Читать онлайн Никогда не поздно, автора - Джоансен Айрис, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Никогда не поздно - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.64 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Никогда не поздно - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Никогда не поздно - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Никогда не поздно

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Вертолет, управляемый опытной рукой Джеффри Брендена, приземлился на прогалине тропического леса с таким же изяществом и легкостью, с какой бабочка садится на лепесток цветка.
— Ну вот, — удовлетворенно проговорил пилот, — и ты хочешь сказать, что у тебя получилось бы лучше, Хулио?
Хулио покачал головой и с искренним восхищением ответил:
— Нет, так не получится ни у кого, кроме тебя — Затем от открыл дверцу вертолета и спрыгнул на землю. — Но не слишком-то задирай нос. Прежде чем ты отправишься домой, к своей бесценной Марианне, нам предстоит еще несколько раз рискнуть своей шкурой.
— Ты это о чем? — с беспокойством спросила Серена. — Разве сегодня мы уже не достаточно рисковали?
Она только что поздравила себя с тем, что опасность миновала, а теперь Хулио говорит так, будто все еще только начинается. Она спрыгнула на землю и встала рядом с ним, Гидеон и Дэйн последовали ее примеру.
Хулио усмехнулся.
— Не волнуйся. Ты, Гидеон и твой брат уже вышли из игры. Джеффри отвезет вас троих на «Сессне» в Санта-Изабеллу, а я на вертолете отправлюсь обратно в Марибу, чтобы присоединиться к моим ребятам. События там, судя по всему, только начинают раскручиваться. — Он взглянул на часы. — Через сорок пять минут у меня назначена встреча, так что, если вы прямо сейчас запрыгнете в самолет, Джеффри…
— Я лечу с тобой, — торопливо перебил его Дэйн.
— Нет! — Реакция Серены была быстрой и агрессивной. — Это война, а не одна из твоих дурацких вечеринок с девочками. Неужели ты думаешь, что обреченные, загнанные в угол люди вроде Мендино будут стрелять холостыми!
— Я отправляюсь с Хулио, — упрямо повторил Дэйн. — Мы бросили там Росса. Я должен вернуться и помочь ему.
— Весьма благородно! — проговорил Хулио, сузив глаза и внимательно глядя на Дэйна. — Кроме того, ты еще никогда не принимал участия в настоящей потасовке и, наверное, завидуешь тем, кто в ней участвует.
— Правильно, — улыбнулся Дэйн. Хулио повернулся к Серене.
— Мне кажется, единственный способ для тебя не позволить Дэйну лететь со мной — это дать ему по башке и затем связать по рукам и ногам. Я должен был предвидеть это. Когда я был помоложе, я тоже испытывал приступы подобного сумасшествия. Единственная разница между нами состоит в том, что мне не приходилось искать приключений на свою задницу. Они сами находили меня.
— Но Дэйн — это не ты, — возразила Серена. Гидеон подошел к ней и прикоснулся к ее руке.
— Разве? Ты только взгляни на них. Они ведь слеплены из одного теста!
Серена мрачно призналась себе в том, что Гидеон прав. Дэйн и Хулио были словно сиамские близнецы. Пусть Хулио был постарше и обладал большим опытом, но в нем жил такой же чертенок, как и тот, который не давал покоя ее брату.
— Не волнуйся, я присмотрю за ним, — пообещал Хулио. — И верну его тебе целым и невредимым.
— Никто за мной не будет присматривать! — возмущенно заявил Дэйн. — Откуда ты знаешь, Может, это мне придется присматривать за тобой!
— Вполне возможно.
Они с Гидеоном обменялись понимающими улыбками.
А Серена вдруг ощутила чувство щемящей грусти, словно расставалась с чем-то, чего ей уже не суждено обрести. Они с Дэйном прожили вместе много лет, и вот настал момент, когда он не нуждается больше в ее опеке. Это было вполне естественно и правильно, но осознание этого все равно причиняло ей боль.
Рука Гидеона обвила ее талию.
— Не переживай, милая, с ним все будет в порядке. Ты можешь полностью положиться на Хулио.
— Я знаю.
Она понимала, что должна отпустить Дэйна, перерезать те ниточки, которые связывали их с братом и помогали не только ему, но и ей самой. Ей всегда было трудно расставаться с теми, кого она любила, а Дэйна она любила, пожалуй, сильнее всех остальных.
Серена с трудом выдавила из себя улыбку.
— Только обещай мне, что будешь держаться подальше от приспособлений вроде того, на котором мы сегодня путешествовали вдоль стены.
Дэйн просиял.
— Это было исключение. Я же сказал тебе, что ненавижу мыть окна. — С едва сдерживаемым нетерпением он повернулся к вертолету. — Полетели, Хулио, а то опоздаем на твое свидание.
Хулио не сдержал улыбки.
— Есть, командир!
К вертолету подошел Джеффри Бренден и похлопал Хулио по плечу.
— Будь осторожен. Удача иногда отворачивается от человека.
— По тебе этого не скажешь, — шутливо поддел его Хулио.
— Потому что я полагаюсь не только на удачу, но еще и на друзей, — без тени улыбки ответил Джеффри.
— И я тоже, — посерьезнев, проговорил Хулио. — Я тоже, Джеффри.
На некоторое время между ними воцарилось молчание — более доверительное и емкое, чем даже, может быть, рукопожатие. Затем Джеффри порывисто отвернулся.
— Пойду-ка я проверю «Сессну». Увидимся в Санта-Изабелле.
С этими словами он торопливо пошел по направлению к маленькому самолетику, стоявшему в дальнем конце поляны.
— Вы будете в Санта-Изабелле уже через час, — обратился Хулио к Гидеону, — а если все пойдет по плану, мы встретимся с вами в отеле в полночь и вместе поужинаем. Договорились?
— Договорились, — ответил Гидеон, стараясь, чтобы его голос звучал непринужденно. — К возвращению Веллингтона с Ватерлоо я закажу самые роскошные яства. Только постарайтесь не опаздывать — у меня крайне темпераментный шеф-повар.
— Я попрошу хунту пасть побыстрее, чтобы мы не опоздали к ужину. Не хочу расстраивать твои планы. — Хулио повернулся к Дэйну и ткнул большим пальцем в сторону вертолета. — Прыгай на пассажирское сиденье, Дэйн. Мы теряем время.
— Знаю, — едко ответил юноша. — Я уж боялся, что ты так об этом и не вспомнишь. Это ты нас задерживаешь, а не я. Мне не приходилось наблюдать столь трогательных прощаний с тех пор, как я смотрел «Волшебника из страны Оз». Так что снимай свои хрустальные башмачки и — вперед.
— Какое-то внутреннее чувство подсказывает мне, что я еще пожалею о том моменте, когда согласился взять тебя с собой, — проговорил Хулио, глядя на Дэйна смеющимися глазами. — Ты не испытываешь должного уважения к традициям, связанным с проводами героев на битву.
— Да, они кажутся мне довольно глупыми. Тем более что с нами все равно ничего не случится.
Хулио вздохнул и покачал головой:
— Ах, молодость! Она всегда считает себя бессмертной. Помнится, и я когда-то был таким.
— Залезай в вертолет, — с усмешкой сказал Дэйн. — Ты старишься прямо на глазах. Еще несколько минут, и я не уверен, что разрешу тебе управлять этой штукой. Мне не нравится снисходительность, с которой ты обращаешься со мной. Ты скорее похож на моего папочку… — Дэйн умолк. На лице его появилось растерянное выражение. —
О черт, я совсем забыл! — Он отвернулся от вертолета и устремил взгляд на Серену. — Со всей этой суматохой я совсем забыл сказать тебе: еще до того, как Гидеон заменил меня в роли заложника, Мендино связался с моим отцом. Серена задохнулась:
— Что?!
— Прости меня, Серена, — смущенно проговорил Дэйн. — Я намеревался сразу же рассказать тебе об этом, но все завертелось так быстро, что… Мендино, вероятно, решил сыграть в беспроигрышную лотерею, поэтому он потребовал выкупа и у моего отца. Он сказал мне, что отец прилетает в Марибу сегодня днем, чтобы обсудить с ним условия моего освобождения.
Серена нервно облизнула пересохшие губы.
— Понятно.
Она чувствовала взгляд Гидеона на своем лице, но не подняла на него глаз. Значит, ничего еще не кончилось, по крайней мере для нее. Дэйн отправляется на свое сражение, а ее ожидает свое.
— Я разберусь со всем этим, — быстро заговорил Дэйн. — Тебе даже не придется с ним встречаться. Я просто покажусь ему, чтобы он убедился, что его сын и наследник вне опасности и что роду Марлбрентов не грозит бесславно оборваться на затерянном в Карибском море острове. Кроме этого, его больше ничего не волнует. А ты возвращайся в Санта-Изабеллу.
Серена покачала головой:
— Нет, оставь это мне. — Повернувшись к Хулио, она спросила: — Ты не мог бы послать одного из своих людей в аэропорт, чтобы его встретили и привезли сюда? — Впрочем, нет, так не пойдет. Объясняться здесь, в тропических джунглях?.. Ей страстно хотелось бы, чтобы сейчас здесь не было Гидеона. — А рыбацкая деревушка, о которой ты упоминал, — там можно встретиться?
— Никаких проблем, — кивнул Хулио. — Эта часть острова практически необитаема, а у меня есть друг, которому принадлежит маленькое бунгало на побережье. Там вполне безопасно. Сегодня Мануэль все равно не сможет использовать его по назначению, — ухмыльнулся Хулио. Он брат Консуэлы, и я готов побиться об заклад, что он не сможет удержаться и обязательно примет участие в заварушке, которая идет сейчас в Марибе. Джеффри покажет тебе, где находится коттедж.
— Серена, я не хочу, чтобы ты… — начал было Дэйн, но тут же осекся: — Черт, я же обещал, что ты его больше никогда не увидишь! Я знаю, как он поступил с тобой, и тебе вовсе ни к чему встречаться с ним.
— Я справлюсь, — бросила Серена и повернулась к Гидеону: — Тебе необязательно оставаться со мной. Мы можем встретиться в Санта-Изабелле.
Он медленно покачал головой и пристально посмотрел ей в глаза.
— Разбойник из засады?
— Самый опасный из всех, — тихо сказала она. — Но ты не можешь помочь мне. Я сама должна одолеть его.
— А как же твое обещание? Ведь ты сама сказала, что отныне мы будем делить все поровну.
— Я поделюсь с тобой этим и позволю утешить себя, — с усилием улыбнулась Серена. — Но позже. Я должна встретиться с этим призраком и убедиться в том, что он не существует, а если и существует, то понять, что я сама создала его.
— Я прикажу доставить его прямо в бунгало Консуэлы. Как его зовут?
— Достопочтенный Эдвин Марлбрент, — с нескрываемой иронией произнесла Серена. — По крайней мере так он значится в книге пэров Лично я никак не могу согласиться с тем, что мой отчим хоть в чем-то заслуживает называться «достопочтенным».
— Мы можем устроить так, чтобы его доставили в Санта-Изабеллу, — предложил Гидеон.
— Нет, — резко мотнула головой Серена, — Санта-Изабелла связана для меня с самыми лучшими минутами моей жизни, и я не хочу, чтобы его присутствие оскверняло эти места. Пусть это закончится там же, где и началось, — на Кастельяно. Если, конечно… — Она испытующе посмотрела на Хулио. — Если это не поставит под угрозу Гидеона и Джеффри.
— Через пару часов уже не будет ни правительства, ни его цепных псов из гвардии, — равнодушно пожав плечами, ответил Хулио. — И тогда до вашего пребывания на Кастельяно уже никому не будет дела.
— Ну что ж, на том и порешим. Пусть это дело станет последней неприятностью, которая ожидает меня на этом острове. — Серена отступила назад и помахала рукой. — Отправляйтесь. Я не хочу больше задерживать вас. Каждый из нас должен дожарить свою рыбу. — Она невольно улыбнулась игре слов. — А где, как не в твоей рыбацкой деревушке, я смогу сделать это лучше всего!
Чуть поколебавшись, Дэйн забрался на пассажирское сиденье вертолета. На лице его по-прежнему сохранялось встревоженное выражение.
— Увидимся вечером.
Через несколько минут вертолет оторвался от земли, взмыл в воздух и, сделав несколько кругов, направился в сторону Марибы. Гидеон и Серена провожали его взглядом до последнего момента.
Теплый, пахнущий морской солью ветерок ласково гладил Серену по щеке. Она сбросила босоножки на высоких каблуках и ходила босиком по прибрежному песку. Следы ее ног на влажном песке сразу же наполнялись водой и тут же исчезали, словно их никогда и не было. Вот так же и время, подумалось ей Оно захлестывает человека, накрывает его с головой, вылечивает его раны, а если повезет, то бесследно смывает даже рубцы, остающиеся на сердце.
Гидеон пристально следил за ней. Он сидел на перевернутой кверху днищем лодке, находившейся вне досягаемости для прибоя.
— Он должен вот-вот появиться.
— Да.
Она окинула взглядом берег. В некотором отдалении возвышалось маленькое тростниковое бунгало.
— Я просила Джеффри привезти его сразу же после того, как самолет совершит посадку. — Серена горько усмехнулась. — Ему это наверняка не понравится. Он привык, чтобы именно к нему приходили на поклон.
Взгляд Гидеона устремился к далекому горизонту.
— Ты ненавидишь его?
— Когда-то ненавидела, а сейчас… Даже не знаю. Он страшный человек, но в нем есть кое-какие качества, которыми я невольно восхищаюсь. Он обладает острым умом и является одним из самых знаменитых в Англии банкиров и финансовых экспертов. Насколько мне известно, в ведении бизнеса его отличает кристальная честность. Он превращается в бессовестную скотину лишь тогда, когда дело касается семейных отношений. Если он не способен что-либо контролировать, он просто уничтожает это. Он должен владеть окружающими его людьми. — Серена повернулась и подошла к Гидеону. — Я разрезала соединявшие нас нити, но он заставил меня заплатить за это дорогую цену. До того момента, когда я вернулась к тебе, я даже не подозревала, насколько высока эта цена. Я полагала, что убила разбойника, который подкарауливал меня в засаде, но ошибалась. Я всего лишь убежала от него.
Серена села у ног Гидеона и закопалась ступнями в песок.
— Мне бы хотелось рассказать тебе об этом, — проговорила она со смущенной улыбкой. — Хотя понимаю, что уже немного припозднилась с этим повествованием. Ты хочешь его услышать?
— Да, хочу, — пробормотал Гидеон. — По-моему, это важно для меня.
— Я тоже так думаю. — Она набрала пригоршню песку и позволила ему медленно высыпаться сквозь ее пальцы. — Во-первых, это позволит тебе понять, насколько глубоко ты заблуждался, полагая, что можешь многому научиться у моих аристократических родных. — Серена помолчала. — Наверное, мне стоит начать с моей матери. Она в принципе неплохой человек. Пусть слабый, пусть эгоистичный, пусть не видит ничего дальше своей чековой книжки… Я даже не исключаю, что она могла любить моего отца. По крайней мере с ее слов складывалось именно такое впечатление. Он был автогонщиком, и после его смерти…
Серена на секунду умолкла, глядя на океанские волны, равномерно накатывающиеся на берег.
— Она очень любит деньги. Без них она не ощущает себя полноценной личностью. Короче, она вышла за него замуж, и через полтора года на свет появился Дэйн. Через полгода после этого он развелся с нею. — Губы Серены задрожали. — О, моя мать с радостью дала ему развод. Это выглядело как полюбовная сделка. Мой отчим оставил ей целое состояние в обмен на Дэйна. Поскольку материнские чувства ей были неведомы, такие условия ее вполне устраивали. Годом позже она вышла замуж еще за одного человека, который устраивал ее больше. Этот французский аристократ владел чудесным шато в провинции, где выращивают виноград, но у него не было денег, так что новоиспеченные супруги прекрасно дополняли друг друга. Этот брак устраивал и моего отчима. До тех пор пока мать нуждалась в деньгах, он мог контролировать и ее, и Дэйна. — Серена снова помолчала, а затем добавила: — И меня тоже.
— А что делала в это время ты? — спросил Гидеон. — Тебе нравился Марлбрент?
Она пожала плечами.
— При случае он умел быть обаятельным, но на меня это свое обаяние не тратил. Во время их недолгого брака я училась в школе и потому за все это время виделась с ним только тогда, когда приезжала домой на каникулы. — Лицо Серены внезапно смягчилось. — Но я была безумно рада, когда родился Дэйн. Будучи ребенком, я всегда ощущала одиночество, а тут вдруг появилось живое существо, на которое я могла излить свою любовь. Но, разумеется, из этого ничего не вышло. — На ее лицо вновь набежало облачко. — Мне кажется, что отчим даже не замечал моего существования. До тех пор, пока не решил использовать меня в своих целях.
Гидеон молча протянул руку и взял ее ладонь в свою, боясь прерывать ее рассказ.
— Мне было семнадцать лет, и я училась в монастырской школе в Швейцарии. Я была ужасно, просто до глупости наивной. — Она печально усмехнулась. — Ты даже представить себе не можешь, какой дурой я была! В один прекрасный день в монастыре появился мой отчим и забрал меня на каникулы в Италию. Я ошалела от радости и не могла поверить в свое счастье. Я ведь уже сказала тебе, что в случае необходимости он был просто само обаяние. Во Флоренции он представил меня Антонио дель Монтальдо, и тот путешествовал вместе с нами по всей Северной Италии. Антонио был хорош собой, галантен, носил титул графа и чрезвычайно нравился моему отчиму. — Она снова усмехнулась. — Могла ли я устоять! Я словно попала в сказку. Через две недели после того, как отчим забрал меня из монастыря, мы с Антонио поженились. Он даже предоставил нам свою яхту для того, чтобы мы могли совершить свадебное путешествие к Карибским островам. С нами отправился и он сам. — Губы Серены горько скривились. — Тогда я не увидела в этом ничего необычного. Я купалась, нет, даже тонула в источаемом им обаянии. Они оба без устали хлопотали вокруг меня, а я наслаждалась этим счастьем, изголодавшись по человеческому теплу. Антонио не отличался особой пылкостью, но, поскольку он был у меня первым мужчиной, я просто не понимала… Я как будто очутилась в мире грез. До той самой ночи, когда мы пришвартовались в порту Марибы. Серена закрыла глаза и несколько мгновений не произносила ни слова.
— Проснувшись, я увидела, что Антонио нет в каюте. Я отправилась на его поиски. — Она снова помолчала. — Я нашла его в кровати своего отчима. Они занимались любовью. — Рука Гидеона до боли стиснула ее пальцы, но Серена даже не открыла глаз.
— Я была ошеломлена, находилась буквально в истерике. Помню, как кричала на них, а они смотрели на меня так, как если бы я была всего лишь назойливым москитом.
Серена провела языком по пересохшим губам. Было видно, что слова даются ей с огромным трудом. Гидеон ласково, успокаивающе поглаживал ее по тыльной стороне ладони. Видя, какую боль причиняют ей эти воспоминания, он в какой-то момент хотел остановить ее, но потом передумал. Ей нужно было выплеснуть ту боль, которая копилась в ее душе на протяжении многих лет.
— Потом отчим сел на кровати и заговорил — холодным рассудительным голосом. Он сказал, что они с Антонио любят друг друга, а при том положении, которое он занимает, любой слух о наличии гомосексуальных склонностей может повредить ему. Его деловому и социальному статусу в Лондоне был бы нанесен непоправимый урон. Недоброжелатели за его спиной и без того начинали шептаться об этом, обратив внимание на то, что после развода с моей матерью его практически не видели в обществе женщин. Поэтому он рассудил, что поступит предусмотрительно и разумно, сделав Антонио членом нашей семьи. — Губы Серены сложились в горькую линию. — Разумно… Он употребил именно это слово. Теперь, когда я замужем за Антонио, они могут постоянно «общаться» друг с другом, не боясь досужих пересудов. Мне же предлагалось быть послушной девочкой, держать рот на замке и не путаться под ногами.
Глаза Серены широко распахнулись. В них блестели слезы, вызванные тяжкими воспоминаниями.
— После этого у меня словно помутился разум. Я поняла, что им обоим было наплевать на меня. Они использовали меня в качестве прикрытия для своих противоестественных забав. Я выскочила из каюты, сбежала по сходням и кинулась сама не знаю куда.
— Ты кинулась ко мне. — Голос Гидеона был мягок и нежен — Это был знак свыше, соединивший нас.
Их глаза встретились.
— Теперь я тоже верю в это, но тогда я была растеряна и ничего не понимала. Я находилась в шоке, была потрясена до глубины души и бесцельно бродила по улицам Марибы. Я даже не знаю, как оказалась в том баре, где ты нашел меня. За годы учебы в монастыре монахини постоянно вбивали мне в голову свои представления о том, что такое грех. Когда нас с Антонио венчали, я дала обет быть преданной женой и даже при том, что меня обманули, не допускала даже мысли о том, чтобы нарушить его.
Серена покачала головой, словно удивляясь своей наивности. Сейчас она напоминала обманутого ребенка.
— Возможно, как раз на это мой отчим и рассчитывал. По крайней мере я бы не удивилась, если бы узнала, что он рассуждал именно так.
— Тебе не следовало убегать от меня. Вместе мы могли бы что-нибудь придумать.
— Он бы уничтожил тебя, — искренне сказала Серена. — Вернувшись на яхту, я не осмелилась даже упомянуть о тебе. Повторяю: то, что он не может контролировать, он просто уничтожает. Он являлся очень влиятельным человеком, а ты тогда только начинал. В ту ночь, лежа рядом с тобой, я так и не сомкнула глаз, пытаясь найти какой-нибудь выход, но потом поняла, что у меня не было выбора. Мне оставалось только одно: позволить им и дальше использовать тебя до тех пор, пока я не наберусь сил и не сумею вырваться на свободу. — Она моргнула, пытаясь сдержать слезы. — В тот, первый, год мне было очень тяжело. По сто раз на дню мне хотелось все бросить и бегом кинуться к тебе.
— Но ты этого не сделала.
— Да, вместо этого я пыталась избавиться от воспоминаний о тебе — Она подняла руку и приложила ладонь к щеке Гидеона — Помнишь, я сказала тебе— если я что-то полюблю, то это превращается у меня в одержимость? Я пришла к тебе, изголодавшись по заботе и нежности, и ты щедро одарил меня тем, о чем раньше я могла только мечтать. Всю свою жизнь я была одинока, и вдруг ты пообещал мне, что я никогда больше не испытаю одиночества. Я полюбила тебя так сильно, что почти умирала от этого чувства, и единственным способом выжить было изгнать тебя из своей души. Если я не могла быть с тобой, то мне не нужны были и воспоминания, потому что от них становилось еще больнее. Я придумала для себя новый мир и поместила тебя в его самый дальний уголок, находясь в котором ты не мог бы причинить мне боль.
— У тебя это хорошо получилось, — с горечью в голосе произнес Гидеон.
— Нет, — покачала головой Серена, — поначалу мне тоже так казалось, но стоило мне снова увидеть тебя, как вся эта бутафория моментально развалилась на куски Хотя в течение некоторого времени я все еще продолжала бояться тебя. Наверное, именно поэтому я так противилась разговорам о «взаимных обязательствах». — Серена прикоснулась губами к ладони Гидеона. — Получив образование, я заключила с отчимом сделку, выставив ему два условия: я остаюсь замужем за Антонио лишь в том случае, если не буду жить с ним, а отчим отдаст на мое попечение Дэйна.
— И он их принял?
— Он был влюблен в Антонио. Знаешь, я даже подозреваю, что Антонио был единственным человеком, кого мой отчим любил за всю свою жизнь. А Дэйн не явился для него такой уж большой потерей. Еще ребенком его отправили в школу, и с тех пор он практически не жил дома. Вероятно, отчим полагал, что со временем, оставшись без гроша в кармане, я приползу к нему на коленях.
— Но этого, судя по всему, не случилось?
— Нет, хотя мне, как ты правильно подметил, пришлось отказаться от некоторых вещей, которые были мне дороги: от моей работы, от тебя… — Она снова поцеловала его ладонь. — Но тебе больше не суждено оставаться в тайнике моего прошлого, куда много лет назад я тебя заперла. Ты очень упорный человек, Гидеон Брандт, и за это твое упорство я буду благодарить всевышнего каждый день до конца моей жизни. — Серена подняла глаза и торжественным голосом закончила: — Я люблю тебя, и ты должен привыкнуть к мысли о том, что я не откажусь от этой одержимости до самого смертного часа.
Гидеон улыбнулся, отчего морщинки в уголках его рта обозначились резче.
— Я еще никогда не был предметом чьей-то одержимости, но предчувствую, что мне это чертовски понравится. — Тут его улыбка погасла, и он прибавил: — Я бы хотел, чтобы ты позволила мне остаться. Я не хочу, чтобы ты встретилась с этой скотиной один на один.
Серена тряхнула волосами.
— Не могу сказать, что сгораю от нетерпения увидеться с ним, но я должна сделать это сама. Он вертел мной и моей жизнью на протяжении многих лет. Даже после того, как я, казалось бы, избавилась от него, над моей жизнью нависала его огромная мрачная тень. Я боялась его в течение долгих девяти лет, и знаешь почему? Потому что я боялась столкнуться с ним лицом к лицу. — Серена наморщила лоб. Она с трудом подыскивала нужные слова, стараясь, чтобы Гидеон понял ее чувства. — Когда я взяла Дэйна и уехала, мне казалось, что я наконец-то победила его, но, если тебе пришлось выторговывать у того, кого ты боишься, условия своей свободы, это не есть победа. Я должна доказать, что он больше не играет никакой роли в моей жизни. Только так я смогу подстрелить разбойника, подстерегающего меня в засаде. — Она с силой втянула воздух. — Ты меня понимаешь?
Все время, пока она говорила, Гидеон сидел совершенно неподвижно. Вот и сейчас он даже не пошевелился.
— Да, понимаю, — медленно проговорил он. — И думаю, что ты, наверное, права. — Он перевел взгляд с лица Серены на тростниковое бунгало и спросил: — А это случаем не твой разбойник?
Серена посмотрела в том же направлении, и ее тело напряглось. Она торопливо поднялась и нервно отряхнула юбку от прилипшего к ней песка. Эдвин Марлбрент был еще далеко, но она уже испытывала привычные страх и напряжение, которые всегда охватывали ее в присутствии этого человека.
Гидеон тоже встал и ободряюще сжал руками ее плечи.
— Счастливой охоты, напарник, — сказал он и пошел по направлению к бунгало. — Я жду тебя.
Серена уже не слышала его последних слов. Она сосредоточила все свое внимание на приближавшейся к ней фигуре отчима. Это был мужчина под шестьдесят лет, но все еще не утративший привлекательности и импозантности. Его темные волосы слегка посеребрила седина, а высокая мускулистая фигура, облаченная в темный деловой костюм, являлась олицетворением безупречной элегантности. При каждом шаге начищенные до блеска туфли мужчины увязали в песке, и это заставляло его сердито хмуриться. Его всегда раздражал тот факт, что силы и явления природы не зависят от него, поэтому он избегал вступать с ними в контакт, опасаясь потерпеть даже незначительное поражение.
Серена безотчетно провела рукой по спутанным ветром волосам. Она твердила себе, что должна успокоиться, но приобретенная годами привычка оказалась сильнее, и она ощущала себя беспомощным зверьком, попавшимся в капкан.
Гидеон поравнялся с Марлбрентом, остановился и, по-птичьи склонив голову набок, стал с любопытством разглядывать пожилого мужчину. Тот тоже остановился и недоуменно наморщил лоб.
Гидеон, как всегда, был одет в джинсы и тяжелые ботинки. Рукава его темно-зеленой рубашки были закатаны по локоть и не скрывали его мускулистых рук, а выгоревшие на солнце волосы были растрепаны ветром. Казалось бы, рядом с лощеным, импозантным, солидным Марлбрентом он должен был выглядеть как деревенский парень, и все же такое впечатление не складывалось. Не прилагая никаких усилий, Гидеон в этой паре неоспоримо доминировал.
Внезапно он обернулся и посмотрел на Серену. Его глаза смеялись, и в них играл лукавый огонек. Потом он изобразил из пальцев пистолет, вытянул руку в направлении Марлбрента и сделал указательным пальцем движение, будто нажимает на воображаемый спусковой крючок. Смех Серены разнесся по пляжу. Она увидела удивленную физиономию своего отчима. В ту же секунду напряжение и страх, копившиеся в ней годами исчезли, словно их никогда и не было.
Не сказав ни слова и не взглянув больше на Марлбрента, Гидеон прошел мимо него и продолжил свой путь по пляжу в сторону бунгало.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Никогда не поздно - Джоансен Айрис

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Никогда не поздно - Джоансен Айрис



это уже четвертый роман этого автора прочитанный мной и все наивны до ужаса, даже не знаю зачем читаю их до конца
Никогда не поздно - Джоансен Айрисарина
26.06.2012, 22.23





Глупая завязка, странные герои, не понравилось: 4/10.
Никогда не поздно - Джоансен Айрисязвочка
14.10.2012, 0.32





Конец не очень. 7/10
Никогда не поздно - Джоансен АйрисВикки
20.04.2015, 21.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100