Читать онлайн Никогда не поздно, автора - Джоансен Айрис, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Никогда не поздно - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.64 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Никогда не поздно - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Никогда не поздно - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Никогда не поздно

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

— Мне кажется, я породил монстра, — мрачно проговорил Гидеон, отодвигаясь от стола после того, как они закончили ужинать. — Вчера ты ушла в мастерскую сразу же после ужина и торчала там до трех часов утра. На протяжении последних трех дней ты оттуда носа не показываешь. Как, черт побери, мне удастся тебя соблазнить, если мы практически не видимся!
— Я тебя предупреждала, — лукаво улыбнулась Серена. — И, совершенно верно, ты сам во всем виноват. Если не считать, что мы вместе ели, вместе мыли посуду, вместе гуляли в день приезда сюда и играли в карты… — Она наморщила лоб. — Когда бишь это было?
— Да, я вижу, что мое присутствие производит на тебя неизгладимое впечатление, — сухо проговорил Гидеон. — С таким же успехом я мог сидеть в одиночестве и раскладывать пасьянс. Но теперь — все, моему терпению пришел конец. Процесс соблазнения начинается немедленно.
Он откинулся на спинку стула, вытянул вперед длинные ноги и закинул одну на другую.
— Причем я не только требую компенсации за три потерянных дня, но еще и настаиваю на том, чтобы ты ежедневно целиком и полностью уделяла мне не менее пяти часов твоего драгоценного времени. Я понимаю, что требую чересчур многого, поскольку ты по уши захвачена своей новой любовью, но ..
— Да ты ревнуешь! — удивленно воскликнула Серена. — Ты просто ревнуешь!
— Да, я ревную, и еще как! Я ревную ко всему, что связано с тобой. Я ревновал тебя к тому игрушечному князю, за которого ты вышла замуж, я ревновал к годам, которые нас разделили, а теперь я ревную тебя к этой дурацкой палитре и кистям.
— Ты сам всунул их мне в руки.
— И я снова всуну их тебе, завтра. — Гидеон скорчил гримасу. — Такая уж благородная у меня душа.
— С твоей стороны это действительно было благородно, — с благодарностью сказала Серена.
Гидеон возвратил ей нечто очень ценное, что могло быть потеряно для нее навсегда. В течение последних трех дней он не только позволил ей с головой уйти в работу, но и сознательно вел себя сдержанно, исключив из их взаимоотношений любые намеки на сексуальность.
— Мне кажется, что ты очень щедрый человек, Гидеон.
— Я подстроил все это специально, только чтобы произвести на тебя впечатление. А теперь, когда ты попалась в мои силки, я готов прикончить тебя. — Он легко поднялся. — Пойдем прогуляемся.
— Куда?
— Вниз, к озеру. Именно там я намерен заняться с тобой любовью.
Ее глаза испуганно расширились.
— Сейчас?
— Не-а. Сейчас я намерен совершить ритуал, предшествующий спариванию. Не беспокойся, я выбрал подходящее время.
Серена почувствовала прилив раздражения. Опять он за свое! Она встала напротив него и твердо произнесла:
— Нет!
Гидеон удивленно моргнул.
— Нет?
— Не будь бульдозером, Гидеон, не напирай на меня. Все равно у тебя ничего не выйдет. — Она замолчала, пытаясь лучше сформулировать свои пожелания: — Давай сразу же кое о чем договоримся. Если — я подчеркиваю: если! — я позволю тебе заняться со мной любовью, это не будет означать, что ты меня соблазнил. Это случится лишь потому, что мне самой захочется заняться любовью. И именно я буду выбирать время и место.
Серена развернулась и направилась к двери, бросив через плечо:
— Посуду сегодня помоешь сам.
— Куда ты собралась?
— К своему другому любовнику. — Она оглянулась и одарила его приторной улыбкой. — Кстати, я вполне серьезно намерена дать тебе то, что ты хочешь… когда-нибудь.
В следующий момент дверь за ней захлопнулась, и Гидеон услышал дробный стук ее каблучков по ступеням лестницы.
Он тупо смотрел на дверь, но через несколько мгновений на его лице расцвела улыбка, в которой смешались радость и недоверие.
— Черт бы меня побрал! — пробормотал он.
Когда через несколько часов Серена услышала, как открылась дверь мастерской, она даже не оторвала глаз от холста и только спросила:
— Это ты, Гидеон?
— Ага.
— Я освобожусь минут через пятнадцать. Хотелось бы это сегодня закончить…
— Я тебя вовсе не тороплю, — вкрадчивым голосом ответил он. — Рисуй, сколько тебе вздумается, не отвлекайся.
— От этого может быть только… Эй, что ты делаешь!
— Пробую на вкус твое ухо. Оно восхитительно.
Серена попыталась повернуться к нему лицом, но Гидеон не позволил ей сделать это, положив руки ей на плечи.
— Ни в коем случае! Твоя работа слишком важна, чтобы отвлекаться по пустякам. Рисуй, любовь моя. Я найду, чем заняться — Внезапно его язык оказался в ее ушной раковине. — Ой, у тебя рука дрогнула! Ну вот, из-за меня тебе придется подчищать картину. Какая жалость!
— Не паясничай.
У Серены перехватило дыхание, и она с трудом выдавливала из себя слова. Ее окутал исходивший от Гидеона приятный аромат одеколона, а тело его источало не менее возбуждающий жар. Ей приходилось прикладывать максимум усилий, чтобы кисть в ее пальцах не дрожала.
— Ты мне мешаешь.
— Правда? — самым что ни на есть невинным тоном осведомился Гидеон. В следующее мгновение его руки обвили ее, а пальцы принялись расстегивать ее блузку. — Что ж, временами жизнь бывает непростой.
Он развел в стороны полы ее блузки и расстегнул бюстгальтер, застежка которого располагалась спереди.
— Нужно научиться преодолевать эти маленькие неприятности Я уверен, ты настолько поглощена работой, что не замечаешь того, что я сейчас делаю. — В этот момент его ладони легли на ее обнаженные груди. — Гляди-ка, у тебя снова дрогнула рука. Еще одна клякса. Может, стоит превратить эти мазки в корни деревьев?
Серена уже потеряла контроль над собой. Незаконченный пейзаж теперь совсем не волновал ее.
— Не надо, Гидеон.
— Какие же упрямые у тебя соски! Они упираются в мои ладони, словно пытаются меня оттолкнуть. — Его голос стал низким и густым. — А вот это и вовсе сводит меня с ума. — Он прижался бедрами к ее ягодицам и стал тереться о них. — Ты чувствуешь?
Пока Гидеон жарко шептал ей это, его руки ритмично сжимали ее груди.
— Знаешь, что мне хочется сделать с тобой? — спросил он. — Я хотел бы сорвать с тебя всю одежду и взяться за кисть. Я раскрасил бы твои соски алым цветом.
Его рука переместилась вниз, скользнула по шелковистым волосам.
— А это чудо я сделал бы тепло-золотистым. Я бы использовал самую тонкую кисточку, и это понравилось бы тебе не меньше, чем мне. Я бы делал это долго, неторопливо, и каждое движение казалось бы тебе вечностью — Гидеон легонько прикусил мочку ее уха — Я бы делал это так, чтобы ты чувствовала каждое движение кисти, чтобы оно коснулось каждой складочки на твоем теле Как ты думаешь, ты стала бы стонать, если бы я это делал? Мне бы хотелось услышать, как ты стонешь Как ты задыхаешься. А потом я смою с тебя краску и использую свою собственную кисть, чтобы снова заставить тебя стонать.
Он крепко прижался к ней и стоял так несколько секунд, прижавшись губами к ее шее.
— По-моему, ты уронила кисть.
— Плевать… — Серена трепетала в его руках. — Дай мне повернуться.
— Зачем?
— Я хочу трогать тебя. — Ее голос звучал так тихо, что слова были почти не слышны. — Так нечестно, Гидеон.
— Я знаю. Но это так здорово!
— Только не для меня. Я чувствую себя беззащитной.
Он немного поколебался, но все же отпустил ее.
— Хорошо, делай все, что хочешь.
Серена повернулась и прижалась к его груди. Ее дрожащие пальцы принялись торопливо расстегивать пуговицы на его синей рубашке. В следующее мгновение она раздвинула в стороны ее полы и прижалась к его широкой, покрытой густой порослью груди. Гидеон резко выдохнул, и она ощутила, как по его большому телу пробежала дрожь. А ей даже выдохнуть было нечем. В ее легких, казалось, вообще не осталось воздуха, они горели, словно в огне. Серена даже сама не услышала низкое рычание, вырвавшееся из ее горла, когда она принялась тереться возбужденными сосками о его загорелую, поросшую волосами грудь. Пронизавшее ее чувство было настолько сильным, что она вновь вскрикнула.
— Не подстегивай меня, — прошептал Гидеон. — Я хочу не меньше, чем ты, но если мы сейчас не проявим сдержанность, я возьму тебя прямо здесь, стоя.
— Давай, — судорожно выдохнула она. — Где угодно.
— На озере, — ответил Гидеон.
— Слишком далеко.
Он легонько оттолкнул ее и сказал:
— Это позволит нам немного остыть, любовь моя. Я не хочу спешить. Пусть это наслаждение будет долгим. Иди в свою комнату и переоденься в ту лиловую штуку, которая была на тебе в первый день, а я возьму покрывало.
— Но это же вечерний наряд, — удивленно откликнулась Серена.
— Не имеет значения. Мне хочется, чтобы наша первая близость была особенной и запомнилась на всю жизнь. — Он смотрел на нее умоляюще. — Пожалуйста.
Серена беспомощно посмотрела на него и едва не развела руками. Она была наэлектризована до предела, он — тоже, и тем не менее он хочет отложить это! Она открыла было рот, чтобы возразить, но его проклятая улыбка не позволила ей произнести ни слова. Улыбка, в которой слились воедино безграничная нежность и мольба.
— Ладно, — ответила она, повернувшись к двери. — Это чистое безумие, но будь по-твоему. Только поскорее!
— Хорошо! — Он проскользнул мимо нее и крикнул через плечо: — Через пять минут жду тебя в холле.
Когда они встретились в холле, через одну руку Гидеона был перекинут плед, а второй он прижимал к груди охапку полотенец.
— А это зачем? — недоуменно спросила Серена. — Мы что, собираемся купаться? Я, откровенно говоря, имела в виду совсем другое занятие.
Гидеон рассмеялся.
— Я тоже, любовь моя, и поэтому нам стоит поторопиться, иначе я затащу тебя в ближайшие кусты и изнасилую. Купаться мы будем после.
Сказав это, он взял Серену под руку, и они спустились по каменным ступеням крыльца.
Жаркий ночной воздух был насыщен ароматами цветущего жасмина и кофе. Серена пыталась поспеть за широко шагавшим Гидеоном, но каблуки ее серебристых босоножек тонули в мягкой земле. Ни с того ни с сего ее вдруг обуял беспричинный смех, который было никак не унять. Она чувствовала себя юной и сумасшедшей, а подобного возбуждения ей не приходилось испытывать уже много лет.
— Послушай, Гидеон, мы с тобой окончательно рехнулись. В доме полно кроватей, а мы собрались валяться на траве.
— Я хочу, чтобы все, что связано с тобой, было необыкновенным. Стоило мне впервые увидеть озеро, как я понял, что именно здесь хочу заняться с тобой волшебством.
— Каким еще волшебством?
— Когда любовью занимаются двое людей, предназначенных друг для друга, это настоящее волшебство. Я не знаю, какие отношения существовали между тобой и твоим мужем, но сейчас тебя будет ждать нечто особенное. — В голосе его вдруг зазвучали гневные нотки. — Уж я, черт побери, постараюсь! Я вышвырну его из твоих воспоминаний, пусть даже на это у меня уйдет целая жизнь.
Серена глубоко вздохнула.
— Пойми, Гидеон, я не собираюсь сравнивать тебя с кем-то еще. Боюсь, что именно ты разочаруешься во мне. — Она запнулась, а затем скороговоркой закончила: — У меня совсем мало опыта.
Несколько секунд он молчал, словно раздумывая, и лишь после этого заговорил:
— Я знаю, что на протяжении последних двух лет у тебя не было любовников. А если бы тебе вздумалось кого-то завести, я бросил бы все свои дела и сразу же примчался за тобой. — Он посмотрел на нее, и глаза его сузились. — А как же Антонио?
— С ним… были некоторые проблемы. — Серена улыбнулась и спросила: — Послушай, нам обязательно это обсуждать? Я просто желала дать тебе понять, что не искушена в искусстве любви, не обладаю, скажем так, техникой. Мне не хочется, чтобы ты разочаровался.
Гидеон откинул голову и расхохотался.
— Разочаровался? Да я чувствую себя так, будто лечу на Луну! Ты даже не представляешь, как сильно я ревновал тебя к этому ублюдку! — Он еще крепче сжал ее локоть. Теперь они уже почти бежали. — Не существует никакой техники, есть только инстинкты, чувства, а этого у нас обоих хоть отбавляй.
— Вот это точно, — поддакнула Серена, заражаясь той же необузданной радостью, которая обуревала Гидеона.
Наконец тропинка вывела их из пальмовых зарослей на свободное пространство, и Серена перевела дух. Вид отсюда открывался умопомрачительный. Водопад, срывавшийся с известковых скал в черное, словно из оникса, лоно озера, казался в свете луны сияющим потоком расплавленного серебра. И всю эту красоту ревниво оберегали от посторонних глаз пальмы, обступившие озеро плотным кольцом.
Подойдя к берегу, поросшему мхом, Серена остановилась как вкопанная, не в силах оторвать глаз от этого чуда. У нее захватило дух.
— Просто фантастика! Я никогда не видела ничего более прекрасного!
— Что ж, ты можешь запечатлеть это на холсте, — сказал Гидеон и быстро добавил: — Только не сейчас, разумеется.
Он бросил полотенца на землю, а потом встряхнул плед и одним быстрым движением расстелил его на траве, после чего обернулся к своей спутнице.
— Боже, до чего же ты красива! Как только я в первый раз увидел тебя в этом наряде, то сразу же подумал, что должен увидеть в нем еще раз, но только именно здесь. — Он сделал шаг вперед и провел указательным пальцем по витому серебряному ожерелью в прямоугольном вырезе на ее груди. — Посмотри, как оно сверкает в лунном свете! Именно так я все себе и представлял.
Серена ощутила тепло, исходившее от его руки.
— А я думала, что тебе этот костюм не понравился. Элеонор Аквитанская — помнишь?
— Мне он очень понравился. Просто я приревновал к другим мужчинам, которые видели тебя в нем. — Взгляд Гидеона был прикован к низкому декольте. — И я с трудом сдерживал себя, чтобы не сделать вот это.
Его руки медленно скользнули ей за спину и расстегнули «молнию» на тунике. Затем он взялся за край декольте, потянул его вниз, и груди Серены полностью обнажились. Облитые лунным светом, два молочно-белых полушария были само приглашение к любви.
— Изумительно! — сказал Гидеон, не отрывая от них жаркого, изголодавшегося взгляда. — Но можно сделать еще лучше.
Он наклонился и заскользил языком по одному из сосков, а затем и вовсе накрыл его губами. Серена вскрикнула и выгнулась дугой Она не могла дышать, ее тело таяло. Таял весь окружающий мир.
Гидеон принялся ласкать губами другую ее грудь, продолжая теребить пальцами сосок.
Наконец он отстранился от Серены и сделал шаг назад. Тяжело дыша, он затуманенными от желания глазами окинул ее взглядом.
— Вот какими я хотел их видеть — напряженными, блестящими, моими.
Он привлек ее к себе и заставил тереться сосками о его грудь. Прикосновение жестких волосков возбудило Серену еще больше.
— Я больше не могу… — прошептала она, чувствуя, как собственное тело перестает слушаться ее. — Гидеон…
— Я и сам не могу, — дрожащим от возбуждения голосом откликнулся он. — Я хотел, чтобы это происходило медленно, но…
Он одним резким движением сдернул с нее тунику. После этого он расстегнул пояс ее широких брюк, и нежный шелк, возбуждающе скользя по коже, медленно упал на траву. Гидеон при виде обнаженной Серены удовлетворенно прищелкнул языком:
— Ого, я вижу, что ты готова. На ней не было трусиков.
— Этот наряд — твоя идея. И я так торопилась, что…
Она почувствовала прикосновение его горячих губ и обессиленно умолкла. Легкий ночной ветерок ласкал обнаженные груди, помогая Гидеону еще сильнее возбудить ее.
Он покрыл поцелуями упругий плоский живот, пробежал пальцами по курчавому треугольнику волос.
— Боже, какая ты красивая! Я хотел бы сначала поиграть с тобой, но… — Губы Гидеона скользнули по самому сокровенному месту ее тела. Серена громко вскрикнула и подалась вперед. — Но теперь слишком поздно. Не могу больше ждать…
Серена переступила лежащие на траве брюки и сбросила босоножки. Затем она опустилась на плед и стала смотреть, как раздевается Гидеон, ничуть не стесняясь собственной наготы. Ей казалось, что она уже тысячи раз сидела вот так же и наблюдала за ним, восхищаясь его красотой. Стройный и в то же время могучий, с широкими плечами, говорящими о его недюжинной силе, Гидеон был необычайно хорош. Его ягодицы были упругими и крепкими, а очертания бедер вызывали в памяти работы античных скульпторов. Серена рассеянно подумала, что когда-нибудь обязательно нарисует его. Но, разумеется, не сейчас. Сейчас ей хотелось лишь одного: прикоснуться к нему, пробежаться пальцами по этим перекатывающимся мускулам и еще — ощутить его внутри себя.
В следующее мгновение Гидеон оказался рядом с ней. Он откинул с лица шелковистые волосы, а затем бережно уложил на спину.
— В следующий раз мы не будем торопиться, — низким голосом проговорил он, — обещаю тебе, любимая. Но сейчас меня будто поджаривают на костре…
— Меня тоже.
Серена раздвинула ноги, и он тут же оказался между ними. После этого она видела над собой только его лицо — красивое и чувственное. Она почувствовала скопившуюся в ее лоне горячую влагу желания, а потом их губы сомкнулись. Только по этой причине из горла Серены не смог вырваться громкий крик, родившийся в тот момент, когда он глубоко вошел в нее.
— Наконец-то, — пробормотал он, — ты моя! Серене казалось, что он заполнил все ее тело без остатка. Ей хотелось, чтобы это ощущение длилось вечно, и она сомкнула руки вокруг широких плеч, удерживая его.
— Подожди. Не двигайся. Мне так… Несколько секунд он оставался неподвижен, но затем не выдержал:
— Я так не могу, милая. Я должен двигаться.
— Хорошо. Просто…
Серена умолкла, поскольку Гидеон начал совершать ритмичные движения, и она снова задохнулась от накатившей на нее волны невыносимого жара. Ее спина выгнулась. Ей хотелось получить как можно больше, и она неосознанно помогала своему партнеру.
— Гидеон…
— Я знаю, — тяжело дыша сказал он, — но я не могу остановиться. Слишком долго мне пришлось ждать. — Он закрыл глаза. — Мне хочется остаться в тебе навсегда.
После этого Гидеон начал двигать бедрами во все нарастающем темпе. Казалось, их взаимное возбуждение крутой спиралью взметнулось в самое небо, а затем рассыпалось фейерверком ослепительных огней.
Гидеон в изнеможении прильнул к ней.
— Неужели это не сон? — Он поднял голову и посмотрел на Серену сверху вниз. — Моя. Теперь ты моя. Ведь я же говорил тебе, что мы принадлежим друг другу. — Сказав это, он запечатлел на ее щеке поцелуй, полный благодарности, и продолжал: — Неужели ты сама не чувствуешь этого, милая? Почему ты не хочешь признать, что я был прав все это время и что мы родились для того, чтобы счастливо жить друг с другом.
Серена дышала так же учащенно, как и он, а ее сердце продолжало свой безумный бег. И все же она не смогла удержаться от смеха.
— Гидеон, ты неисправим! Ты играешь нечестно, пользуясь моим беспомощным положением.
Его глаза блеснули.
— Ты ощущаешь себя беспомощной? Интересно, почему? Ах, конечно же, неприступная крепость взята штурмом! — Он приподнялся на локтях и накрыл ладонями ее груди. — И некоторые наружные гарнизоны сдались. Но я все же не понимаю, что может заставить тебя ощущать собственную беспомощность. — Его руки уже не просто мягко поглаживали ее груди, а настойчиво, даже требовательно мяли их. — Интересно, смогу ли я заставить тебя вновь пережить те же ощущения?
Губы Гидеона опять сомкнулись на ее груди, его зубы нежно прикусили сосок, и Серена судорожно втянула в себя воздух.
— Гидеон… Постой… Так скоро?
— Меня это тоже удивляет, милая, но мне кажется, я настолько изголодался, что никогда не сумею насытиться тобой.
Ритмичные движения его бедер возобновились, а Серена подумала, что она, пожалуй, тоже никогда не сумеет вдоволь насытиться Гидеоном.
Прикосновение его губ к ее щеке было таким же мягким, как солнечное тепло. Странно, но Серена, даже находясь в полусне, сразу же ощутила его ласку и повернула голову навстречу его губам. Можно было подумать, что она ощущала эти ласковые прикосновения не на протяжении нескольких последних часов, а тысячи раз до этого. Она узнала бы их даже в том случае, если бы была глуха и слепа.
— Открой глаза, милая.
Серена подняла тяжелые веки и увидела склонившееся над ней лицо Гидеона. В глазах его светилась нежность. Она с трудом протянула руку и погладила морщинки возле его глаз.
— Уже утро?
— Нет. — Гидеон повернул голову, поймал губами кончики ее пальцев и, прежде чем отпустить, подержал их несколько секунд во рту. — Еще не утро, но я уже скучаю. Я хочу, чтобы ты хотя бы ненадолго удостоила меня своим вниманием.
Серена засмеялась и обвила руками его обнаженные плечи.
— Я даже сосчитать не могу, сколько раз за эту ночь я удостаивала тебя своим вниманием. Но я, как всегда, готова подчиниться.
Сказав это, она лизнула впадину в его ключице. На вкус кожа Гидеона оказалась чуть солоноватой.
— Не такой уж я сатир, каким ты меня себе представляешь, нимфоманка ты эдакая, — со смехом ответил Гидеон и откинулся назад, увлекая ее за собой. Затем он покровительственным жестом положил ее голову себе на плечо. — Ты до сих пор не поняла, что я — страшно чувствительный парень. И между прочим, помимо физических, у меня существуют еще и духовные потребности.
— Вот этого я как раз и не заметила, — насмешливо ответила Серена, лениво перебирая пальцами курчавые завитки волос на его груди. Эти волосы были выжжены солнцем — так же, как и упрямый вихор на его голове. — Согласись, если этой ночью ты что-либо и демонстрировал, то уж никак не свою тонкую душевную конституцию. С моей стороны было вполне естественно предположить, что ты снова хочешь того же самого. — Серена приподнялась на локте и посмотрела на Гидеона сверху вниз, а ее волосы шелковым покровом упали на его грудь. — Так или иначе, обуздай ненадолго свою чувствительную душу. Я жду, затаив дыхание.
Внезапно Серена заметила, что в его взгляде промелькнуло разочарование, и поняла, что он не шутил. В мгновение ока она словно отрезвела и мягко сказала:
— Скажи мне, что тебя тревожит. Он тряхнул головой.
— Я не склонен к мелодраматическим эффектам. Единственное, что мне хотелось, это увидеть, как ты просыпаешься рядом со мной, и держать тебя в своих объятиях, вот и все.
Серена почувствовала, как у нее сжалось сердце. Она опустила голову ему на плечо, до самой глубины души тронутая простыми словами Гидеона. Каждая мелочь вокруг нее вдруг наполнилась особым смыслом — ажурный потолок над их головами, отблеск толстых оконных стекол на полу, мерцание медного светильника в изголовье постели, который Гидеон включил после того, как они вернулись с озера. Здесь. Сейчас. Суждено ли ей хоть когда-нибудь еще испытать подобное блаженство?
Пальцы Гидеона перебирали мягкие волосы на ее виске, а его голос негромко рокотал возле ее уха подобно звуку океанского прилива:
— Знаешь, когда я был подростком и болтался с одного места на другое, у меня была мечта: иметь что-то свое. Что-то прекрасное и неизменное, которое останется моим, пусть даже весь мир перевернется. — Его палец прикоснулся к уголку ее губы и обвел ее контур. — Насколько я помню, это причиняло мне невыносимую боль. Я был страшно ревнив. Я ревновал даже своих друзей, мечтая стать для них всем. — Губы Гидеона ласково прикоснулись к ее лбу. — Со временем я усвоил горький урок, который заключался в следующем: чем сильнее я стремился привязать к себе того или иного человека, тем сильнее я отталкивал его от себя. Нельзя заставить людей насильно открыть для тебя их души и сердца. Ты не можешь ворваться в их жизнь незваным гостем.
Голос Гидеона дрогнул. Он ненадолго замолчал.
— К чему я все это говорю? Я хочу, чтобы ты знала: если я начну давить на тебя, требовать от тебя того, чего ты не хочешь, ты имеешь полное право без малейших угрызений совести послать меня к чертовой матери. Ты была совершенно права, называя меня бульдозером. — Пальцы Гидеона прикоснулись к ресницам Серены, на которых уже блестели слезинки. — Видишь ли, я наконец-то нашел то, что считал самым прекрасным, и я не хочу с этим расставаться, даже на самое короткое время. И пусть даже я буду знать, что причиняю тебе боль, Серена, я ничего не могу с этим поделать. Ты уж прости меня.
Каждый вдох причинял ей боль, а ее руки сцепились за его спиной с такой силой, что стали ныть мышцы. Ей было жаль его до слез. Она жалела его за бесприютное детство, за боль и одиночество, выпавшие на его долю, которые, впрочем, не помешали ему стать честным и чутким человеком.
По щекам Серены текли слезы. Одна из них упала ему на плечо, и тело Гидеона напряглось. Он поднял голову и заглянул ей в глаза.
— Эй, что за слезы? Что оплакиваем?
— Да так, ничего. Я просто подумала, что не так уж и плохо иметь рядом с собой бульдозер.
Он пытливо смотрел ей в лицо.
— Навсегда?
Серена замерла, ощутив, как внутри ее поднимается волна страха. Но это же безумие! Гидеон — самый лучший мужчина на свете, почему же она боится сказать короткое «да»?
На его лицо набежало облачко разочарования.
— Хорошо, не надо. Сейчас слова ни к чему. Так или иначе, то, что случилось этой ночью, уже является своего рода обещанием. Не будем торопиться.
«Вот это правильно», — сонно подумала Серена.
Они еще долго лежали, прижавшись друг к другу, и вскоре руки Гидеона расслабились, и его объятия превратились для Серены всего лишь в удобное и надежное убежище, в котором она могла укрыться от всего остального мира.
Она уже почти спала, когда над ее ухом прозвучал голос Гидеона, произнесший словно клятву:
— Но если когда-нибудь ты все же сумеешь заставить себя произнести слово «навсегда», я позабочусь о том, чтобы ты никогда об этом не пожалела. Ни на секунду.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Никогда не поздно - Джоансен Айрис

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Никогда не поздно - Джоансен Айрис



это уже четвертый роман этого автора прочитанный мной и все наивны до ужаса, даже не знаю зачем читаю их до конца
Никогда не поздно - Джоансен Айрисарина
26.06.2012, 22.23





Глупая завязка, странные герои, не понравилось: 4/10.
Никогда не поздно - Джоансен Айрисязвочка
14.10.2012, 0.32





Конец не очень. 7/10
Никогда не поздно - Джоансен АйрисВикки
20.04.2015, 21.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100