Читать онлайн Такой чужой, такой желанный, автора - Джоансен Айрис, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Такой чужой, такой желанный - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Такой чужой, такой желанный - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Такой чужой, такой желанный - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Такой чужой, такой желанный

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Ночной воздух ласкал щеки Лайзы. Стоя на балконе, она любовалась океаном с посеребренной лунным светом полосой прибоя. Это было похоже на волшебную сказку. «А в Нью-Йорке сейчас зима», – поежившись, подумала она. Лайза не любила зиму. Интересно, каково было бы все время жить на острове, на котором вообще не бывает зимы? Усталым движением она отвела прядь волос со лба. Ей этого никогда не узнать, так нечего и предаваться пустым мечтам. Ангажементы на такие острова попадаются слишком редко. А как она радовалась, когда ее агент сказал ей об этом предложении! С какой готовностью ухватилась за возможность уехать хотя бы ненадолго от снега и слякоти!
Да уж, она, не раздумывая, заглотила наживку, приготовленную для нее Клэнси Донахью. И все из-за Мартина. Неужели она никогда не освободится от него? Иногда ей казалось, что он всегда будет присутствовать в ее жизни мрачной тенью, будя воспоминания о Томми… Нет, не надо об этом думать! Если не позволять себе вспоминать, то чувства остаются глубоко внутри, словно замороженные, и это единственный способ избавиться от боли. Ей нелегко далось это забвение, этот ледяной панцирь, сковавший душу. И пусть она пожертвовала смехом и радостью жизни, все равно это стоило того.
Зазвонил телефон, и Лайза чуть не подпрыгнула от неожиданности. Уже первый час ночи, а у нее нет никого, кто мог бы звонить в такое время… кроме Мартина, конечно.
За последние три года Мартин звонил ей в любой час дня и ночи из разных частей света. Бесполезно было менять номера, рано или поздно он узнавал новый номер. Может быть, ей вообще не отвечать, в панике подумала она. Но Лайза знала, что ответит. Так было всегда. Решительно повернувшись, она подошла к столику.
– Алло.
– У вас все в порядке? – В голосе Клэнси Донахью звучало волнение. – Телефон, должно быть, чуть не разорвался от звонков!
Испытывая облегчение, смешанное со слабостью, Лайза опустилась на кровать.
– Конечно, все в порядке. – Она глубоко вздохнула, стараясь унять сердцебиение. – Но сейчас далеко за полночь. Вы не подумали, что я могу уже спать?
– А вы спали?
Лайза не ответила.
– Зачем вы звоните, мистер Донахью? По-моему, мы с вами уже все сказали друг другу.
В трубке повисла короткая тишина.
– Я решил дать вам еще один шанс, – сказал он наконец. – Подумайте. Нам очень нужна ваша помощь.
– Нет, – отрезала Лайза. – Похоже, вы не способны примириться с тем, что вам отказали. Мои вещи уже уложены, и я заказала место на восьмичасовой рейс в Майами. Можете искать другую приманку.
– Но вы – единственная приманка, которая интересует Болдуина, – парировал он. – Вы все решили окончательно?
Лайза вздохнула.
– Окончательно. Вам придется отступиться, мистер Донахью.
– Мне рано сдаваться, сражение только началось. – Он понизил голос. – Мне очень жаль. Поверьте! Я не хотел, чтобы так получилось.
Он повесил трубку до того, как она успела ответить, и Лайза слегка нахмурилась. Его последние слова смутили ее. Впрочем, он и сам смущал ее, так как принадлежал к тем огромным, подавляющим собеседника людям, которые, к счастью, встречаются довольно редко. Рядом с этим незаурядным человеком никому не будет легко. Слишком умный, слишком самоуверенный, слишком сильный. Это исходящее от него ощущение силы пугало ее. И очень хорошо, что она завтра уезжает. Ничто не должно разрушить ту стену, которой она оградила свои чувства, а Клэнси, судя по всему, не признавал никаких границ. Да, это прекрасно, что она его больше не увидит.
Лайза поднялась с кровати и пошла в ванную. Открыв баночку со снотворным, она высыпала на ладонь две таблетки и быстро проглотила. Хотя она и обходилась без них последние два месяца, но сейчас была слишком напряжена и боялась, что иначе не уснет. Или опять будет видеть сны, а это ей ни к чему! Лайза завела будильник, сняла халат и скользнула под одеяло. Выключив настольную лампу, она откинулась на подушках, стараясь полностью расслабиться и прогнать из головы все мысли. В глубине шевельнулся страх, но она быстро подавила его. Бояться сейчас нечего. Снотворное поможет, и она проспит всю ночь без снов. Совсем без снов…


Сны все равно были, но не те тяжелые кошмары, которых она боялась. Она видела какие-то разрозненные фрагменты: едва ощутимый укол в руку, мужские голоса, свет, затем все потонуло в сплошной темноте, которая лишь изредка перемежалась с моментами слабого прояснения.
– Проклятье, почему она без сознания? Это же всего лишь легкое успокоительное! Оно бы так не подействовало. Сколько, черт возьми, вы ей вкололи?
Гневный голос принадлежал Клэнси Донахью. Это не так уж и странно, подумала Лайза. Она думала о нем перед тем, как заснуть, вот он ей и приснился. Только жаль, что он так сердит.
– Я дал ей ровно столько, сколько вы сказали. – Это был более молодой голос, который говорил, оправдываясь. – Откуда я знал, что она принимает снотворное? Мы нашли это в ванной, когда не смогли разбудить ее.
– Черт, это сильное снотворное. А вдруг их опасно мешать? Надо позвонить в лабораторию в Седихане. Не спускай с нее глаз. Если будут хоть малейшие признаки остановки дыхания, позови меня сейчас же.
Тьма опять сгустилась. Ее куда-то несли. Из темноты выплывали отдельные образы. Аромат мяты… В ее сознании он связывался с Донахью. Его лосьон, который она почувствовала в своей гримерной. Запах был свежим и приятным, как и руки, которые держали ее, теплые, сильные, мягкие. А голос был, напротив, резкий. Она блаженно вздохнула и плотнее прижалась к крепкому плечу. Как чудесно, что можно расслабиться и чувствовать себя такой защищенной! Эти сильные руки, уж конечно, отгонят все сны.
– В безопасности, – прошептала она.
Руки еще крепче сжали ее.
– Это правда. – Голос Донахью был уже не резким, а бархатисто-мягким. – Ты в безопасности, Лайза. Теперь я буду оберегать тебя.
Конечно, это неправда. Никто не сможет уберечь ее от снов. Но как хочется надеяться на чудо!
– Спасибо, – сонно прошептала она.
Он усмехнулся.
– Не думаю, что ты будешь так же благодарна мне, когда придешь в себя. – Неожиданно ее положили на что-то мягкое, голова легла на подушки, а руки оставили ее. Лайза беспокойно застонала.
– Не бойся, я здесь. – Он, видимо, сел, потому что постель прогнулась под его тяжестью, и взял ее руки в свои. – Я буду здесь, когда ты проснешься. Я не оставлю тебя. – Он отвел с ее лба непослушный локон и стал нежно поглаживать ее лоб. – Спи.
– И ты не дашь мне видеть сны?
Его рука на секунду прервала свое движение.
– Да, если ты этого хочешь.
– О, пожалуйста! – прошептала она. – Я так боюсь их!
– Тогда я не дам тебе их видеть. Спи, Лайза. Они не будут тебя беспокоить.
Она почти поверила ему. Перестав сопротивляться, она позволила темноте поглотить себя.
Когда Лайза заснула, Клэнси очень осторожно отпустил ее руки и встал. Судя по тому, что сказали ему в лаборатории, она проспит еще десять-двенадцать часов. Но почему-то ему не хотелось оставлять ее. Она казалась такой одинокой! Ее шелковистые волосы рассыпались по подушке. Розовые губы слегка приоткрылись. Она, судя по всему, уже не ощущала его присутствия, но ему было все равно. Он пообещал, что защитит ее, что прогонит прочь ее кошмары. Какие ужасы ей снились, что она помнит о них даже под действием наркотиков? Неожиданно ему очень захотелось узнать о ней все.
Клэнси взял с пола небольшой чемодан, который до сих пор не потрудился даже распаковать. Усевшись на низенькую скамеечку около кровати, он раскрыл его. Досье на Лайзу Лэндон лежало сверху. Перед тем как сесть на самолет в Лос-Анджелесе, он успел только бегло просмотреть его, намереваясь изучить попозже. В то время его прежде всего интересовали ее отношения с Болдуином. Теперь же он хотел знать как можно больше о женщине, свернувшейся калачиком на его кровати и казавшейся беззащитной, словно брошенный ребенок.
Клэнси пододвинул к кровати плетеное кресло и постарался устроиться поудобнее. Да, кресло явно не предназначалось для человека его сложения! Не очень-то удобно будет просидеть в нем эти десять часов, пока Лайза не проснется. Ну и что же? Ему приходилось испытывать и большие неудобства, причем по менее важным причинам. Клэнси сбросил туфли и положил ноги на край кровати. После этого он раскрыл папку и начал читать про Лайзу Лэндон.


Лайза проснулась мгновенно. На нее были устремлены светло-голубые глаза Клэнси Донахью. Но что он делает в ее номере?
– Что вы здесь… – начала она, садясь в постели, но от резкого движения комната закружилась и в глазах потемнело.
Она услышала, как Донахью вполголоса выругался. Через мгновение он уже сидел на кровати, удерживая ее за плечи.
– Полегче! Вы всегда так вскакиваете?
– Нет… Да… Не знаю. – Голова у нее все еще кружилась, и она встряхнула ею, пытаясь побороть дурноту. Лайза смутно понимала, что присутствие Клэнси Донахью в ее номере говорило о чем-то необычном и опасном. Она попыталась заговорить, но пересохший язык еле ворочался во рту, и слова давались с трудом.
– Вы не должны…
– Ложитесь. – Клэнси уложил ее обратно на подушку. – Дайте себе возможность полностью проснуться и оценить ситуацию, прежде чем спорить со мной. – Он мрачно улыбнулся. – Я уверен, это будет недолго.
– Что вы здесь делаете? – И вдруг Лайза осознала, что это не ее номер. Она лежала на огромной двуспальной кровати, одеяло было темно-синим, а не в черную и желтую полоску, стены – бежевыми, а не светло-серыми. На ней надета ее белая атласная пижама, но все остальное было совершенно незнакомым, и это поразило ее. В ужасе раскрыв глаза, она еще раз попыталась сесть.
Сильные руки Донахью мгновенно пресекли эту попытку.
– Вы уже не в отеле, – тихо сказал он. – Это моя спальня. Вы на моей вилле, которая расположена в полумиле от отеля-казино. Пугаться вам не стоит, вы в полной безопасности – и сейчас, и в будущем. Это я вам обещаю.
– Ваша спальня? – Лайза не верила своим ушам. – Но как я здесь оказалась?.. – Она умолкла, потому что в ее мозгу стали один за другим всплывать разрозненные фрагменты ее ночных видений. – Так вы похитили меня! – прошептала она. Ей все еще трудно было в это поверить. – Вы меня действительно похитили?
Клэнси кивнул.
– Это было необходимо, – просто сказал он. – Я должен поймать Болдуина, я же вам говорил.
– И поэтому вы похитили меня! – ошеломленно повторила она. – Другая ловушка, ведь так вы сказали. Я не хотела играть роль приманки в той вашей ловушке, и тогда вы поместили приманку в другую ловушку. – Она механически поправила волосы. – Ведь это так, правда?
– Именно так. Я говорил вам, что хотел бы от вас помощи. Мне очень жаль, что пришлось поступить так.
– Вам жаль! – Волна слепой ярости захлестнула ее, в голове сразу прояснилось. – Черт возьми, вы меня похитили, и все, что вы можете сказать, это, что вам очень жаль! Да вы же совершили преступление!
– Я знаю. – Клэнси нахмурился. – Вам сейчас лучше постараться уснуть. Мы можем обсудить все это позже. Врачи сказали, что вы должны проспать еще пять часов. Я боюсь, что всякое волнение вредно для вас.
– А вам не кажется, что когда человек похищен, то ему естественно волноваться? Возможно, для вас это и самое обычное дело – при вашем-то роде занятий! – но для меня это не так. – Ее глаза гневно сверкали. – Меня, представьте, до сих пор ни разу не похищали!
Его лицо словно окаменело.
– Я не занимаюсь тем, что похищаю всех подряд, мисс Лэндон.
– Неужели? Вы считаете, я должна быть польщена тем, что выбрали именно меня? – Она села на кровати, сбросив с плеч его руки. – Ошибаетесь, мистер Донахью! Я возмущена, я вне себя!
– Это я вижу, – сухо сказал он. – Ничего другого я и не ожидал. Боюсь, однако, что вам придется пока смириться с этим фактом и подумать о том, чтобы поудобнее устроиться на вилле. Вы здесь, и вы останетесь здесь, пока Болдуин не появится.
– Черта с два! – Она выпрыгнула из постели и побежала к двери. Но тело почему-то плохо слушалось ее. Ноги подгибались, голова кружилась. Лайза споткнулась и упала на ковер, сильно ударившись коленями.
Донахью, чертыхаясь, подбежал и склонился над ней. Как сквозь сон она услышала его голос.
– Ну что вы, черт возьми, делаете? – Он обхватил ее руками, прижимая к себе. «Опять мята, мыло и мускус», – сонно отметила она. – Я же приказал вам оставаться в постели. Вам дали слишком большую дозу снотворного. Чего ради вы тут бегаете, когда вам и голову поднять трудно!
– Я вовсе не бегаю. Я спасалась, – пробормотала Лайза. Даже в полуобморочном состоянии ей показалось важным подчеркнуть это. Она судорожно вцепилась в его свитер, чтобы удержать равновесие. – Какое снотворное?
– Мы дали вам слабое снотворное. Мы не знали, что вы уже приняли ваши таблетки. – Его рука крепче обняла ее. – Вам не следовало принимать их. Зачем вы это делаете?
– Я не могу без них. – Тьма в глазах опять стала проясняться. Лайза попыталась поднять голову, так уютно лежащую на его груди, но это было слишком трудно. – Кроме того, это не ваше дело.
– Не мое? – это был почти вопль. – Еще как мое! – Внезапно Клэнси встал, не отпуская ее. – Теперь все, что касается вас, – мое дело. – Он поднял ее и понес в постель. – Мне кажется, настало время хоть кому-нибудь о вас позаботиться. Я слишком хорошо вижу, что вы сами о себе совсем не заботитесь!
Лайзу возмутило это покушение на ее независимость. Надо что-то возразить… И она возразит – когда у нее будут на это силы.
– Я не могу без снотворного, – прошептала она. Почему-то ей было важно, чтобы он это понял.
– Больше оно вам не понадобится, – ответил Клэнси довольно мрачно. – Мы найдем, чем его заменить. – Он аккуратно накрыл ее одеялом. – А теперь послушайте меня, хорошо? – Его лицо было очень серьезно. – Я знаю, что вы сердитесь. Вы имеете на это полное право. Я бы на вашем месте чувствовал то же самое, но ситуация от этого не меняется. Вы можете быть здесь гостьей или пленницей. Все будет зависеть только от вас. Эта вилла – частное владение, так что вы можете кричать сколько угодно, и вас никто не услышит. У обоих выходов все время будут дежурить мои люди. Если вам даже удастся оглушить меня или перерезать мне горло, как вам, по всей вероятности, хочется, вы все равно столкнетесь с ними. – Он пододвинул кресло к кровати и сел. – Вот такие обстоятельства. Среди персонала отеля мы пустили слух о том, что вы уехали потому, что вступили в связь с богатым американским нефтепромышленником Полом Десмондом. – Ироническим жестом он указал на себя. – Вы переехали в любовное гнездышко на этом же побережье, а потом вернетесь с ним в Техас. Думаю, это заставит Болдуина примчаться сюда сломя голову.
– Нет!
– Вам это не нравится, но вы понимаете, что я прав. Мы оба знаем, что он примчится, Лайза. Когда речь идет о вас, он проявляет все признаки психоза на почве ревности.
Лайза с трудом держала глаза открытыми.
– Я не позволю вам это сделать, – пробормотала она. – Я убегу. – Ее глаза все-таки закрылись. – Я не останусь с вами, Донахью.
Было ли это игрой воображения, или он действительно нежно отвел локон с ее лба?
– Слишком поздно, Лайза. – Слова доносились до нее из темноты. Звуки расплывались, но смысл она могла уловить безошибочно. – Ты никогда не уйдешь от меня.


Когда она опять открыла глаза, то увидела не Донахью, а лицо гораздо менее устрашающее. Это был молодой человек, типичный американец с добродушной улыбкой на лице. Одет он был в джинсы, цветастую гавайскую рубашку и теннисные туфли.
– Привет, я Джон Гэлбрейт, мисс Лэндон. Я надеюсь, что вам лучше. Клэнси весь последний час шипел, как разъяренный кот, из-за того, что вы все еще не проснулись. Сейчас он звонит в лабораторию и ругает медиков за то, что они не предусмотрели всех побочных действий снотворного. – Он состроил смешную рожицу. – Уж пусть лучше им достанется, чем мне. Меня он чуть не убил, когда я принес вас сюда в бессознательном состоянии.
Непринужденность этой болтовни в сочетании с мальчишеским выражением лица просто потрясли Лайзу.
– Это вы принесли меня сюда? – переспросила она, не в силах поверить.
– Ну да, мне поручают все наиболее ответственные задания, – ответил он с сарказмом. – Похитить американскую гражданку для меня раз плюнуть.
Лайза села на кровати. Голова уже не кружилась, только немного болела.
– Это преступление, – заявила она. – Вы попадете в тюрьму, причем надолго, мистер Гэлбрейт.
– Не волнуйтесь, не попаду, – любезно ответил он. – Клэнси никогда не послал бы меня на дело, не обеспечив прикрытие. Он бережет своих людей.
– В этот раз ему придется позаботиться о собственной безопасности.
Молодой человек слегка нахмурился.
– Послушайте, мисс Лэндон, я знаю, что вы расстроены, но не сделайте большой ошибки – не противьтесь Клэнси. Он не собирается причинять вам зла, но он не отпустит вас, пока не найдет Болдуина. Вам же будет лучше, если вы с этим примиритесь. Клэнси может быть по-настоящему крут. Я бы не решился встать ему поперек дороги.
– Это ваше дело. А я вот не побоюсь! – Лайза почувствовала, как ярость опять разгорается в ней при мысли о противозаконности, нет, скорее безнаказанности действий Донахью. – Сейчас мне хочется не только перечить ему, но схватить его и разорвать. – Она угрожающе понизила голос. – После того как я разделаюсь с вами.
Гэлбрейт поморщился.
– Со мной, конечно, легче справиться, чем с Клэнси, но не думаю, что мне это понравится. Вы, кажется, сейчас находитесь в слишком кровожадном настроении. Пора, наверное, покормить вас. – Он встал. – Вы ничего не ели уже двадцать четыре часа. Я пойду на кухню и посмотрю, что там можно раздобыть. Вы найдете всю свою одежду в шкафу. Ванная там. – Он махнул рукой на дверь справа от кровати. – Я скажу Клэнси, что вам уже лучше, что вы даже в состоянии устроить небольшую драку. – Он двинулся к выходу. – Ждите, я принесу вам ужин.
Ужин? Лайза бросила взгляд на стеклянные двери, ведущие в сад. Небо было озарено золотом заката. Она, должно быть, была без сознания весь день. Неудивительно, что Клэнси Донахью заволновался, с мрачным удовлетворением подумала она. Он боится, что теперь его обвинят не только в похищении, но и в убийстве. Ну ладно, стоит ей выбраться, и он увидит! Уж она позаботится, чтобы он за все ответил.
Стеклянные двери… Лайза действовала словно по наитию. Отбросив одеяло и выскочив из постели, она побежала к дверям. Они даже не заперты! Чувствуя босыми ногами тепло еще не остывших плиток, она побежала через двор. В каменной стене она заметила дверь из красного дерева с бронзовой ручкой, но даже не остановилась. Донахью сказал, что у двери стоит охрана. Ну и пусть, вряд ли кто-нибудь ожидает, что она перелезет через двухметровую стену. По стене сплошь ползли побеги сладко пахнущей жимолости, так что можно этим воспользоваться. Лайза решительно вскарабкалась на стену, не испугавшись того, что ветви жимолости обрывались под ее весом. Ну что ж, Донахью придется нанять садовника, чтобы все восстановить. И пусть это обойдется ему подороже!
Наверху Лайза задержалась, чтобы перевести дух, и чуть не ахнула от ужаса. Всего в каких-то трех метрах от того места, где она сидела, стояли двое. Слава Богу, что они были к ней спиной. Стена огораживала отрезок берега, и прибой шумел почти рядом с охранниками. Она спрыгнет на мягкий песок, и есть шанс, что они ничего не услышат. Если повезет… Лайза прошептала про себя страстную молитву, спрыгнула на землю и понеслась во весь дух, даже не обернувшись посмотреть, заметили ее или нет.
Знакомое здание отеля высилось на горизонте. Если ей удастся до него добежать, то она сможет позвать на помощь постояльцев, и не важно, что весь персонал находится под контролем Донахью. Она почувствовала острую боль, когда наступила на осколок раковины, но даже не замедлила бег.
– Лайза, постой, черт возьми!
Донахью! Ее сердце подпрыгнуло и отчаянно забилось. Она прибавила шагу и почти летела по песку.
– Проклятье! Лайза, стой! Не бойся меня.
Боже, его голос звучал так близко! Она не могла бежать быстрее, легкие болели, а в боку кололо. Отель уже недалеко. Если перетерпеть боль и бежать быстрее…
Что-то мягко ткнуло ее под коленки, и она упала лицом на песок… Лайза смутно сознавала, что ее перевернули на спину, а ее бедра придавлены другими мощными бедрами. Какое-то время она пыталась восстановить дыхание. Инстинктивно она начала вырываться, и тут же была наказана: ее руки оказались прижаты к песку над ее головой.
– Перестань! – резко сказал Донахью. – Ты что, не чувствуешь, когда пора признать поражение? Как только Джон сказал мне, что ты проснулась, я сразу понял, что мне лучше поспешить. Я появился как раз вовремя, чтобы увидеть тебя сидящей наверху стены, словно чайка.
– Это не поражение! – выпалила она, переведя дыхание. Лайза попыталась ударить его коленом, но не смогла поднять ногу – его вес был слишком большим. – И я никогда не позволю тебе победить меня, Донахью!
– Ну подумать только, а я-то волновался совсем недавно, какая ты хрупкая! – пробормотал Клэнси себе под нос. – Надо бы учесть, что некоторые женские особи бывают очень опасны.
– Пусти меня! – Лайза отчаянно вырывалась, но он держал ее запястья железной хваткой. – Я убью тебя, Донахью!
– Джон мне говорил.
– Этот твой хулиганистый дружок с детским личиком? – Она уставилась ему в глаза горящим взглядом. – Он по крайней мере был достаточно умен, чтобы поверить моим словам.
– Если бы он был умен, то не оставил бы тебя одну. Я велел ему оставаться с тобой, пока я не вернусь. Я так и думал, что ты сделаешь какую-нибудь глупость, когда придешь в себя.
– Глупость? Ты считаешь, что пытаться бежать – глупость?
– Я вообще считаю, что воевать, заранее зная, что битва будет проиграна, не просто глупость – это безумие, – с нажимом сказал он. – А твоя битва проиграна, Лайза. Я не отпущу тебя.
Лайза смутно помнила, что уже слышала это раньше… но тогда все звучало по-другому. Она с раздражением отбросила эту мысль. Возможно, это просто плод ее воображения или действие успокоительного, которое ей дали.
– Я все равно убегу. Не сейчас, так потом. Я не позволю поступать со мной, как с…
– Лайза… – Его голубые глаза пристально глянули на нее, и она чуть не задохнулась от внезапно накатившей горячей волны. Гнев сменился совершенно другим чувством. Лайза вдруг ощутила мощь его бедер, прижимавших ее ноги к песку. Он был таким большим, таким сильным! В сравнении с ним она казалась себе маленькой и слабой. Ее сердце бешено забилось, но уже не от страха.
Нет! Ей не следует давать волю таким чувствам. Она слышала о том, что заложники иногда начинали испытывать к своим тюремщикам некое извращенное влечение, но с ней этого не случится. Тем не менее ее грудь бурно вздымалась под атласной пижамой, и она увидела, как Донахью опустил на нее взгляд.
– Не борись со мной, – хрипло произнес он. Она заметила, как напряглись жилы на его шее. – Я никогда не сделаю тебе больно, разве ты не знаешь?
– Я ничего о тебе не знаю. – Лайза закрыла глаза, чтобы не видеть его. Но это оказалось еще хуже. Теперь она еще яснее ощущала исходящий от него мужской аромат и жар от прикосновения его бедер. Она открыла глаза и испытала новое потрясение. Он смотрел прямо ей в глаза, и взгляд его был таким страстным, жаждущим, зовущим… – Ничего не хочу о тебе знать, – с усилием прошептала Лайза.
– Думаю, ты лжешь. – Его большой палец рассеянно поглаживал внутреннюю сторону ее запястья.
Горячая вспышка пронзила Лайзу. Господи, он вряд ли даже подозревает, как на нее все это действует. Она задрожала от жгучего желания.
– Думаю, ты испытываешь то же, что и я. Ты хочешь знать обо мне все, по крайней мере в физическом смысле.
– Я… Нет! – Она в смятении умолкла. Какой смысл отрицать очевидное? Ведь они уже не дети, ничего не знающие о сексе. Человеку с его опытом все наверняка ясно без слов. – Это ничего не значит! – взволнованно сказала она. – Это всего лишь биологическая реакция, которая не имеет значения. Отпусти меня, Донахью.
– Скоро отпущу. – Его голодный взгляд остановился на ее груди. Лайза сразу ощутила там легкое покалывание и знала, что через атлас прекрасно видны напрягшиеся соски. Она подняла глаза на Клэнси, ожидая увидеть на его лице торжество, но увидела только страстное желание и удивление. – До чего это красиво! Как бы мне хотелось увидеть всю твою красоту!
Она чуть не задохнулась от нахлынувших эмоций и смогла только выдохнуть:
– Нет!
Клэнси неохотно оторвал глаза от ее груди и встретился с ней взглядом.
– Конечно, нет, – сказал он. – Я знаю. Я просто сказал, что мне этого хочется. В этом разница между «хотеть» и «брать». – Он отпустил ее запястья. – Уже давно я не считаю возможным что-то брать силой. Это не приносит никакой радости. Тебе нечего бояться, что я затащу тебя в мою постель. Я хочу, чтобы ты меня позвала. И пожалуйста, не смотри на меня как кролик на удава.
Лайза покачала головой.
– Это безумие. Ты похитил меня, а теперь хочешь, чтобы я тебя позвала?
Клэнси поднялся на ноги и нагнулся, чтобы помочь ей встать.
– Ну и что здесь странного? – Он едва заметно улыбнулся. – Ты же сама меня хочешь. Я подожду, пока ты будешь готова. Я могу быть очень терпеливым. – Он взял ее за локоть и мягко подтолкнул в направлении виллы. – Не пора ли пойти в дом? Нам нужно кое-что обсудить.
Лайза машинально двинулась за ним. Может быть, стоило сопротивляться? Клэнси держал ее очень мягко, но она не сомневалась, что любое сопротивление будет немедленно подавлено. Придется подождать, пока не представится еще один шанс. Она уже и сейчас чуть не убежала. В следующий раз ей должно повезти.
– Ты вдруг стала очень послушной. Ты уверена, что с тобой все в порядке?
– Я вовсе не послушная, – сказала Лайза, глядя прямо перед собой. – Как и ты, я могу быть очень терпеливой, когда хочу чего-либо.
Клэнси усмехнулся.
– В первый момент ты произвела на меня впечатление хрупкой и мягкой женщины. Кто бы мог подумать, что под столь безмятежной внешностью скрывается такая тигрица?
Лайза поразилась, осознав, что он прав. Она никогда бурно не проявляла свои эмоции, даже в самые счастливые моменты. Но с тех пор, как Донахью появился в ее гримерной, она действовала с какой-то дикой, необузданной страстностью. Никогда ранее она не испытывала в такой мере страха, гнева, желания. Она не знала, чем объяснить, что этот незнакомец возбуждает в ней такие чувства, тем более такой опасный и безжалостный незнакомец, как Клэнси Донахью.
– Что случилось? – Его глаза пристально вглядывались в ее лицо. – Я что-то не то сказал? Я тебя обидел?
– Нет. – Лайза поспешно отвела глаза. – Как бы ты мог меня обидеть? Твое мнение ничего не значит для меня, Донахью.
Его пальцы крепче сжали ее локоть.
– Попридержи язык, – сдержанно заметил он и добавил: – Если не хочешь нарваться на грубость.
Они вошли в сад, где их настороженно ждали Гэлбрейт и двое других. Гэлбрейт глядел на нее со смешным в данных обстоятельствах выражением горького упрека.
– Не очень-то мило с вашей стороны, мисс Лэндон, – проговорил он, открывая перед ними дверь и отступая в сторону. – Прикидывались слабой, беспомощной женщиной, а через двухметровую стену перепрыгнули не хуже Шины, королевы джунглей. Теперь я в большой беде.
– Можешь в этом не сомневаться, – холодно подтвердил Клэнси. – Ты проявил не только глупость, но и беспечность. У меня большое искушение отослать тебя в Седихан. Оперативник, пусть и новичок, мог бы иметь побольше сообразительности. А этих, – он указал на охранников, – замени и постарайся отыскать людей повнимательнее. – Он провел Лайзу через двор к стеклянным дверям в спальню. – А пока тебе придется самому вышагивать под ее дверью. Понял?
Гэлбрейт кивнул.
– До завтра я не смогу их заменить. Очень надеюсь, что этой ночью не будет тропического ливня.
Может, хоть это прибавит тебе чуть-чуть ума. Выглядеть как мальчишка – профессиональное преимущество, но действовать как мальчишка – профессиональное самоубийство. – Не обращая внимания на обиженную гримасу Гэлбрейта, он вошел в спальню и закрыл за собой дверь.
Отпустив руку Лайзы, Клэнси строго посмотрел на нее.
– Пойми лучше сразу: Гэлбрейт уже не повторит своей ошибки. Теперь тебя даже в сад не выпустят без разрешения. В доме есть еще один выход, но его контролирую я. И уверяю тебя, я буду намного внимательнее Гэлбрейта. – Он направился было к противоположной двери, но обернулся через плечо и слегка улыбнулся. – Я знаю тебя лучше.
– Ты совсем меня не знаешь.
– Неправда. Я знаю тебя не так хорошо, как хотел бы, но все-таки знаю. Пойду принесу чего-нибудь поесть. А ты пока смой с себя этот песок. Конечно, если тебе будет лень, то я с удовольствием помогу. Когда я похищаю леди, то с особым удовольствием исполняю роль слуги. – С этими словами он решительно закрыл за собой дверь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Такой чужой, такой желанный - Джоансен Айрис

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Такой чужой, такой желанный - Джоансен Айрис



Великая вещь - Любовь! не устаешь поражаться ее многоцветию и многообразию и с замиранием следишь за разворачиванием очередной истории про это лучшее чувство! Огромное спасибо за наслаждение!
Такой чужой, такой желанный - Джоансен Айрисстарушенция
3.11.2012, 19.08





бредня какая то
Такой чужой, такой желанный - Джоансен Айриснюся
1.03.2014, 11.45





Не плохой роман. 8/10
Такой чужой, такой желанный - Джоансен АйрисВикки
28.04.2015, 9.26





Нежно люблю почти всю серию про Седихан и Тамровию. Ну, кроме той книги, где речь идёт о марксизме-ленинизме. "До конца времен" которая. А все остальные романы серии - читать непременно. очень неплохо.
Такой чужой, такой желанный - Джоансен АйрисЕлена
10.07.2015, 11.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100