Читать онлайн Летняя улыбка, автора - Джоансен Айрис, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Летняя улыбка - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.46 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Летняя улыбка - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Летняя улыбка - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Летняя улыбка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Ее разбудил чей-то взгляд. Зайла открыла глаза и увидела рядом человека с бирюзовыми глазами, откровенно ее разглядывающего.
— Я Филип Эль-Каббар, мисс Дабалэ. Прошу прощения, что вхожу к вам так бесцеремонно. Я хотел приветствовать вас в моем доме и заверить, что если вам что-то понадобится, то вам достаточно только сказать. — Его улыбка была исполнена очарования. — Мне бы не следовало, конечно, торопить события, но я рано уезжаю по делам и хотел увидеть вас до отъезда. Надеюсь, вы меня извините.
Таких, кто не простил бы Филипу Эль-Каббару все на свете, нашлось бы немного. Так, по крайней мере, подумала Зайла, садясь в постели и натягивая до подмышек простыню. Он был одним из самых привлекательных мужчин, которых ей приходилось видеть. Шейх был высок, молод, с черными, как вороново крыло, волосами и бронзово-смуглой кожей. Красиво очерченный рот носил отпечаток сдержанной чувственности. Впрочем, в нем все говорило об умении держать себя с достоинством. Он был в голубых джинсах и черном свитере. От высокой стройной фигуры исходило ощущение огромной силы, впрочем, хорошо контролируемой. Лицо его было спокойным, скорее даже сухим и строгим. Его поразительные зеленовато-голубые глаза под густыми черными бровями смотрели холодно и немного цинично.
— Это мне нужно извиниться за свое вторжение в ваш дом, шейх Эль-Каббар, — сказала Зайла. — Вы были так добры! Я обещаю не злоупотреблять вашим гостеприимством больше, чем будет необходимо.
Он пожал плечами:
— Дэниел хочет, чтобы вы остались здесь недели на две. В моем доме много комнат, да и слуги не перегружены. Живите здесь столько, сколько нужно. Лишь бы Дэниел мог наслаждаться вашим обществом.
Ну что ж, ей весьма четко указали ее место, подумала Зайла. По-видимому, очаровательная внешность шейха была всего лишь фасадом. Под маской любезности скрывалась почти жестокая прямота.
— Вопрос не в том, что кто-то будет мной наслаждаться, шейх Эль-Каббар, — сухо сказала она. — Когда мое здоровье поправится, я уеду, с Дэниелом или без него. Я не наложница из гарема, служащая для удовлетворения мужчины. На случай, если вы не слышали, сообщаю вам, что в Седихане запрещены все виды рабства.
— Но законы Седихана не всегда действуют в моих владениях, — парировал он с тонкой улыбкой. — Думаю, вы скоро это поймете. Я правлю своим княжеством так, как мне нравится. — Его взгляд медленно скользнул по ней. — А вы красивая женщина. Я не удивляюсь тому, что Дэниел вами увлечен. Если вы будете щедры с ним, то и он будет хорошо обращаться с вами. Он добр к своим женщинам. — Его губы тронула ироническая улыбка. — Намного добрее меня. С вашей стороны было бы разумно продемонстрировать свою гибкость. В конце концов, именно от этого зависит успех женщины.
Зайла недоверчиво покачала головой:
— Просто не могу поверить! Очевидно, вы думаете, что женщины вообще не имеют ни воли, ни ума.
— Неужели? — Черные брови насмешливо приподнялись. — Жаль, что вы так поняли мои слова. Я знаю, есть женщины с исключительно сильным характером. Что же до их умственных способностей… — Он едва заметно пожал плечами. — …Да, женщины могут быть очень хитрыми.
— Хитрыми? — с отвращением переспросила Зайла. — Какое несправедливое суждение! Я считаю, что Господь наделил меня умом, но не хитростью. — Она нахмурилась. — Вы всегда говорите с женщинами так, будто хотите обидеть?
— Нет, обычно я любезен до умопомрачения, — невозмутимо отозвался он. — Но я честен с вами. Я строг и прямолинеен с теми, кто представляет угрозу мне или моим друзьям.
Зайла посмотрела на него удивленно:
— А вы думаете, я представляю для кого-то угрозу?
— Почему нет? — Его глаза холодно блеснули. — Как я заметил, Дэниел увлечен вами. А на него не похоже столь серьезно относиться к женщине. Он был сам не свой вчера, когда вам было плохо. Эмоции ослабляют защиту человека. Я не хочу, чтобы он пострадал, мисс Дабалэ. Лучше бы вы плели свои сети для кого-нибудь другого. Вы меня поняли?
— Абсолютно, — спокойно ответила она. — Мне следует кротко ложиться в постель Дэниела по первому его требованию. Но я ни в коем случае не должна претендовать на что-то большее, чем развлечение. — Она вопросительно подняла брови. — Я вас правильно поняла?
Шейх кивнул:
— Допускаю, вы и вправду умны, мисс Дабалэ. Вы все очень точно выразили.
— Я просто хотела убедиться, что ничего не перепутала. — Она встретила его взгляд и четко сказала: — Идите к черту, шейх Эль-Каббар.
В его глазах блеснуло веселое удивление.
— Мне уже приходилось убеждаться в том, что некоторые женщины с успехом отправляют туда мужчин, причем не только на словах.
— Я никак не собираюсь влиять на вашу жизнь, шейх Эль-Каббар, — устало сказала Зай-ла. — Или на жизнь Дэниела. Все, что мне надо, это поправиться и уехать в Зеландан. Как только доктор разрешит, я тут же уеду и не буду вам надоедать.
— Да, но в некоторых случаях доктор бывает очень осторожен. Так что какое-то время вы побудете с нами. Вот почему я решил, что нам не вредно будет поговорить. — Он ослепительно улыбнулся. — Наслаждайтесь своим пребыванием здесь, мисс Дабалэ. Обещаю, что, когда мы встретимся в следующий раз, я буду сама любезность.
— Я предпочитаю, чтобы вы были в первую очередь честны, — прямо сказала она. — К чему вежливый обман?
В глазах шейха промелькнуло восхищение.
— Что ж, мне понятно, почему вы понравились Дэниелу. Он тоже в людях очень ценит честность. Именно поэтому я и был немного обеспокоен, когда… — Он остановился, задумчиво изучая ее лицо. — Понимаете, уважение и восхищение вещи гораздо более опасные, чем просто физическое желание. Придется не спускать с вас глаз, мисс Дабалэ. — Его взгляд опять обежал ее, задержавшись на обнаженных плечах. На секунду его глаза вспыхнули. — У вас великолепная кожа, и было бы обидно не видеть ее, но Дэниел проявил изрядную настойчивость в своем стремлении вас одеть. Так как все ваши вещи сгорели в самолете, то я взял на себя смелость заказать вам полный гардероб в магазинах Марасефа. — Он лукаво посмотрел на нее. — Не беспокойтесь, Дэниел решительно настоял на праве оплатить все покупки, так что вы не должны мне ни цента. Какая жалость! Я люблю иметь красивых женщин своими должницами. Всего хорошего, мисс Дабалэ.
Зайла смотрела ему вслед, не зная, возмущаться ей или смеяться. Филип Эль-Каббар был совершенно невозможен, этакий циничный и одновременно очаровательный женоненавистник. Даже для правящего шейха это было слишком. После таких речей неудивительно, если кто-то возжаждет его крови. Но при этом под напускной жесткостью просматривались искорки теплоты и юмора, которые вопреки всякой логике не позволяли Зайле почувствовать к нему настоящую враждебность.
Ее отвлек стук в дверь. Стук был чисто формальным, после него дверь сразу же растворилась, и в спальню вошел Дэниел, с трудом удерживающий плетеный поднос на одной руке и большую коробку на другой. Он был одет в обрезанные до бедер джинсы и легкую рубашку цвета хаки. Он вошел в комнату своим обычным быстрым шагом.
— Я столкнулся в холле с Филипом, — начал Дэниел прямо с порога, закрывая дверь ногой и подходя к кровати. — Надеюсь, шейх не наговорил тебе ничего обидного?
— Думаю, что нет, — уклончиво ответила Зайла.
— Не играй со мной в словесные игры, Зайла. — Он бросил принесенную коробку на кровать и поставил поднос ей на колени. — Я хочу, чтобы ты мне ответила прямо. — Он сел рядом с ней на кровать и снял с подноса салфетку. Под ней оказались вареные яйца, тосты с маслом и кофе. — Твой завтрак, ешь.
Зайла не удержалась от улыбки.
— А что мне делать сначала?
— Все сразу. — Он с досадой нахмурился. — Черт, я собирался прийти пораньше, но задержался, чтобы забрать эту коробку с вертолета. Надо было догадаться, что Филип обязательно тебя расстроит.
— Он не расстроил меня, — сказала Зайла, разбивая яйцо. — У нас не было проблем с твоим другом шейхом. Хотя он, как мне кажется, сделал все, чтобы запугать меня. У него, по-видимому, патологическое презрение к представительницам слабого пола.
— Это потому, что он находил их слишком податливыми. — Дэниел взял с подноса тост и начал рассеянно крутить его в руках. — Добавь еще и влияние отца, который считал, что всем женщинам место в гареме. Все это не могло способствовать развитию дружеских чувств к женщинам. Он совершенно не доверяет им и ведет себя соответственно.
— И поэтому он не хочет иметь женщин-служанок?
— Наверное. Я никогда не спрашивал его. Послушай, Зайла, я точно знаю, что он вел себя не гостеприимно. Когда я вчера сказал ему, что ты должна пожить здесь какое-то время, у него было то задумчивое выражение лица, что обычно предвещает неприятности. Пожалуйста, не обращай на это внимания! Филип мне хороший друг. Я позабочусь, чтобы он тебя больше не обижал.
— Он действительно хороший друг тебе. Именно поэтому он и попытался спасти тебя от хищницы, то есть от меня. Наверное, он считает меня способной отрезать сначала твои локоны, а потом и голову, как Далила у Самсона. — Зайла насмешливо стала его разглядывать. — Надо было сказать ему, что с твоей бородой это получится слишком утомительно.
Дэниел испуганно схватился за подбородок.
— Тебе что, не нравится моя борода?
Зайла вдруг вспомнила мягкое прикосновение этой бороды к ее груди и почувствовала, как всю ее охватило пламя. Она поспешно опустила глаза.
— Ну почему? Мне она нравится. Просто у меня нет никакого желания носить ее на поясе как военный трофей. — Она улыбнулась. — Этот оттенок рыжего вряд ли мне пойдет.
— Ты уверена? — произнес Дэниел вкрадчивым тоном. — А мне вот кажется, что ты моментально привыкнешь иметь меня при себе. — Он надкусил тост и, помолчав, невинно добавил: — Или в себе.
Зайла подняла на него смущенный взгляд. Его глаза были нежными и томными, а лицо несколько отрешенным. Она вдруг ясно ощутила теплоту его обнаженного бедра, прижатого к ее ноге и отделенного только тонкой простыней. Внезапное покалывание в центре ее чувственности заставило задержать дыхание.
Дэниел вполголоса выругался и встал.
— Черт, я говорил тебе, какой я грубиян. Все это так и лезет наружу. — Он рассеянно провел ладонью по волосам. — Я постараюсь следить за собой.
И что его так расстроило? Его замечание было скорее двусмысленным, чем грубым, а он вел себя так, будто сделал непристойное предложение монашке.
— Да я не обижаюсь на тебя, — растерянно сказала Зайла.
— Тем лучше, — сурово ответил он. Склонившись над коробкой, он открыл ее крышку. — Все это для тебя. Там, в вертолете, есть еще коробки. Слуги принесут их позже. Я начал с этой, потому что, на мой взгляд, здесь есть все, что тебе понадобится уже сейчас. — Он вытащил ворох кружевного белья и полупрозрачный темно-коричневый пеньюар. — Ну вот! Мне следовало ожидать чего-нибудь подобного! Филип заказывал вещи в том же магазине, где обычно одеваются его наложницы. Тут их, кстати, называют кадын.
— Что ж, удивляться нечему, — сухо заметила Зайла. — У него совершенно определенное представление о предназначении женщины, так что и одежду он подобрал соответствующую. Не могу сказать, что мне твой друг уж очень понравился.
— Даже так? — угрюмо спросил Дэниел. — Представляю, что он тебе наговорил! Этого я и боялся. Ну ладно, тебе могут не нравиться его манеры, но есть одно, что, безусловно, заслужит твое одобрение.
— Что же это?
— Он и отличный наездник, и владеет прекрасной конюшней. Завтра я покажу ее тебе, если ты будешь хорошо себя чувствовать.
Лицо Зайлы озарилось радостью.
— Как мне хочется посмотреть его лошадей! А сегодня нельзя будет пойти? Я прекрасно себя чувствую.
Дэниел покачал головой:
— Нет, сегодня нельзя. Ты, может, и чувствуешь себя хорошо, но твоя слабость — вот последствие вчерашней лихорадки. Доктор сказал, что тебе надо поберечь себя в ближайшие несколько дней. Так что сегодня ты останешься в постели.
Зайла помрачнела:
— Но мне действительно хорошо. Я вообще очень крепкая. Уж не знаю, почему этот укус скорпиона так на меня подействовал.
— Можешь считать себя амазонкой, но сегодня ты будешь играть роль кисейной барышни. — Дэниел повернулся к двери. — Заканчивай завтрак. Я пока пойду в кабинет и попытаюсь найти пару настольных игр, чтобы чем-нибудь тебя занять. Может, ты любишь что-то определенное?
— Я хочу посмотреть лошадей, — упрямо повторила она. — Я ни о чем больше не прошу. Я просто хочу на них посмотреть.
— Обойдешься, — грубовато повторил Дэниел, идя к двери. — Через несколько минут я вернусь и заберу поднос. Так что ешь.
Опять он это делает. Только потому, что она оказалась такой беспомощной из-за укуса скорпиона, Дэниел опять взял руководство на себя и начал отдавать приказания. Как будто она не вольна распоряжаться собой!
Зайла подняла поднос с колен и поставила его рядом с собой. Она сыта по горло, спасибо! Сначала этот Эль-Каббар с его властностью, теперь Дэниел. Ей вовсе не хотелось весь день валяться в постели, вынуждая Дэниела ей прислуживать. Он и так сделал для нее слишком много. Когда он вернется, она все ему выскажет, только вот надо постараться выглядеть к тому времени не такой беспомощной. Сначала она должна почистить зубы, принять душ и вымыть волосы…
Размышляя об этом, Зайла сбросила с себя простыню и потянулась за коричневым пеньюаром. Он оказался еще более прозрачным, чем она думала. Застегивая верхнюю пуговицу, девушка поморщилась. Потом она выбрала из вороха белья трусики и лифчик, не отрывая глаз от узорных дверей, которые, судя по всему, должны были вести в ванную. Медленно и осторожно она встала. Ноги дрожали, а правая лодыжка болезненно заныла, но Зайла убедила себя, что через минуту все пройдет. Голова слегка кружилась, но это ведь естественно, если сутки провести в постели. Она глубоко вдохнула, и головокружение уменьшилось.
Ну вот, главное — не торопиться, и все будет прекрасно. Зайла сделала еще один шаг, потом еще. К несчастью, теория о том, что духовное главенствует над материальным, в этом случае не сработала. Ее колени тряслись, ноги подгибались, так что, пройдя полкомнаты, она споткнулась о край персидского ковра и упала на пол.
— Черт! — Зайла почувствовала, как слезы бессилия застилают глаза, и постаралась их сморгнуть. Ужасно глупо расстраиваться из-за какого-то падения. Все эта ее проклятая слабость. Зайла поднялась на колени и собиралась встать на ноги, когда дверь распахнулась.
— Господи Боже! — завопил Дэниел. Он быстро захлопнул за собой дверь и подбежал к Зай-ле, бросив на кровать три коробки, которые принес. — О чем ты только думаешь? Я оставил тебя одну всего на несколько минут, и ты сразу забегала туда-сюда! — Он стоял прямо против нее, гневно сверкая синими глазами. Схватив Зайлу за плечи, он рывком поднял ее на ноги.
— Я просто хотела принять душ, — вызывающе сказала она. — И почистить зубы.
— А еще посмотреть на лошадей, — мрачно закончил за нее Дэниел. — Лучше бы я вообще о них не говорил!
— А это я планировала сделать попозже, — ответила она с достоинством. — Я просто хочу опять быть чистой. Я в ужасном состоянии. Ты только посмотри на меня!
— Я и смотрю, — глухо ответил он. С того самого момента, как вошел в комнату, он старался избегать этого всеми средствами. Под прозрачным золотисто-коричневым пеньюаром Зайла была восхитительно, умопомрачительно хороша! Он мог видеть розовые бутоны сосков, увенчивающие полную грудь, шелковистую кожу под тонкой полупрозрачной тканью. Его взгляд помимо воли притягивался к темному треугольнику внизу, и он почувствовал, как нарастает в нем возбуждение. Ее выгоревшие на солнце русые волосы рассыпались по плечам золотистым облаком, и ему захотелось вплести свои пальцы в это богатство, прижать ее к себе, так чтобы ощутить ее мягкость против своей твердости.
Боже, он почти чувствовал, как она льнет к нему, а ее соски твердеют, как в ту ночь в пещере.
Они действительно заострились, и его возбуждение уже вызывало боль. Постель так близка, а Зайла, он уверен, не может не хотеть того же. Пусть она и была испугана сначала, но, черт возьми, сейчас она отзывается на его страсть. Дэниел мог видеть, как сильно забилась жилка, когда он протянул руку и положил ей на шею, поглаживая большим пальцем эту чувствительную точку. Не в силах сдержаться, он наклонился, и его губы были уже на волосок от ее губ, но тут он увидел еле заметную ссадинку от удара на ее губе и почувствовал, как его охватывает первобытная ярость. Странным образом она лишь усиливала его желание.
— Твоя губа все еще болит? — спросил он.
— Что? — Зайла совсем забыла об этом. Она не сразу сумела отключиться от того волшебного мира, в который увлек ее Дэниел своими прикосновениями и взглядами, и понять, о чем он спрашивает. — А, нет. — Она провела по губе языком и почувствовала, как пальцы мужчины инстинктивно сжались вокруг ее шеи. — Теперь уже совсем не болит.
— Хорошо, — хрипло сказал Дэниел. Он чувствовал ее тепло сквозь тонкую ткань, разделяющую их. Одно движение — и пеньюар будет отброшен, и его рука ляжет на ее грудь… Он поднимет этот розовый сосочек к своим губам и будет целовать и ласкать его до тех пор, пока Зайла не издаст такой же негромкий стон, как прошлой ночью… Она вцепится ногтями в его плечи, как делала это в темноте пещеры… Утром, принимая душ, Дэниел заметил следы от ее ногтей на своих плечах. Мелочь, но она так на него подействовала, что ему пришлось переключить воду с теплой на ледяную… А затем он медленно проведет руками по ее гладкой спине. Он обнимет ее за бедра и прижмет к себе, изнемогая от возбуждения, заставит принять его…
Заставит! Дэниела потрясло осознание своих чувственных устремлений. Он был на волосок от того, чтобы взять ее, даже не интересуясь, хочет ли этого она. Его единственным желанием было избавиться от непереносимого напряжения в чреслах.
Дэниел испытал отвращение к самому себе. Только вчера он говорил Клэнси, что не прикоснется к Зайле, пока не научит ее доверять ему. Именно он собирался доказать Зайле, что не все мужчины скоты. Надолго же хватило его благих намерений! Со стороны мучения Дэниела могли бы показаться смешными, но ему было не до смеха. Даже осознав, как далеко зашел, он все равно весь дрожал от охватившей его страсти. Но самое безумное во всей этой ситуации было то, что Зайла явно не понимала, что здесь не так. В поднятых на него глазах светилось лишь искреннее удивление. Несмотря на свой страшный опыт, она все еще была удивительно невинна, и это поражало его. Хотя она знала о насилии все, но явно не понимала более сложных нюансов сексуального поведения. Время, проведенное в заведении под названием «Желтая Дверь», было для нее чем-то отдельным, никак не связанным с их отношениями. Она даже восприняла то, что случилось в пещере, как недолгое увлечение с его стороны. Может быть, ему следует радоваться, что она так это воспринимает?
Его рука скользнула на плечо девушки и легонько оттолкнула ее. Так о чем они говорили? Он мог вспомнить только темно-розовые вершинки, увенчивающие полные золотистые груди, и…
— Так ты хотела принять душ? — выдавил он, наконец.
Душ? Да, ей определенно нужен был душ. Зайла вся дрожала, колени опять подгибались, но теперь не от физической слабости.
— Да, я хотела принять душ, — без выражения повторила она, думая о другом.
— Посмотрим, что можно сделать. — Дэниел отпустил ее плечо и отступил. Она покачнулась, и он быстро подхватил ее. — Черт возьми, ты едва держишься на ногах! Как ты собираешься стоять под душем? Да ты скорее всего упадешь и утонешь, а меня не будет рядом, чтобы тебя вытащить.
Опять он сердится. Зайла пыталась стряхнуть золотистый чувственный туман, застилавший ее сознание. Почему Дэниел так рассердился, ведь только что он был сама нежность? Теперь же лицо его исказило суровое, даже жесткое выражение, и сердце ее больно сжалось. Зайла гордо подняла подбородок.
— Я как-нибудь справлюсь. Мне не нужна твоя помощь.
— Не нужна, как же! — Он обхватил ее за талию левой рукой и повел, поддерживая, к двери ванной. — Тебе придется принять мою помощь, если, конечно, ты не хочешь, чтобы тебе помогал Рауль, слуга Филипа. Поверь, мне это нравится не больше, чем тебе.
Он открыл дверь в ванную, и Зайла увидела помещение, поражающее роскошью. Одна из стен была целиком зеркальной. Справа от двери находилась душевая кабинка с дверцами из матового стекла. Середину комнаты, вровень с полом, занимала ванна, своим размером напоминающая небольшой бассейн. Белый и розовый кафель, которым она была выложена, образовывал красивый цветочный орнамент. На дальней стороне ванны были две широкие ступеньки, ведущие в эти сверкающие глубины.
Дэниел закрыл за собой дверь и усадил Зайлу за длинный туалетный столик. Сам же он опустился на колени у блестящих кранов и открыл их на полную мощность. Клубы пара вились вокруг него, а он сидел, старательно отворачиваясь от нее и не сводя глаз с льющейся воды.
— Это займет не больше минуты.
— Но я собиралась принять душ.
— Ванна лучше. Иначе мне бы пришлось зайти в кабинку с тобой. Вдвоем там было бы слишком тесно.
Зайла представила себе это, и горло ее сжалось.
— Наверное, ты прав. В ванне я могу искупаться сама.
— И не думай. — Дэниел взял с подноса маленький хрустальный флакон с розовой жидкостью, плеснул в ванну, и вода рассыпалась миллионами пузырьков. — Я тебе помогу. Я хочу быть уверенным, что с тобой все в порядке.
— Зачем так много пены? Ты, по-моему, перестарался.
Он продолжал лить жидкость в пенящуюся воду.
— Вот тут ты не права, — мрачно заметил он. — Сейчас для нас чем больше пузырьков, тем лучше. — Он поставил пустой флакон рядом, проверил температуру воды, закрыл краны и легко поднялся на ноги. — Давай, иди сюда, и покончим со спорами.
Подняв ее, он расстегнул верхнюю пуговку пеньюара с видом полного безразличия.
Зайла почувствовала легкий озноб, вызванный отнюдь не холодом, когда он снял с нее прозрачную одежду и взял ее на руки. Он выглядел отстраненным и равнодушным! Она никогда не думала, что Дэниел может быть таким холодным.
— Тебе нечего беспокоиться. Когда я буду в ванне, я сама…
— Зайла, — процедил Дэниел сквозь зубы. — Замолчи.
Он осторожно опустил ее в гору пены. Она чихнула.
— Я же говорила, что ты перестарался. Я просто утопаю в пене.
Дэниел выпрямился, сбросил с ног сандалии и оценивающе посмотрел на нее. Это была правда. Зайла сидела в пене по самый подбородок, даже дюйма ее красивого тела не было видно. Дэниел почувствовал, как напряжение понемногу его отпускает.
— А мне так очень нравится, — широко улыбнулся он. — Просто замечательно!
Зайла опять чихнула.
— Пожалуйста, выпусти часть воды.
— Ничего подобного. Ты будешь здесь недолго. — Он уселся на верхнюю ступеньку, ведущую в ванну, и бросил ей губку и мыло. — Иди сюда и сядь ко мне спиной. Пока ты будешь мыться, я вымою твои волосы. Договорились?
— Договорились, — радостно сказала она, располагаясь на ступеньке между его колен. Должно быть, ей только показалось. Теперь в Дэниеле не было ничего сурового или холодного. — У меня нет выбора, если я хочу выбраться отсюда раньше, чем меня поглотят эти пузырьки.
— Откинься назад. Надо намочить волосы. — Дэниел неторопливо лил шампунь на ее волосы, играя с ее волосами, делая из них рожки и завитушки. — А из тебя бы вышла отличная светская дама восемнадцатого века. Тебе бы пошли огромные белые парики.
— Рада, что ты так думаешь. — Зайла с наслаждением проводила губкой по шее и плечам. — У тебя прямо какая-то страсть к пене, разве не так? Тебе придется теперь долго споласкивать мои волосы. Готова поспорить, что в детстве ты часами плескался в ванне со своими игрушками.
— В детском приюте нам разрешалось мыться в душе ровно семь минут. Ванн вообще не было. А тем более игрушек, — сказал Дэниел самым обыденным тоном, не переставая нежно втирать шампунь в волосы. — Для такой оравы сорванцов это считалось ненужным.
Зайла почувствовала, как на глазах выступают слезы, и постаралась скрыть их.
— А ты и вправду был таким сорванцом, каким тебя считали?
— Еще бы, — ответил Дэниел, пожимая плечами. — От меня вся школа стонала. А потом я решил вступить в армию, чтобы повидать мир. — Его руки на мгновение замерли. — Единственная страна, которую я тогда увидел, был Вьетнам, и мне, надо сказать, там не очень понравилось. — Он возобновил свои движения, но теперь они были совсем медленными, словно он погрузился в воспоминания. — И я научился выживать в этом мире. Я всегда оказывался уцелевшим. У меня был какой-то особый талант — талант приспосабливаться к ситуации и заставлять ее работать на меня. — Он отвел от нее руки, и голос его вдруг прозвучал резко. — Я заставлял эти ситуации работать на меня, и очень многие люди могли бы осудить меня за эти методы. Я не собираюсь себя оправдывать. Я жил жестокой жизнью, потому что это был единственный способ вообще выжить.
— Ты ощетинился, словно на тебя нападают, — мягко сказала Зайла. — Но сейчас это незачем. Я понимаю тебя. Что бы ты ни делал, я знаю, это было ради того, чтобы выжить. — Она глубоко вздохнула. — Я хорошо знаю, что такое борьба за выживание.
— Правда? — Его голос прозвучал странно сдавленно. — Хотя да, думаю, что так. — Между ними повисла короткая напряженная тишина, пока Дэниел не нарушил ее нарочито легким тоном. — Ты действительно много пережила, даже в последнее дни: Хасан, скорпионы, да и я сам. Я бы сказал, что после этого тебя вполне можно назвать экспертом по экстремальным ситуациям. — Он быстро встал. — Почему бы нам не посмотреть, как хорошо ты справишься… — Его голос понизился до таинственного шепота, — …С такой массой страшных мыльных пузырьков. Давай сполосни волосы под краном, пока я найду полотенце. — Он обошел ванну и подошел к шкафчику у душа.
Как он долго возится, удивленно думала Зайла, смывая пену. Стоя к ней спиной, Дэниел перебирал стопку махровых полотенец.
— Дэниел, я уже готова.
— Прекрасно, теперь дело за мной. Готов ли я, вот в чем вопрос, — пробормотал Дэниел себе под нос, выдергивая большое белое полотенце из лежащей перед ним стопки. С напряженным лицом он пошел к Зайле, разворачивая полотенце. Она начала было подниматься, но не успела даже встать, как он набросил на нее махровую простыню и вытащил из ванны. В том интенсивном растирании, которое он ей устроил, не было ничего чувственного. Закончив, он обернул полотенце вокруг нее до подмышек. Затем другим полотенцем так же бесстрастно вытер ей волосы, после чего намотал его на голову в виде тюрбана. Закончив, он поднял Зайлу на руки и понес в спальню.
— Я знаю, как это утомительно, — с раскаянием сказала она. — Обещаю, тебе не придется больше этого делать. Я уверена, что завтра смогу все сделать сама.
— И заставишь меня сходить с ума от беспокойства? — Дэниел уложил ее в постель, накрыл атласной простыней. — Но ты права, мы должны придумать что-то другое. Я не могу проходить через это каждый день. Я не приспособлен быть горничной.
Дурацкие слезы опять застилали ей глаза. Он явно ее отвергает, но почему?
— Ну что же, ты прекрасно справился на этот раз, пусть даже тебе и не понравилось. Ты был очень добр ко мне. — Зайла попыталась улыбнуться.
— Я справился отвратительно, — резко ответил он. — И во мне нет ничего доброго. Я сказал тебе, что я умею выживать. — Он провел рукой по волосам. — Но не думаю, что смог бы пережить еще одно такое испытание. Мне надо будет поговорить с Филипом, чтобы он все-таки нашел тебе горничную, пока ты не поправишься.
— Зачем нарушать весь распорядок этого дома? — Зайла гордо подняла голову. — И тебе нет необходимости ухаживать за мной. Ты выполнил свою миссию, здесь я в безопасности. — Она решительно посмотрела ему в глаза. — Ты зря думаешь, что мне что-то должен, Дэниел. У меня нет права ничего от тебя требовать.
Самые различные эмоции отражались на лице Дэниела. Насмешливое удивление, раздражение и что-то еще, очень похожее на нежность.
— Ну опять! Опять то же самое! — Он плюхнулся на кровать рядом с ней и взял ее руки в свои. — Нам лучше все обсудить, не откладывая. Мне никогда не удавались обходные маневры. — Он опустил глаза на ее руки, сосредоточенно хмурясь. — Пойми, то, что произошло в пещере, было ошибкой. Мы оба это знаем. — Большим пальцем он рассеянно гладил ее запястье. — Я хочу, чтобы ты знала, это не должно повториться. Я хотел бы начать все сначала, если ты не против. Я не всегда такой дикарь.
— Ты никогда не вел себя со мной как дикарь, — тихо ответила Зайла. Она была рада, что он на нее не смотрит. Это дало ей возможность скрыть боль, которую причиняли его слова. Чему тут удивляться? Она и раньше подозревала, что происшедшее в пещере значило для нее гораздо больше, чем для Дэниела.
Он иронически скривил губы.
— Ты очень великодушна, но я ведь не хуже тебя знаю, что произошло. Признаю, я совершил ошибку, и мне еще повезло, что ты не возненавидела меня. — Дэниел взглянул на нее с мрачной решимостью. — Я мало что понимаю в хороших манерах, но прекрасно знаю, что такое дружба. Давай останемся друзьями. — Его голос звучал грубовато, но был искренним. — У меня не так уж много друзей. Для меня значило чертовски много, когда ты сказала, что хочешь моей дружбы. Я надеюсь, что твое предложение все еще в силе?
— Да, конечно, — мягко ответила Зайла. Конечно, это не то, на что она надеялась, но лучше, чем ничего. Если она как следует поработает, чтобы сделать эту дружбу настоящей и крепкой, ей, возможно, даже будет достаточно этого. Пора бы знать, что в жизни редко выпадает большой выигрыш. — Я буду тебе хорошим другом, Дэниел.
— Я знаю. — Все еще глядя ей в глаза, он поднял ее руку к губам и поцеловал. — Ты незаурядный человек, дружок. — Он осторожно опустил ее руку на кровать, как будто она была такой хрупкой, что могла разбиться. — Ну так во что сыграем? Я принес «Погоню», «Монополию» и шашки. — Нагнувшись, он потянулся к коробкам, лежащим на кровати.
— Все равно. Что-нибудь по твоему выбору. — Внезапно ее взгляд наткнулся на длинный рваный шрам на левом бедре Дэниела. Он начинался над коленом и доходил до края обрезанных джинсов. — Откуда это у тебя?
— Что?
Зайла провела пальцем по неровному шраму. Дэниел дернулся, как будто она его обожгла. Она в тревоге взглянула на него.
— Все еще болит?
Дэниел покачал головой.
— Нет, это я просто от неожиданности. — В его голосе действительно звучало волнение. — Это старая ножевая рана. Я получил ее давно.
Ее пальцы проследили линию до конца.
— Похоже, рана была очень глубокой. — Его бедро было таким твердым и мускулистым! Под ее пальцем оно становилось как камень. Интересно, что он так напрягся? Может быть, воспоминание об этом давнем случае так на него действует? — А ты лечил рану должным образом?
— Наверное. Во всяком случае, она меня не беспокоила. — Мускулы его лица свело, как при судороге. — До настоящей минуты.
— Что? — спросила Зайла. — Ах, ты, должно быть, нес меня всю дорогу, и поэтому…
— Нет. — Неожиданно Дэниел сбросил ее руку и вскочил на ноги. — Ничего уже не болит. Пойдем, покажу тебе конюшни и полосу препятствий, хочешь?
Зайла удивленно посмотрела на него:
— Но ведь ты решил, что сегодня мы играем в настольные игры.
— Я передумал, — процедил он сквозь зубы. — Сегодня мне не до тихой интимной игры в «Монополию». Мы должны выбираться отсюда. — Он быстро пошел в ванную и вернулся с небольшим феном в руке, который и протянул Зайле. — Давай-ка просуши свои волосы, пока я потороплю слуг, пусть принесут остальной твой гардероб. Я особенно отметил в заказе спортивную одежду. Очень надеюсь, что они прислали джинсы, а не только бикини. Женщины Филипа редко занимаются физическими упражнениями где-либо, кроме спальни.
— Но ты же говорил, что я сегодня слишком слаба для такой прогулки.
— Так и есть. Я тебя понесу.
— Но это же смешно! Я могу…
Он закрыл ее губы рукой.
— Зайла, кончай спорить. — Неожиданно он улыбнулся с такой теплотой, что ее сердце заколотилось. — Друзья должны идти на компромисс. Я соглашаюсь на то, что ты хотела, так ведь? А теперь и ты можешь уступить шажок-другой.
Она уступила бы ему все, что угодно, лишь бы он продолжал улыбаться ей с такой же грубоватой нежностью. Зайла поцеловала его ладонь так же нежно, как он целовал ее только что.
— Хорошо, — нежно сказала она. — Шажок-другой моего самолюбия меня не ущемит. Но только в этот раз, Дэниел.
— Хорошо, пусть только в этот раз. — Он повернулся и быстро пошел к двери. — Мы не будем торопиться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Летняя улыбка - Джоансен Айрис

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Летняя улыбка - Джоансен Айрис



Хорошие герои, характеры. Понравился роман.
Летняя улыбка - Джоансен АйрисВикки
24.04.2015, 10.27





Можно почитать...но не ах.а там на любителя. .
Летняя улыбка - Джоансен Айрисантонина
13.11.2015, 17.30





Очередной роман из серии о Седихане. Вроде и герои хорошие, и сюжет есть, а не цепляет: 5/10.
Летняя улыбка - Джоансен АйрисЯзвочка
13.11.2015, 22.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100