Читать онлайн Зимняя невеста, автора - Джоансен Айрис, Раздел - Глава вторая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Зимняя невеста - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.7 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Зимняя невеста - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Зимняя невеста - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Зимняя невеста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава вторая

Исабель проснулась от того, что чья-то ладонь закрыла ей рот.
– Все в порядке. Не волнуйтесь. Вам ничего не грозит.
Темнота. Страх. Опасность… Где же охрана?
Широко открытыми глазами Исабель смотрела перед собой. Сердце ее гулко билось в груди. Рука незнакомца сжимала рот крепко и уверенно. Исабель была так напугана, что не заметила одной немаловажной детали – отсутствия жестокости.
Рванувшись, она попыталась высвободиться, вырваться из крепко державших ее мужских рук.
– Я же предупредил: не бойтесь. Просто…
Зубы Исабель крепко впились в его ладонь.
Застонав от боли, незнакомец невольно отдернул руку:
– Черт возьми, я же сказал, что мне…
Исабель ударила его кулаком прямо в солнечное сплетение. Снова послышался стон. Откатившись в сторону, она вскочила и кинулась к двери, которая вела в зал.
Но незнакомец успел перехватить ее:
– Послушайте. Дайте мне только объяснить…
Что-то в интонации его глубокого, проникновенного голоса показалось ей очень знакомым, но она боялась тратить время на размышления. Поскольку он снова обхватил ее и сжал ноги своими ногами, она не могла пнуть или ударить его коленом. Но зато руки ее все еще оставались свободными. И значит, ничто не мешает ей ударить его в самое болезненное место – в пах. Удар оказался резким, неожиданным и точным.
Снова застонав, незнакомец согнулся от боли, но все же успел вцепиться в темноте в запястье Исабель, и они оба рухнули на пол.
– Отпустите меня, – прошипела сквозь зубы Исабель, – иначе останетесь калекой навсегда.
– Если я уже не стал им. В следующий раз я хорошо подумаю, прежде чем приму ваше приглашение, – сердито бросил незнакомец, но голос его при этом все равно оставался глубоким и проникновенным, как басовые ноты фортепьяно.
Конечно, она уже слышала этот голос раньше. Исабель перестала отбиваться и замерла:
– Кто вы?
– Ваш любимый пасынок, – он приподнялся и сел. – Джед Корбин. Вы снова наброситесь на меня, если я отпущу ваши руки?
– Нет, – страх отступил, и слабость сразу будто парализовала ее. – Если я и ударила вас, то вы сами виноваты. Вы так напугали меня, что я действовала, не раздумывая. Чисто инстинктивно.
– Я был на волосок от смерти, – сухо заметил Джед. – Надо сказать, Таунсенд совершенно не разбирается в людях.
Только сейчас Исабель вдруг осознала двусмысленность позы, в которой они находились. Ощутила сильные ноги, обхватившие ее бедра, почувствовала свежий запах мыла и лосьона для бритья, который исходил от мужчины.
– Не могли бы вы… – голос Исабель дрогнул, и она вынуждена была сделать паузу, прежде чем смогла продолжить. – … пожалуйста, слезьте с меня.
– Ладно уж, раз вы так трогательно просите, – сказал Джед, даже не шевельнувшись.
Странным образом Исабель угадала, какая перемена произошла с ним. Ей даже слышались нотки желания в его голосе.
– Хотя можно продолжить в том же духе. Никогда раньше не представлял, какие примитивные желания вдруг может вызвать борьба в темноте. Это действует… чрезвычайно возбуждающе.
Страх снова шевельнулся в груди Исабель, и она напряглась, приготовившись к очередной схватке.
– Успокойтесь, ради Бога, я не собираюсь насиловать вас, – сказал он.
Ей стало легче дышать, когда он отпустил ее, встал и прошел к ночному столику:
– Просто мне показалось, что вы почувствовали то же, что и я.
– Что вы тут делаете?
– Вы же сами предложили мне явиться в замок.
– Но не таким же образом. И не посреди ночи. Без всякого предупреждения…
– Я только что прилетел из Парижа. Мне не хотелось, чтобы кто-нибудь знал о нашей встрече. Здесь никто не обрадуется возвращению блудного сына и не будет закатывать пир по этому поводу. – Он включил настольную лампу, и вокруг его головы тотчас образовался легкий золотистый ореол. – Но и такого приема, какой вы мне устроили, я все же не ожидал. Послушав мнение Таунсенда о вас, я подумал, что прежде чем нежный хрупкий цветочек упадет в обморок от ужаса, мне удастся все объяснить.
Джед выглядел так же, как и на экране телевизора. С одной только разницей. Он оказался ниже ростом, но сложен был удивительно хорошо, на редкость пропорционально и гармонично.
Вылинявшие джинсы плотно облегали ноги и подчеркивали крепкие ягодицы, точно так же, как и водолазка не могла скрыть развитые мускулы рук и груди. Он производил впечатление сильного человека. А его живое, подвижное лицо под шапкой серебристых волос выдавало отчаянный и дерзкий характер.
– Мне очень жаль, что я разочаровала вас, – она приподнялась и встала на колени. – И все же я рада, что вы приехали, мистер Корбин.
Взгляд его – после того, как он в полумраке внимательно разглядел черты ее лица, – стал более пристальным и даже беспокойным.
– И вы не собираетесь возмущаться и негодовать из-за того, что я довольно-таки грубо обошелся с вами?
– Боюсь, что вам пришлось хуже, чем мне.
– И мне сдается то же самое.
– Как вы сюда добрались?
– Я нанял в порту Сиэтла моторную лодку, – он прищурил глаза. – Не могу разглядеть как следует, во что это вы одеты? В маскарадный костюм?
– Нет, просто платье старинного покроя. – Она выпрямилась и стала приглаживать растрепавшиеся волосы. – Во всяком случае, я вам чрезвычайно благодарна за то, что вы приехали, чтобы выслушать меня. Думаю, что мы можем спуститься вниз и…
Джед вдруг застыл, как охотничий пес, учуявший добычу:
– Нет, это не просто платье, – пробормотал он сквозь стиснутые зубы, и в его льдисто-светлых глазах сверкнуло нетерпение. – Подойдите поближе, я хочу разглядеть вас.
Помедлив немного, Исабель прошла вперед и остановилась напротив него.
Сузив глаза и напрягшись, как перед прыжком, он окинул ее быстрым взглядом:
– Ч-ч-черт меня побери! – пробормотал Джед, словно забыл о ее присутствии.
Она стояла неподвижно, пытаясь держать себя в руках, пока взгляд Джеда изучающе скользил по ее стройной фигуре, облаченной в белое бархатное платье с пышными рукавами, отделанное золотой тесьмой, и с золотым поясом.
– Не-вес-та! – проговорил он и, откинув голову, расхохотался. Но в его смехе не прозвучало и нотки веселья. – Господи Боже мой! Не могу поверить своим глазам! – Схватив ее за руку, он увлек Исабель к двери. – Нет, я должен взглянуть на вас обеих. Она все еще в библиотеке?
– Да, но я не хочу…
Не обращая внимания на протестующие возгласы, Джед тянул Исабель за собой в холл, спустился вниз по лестнице и повернул к библиотеке.
– Пожалуйста, не надо. Какой в этом смысл? – попыталась отговорить его Исабель. – Ведь вы не раз видели ее… И знаете, что мы похожи.
– Хочу в этом убедиться, – отрывисто бросил он сквозь зубы, – неужели на этот раз старик добился своего? – Распахнув дверь библиотеки, Джед щелкнул выключателем. Взгляд его сразу остановился на портрете, который висел над камином. – Впрочем, ему всегда чертовски везло. – Он заставил Исабель встать рядом с камином. – И я должен убедиться сам, такой ли он счастливчик…
Исабель не было необходимости смотреть на старинный портрет в богатой раме, на который устремил свой взгляд Джед. Она и без того знала каждый мазок на нем. Неизвестный художник изобразил юную девушку – почти ребенка – в средневекового покроя платье цвета слоновой кости и в плаще, подбитом горностаем. В полном одиночестве она стояла под деревом, в страхе и неприязни устремив взгляд больших глаз на громадный замок, возвышающийся на холме. Во взгляде ее читалось: она не ждет ничего хорошего от жизни в этом мрачном замке.
Не обращая внимания на живописный портрет, Исабель смотрела только на Джеда Корбина. Боже! Что его могло так рассердить, гадала она.
Чувства, кипевшие в нем, словно жар от камина, волнами накатывались на нее.
– Изысканная, – негромко проговорил Джед, переведя взгляд на Исабель. – Тот же самый удивительной формы овал лица, невообразимо длинные ресницы, такие же темные глаза и волосы. – Неожиданно вытянув руку, он коснулся согнутым указательным пальцем ее щеки. – Господи, и даже кожа такая же шелковистая, какой она кажется на портрете.
Исабель показалось, что от его прикосновения кожа вспыхнула. Но это, наверное, лишь игра воображения.
Его взгляд с такой же откровенностью скользнул по линии ее шеи и остановился на груди.
– Более чувственная, чем у «Невесты», но это ничуть не портит, правда? – И снова огонь полыхнул в самой глубине его прозрачных голубых глаз. Будто разряд молнии.
– Теперь вы наконец отпустите меня? Пожалуйста… мне больно.
– Я не думал, что так сильно сжал вашу руку. С невестами полагается обращаться почтительно и осторожно, – Джед разжал пальцы и отступил на шаг. – Наверное, мой отец внушил вам это?
Не прислушиваясь к его словам, Исабель растирала запястье:
– Что вас так рассердило?
– Рассердило? Боюсь, что это не совсем подходящее слово… Черта с два, – Джед шумно и прерывисто вздохнул. – Опять он победил. А я рассчитывал, что войду через черный ход. Но оказался в ловушке.
– Ничего не понимаю, о чем вы? – недоуменно проговорила Исабель, непроизвольно оглянувшись на портрет, словно пытаясь найти там ответ.
– Старику достался не только портрет. Ему удалось заполучить и живой оригинал. – Кипя от негодования, которое сквозило в каждом движении, Джед прошел к креслу и рухнул в него. – Где, в каком месте он выискал вас?
– В Сан-Мигуэле.
– В Южной Америке?
– Да.
– И вы родились там, на острове?
– Да, родилась и выросла, как и моя мать, а мой отец – американец, – она нетерпеливо махнула рукой. – Но это все совершенно неважно. Давайте лучше поговорим о том, из-за чего я попросила вас приехать сюда.
– Сначала я хочу выяснить то, что важно для меня. – Джед соединил кончики пальцев рук. Эта поза, поза китайского мудреца Конфуция, казалось бы, должна говорить об умиротворении Джеда. Но на самом деле он испытывал совершенно противоположные чувства. – Все, что касается этого брака, заключенного вами и моим отцом, кажется мне странным. – Он снова окинул ее взглядом. – У вас такой вид, словно вы сошли со страниц книги «Янки при дворе короля Артура». Что, на него этот наряд действовал возбуждающе?
Она промолчала в ответ.
– Ну конечно, – ответил он вместо нее. – Семь лет… Сколько вам сейчас?
– Не понимаю, какое это имеет… двадцать три.
Джед снова посмотрел на картину:
– А тогда было шестнадцать – почти ребенок. И, наверное, вы еще больше походили на нее.
– Да.
– Какое счастье.
– Да.
– Сколько же отцу пришлось убеждать вас выйти за него замуж?
Она снова промолчала.
– Так сколько же?
– Три дня.
Джед снова расхохотался, откинув голову назад:
– Похоже, вы не так любите уединение и не так стыдливы, как наша «Невеста».
– У меня нет ни малейшего желания обсуждать это с вами, – пожала плечами Исабель. – И судя по всему, образ «Невесты» преследует вас точно так же, как он преследовал вашего отца. Но что я могу тут поделать? Разве от меня зависит то, что вы не переносите одного ее вида? Какое на самом деле она имеет отношение ко мне? Никакого. Просто случайное сходство – и не более того. Так что давайте забудем про этот злосчастный портрет и…
– Вам что-то нужно от меня точно так же, как в свое время от моего отца, – вцепившись пальцами в подлокотники кресла, проговорил Джед. – Иначе бы вы не пригласили меня сюда? Так ведь?
Он прав, устало подумала Исабель. Он ей нужен. А как она уже успела убедиться, никто не отдает ничего за так. Собственно, она с самого начала готова была заплатить. Вот только бы узнать, какую цену он затребует. Глубоко вздохнув, Исабель попыталась подавить внутреннее волнение и принять уже ставший привычным спокойный вид.
– Вы совершенно правы, мистер Корбин. Я собиралась попросить вас кое о чем.
– Джед, – поправил он ее. – Давай обойдемся без «мистера», мы ведь в конце концов довольно близкие родственники. Разве не так? И, как я догадываюсь, ты хочешь добиться чего-то своего?
– Да, – кивнула она.
– Зачем же ты так откровенна? Это сразу делает тебя уязвимой, ставит в заведомо невыгодное положение?
– А ты все равно догадался, стоило тебе лишь взглянуть на меня, – просто ответила Исабель, удивляясь тому, как легко ей говорить с человеком, которого совсем не знает. – Я не умею притворяться. Мне эти игры не удаются.
Какая-то тень снова пробежала по его лицу. Эти перемены были неожиданными и почти неуловимыми:
– Таунсенд попался на эту удочку. Но я не так доверчив, как он. Не надо тратить время и силы на то, чтобы внушить мне мысль о своей беспомощности. Удар, который я получил, еще напоминает о себе. – Он слегка скривился. – Это одно из убедительных доказательств того, что ты умеешь постоять за себя.
– А разве я пыталась уверить вас в том, что я беспомощная?
– О да, – с сарказмом ответил Джед.
– Но это не значит, что мне легко удается манипулировать людьми и добиваться своего обходными путями. Мне всегда казалось, что быстрее всего добраться до цели можно, идя напрямик. Это значительно упрощает жизнь.
– И ты, скажешь, всегда была прямолинейна с моим отцом?
– Конечно.
– Хм, как интересно.
– Ты Не веришь мне?
– Как ни странно, верю, – легкая улыбка пробежала по его губам. – Даже против своей воли. Я столько раз в своей жизни брал интервью, что меня очень трудно сбить с толку и выдать желаемое за действительное.
– А почему «против воли»? Почему ты не хочешь просто поверить мне, – спросила она, но
Тут же ответила сама:
– Я вызываю у тебя неприятие, и возмущение. – Она слегка нахмурилась, словно пытаясь понять причину этого. – Вы с отцом не любили друг друга, а кроме того, тебя возмущает, что я вышла за него замуж из-за денег.
– Если бы тебе удалось выкрасть все его ценные бумаги и оставить его с носом, я был бы только рад.
– Вижу.
– Нет, не видишь. Не так-то просто понять, что происходило между мной и отцом. Прошло немало лет, прежде чем я разобрался в своих чувствах и причинах, их вызывающих.
– Но какое я имею отношение к вашей вражде и взаимной ненависти? Я никогда не подливала масла в огонь. Почему ты…
– Ты тут ни при чем. Это вспышка чувств и не более того. – Но поскольку она продолжала смотреть на него, Джед добавил внезапно осевшим голосом:
– И не смотри на меня так печально своими большими темными глазами. У меня это вызывает беспокойство.
– Прошу прощения, я просто пыталась понять…
Джед сжал губы.
– На самом деле все предельно просто. Ты дала ему самое удивительное, что только может быть в жизни… Исполнила его мечту. – Поднявшись, он направился к выходу. – Впрочем, ты права. Ты вызываешь у меня возмущение.
Тут Исабель с испугом поняла, что он собирается уйти:
– Куда ты?
– Мне нужно как-то осмыслить все это, – взгляд его снова устремился к портрету. – Я был совершенно не готов к такому повороту, когда решил приехать сюда.
– Но нам необходимо поговорить. Мне нужно…
– Не сейчас. Мне надо остыть. Это самое разумное в подобных обстоятельствах. У меня такое ощущение, будто я того и гляди взорвусь. Во мне бушуют самые противоречивые чувства…
– А когда?
– Завтра вечером.
– А куда ты? Снова в город?
– Нет, на острове есть домик, где я жил после того, как мы с отцом поняли, что не выносим друг друга. – Его губы искривились в усмешке. – Я был уверен, что он сожжет его, как сжег все мои фотографии. Но причаливая к берегу, увидел, что он стоит целый и невредимый. Там кто-нибудь поселился? Он занят?
– Не думаю. Однажды я спросила Арнольда про этот домик, но он не захотел ответить, и мы больше об этом не заговаривали. Но разве не лучше остаться в замке? Бетти может приготовить для тебя комнату.
– А что, эта старая ведьма все еще здесь? – удивился Джед.
– Да, он оставил ей кое-что в наследство и распорядился, чтобы после его смерти она про
Должала жить в замке.
Джед криво усмехнулся:
– Когда она совершала свой обход вокруг замка, мне всегда казалось, что это жена какого-то сказочного великана. – Он помолчал. – Я бы с удовольствием остался хотя бы для того, чтобы увидеть, какое лицо будет у этой карги, когда она узнает, что я посетил священные стены этого замка. – Он подошел к двери и распахнул ее. – Но, как я уже сказал, мне бы не хотелось, чтобы кому-нибудь стало известно о моем приезде.
Тревожный взгляд Исабель не отрывался от его лица:
– Но ты вернешься? Обещаешь?
– Конечно, вернусь. Столько всего нового и неожиданного обрушилось на меня, что я умру от любопытства, если не узнаю подробностей. Разве я могу уехать, не удовлетворив любопытства, которое так и распирает меня?
– Тогда зачем же уходить? Может быть, лучше, если ты останешься и я расскажу все, что… – предложила Исабель.
– Прошу прощения. – Губы его снова сжались. – Боюсь, что я далеко не такой покладистый, каким был мой отец.
– Покладистый? – Она смотрела на него во все глаза. – Уступать во всем приходилось не ему, а мне. И только мне одной.
И снова она почувствовала себя так, будто ее охватило яростное, обжигающее пламя.
– Не сомневаюсь, что тебе это удавалось наилучшим образом. – И дверь за ним закрылась до того, как Исабель успела вымолвить хотя бы одно слово в ответ.
Уступать во всем… Она непроизвольно закрыла глаза под влиянием нахлынувших на нее воспоминаний о том, на что ей приходилось идти. «Нет, – встряхнула Исабель головой. – Не стоит больше думать об Арнольде». Долгое суровое испытание закончилось. И теперь она может начать новую жизнь, такую, какую захочет сама.
Губы ее слегка приоткрылись, и она тоже двинулась к двери. С приездом Джеда Корбина возникали неожиданные трудности. Но все это удастся уладить. Чему я действительно научилась за эти годы – это улаживать трудности, с горечью подумала Исабель.
Домик стоял, примостившись на краю крутого утеса, – серый, неприметный, как морская чайка, в отличие от расположенного на вершине холма замка, вычурного и пышного.
Джеду не пришлось выламывать дверь, она была незапертой. Все внутри домика было покрыто слоем пыли. При свете луны он видел, как по грязному полу бегают какие-то насекомые. Джед обвел лучом фонарика комнатку.
Четырнадцать лет. При беглом осмотре он не заметил следов пребывания других жильцов. Даже прекрасное издание «Зойны и мира» стояло на прежнем месте – на полке книжного шкафа, который он поставил у дальней стены. Ничего удивительного. Арнольд терпеть не мог этот крошечный бедный домик и, видимо, забыл о его существовании – так же, как о самом Джеде. Дом как был, так и остался без электричества. Где-то в одном из шкафов должна быть керосиновая лампа.
Так оно и оказалось. Он зажег фитиль и более внимательно оглядел комнату. Если ее проветрить, вычистить и вымыть как следует, а кое-что подремонтировать, то она, может, окажется получше того жилья, в котором ему приходилось пребывать после того, как он уехал отсюда. Не говоря уж о тех горячих точках земного шара, где полыхала война.
Но сегодня – Джед не сомневался в этом – ему не удастся заснуть.
То, что он сказал Исабель перед уходом, было правдой. Перед уходом? Можно ли это назвать уходом? Он убежал! Вылетел из библиотеки, будто боялся взорваться изнутри, и до сих пор, стоило ему вспомнить лицо Исабель, как в нем все начинало закипать.
Это чувство было таким сильным, таким неуправляемым, что Джеду надо было время, чтобы собраться с мыслями, взять себя в руки.
Итак, первым делом надо разобраться, что же с ним творится? Никогда прежде он не замечал за собой такого. Обычно ему легко удавалось управлять собой и держать свои эмоции глубоко скрытыми благодаря воспитанию и выдержке.
И все же гнев, обида, зависть раздирали его душу, как у наивного дикаря. Чем были вызваны гнев и обида, он еще мог объяснить. Но зависть? Откуда взялась зависть?
Все дело в портрете, Джед наконец нашел более или менее подходящее объяснение. Она права. Похоже, все дело в прежних чувствах, хотя со временем сгладилась его одержимость, забылась и жизнь в замке с отцом. Да, ему по-прежнему страстно хотелось заполучить портрет. Но в отличие от отца Джед никогда не отождествлял страсть к юной девушке на портрете неизвестного художника с любовью и желанием к живому человеку.
Джед решительно отбросил воспоминание о том, как Исабель стояла перед ним в библиотеке. Тонкая, нежная, взгляд неуверенный и в то же время мягкий. Казалось, она излучала кротость и смирение.
Но в ней не было ни кротости, ни смирения, когда они боролись в темноте, и она сопротивлялась изо всех сил. Он не ожидал встретить такого яростного сопротивления. Быть может, выражением лица она действительно похожа на ту, что на портрете, но на самом деле Исабель отнюдь не запуганный до смерти ребенок.
Джеда снова обожгло воспоминание о том, как он держал ее в объятиях, – трепещущую и задыхающуюся, и он вновь испытал неистовое желание.
Желание и возбуждение. Как он сам признался ей – естественная, примитивная реакция мужчины, почувствовавшего себя завоевателем и покорителем. Чем иначе это можно было объяснить, если тогда он даже не видел ее лица?
В таком случае, почему возбуждение не проходит до сих пор? Почему, когда Джед увидел ее стоящей перед ним в своем старинного покроя платье, он пережил такой же сильный приступ страсти, что и в тот момент, когда, пытаясь удержать, сжал ее тело ногами?
Чувства редко бывают очень контрастными как черное или белое, – и гнев способен преобразиться в…
Нет, не надо лгать самому себе. То, что он пережил в ту минуту, нельзя назвать ничем иным, как страстным желанием – и это желание было простым и ясным. Если, конечно, желание может быть таким, цинично отметил Джед. Но что бы он там ни переживал, ему следует взять себя в руки до того, как они встретятся снова.
Джед двинулся в ту сторону, где располагался чулан. Там был спрятан веник и лежали оставленные когда-то тряпки. Надо было куда-то выплеснуть переполнявшую его энергию и разыгравшиеся чувства. И он будет чистить, скрести и мыть здесь все до тех пор, пока домик не станет пригодным для жилья и пока сам не вымотается до такой степени, что заснет, как только голова его коснется подушки.
И занимаясь этой работой, он больше не будет вспоминать портрет и поразительное сходство Исабель и «Невесты».
* * *
Исабель заставила себя продемонстрировать спокойствие, когда на следующий день в два часа к ней в комнату вошел Джед. Пытаясь казаться невозмутимой, она все же сразу напряглась, пальцы стиснули подлокотники кресла с высокой спинкой, в котором она сидела рядом с кроватью. Несмотря на то, что мысленно женщина готовилась к предстоящему разговору, с появлением Джеда все заранее обдуманные слова мгновенно улетучились.
Он был в тех же джинсах и темно-зеленом свитере, отчего его волосы сразу приобрели необычный металлический оттенок. В глазах Джеда не прибавилось ни радости, ни веселья. Они оставались такими же суровыми и настороженными, как и вчера, когда он выходил отсюда.
На долю секунды задержавшись в дверях, Джед окинул ее взглядом:
– Господи, неужели тебе больше нечего надеть, кроме этого средневекового наряда? Будто тут собираются рыцари круглого стола короля Артура.
Исабель невольно оглядела свое голубое бархатное платье, которое отличалось от ее ночного наряда только цветом:
– Нет.
– Не может быть. – Он подошел к платяному шкафу, распахнул дверцы и перебрал висящие в нем платья. – Не могу поверить своим глазам. Они все сшиты на один манер.
– Я же говорила.
– И ты так одевалась всегда?
– Так хотелось ему.
– А любое его требование для тебя было законом, и ты делала то, что он хотел?
– Разумеется.
– И даже в супермаркет ходила в таком странном наряде? Не пялились там на тебя, как на сумасшедшую?
– Мне не так уж часто доводилось бывать в городе. На этот случай имелось несколько платьев – они в самом конце вешалки.
Порывшись еще немного, Джед вытащил на свет то, о чем шла речь:
– Чуть короче, а фасон тот же. Вот и все.
– Именно то, что ему хотелось, – повторила Исабель, сцепив пальцы на коленях. – Теперь ты удовлетворил свое любопытство, и мы можем приступить к обсуждению…
– Пожалуйста, – Джед закрыл дверцу платяного шкафа и встал, прислонившись к нему спиной. – Ларри сказал, что тебе что-то нужно от меня.
– На самом деле это скорее сделка, чем просьба об услуге. Мне бы хотелось вернуть то, чего ты долгие годы был лишен по воле отца.
– И ты собираешься сделать это немедленно?
Исабель еще крепче сцепила пальцы.
– Можно я договорю? – И, не дожидаясь ответа, продолжила:
– Ты репортер и довольно часто бывал в Латинской Америке. Два года назад ты сделал три передачи о диктаторском режиме в Сан-Мигуэле.
– И что из этого следует?
– Передачи били, что называется, не в бровь, а в глаз, а на острове генерал Марино объявил тебя персоной нон грата. Чтобы получать достоверную информацию, нужно иметь своих людей.
Джед молча ждал продолжения.
– Я вышла замуж и уехала с острова. Но там… Я хочу, чтобы ты помог мне вернуться туда.
– Зачем?
Исабель отвела взгляд в сторону:
– Это очень важно для меня.
– И ты не хочешь сказать, в чем дело? Как же я смогу помочь тебе?
– Я расскажу на месте, в Сан-Мигуэле.
Какое-то время Джед молчал:
– Неужели ты рассчитываешь использовать меня втемную?
– Мне необходимо туда поехать. Твои знакомые, которые там живут, без меня вряд ли смогут сделать все, что нужно. Конечно, для тебя это небезопасно, я читала, что генерал Марино был возмущен твоими репортажами…
– Тогда я скрывался в джунглях. Два дня отсиживался, пока его головорезы рыскали вокруг. Как мне удалось добраться до курсирующего между материком и островом корабля и бежать на нем, одному Богу известно. Генерал Марино пообещал зарыть меня живьем в муравейник, если я еще раз суну нос в Сан-Мигуэль.
– Цель этой поездки совершенно другая, и ты просто никому не сообщишь о своем приезде.
С недоумением, переходящим в возмущение, Джед вскинул голову:
– Да? Должен тебе признаться, что я достаточно высоко ценю свою жизнь. И не собираюсь бессмысленно рисковать ею.
Исабель невозмутимо продолжала смотреть на него, словно и не заметила, как он сразу вскипел.
– Не ручаюсь, что поездка будет совсем без опасностей, но постараюсь сделать все, чтобы с тобой ничего не случилось, – честно и серьезно глядя ему в глаза, проговорила она.
Его брови взметнулись вверх:
– Ты хочешь сказать, что защитишь меня?
– Именно я постараюсь сделать все, что будет в моих силах.
Джед усмехнулся, но затем, увидев, каким было ее лицо, заметил:
– Я предпочитаю все просчитывать заранее и сам принимаю меры предосторожности с тем, чтобы не проявлять потом чудеса храбрости.
– Так ты что, несерьезно относишься к опасности, которая поджидает тебя в Сан-Мигуэле?
– Это почему же? Я нормальный человек и люблю жизнь, как и все люди.
– А можешь рискнуть как профессионал ради материала, который вызовет большой интерес в обществе?
– Да, я азартен. И пока не получу нужные сведения, не могу остановиться. Мне всегда жаль бросать работу, не завершив ее. Но рисковать ради острых ощущений – это не в моих правилах.
Исабель задумчиво свела брови:
– Значит, мне остается одно: предложить за труды и хлопоты такое вознаграждение, от которого ты не сможешь отказаться. Бери все, что захочешь.
– Все?! – Джед не поверил своим ушам.
– Ларри сказал мне, что, по всей видимости, у тебя было что-то на уме, когда он предложил сделку. О чем ты подумал?
– Отправить меня снова в Сан-Мигуэль не сможет даже волшебная палочка, – усмехнулся Джед, продолжая пристально разглядывать Исабель.
– Волшебной палочки у меня нет, – медленно проговорила она, подбирая нужные слова. – Но, может, все-таки есть что-то очень дорогое для тебя, и ты хотел бы это получить?
– Например, ты бы согласилась отдать половину этих королевских покоев?
– Ты имеешь в виду замок? Можешь забрать его весь, – подавшись вперед, горячо проговорила она. – Я уже попросила мистера Таунсенда подготовить все необходимые юридические документы. Как только я получу то, за чем мы поедем в Сан-Мигуэль, – замок перейдет к тебе.
Джед окинул ее удивленным взглядом:
– Ты отдаешь его мне?
– Мне он не нужен. Мне никогда здесь не было хорошо. Забирай его себе. Только помоги мне попасть в Сан-Мигуэль.
Джед остановился, пытаясь по выражению ее лица разгадать, что она на самом деле думает.
– Похоже, ты говоришь правду.
– Конечно, – нетерпеливо проговорила она. – Ты берешь замок и остров? Ты ведь вырос здесь, и он должен многое значить для тебя.
– А что он значит для тебя?
– Ровным счетом ничего, – не колеблясь ни секунды, ответила Исабель.
– А деньги? Нужны же тебе деньги?
– Да, чтобы добиваться желаемого. И не более того.
– Сан-Мигуэль, – задумчиво произнес Джед, с еще большей пытливостью всматриваясь в ее лицо. – Это становится все интереснее.
– Так ты забираешь остров и замок? – перебила его Исабель.
Джед покачал головой:
– У меня не связано с этим местом никаких дорогих воспоминаний.
Тень разочарования пробежала по ее лицу:
– Тогда зачем ты приехал? Что тебя заинтересовало?
Джед помолчал немного, а потом, решившись, выпалил:
– А ты еще не догадалась? Я хочу то же, на чем помешался мой отец: «Невесту».
– Ну так и забирай ее, – быстро проговорила Исабель. – И остров тоже принадлежит тебе. Завтра же я подпишу бумаги.
– Не так скоро, – Джед скрестил руки. – Я не уверен, что портрет действительно возместит возможный ущерб. И это самое ценное, чем ты можешь расплатиться. И потом, мне еще надо позвонить в Сан-Мигуэль, кое с кем переговорить. Надо узнать, в каком настроении пребывает генерал Марино, жаждет ли он по-прежнему моей крови. А еще хорошо бы убедиться в том, что старые связи сохранились.
– Сколько времени уйдет на это?
– Несколько дней. Быть может, даже неделя. Не стоит торопиться, рассудила она. После стольких лет ожидания, неделя – сущий пустяк:
– И ты появишься, когда примешь решение?
– Даже намного раньше. Я хочу, чтобы завтра, после обеда, ты пришла ко мне в домик.
Она нахмурилась:
– Зачем?
– Можешь считать это моей прихотью, – насмешливо улыбнувшись, ответил Джед. – Может, мне просто хочется еще раз взглянуть на тебя. Не каждый день выпадает такая возможность: воочию увидеть «Невесту». Надеюсь, ты не откажешь мне в такой малости?
– Не понимаю, зачем… – она оборвала себя на полуслове, когда встретилась с ним взглядом. В его глазах сквозила насмешка, но в самой глубине таилось что-то другое. Гнев? Что бы там ни было, она должна пойти ему навстречу. Ведь с его помощью она попадет в Сан-Мигуэль. – Хорошо, я приду завтра.
– Не сомневался. Будучи кровно заинтересованной, как мы уже успели установить, ты становишься удивительно покладистой. – Он повернулся к двери. – Жду тебя в три часа.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Зимняя невеста - Джоансен Айрис

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Зимняя невеста - Джоансен Айрис



Трогательно-наивный роман: 6/10.
Зимняя невеста - Джоансен Айрисязвочка
10.10.2012, 16.48





Очень наивно. Идея, сюжет отличные, но герой, как обычно, говорит именно те слова, которые мечтают услышать женщины, и это делает его ненатуральным и женоподобным. А еще прикол с переводом: он только в нее вошел, она говорит "продолжай, уже не больно", а он отвечает "мне БОЯЗНО". Блин, я смеялась до слез, а ведь эта любовная сцена писалась на убийственном серьезе. В общем, поднимает настроение. :)
Зимняя невеста - Джоансен АйрисФри Эт Ласт
10.10.2012, 18.48





Нормально. Можно почитать. 8/10
Зимняя невеста - Джоансен АйрисВикки
24.04.2015, 13.49





странное ощущение от прочтения: с одной стороны - нормальное развитие отношений. она - вся нежность и стальной хребет одновременно, он - противоречивость и забота. вместе им быть суждено судьбой и этот момент не вызывает сомнений. однако! с другой стороны остаются неясными вопросы отношений с мужем-отцом, домоправительницей и весьма спорными методами борьбы с последними, которые выбрала героиня ... не знаю ... поставлю "7" - наверное, этого достаточно.
Зимняя невеста - Джоансен АйрисЕлена
14.07.2015, 12.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100