Читать онлайн Моя голубка, автора - Джоансен Айрис, Раздел - Глава четвертая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Моя голубка - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 102)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Моя голубка - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Моя голубка - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Моя голубка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава четвертая

Шине было суждено встретить Лору Бредфорд только на следующее утро.
В тот день Челлон, тщательно оценив ее состояние, впервые разрешил ей спуститься позавтракать в столовую, и девушка почувствовала ужасную радость, что может покинуть наконец свою постель. Когда она пошла принять душ, то ощущала лишь легкую слабость. После душа Шина почувствовала себя еще лучше и вернулась в спальню, чтобы одеться.
В стенном шкафу и комоде она нашла приготовленную для нее одежду, причем выбор был более чем достаточный. Здесь было все — от тонкого и изящного нижнего белья до джинсов авторских моделей и объемных вязаных свитеров. Шину позабавило, что все вещи, кроме разве что джинсов, имели самую яркую расцветку. Челлон, видимо, всерьез решил отучить ее от мрачных, унылых тонов, преобладающих в ее гардеробе. Ну что ж, здесь она будет одеваться по его вкусу, хотя и сама с удовольствием походит в столь жизнерадостных нарядах. Шину даже не удивило, что абсолютно все подходило по размеру. Такой последовательный человек, как Челлон, наверняка должен был предусмотреть все детали.
Шина надела джинсы и ярко-малиновый с белым лыжный свитер. Обнаружив, что пояс брюк слишком свободен, она недовольно поморщилась. Но кто мог рассчитывать, что она так похудеет за время болезни.
Причесываясь, Шина безрадостно отметила, что ее лицо тоже сильно осунулось. Глядя на свои тонкие и заострившиеся черты, она только печально вздохнула. Даже бьющий в глаза цвет свитера не мог превратить ее в здоровую, полнокровную женщину, которые, как ей казалось, нравились Челлону. Скорее всего его увлечение ею было каким-то временным заблуждением, которое пройдет, как только он поймет, что в ней нет ничего от изысканной привлекательности его прежних спутниц. Ее вряд ли удивит, если он вернет ее в ее мир даже скорее, чем вытащил оттуда. Шина постаралась отогнать эти неутешительные мысли и не думать, почему они вызвали у нее такой приступ уныния. Выбрав подходящие туфли, она вышла из комнаты.
Челлон терпеливо ждал ее в холле внизу у лестницы. Он сразу окинул взглядом всю ее маленькую фигурку, и на его лице она не заметила ни следа разочарования. Когда до конца лестницы оставалось три ступеньки, он легко подхватил ее за талию и поставил на пол. Прежде чем опустить, он крепко поцеловал ее.
Шина готова была возразить, но он мягко сказал:
— Я скучал по тебе. Ты знаешь, что прошлая ночь была единственной, когда я не спал с тобой? — Она вспыхнула от смущения, а он довольно улыбнулся. — Естественно, ты мало что об этом помнишь, но мне было ужасно приятно, когда ты так доверчиво прижималась ко мне.
Он ошибался. Шина очень хорошо помнила, как неоднократно она приникала к нему, словно ища защиты, но она и не догадывалась, что он находился с ней постоянно. Вспомнив, в каком виде она лежала в кровати, девушка залилась краской.
Челлон опять усмехнулся, заметив ее смущение. Обняв Шину за талию, он развернул ее в направлении кухни.
— Идем, я познакомлю тебя с Лорой.
Кухня, соединенная со столовой, была оформлена в духе ранних американских поселенцев, что создавало впечатление домашнего уюта. Перед выложенным из кирпичей камином, в котором весело потрескивал огонь, находился добротный кленовый стол и стулья с высокими спинками, обитые холщовой материей. Шкафы тоже были из клена.
У плиты спиной к ним стояла высокая стройная женщина. Обняв за талию, он игриво поцеловал ее в затылок.
— Шина, это моя лучшая подруга, Лора Бредфорд.
Женщина повернулась и грозно уставилась на Челлона.
— Если ты не прекратишь так себя вести, Рэнд Челлон, я останусь твоей единственной подругой, — ехидно сказала она.
Лоре Бредфорд было за шестьдесят, причем в ее внешности не было ничего привлекательного. Очень высокая, она выглядела почти болезненно худой. Ее короткие блеклые волосы, завитые в мелкие кудряшки, обрамляли веснушчатое лицо, единственное очарование которого составляли удивительно красивые карие глаза. Столь неприметная внешность, тем не менее, вполне компенсировалась проявлением внутренней силы на лице, а также элегантностью ее одежды — темно-синих брюк и шелковой блузки от Диора.
— Лора, любовь моя, ты меня разишь прямо наповал, — произнес Челлон наигранно трагичным голосом. — Теперь попридержи на минутку свой острый язычок и познакомься с Шиной. — Повернувшись к Шине, он пояснил: — Лора меня практически вырастила. Она была моей няней с того момента, как мне исполнилось четыре, а затем гувернанткой. Когда я понял, что мне понадобится помощь на время твоей болезни, то просто послал ей сигнал SOS, и она сразу же примчалась из Хьюстона, бросив своих учеников.
Шина смущенно улыбнулась.
— Я прошу прощения, что доставила вам столько беспокойства. Рэнд сказал, что вы терпеть не можете готовить больничную еду.
Лора Бредфорд скривила губы в ироничной усмешке.
— Прежде всего, я вообще терпеть не могу готовить, — пояснила она. — Живя в Хьюстоне, я почти не обедаю дома. Но вы меня нисколько не обеспокоили. Честно говоря, я даже была рада помочь. К вам Рэнд никого и близко не подпускал. — Лора бросила на него насмешливый взгляд. — Для делового человека такого уровня ты слишком мало понимаешь, как распределять обязанности. — Она отвернулась, выложила на блюдо аппетитно дымящийся омлет и протянула его Челлону. — Давай садись и не путайся у меня под ногами, пока я не закончу, — приказала она, опять поворачиваясь к плите.
— Можно я вам помогу? — робко спросила Шина. — Боюсь, что у меня мало опыта в готовке, но я могла бы делать то, что вы мне скажете.
Лора решительно покачала головой.
— Еще не хватало двух неопытных поварих на кухне! Тогда завтра вы наверняка окажетесь в постели с отравлением, а он опять будет метаться по всему дому, как безумный. — Она осторожно перевернула бекон на сковороде. — Не удивлюсь, если Ноултон вообще откажется от такого нервного клиента. Он был далеко не в восторге от всех этих криков и воплей.
К своему удивлению, Шина заметила виноватое выражение на лице Челлона.
— Да я же чуть с ума не сошел! — сказал он, оправдываясь, потом взял Шину за руку. — Нам лучше ее послушаться, а то она нас еще отравит!
Вскоре они мирно сидели за столом у очага. Челлон разлил кофе и заговорил вполголоса:
— Вообще-то Лора совсем не такая суровая, как кажется. Хотя временами она, наверное, позволяет себе слишком много. Но она самый преданный человек, которого я знаю, и тут уж ее нужно принимать всю целиком — и плюсы, и минусы.
Шина медленно помешивала свой кофе, задумчиво глядя на снующую по кухне высокую фигуру.
— Лора не очень-то похожа на обычную няню, — заметила она. — Она не кажется мягкой и уютной, как многие.
Челлон кивнул.
— Да уж, уютной ее не назовешь. Но когда я был ребенком, то не знаю, какая бы обычная мягкая няня справилась со мной. В Кресент-Крик она была бы так же не на месте, как Мэри Поппинс.
— Кресент-Крик? — переспросила Шина. Она смутно вспомнила, что Барбара О'Дэниелс упоминала о нем как об одном из владений Челлона.
— Это ранчо в долине Рио-Гранде, — пояснил он, расслабленно откидываясь на спинку стула. — Я там родился и вырос. Мой отец жил на ранчо постоянно до тех пор, пока не умерла моя мать. Мне тогда было три. После этого он проводил почти все время в Хьюстоне, а домой приезжал редко.
— Он что, не брал тебя с собой? — удивленно спросила Шина.
Челлон отрицательно покачал головой.
— Он не отличался избытком отцовских чувств, — сухо сказал он. — Хотя, пожалуй, я не могу винить его за то, что он не захотел сажать меня себе на шею. Я даже тогда был большим сорванцом и бедокуром, а с возрастом нисколько не исправился. Я и Лору-то сводил с ума, пока не поступил наконец в колледж. Она говорила, что возвращение в школу после жизни со мной было для нее равносильно отдыху в санатории.
Шина легко могла себе представить, каким не-простым делом было воспитание юного Челлона.
— Удивительно, что ты не захотел оставить ее при себе в каком-то другом качестве, — сказала она задумчиво. Ей было ясно, что этих двоих связывает глубокая нежная дружба, а зная по своему опыту, как ревниво Челлон оберегает свою собственность, она недоумевала, почему он позволил Лоре уйти.
Ее вопрос заставил Челлона нахмуриться.
— Я предлагал ей все: от места экономки до должности вице-президента «Челлон ойл», но она наотрез отказалась. Она упрямо твердила, что не хочет, чтобы для нее искусственно создавали какую-то должность, если в ее услугах нет больше необходимости. — Видимо, это до сих пор вызывало в Челлоне недовольство, потому что он обиженно поджал губы. — Да спасет меня Бог от самостоятельных женщин!
Шина подавила невольную улыбку и быстро опустила глаза. Так вот, значит, как! Даже самоуверенный Рэнд Челлон не всегда получает то, что хочет!
Когда Лора закончила подавать на стол и присоединилась к ним, взаимопонимание и нежность, связывающие и Челлона и Лору, почти не были заметны. Их беседа была полна взаимных подтруниваний, причем у Лоры каждое слово было пропитано язвительностью. И лишь когда Шина присмотрелась повнимательнее, она смогла уловить мимолетную нежность во взгляде Челлона или редкое выражение почти материнской гордости на лице Лоры, когда она смотрела на Рэнда.
После завтрака бывшая гувернантка сразу выставила их из кухни, и Челлон беспрекословно подчинился ей. Возможно, если Лора останется с ними подольше, то Рэнд Челлон перестанет быть таким диктатором.
Впрочем, отчасти его послушание могло быть вызвано и тем, что распоряжения гувернантки отвечали его собственным желаниям, ибо он решительно вышел в просторную прихожую и подвел Шину к шкафу с верхней одеждой.
— Ты уже неделю не выходила на свежий воздух, тебе не помешает немного прогуляться, — сказал он тоном, не допускающим возражений.
Челлон сам накинул на Шину теплую куртку из зеленой шерсти и сунул в руки красную вязаную шапочку.
— Сапоги тебе не понадобятся. Снег почти весь растаял, а тот, что остался, хорошо спрессован и превратился в наст.
— Снег? — удивилась Шина. Она смутно припомнила, как в день их приезда он говорил, что ожидается снегопад. Странно думать, что она целую неделю была полностью выключена из жизни и сознавала только то, что происходило в четырех стенах ее спальни.
Челлон уже надел свою куртку на меху.
— У нас тут был такой буран! — сказал он, беря Шину за руку и выходя с ней на улицу. — Ноултон едва смог долететь. — Он ухмыльнулся. — Он сказал, что потребует с меня двойную плату за такой риск.
Воздух был морозным и чудесным образом придавал силы. Они спустились вниз по пологому холму, прошли мимо взлетной полосы и направились к сосновому лесу.
— До чего величественная местность! — заметила Шина, не отрывая взгляда от покрытых снегом гор, раскинувшихся под ослепительно синим небом.
— Подожди! — с усмешкой произнес Челлон. — Ты еще почти ничего не видела, голубка.
Когда они вошли в лес, Шина поняла, что он хотел сказать.
— До чего красиво! — выдохнула она в восторге. Это было не просто красиво, это была маленькая волшебная страна из детских сказок. Вокруг гордо высились темно-зеленые сосны, увешанные бесчисленными гирляндами сосулек, которые отчаянно сверкали под лучами утреннего солнца, словно ограненные алмазы, и переливались радужным блеском на фоне голубого неба. Нетронутое снежное покрывало приятно похрустывало у них под ногами, когда они шли по причудливо изгибающейся тропинке к маленькому лесному озерцу у подножия холма. Зима совершенно преобразила озеро, покрыв его сияющую синюю поверхность тонким слоем лака — чистого и прозрачного льда.
— Это выглядит так, как если бы злой волшебник заключил для себя всю красоту мира в хрустальный шар, — тихо сказала Шина.
— Да уж, вы, ирландцы, всегда отличались лирическим восприятием обычных природных явлений, — поддразнил ее Челлон. — Если же говорить точно, то озеро сначала замерзло, а теперь в процессе оттаивания.
Шина улыбнулась ему.
— А мне больше нравится мое объяснение. Вы, американцы, лишены ощущения волшебства.
— Не забывай, ты сама наполовину американка, — поддел ее Челлон. Взяв ее руку, он бережно сунул ее в свой карман, чтобы погреть. — Если бы твои родители не погибли, ты могла бы даже жить здесь. — Они неторопливо шли по утоптанной тропинке, плавно огибающей озеро, и Шина обнаружила, что наслаждается ощущением их товарищеской близости.
Челлон искоса посмотрел на нее.
— И вообще, будь поосторожнее в своих оценках американцев, голубка. Возможно, тебе очень скоро придется раскаяться в некоторых из них. Я собираюсь настолько вытеснить все ирландское в тебе американским, что уже через полгода ты начнешь петь «Звездное знамя» вместо этих ужасных погребальных песен, которые ты так любишь.
— А что, может быть, тебе это и удастся, — засмеялась Шина. — Ты ведь уже нарядил меня в синее, красное и белое.
Он посмотрел на ее синие джинсы и малиново-белый свитер, виднеющийся из-под расстегнутой куртки, и улыбнулся.
— Я же говорил, чтобы изменить тебя, мне требуется только поместить тебя в другую среду обитания и наблюдать, как твои природные инстинкты возьмут верх. Ты уже прошла почти половину пути, моя прекрасная ирландская дева.
Шина бросила на него негодующий взгляд, но не вырвала свою замерзшую руку. Этим чудесным солнечным утром ей было слишком хорошо, чтобы спорить. Небо было таким голубым, морозный воздух таким свежим, природа вокруг такой изумительной, что совершенно не стоило портить все бессмысленными ссорами.
Они уже подошли к концу озера, когда Челлон вдруг заметил, что Шина тяжело дышит. Он резко остановился и с беспокойством всмотрелся в ее раскрасневшееся лицо.
— Ты устала? Почему ты не сказала мне, что для тебя это слишком большая нагрузка? Бог мой, ведь ты впервые вышла после болезни!
Шина невольно улыбнулась, вспомнив, как он вытащил ее из дома, не дав возможности высказать свое мнение.
— Я немного устала. Но здесь так красиво, что не хочется возвращаться домой. Просто дай мне минутку, чтобы отдышаться.
— Ладно, — коротко бросил Челлон. Не слушая возражений, он легко подхватил ее на руки и понес к поваленной сосне неподалеку. Там он сел на ствол и усадил девушку к себе на колени. Расстегнув куртку, он укрыл ее теплыми полами. — Отдыхай, моя голубка.
«Ну как тут расслабишься, — беспомощно подумала Шина, — если голова прижата к его крепкому, сильному плечу, а его запах, запах чистого мужского тела, туманит сознание?»
— Это совсем не обязательно, — постаралась она возразить, когда Челлон начал ласково поглаживать ее густые кудри, но решительности в голосе не было.
Его смешок отдался у нее в ухе.
— Конечно, но так гораздо приятнее. Так что сиди тихо и позволь мне гладить тебя. Я давно тебя так не держал.
«Всего одну ночь», — подумала Шина, но спорить ей не хотелось. Теплое, сильное тело Челлона казалось таким уютным в окружающем их ледяном холоде, что она инстинктивно сильнее прижалась к нему. Она опять услышала его приглушенный смешок, только теперь в нем звучала нотка торжества, и он крепче обнял ее. Он заговорил, и изо рта вырвалось облачко пара.
— Ты, как маленький котенок, сплошная мягкость и шелковистость. И ты полностью моя, правда, любимая?
Шина решительно подняла голову, чтобы возразить, но наткнулась на золотистые глаза, глядящие на нее с таким напряжением, что слова замерли у нее на губах. В глазах Челлона сейчас не было горделивого превосходства, не было торжества, в них была только искренняя радость и глубокая, просто невероятная нежность.
— Так же, как и я полностью твой, — чуть хрипловато добавил он и медленно наклонился, чтобы коснуться ее губ.
Шина почувствовала, как горло сжимается от непередаваемой красоты момента. Она, помимо своей воли, подняла руку и погладила его по щеке. Его гладко выбритая кожа приятно холодила ей пальцы. Но его губы были горячими и мягкими, когда он проложил дорожку из поцелуев на ее шее и остановился у впадинки рядом с ключицей.
— Ты ведь и сама догадываешься об этом, правда, любимая? — нежно произнес он. — Ты начинаешь понимать, что я никогда и ничего не возьму у тебя, не дав тебе взамен большего. — Его теплые губы опять коснулись ее губ, и она чуть не задохнулась от их нежности. — Откройся мне, — мягко попросил он. — Дай мне свои губки, голубка. Позволь мне любить тебя, и я обещаю, что ты никогда не захочешь улететь от меня. Разве ты не чувствуешь, что ты наконец-то дома?
Шина именно так и чувствовала. Но откуда Челлон может знать, что она сейчас испытывает и как на нее действуют его мягкие губы и волшебные золотые слова? И хотя он говорил только о телесном единении, она не ощущала угрозы. Почему-то казалось совершенно естественным полулежать вот так в его объятиях и слушать, как он говорит об ожидающем их сексуальном слиянии.
Ожидающем их. Внезапно золотые чары рассеялись. Его коварный подход к ней был настолько осторожным, что Шина не сразу осознала, какие огромные бреши ему удалось пробить в ее защите всего за несколько минут. Челлону даже не потребовалось в этот раз пускать в ход свой сексуальный магнетизм, чтобы добиться почти полной сдачи позиций. Если он будет и дальше продолжать использовать эту свою мягкую манеру, то она вскоре с радостью отдаст ему все, чего он захочет. И та цель, которую он преследует, гораздо опаснее, чем эта вкрадчивая прелюдия. Он хочет изменить ее, заставить видеть мир его глазами. Он пытается заставить ее забыть о своих привязанностях и обязательствах, которые до сих пор были важны для нее.
— Нет! — Этот внезапный вопль заставил Челлона на минуту ослабить объятия. — Нет! Я не позволю тебе лепить меня по своему усмотрению! — Шина вырвалась и бросилась бежать, испытав мгновенное потрясение от охватившего ее холода и одиночества. Ее панический страх нарастал с каждой минутой, пока она мчалась по заснеженному лесу. К тому моменту, когда она достигла домика и взлетела по ступенькам, она с трудом переводила дыхание как от охватившего ее волнения, так и от дикого бега вверх по горе.
Она с шумом влетела в кухню, и Лора даже подняла на нее изумленный взгляд от овощей, которые она резала.
— Вы должны помочь мне уехать отсюда! — воскликнула Шина. — Вы меня слышите? Мне необходимо уехать прямо сейчас!
Острый взгляд Лоры отметил раскрасневшееся лицо девушки, а также отчаяние в ее больших темных глазах.
— Передохни, — спокойно ответила она дружеским тоном. — Садись и расслабься немного. Не стоит расстраиваться по пустякам.
— Да не хочу я садиться! — не выдержав, закричала Шина. — Я хочу уехать. Как вы не понимаете? Меня похитили, и я хочу, чтобы вы помогли мне выбраться отсюда.
Лора Бредфорд понимающе покачала головой и мрачно усмехнулась.
— Мальчик тебя слишком торопит, так? — бесстрастно спросила она. — Он никогда не умел ждать, если чего-то хотел.
— Этот ваш великовозрастный «мальчик» совершил очень серьезное преступление, — гневно воскликнула Шина, сверкая глазами. — Вы же, судя по всему, человек высоких этических принципов. Вы не можете одобрять его противозаконные действия, а тем более становиться его соучастницей.
Пожилая женщина посмотрела на Шину долгим взглядом, прежде чем взяла еще одну крупную картофелину и принялась аккуратно нарезать ее.
— Ты сейчас не права, — тихо проговорила она. — Я помогла бы ему, даже если бы он попросил меня совершить убийство. — Взглянув на Шину, она заметила расширившиеся от недоверия глаза. — Я бы сделала это без разговоров, — повторила она настойчиво, — потому что я уверена, что Рэнд не попросил бы меня об этом, не будь на то очень серьезного повода. Я знаю моего мальчика на протяжении почти всей его жизни. Если он привез тебя сюда против воли, значит, он имел на то весьма вескую причину. Так что не жди от меня помощи.
— Вескую причину! — возмущенно воскликнула Шина, рассеянно поправляя волосы. — Он увидел меня на концерте и решил, что будет очень забавно разрушить всю мою жизнь. Я не назвала бы прихоть избалованного плейбоя веской причиной.
— Ты лучше успокойся, — коротко сказала Лора. — Рэнд никогда не ведет себя таким образом, как ты преподнесла ситуацию. У него за всю жизнь ни разу не было таких вот «прихотей». Даже в детстве он всегда точно знал, чего хочет, а когда он получал это, то не был похож на других детей, которым новая игрушка быстро надоедает. Как бы долго Рэнд ни обладал чем-то, оно никогда не теряло для него своей ценности.
Шина растерянно покачала головой.
— Вы так же безумны, как и он, — упавшим голосом проговорила она. — Вы ведете себя так, словно я должна быть польщена тем, что он выбрал для похищения именно меня.
Лора неторопливо вытерла руки кухонным полотенцем и повернулась к Шине лицом.
— Я не говорю, что одобряю его методы, но ты права, я действительно считаю, что ты не осознаешь своего счастья. Рэнд очень осторожен в своих отношениях с людьми. Он рано понял, что любовь может приносить страдание. Его покойный отец никогда не любил никого и ничего, кроме своей гигантской деловой империи. — Ее глаза блеснули таким же упрямством, которое Шина замечала в глазах Челлона. — Так вот, по какой-то ему одному известной причине Рэнд любит тебя. Я никогда не видела, чтобы он испытывал что-то подобное к другим женщинам. И если ему нужна ты, то я приложу все усилия для того, чтобы он тебя получил!
— Даже так? — едва вымолвила Шина, не в силах прийти в себя от услышанного. — Вам все равно, что чувствую я, лишь бы великий Рэнд Челлон получил то, что он хочет?
— Прекрасно сказано, — отозвалась бывшая гувернантка. В глазах ее читалась симпатия. — Почему бы тебе не успокоиться и не позволить себе плыть по течению? — мягко спросила она. — Рэнд прекрасный человек, и он действительно неравнодушен к тебе. Поверь мне, для него это не какое-то временное увлечение.
— Откуда вы это знаете? — с горечью спросила Шина. — Вы ведь не можете утверждать, что его поведение совершенно нормально, как бы вы к нему ни относились.
Лора Бредфорд неуверенно посмотрела на Шину и закусила нижнюю губу, словно колеблясь, но затем решилась. Подойдя к девушке, она твердо взяла ее за руку.
— Пойдем-ка со мной. Думаю, тебе пора кое-что увидеть своими глазами.
Лора молча вывела Шину из кухни и прошла через холл. Там она раскрыла дверь в комнату, в которой Шина не была прежде, и пропустила девушку вперед.
— Это кабинет Рэнда, — сухо пояснила она. — Думаю, кое-что для тебя здесь будет сюрпризом.
Шина недоверчиво посмотрела на нее и медленно прошла в комнату. Кабинет Рэнда оказался совсем небольшим, устланным коврами охристых тонов. В нем был минимум мебели: в одном углу стоял переносной бар, коричневое кожаное кресло для посетителей, а у дальней стены — массивный письменный стол, заваленный бумагами.
Но отнюдь не скромный интерьер заставил Шину застыть посреди комнаты, разинув рот. Это были фотографии. Повсюду здесь были фотографии. Фотографии в рамках висели на стене, стояли на столе. По краям стола располагались маленькие снимки, а центральное место на стене над столом занимал большой цветной портрет Шины.
— Это все я… — изумленно прошептала Шина, медленно подходя к столу. — Но почему?
— А как тебе кажется? — насмешливо спросила Лора. — По-моему, совершенно очевидно, что для этого человека ты превратилась в навязчивую идею.
Навязчивая идея. И Челлон тоже употреблял это выражение, думала Шина, глядя на свое фото на стене.
— Эта фотография с обложки «Пари-матч», — смущенно сказала она. Внезапно она вздрогнула, увидев собственное трагичное и напряженное лицо на черно-белом снимке, вырезанном из газеты. — А это было снято у больницы в Бэлликрэй пять лет назад, — прошептала она чуть слышно. Рукой она терла лоб, словно пытаясь поскорее вернуться к реальности и разобраться в собственных мыслях. Внимание ее привлек еще один маленький любительский снимок, приколотый к другой фотографии. — А это сняли еще до того, как умерли мои родители. Мне было тогда восемь лет. Я могу понять, как ему удалось получить другие фотографии, но эту-то он откуда достал?
— Ну, думаю, в такие подробности лучше не вдаваться, — сухо заметила Лора. — Но я точно знаю, что в течение последних пяти лет он получал от частного детективного агентства подробный отчет о тебе каждую неделю.
— Пять лет? — Шина не верила своим ушам. Она и глазам-то своим верила с величайшим трудом, тем более трудно было поверить словам Лоры. — Но это совершенно невероятно!
Пожилая женщина пожала плечами.
— Возможно. Но если достаточно хорошо знать Рэнда Челлона, то не так уж невероятно. Я уже говорила, он всегда знает, чего хочет, и никогда не меняет своего решения. Тебе лучше знать это, если ты действительно хочешь понять его.
— Я должна подумать, — сказала Шина, задумчиво идя к двери. — Это все не имеет смысла. — Как сомнамбула она прошла мимо Лоры и направилась к лестнице. — Я должна подумать, — повторила она рассеянно.
Лора Бредфорд подошла вслед за ней к лестнице и озабоченно смотрела, как Шина медленно поднимается наверх.
— Тебе действительно надо подумать, — грубовато сказала она. — Так вот, подумай как следует, часто ли в наше сумасшедшее время можно встретить человека, который способен на такую долгую привязанность к чему-либо вообще!
К большому удивлению Шины, ее в тот день никто не беспокоил, и она подозревала, что тут не обошлось без Лоры. Челлон вообще не отличался терпением, а после сегодняшней прогулки по лесу для него было бы естественно постараться закрепить свои успехи. Она была только благодарна, что ей дали время хоть немного разобраться в своих мыслях после ее удивительного открытия.
Почти весь остаток дня она провела, сидя на мягком красном диванчике у окна и глядя невидящими глазами на покрытые снегом вершины гор. Ее потрясение было настолько велико, что она сначала пребывала в состоянии оглушения, и лишь через какое-то время ее мысли вернулись к привычному бегу.. Теперь ей стало абсолютно ясно, что она ошибалась, думая, что увлечение Челлона носит временный характер и рано или поздно неизбежно пройдет. Если ему не надоело целых пять лет следить за ее жизнью, то вряд ли она сможет убедить его отпустить ее через пару недель, как она надеялась. Шина никак не могла понять, что же подвигло его на столь пристальное внимание к ней, но к вечеру бросила тщетные попытки докопаться до истины.
Увидев, что за окном темнеет, она встала и устало потянулась. Пора принять душ, переодеться, а потом пойти к Челлону и все выяснить у него самого. Ей самостоятельно ни до чего толкового не додуматься.
Она вытащила из шкафа вишневый бархатный халат и собралась идти в ванную, когда послышался негромкий стук в дверь. Шина недовольно нахмурилась. В данный момент она еще не была готова общаться ни с Лорой, ни с Челлоном. Ей требуется время, чтобы окончательно собраться с мыслями и продумать вопросы, на которые она хочет получить ответ. Но она знала, что ни Челлон, ни Лора, однажды решив, не отступятся от своего, и, вздохнув, пошла открывать.
Рэнд Челлон стоял в дверях с покрытым салфеткой подносом, а в его львиных глазах она прочитала недовольство.
— Наконец-то, — нетерпеливо сказал он, проходя в комнату. — Я принес тебе ужин. У тебя было столько времени, что к этому моменту ты могла решить все проблемы разоружения в мире. Я сказал Лоре, что не дам тебе больше ни минуты, как бы она ни переживала насчет твоих чувств.
Шина отвела глаза, почувствовав знакомый напор в его взгляде.
— Ты зря волновался, — сдержанно заметила она. — Я как раз собиралась принять душ и спуститься вниз.
— Ну что ж, теперь тебе не придется спускаться, — безапелляционно заявил Челлон. — Иди и принимай душ. Если ты поторопишься, то ужин даже не успеет остыть. — Он поставил поднос на столик у окна и сел рядом.
Шина отметила, что он переоделся: джинсы и свитер сменили замшевые брюки, которые прекрасно подчеркивали красоту его сильных бедер, и кремовую рубашку. Рукава ее были закатаны, а несколько верхних пуговиц небрежно расстегнуты, открывая часть бронзовой груди, поросшей рыжеватыми волосами.
Видя, что Шина стоит в нерешительности, глядя на него, он нетерпеливо нахмурился.
— Нечего смотреть на меня, как будто я Синяя Борода, — сказал он. — Конечно, Лора хотела как лучше, но я с самого начала знал, что ты еще не готова была это увидеть. — Он откинулся на спинку дивана и поставил одну ногу на табуретку. — Ну ладно, что сделано, то сделано. Поговорим, когда ты поешь.
Ну вот, подумала Шина, стоило строить планы встретиться с ним в более официальной обстановке гостиной! С присущей ему решительностью Челлон опять подчинял обстоятельства своему желанию.
— Я быстро, — пробормотала она, идя в ванную.
Шина вернулась действительно быстро, но ему хватило этого времени, чтобы задернуть занавески и развести весело потрескивающий огонь в камине. Поднос стоял теперь у огня, а Челлон лениво развалился в кресле-качалке, выглядя немножко забавно на этом типично дамском сиденье.
Когда Шина возникла в дверях ванной комнаты, он обвел ее фигуру жадным взглядом, и лицо его озарилось улыбкой.
— Тебе очень идет, — мягко сказал он. — Когда я выбирал этот халат, то так и знал, что в нем ты будешь похожа на дикую цыганку.
— Ты что, сам его выбрал? — удивилась Шина, глядя на вишневый бархат халата. С глубоким квадратным вырезом и широкими свободными рукавами, он казался роскошным и экстравагантным. Лиф плотно облегал ее, подчеркивая тонкость ее талии, а юбка спадала широкими складками. Спереди шел ряд маленьких пуговок, обтянутых бархатом, их было много, чуть ли не целая сотня. Шина потратила много времени, застегивая их.
Челлон кивнул в ответ на ее вопрос.
— Я сам выбирал всю твою одежду, — серьезно сказал он, поднимаясь. — В моей квартире в Хьюстоне для тебя тоже приготовлен полный гардероб, так же, как и в Кресент-Крик.
— Как интересно, — беззаботно заметила Шина. — Я надеюсь, ты сможешь их вернуть, если что.
— Ничего подобного. Они останутся. — Челлон нагнулся и поднял поднос с подставки у камина. — Так же, как и ты, голубка. — Он махнул рукой в сторону качалки. — Мне кажется, тебе лучше сесть сюда. А то у меня такое чувство, как будто я играю женскую роль в театре.
Шина засмеялась и села.
— Ты действительно выглядишь немного не на месте, — сказала она, весело глядя на него, а Челлон поставил поднос ей на колени и снял покрывающую его салфетку.
— А вот ты выглядишь совершенно на месте, — довольно произнес он, опускаясь на ковер у ее ног. Он обхватил руками колени и опустил на них подбородок, с нежностью наблюдая, как она берет вилку и приступает к овощной запеканке. — Это еще раз доказывает, какой я предусмотрительный.
Шина смиренно вздохнула.
— Ты хочешь сказать, что оформлял этот интерьер тоже ты?
— Боюсь, что так, — невинно признался он. — Это было вроде игры. Покупать вещи, которые, как мне казалось, должны тебе понравиться, а затем представлять себе, как ты ими пользуешься. Когда я приехал сюда в отпуск в прошлом году, я даже спал в твоей кровати. Я часто лежал здесь при свете огня в камине, глядел на портрет темноглазой сиротки работы Кэйна и думал о своей сиротке.
Шина подняла глаза на портрет на стене. Сцена, описанная Челлоном, была необычайно трогательной, и ее горло перехватило судорогой.
— Но я совсем не сиротка, — возразила она дрогнувшим голосом. — У меня есть дядя Донал.
Губы Челлона сжались.
— Да, у тебя есть дядя, — резко сказал он. — Но это лишь подтверждает мои слова.
Ясно было, что ничто не может изменить его мнение о Донале О'Ши.
— Судя по тому, что говорила мисс Бредфорд, ты и сам был чем-то вроде сироты, — осторожно заметила Шина.
Челлон пожал плечами.
— У Лоры под грубоватой внешностью таится очень чувствительное сердце. Я был слишком диким, чтобы по-настоящему страдать из-за отсутствия отцовского внимания. Мы никогда не понимали друг друга. Он никак не мог найти объяснение, почему я не хочу пойти по его стопам. Для него весь свет вращался только вокруг «Челлон ойл». — С некоторой грустью пожав плечами, он продолжал: — После окончания колледжа я немного помотался по миру. Один сезон я работал лыжным инструктором в Сент-Морице. Однажды я даже нанялся на научно-исследовательское судно и ушел в плавание на шесть месяцев. — Перед его мысленным взором словно вставали картины прошлого. — За те два года я перепробовал десяток различных профессий, но ни одна не имела отношения к тому, что мой отец назвал бы выгодным предприятием. Потом я вступил в армию и был отправлен во Вьетнам. — Он резко поднялся и склонился к огню, спиной к Шине. Взяв кочергу, он энергично помешал дрова. — Там решили, что выяснили наконец мое настоящее призвание, — с горечью произнес он. — Командирам показалось, что я обладаю инстинктом настоящего убийцы, и меня спешно направили в специальные части. Они оказались правы. Я очень хорошо проявил себя. — Он резко поставил кочергу на подставку и круто повернулся к Шине.
Увидев его лицо, девушка чуть не ахнула. На нем застыло выражение необузданной жестокости, что еще более подчеркивалось резкими чертами его лица, а золотые глаза сузились в щелочки, напоминая глаза охотящейся пумы.
Челлон потряс головой, словно отгоняя тяжелые воспоминания. Наткнувшись на ее взгляд, по-детски испуганный, он овладел собой. Безжалостное выражение понемногу сошло с его лица, а губы искривила горькая усмешка.
— Я вернулся из Вьетнама с кучей заслуженных медалей, и все говорили, что я стал другим человеком. Они были правы. Я действительно изменился, но совсем не так, как это казалось со стороны. — Он опять подтянул колени к груди и уперся в них подбородком, глядя прямо в пространство. — Я был по горло сыт войной, убийствами и всем этим цирком. Я поклялся себе, что как только сниму эту форму, никогда не совершу ни одного поступка, чтобы он не принес мне хоть немного радости и удовольствия. — В его голосе зазвучала внезапная страсть. — Жизнь должна быть праздником, клянусь Богом, а не этой чертовой живодерней! — Челлон опять горько усмехнулся. — Мой отец так и не понял, что, когда я вступил наконец в «Челлон ойл», я вовсе не выполнял священный сыновний долг, а поступал по своему желанию. Я обнаружил, что у меня явный талант к ведению дел компании. Закулисные игры в правлении оказались даже интереснее и опаснее слалома. Вероятно, тут проявился мой инстинкт убийцы. — Он пожал плечами. — Отец умер счастливым, считая, что его заблудший сын наконец прозрел и поумнел. — В комнате повисла тишина, которую Шина не рискнула нарушить.
Неожиданно Челлон широко улыбнулся.
— Я не собирался рассказывать тебе всю мою жизнь, — непринужденно сказал он. — Мне просто показалось, что ты имеешь право узнать обо мне побольше, это будет честно.
— Очень благородно с твоей стороны, — сухо сказала Шина. — Но не думаю, что твой рассказ был таким же подробным, как те отчеты, которые ты получал обо мне.
— Это точно, — согласился Челлон, и глаза его лукаво блеснули. — Я не могу себе позволить оскорблять твои нежные ушки рассказами о своих самых скандальных похождениях. — Он легко поднялся. — Ну что, ты закончила?
Шина рассеянно кивнула, и он забрал у нее поднос. Затем вернулся, сел рядом с ней и взял за руку.
— Ну вот, моя маленькая голубка, теперь я полностью в твоем распоряжении. Начнем наш разговор?
Шине было трудно сосредоточиться, потому что он поднес к губам ее руку и начал целовать ладонь, дразня языком нежную плоть.
— У тебя такие изящные ручки, — с восхищением сказал он, пододвигаясь поближе.
Шина почувствовала исходящее от него тепло. Она глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться.
— Ты знаешь все вопросы, — проговорила она севшим голосом. — Так что не проще было бы сразу на них ответить?
— Ну что же, вполне справедливо. — Рассеянно играя ее пальцами, Челлон медленно начал: — Я увидел твою фотографию в газете, когда умер твой брат, пять лет назад. Она потрясла меня до глубины души. Раньше я и не подозревал, что способен на такие эмоции. Твое лицо словно вобрало в себя всю печаль и горечь мира. — Он нахмурился, погруженный в тяжелые воспоминания. — И это привело меня в неописуемую ярость. Почему-то мне показалось, что кто-то посягнул на мою собственность и разрушил то, что принадлежало мне. — Он печально покачал головой. — Мне казалось, что я схожу с ума. Твое лицо стояло у меня перед глазами, я ни на минуту не мог забыть твои огромные черные глаза. Я как одержимый просматривал от корки до корки все газеты, ища любые сведения о тебе. Это было похоже на наваждение. Наконец я решил, что единственный надежный способ выкинуть тебя из головы — это узнать о тебе все и таким образом уничтожить ореол таинственности.
— И тогда ты нанял частных детективов, — тихо предположила Шина. Челлон кивнул.
— Совершенно верно. Но, как выяснилось, это не решило моей проблемы. Вместо того, чтобы рассеять чары, это только приумножило их. Чтение очередного отчета стало для меня жизненно необходимым, а желание знать мельчайшие детали твоей жизни превратилось в настоящую страсть. Я даже велел детективам фотографировать тебя в разные моменты. Те фотографии, которые ты видела в кабинете, лишь малая часть того, что имеется у меня в Кресент-Крик. — Он поднес ее руку к губам. — Временами мне казалось, что я просто сошел с ума. Тебе тогда было всего семнадцать, а мне почти двадцать девять. Я разрывался между желанием встретиться с тобой и сознанием того, что мне не будет места в твоей жизни до тех пор, пока ты не повзрослеешь и не сможешь дать мне то, что я собирался от тебя получить. — Он улыбнулся, с любовью глядя в ее смущенное лицо. — Я уже тогда знал, что захочу очень многого, голубка. — Он помолчал. — Ты никогда не носишь украшения, — заметил он, посмотрев на ее руку. — Тебе они не нравятся?
— Не особенно, — ответила Шина. — Но иногда я ношу серьги.
— Хотелось бы увидеть тебя с висячими золотыми серьгами, — мечтательно сказал он. — Люблю, когда у тебя вид, как у дикой цыганки.
— Так ты подумал, что слишком взрослый для меня? — нетерпеливо спросила Шина, желая вернуть его к волновавшей ее теме.
— Что? — растерянно переспросил Челлон. — Ах, да. Так вот, я тогда решил, что буду ждать тебя столько, сколько нужно, лишь бы около тебя не было никого другого. Благодаря любящему дяде Доналу я мог не беспокоиться о возможных соперниках. Он оберегал тебя так ревниво, как только я мог мечтать. — Его губы опять скользнули по ее тонкому, в голубых жилках запястью. — С течением лет я довел свое воображение до искусства. Иногда, впрочем, это скорее напоминало китайскую пытку каплями воды — сделать тебя такой неотъемлемой частью моей жизни и при этом не иметь возможности видеть тебя или прикоснуться к тебе. — Он нежно провел языком вдоль голубой жилки на ее запястье, и она отдернула руку, спрятав ее в складках халата. Кажется, ей уж слишком начинают нравиться его легкие, игривые ласки, надо быть осторожнее, подумала она.
Челлон посмотрел на нее с пониманием и удовлетворением.
— Я решил дать тебе достаточно времени, чтобы оправиться после смерти брата и немного повзрослеть, но благодаря О'Ши мой план не сработал. — Его рука теперь поглаживала край бархатного халата. Видимо, у него очень развито осязание, отметила Шина.
— Я собирался подождать еще и этот год, а потом приехать в Ирландию и увезти тебя. Но О'Ши устроил тебе турне по Америке, и я не мог удержаться, чтобы не увидеть тебя. Нечего и говорить, что это ускорило осуществление моих планов. — Челлон улыбнулся. — Мне надо было бы догадаться, что, увидев тебя, я уже не смогу удержаться, чтобы не забрать тебя к себе, дорогая. Я уже и так прождал слишком долго.
— И тогда ты похитил меня, — в раздумье закончила Шина. — Ты решил, что я нужна тебе, и ты просто взял меня. — Она щелкнула пальцами. — Вот так!
Челлон покачал своей светловолосой головой, и золотые глаза были почему-то мрачными.
— Ты меня не слушаешь, голубка. Я не отрицаю, что хотел тебя, но похитил-то я тебя не из-за этого.
— Так из-за чего же? — растерянно спросила она.
— Я люблю тебя, — просто ответил он. Глаза Шины изумленно расширились, кровь отхлынула от лица.
— Этого не может быть, — горячо возразила она. — Ты же меня совсем не знаешь.
— Я знаю о тебе больше, чем многие мужчины знают о своих женах к золотой свадьбе, — возразил Челлон. — И все, что знаю, мне нравится. Я знаю, что под твоим внешне строгим личиком таится нежность и лукавство. Я знаю, что у тебя такой темперамент, что иногда может разразиться буря. Я знаю, что ты страстна, как цыганка, но пока еще ждешь, когда в тебе разбудят эту страсть.
Шина слушала как зачарованная. Челлон легко поднял ее и переложил к самому краю кресла. Сам он сел в него и откинулся на спинку, развернувшись лицом к ней. Тесная площадь кресла-качалки создавала между ними опасную близость.
Он усмехнулся, обвил девушку руками и притянул в свои объятия.
— Забыл сказать тебе, это очередная моя фантазия, — сказал он. — Именно поэтому я выбрал очень просторное кресло.
Его губы замерли, дразня, почти касаясь ее губ, и только потом сомкнулись с томительной чувственностью, которая заставила Шину выгнуться ему навстречу и приоткрыть рот, вбирая в себя его ищущий язык.
— Правильно, любовь моя, откройся мне. Дай мне познать каждый твой уголок. До чего же я хочу тебя!
Его горячие губы обжигали ее нежную, шелковистую кожу, двигаясь вниз с неудержимой жаждой обладания. Шина подставила шею и замерла, жмурясь от наслаждения. Затем она почувствовала, что его руки трудятся над пуговичками лифа. Он уже расстегнул четыре из них, когда она спохватилась.
Шина протестующе положила руку на его пальцы, и Челлон поднял на нее затуманенные страстью глаза.
— Все в порядке, голубка, — глухо сказал он, заметив ее смущение. Осторожно отведя ее руку в сторону, он продолжил свое занятие.
— Ты знаешь, что некоторые племена кочевников наряжают своих невест перед брачной ночью в одежды с сотнями пуговиц? Они говорят, что каждая пуговка — ступенька к раю. — Его руки уже справились с половиной пуговичек. — Я помнил об этом, покупая тебе такой халат.
Челлон слегка отстранился, чтобы посмотреть ей в лицо, и в глазах его читалась ненасытная жажда.
— Я люблю тебя, — вдруг осевшим голосом сказал он. — Поверь, я никогда не причиню тебе зла. — Его руки медленно раздвинули полы халата, и взгляд остановился на ее маленьких совершенной формы грудках с розовыми сосками. — Я знаю, что ты еще меня не любишь, но я могу научить тебя этому. Я думаю, что твое тело уже начинает любить меня.
Он медленно склонился над ней и коснулся языком одного из сосков, который с готовностью напрягся.
— О да, твое тело меня уже любит. — Его руки нежно обхватили ее груди, а язык и зубы ласкали соски до тех пор, пока Шина не вскрикнула от наслаждения и не прижала его голову к себе, почти не владея собой.
Челлон лег на нее сверху, одной ногой раздвигая ей ноги, в то время как руки ритмически сжимали ее груди, а язык все еще играл с сосками. Он осторожно опустился ниже, вплотную к ней, чтобы она могла почувствовать твердость его возбужденной плоти через тонкую ткань халата. Его бедра начали ритмическое движение в соответствии с движением его рук, и Шина чуть не задохнулась от нахлынувших на нее совершенно новых чувств.
Она начала извиваться под ним, издавая тихие вскрики и вцепившись руками в его сильные плечи. Никогда раньше ей не приходилось испытывать столь сладостной лихорадки, которая сейчас пронизывала все клеточки ее тела и с неумолимой силой концентрировалась между бедер.
— Рэнд! — шептала она, задыхаясь, мотая головой по спинке кресла. — Рэнд!
Лицо Челлона раскраснелось и было полно желания, глаза сузились от радости при виде явных признаков ее наслаждения.
Вдруг он выпустил ее грудь и вскочил с кресла с гибкой быстротой тигра. Тяжело дыша, он подошел к камину и стал к Шине спиной, глядя на огонь.
Шина медленно села, недоуменно глядя на крепкие плечи Челлона, сгорбившиеся, словно от боли. Все произошло так быстро, что она не понимала, что случилось. Она машинально стянула полы халата, и Челлон, видимо, услышал шорох, потому что обернулся.
Увидев в темных глазах растерянность и боль, он быстро подошел к ней обратно и сел рядом.
— Бедная маленькая голубка, — ласково произнес он, нежно гладя ее спутанные черные кудри. — Я не очень-то честно с тобой обошелся, правда? Ну что ж, пусть тебя утешит сознание того, что мне было адски трудно остановиться в такой момент. Я никого и никогда в жизни не желал так страстно, как тебя сейчас. Но этого мало, Шина. Мы заслуживаем большего, и будь я проклят, если мы этого не получим!
— Большего? — удивленно спросила она. Странно, неужели в мире существует нечто большее, чем то сводящее с ума волнение, которое они только что испытывали?
Челлон кивнул, рассеянно накручивая на палец прядь ее волос.
— Да, большего. Ты пока не любишь меня, но очень скоро полюбишь. Я думаю, что даже сейчас ты больше влюблена в меня, чем сама сознаешь. — Он запрокинул ей голову и поцеловал в губы с пронзительной нежностью, и Шина инстинктивно прижалась к нему. — После пяти лет ожидания я могу подождать еще немного, чтобы все получилось наилучшим образом. — Он глубоко вздохнул и решительно отстранился. — Да, я подожду, если хочу получить все возможное счастье.
Преодолев себя, он встал, не в силах отвести глаз от ее распухших розовых губ и разметавшихся волос, потом его взгляд опустился на ее расстегнутый лиф. Словно притянутая магнитом, его рука коснулась ее груди под тонким бархатом атласа, и глаза стали янтарными от сдерживаемого желания. Затем, издав вздох, больше похожий на стон, он отошел от нее и медленно направился к двери.
Уже держась за ручку двери, он обернулся, и даже при неярком свете камина Шина увидела, как блеснули его глаза.
— Мы прошли только часть пути в рай, — с невеселой усмешкой сказал он. — Но держи свой халат под рукой, голубка. В следующий раз мы дойдем до конца, я тебе обещаю.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Моя голубка - Джоансен Айрис

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Моя голубка - Джоансен Айрис



Всем советую почитать этот роман он бесподобен столько страсти столько любви
Моя голубка - Джоансен АйрисАнастасия
22.01.2012, 23.23





Читаю сейчас только 3 главу, а главный герой уже кажется мне ненормальным человеком, с явно прогрессирующими маниакальными замашками. Но заметьте, главная героина не отстаёт от него. Она похожа на запуганного ребёнка. Вот сижу и думаю, хватит ли у меня терпения дожить до хеппи энда. Наверное, я просто тёмная личность,раз не понимаю эту книгу.
Моя голубка - Джоансен Айрис(natali)
29.03.2012, 21.25





Мой предел это 5 глава. Да, уж! У сумасшедших тоже случается любовь. Как я уже писала, я просто тёмная личность и ничего не понимаю в романтике. Дочитывать не хочу.
Моя голубка - Джоансен Айрис(natali)
31.03.2012, 20.20





Интересная книга!!!!9/10
Моя голубка - Джоансен АйрисВера Яр.
11.04.2012, 15.30





Книга ничего так, но маниакальность героя пугает, но если это отбросить, то даже понравилось.
Моя голубка - Джоансен АйрисЮлия
12.04.2012, 23.37





для прикола можно прочитать.
Моя голубка - Джоансен Айрисмося
27.05.2012, 15.53





Насколько закомплексована героиня, настолько маниакален герой - они друг другу очень подходят. Роман понравился, но перечитывать не буду: 6/10.
Моя голубка - Джоансен Айрисязвочка
13.10.2012, 13.32





чушь, не дочитала
Моя голубка - Джоансен Айрисира
14.10.2012, 1.20





Абсолютная туфта. Для девочек лет 14.
Моя голубка - Джоансен АйрисСофия
27.10.2012, 18.16





Хватило бы 10-ти страниц, чтобы по-полной в красках описать сюжет. Его по-просту размылили.
Моя голубка - Джоансен АйрисМстислава
3.05.2013, 19.55





Согласна с natali ,все очень натянуто,сюжет ростанули дальше некуда,меня тоже хватило только на 5 глав. Гл.герою в психушку нужно,а гл.героине - к психиатру. Извините,чисто мое мнение. Попрошу помидорами не кидаться.
Моя голубка - Джоансен АйрисDasha
11.06.2013, 21.01





Чушь(((
Моя голубка - Джоансен АйрисFara
18.09.2013, 10.26





Мне очень понравился роман. Рекомендую прочитать . А главный герой ну просто настоящий мужчина
Моя голубка - Джоансен АйрисФайруз Т.
11.11.2013, 12.15





Бред.Один положительный момент-автор изложил этот бред коротко,всего лишь в 10 главах,иначе у меня не хватило бы терпения дочитать до конца.
Моя голубка - Джоансен Айрисэмма
17.12.2013, 8.58





Какая чушь! Главный герой просто шизофреник и маньяк.
Моя голубка - Джоансен АйрисЕлена
8.07.2014, 19.33





koshmar,ele dochitala
Моя голубка - Джоансен Айрисmadlena
11.07.2014, 12.56





koshmar,ele dochitala
Моя голубка - Джоансен Айрисmadlena
11.07.2014, 12.56





Мне очень понравилась книга. Хотя читая коменты, я сомневалась, стоит ли начинать читать.
Моя голубка - Джоансен АйрисЛентина
19.11.2014, 15.43





Автору 5 лет, героине -14, а герой еще не определился. Мдя....
Моя голубка - Джоансен АйрисRose
23.12.2014, 7.11





Роман довольно скучный, не советовала бы к прочтению. Характеры героев не раскрыты, нельзя как-то мотивировать их поступки для себя. Маниакальность героя, к слову, вполне убедительна, а вот мягкость мозгов и характера героини делают ее какой-то жалкой, недостойной даже этого милого маньяка.
Моя голубка - Джоансен АйрисКатерина
10.08.2015, 19.14





Роман не понравился. Даже не знаю, что можно было бы отметить , как плюс. Ничего!
Моя голубка - Джоансен АйрисСвета
2.04.2016, 21.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100