Читать онлайн Замок на песке, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Замок на песке - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.39 (Голосов: 82)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Замок на песке - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Замок на песке - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Замок на песке

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

Это было чересчур смело и совсем не похоже на Лили. Надо было следовать здравому смыслу и не поддаваться минутному порыву, говорила она себе, торопливо идя к пляжу. Ведь она не из тех нахальных и самоуверенных студенток колледжа, к которым, вне всякого сомнения, привык Эндрю. И тут уж ничего не поделаешь! Но что-то заставило ее выполнить его прихоть.
Стоило ей увидеть Эндрю на пляже, залитом лунным светом, и она еле удержалась, чтобы не развернуться и не убежать, словно испуганный ребенок.
– Ты все-таки сделала, как я просил, надела мой свитер. – Эндрю не скрывал удовлетворения, оглядывая ее. Свитер доходил ей до середины бедер и оставлял обнаженными красивые ноги. – Боже, как ты хороша!
– Не знаю, что вдруг на меня нашло, – быстро сказала она. – Я не то чтобы специально его надела. Я просто подумала, что…
– Не оправдывайся.
Его улыбка исчезла, и Лили было невыносимо это видеть.
– В прошлый раз ты сказал, что хотел бы увидеть меня в своем свитере. – Она небрежно пожала плечами. – Вот я и надела. Подумаешь, большое дело!
– Для меня это очень большое дело. Это первый раз, когда ты сделала так, чтобы меня порадовать.
Лили подошла к нему.
– Не знаю, почему ты придаешь этому такое большое значение. Это далеко не самый красивый наряд, который мне приходилось носить. Я чувствую, что состою из сплошных ног.
– А ты и есть сплошные ноги. Прекрасные ноги. Великолепные ноги. Я никогда не говорил тебе этого раньше. – Эндрю умолк в восхищении. – Лили, я боялся, что ты сегодня не придешь.
– Я тоже. – Она остановилась перед ним. – Не могу объяснить почему, но без твоего свитера я бы чувствовала себя неловко.
Эндрю протянул ей руку.
– Посмотрим, на что ты готова сегодня.
Она подумала с минуту, затем медленно подала ему руку и позволила отвести себя через пляж к скале.
– Это звучит как-то угрожающе, Что ты собираешься сделать?
– Насладиться тобой. – Он крепче сжал ее руку. – А у тебя есть что-то еще под свитером?
– Нет. – Они дошли до углубления в скале, и Лили обернулась к нему. – Мне показалось, что сейчас это необязательно.
– Да уж, в самом деле. – Он притянул ее к себе, стал, будто в танце, вместе с ней плавно покачиваться. Лили вцепилась в его плечи, ища опоры. Мурашки побежали по ее телу.
– Так гораздо лучше. – Эндрю поднял свитер до талии, лаская ее бедра. – Правда, любимая?
Грубая ткань джинсов касалась ее живота, а заклепки холодили кожу. Пальцы Эндрю сильно сжимали ее бедра. Она не чувствовала боли и лишь тихонько вскрикивала, двигаясь в такт ему.
– Какие прелестные звуки! Я хочу слышать твой голос, Лили, – хрипло сказал он.
Колени Лили подгибались от охватившего ее возбуждения.
– Я не… Я не выдержу больше… – простонала она.
– Ну почему же? Еще немножко. – Он отступил на шаг, сдернул с нее свитер и отбросил в сторону. – Я говорил тебе, что хочу тебя видеть. Я принес фонарик.
– Но ведь светит луна.
– Мне этого мало. – Эндрю притянул ее в глубину пещеры и нагнулся, чтобы поднять блестящий металлический фонарик с одеяла. – Ну, теперь постой спокойно, дорогая.
Блестящий конус света пронзил темноту. Лили ожидала этого, но все равно была застигнута врасплох. Луч света заплясал на ее лице, а затем, осветив ее левую грудь, двинулся вниз.
– О да! Прекрасно! – прозвучал хрипловатый низкий голос.
Сердце Лили учащенно забилось, а лоно наполнилось жгучим желанием, пока она стояла вот так в темноте, словно скованная этим кольцом света. Да-да, именно скованная. Она чувствовала себя беспомощной, неспособной двинуться без команды Эндрю. Ее соски набухали под его взглядом. Он казался лишь туманной тенью за этим светом, однако она почему-то чувствовала, будто свет исходит от него.
Луч тихонько сместился и заиграл на другой груди.
Лили услышала в темноте, как участилось дыхание Эндрю, и ощущение его возбуждения подействовало страшно волнующе. Она порывисто шагнула к нему.
– Нет! – сразу же сказал он. – Не сейчас. – Луч двинулся ниже, освещая темный треугольник внизу живота. Он глубоко вздохнул и заговорил нетвердым голосом:
– Ты просто опьяняешь меня.
Лили стояла, застыв на месте, словно зачарованная, пока он разглядывал ее. Почему он стоит неподвижно? Почему молчит? Она не в силах была дышать, не в силах была думать. Она замерла в ореоле света, охваченная жарким желанием.
Наконец свет потух.
Лили издала гортанный крик и бросилась к нему. Эндрю, судорожно срывая с себя одежду, подхватил ее, поднял, и вот они уже слились.
– Возьми… – Остаток ее слов потерялся в страстном поцелуе.
Ноги Лили обвились вокруг его бедер, и оба упали на одеяло, расстеленное на земле.
* * *
– Я говорил, что в этот раз будет лучше. – Эндрю ткнулся губами в ямку у ее плеча. – Кажется, мне не удается делать это медленнее. Моя страсть к тебе слишком велика. Хотя нам предстоит еще долгий путь.
– Какая разница! Все было великолепно. – Голос Лили звучал тихо, и она умиротворенно смотрела на залитый лунным светом пляж. Лили вдруг тихо засмеялась. – Конечно, отчасти это из-за того, что мы не были мокрыми насквозь, а вокруг не бушевала гроза.
Эндрю не ответил. Взяв фонарь, он зажег его и стал рассматривать ее лицо.
– Теперь ты стала рассуждать так, как девочка не намного старше Кэсси.
– Ну, я не такая уж старуха. И у меня бывают моменты детской непосредственности.
– Но ты не всегда позволяешь им проявиться. Ты всегда стараешься казаться очень серьезной и рассудительной. – Он помолчал. – И держишь все свои эмоции под контролем.
– Но это действительно так. Я серьезная и рассудительная. – Лили села и натянула на себя его свитер. – А что касается контроля, то любой независимый человек хочет владеть своими чувствами. Мне пора идти.
– Ты опять убегаешь?
– А ты опять торопишь меня. А говорил, что не будешь.
Эндрю молчал.
– Я же сказала, что не в состоянии дать тебе все, что ты хочешь. Но ты меня не слушаешь!
– Ты дашь мне все. Это просто вопрос времени. – Горькая нотка прозвучала в его голосе. – Плохо то, что времени совсем не остается.
Лили нахмурилась.
– Я не поняла тебя.
– Не обращай внимания, – ответил он после минутного раздумья. – Наверно, я просто нетерпелив. А ты держишься так настороженно. – Он помолчал. – Поговори со мной. Расскажи мне о Тэйте Бэлдоре.
Она замерла.
– Я не хочу о нем говорить. Ты сказал, что
Читал газеты, так что все и сам знаешь. Это все давно в прошлом.
– Нет, не в прошлом. Это все еще болит в тебе, а расплачиваюсь за это я. Ты не доверяешь мне. Ты загнала боль вглубь, но не освободилась от нее. – Эндрю потянулся, чтобы выключить фонарик. – Теперь ты одна. Я не в счет. Расскажи все о Бэлдоре.
– Ты что, решил пытаться освободить меня от тяжелого прошлого, психоаналитик-самоучка? – сказала она с сарказмом. – Спасибо, я через это уже прошла. На тот случай, если вдруг газеты что-то упустили, скажу, что после суда над Тэйтом я провела шесть месяцев под наблюдением психиатров.
– Я знаю. Ты была близка к помешательству.
Кто бы мог тебя винить?
– Я за все винила только себя. Если бы я не наделала тогда глупостей, моя мать была бы сегодня
Жива.
– Но она тоже верила Бэлдору, Лили.
– Потому что я любила его. Мама просто хотела, чтобы я с ним была так же счастлива, как и она с моим отцом. Мама видела, что я схожу с ума по Тэйту. – Лили умолкла, пытаясь вернуть себе самообладание. – А этот мерзавец убил ее.
Эндрю ничего не отвечал.
– И знаешь еще что? Когда врач, производивший вскрытие, стал путаться в своих показаниях, я не поверила, что это сделал Тэйт. Я была так околдована им, что позволила этому ублюдку украсть полмиллиона долларов у моей матери, а затем отравить ее, чтобы можно было украсть все остальное, что у меня оставалось. – Она хрипло рассмеялась. – Я и тогда не верила, что он это сделал! Я убеждала полицию, что наверняка это был кто-нибудь другой. Им пришлось предъявить мне все улики, чтобы заставить выступить на суде. Вот такая я была дурочка!
– Не дурочка, – мягко заметил Эндрю. – Тебе было всего девятнадцать, ты была застенчива и замкнута. Вы с матерью жили вдвоем, и обе старались видеть в людях только хорошее. Ты была идеальной жертвой для такого негодяя, как Бэлдор. Он ворвался в вашу жизнь и очаровал вас обеих, так что вы потеряли голову. Ты была не глупа, но просто очень наивна. – Он помолчал. – И очень доверчива.
– Да, доверчива! Я загнала свою мать в могилу, так я была доверчива! Я убедила ее в том, что ему можно доверять. – Лили горько улыбнулась. – Да уж, в доверчивости мне равных не было!
– Доверчивость не плоха сама по себе, Лили, – заговорил Эндрю. – Ты сделала ошибку, оценивая человека, но…
– Ошибку? Расскажи это кому-нибудь другому. Расскажи, как хорошо быть доверчивой! – Ее голос прерывался. – Потому что я с этим покончила. Сейчас я поверю только тому, что увижу своими глазами, а не тому, что мне говорят. Меня никто и никогда больше не сможет использовать.
– – Теперь мне понятно твое желание завести ребенка методом искусственного оплодотворения, –• осторожно добавил Эндрю. – Ты не могла перенести даже саму мысль о близости с мужчиной, поэтому пошла к Генри.
Лили кивнула, мрачно нахмурясь.
– Что тут не понять? Мне нужен был кто-то. После случившегося я не могла есть и спать. Я была так одинока… А детей я всегда любила и подумала… – Она не договорила, но потом продолжила со страстью:
– Я посетила трех специалистов, и все они сказали, что надо бы подождать несколько лет, прежде чем принимать такое решение, но я не могла ждать.
– Конечно, не могла.
– Мне так нужен был ребенок! Если бы я и дальше оставалась одна, то не знаю, смогла бы я выжить или нет. – Она умолкла, а потом добавила дрожащим голосом:
– Генри меня понял.
– Генри вообще очень чуткий человек.
– Ты говоришь со мной таким же тоном, как и те доктора, которые мне отказывали. Это было правильное решение, черт возьми!
– Я не спорю с тобой. В тот момент это было единственное, что давало тебе возможность выжить. Ты обеспечила хорошую жизнь для себя и Кэсси, и никто не сомневается в твоей преданности ей. – Он накрыл рукой ее руку. – Ты даже позволила Кэсси поехать в турне, не побоявшись того, что пресса может выкопать тот давний скандал и твое имя опять появится в бульварных листках.
– Кэсси заслужила возможность узнать, что такое жизнь музыканта, и решить, подходит ли ей это. – Лили отняла свою руку. – Ну что, ты теперь доволен? Понравилось тебе играть роль отца-исповедника?
– Боже мой, конечно, нет. –• Усталость столетнего старца прозвучала в его голосе. – Это так тяжело! Это всегда болезненно для меня.
– Всегда? Ты так говоришь, как будто ты священник или что-то в этом роде. – Лили резко поднялась на ноги. – Ну что ж, если ты закончил свой допрос, я думаю, нам пора разойтись по домам.
– Лили, мы должны были вытащить все это на свет. Я мог бы узнать о тебе все другим способом, но мне не хотелось его применять.
– Не понимаю, о чем ты говоришь, но знай, что мне это копание в моем прошлом не понравилось. Лили повернулась и выскользнула из пещеры. – Так что хватит об этом.
– Это нужно было выяснить, чтобы ты поняла одно: то, что случилось у тебя с Бэлдором, никогда не повторится в отношениях со мной.
– Это ты так говоришь!
– Боже мой, Лили! Я же не какой-то проходимец, который может испортить тебе жизнь.
– Откуда я знаю? Тэйт был гораздо менее загадочен, чем ты. Ты работаешь на корпорацию, штаб-квартира которой так «удачно» расположена в другой стране. У тебя, по всей видимости, сколько угодно свободного времени. – Она остановилась, чтобы перевести дыхание. – И если подумать, то все, что ты тут делаешь, очень напоминает попытку втереться в доверие.
– Да, напоминает, – согласился Эндрю. – И что, значит, ты собираешься вычеркнуть меня из своей жизни и никогда больше не видеть?
Боль пронзила Лили с такой силой, что она была поражена. Никогда не видеть Эндрю? Это воплощение юной жизнерадостности и сексуальности.
Человека, который, несмотря на свою молодость, так ее понимает? Разве можно от этого отказаться? Она еще не отдавала себе отчета в том, насколько безраздельно он владеет ее душой и телом.
Ну почему же? – ответила она, ступая на песок. – Какое мне дело, почему ты решил меня найти? Ты сам сказал, что я могу взять от тебя все, что мне надо, вот я это и делаю.
– Лили!
Она остановилась и посмотрела на него через плечо.
– Завтра я хочу привести с собой Гуннара и Квинби, чтобы вас познакомить. Ты не возражаешь?
– Но ты же хотел немного подождать?
– Обстоятельства изменились.
Лили кивнула. Она и сама чувствовала, что в их отношениях что-то принципиально изменилось в эту ночь. Расспросы Эндрю всколыхнули в ней слишком много боли, открыли раны, которые она считала давно зажившими. Но, причинив боль, Эндрю стал ближе ей эмоционально, ближе, чем после занятий любовью. Теперь Лили не вспомнит больше о том, что сделал с нею Бэлдор, без того, чтобы в памяти не возникла также и эта лунная ночь, когда она рассказала Эндрю о своем горе. Он сумел стать как бы частью ее прошлого, глубоко проникнуть в ее душу. Неужели он так проницателен, что предвидел результат? Легкость, с которой Эндрю читал ее мысли, заставила ее насторожиться.
– Так могу я их завтра привести?
– Как хочешь. – Лили быстро пошла прочь.
* * *
– Они так похожи, что их, наверно, принимают за брата и сестру, – сказала Лили, наблюдая, как Гуннар и Квинби играют с Кэсси в мяч. И Гуннар, и его жена были высокими, светловолосыми. Трудно было определить их возраст. Если в их волосах и были седые нити, то совсем немного. Новые знакомые с веселыми криками бегали по песку, перебрасывая огромный надувной красный мяч с такой энергией и живостью, что казались не многим старше Кэсси. – Они что, скандинавы?
Эндрю покачал головой, поднимая к губам стаканчик с кофе.
– Квинби действительно имеет шведские корни, но Гуннар – нет. Он из Гарвании. Лили озадаченно нахмурилась.
– Гарвания? Никогда не слышала о такой стране. Эндрю пожал плечами.
– Такой страны больше не существует. Соседнее государство, Саид-Абаба, аннексировало ее двадцать лет назад.
– А, – с облегчением воскликнула Лили. – О Саид-Абабе я хотя бы что-то слышала. Это страна с тоталитарным режимом, которая вечно ведет пограничные споры с Седиханом и Тамровией, так?
– Так.
Взгляд Лили опять вернулся к троице, играющей неподалеку.
– Мне нравятся твои друзья, – сказала она искренне. – И они совершенно очаровали Кэсси. Я никогда не видела, чтобы она так быстро к кому-то проникалась симпатией, вот разве только к тебе.
– Ничего удивительного. Квинби говорит, что Гуннар в душе так и остался ребенком. Он, по-видимому, наслаждается игрой не меньше, чем сама Кэсси. А Квинби всегда обожала детей.
– А свои дети у нее есть? Эндрю кивнул.
– У нее сын, который учится в Марасефском университете в Седихане. Джед отличный парень.
– Каким отеческим тоном ты говоришь! Ты вряд ли намного старше его.
Рука Эндрю с силой сжала пластмассовый стаканчик.
– Ты опять стараешься представить меня этаким юнцом-студентом? Я думал, что мы уже с этим разобрались. Зачем ты опять строишь барьеры между нами?
– Они и так существуют.
– Странно, как ты их не замечаешь, когда мы занимаемся с тобой любовью, – очень тихо проговорил Эндрю. – Ведь в эти минуты они пропадают, правда?
Лили почувствовала, как вспыхнули ее щеки.
– Секс – это одно из основных наслаждений в Жизни и действительно может заставить человека забыть обо всем… на время.
– Занятие любовью.
– Что?
– То, что мы делаем, это не просто секс, это занятие любовью. – Эндрю поднял стаканчик к губам и двумя глотками осушил его. – Когда-нибудь ты это поймешь.
Она удивленно посмотрела на него.
– Ну уж не знаю…
– Ты прекрасно все знаешь! – Он с неожиданной силой сжал стаканчик, сломав его. – Ты любишь меня, черт возьми! Ты просто не хочешь это признать. – Он вскочил на ноги и отшвырнул сломанный стаканчик. – Пойду поиграю с Кэсси.
Лили наблюдала, как он шел к играющим, и едва сдерживала желание позвать его обратно. Что это с ним сегодня? В нем явно появилась какая-то несвойственная ему озабоченность и резкость. Лили сразу же ощутила это, когда он пришел на пляж в компании Гуннара и Квинби два часа назад.
– Можно посидеть с тобой? – Лили услышала голос Гуннара. – Я, должно быть, постарел больше, чем думал, – твоя дочь меня совершенно загоняла.
– Ты совсем не выглядишь загнанным. Гуннар опустился на песок рядом с ней.
– Я талантливый актер. Думаешь, я позволю ребенку заметить, что старшее поколение не поспевает за ним? Но теперь пусть Эндрю поработает немного. Остался еще кофе?
Лили налила кофе из термоса и протянула ему стаканчик.
– Черный, – уточнила она. Он кивнул, беря стаканчик.
– Когда-нибудь ты позволишь мне сделать тебе настоящий кофе? – Он отпил глоток. – Я предпочитаю кофе с корицей и имбирем.
– Как экзотично. Так его пьют в Седихане? Он кивнул.
– Это только тебе кажется экзотикой. Когда ты привыкаешь к чему-то, то оно кажется уютным и удобным. – Он посмотрел на кофе. – Седихан хорошее место для жизни. Тебе бы там понравилось.
Лили насторожилась.
. – Вы так думаете?
. – Квинби понравилось. Ей потребовалось время, чтобы привыкнуть, но теперь она не променяла бы его ни на что другое.
– Я рада за нее, – сдержанно отозвалась Лили.
Гуннар отпил еще глоток.
– Я тоже рад. Я работаю в Седихане, и было бы очень жаль бросать работу. Лили посмотрела на него.
– А вы на самом деле могли бы бросить работу ради нее?
– Естественно. Я не был бы счастлив, если бы Квинби было плохо.
– У вас, видимо, на редкость хорошие отношения, – задумчиво сказала Лили.
– Просто Квинби на редкость хорошая женщина. – Лицо Гуннара смягчилось, когда он посмотрел на жену. – Она искренняя, любящая, честная и абсолютно надежная.
– Могу представить, какой прекрасной няней она была для Эндрю! Кэсси в нее уже прямо влюбилась.
Он кивнул.
– Я же говорю, она удивительный человек. – Он посмотрел в глаза Лили и добавил:
– Как и Эндрю.
– Генри мне сказал то же самое. – Лили сделала недовольную мину. – Но он так любит таинственность! Я даже не знаю, кто он по профессии, чем зарабатывает себе на жизнь. Эндрю что-то исправляет, так, кажется, он говорил.
Гуннар усмехнулся.
– Безусловно, о том, что он делает, можно так сказать.
– Странно, что у него столько свободного времени.
– – С тех пор как Эндрю приехал сюда, он работает каждое утро в местном госпитале, чуть дальше по побережью. Эндрю старается помочь там, где только возможно, а тех, кто нуждается в его помощи, увы, очень много. Он что, не рассказывал тебе?
– О госпитале? – растерянно переспросила она. – Нет, не рассказывал.
– Неудивительно. Эндрю не любит говорить о своей работе.
Лили в отчаянии воздела вверх руки.
– Ну вот, теперь и ты становишься таким же таинственным, как он. Я уже начинаю думать, что вы оба из ЦРУ или чего-то в этом роде.
Гуннар расхохотался.
– Ну, здесь ты ошибаешься, даю слово. Мы не имеем никакого отношения к секретным агентствам. – Его лицо стало серьезным. – Однако работа Эндрю может быть очень опасной, и он часто нуждается в нашей поддержке.
По телу Лили пробежал холодок.
– О какой опасности ты говоришь?
– Мне вообще не следовало бы говорить об этом с тобой. – Он допил свой кофе. – О своей работе Эндрю расскажет сам. – Он пристально посмотрел на нее. – Ты должна знать одно: существует множество людей, которые доверяли ему свою жизнь, и он ни разу никого не подвел.
– Жизнь?
Гуннар мрачно кивнул.
Доверяй ему, Лили. Он любит тебя.
Он что, просил тебя поговорить со мной?
Эндрю предпочитает все делать сам. – Гуннар широко улыбнулся. – А теперь мне пора оторвать свою жену от твоей дочери и увести ее домой. Ты только посмотри на них! Чего доброго она еще решит украсть у тебя Кэсси.
Лили перевела взгляд на Квинби Нильсен, лицо которой сияло добротой и нежностью, когда она смеялась вместе с Кэсси.
– Я надеюсь, что вы с Квинби опять придете к нам – сказала она вдруг, неожиданно для себя самой. – По утрам я работаю, но после обеда мы почти всегда идем на пляж.
– С большим удовольствием, – ответил Гуннар. – Слишком долго Эндрю наслаждался вашим обществом в одиночку. – Он помахал рукой на прощание и направился через пляж к Эндрю, Квинби и Кэсси.
* * *
Этой ночью их любовь была дикой и почти жестокой в своей безудержности.
Казалось, Эндрю никак не мог ею насытиться, Лили отвечала ему с не меньшей страстностью. Раз за разом они достигали вершин наслаждения, пока совсем не обессилели.
– В чем дело? – проговорила Лили, все еще не отдышавшись. – Я чувствую, что сегодня что-то не так.
Не глядя на нее, Эндрю отвернулся и стал одеваться.
– Я не сделал тебе больно? – спросил он.
– Нет. – Она медленно села. – А разве ты хотел?
– Ну что ты! – Эндрю обернулся и чуть ли не с ужасом посмотрел на нее. – Боже мой, конечно, нет! Я никогда не сделаю тебе больно. Я просто не смогу! – Его губы скривились в невеселой улыбке. – Теперь, наверно, ты не веришь мне.
– Да нет, я… Я думаю, мне это даже понравилось. Но это было так не похоже на тебя. А сегодня ты на меня сердился.
– Нет, не из-за этого я был так несдержан.
– Ты не отрицаешь, что…
– Я не был рассержен. Я был расстроен. – Эндрю нашел ее ночную сорочку и протянул ей. – Черт возьми, я и сейчас расстроен. Ты все еще не понимаешь, что происходит между нами, а время уходит.
Лили замерла.
– Ты должен уезжать? – испуганно спросила она. – Хотя чему тут удивляться? У нас с тобой «пляжный роман». – Она натянула сорочку через голову и стала задумчиво расправлять складки. – В конце концов, тебе придется выйти на работу, а мы с Кэсси через пару недель вернемся в Сан-Франциско. Возможно, это даже к лучшему…
– Совсем не к лучшему! – прервал ее Эндрю со сдержанной яростью. – Перестань отгораживаться от меня! Признай, что нас связывает нечто очень важное, сейчас я не имею в виду Кэсси.
Лили поспешно встала.
– Мне пора.
– Послушай, Лили! – Эндрю встал, и лунный свет озарил его мрачное, расстроенное лицо. – Время было против нас с самого начала. Я не могу позволить, чтобы оно опять разделило нас. – Он раздраженно пнул ногой лежащее на земле одеяло – Подумать только, я ведь даже не спал с тобой в настоящей постели. Мы никогда не сидели вместе за обеденным столом, никогда не делали всех тех обычных повседневных дел, которые объединяют мужчину и женщину. Я прихожу в наш коттедж, вижу Гуннара и Квинби вместе и отчаянно хочу иметь то, что они имеют. Это сводит меня с ума! – Он остановился и тяжело вздохнул. – Это тянется слишком долго! Я больше не могу. Скажи мне, какие чувства я у тебя вызываю?
– Я не знаю. Мы что, не можем не касаться этой темы?
– Не можем, – сурово отрезал он. – Я знаю, что тебя влечет ко мне физически. Я знаю, что нравлюсь тебе. Но что еще? Думаешь ли ты обо мне, когда меня нет рядом? Хочешь ли ты заботиться обо мне, беречь меня? Потому что именно это я хочу и могу дать тебе.
Лили почувствовала, как слезы наворачиваются на глаза.
– Эндрю, я не буду тебя расстраивать, – сказала она.
– Так не расстраивай! Скажи, что тебе хотя бы не наплевать на меня. Я знаю, ты это можешь, если бросишь выстраивать свои дурацкие барьеры и согласишься признать, что я не какой-нибудь подлец типа Бэлдора. – Его голос понизился почти до шепота, но звучал страстно, как заклинание. – Пойми, я же не требую от тебя полного доверия прямо сейчас. Просто старайся понемногу, день ото дня преодолевать свои страхи. – Эндрю с усилием улыбнулся. – Возможно, дней через двадцать мы чего-нибудь добьемся.
Боже, он выглядел таким несчастным! Лили совершенно не хотела его расстраивать, но все было так сложно. Волна жалости нахлынула на нее, и она порывисто шагнула к нему.
– Эндрю, я бы так хотела тебе верить!
– Ну что ж, для начала хоть это. Она подошла еще ближе и бросилась ему в объятия, прижимаясь мокрой от слез щекой к его груди.
– Не хочу, чтобы ты уезжал, – шептала она. – Мне будет так тебя не хватать! Его руки крепче обняли ее.
– Еще один шаг! – сказал он с волнением в голосе. – А поскольку я обещал не причинять тебе боли, то, значит, должен остаться тут еще на некоторое время.
Радость охватила Лили.
– Но ты же говорил, что время уже кончается. Я не хочу мешать тебе в твоей…
Его губы прижались к ее губам, заглушая слова крепким поцелуем.
– Мешать! Боже мой, Лили, как ты можешь мешать!
Она высвободилась из его рук и отступила назад.
– Я… я ничего не обещаю, – пробормотала она, запинаясь. – Делай так, как сочтешь нужным.
– Опять ты прячешься в своей раковине. – Эндрю улыбнулся счастливой улыбкой. – Но мы, тем не менее, совершили сегодня настоящий прорыв, любимая.
Лили улыбнулась в ответ, чувствуя себя молодой, счастливой, ее сердце замирало от надежд. Господи, когда последний раз ей было так хорошо?
– Да, совершили, лю… – Она смущенно запнулась.
Эндрю понимающе кивнул.
– Не торопись. Шаг сегодня, шаг завтра… Ты сможешь преодолеть это, Лили.
Стоя перед ним, не отрывая взгляда от его мужественного, но в то же время такого мягкого лица, она почти не сомневалась, что так и будет. Эндрю добьется своего, и они найдут свое счастье.
– Да, наверно, я смогу это преодолеть, – сказала она на прощание.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Замок на песке - Джоансен Айрис

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Замок на песке - Джоансен Айрис



Полный бред
Замок на песке - Джоансен АйрисОльга
27.09.2012, 13.10





Полный бред
Замок на песке - Джоансен АйрисОльга
27.09.2012, 13.10





Согласна: 1/10.
Замок на песке - Джоансен Айрисязвочка
5.10.2012, 21.55





Легкая сказка в стиле Лукьяненко
Замок на песке - Джоансен Айрисзлой критик
14.10.2014, 11.07





Да, прочесть можно. Сказка-фэнтези. rnЕ
Замок на песке - Джоансен АйрисМари
14.10.2014, 21.01





я так и не понела сказали они или нет что она его дочь?а так прикольно почетать можно 8/10
Замок на песке - Джоансен Айрискот
4.12.2014, 10.43





Да-а-а. Сказочная фантастика. Больше сказать нечего.
Замок на песке - Джоансен Айрисиришка
21.12.2015, 22.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100