Читать онлайн Стихия страсти, автора - Джоансен Айрис, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Стихия страсти - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.27 (Голосов: 59)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Стихия страсти - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Стихия страсти - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Стихия страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Несколько дней спустя, утром, они причалили к маленькому острову у южного побережья Мексики. Саймон объяснил Джейн, что Доминик пригласил на яхту своего старого друга, шейха и нефтяного магната Ахмеда Калида. Это было безумно интересно, но Брокмайер так загрузил Джейн на кухне, что ей не удалось даже краешком глаза взглянуть на шейха, пока не пришло время подавать обед.
Перед тем как открыть дверь, она глубоко вздохнула, чтобы унять легкое волнение, и быстро прошла к бару. Стол был уже накрыт, оставалось только подобрать вино. Калид и Доминик сидели в больших креслах светло-коричневой кожи в центре комнаты и неспешно беседовали. Доминик поднял голову, когда она вошла, но не поздоровался, как обычно Значит, он собирается в присутствии гостя обращаться с ней так же, как с другими стюардами? Джейн с облегчением вздохнула. Ей было бы крайне неловко, если бы Доминик начал язвить в ее адрес или пригласил пообедать с ними.
Ахмед Калид, одетый в серый деловой костюм, не производил экзотического впечатления, Джейн даже была слегка разочарована. Это был довольно грузный человек, высокий, темноволосый, с небольшой бородкой и выразительными черными глазами, сверкавшими, как две пуговицы. Чем-то он напоминал ей большого и уютного плюшевого медвежонка.
Джейн достала бутылку, убедилась, что на ней нужная этикетка, и с чувством удовлетворения поставила на стойку бара.
– Нет, не эту! – неожиданно резко сказал Доминик, поднимаясь на ноги. – Извини, Ахмед, я хочу предложить тебе другое вино, получше.
Джейк пересек комнату и скрылся за стойкой бара. Джейн последовала за ним и с удивлением увидела, что он схватил первую попавшуюся бутылку с самым обычным вином. «Странно!» – подумала она и открыла было рот, чтобы сказать об этом, но прикусила язычок, наткнувшись на грозный взгляд темных глаз.
– Какого черта ты тут делаешь?! – прошипел Доминик. – Я надеялся, у Брокмайера хватит ума прислать тебе замену, пока здесь Калид!
– Ну почему Разве я не справляюсь Мистер Брокмайер доверяет мне…
Доминик тихо выругался и, сунув ей в руки бутылку, грозно обронил:
– И чтобы я больше не слышал от тебя ни одного слова! Ясно? Скажи Брокмайеру, пусть пришлет вечером другого стюарда.
Он повернулся к ней спиной и с безмятежной улыбкой на лице направился к Калиду. Джейн смотрела ему вслед, лицо ее пылало от незаслуженной обиды и негодования. Она решительно не могла понять, чем вызвала возмущение Джейка…
Однако необходимо было срочно взять себя в руки. Ничто не должно помешать ей четко выполнять свои обязанности, и Джейн поспешила к столу. В какой-то момент она вдруг поймала на себе любопытно-задумчивый взгляд Калида. И не раз еще за время обеда она ощущала, с каким вниманием он смотрит на нее.
Молча, не произнося ни слова, Джейн меняла блюда и наполняла бокалы. А когда в этом не было нужды, стояла за спиной Доминика, глядя прямо перед собой. Но возмущение, кипевшее в груди, все-таки сыграло с ней злую шутку. Когда она в третий раз наполняла бокал Калида, рука ее слегка дрогнула, и на белоснежную дамасскую скатерть упало несколько багрово-красных капель.
– О, простите меня, эфенди! – не задумываясь, по-арабски извинилась девушка, промокая льняной салфеткой быстро расплывающееся пятно.
Калид прервал разговор с Домиником и в изумлении уставился на Джейн.
– Какой приятный сюрприз, Джейк! А ты ни словом не обмолвился, что твоя маленькая служанка говорит по-арабски.
Бросив гневный взгляд в сторону девушки, Доминик сдержанно ответил:
– Должен признаться, я и сам не подозревал об этом, Ахмед.
Калид тепло улыбнулся и обратился к Джейн на арабском:
– Так приятно слышать свой родной язык из твоих уст, малышка. Эти звуки согревают мне сердце и вызывают острую тоску по дому. – Он глубоко вздохнул и опять напомнил ей игрушечного медвежонка.
Золотисто-карие глаза Джейн засветились. Какой, оказывается, милый человек этот шейх! Она по себе знала, до чего приятно услышать в чужой стране родную речь.
– Я провела два года в Кувейте, когда была еще ребенком. Рада, что мои скромные познания в арабском доставили вам удовольствие, – ответила она по-арабски.
– Можешь идти, Джейн, – резко прервал ее Доминик. – Передай мистеру Брокмайеру нашу благодарность.
– Нет-нет! – запротестовал Калид, его черные глаза внезапно вспыхнули и торопливо пробежали по телу Джейн – от огненно-рыжих волос до кончиков туфель. – Не отсылай ее, мой друг. Пусть эта малышка побудет здесь. Она такая… особенная, ты согласен?
– Более чем! Можно сказать – единственная в своем роде, – сухо ответил Доминик, и Джейн заметила, как его пальцы непроизвольно сжали длинную ножку бокала, когда он выразительно взглянул на нее. – Но у этой девушки есть обязанности на кухне.
– На кухне?! – фыркнул Калид. – Да это же преступление – отсылать такую прелестную крошку, когда она доставляет несказанное удовольствие своим присутствием. Неужели у тебя нет других людей, которые могли бы выполнять ее работу? Отправь кого-нибудь из них вместо нее. А еще лучше назначь малышку Джейн моим личным стюардом! – пылко воскликнул он.
Казалось, такая горячая просьба могла бы растопить даже каменное сердце. Но, к удивлению Джейн, владелец яхты оставался бесстрастным.
– К сожалению, это невозможно. У нее есть другие обязанности, – тем же холодным тоном ответил Доминик. – Уверяю тебя, ты останешься доволен услугами стюарда, которого пришлет для тебя капитан Маркус.
– Доволен – может быть. Но эта малышка могла бы сделать меня счастливым! – настаивал Калид, с нежностью глядя на миловидное личико девушки.
Раздражение мелькнуло в глазах Доминика, но тон его оставался таким же спокойным, твердым и бесстрастным:
– Я же сказал, Ахмед, – нет.
– Может быть, ты все-таки передумаешь, мой друг? Это ведь не слишком гостеприимно, – продолжал, весело улыбаясь, Калид; казалось, он не принял всерьез слов Джейка. – Разве я прошу чего-то невозможного? Разве я не исполнял всех твоих желаний в Алжире?
– Ты не понял меня, Ахмед. Джейн – мой личный стюард, – медленно выговаривая каждое слово, произнес Доминик.
Оживленное выражение сошло с лица Калида, и он разочарованно вздохнул:
– Как это я сразу не догадался! В самом деле, прежде на твоей яхте не работала ни одна женщина. – Когда он повернулся к Джейн, в его черных миндалевидных глазах сквозила глубокая печаль. – Какая жалость, Джейн, какая жалость! Ты могла бы доставить мне столько удовольствия. – Не дожидаясь от нее ответа, Ахмед повернулся к Джейку и попросил:
– Когда она тебе наскучит, пришлешь ее ко мне, ладно?
Доминик уклончиво ответил с насмешливой улыбкой:
– Мы ведь друзья, не так ли? А сейчас, прошу прощения, мне надо сказать Джейн несколько слов до того, как она приступит к своим обязанностям. Я вернусь через минуту.
Бросив салфетку на стол, Доминик поднялся и, схватив Джейн за локоть, быстро направился к выходу. Ей приходилось почти бежать, чтобы поспевать за его стремительным шагом. Они молча вышли в коридор, и, лишь когда удалились от двери, Джейк дал волю своему гневу. Схватив Джейн за плечи, он изо всех сил встряхнул ее; глаза его метали громы и молнии,
– Ты что, соскучилась? Слишком спокойно жилось последние дни? Ты решила выпустить джинна из бутылки, чтобы стало повеселее?
– А по-моему, это ты соскучился и устраиваешь бурю в стакане воды непонятно из-за чего! – возразила Джейн, пытаясь вырваться из его рук. – Почему ты раскричался? Что я сделала не так?
– Мало того, что ты все время крутила задом перед Калидом, так тебе еще захотелось поворковать по-арабски! Ты что, совсем ничего не понимаешь?! – кипя от злобы, воскликнул Доминик.
– Крутить задом? Ворковать? – взвилась Джейн. – Никогда в жизни я не делала ничего подобного! Я просто старалась быть вежливой внимательной к гостю. Что мне еще оставалось когда я пролила на скатерть вино? Делать вид, что ничего не случилось?
– Ты должна была накрыть на стол, подать что надо и держать язык за зубами, как я тебя просил! Ты хоть понимаешь, что натворила?
– Что же я, по-твоему, натворила? – процедила сквозь зубы Джейн, до глубины души возмущенная его несправедливыми обвинениями. – Оказала внимание гостю и сказала пару слов на его родном языке…
– Глупее ты ничего не могла придумать! – огрызнулся Доминик. – Теперь Ахмед настаивает, чтобы ты обслуживала его. Интересно, что ты запоешь, если я дам согласие?
– Ну и поработаю несколько дней. Что ж тут плохого? Буду разговаривать с ним по-арабски… Пусть потешится!
Доминик вздрогнул, словно его хлестнули кнутом, и прошипел ей прямо в ухо:
– Вот именно! Наконец-то до тебя дошло! Слово «тешиться» в данном случае очень подходит…
Джейн в изумлении уставилась на Доминика, а потом глаза ее округлились и как-то сразу потемнели.
– Ты с ума сошел! – почти беззвучно выдохнула она, когда вновь обрела способность говорить. – Неужели он рассчитывал, что ты мановением руки можешь заставить меня лечь в чью-то постель только из-за того, что я работаю у тебя?! И это в двадцатом веке!
– В стране Ахмеда царит глубокое средневековье, – угрюмо отозвался Доминик. – Пойми, у нас не только разные страны, но и разные столетья! У Калида, конечно, вполне светские манеры, потому что он учился в Лондоне, но то, что впиталось с молоком матери, так просто не вытравишь. В последний раз, когда я с ним встречался, у него было две жены и несколько горничных, которые на самом деле…
– Подожди! Я все-таки не понимаю…
Этот игрушечный плюшевый медвежонок и варварские средневековые обычаи никак не увязывались в сознании Джейн. Когда они с дедушкой жили в Кувейте, она была совсем маленькой и имела довольно смутное представление о том, какие нравы там царили. И, уж во всяком случае, все это, казалось, не имело никакого отношения к добродушному Калиду с его печальным выражением глаз.
А Доминик безжалостно продолжал:
– Должен сказать тебе, что эти горничные, довольно красивые девушки, должны были ублажать гостей Калида, если у тех возникнет такое желание.
Джейн почувствовала неприятный укол в сердце.
– Так, значит, когда Калид говорил что не отказывал тебе ни в чем, он имел в виду… Стало быть, и ты тоже? …
– А почему бы и нет?! – раздраженно воскликнул Доминик. – Я же сказал – мы живем в разных эпохах! Их женщины не видят в этом ничего предосудительного, иначе они не жили бы в доме Ахмеда. Но сомневаюсь, что ты проявила бы подобную уступчивость.
Джейн вдруг стало очень грустно.
– По-моему, ты сильно преувеличиваешь его интерес ко мне, – пробормотала она – На арабский вкус я слишком худая.
– У Калида на этот счет нет предубеждений. Зато есть большой аппетит. Поверь мне, ты его вполне устраиваешь, – бросил Джейк. – А впрочем, хватит об этом. Теперь из-за твоей наивности у меня прибавилось сложностей.
– О каких сложностях ты говоришь? – растерянно спросила Джейн. – Он наверняка и думать забыл о том, что ты отказал ему.
– Господи, дай мне терпения вынести эту глупость! – воздел к небу руки Доминик. – Да он смирился только потому, что я сказал, что ты – мой «личный стюард». Иными словами, что ты моя любовница!
Лицо Джейн приобрело цвет ее волос:
– Зачем надо было переворачивать все с ног на голову? Разве об этом заходила речь? – Она старалась не встречаться с ним глазами. – Я вполне справилась бы с Калидом сама. Просто отказала бы – и все. Судя по его поведению, он сумел бы понять меня.
– Калид мил и добродушен, только когда все идет так, как ему хочется. Получать отказы он не привык. Тогда из вежливого господина он превращается в носорога, который сминает все на своем пути. Ахмед предупредил меня, что собирается проплыть с нами до Козумелы. Учти, что он теперь попробует подобраться к тебе с другой стороны. А у меня нет ни малейшего желания выставлять у твоей каюты телохранителей. Ахмед воспримет это как личное оскорбление.
– И в самом деле, вдруг твой старый друг оскорбится. Это будет ужасно! Нельзя задевать чувства человека, который собирался всего лишь изнасиловать женщину, – едко подхватила Джейн.
Доминик бросил на нее укоризненный взгляд:
– Я же говорил тебе, что к нему нельзя подходить с обычными мерками. Твой отказ он воспримет лишь как желание раздразнить его. А я действительно вовсе не желаю настраивать против себя Калида. У него огромные связи, он очень влиятельный человек и чрезвычайно помог мне в прошлом году на съемках фильма в Тунисе.
– Прекрасно! – еще более едким тоном продолжила Джейн. – Тогда, может быть, проще исполнить его просьбу? Твои связи с ним еще более укрепятся…
– Хватит ерничать! У меня и без того прибавилось забот, – жестоко прервал ее Доминик.
Губы его были сжаты, глаза смотрели сурово и безжалостно. – Я предупреждал тебя, что не люблю поступаться ничем. Попытаюсь заставить Ахмеда смириться с нынешним положением вещей, но мне важно не разозлить его. Я хочу, чтобы он остался доволен этой поездкой на яхте: мне необходимо сохранить связи с Ближним Востоком. Но я постараюсь сделать все, чтобы ты не оказалась в его постели до прибытия в Козумелу.
– И каким же образом ты собираешься «спасать» меня? Уложив в свою постель? – вызывающе спросила Джейн.
– В этом нет необходимости, – сухо отрезал Доминик. – Ахмед не думает, что ты будешь спать в моей каюте – это привилегия «официальных любовниц». По своему статусу ты можешь рассчитывать лишь на редкие вызовы, не более того. Остальную часть времени тебе полагается исполнять свои прямые обязанности.
– Ну, тогда его нетрудно ввести в заблуждение. Значит, наш распорядок может оставаться таким же, каким был прежде? – с облегчением улыбнулась Джейн.
Доминик окинул ее суровым взглядом и покачал головой:
– Не совсем. Калид – не дурак. Какую-то часть дня нам с тобой все-таки придется проводить наедине. – Он ненадолго задумался и предложил:
– Пожалуй, достаточно того, если мы будем по утрам вместе плавать и завтракать.
– Неужели это необходимо? Члены команды могут решить, что ты и вправду начал ухаживать за мной! – огорченно воскликнула Джейн.
– Ну, на какие-то жертвы придется пойти. Кстати, о ком ты беспокоишься? О команде или о Саймоне? Боишься, что он не захочет делить тебя со мною?
Джейн широко раскрыла глаза:
– Ты с ума сошел! Между нами ничего нет. Мы с Саймоном просто друзья.
– Просто друзья? – язвительно переспросил Джейк. – Если бы это было так, тебя бы не слишком волновало, что он подумает.
– А мне важно, что он подумает! Мне важно, чтобы меня считали членом команды, а не кем-то еще. Я не хочу переходить в их глазах в другой разряд – твоей очередной забавы.
– Очень жаль, но тебе придется смириться с этим – другого выхода из ситуации, в которой мы оказались по твоей милости, нет.
– Наверное, действительно нет, – вздохнула Джейн. – Но только я бы хотела…
– Слишком поздно что-либо хотеть! – решительно прервал ее Джейк. – Завтра в семь утра жди меня на палубе, и мы начнем наш маленький спектакль. Мне представляется, что на публике ты должна изображать по отношению ко мне почтительное обожание. – И он насмешливо закончил:
– Порепетируй как следует, чтобы не выйти из образа.
– Я постараюсь, – кислым топом ответила Джейн. – Только тебе придется пустить в ход все свое режиссерское мастерство, чтобы выжать из меня что-нибудь достойное.
– Боюсь, что так, – озабоченно кивнул Доминик. – Уж чем-чем, а особой почтительностью ты не отличаешься. Думаешь, почему я выбрал раннее утро для наших «романтических встреч»? Ахмед предпочитает поспать подольше и может увидеть нас, только если вдруг случайно проснется раньше времени. Так что тебе не придется выбиваться из сил, чтобы достичь наибольшей убедительности.
– Я должна предупредить Брокмайера, чтобы он заменил меня другим стюардом? Доминик покачал головой:
– Теперь уже поздно. Ахмед будет ждать именно тебя. Будь он на моем месте, он бы всячески подчеркивал и демонстрировал свои права на тебя.
– Судя по всему, ты неплохо изучил его привычки…
– Думаю, да, но дело даже не в этом. Должен признаться, мы с Ахмедом в чем-то очень похожи – во всяком случае, в примитивных ответных реакциях на определенные ситуации. Тебе не помешало бы зарубить это себе на носу, хотя он, пожалуй, слишком изящен, – усмехнулся Джейк. – Ты, надеюсь, помнишь, что я тебя предупреждал?
– А может, найдется другой выход? – с тревогой спросила Джейн. – Не лучше ли просто отправить меня на берег? Обещаю, что буду каждый месяц высылать тебе деньги, пока не оплачу расходы по замене испорченных панелей!
Глаза Джейка сверкнули:
– Нет, черт побери! Ты останешься здесь. До конца поездки ты будешь находиться в полном моем распоряжении – как мы и условились в ту ночь.
Не дожидаясь ответа, он резко развернулся и ушел в свою каюту.
* * *
Джейн давно пора было усвоить, что любой план, придуманный Джейком Домиником, как правило, осуществляется. Сценарий его жизни развивался так, как он рассчитывал. Утренние свидания, похоже, на самом деле убедили Калида, что Джейн занимает в жизни Доминика особое место. Несколько раз увидев их за завтраком и во время купания, шейх счел, что не стоит мешать им, и распорядился подавать завтрак к себе в каюту.
И хотя теперь Джейн не было нужды изображать восторженную влюбленность, как это требовалось по роли, она чувствовала, что в ее отношениях с Домиником начали нарастать беспокойство и напряженность. Пытаясь разобраться в своих ощущениях, девушка поняла, что эта напряженность возникла еще до появления Калида.
Оглядываясь назад, она с сожалением вспоминала те первые беззаботные вечера, что они проводили в его гостиной за шахматной доской. Все было прекрасно до тех пор, пока они не обменялись поцелуями…
А теперь, похоже, любая ее фраза оказывалась неуместной. Джейн чувствовала, что постоянно выводит его из себя. Да и сама Джейн моментально вспыхивала, как пламя на сильном ветру, когда Доминик отпускал свою очередную язвительную шутку.
С большой неохотой Джейн пришлось признать, что он был прав относительно Ахмеда, и не зря они устроили этот спектакль. Хотя шейх по-прежнему оставался сдержанным и обаятельным, когда она обслуживала их за столом, Джейн не раз ловила на себе его оценивающие взгляды. Эти взгляды совершенно не соответствовали тому образу игрушечного мишки, который у нее сложился при встрече с ним. А однажды во время купания Калид посмотрел на нее так жадно и бесстыдно, что девушка покраснела до слез и почувствовала себя абсолютно беззащитной.
Тем не менее Джейн никак не могла поверить, что, при своей внешности, способна зажечь нешуточную страсть в груди шейха. Расположившись в шезлонге рядом с Домиником, она попыталась представить все это ему в комическом свете, но, заметив, какой яростью полыхнули его глаза, смешалась, сбилась, а потом и вовсе замолчала. Опять она сделала что-то не так! Самые невинные слова и поступки постоянно обращались против нее!
Постепенно эти утренние встречи превратились для девушки в тяжкую повинность. И однажды, когда ей было особенно не по себе, она попросила Доминика отменить их, поскольку Калид совсем перестал появляться на палубе. Но Джейк грубо и резко оборвал ее, заявив, что сам знает, что надо делать и когда именно.
После такой дикой и ничем не обоснованной яростной вспышки она старалась, чтобы снова не нарваться на грубость, как можно реже обращаться к нему и не разговаривать, если в этом не было необходимости. Находиться рядом с Домиником ей стало так тяжело, что свои обязанности на кухне она теперь воспринимала как отдых.
* * *
Каждое утро Джейн старалась, прийти на несколько минут раньше Доминика, чтобы успеть без помех поплавать, насладиться ласковой спокойной водой. Одиночество не тяготило ее, напротив, оно было ей необходимо, давало возможность собраться с силами, чтобы вынести тягостную ежедневную повинность.
На этот раз на палубе раньше Доминика появился капитан. Облокотившись на поручни, он рассеянно наблюдал, как огненно-рыжая головка Джейн то погружается, то вновь возникает над водой. Ее руки плавными отточенными движениями рассекали морскую гладь. Бенджамин невольно залюбовался и не заметил, как рядом с ним оказался владелец яхты. Обернувшись на его голос, капитан вновь оценил мускулистую фигуру Доминика. В черных плавках и с белым купальным халатом через плечо, покрытый ровным бронзовым загаром, он напоминал античного атлета. Только лицо его в последнее время постоянно было хмурым и недовольным.
– А она прекрасно плавает, – заметил Бенджамин, кивнув головой в сторону девушки. Доминик бегло взглянул туда и отвернулся.
– Да, воистину, дитя моря, – небрежно произнес он. – Она рассказывала, что научилась плавать на Таити.
Не обращая внимания на ядовитые нотки в голосе Доминика, Бенджамин продолжал наблюдать за плывущей Джейн.
– Странно, что девушка, которой выпало пережить столько ударов судьбы, умудрилась сохранить такое простодушие, – заметил он.
Доминик ничего не ответил. С каменным выражением на лице он смотрел в ту сторону, где мелькала в волнах огненно-рыжая головка. Бенджамин проницательно посмотрел на хозяина и мягко спросил:
– Почему вы не отпустите ее, Джейк? Мне кажется, она чувствует себя здесь несчастной… Доминик резко повернулся к нему:
– Занимайся своими делами, Марк! И не вмешивайся в мои.
– Вы же сами сказали как-то, что Джейн – сущий ребенок. Это так и есть. Вы терзаете ее, словно раненый тигр, а она даже не понимает почему!
– А ты понимаешь?
– Я знаю вас двенадцать лет, – спокойно ответил Бенджамин, – и прекрасно вижу, с чем связано ваше беспокойство. Удерживать ее рядом с собой – это чистый мазохизм.
Доминик холодно посмотрел на капитана, в глазах его мелькнули опасные огоньки:
– Почему ты думаешь, что я не собираюсь что-либо изменить? Быть может, я просто выжидаю удобный момент!
Бенджамин недоверчиво покачал головой:
– Игры в кошки-мышки не в вашем стиле. Это требует большого терпения. Пора отпустить девушку, Джейк. Она ведь уже перестала забавлять вас…
Доминик хрипло рассмеялся:
– Бог мой, я давно не требую этого от нее! Но и отпустить не могу… Не понимаю, зачем вообще ты затеял этот разговор.
Его руки так впились в поручни, что побелели пальцы. Заметив это, капитан пожал плечами.
– Я не собираюсь вмешиваться в вашу жизнь, – тихо сказал он. – Но эта девушка заслуживает, чтобы за нее кто-то вступился.
Вздохнув, он перевел взгляд на Джейн, которая, раскинув руки, лениво покачивалась на воде. Джейк посмотрел в ту же сторону, и лицо его внезапно побелело как полотно.
– Господи! – выдохнул он.
Капитан проследил за его взглядом и замер от ужаса. В сотне метров от маленькой фигурки неторопливо вспарывал волны серый треугольный плавник.
– Надо предупредить ее! – воскликнул Бенджамин, но Джейк схватил его за руку.
– Нет. Не пугай. Акула еще не заметила ее, так что Джейн лучше замереть и не двигаться. Она в безопасности до тех пор, пока не привлечет к себе внимание этой твари. Держи наготове два спасательных круга!
С этими словами Джейк без единого всплеска нырнул в море.
* * *
Джейн блаженствовала, подставив лицо ласковому солнцу. Из-под полуопущенных век она видела голубое небо, море баюкало ее, нежно покачивая на волнах. «Как прекрасно ощущать себя частью этих волн, отдаваться на их милость! Я, наверное, похожа сейчас на обломок затонувшего корабля, влекомый неведомо куда…» – дремотно думала Джейн. В этих бескрайних просторах ворчание Брокмайера и ядовитый сарказм Доминика представлялись такими далекими и неважными…
– Лежи, как лежишь! – услышала она вдруг рядом с собой голос Джейка. – Не двигайся!
Она открыла глаза и удивленно уставилась на его бледное напряженное лицо.
«Опять у него отвратительное настроение!» – с тоской подумала девушка и непроизвольно попыталась перевернуться, но Джейк сжал ее плечо:
– Черт побери, можешь ты хоть раз выполнить приказ?!
Возмущенная Джейн уже хотела осадить его, но заметила, что Доминик смотрит куда-то мимо нее, а лицо его заливает смертельная бледность.
– Что там? – не поворачивая головы, встревоженно спросила она.
Доминик взглянул ей прямо в глаза и с неожиданным воодушевлением произнес:
– Поиграем в спасение утопающих! Ты будешь пострадавшей, а я спасателем. Не смей двигать ни рукой, ни ногой! Лежи абсолютно спокойно. Поняла?
– Поняла, – прошептала Джейн и осторожно перевела взгляд в ту сторону, куда несколькими секундами раньше смотрел Доминик.
Джейк боялся, что она закричит, но девушка только тихо ахнула, увидев серый акулий плавник: ужас сковал ее тело и начисто лишил голоса.
– Не паникуй! – быстро сказал Джейк, плавно и почти бесшумно рассекая воду. – Она еще не заметила нас, и мы можем успеть добраться до яхты раньше, чем это случится. Нельзя барахтаться. Нельзя шуметь. Это может привлечь ее внимание.
Но Джейн, кажется, не смогла бы пошевелиться, даже если бы очень хотела. Зубы ее начали выбивать легкую дробь, плечо, в которое вцепился Джейк, онемело, но она не замечала этого. Ей казалось чистым безумием плыть и спокойно беседовать, когда совсем близко рыщет голодное чудовище с острыми, как у пилы, зубами и ищет, чем бы поживиться.
– Ты думаешь, я сразу начала бы изо всех сил бить руками по воде?
– Угадала, – насмешливо отозвался Доминик. – Вот почему тебе выпала роль жертвы. Наша задача – производить как можно меньше шума. – Он приподнял голову. – Осталась половина пути. Мы успеем. – И, увидев ее застывшие от ужаса глаза, добавил:
– Марк сбросит нам два спасательных круга, как только доберемся до яхты. Сразу хватайся за один из них и держись, что бы ни случилось, если хочешь спасти свою драгоценную жизнь.
Доминик опять подтрунивал над ней! Поразительно, что даже в такие минуты он сохранял способность шутить. Но именно это помогало ей сохранять присутствие духа.
– Не бойся, Марк и матросы вытащат нас из воды. – Он опять окинул взглядом море, и вдруг его голос неуловимо изменился:
– А теперь плыви сама, но плавно, не делая всплесков. Ясно?
– Да, – выдохнула Джейн, почувствовав, что он отпустил ее плечо.
И тут же услышала громкий возглас Бенджамина:
– Она увидела вас! Боже милостивый! Да поторопитесь же вы, черт побери!
– Плыви, – резко приказал Доминик и толкнул ее вперед.
Девушка бешено заработала руками, словно это были два пропеллера. Краем глаза она видела плывущего справа Доминика. Он не опережал ее. А ведь ему ничего не стоило в два-три гребка доплыть до яхты.
Наконец-то спасительный борт! Прекрасный, белоснежный, сверкающий в лучах утреннего солнца, он вздымался над ней. Джейн задрала голову. Марк и несколько матросов стояли у края трапа в безмолвном напряжении; спасательный круг плавал в полуметре от нее. Из последних сил Джейн нырнула, и круг оказался у нее на талии.
– Тяните быстрее. Акула прямо за ее спиной! – В голосе Бенджамина слышались панические нотки.
У девушки перехватило дыхание. Где-то совсем рядом послышался мощный всплеск. Боже, неужели ей суждено оказаться в этой зубастой пасти, когда спасение было так близко?!
И тут Джейн почувствовала резкий рывок, Тело ее взмыло над волнами, неуклюже качнулось в воздухе, и в тот же миг несколько пар сильных рук подхватили ее и вытащили на палубу. Девушка без сил осела на доски, тяжело дыша после напряжения и пережитого ужаса. Кто-то накинул на ее дрожащие плечи полотенце. Она оглянулась, ища глазами Доминика, но его нигде не было видно.
Джейн сразу заметила, что капитан и матросы в зловещем молчании стоят у перил. Нет, он не мог остаться в воде с этой серой кровожадной тварью! Почему они не вытаскивают его?! Девушка вскочила на ноги и, растолкав всех, добралась до поручней. Морские воды, такие мирные совсем недавно, теперь, казалось, олицетворяли все ужасы ада. Вот и кудрявая черная голова Доминика. Но почему он так далеко?!
– Он же был возле меня! – прошептала Джейн, схватив капитана за руку. – Что случилось?! Он все время был рядом…
Ее глаза не отрывались от треугольного плавника, кружившегося вокруг Доминика.
– Акула направлялась прямо к тебе, и он проплыл перед ней. Если бы Джейк не отвлек ее, мы бы не успели тебя вытащить, – от волнения капитан, сам того не замечая, начал говорить ей «ты».
«Так вот что это был за всплеск! – подумала Джейн растерянно. – Джейк решил привлечь внимание акулы к себе, чтобы спасти мне жизнь!»
– Он погибнет! – застонала она, увидев, что руки Джейка уже не так стремительно разрезают волну. – И все из-за меня!
– Нет, похоже, он что-то задумал, – напряженно ответил капитан. – Сначала он старался отвлечь акулу, а потом, как только тебя вытащили, начал кружить.
– Господи! – взмолилась девушка, от всей души надеясь на чудо. – Боже милостивый, сохрани ему жизнь! Помоги ему!
Наконец спасательный круг оказался над головой Джейка. Он нырнул внутрь, и в следующую секунду уже болтался над водой – так же, как недавно Джейн. Весело и дружно перебирая руками канат, матросы втащили Доминика на борт, как только что пойманную рыбу. Стянув с хозяина спасательный круг, они стали поздравлять его, хлопать по спине, испытывая огромное облегчение после пережитого напряжения.
Джейн почувствовала, что ноги у нее стали ватными. Не в силах стоять, она снова села на палубу и прислонилась к поручням, на миг даже забыв о том, с чего это вдруг матросы столпились вокруг Доминика. Сейчас, в эту минуту она готова была довольствоваться одним: тем, что она может сидеть вот так и смотреть на живого, невредимого Джейка! Это ведь настоящее чудо: он как ни в чем не бывало стоит на палубе с белым полотенцем на широких загорелых плечах, и в глазах его вновь сверкают насмешливые огоньки. Человек, которого минуту назад она чуть не потеряла навсегда!
Внезапно Джейн почувствовала себя так, как, наверное, чувствует себя цветок, который открывается навстречу лучам солнца. Время пришло, бутон распустился, и заставить лепестки сомкнуться вновь она уже не могла… С болезненной ясностью Джейн осознала, что полюбила и будет любить до конца своих дней.
Это чувство было таким сильным и всепоглощающим, что не имело смысла бороться с ним. Сколько раз Джейн пыталась убедить себя, что испытывает к Джейку только дружеское расположение! Но если человек способен вызвать такую радость или боль одним лишь движением бровей… Правда открылась ей в то мгновение, когда она поняла, что может потерять Джейка, а жить без него дальше не имеет смысла.
Джейн закрыла глаза. Господи, что же ей теперь делать?! Чувство к Доминику заполнило все ее существо и сделало ненужным и лишним все остальное.
Неожиданно послышался насмешливый голос капитана:
– Джейк, вы были похожи на тореадора, когда рванулись наперерез акуле. Как жаль, что у меня под рукой не оказалось красного плаща! Я бы непременно сбросил его вам.
Доминик поморщился и, накинув на голову полотенце, начал растирать волосы.
– Я бы предпочел ружье для подводной охоты, – сухо ответил он.
Капитан вдруг шагнул к нему и показал на красное пятно на полотенце.
– Кровь! – встревоженно проговорил он. – Вы ранены, Джейк?
Джейн выпрямилась, словно ее хлестнули кнутом. «Ранен?! Нет, только не это!» – снова взмолилась она.
Доминик небрежно отмахнулся:
– Наверное, ссадина. Акула действительно коснулась меня зубами, когда я поплыл обратно. Капитан внимательно осмотрел рану.
– Ничего страшного, но все же стоит чем-нибудь смазать. Хорошо, что царапина не сильно кровоточила: запах крови мог возбудить акулу.
Девушка почувствовала, как от этого замечания у нее закружилась голова. Джейк был так близок к смерти! Будь рана чуть глубже, а акула чуть поголоднее… Или у него не хватило бы сил доплыть…
Чувства Джейн были обострены до предела.
Как могут Джейк и Бенджамин смеяться, словно ничего не произошло?! Ее мозг отказывался воспринимать это. Внезапно вспомнилось радостное возбуждение Джейка, когда он, смеясь, тянул ее за собой. Немыслимо, но для него это была игра! Игра со смертью! Стоять на краю пропасти и смеяться, хотя за один неверный шаг можно поплатиться жизнью… Джейн почувствовала, что в ней закипает слепая, не рассуждающая ярость. Какое право он имел на такую беспечность, как мог так рисковать их жизнями?!
Девушка медленно поднялась и направилась к Джейку, раздвигая толпу. Ноги подкашивались от пережитого волнения и усталости, но гнев придавал ей силы.
Доминик сразу перестал смеяться, увидев побелевшее лицо и горящий взгляд Джейн. Тело девушки сотрясала мелкая дрожь. Она подошла совсем близко и, не сводя глаз с его лица, гневно бросила:
– Черт побери! Ты наслаждался этим? Да?!
Доминик невольно шагнул вперед.
– Джейн!
– Ты смеялся! – выкрикнула она, и слезы брызнули из ее глаз. – Хотелось пощекотать себе нервы? Поиграть со смертью? Черт бы тебя побрал! Черт бы тебя побрал! – и отчаянно замолотила руками по его широкой обнаженной груди.
Слезы лились рекой, от рыданий сотрясалось все тело. Внезапно ноги Джейн подкосились, и девушка рухнула бы на палубу, если бы Джейк вовремя не подхватил ее.
– Это нервный шок, – смутно услышала она голос капитана. – Давайте я отнесу ее в каюту.
Джейн вдруг почувствовала, как напряглись мускулы Доминика, как он теснее прижал ее к себе жестом собственника. И сама в ответ вцепилась в него изо всех сил. Она не могла представить себе, что кто-то хоть на секунду разъединит их. Ей казалось, что, если это произойдет, рухнет Вселенная…
– Нет, – ответил Джейк. – Я сам отнесу ее. А вы принесите сладкий горячий чай и что-нибудь успокоительное, – бросил он через плечо.
* * *
Но и в своей каюте Джейн продолжала плакать и никак не могла разжать собственных рук, обнимавших Джейка за шею.
– Джейн, отпусти меня на минутку! – мягко просил Доминик, пытаясь освободиться. – Я хочу помочь тебе переодеться.
Но слова не доходили до нее, и Доминику пришлось силой разжать ее объятия. Он ловко и бережно снял мокрый купальник с дрожащего тела и, как малого ребенка, укутал Джейн в теплое золотистое одеяло, лежащее на кровати. Затем принес из ванной большое белое полотенце и насухо вытер ей волосы.
Всхлипывания постепенно начали затихать, но слезы продолжали струиться по щекам Джейн, как из неиссякаемого источника. И пока Доминик вставал, брал что-то и снова садился рядом, она не сводила с него лихорадочного взгляда.
– Что-то мне не нравится твое состояние, – озабоченно произнес Джейк; его темные, обычно насмешливые глаза были сейчас очень серьезны. – Прекрати сейчас же, Джейн!
– Обними меня! – неожиданно выдохнула она. – Просто обними и не отпускай!
Она попыталась выпростать руки из-под одеяла, но Джейк удержал ее.
– Сейчас, сейчас, только успокойся, – негромко сказал он и, устроившись рядом с ней на узкой постели, обнял Джейн, закутанную в одеяло, и положил ее голову себе на плечо. – Ну вот, а теперь ты прекратишь наконец плакать? – внезапно севшим, голосом спросил он, нежно гладя ее по спине.
Джейн молча кивнула. Она впала в полузабытье, ей даже показалось, что легкий поцелуй коснулся ее виска… В этот момент дверь каюты распахнулась, и кто-то остановился на пороге.
– Я зайду позже, – услышали они голос Бенджамина.
Доминик негромко чертыхнулся и резко отодвинулся от Джейн, будто обжегся.
– Ее трясло как в лихорадке, – словно оправдываясь, заговорил он, вскочив с постели и приглаживая волосы. – Она никак не могла успокоиться, слезы бежали в три ручья…
– Думаю, что в таком случае ей больше помогли бы грелка и большой носовой платок, – сдержанно заметил капитан, протягивая ему стакан с водой и две таблетки.
Джейк, укоризненно взглянув на Бенджамина, молча взял таблетки и снова присел на угол кровати. Приподняв голову Джейн, он положил ей на язык пилюли, и она покорно, как послушный ребенок, проглотила их.
– Что-то она подозрительно послушна, – озабоченно произнес Доминик, с тревогой глядя на темные круги под глазами девушки и бледные запавшие щеки. – Кстати, почему ты не принес чай?
– Думаю, он не потребуется. Это очень сильное успокоительное, через несколько минут она уснет, – ответил капитан.
– Но я вовсе не хочу спать! – воскликнула Джейн, чувствуя, что неумолимая сила увлекает ее за собой туда, где уже не будет Джейка.
Как будто издалека до нее доносились обрывки разговора; она изо всех сил старалась не закрывать глаз, но видела окружающее словно сквозь пелену.
– Вот уж не ожидал от нее такой бурной реакции! Она ведь довольно сильная натура, – задумчиво произнес капитан.
– А как еще может вести себя человек, которого едва не растерзала акула?! – вскинулся, защищая ее, Доминик.
– Я не ставлю под сомнение храбрость этого маленького ягненка. Мы оба знаем: мужества ей не занимать. Просто я размышлял вслух. – Он подошел к Джейку и положил руку ему на плечо. – Вы сегодня тоже устали. Идите спать.
– Я, пожалуй, посижу еще немного, – Джейк поставил стакан на столик и убрал со лба Джейн прилипшие прядки волос. – Сейчас, мне кажется, ее лучше не оставлять.
Последнее, что видела Джейн, – это лицо Доминика, заботливо склонившееся над ней. Веки, словно налитые свинцом, плотно сомкнулись, и она погрузилась в глубокий сон.
* * *
Иногда Джейн все же удавалось вынырнуть из этого состояния беспамятства, и всякий раз она видела возле себя Джейка. Порой она слышала звуки чьих-то голосов, которые расплывались, переходя в гудение, так что смысл слов не доходил до ее сознания. В какой-то момент, словно из ниоткуда, появился Саймон с подносом в руках и принялся уговаривать ее съесть хотя бы кусочек, но Джейн не хотелось есть. Целительное забвение манило, и она снова погружалась в этот мягкий дремотный плен.
Только после обеда, ближе к вечеру, действие лекарства начало проходить. Джейн открыла глаза и сразу почувствовала пульсирующую в висках тупую боль. «Успокоительное, наверное, было слишком сильным. Я вырубилась, как от удара дубинкой по голове», – вяло подумала она.
На этот раз рядом с ней никого не было, и девушка попыталась встать на непослушные, словно резиновые ноги. Золотистое одеяло упало на кровать, и она с запоздалым смущением обнаружила, что лежит абсолютно голая.
Джейн смутно помнила, как Доминик снял с нее купальник. Поразительно, но она почему-то при этом не испытывала ни малейшего стыда…
Вновь накинув на себя одеяло, девушка, спотыкаясь, добрела до комода, вынула коротенькую пижамку в зеленый горошек и быстро облачилась в нее. Затем почистила зубы и освежила лицо.
Но все-таки слабость валила с ног. Джейн, пошатываясь, еле доплелась до кровати. Рядом на столике она обнаружила термос с наваристым бульоном и выпила одну чашечку, надеясь, что это придаст ей сил. Но надежды оказались напрасными. Со сном по-прежнему невозможно было бороться, и она, накрывшись одеялом, мгновенно уснула.
Действие лекарства прошло, и сон стал менее глубоким, но зато теперь ее преследовали кошмары. Гигантская акула с несколькими рядами жутких острых зубов мчалась прямо на нее и вот-вот готова была схватить. Но каждый раз, когда она в ужасе мысленно прощалась с жизнью, Джейк Доминик бросался наперерез акуле… и погибал вместо нее!
Вновь и вновь повторялся этот страшный сон, пока Джейн наконец не проснулась от собственного пронзительного крика. И сразу увидела обеспокоенное лицо Джейка, который тряс ее за плечи:
– Да проснись же ты, ради Бога! Открой глаза! Ведь это только сон…
С невероятным облегчением Джейн прильнула к нему, обхватила руками за плечи и снова не смогла сдержать слез.
– Ты жив! – выдохнула она и, словно в подтверждение этому, услышала, как сквозь тонкую ткань рубашки бьется его сердце. – Я так… испугалась… что ты умер. Что она съела тебя!
– Со мной-то все в порядке, а вот ты меня беспокоишь, – сказал Джейк, вытирая ее мокрые от слез щеки, и притворно сердито добавил:
– Ну-ка немедленно прекрати плакать! Иначе утопишь всех нас в слезах, как Алиса.
Джейн невольно улыбнулась и по-детски вытерла лицо тыльной стороной ладони.
– Прости. Никак не могу остановиться. Так глупо!
– Очень, – подтвердил он и вынул из кармана носовой платок. – Вытрись как следует. Чего еще можно ожидать от такой несносной девчонки, как ты?
Джейн снова улыбнулась, отметив про себя, как идут Джейку эти синие морские брюки и белый спортивный пиджак.
– Теперь все, – уверила она его, старательно промокая платком мокрые от слез глаза. – Не сердись. Я просто никак не могла избавиться от этого проклятого кошмара. Так что можешь спокойно идти ужинать.
– Ужин был три часа назад, моя дорогая. Я зашел перед сном взглянуть на тебя.
Джейн скосила глаза и посмотрела на часы. Стрелки показывали одиннадцать. Значит, она проспала весь день и весь вечер!
– Ахмед просил передать тебе привет. Он собирается завтра навестить тебя – в том случае, если ты будешь чувствовать себя лучше.
– Но я уже сейчас прекрасно себя чувствую! И завтра с утра готова приступить к работе.
– Так прекрасно, что кричала от ужаса? – сердито бросил Доминик, всматриваясь в бледное личико Джейн. – Посмотрим, что будет завтра.
– Я же тебе объяснила: меня просто мучил кошмар, – напряженно проговорила девушка, и плечи ее невольно передернулись от неприятных воспоминаний.
– Еще бы! То, что ты пережила, наверное, еще долго будет преследовать тебя по ночам.
От мысли, что ей вновь и вновь придется переживать весь этот ужас, Джейн спало не по себе. Она нервно облизнула губы и жалобно улыбнулась.
– Придется как-то бороться, – неуверенно произнесла она,
– К черту! – взорвался Джейк. – Я не допущу, чтобы ты всю ночь тряслась от страха одна в этом тесном шкафу!
– У меня вполне просторная каюта… – запротестовала Джейн, смущенно глядя на него.
– Не спорь со мной, ради Бога! Я не собираюсь всю ночь сидеть здесь, держа тебя за руку. И так я провел целый день в этой коробке из-под крекеров!
Доминик неожиданно наклонился, легко поднял девушку на руки и вынес ее из каюты. Она на секунду потеряла дар речи, потом взглянула на его решительное лицо и тихо спросила:
– Джейк, прости за любопытство, но куда ты меня несешь?
– В мою постель, разумеется! – сердито ответил он и, приняв изумленное молчание Джейн за безмолвный протест, добавил:
– Не спорь, ради Бога, Я не могу оставить тебя наедине с этими кошмарами. Вот окрепнешь – тогда будешь с ними бороться сама. – В его глазах вспыхнули знакомые насмешливые огоньки:
– Твоя репутация не пострадает от того, что ты проведешь ночь в моей постели. Все уже и так уверены, что ты прекрасно знакома с ней!
Она по-прежнему молча смотрела на него, распахнув золотисто-карие глаза.
– Черт возьми! Ну что ты таращишься на меня?! Я не собираюсь приставать к тебе, Рыжик. Не пугайся.
Джейн ничего не ответила, только руки ее как-то судорожно обхватили его шею, когда Доминик открыл дверь своей каюты, пересек комнату и подошел к кровати. Уложив ее поверх черного бархатного покрывала, он озадаченно спросил:
– Никаких возражений? Ни звука протеста? А я-то ожидал, что ты начнешь кусаться и царапаться… Должно быть, ты чувствуешь себя даже хуже, чем я предполагал.
Но Джейн не чувствовала себя хуже. Просто она поняла, что в ее жизни сейчас произойдет что-то очень важное. Преодолевая дрожь, девушка заставила себя спокойно посмотреть на него:
– Почему я должна сопротивляться? Ты прав, я боюсь оставаться ночью одна, и… меня действительно не волнует моя репутация. Мне больше нечего терять!
– Очень разумно. Я рад, что не боишься: от испуганной девицы можно ожидать все, что угодно.
– Вот как? Что ж, я постараюсь не разочаровать тебя.
Джейн села и сбросила с себя золотистое покрывало.
Взгляд Джейка невольно задержался на высокой упругой груди с розовыми сосками, которая четко вырисовывалась под полупрозрачной тканью пижамы.
– Ты очень смелая, Рыжик. Но необязательно вести себя так со мной, – ласково проронил он, приблизившись к ней и слегка потрепав по щеке, как ласкают любимого котенка. – Ты сейчас такая свежая, как ребенок после ванны.
От огоньков, мерцавших где-то в бездонной глубине его темных глаз, у Джейн перехватило дыхание и томительно заныло сердце. Но огоньки неожиданно погасли, Джейк отвернулся от нее и пошел в ванную. Перед тем, как исчезнуть за дверью, он насмешливо бросил:
– Если хочешь, можно выключить свет, чтобы пощадить твою девичью стыдливость.
Джейн мгновенно соскочила с кровати, метнувшись к двери, погасила свет, а затем юркнула под бархатное покрывало. Сердце ее билось, как сумасшедшее. Казалось, и секунды не прошло, как открылась дверь ванной. Доминик не спеша подошел к кровати и скользнул под одеяло рядом с ней.
Кровать скрипнула под тяжестью его тела. Джейн замерла. Она слышала, как Джейк потянулся, словно большой кот, и перевернулся на спину. Минута напряженного молчания длилась бесконечно долго. Вдруг раздался его раздраженный голос:
– Что ты дрожишь? Успокойся, ради Бога! Я не собираюсь набрасываться на тебя.
– Прости, – прошептала она, – я просто нервничаю. Со мной никогда не бывало ничего подобного.
– Со мной тоже, – усмехнулся Джейк, повернувшись к ней. – Поверь, прежде для меня было немыслимо лечь в одну постель с женщиной и не воспользоваться этим.
– Представляю, как это, должно быть, трудно для тебя. Я не хотела доставлять столько беспокойств…
– Пусть тебя это не волнует, – нетерпеливо перебил он ее. – И прекрати, наконец, дрожать!
Напряжение между ними все нарастало. Наконец оно стало таким, что, казалось, вот-вот лопнет какая-то натянутая струна. И Джейн не выдержала.
– Джейк, – нерешительно шепнула она. – Обними меня!
Она услышала прерывистый вздох, почувствовала, что мышцы его напряглись.
– Нельзя быть такой наивной. Не играй со мной. И без того мне довольно трудно.
Положение действительно было непростым. Джейн чувствовала, что эта тихая просьба почти лишила ее остатков храбрости, Боясь-передумать, она глубоко вдохнула и прижалась к его теплому обнаженному телу.
– Джейк, – глухо прошептала она и коснулась губами его шеи там, где трепетно билась жилка. – Я не играю с тобой…
Эта последняя капля переполнила чашу терпения Джейка.
– Боже мой! – растерянно пробормотал он, сжимая ее в объятиях. – Ты думаешь, я могу это выдержать?
Джейн показалось, что на нее обрушился шквал. Руки Джейка лихорадочно гладили ее плечи и спину, губы горячо касались шеи, а потом нашли ее губы, и она поняла, что до сих пор не знала, что такое поцелуй. Джейк, словно изголодавшись, пробовал ее губы на вкус; пил и не мог напиться из живительного источника.
Его ладони скользнули вниз, обхватили ее ягодицы, и Джейн ощутила, как напряжено мускулистое тело Джейка, с бешеной страстью прижавшееся к ней.
– Боже, как я хотел тебя, сходил с ума по тебе все эти недели! Мне дорога каждая частичка твоего тела.
Губы их вновь слились. Огонь желания стал непереносимым, и Джейн невольно застонала.
– Какие волшебные звуки, дорогая! Для меня наслаждение извлекать их, радость моя.
Джейн обвила его шею руками, зарылась лицом в волнистые волосы. Ладони Доминика скользнули под тонкую ткань пижамы и, обхватив грудь, ласкали соски, язык его играл ее языком. Поцелуй был таким томительно долгим и сладостным, что Джейн беспомощно изогнулась и снова застонала.
– Джейк, пожалуйста! Я хочу… – и окончательно ослабела, когда он расстегнул пижаму, чтобы коснуться ее груди языком.
Джейк засмеялся.
– Я знаю, чего ты хочешь, – ласково сказал он, легонько покусывая ее розовые соски. – И ты получишь все, когда придет время. Ты так отзывчива, так прекрасна! В тебе есть все: и сила, и нежность, и страстность… – Джейк на секунду оторвался от нее и заглянул в глаза. – Но ответь мне: ты хорошо подумала? Ты действительно хочешь этого? Если нет, ради Бога, скажи сейчас. Потом будет поздно.
Джейн провела ладонями по его колючим щекам. В голосе ее звучала любовь и нежность:
– Я никогда не скажу тебе «нет», Джейк Доминик. До тех пор, пока ты сам не прогонишь меня…
Внезапно Джейк замер, словно эти простые слова поразили его.
– О Боже, что я делаю! – удивленно выдохнул он и, вскочив с постели, оставил ее одну, ошеломленную и дрожащую, лишившуюся тепла любимых рук.
Джейн села на постели, растерянная недоумевающая. Ее золотисто-карие глаза были еще затуманены страстью. Непослушными пальцами застегивая пижаму, она в немом изумлении наблюдала, как Джейк мечется по каюте.
Достав из шкафа вишневый бархатный халат, он накинул его на себя. Потом бросился к лампе, стоявшей на журнальном столике, и включил ее. Комната озарилась нестерпимо ярким светом, и к Джейн наконец вернулся дар речи.
– Что случилось? – спросила она, умоляюще глядя на него. – Я что-то не правильно сделала? – Но в бездонной глубине его темных глаз царила непреклонность.
Джейн накинула на себя рубашку и начала медленно застегивать пуговицы.
– Черт возьми! – взорвался Джейк, в глазах его полыхал гнев. – Тебе все-таки удалось соблазнить меня! Я чуть было не потерял голову!
Она откинула со лба мешавшую прядь волос, не сводя с него недоумевающих глаз, а Джейк взял с полки пепельницу и открыл пачку сигарет.
– Я не знала, что ты куришь, – чтобы нарушить молчание, проговорила Джейн.
– Уже год как бросил, – ответил он и глубоко затянулся. – Но сигареты всегда действовали на меня успокаивающе, а сейчас именно та ситуация, когда мне необходимо взять себя в руки.
Джейк сел на краешек кровати, нетерпеливо взглянув на ее голые, покрытые золотистым загаром ноги, и Джейн быстро поджала их под себя. Лицо его словно окаменело. Слова срывались с губ, как камни с горы:
– Давай не будем играть в прятки. Я не в том настроении сейчас. Попытайся быть честной. Ты прекрасно знала, что делаешь. И ты знала, что я не собирался взять тебя, пока ты не начала разыгрывать эту сцену соблазнения! – Его губы дрогнули в иронической усмешке. – Можно спросить, почему ты выбрала именно меня в качестве гида для изучения плотских утех? Неужто вбила в свою хорошенькую головку, что чем-то обязана мне?
Джейн во все глаза смотрела на Доминика.
– Обязана тебе? – с изумлением спросила она.
– Боюсь, когда я спас тебя от акулы, ты решила, что за это должна отдаться мне.
Джейн была потрясена. Мысль о том, что ее поступки могут быть истолкованы таким образом, даже не приходила ей в голову.
– Все верно, я обязана тебе жизнью, – медленно произнесла она. – Но решилась на этот шаг я совсем по другой причине.
– Так почему же мне выпала такая честь? – язвительно спросил он, глядя на горящий кончик сигареты.
– Потому что я люблю тебя, – бесхитростно ответила девушку.
Ни один мускул не дрогнул на лице Доминика.
– Что ж, я был бы даже растроган, если бы ты хоть немного разбиралась в том, о чем говоришь. Но, по-моему, ты просто запуталась. Чувство благодарности, секс – все перемешалось в твоей бедной головке.
– Ты не прав. Благодарность здесь ни при чем, – мягко возразила она, не сводя глаз с окаменевшего лица Джейка. – А что касается близости – жаль, если ее никогда не будет. Я твердо знаю, что хочу этого.
– И когда же ты совершила свое великое открытие? Что-то я не замечал никаких признаков влюбленности до сегодняшнего вечера, – по-прежнему насмешливым тоном уточнил Джейк
– Это действительно произошло сегодня, когда я снова увидела тебя на палубе, – совершенно серьезно ответила Джейн. – Ты сначала был такой самоуверенный, что мне захотелось пристукнуть тебя. А потом я поняла, что влюбилась. Что это на всю жизнь. Для меня это было полной неожиданностью…
– И ты еще будешь утверждать, что это не имеет никакого отношения к чувству благодарности?! Давай-ка посмотрим правде в глаза. Ты была в тот момент возбуждена, потрясена. Вот тебе и померещилось то, чего на самом деле не существует.
Джейн покачала головой:
– Боюсь, мне будет трудно переубедить тебя, если ты заведомо не желаешь поверить в это. Но я хочу, чтобы ты знал, что я чувствую.
– Если это действительно так – тем хуже. Тогда тебе придется поскорее освободиться от своих чувств, Джейн, чтобы не переживать потом душевные муки. Я не тот человек, который способен заботиться о ком-нибудь. Та игра, которую я постоянно веду, не для таких, как ты. Она может погубить твою чистую, ясную душу.
– Не стоит беспокоиться обо мне. Как-нибудь выживу. В любом случае ты за меня не отвечаешь, – печально улыбнулась Джейн.
Он пробормотал какое-то ругательство и раздраженно ткнул сигарету в пепельницу:
– Вот как? Значит, по-твоему, я должен взять все, что ты предлагаешь, а потом – когда мне это надоест – выбросить тебя, как выбрасывают ненужные вещи?
– Надеюсь, что этого не произойдет, – спокойно ответила Джейн. – Я буду очень стараться. Приложу все силы, чтобы найти свое место в твоей жизни. И обещаю, что не причиню тебе при этом никаких хлопот и неприятностей.
– А если я тебе не дам никакого шанса? – грубо прервал ее Джейк. – Меня никогда не привлекала идея совращения невинных! И нести на себе груз ответственности за это я не собираюсь. Конечно, ты весьма соблазнительна, но я смогу утешиться и с другой женщиной
Увидев, как Джейн вдруг побледнела, он смягчился:
– Бенджамин посоветовал мне отпустить тебя домой. Теперь я понимаю, что он прав. Завтра ты покинешь яхту.
Она выслушала его молча, только глаза ее потемнели от боли.
– Я никуда не уеду. Не волнуйся, со мной не будет никаких хлопот. Но покинуть тебя я не в силах, Джейк!
– Боже! Ну что за упрямая дурочка! – в сердцах воскликнул он. – Ты что, не понимаешь, что все это не имеет никакого смысла? Я не умею любить женщин. Я использую их. С чего ты решила, что свеженькая мордашка девочки из университета заставит меня перемениться?
– А я и не жду, что ты полюбишь меня, – с жаром ответила Джейн. – Я знаю только, что сама тебя полюбила. И хочу быть рядом с тобою. Неважно, какое место в твоей жизни я займу: любовница, друг или стюард, но я не хочу, чтобы меня отсылали. Пожалуйста, Джейк, не прогоняй меня!
– И все-таки ты уедешь, – холодно бросил он. – Как только поймешь, что ошибаешься в своих чувствах. И чем скорее это произойдет, тем лучше.
Джейн снова упрямо покачала головой, в глазах ее сверкнули слезы.
– Я же сказала: у меня есть только один выход. И это чистая правда!
При виде ее удрученного лица Джейк нахмурился, но ответил не менее упрямо:
– К чертям собачьим! Если ты останешься со мной, я сделаю тебя несчастной. Будь благоразумной, Джейн! Будет гораздо безопаснее, если между нами проляжет несколько миль.
Слезинки медленно скатились по щекам девушки.
– Опять?! – в отчаянии простонал Доминик и, схватив ее на руки, начал баюкать, как ребенка, прижав к нежной пушистой ткани халата. Ласково проведя рукой по волосам Джейн, он снова спросил:
– Так ты уедешь? Мне не хочется причинять тебе боль.
Уютно устроившись у него на коленях, Джейн положила руку ему на грудь и прижалась губами к плечу Джейка.
– Я люблю тебя, – прошептала она и поцеловала его. – И чувствую, что ты хочешь меня. Почему же ты отказываешься?!
Доминик невольно усмехнулся.
– Какой же ты упрямый чертенок! Но я все равно избавлюсь от тебя. Мне не хочется видеть, как ты будешь страдать.
– Завтра можешь попытаться переубедить меня, а сегодня ты мой, – шепнула она. Он засмеялся в ответ и покачал головой:
– – Нет, Рыжик тебе не удастся добиться своего. Мы оба знаем: в качестве любовницы ты выступаешь только по утрам.
– Хорошо, пусть по утрам, – согласилась она и тоже усмехнулась.
Джейк слегка шлепнул ее по округлым ягодицам и подтолкнул к подушке:
– Немедленно ложись и оставайся на своей половине кровати.
Джейн поспешно юркнула под одеяло и послушно сдвинулась на другой конец постели. «Слава Богу, он позволил мне остаться!» – удовлетворенно подумала она, засыпая.
Джейк выключил лампу и, не снимая халата, лег поверх одеяла. С хмурой улыбкой он прислушивался к мерному дыханию девушки и долго лежал с широко раскрытыми глазами, глядя в потолок. Заснуть он смог лишь несколько часов спустя.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Стихия страсти - Джоансен Айрис

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Стихия страсти - Джоансен Айрис



СУПЕР НИ ЧЕГО ЛУЧЬШЕ НЕ ЧИТАЛА
Стихия страсти - Джоансен АйрисЮЛЯША
15.10.2011, 12.27





Роман на 9 из 10! герой немного не понравился(Мужчина в возрасте, а вел себя как какой-то дурак.Не мог разобраться в чувствах, мучал Героиню, а она тоже хороша-мазохистка).Но в общем ничего.:)
Стихия страсти - Джоансен АйрисЮлия
15.10.2011, 17.33





Наивная сказочка на один раз: 5/10.
Стихия страсти - Джоансен Айрисязвочка
7.10.2012, 10.33





Мне понравилась история)) Очень милая)
Стихия страсти - Джоансен АйрисВиктория
3.01.2013, 16.04





классный роман.
Стихия страсти - Джоансен АйрисМарго
20.02.2013, 12.28





Так себе.
Стихия страсти - Джоансен АйрисВ.А.
24.04.2013, 17.07





Дочитала до конца,но особо не понравился. Развитие отношений у,героев какие–то странные,герой непостоянен,героиня кидается из,крайностей в крайность, вообщем хрень.
Стихия страсти - Джоансен Айрислиса
27.06.2014, 19.40





Мне роман понравился)))
Стихия страсти - Джоансен Айристатьяна
13.01.2015, 5.38





Мне роман понравился)))
Стихия страсти - Джоансен Айристатьяна
13.01.2015, 5.38





Героиня не очень. Прилипала и не умная. 8/10
Стихия страсти - Джоансен АйрисВикки
22.04.2015, 9.09





Мило...
Стихия страсти - Джоансен Айристоня
10.11.2015, 19.22





Ерунда...она на всё согласна, хоть ноги вытирай об неё, главное, чтоб они вытирал. Капец.
Стихия страсти - Джоансен АйрисЮля
11.11.2015, 22.39





Понравился роман . А мне не показалось что героиня прилипала , да и не давала она об себя ноги вытирать . Это как раз тот случай про который говорят -любовь слепа . Девочка полюбила , полюбила в первый раз . Она не думает что унижается говоря о своей любви , она чиста и пытается донести свои чувства до любимого . Да и среди нас полно таких , только не всем так везет , как повезло героине .
Стихия страсти - Джоансен АйрисMarina
12.11.2015, 8.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100