровище. Всех заговорщиков я решил отправить в Седикан – пусть там с ними разбираются следователи Карима…
Ланс и Хани повернулись, чтобы уйти, но Хани успела заметить, что в глазах Алекса промелькнул странный огонек, когда он увидел, как рука его кузена с привычной фамильярностью легла на ее талию.
– Эй, Хани!..
Она обернулась через плечо.
– Не забудь о своем обещании!
– Не забуду, – пообещала она, безмятежно улыбаясь.
* * *
– Что ты ему обещала? – с любопытством спросил Ланс, как только за ними закрылась дверь гостевой комнаты.
– Это наш секрет, – заявила Хани, роясь в ящике комода, куда она положила запасную пару шортов. – Я имею право на тайну! – добавила она раздраженно. – В конце концов, вы с Алексом тоже многого мне не говорите. Вы относитесь ко мне как к представительнице слабого пола, которую следует опекать. А ведь я – подготовленный специалист, профессионал! Неужели тебе ни разу не приходило в голову, что я не только хочу, но и могу вам помочь?! Ты же знаешь, что я вовсе не какая-нибудь изнеженная, вечно хнычущая молодая особа, которая как камень виснет на шее мужчины и только мешает ему. Я – вполне самостоятельный, взрослый человек, и мне обидно, что…
– Мы оба это прекрасно знаем и понимаем, – успокоил ее Ланс, сверкнув глазами. – Должен сказать, что Алекс, судя по всему, действительно без ума от твоего правого хука. И если я не буду достаточно бдителен, он, возможно, попытается переманить тебя в свою службу безопасности.
– Не выдумывай, – отмахнулась Хани. – А кстати, что будет с этой женщиной и с теми, кто ждал ее в море? – обеспокоенно спросила она. – Я только что подумала: наверное, их надо было бы передать нашему Государственному департаменту…
– Лучше бы тебе не знать, что с ними будет, – мрачно ответил Ланс. – Видишь ли, в Седикане шейх пользуется абсолютной, ничем не ограниченной властью. Правосудие там вершится очень быстро и достаточно жестоко. А если учесть, что Алекс – единственный человек на земле, которого старый Карим по-настоящему любит… Я больше чем убежден, что любой, кто угрожал Алексу, может не рассчитывать на снисхождение.
– Мне кажется, Алекс – отнюдь не единственный человек, к которому Бен Рашид питает любовь и привязанность, – мягко поправила его Хани. – Я знаю, что ты тоже небезразличен старому шейху: ведь ты сам говорил, как он был к тебе добр и щедр.
Ланс неопределенно пожал плечами.
– Возможно, – сказал он. – С этим старым стервятником никогда нельзя ничего знать наверняка…
– И все-таки ты очень его любишь, – ласково сказала Хани. – Это хорошо видно на портрете, который ты нарисовал.
– Это ничего не значит, – покачал головой Ланс и пояснил:
– Если любишь кого-то, необязательно, что этот кто-то любит тебя. Эту простую истину я выяснил для себя очень давно…
В его сапфирово-синих глазах промелькнула тень какой-то застарелой печали, но она быстро исчезла, и Ланс по-кошачьи мягким движением придвинулся к Хани.
– Хочешь, я помогу тебе переодеться? – вкрадчиво спросил он.
Хани решительно покачала головой.
– Ты прекрасно знаешь, чем это может кончиться, – сказала она, попытавшись придать своему лицу самое суровое выражение. – А между тем тебе нужно заканчивать картину, я же должна позвонить мистеру Дэвису и доложить ему об инциденте. Надеюсь, на этом моя работа на Государственный департамент закончится: опасность миновала, и ты больше не нуждаешься в телохранителе.
– Нет, нуждаюсь! – мягко возразил Ланс, легко целуя Хани в лоб. – Мне грозит еще множество опасностей, и без тебя мне не обойтись. – Ланс придвинулся так близко, что груди Хани уперлись в его широкую грудную клетку. – Только ты можешь спасти меня от холода, – сказал он, целуя ее в уголок губ. – От одиночества… – Его губы заскользили к уху Хани. – От тоски и разочарований…
Он обхватил ее обеими руками и зарылся лицом в бледно-золотые волосы.
– Портрет подождет, Медок. Покажи мне лучше, как ты умеешь охранять меня от всех этих напастей!
Его руки уверенно взялись за пуговицу ее мокрых шортов защитного цвета, и Хани вспомнила, что так и не успела переодеться.
– Мне действительно надо позвонить мистеру Дэвису, – неуверенно прошептала она, пока Ланс расстегивал ее светлую блузку. – Иначе это будет выглядеть, как будто я… манкирую своими обязанностями!
Ланс быстро расстегнул ее лифчик и ловко стащил его вместе с блузкой с узких загорелых плеч Хани. Бросив их на ковер, он протяжно вздохнул.
– Мистер Дэвис тоже подождет! – заявил он не терпящим возражений голосом. – Я еще никогда не занимался любовью с амазонкой. Интересно, сильно ли это отличается от того, что мы проделываем с моим Медком?..
Хани поняла, что очень скоро он это узнает. Она никогда не могла долго сопротивляться, когда Ланс серьезно брался за то, чтобы соблазнить ее. Впрочем, обычно ему приходилось прилагать не слишком много усилий: стоило только Лансу положить ладони на ее груди или начать теребить губами соски, и Хани тут же таяла в его руках, становясь податливой и мягкой, как воск. От первого же прикосновения ее соски мгновенно напрягались, становились упругими и острыми, дыхание сбивалось, и обычно Хани просто закрывала глаза, позволяя Лансу ласкать ее, пока взаимная страсть не захлестывала обоих. Под его умелыми руками она воспламенялась очень быстро – и так сильно, что ей оставалось только крепче держаться за его плечи из боязни, как бы этот обжигающий водоворот чувств не затянул ее с головой.
– Ланс! – чувствуя, что еще немного – и она окончательно сдастся, прошептала Хани. – Подожди! Нам нужно поговорить…
– Потом, – хриплым шепотом ответил он и, наклонившись, захватил губами ее напрягшийся острый сосок.
– Но… ситуация изменилась! – слабо запротестовала Хани. – Я… У меня больше нет никаких оснований оставаться здесь!
– Нет, есть, – возразил Ланс. – И это самое веское основание из всех возможных… А сейчас не говори больше ничего. Медок. Я хочу любить тебя! Неужели ты не чувствуешь, как ты нужна мне?
Конечно, она чувствовала, и это наполняло ее такой головокружительной радостью, таким неистовым восторгом, что Хани боялась поверить в свое невероятное счастье. Ее собственное желание тем временем разгоралось все сильнее, превращаясь во всепожирающий голодный огонь. Разумеется, Ланс прав: она выбрала для объяснений не самое подходящее время. К чему любые слова, если они оба прекрасно обходились без них, сливаясь в магическом танце душ и тел, который раз от раза становился все изысканней и совершеннее?
Не открывая глаз, Хани подняла руки, запустила пальцы в спутанные рыжие волосы принца и прижала его голову к своей груди.
– Тогда люби меня! – проговорила она прерывистым шепотом. – Люби меня, Ланс!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Золотая валькирия - Джоансен Айрис

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Золотая валькирия - Джоансен Айрис



Розовые сопли: 4/10.
Золотая валькирия - Джоансен Айрисязвочка
10.10.2012, 20.53





Неплохо. Прикольный принц. 8/10
Золотая валькирия - Джоансен АйрисВикки
19.04.2015, 22.59





Сказка. В жизни так не бывает 6/10
Золотая валькирия - Джоансен АйрисАтея
13.07.2016, 13.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100