Читать онлайн Жестокий и нежный, автора - Джоансен Айрис, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жестокий и нежный - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.37 (Голосов: 188)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жестокий и нежный - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жестокий и нежный - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Жестокий и нежный

Читать онлайн

Аннотация

Герой Айрис Джоансен - отважный генерал Рикардо Ласаро - страстная, отчаянная натура. Он отказывается от великого дара любви из самых благородных, как ему кажется, побуждений. Но встреча с удивительной женщиной - нежной, искренней и любящей, меняет всю его жизнь.


Следующая страница

Глава 1

– Это будет очень опасно, мисс Клавел, – серьезно сказал Пако. – Я не хочу вас обманывать. Вас могут изнасиловать, пытать и даже убить.
Лара вздрогнула. Ей не удалось скрыть свой страх от проницательных глаз Пако Ренальто. За то короткое время, которое она провела в палатке майора, Лара Клавел успела заметить, что за его мальчишеской внешностью и беззаботными манерами скрывается острый ум и глубокое знание людей. Это совершенно не удивило девушку. Одного неотразимого обаяния было бы недостаточно, чтобы стать правой рукой Рикардо Ласаро, бывшего душой освободительного движения острова Сент-Пьер. Сделав усилие, она заставила себя улыбнуться.
– Прошу вас, перестаньте рассказывать мне обо всех ужасах, которые могут со мной случиться. Я и без того достаточно напугана.
– Я обязан предупредить вас. Рикардо никогда не позволил бы вам подвергнуться такой опасности, не объяснив, чего это может вам стоить. И я тоже не могу вам этого позволить.
– Даже для того, чтобы спасти вашего национального героя? – В голосе Лары определенно была насмешка.
– Даже для этого.
Пако Ренальто неожиданно улыбнулся.
– Вы не сможете сделать правильный выбор, не зная всех обстоятельств. Именно за это мы и боремся. Рикардо не скажет мне спасибо, если я нарушу эти принципы для того, чтобы спасти его жизнь.
– Не скажет спасибо? Мне трудно в это поверить! Забота о сохранении собственной жизни – это главный закон природы.
– За некоторые идеи можно и умереть, – спокойно сказал Пако. – И за некоторых людей. Я бы отдал свою жизнь за Рикардо Ласаро.
«И то же самое сделали бы сотни других его последователей на этом проклятом Богом острове в Карибском море», – раздраженно подумала Лара.
Этот человек обладал удивительным даром убеждения. Ласаро был не только блестящим военным стратегом, он пользовался любовью и доверием своего народа и завоевал популярность во всем мире. Освободительная война на острове длилась уже девять лет, и все эти годы его фотографии не сходили со страниц газет всего мира.
Не так часто на политической арене появлялась такая значительная фигура, и пресса пользовалась любой возможностью сыграть на обаянии генерала. Пять лет назад Ласаро написал книгу «Право выбора». Ему удалось тайно переправить ее в Соединенные Штаты, и книга быстро стала мировым бестселлером. Этим она в равной степени была обязана своим философским идеям и поэтическому стилю. Поэт и воин. Кто бы мог устоять перед таким сочетанием?
К великому сожалению Лары, ее брат Брет Клавел стал одним из тех молодых людей, которые были захвачены обаянием многогранной личности генерала Рикардо Ласаро. Несколько месяцев назад он бросил колледж и отправился на Сент-Пьер, чтобы воевать за свободу.
Лара внимательно посмотрела в глаза Пако Ренальто.
– И вы отговариваете меня рисковать своей жизнью ради такого человека?
– Если бы вы были одной из нас! Но вы американка. Кроме того, вы сами говорили мне, что не сочувствуете нашему делу. – Пако откинулся на спинку походного стула. – Я учился с Рикардо в университете, и с тех пор мы вместе. Он мне ближе, чем брат.
Брет провел на острове только полгода, но он был так же беспредельно предан Рикардо Ласаро. Именно эта преданность и привела его, в конце концов, к инвалидной коляске в госпитале на Барбадосе.
– Необязательно быть одной из так называемых последовательниц Рикардо Ласаро, чтобы помочь ему спастись из тюрьмы. Вы ведь сами сказали, что, поскольку я не жительница вашего острова, у меня есть преимущество. В секретной полиции Сент-Пьера нет на меня досье, и у них нет моих отпечатков пальцев.
– Да, конечно. – Пако задумчиво посмотрел на нее. – Мы можем сделать для вас такие документы, что вы окажетесь подходящей жертвой для Хурадо.
– Кто такой Хурадо?
– Капитан Эмилио Хурадо. Он командует секретной полицией в аббатстве. Вы ведь знаете об аббатстве?
– Да.
Весь мир знал об этой секретной тюрьме, которая называлась «аббатством». Раньше там был большой монастырь, но хунта превратила его в одну из самых страшных политических тюрем мира. Организации по защите прав человека постоянно рассказывали об издевательствах над узниками, которые там были нормой.
– Именно в аббатстве они содержат Рикардо. Он находится в тюрьме уже больше пяти месяцев.
Лара вздрогнула, и ее пальцы сжали деревянные ручки кресла. Она могла бы и сама догадаться, что узника такого ранга, как Ласаро, они должны были поместить именно в это страшное место. Господи, что же она делает здесь, в этом армейском лагере? Зачем она уговаривает Ренальто и предлагает свою помощь в таком невозможном и опасном деле? Она же не из этих суровых, высохших от ненависти женщин-солдат, которых она видела, когда проходила по лагерю. Она ненавидит даже самую мысль о войне.
– Не понимаю, как Ласаро мог выдержать в аббатстве столько времени?
– Они пытали его только несколько недель, пока наконец не поняли, что его не сломить. Они не хотели, чтобы в глазах народа он стал мучеником, если они убьют его. – Лицо Пако стало мрачным. – Однако они все еще надеются разрушить его образ неукротимого борца за свободу родины, сделав предателем. Последние месяцы Хурадо ищет для этого другие средства.
«Что же это за человек, если он смог выдержать недели пыток, которыми занимались люди, превзошедшие своей жестокостью палачей испанской инквизиции?» – подумала Лара.
– Откуда вы все это знаете?
– У нас есть свой человек в аббатстве. Один из офицеров Хурадо. Проникнуть в тюрьму он не может, он служит в конторе Хурадо, но время от времени так или иначе может влиять на ход событий. – Пако заглянул в бумаги, лежащие перед ним на столе. – Почему вы хотите помочь нам, мисс Клавел?
– Лара, – поправила его девушка. – Я вам уже объяснила почему.
Он кивнул.
– Я хорошо знаю вашего брата. Он храбрый солдат.
– Он обыкновенный идеалистически настроенный идиот, который подпал под влияние вашего неотразимого лидера, как и все вы здесь, – откровенно сказала Лара. – И посмотрите, к чему это привело.
– А себя вы не считаете идеалисткой?
– Нет, конечно. Я практичный человек и обеими ногами стою на земле. Единственная причина, по которой я здесь, – это то, что, насколько я знаю своего брата, как только он выйдет из больницы, он кинется на этот Богом забытый остров, чтобы спасти Ласаро из тюрьмы. – Она в отчаянии всплеснула руками. – Врачи говорят, что ему необходимо пройти еще полгода восстановительной терапии, но нет никакой надежды, что он на это согласится. Если мне не удастся вызволить Ласаро из аббатства, он притащится сюда на костылях.
– И это единственная причина? После короткой паузы она неохотно призналась:
– Я в долгу перед Рикардо Ласаро. Мой брат говорил мне, что ваш бесстрашный лидер был схвачен, когда он возглавлял отряд, спасший взвод Брета, окруженный врагами.
– Это правда. – Пако невесело улыбнулся. – Но Рикардо в ту ночь избавил от смерти многих американцев, однако члены их семей не поспешили сюда спасать его шею.
– Я плачу свои долги. – Их взгляды встретились. – Вы примете мою помощь или нет? Он долго смотрел на девушку.
– Мне это совсем не нравится.
– Но вы это сделаете?
– Да. – Улыбка исчезла с его лица. – Без Рикардо наше дело мертво. Чтобы его выручить, нам нужен свой человек в тюрьме, а внедрить туда женщину намного легче, чем мужчину, если верить нашему агенту в аббатстве.
Пако пожал плечами.
– Как я уже сказал, мне это совсем не нравится, но ради освобождения нашего острова приходится принимать много решений, которые нам не нравятся.
– Ради освобождения острова или ради освобождения Рикардо Ласаро?
– Рикардо Ласаро – это и есть Сент-Пьер.
На секунду лицо Ренальто осветило то же выражение, которое всегда появлялось у ее брата, когда тот говорил о Рикардо Ласаро.
– Вы поймете это, когда встретитесь с ним.
– Если только меня не убьют до этого, – беспечно сказала Лара.
Но Пако не улыбнулся.
– Я пошутила.
– Я знаю. Вы боитесь и хотите скрыть это.
– Я не боюсь. Я просто… – Лара встретилась глазами с собеседником и оборвала фразу. – Ну, может быть, немного боюсь.
– На вашем месте любой человек испытывал бы страх. – Пако наклонился и положил ей руку на плечо. – Мы сделаем все, что сможем, чтобы защитить вас. И если вам от этого станет хоть чуточку легче, знайте: освобождение Рикардо стоит любого риска.
Неожиданно у нее пересохло в горле.
– Я не уверена, что кто-либо может стоить такого риска. Я даже не знаю, почему я это делаю. Все безрассудство в нашей семье досталось брату. У меня совсем нет смелости.
– Нет? – Пако улыбнулся. – Это было не так-то просто для вас – приехать на наш раздираемый войной остров, и еще труднее найти кого-нибудь, кто привел бы вас ко мне. Возможно, вы храбрее, чем думаете.
Она отрицательно покачала головой.
– Я просто делаю то, что должна. В этом нет никакой храбрости.
Она расправила плечи и решительно сказала:
– А теперь расскажите мне, что я должна сделать, чтобы освободить Ласаро из тюрьмы.
– Вам это не понравится. – Пако внимательно вглядывался в ее лицо. – И вам придется делать все без помощи Рикардо. Если вы расскажете ему, что мы планируем, он не позволит вам…
– Господи! А как же его «право выбора»? – насмешливо спросила она.
– Вы правы! Он меня за это проклянет. Но он нужен нам!
– Тогда перестаньте предостерегать меня и расскажите, наконец, что нужно сделать, чтобы вернуть вам вашего идола!
– Рикардо не… – Он замолчал и пожал плечами. – Если бы вы были знакомы с ним… Но вы скоро сами все поймете.
«Тут сомневаться не приходится», – подумала Лара с неудовольствием. Если план Ренальто сработает, она встретится с Рикардо Ласаро и проведет с ним намного больше времени, чем ей бы хотелось.
* * *
Женщина была босой.
Пальцы Рикардо Ласаро судорожно сжали решетки окна, пока он смотрел, как Хурадо тащит женщину по двору по направлению к своему кабинету. Время близилось к полудню, и камни, по которым ступали ее маленькие изящные ступни, раскалились, чуть ли не добела. Какого дьявола этот мерзавец не позволил ей обуться?
Господи, наверное, он здесь слишком долго и понемногу теряет рассудок! Зачем беспокоиться о такой мелочи, как обожженные ступни, когда через несколько мгновений ей предстоит вытерпеть такую боль, что она будет, как об избавлении мечтать о смерти? Хурадо удостаивает заключенных своего августейшего внимания только в тех случаях, когда ему необходимо получить от них важные сведения.
Женщина показалась Рикардо совсем юной, почти девочкой. Маленькая, хорошо сложенная, с длинными вьющимися волосами цвета старого золота. Похоже, люди Хурадо вытащили ее прямо из постели: на ней было только свободное белое платье из какой-то почти прозрачной кисеи с низким круглым вырезом, которое застегивалось спереди на пуговицы.
Под платьем ничего не было. И она совсем не была ребенком. Когда она подошла ближе, Рикардо заметил ее округлые груди, обтянутые лифом платья, сквозь кисею которого просвечивали темно-розовые соски. Кровь жаркой волной хлынула в низ живота, и он возбудился бессознательно, как животное. Рикардо закрыл глаза, чтобы больше не видеть ее. Его охватило отвращение к самому себе. Пальцы еще крепче сжали железные прутья решетки, пока он пытался овладеть собой. Он не животное, чтобы испытывать вожделение к узницам Хурадо. Он не должен чувствовать к этой несчастной женщине ничего, кроме жалости.
Рикардо открыл глаза, но желание не прошло.
Это золотая женщина. Ее кожа медового цвета напоминала шелк. Грациозная походка заставляла полы платья закручиваться вокруг стройных бедер, открывая их. Внизу живота под тонкой тканью платья темнел треугольник волос. Помимо воли взгляд Рикардо опустился туда, и сильное напряжение в паху стало почти болезненным.
Хурадо подошел к двери тюремного блока, и женщина остановилась в нескольких ярдах от окна его камеры. Ее била мелкая дрожь, ей было очень страшно.
Неожиданно к вожделению, охватившему Рикардо, присоединилось другое, не менее сильное чувство: ему отчаянно захотелось защитить эту юную хрупкую девушку от того, что ожидало ее за дверью.
Хурадо втолкнул арестованную в тюремный блок, и дверь за ними захлопнулась.
Рикардо стиснул зубы. Нужно взять себя в руки. Долгое одиночество привело к болезненной обостренности эмоций. Он не позволит себе потерять самообладание – это означало бы победу Хурадо. Он не для того выдержал невыносимые для обыкновенного человека муки, чтобы проиграть в психологической борьбе, которую теперь ведет с ним этот палач.
В коридоре послышались шаги, и Рикардо бессознательно напрягся. В этом отделении не было других заключенных, кроме него, и он хорошо знал, что означают эти шаги. За нескончаемые месяцы пыток он привык узнавать и ожидать их. Значит, Хурадо вел девушку сюда, к нему в камеру.
Он должен был бы сразу догадаться о цели Хурадо, но эта женщина не обладала вульгарной привлекательностью своих предшественниц, которые, видимо, воплощали сексуальные идеалы капитана. Но даже теперь, невольно представив себе ее хрупкую, но женственную фигурку, он почувствовал возбуждение, которое не могло остаться не замеченным со стороны Хурадо, если он повернется к двери, чтобы встретиться с врагом лицом к лицу.
– А у меня есть для тебя сюрприз, Ласаро. – Дверь за спиной Рикардо с шумом распахнулась, и он услышал, как Хурадо втолкнул женщину в камеру. – Такая маленькая симпатичная цыпочка, чтобы скоротать время, которое в тюрьме так медленно тянется. Повернись и посмотри на нее.
Мышцы на спине Рикардо мучительно напряглись, но он даже не пошевелился. Его чувства были настолько обострены, что, несмотря на большое расстояние, отделявшее его от женщины, он ясно слышал ее легкое, прерывистое от волнения дыхание и улавливал нежный аромат ее кожи. Стараясь говорить непринужденно и насмешливо, он спросил:
– Ты опять за свое, Хурадо? Я думал, что ты уже бросил эту затею. Ты из тех, кто верит, что на третий раз повезет?
– Но на этот раз все будет по-другому. Признаю, что я допустил ошибку. Эти шлюхи не имели шансов понравиться такому разборчивому кавалеру. Я полагал, что их опытность возместит тебе недостаток красоты…
– Ты просто теряешь время. Я не хочу женщину.
– Еще как хочешь. – Хурадо, видимо, подтолкнул девушку вперед: ее запах стал более сильным. – Хотя твои последователи и объявили тебя сверхчеловеком, ты такой же мужчина, как и все остальные. Ты очень чувственный человек. Наши информаторы сообщали, что тебе требовались женщины несколько раз в неделю.
И он вкрадчиво добавил:
– А сейчас прошло уже больше пяти месяцев, Ласаро.
– А я этого даже не заметил, – насмешливо сказал Рикардо. – Каждая минута жизни в аббатстве была такой наполненной.
– Нам нужно узнать, где находится казна твоей армии. – Хурадо пожал плечами. – Мы не думали, что пытки дадут результат, но должны были попробовать.
– И ты наслаждался каждой минутой.
– Почему бы и нет. Ты восемь лет ускользал от нас. И к тому моменту, как ты попался, мне пришлось изрядно помучиться от неудовлетворенности. Неудовлетворенность – ужасная штука, ты согласен, Ласаро? Но хуже всего для мужчины сексуальная неудовлетворенность. А теперь повернись и посмотри на нее. Она чистенькая и хорошенькая, а ее волосы светятся, как лучи солнца.
Рикардо отпустил решетку и медленно повернулся лицом к Хурадо, стараясь не смотреть на девушку.
– Не сомневаюсь, что ты нашел ее в том же борделе, где и остальных.
– Нет. Она такая же заключенная, как и ты. – Хурадо по-хозяйски погладил девушку по голове. – Ее зовут Лара Алберт. Ее арестовали в аэропорту, когда она пыталась улететь из страны, имея при себе большую сумму в местной валюте. Она объяснила мне, что ее никто не предупредил, что это запрещено.
И он сказал по-английски:
– Поздоровайся с джентльменом, Лара.
Девушка ничего не ответила.
Тогда Хурадо добавил снова по-английски:
– Разве ты не хочешь поприветствовать Великого освободителя нашего острова от фашистской хунты? Как это невежливо с твоей стороны, дорогая. – Хурадо отбросил волосы с ее лица. – Тебе придется поучить ее хорошим манерам, Ласаро.
Когда Хурадо дотронулся до девушки, Рикардо внезапно испытал приступ ярости. Господи, что это с ним? Где его выдержка? Он постарался не показать своих эмоций.
– Зачем вам нужны неприятности с Соединенными Штатами? Отпусти ее.
– Мы думали об этом, пока я не понял, насколько она может оказаться полезной. Ее прислали сюда до принятия решения. – Хурадо расплылся в масляной улыбке. – Она всего лишь секретарша, и в ее паспорте не указаны близкие родственники. Никто не знает, что ее арестовали. Никакого дипломатического риска.
– Зачем вообще идти на риск? Хурадо оставил его вопрос без ответа.
– Она полностью в твоем распоряжении. Делай с ней все, что заблагорассудится. Только, боюсь, тебе придется объяснять, что от нее требуется, по-английски. Она почти не знает испанского.
Глаза мужчин встретились, и Хурадо непроизвольно отступил назад.
– Кстати, хочу тебя порадовать, она девственница. Разве это не удивительно в наше время в таком возрасте? Наши врачи были поражены, когда ее осматривали… Поражены и возбуждены! Мужчина всегда стремится быть первым, я их еле удержал. Дело в том, что один из моих офицеров предположил, что она может быть нам полезна в работе с тобой. Я сразу понял, что он прав.
– Нет, он не прав.
Хурадо недоверчиво покачал головой.
– Тебе нравятся американцы, и ты любишь помогать слабым, как настоящий рыцарь. Ты не сможешь не встать на защиту беспомощной невинной девушки. Кстати, почему ты не смотришь на нее? Такая прелестная маленькая цыпочка. Стройная фигурка, круглые груди, а кожа…
Хурадо с удовольствием причмокнул.
– Я тебе просто завидую, Ласаро. Разве ты не видишь, она просто дрожит, ожидая, когда же ты наконец доставишь ей долгожданное удовольствие?
Рикардо по-прежнему старался не смотреть на девушку.
– Если она дрожит, то только от страха, а меня не привлекают испуганные женщины. Забери ее отсюда.
– Ну уж нет! Она останется здесь, с тобой, – сказал Хурадо. – Она будет делить с тобой кров, стол и постель. Я считаю, что это поможет вам сблизиться. – Его взгляд опустился к паху Рикардо. – Я вижу, малышка не оставила тебя равнодушным.
Скотина. Гнев помог Рикардо освободиться от вожделения.
– Как и твои шлюхи. Это просто естественная реакция. – Он усмехнулся. – Но я не раб своего тела. И у меня нет желания давать тебе оружие против себя. Ты мог бы уже бросить эту затею, Хурадо.
Хурадо повернулся и направился к двери.
– Увидим. Я дам тебе время изменить свои намерения.
Он остановился и, взглянув на Рикардо через плечо, добавил:
– Но должен заметить, что я не отличаюсь терпением. Если ты не будешь следовать своим естественным склонностям, я заберу ее у тебя и отдам своим ребятам, чтобы они позабавились.
Заметив гнев в глазах Рикардо, Хурадо довольно ухмыльнулся.
– Видишь, как хорошо я тебя изучил, Ласаро. Тебе не повезло: ты идеалист, защитник слабых и невинных. Что ж, вот тебе невинная жертва, ты можешь ее защищать и наслаждаться ею в одно и то же время. О чем еще ты мог бы мечтать? – Взгляд Хурадо перешел на Лару. – Групповое изнасилование – это не самая приятная вещь, моя дорогая, так что постарайся понравиться Великому освободителю нашего острова.
Наконец Хурадо захлопнул за собой дверь, и Рикардо тут же услышал, как охранник повернул ключ в замке.
* * *
Рикардо снова отвернулся к окну и невидящими глазами уставился в тюремный двор. Господи, только этого ему не хватало! Его руки снова непроизвольно сжали железные прутья оконной решетки, спина напряглась. Ему хотелось что-нибудь сломать. Рикардо чувствовал себя абсолютно беспомощным и в то же время возбужденным, как подросток при первых приступах неудовлетворенной страсти.
Рикардо заставил себя успокоиться и расслабить мышцы. Раз ситуацию все равно нельзя изменить, не нужно пугать девушку своими припадками ярости. Она уже и так достаточно пострадала от рук Хурадо и ему подобных.
– Не волнуйтесь, – сказал Рикардо. – Я не сделаю вам ничего плохого.
Он следил, как Хурадо идет по двору к своему «кабинету», и думал о том, как было бы здорово, если бы этот плюгавый жирный человечек вдруг наступил на мину и разлетелся на мелкие куски.
– Очевидно, эта надежда и опора хунты дает вам передышку перед тем, что они планируют сделать с вами.
– Я вижу, вы не успокаиваете меня насчет того, что последует за этой передышкой.
Ее голос звучал очень тихо, он даже слегка дрожал. Но он вызвал у Рикардо такое же сильное желание, как и ее вид. Казалось, вся кровь устремилась к паху. У него мучительно свело мышцы живота. Это просто животный инстинкт, сказал он себе. Половой инстинкт, который не имеет ничего общего ни с эмоциями, ни с интеллектом. Волевой человек всегда сможет справиться даже с такими мощными первобытными импульсами.
– Я не верю в успокоительную ложь. Хурадо сделает с вами все, что захочет. Он комендант этой тюрьмы и часто вместо пыток применяет групповое изнасилование. – Рикардо намеренно говорил об этом спокойно и бесстрастно. – Я не смогу защитить вас от него, но научу, как выдержать боль. У нас мало времени, но вы сможете усвоить достаточно, чтобы…
– Это микрофон?
Он повернулся и проследил за ее взглядом. Лара смотрела на небольшой черный металлический предмет, укрепленный под потолком в углу комнаты.
– Да. Аббатство не оборудовано видеокамерами, но Хурадо хочет, чтобы я постоянно чувствовал, что за мной наблюдают. – Рикардо повысил голос. – Не правда ли, Хурадо?
– Это чудовищно! – Ее голос неожиданно стал пронзительным. – Здесь все отвратительно! Как они посмели так поступить со мной?! Мне страшно! Я не проститутка, чтобы…
Вдруг ее поразила новая мысль.
– А теперь вы говорите, что они будут слушать, как мы…
Казалось, у девушки началась истерика.
– Я не хочу! Этого не будет! Я этого не хочу!
Она подбежала к умывальнику, схватила кувшин и запустила им в микрофон. Бросок оказался удачным: она разбила устройство и залила водой и его, и белую оштукатуренную стену. Разбитый микрофон трещал, качаясь на длинном свисающем шнуре.
– Это не принесет никакой пользы, – мягко сказал Рикардо. – Они просто заменят его.
– Это единственный «жучок» в камере?
– Да. В действительности он служит не для подслушивания, а для того чтобы я постоянно чувствовал наблюдение.
– Ведется магнитофонная запись?
– Нет, запись не ведется.
– Сколько у нас времени? Она говорила взволнованно, но истерика прекратилась, как по волшебству.
Рикардо внимательно посмотрел на нее.
– Хурадо будет здесь через пять минут. Может быть, немного быстрее.
– А охрана из тюремного блока?
– Если не будет угрозы побега, они подождут Хурадо Они знают, что он любит показать всем, кто здесь хозяин.
Лара бросилась к Рикардо и быстро шепнула:
– Пако Ренальто.
Он недоверчиво повторил:
– Пако?
– Он послал меня, чтобы предупредить, что они послезавтра нападут на аббатство. Он хочет, чтобы вы были готовы.
– Готов? Я готов уже больше пяти месяцев. – Рикардо почувствовал прилив надежды, хотя тут же вернулся к реальности. – Вы ждете, что я вам поверю? Хурадо подкладывает вас ко мне в постель, и вдруг оказывается, что вы работаете на Пако Ренальто? – Он с сомнением покачал головой. – Маловероятно.
– Вам придется мне поверить. У нас мало времени.
Лара облизала пересохшие от волнения губы и шепнула:
– Ренальто велел сказать вам о пещерах.
Рикардо быстро закрыл ее рот рукой.
– Тихо!
Лара резко повернулась, пытаясь освободиться от его руки.
– Больше я не скажу об этом ни слова. На самом деле я даже не знаю, что это означает. Для меня это просто пароль.
Мысли проносились в голове Рикардо с быстротой молнии. В прошлом они предприняли несколько удачных набегов на аббатство, но в последние годы хунта усилила охрану. Появилось высоковольтное проволочное ограждение, территорию бдительно охраняли часовые. Даже если бы удалось прорваться во внутренний двор, оставалась еще куча трудностей. Аббатство представляло собой одноэтажное здание в форме подковы, и все камеры – бывшие кельи – выходили только внутрь.
– Тюремный отсек слишком хорошо охраняется. Пако сюда не прорваться. На крыше над кабинетом Хурадо установлены пулеметы, направленные на эту сторону двора. Как он собирается…
– Откуда мне знать? – Глаза Лары скрылись от пристального взгляда Рикардо за длинными ресницами. – Он просто послал меня сюда, чтобы предупредить вас.
– Кто вы на самом деле?
– Это абсолютно неважно. Я здесь, чтобы помочь. – Она нервно рассмеялась. – Хотя сейчас я не понимаю почему. Я не ожидала, что мне придется участвовать в представлении «Жертвоприношение девственницы», пока не прибыла на Сент-Пьер. Это совсем не в моем стиле. Я всегда вела себя рассудительно и практично.
Она наклонила голову, прислушиваясь к гулким звукам шагов по каменным плитам тюремного двора.
– Они уже идут. Скажите, у вас есть карандаш и бумага?
Рикардо отрицательно покачал головой.
– Нет. Мы не сможем переписываться. Свободно говорить можно будет только тогда, когда они поведут нас в душ. Ни один из солдат и офицеров, кроме Хурадо, не владеет английским. Но мы никогда не будем знать, слушает он нас или нет.
– Душ? Когда это будет? Неважно, уже некогда это обсуждать.
Она метнулась к койке и бросилась на нее лицом к стене, свернувшись в клубок. В ту же секунду на пороге камеры появился Хурадо с двумя солдатами.
Разъяренный, с красными от гнева щеками, он заорал, злобно уставившись в спину Лары:
– Ты разочаровала меня! Он подскочил к койке, схватил ее за руку и рывком посадил на постели лицом к себе.
– Ни один мужчина не любит истеричных женщин! Возьми себя в руки!
– Я не хочу быть здесь, – жалобно заныла Лара. – Я не могу с ним оставаться. Я не знаю, что мне делать. Я лучше…
Не дослушав, Хурадо отвесил девушке пощечину.
Она вскрикнула. От сильного удара голова Лары ударилась о стену.
– Прекрати, Хурадо. – Рикардо непроизвольно шагнул вперед, сжимая кулаки. – Разве ты не видишь, что она слишком испугана, чтобы понимать, что делает?
– Тем более ей нужен хороший урок.
Хурадо отошел от Лары, но раздражение на его лице сменилось удовлетворением. Посмотрев на лицо Рикардо, он довольно кивнул.
– Дела идут хорошо. Инстинкт защитника уже овладел тобой, хотя ты ее только что увидел. Что же ты будешь чувствовать после того, как овладеешь ею?
Хурадо повернулся к солдату, рассматривающему разбитый микрофон.
– Сколько времени уйдет на починку?
– Его нужно заменить. Я вытащу разбитый и схожу в кладовку за новым. – Солдат пожал плечами. – Наверное, около часа.
– Тогда приступай. Я думаю, что очень скоро мы услышим с его помощью очень приятные звуки.
Хурадо повернулся к Рикардо.
– И тогда ты будешь в моих руках, Ласаро.
Рикардо не сказал ни слова: он боялся выдать себя. Он должен был молчать, когда Хурадо ударил девушку, но гнев ослепил его и лишил способности рассуждать.
– Она ничего не значит для меня, – сказал он бесстрастно. – Делай с ней все, что хочешь.
– Именно это я и сделаю. – Хурадо направился к выходу. – И с тобой тоже, наш дорогой освободитель.
* * *
Лара заставила себя сидеть спокойно до тех пор, пока солдат не отсоединил обломки микрофона и не вышел из камеры.
– Что все это значит?
Она села на постели и, обхватив руками колени, смотрела на напряженную спину Рикардо. Он снова стоял так же, как тогда, когда ее ввели к нему в камеру, пытаясь как можно больше увеличить расстояние между ними.
– Ренальто сказал мне, что он надеется, что нас поместят в одну камеру, но я не понимаю причины этого. Почему Хурадо хочет, чтобы мы… – Лара остановилась, затем продолжила:
– Я думала, что хунта запрещает заключенным…
– Секс?
Рикардо повернулся к ней, и она испытала почти такой же шок, как тогда, когда переступила порог его камеры. Совсем другим представляла она себе Рикардо Ласаро. На фотографиях в газетах можно было видеть правильные черты лица, красивые, слегка вьющиеся темные волосы и блестящие черные глаза. Но фотографии не могли передать окружающую его атмосферу жизненной силы и энергии. Сейчас давно не стриженые волосы густой волной покрывали плечи Рикардо, изношенный армейский мундир висел на исхудавшем теле, как на вешалке, но он держался необыкновенно прямо и уверенно и, несмотря ни на что, казался хозяином положения.
– Секс для Хурадо – только средство. Он считает, что я должен привязаться к женщине, с которой разделю постель. Ему нужно оружие против меня.
– Но какое же это оружие?
– Пытки. Хурадо не удалось получить нужную информацию, пытая меня. И он хочет получить ее, заставив страдать близкого мне человека. Здесь это обычное дело. На глазах заключенного пытают его семью, чтобы сломить волю. – Рикардо горько улыбнулся. – На вашем месте я бы поостерегся следовать его совету и стараться мне понравиться. Это может привести к очень тяжелым последствиям для вас.
– Хуже, чем групповое изнасилование?
– С этого они скорее всего начнут, – спокойно объяснил Рикардо. – И заставят меня смотреть, если Хурадо решит, что вы что-то значите для меня.
Лара невольно вздрогнула.
– Я чувствую себя куском мяса на прилавке.
Девушка говорила искренне. Что это за мир, в котором люди, подобные Хурадо, распоряжаются чужими жизнями, как пешками в шахматной игре!
– Но я не кусок мяса и не наложница из гарема. И я ненавижу, когда со мной обращаются подобным образом. И я сделаю все от меня зависящее, чтобы вы не захотели меня как женщину, даже если мне придется вас кастрировать!
Легкая улыбка сделала его лицо одновременно нежным и грустным.
– Вот это характер. Надеюсь, ваше возбуждение не вызвано надеждой на эту операцию? Он подошел к Ларе.
– У вас посинела щека. Рикардо коснулся больного места, и Лара почувствовала, как ее захлестнула горячая волна.
– Я уже причинил вам боль. Мне очень жаль, Лара.
Хурадо назвал Рикардо Ласаро чувственным человеком. И сейчас Лара ясно видела, что негодяй сказал правду. Чувственность пронизывала все его существо: полные, резко очерченные темные губы, румянец на худых щеках, биение пульса в голубой жилке на сильной загорелой шее. Почему так трудно отвести глаза от этого движения его жаркой крови?
Даже она сама с трудом расслышала свой голос:
– Мне уже не больно.
– Не больно?
Рикардо нежно провел ладонью по щеке Лары, глядя в ее глаза. Ларе показалось, что в камере стало душно. Она не могла ни пошевелиться, ни отвести взгляд. Дышать стало трудно, как перед грозой.
– Это хорошо. – Рикардо убрал руку. – Я бы дорого заплатил за то, чтобы иметь возможность сказать, что уберегу вас от любой боли, но я не смогу сделать этого. Я не стану предателем. – Он замолчал и глубоко вздохнул. – Если дела пойдут плохо, я не допущу, чтобы ваши страдания повлияли на меня.
– Я это знаю. – Ларе наконец удалось отвести взгляд от его черных глаз, затягивающих в глубину. – И я не собираюсь допускать, чтобы эта грязная свинья причиняла мне боль. Пако Ренальто и остальные в вашей армии могут быть фанатиками, но у меня нет абсолютно никакой склонности к мученичеству.
Рикардо, казалось, развеселили ее последние слова.
– Тогда позвольте мне узнать, каким образом вы оказались в такой ситуации? Что вы здесь делаете?
– Я просто отдаю вам долг.
Рикардо продолжал непонимающе смотреть на нее.
– Я сестра Брета Клавела. Он был сержантом в том самом взводе, который…
– Я знаю Брета, – перебил Рикардо.
– Я не была уверена, что вы его помните. – Она смотрела в сторону. – Сюда приехало много американцев, чтобы сражаться за вас.
– Не за меня, а за Сент-Пьер, – мягко поправил Рикардо. – И за право выбора.
Лара сердито сжала кулаки.
– Нет, именно за вас, – сказала она раздраженно. – Это вы крысолов с волшебной флейтой из старой немецкой сказки. Не думаете же вы, что Брет бросил бы свой колледж и отправился сражаться за Пако Ренальто? Да Брет верит, что вы можете ходить по воде! Черт возьми, ведь его могли убить!
– Вы презираете меня, – спокойно сказал Рикардо, наблюдая за выражением ее лица.
– Во всем мире у меня нет никого, кроме брата. И я не хочу, чтобы его убили или искалечили только потому, что вы околдовали его. В конце концов, Сент-Пьер – не его родина.
– Но и не ваша.
– Я должна была приехать. Вы спасли его жизнь.
Рикардо горько улыбнулся.
– Но ведь вы считаете, что именно я виноват в том, что его жизнь подвергалась опасности.
– Это был единственный путь…
Лара остановилась и глубоко вздохнула.
– На самом деле я приехала для того, чтобы добиться от вас обещания.
– Боюсь, в настоящий момент мое положение не позволяет мне раздавать обещания.
– Пообещайте мне выполнить мою просьбу, когда вы будете свободны. – Она взглянула Рикардо в глаза. – Если Брет вернется на Сент-Пьер, пообещайте, что отправите его домой.
– Ваш брат, как и любой другой человек, должен иметь право сам принимать решения, – убежденно сказал Рикардо.
– Только не мой брат! Что значит для вас один солдат?
– Один солдат не значит почти ничего. Но еще один человек может решить судьбу острова. Я не собираюсь отнимать у вашего брата право выбора.
– Право выбора. – Лара горько усмехнулась. – Я ни на грош не верю в вашу проклятую философию. Я хочу, чтобы мой брат был в безопасности.
– Я хочу, чтобы все мои братья были в безопасности, – устало сказал Рикардо. – В безопасности, в своих домах. И чтобы они забыли звуки выстрелов. Однажды это произойдет.
Он сел на постель рядом с Ларой.
– Я не могу дать вам то, ради чего вы приехали. Я не могу дать вам такое обещание, Лара.
Господи, да он совершенно непробиваем! Хотя в этот момент он не был похож на стойкого и несгибаемого борца. Он выглядел скорее печальным и усталым. Неожиданно девушка смягчилась. Но нельзя было давать волю чувствам: нужно добиться, чтобы он дал слово.
– Я буду настаивать, пока вы не согласитесь пообещать мне это.
Рикардо улыбнулся ей почти с восхищением.
– Я еще никогда не встречал женщины, такой настойчивой в достижении цели. Вы всегда так упорно добиваетесь своего?
Лара энергично кивнула.
– Нужно всегда ставить цель и стремиться к ней, иначе ничего не добьешься.
– Наверное, это правило родилось в результате долгих лет опыта. Сколько вам лет, Лара?
Покровительственный тон всегда ее раздражал.
– Я старше, чем выгляжу. Я кажусь моложе из-за маленького роста.
– И все-таки сколько вам лет?
– Двадцать один.
Рикардо тихо выругался.
– И Пако послал вас сюда?
– Брет и я – близнецы, и вы приняли его в свою армию без всяких возражений. Почему же Ренальто должен был отказаться от моей помощи?
– В армию вас могли бы принять. Но аббатство – это совсем другое дело.
Неожиданно ее раздражение сменилось страхом. Последние слова Рикардо вернули ее к действительности.
– Ренальто считает, что у нас есть шанс спастись.
– Может быть, это и так. – Рикардо пристально посмотрел ей в глаза. – Какого дьявола никто не остановил вас? Разве у вас нет родных?
Она отрицательно покачала головой.
– Мои родители были разведены. Когда нам с Бретом исполнилось по двенадцать лет, умерла мама. Отец не хотел обременять себя детьми и сразу же после похорон отбыл в неизвестном направлении. Мы с Бретом провели четыре года в разных семейных детских домах. – Лара пожала плечами. – Какая разница, есть у меня родные или нет? Я бы в любом случае приехала. Разве женщины не имеют права выбора в этом вашем прекрасном новом мире Сент-Пьера?
– Имеют, – согласился Рикардо. – Но мужчины имеют право защищать их.
Лара посмотрела на него с удивлением и иронически прокомментировала:
– Свобода только для мужчин?
– Я никогда не утверждал, что моя философия безупречна. В ней отразились все противоречия, свойственные человеческому сообществу.
Она с улыбкой покачала головой. Он не только несгибаем, он умеет обезоруживать противника.
– Сейчас главное для нас – дожить до той минуты, когда мы вырвемся отсюда. Рикардо задумчиво нахмурился.
– Я никак не могу понять, для чего Пако подверг вас такой опасности и послал сюда. Я не вижу в этом никакого смысла.
Лара смутилась и отвернулась от него.
– Он хотел, чтобы вы были готовы.
– Это слишком большой риск для вас. – Он встал и снова подошел к окну. – Черт возьми, два дня – это слишком долгий срок.
– Но ведь вы пробыли здесь уже больше пяти месяцев!
– Но эти пять месяцев я не был закрыт в пятиметровой камере с полураздетой женщиной, – жестко сказал Рикардо. – Хурадо вовсе не дурак. Он понимает, что мне сейчас жарче, чем в аду на сковородке.
Лара хорошо поняла, что имел в виду Рикардо. Она почувствовала, что краснеет всем телом. Всюду, где платье прикасалось к коже, она горела от возбуждения. Ее груди напряглись, и соски стали твердыми.
– Простите меня. – Рикардо не смотрел на Лару. Он говорил тихо, тщательно выбирая слова. – Вам не нужно меня бояться, я не сделаю вам ничего плохого. К сожалению, вы очень красивы и… желанны. Но если вы мне поможете, мы прекрасно продержимся несколько дней.
– Я помогу вам. – Ее голос слегка дрожал. – Конечно, это непростая ситуация, но я не понимаю, почему мы не можем вести себя просто как друзья.
– Не понимаете? – Рикардо невесело рассмеялся. – Я мог бы наглядно объяснить вам это со скоростью звука, если бы…
Он резко оборвал фразу. Когда Рикардо заговорил снова, его тон был спокойным и бесстрастным.
– Вы правы, нет никаких причин, чтобы не провести эти два дня просто по-дружески. – Он немного помолчал. – В любую минуту сюда может вернуться солдат с микрофоном, поэтому слушайте меня очень внимательно. После того как он снова подключит подслушивание, мы с вами сможем разговаривать только на общие темы. Не упоминайте никаких имен и географических названий. Не спорьте с солдатами. Просто делайте все, что они вам велят. Конечно, они боятся Хурадо, но не упустят случая ударить вас или сделать еще что-нибудь похуже, если вы дадите им повод. Вы хорошо меня поняли? Лара кивнула.
– Я не собираюсь делать ничего, что бы уменьшило наши шансы на спасение. Я хочу выбраться отсюда не меньше, чем вы.
Рикардо оторвался от созерцания каменных плит двора и улыбнулся ей.
– Вы выглядите совсем как серьезная маленькая девочка. – Его взгляд опустился на круглые холмики груди, обтянутые просвечивающим платьем, улыбка исчезла, а голос стал низким. – Почти.
Неожиданно Лара почувствовала горячую влагу между ног, и ее глаза расширились от удивления. Никогда она не испытывала ничего подобного. Что с ней? Каждое слово, каждый жест Рикардо вызывали у нее желание.
– Вы не могли бы… не смотреть на меня? Я чувствую себя очень неловко.
– Я пытаюсь не смотреть на вас с той секунды, как вы переступили порог этой чертовой клетки! – сказал он хрипло. – Эта каморка не оставляет выбора: каждый раз, когда я поднимаю глаза, я вижу…
Рикардо замолчал, прислушиваясь.
– Солдат возвращается.
Лара тоже услышала шаги и почувствовала облегчение. Может быть, микрофон послужит созданию барьера между ними. Физическое и эмоциональное воздействие Рикардо на нее все время усиливалось и стало к этому моменту совершенно непереносимым.
– Да, – мягко сказал Рикардо. Лара недоуменно взглянула на него. Рикардо смотрел ей в глаза и понимающе улыбался.
– Сначала это поможет, но совсем ненадолго. Мы должны полагаться только на себя, querida .
type="note" l:href="#note_1">[1]
Как он догадался, о чем она подумала? В этот момент Лара была почти готова поверить в легенды, которые рассказывали о Рикардо Ласаро его последователи. Все это ерунда, быстро сказала она себе. Он просто понимает язык жестов и угадывает мысли по выражению лица, а она совсем не умеет скрывать свои чувства. Брет всегда говорил, что все, что она думает, написано у нее на лбу.
– Я уже давно надеюсь только на себя, – спокойно сказала Лара.
– Как и я. – В голосе Рикардо снова была усталость, и ей передалось ощущение долгого глубокого одиночества. – Но на этот раз я, кажется, дошел до предела.
Не успела Лара ответить, как в замке повернулся ключ, и дверь широко распахнулась, чтобы впустить солдата, принесшего новый микрофон.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жестокий и нежный - Джоансен Айрис

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Жестокий и нежный - Джоансен Айрис



не плохо,только героиня сама себе противоречит, бесит...
Жестокий и нежный - Джоансен АйрисМарго
12.08.2012, 12.45





Неплохой роман, но мне не понравился главный герой, так легко отказался от своей любви из-за страха...А героиня как навязчивое насекомое доставала его до конца романа...
Жестокий и нежный - Джоансен АйрисК
12.08.2012, 18.24





Надуманно: 4/10.
Жестокий и нежный - Джоансен Айрисязвочка
6.10.2012, 0.19





Немного сухая аннотация. Это роман о мужественной женщине которая рискнула жизнью и честью, ради спасения человека, спасшего жизнь ее брату. И сумела за щитом пылкого революционера пробиться к просто мужчине, с израненной душой, уставшему от боли и потерь. Для других он герой, легенда, для нее просто любимый, отец ее ребенка, ради него она отказалась от своих мечтаний, пересмотрела жизненные позиции. Может это спорно, но любовь меняет людей.....
Жестокий и нежный - Джоансен Айрисната
8.11.2012, 7.05





Неплохо. 9/10
Жестокий и нежный - Джоансен АйрисВикки
14.04.2015, 11.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100