Читать онлайн Летняя улыбка, автора - Джоансен Айрис, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Летняя улыбка - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.46 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Летняя улыбка - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Летняя улыбка - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Летняя улыбка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

— Вот они, — прошептал Дэниел. Прикрыв глаза рукой, он наблюдал, как приближающийся джип остановился, взметая тучи песка, у подножия холма, на вершине которого они стояли. — Смотри, как они засуетились. Должно быть, нашли нашу брошенную машину и решили, что мы у них в руках.
— А как на самом деле? — озабоченно спросила Зайла. — Они ведь так близко! Они будут здесь уже через десять минут.
— Примерно так. — Дэниел повернулся и взял ее за локоть. Она опять испытала волнующий озноб и напряглась, но руку свою не отдернула. И что с ней такое происходит? Он просто взял ее за локоть. И все! И ничего больше! — Но нас здесь уже не будет. Мы сойдем с тропы. И на тот холм будем добираться лесом. На дорогу вернемся уже у самой границы.
— Похоже, ты отлично знаешь эти места.
— Мы не раз охотились здесь с Филипом.
— С Филипом?
— Ну да, с Филипом Эль-Каббаром. Он мой старый друг. — Дэниел искоса взглянул на нее. — Ты что, никогда о нем не слышала?
Зайла покачала головой:
— Последние семь лет я провела на ранчо в Техасе. А что, это имя должно быть мне знакомо?
— Он, наверное, самый могущественный шейх в Седихане. — Дэниел вел ее вниз по склону, спеша уйти подальше от тропы и скрыться в густом кустарнике. — А почему ты жила так долго в Техасе? Это, должно быть, довольно неудобно для Брэдфорда.
— Неудобно? — все еще не понимая, спросила она. — Это ранчо родителей Дэвида, но я старалась не быть им в тягость. Как только я научилась ездить верхом, то стала им помогать.
— Говорят, ты оказалась в распоряжении Дэвида Брэдфорда уже с четырнадцати лет? Однако, ты ранняя пташка! — Тон Дэниела был язвительным.
— Не знаю, что ты имеешь в виду… — Внезапно ее глаза широко раскрылись. — Ты что, думаешь, что Дэвид мой любовник?
Дэниел придержал ветку, давая ей пройти, а потом резко отпустил.
— Это не мое дело! — Но сразу же он бросил на нее взгляд, поразивший ее своей яростью. — Хотя черта с два не мое! Это мое дело. С того момента, как я увидел твою фотографию, я пытался убедить себя, что ты ничем не отличаешься от других девушек. Что ты такая же — ни больше, ни меньше. Но я никогда не обманывал самого себя и сейчас не собираюсь: ты мне не безразлична. — Его лицо вдруг стало будто каменным. — Еще час назад, когда я вошел в салон самолета, я уже знал, что ты будешь принадлежать мне. Так что привыкай к этой мысли. Я не знаю, что со мной происходит, но что-то случилось, это точно. — Он резко отогнул ветку и подтолкнул Зайлу вперед. — Так что можешь сказать своему Дэвиду, что ему придется довольствоваться собственной женой. Ты больше не будешь принадлежать ему.
— Он и так счастлив с Билли, — растерянно проговорила Зайла. — Но я не буду принадлежать и тебе. Мы совсем не знаем друг друга. Это просто безумие! О чем ты только думаешь? Нас преследуют четверо террористов, а ты, кажется, делаешь мне предложение!
— Предложение? Ну нет! Я просто констатирую факт: ты будешь принадлежать мне! — Он решительно вел ее вперед, и грубоватый тон его голоса странно противоречил той исключительной заботе, с которой он оберегал ее от колючих деревьев и кустарников. — Я знаю, что мои слова кажутся тебе бредом. Но я ничего не могу с собой поделать, черт возьми. — Он недовольно посмотрел на нее. — А я не люблю терять контроль над ситуацией. Это меня страшно раздражает.
— Ты ведешь себя так, будто в твоем временном помутнении рассудка виновата я, — удивленно сказала она.
— Да никого я не обвиняю! — ответил он, хмурясь. — Проблема в том, что я совсем не уверен, что это помутнение, как ты говоришь, у меня временное.
Зайла попыталась рассмеяться:
— Думаю, это ненадолго!
— Неужели? — Его губы сжались. — Поживем — увидим. Сейчас не время говорить об этом. Но знай, ты все равно моя. И я готов сказать это Брэдфорду, если сама стесняешься. — Его белые зубы сверкнули в хищной улыбке. — И я сделаю это с наслаждением!
— Я ничья. Ни твоя, ни Дэвида. — Зайла вдруг с изумлением поняла, что дрожит. Впервые за всю ее взрослую жизнь мужчина с такой легкостью пробил стену, за которой она прятала свои чувства. Он всего несколько раз прикоснулся к ней, а до этого они вообще не были знакомы, и тем не менее она столь остро ощущала его присутствие. Ее сердце колотилось, во рту пересохло, она дрожала как в лихорадке. Его рука, поддерживающая ее за локоть, словно обжигала кожу. И все эти ощущения отнюдь не были неприятными. Непонятно, почему она так на него реагирует, когда не терпит даже мимолетного прикосновения любого другого мужчины? Зайла попыталась высвободить локоть, но он сразу же крепче сжал руку. — Пусти меня!
— Нет, тебе нужна моя поддержка. — Даже не посмотрев на нее, он ускорил шаг. — Я нужен тебе сейчас и буду еще больше нужен в дальнейшем. Но уже совсем в другом смысле, уверяю тебя. Я дам тебе все то, в чем ты нуждаешься, выполню малейшее твое желание. Брэдфорду не будет места в твоей жизни.
Зайла облизнула пересохшие губы.
— Дэвиду всегда будет место в моей жизни. Ты не понимаешь, Дэвид мой друг. Я ему вовсе не любовница. — Она тряхнула головой. — Эти твои подозрения просто смешны. Он влюблен в свою Билли!
— Я заметил, что ты ничего не говоришь о своих чувствах. — Губы Дэниела скривились. — Ты явно так же влюблена в него, как он влюблен в свою жену. Стоит ему щелкнуть пальцами, и ты с радостью прыгнешь в его постель.
Зайла посмотрела на него взглядом серьезным и полным искренности.
— Если бы Дэвиду понадобилось, я бы отдала ему все до последней капли крови. — Она пожала плечами. — А что касается моего тела, то он мог бы получить и его. Но тебя это вообще не должно волновать.
— Черта с два не должно! — заорал Дэниел с такой яростью, что она подпрыгнула. — Меня это еще как волнует! — Он глубоко вздохнул, стараясь успокоиться, а потом проговорил сквозь зубы: — Давай лучше помолчи. В данный момент я плохо собой владею. Я могу не удержаться. Так что и тебе будет не все равно. А это было бы безрассудно, потому что на сцене в любую минуту может появиться Хасан, который отстрелит мне задницу.
— Да, это было бы не вовремя. — Зайла попыталась улыбнуться. — И притом совершенно бесполезно. Сексуальный акт — это просто животное совокупление, и в этом ты меня не переубедишь.
— Что? Ты говоришь, как отчаявшаяся старая дева! Если бы не сложилось так, что сейчас не время и не место для… — Он замолчал, увидев странную боль в ее глазах. — Что с тобой? Ты так смотришь, будто я тебя ранил.
— Правда? — Ее голос слегка дрожал, несмотря на все попытки овладеть собой. — Как глупо. — Она пошла быстрее. — Я не девственница, ты знаешь. И уже давно не девственница. Ты был прав, я начала рано. — Она говорила быстро, почти лихорадочно. — Но не с Дэвидом Брэдфордом. С ним ни разу.
Дэниел резко остановился и развернул ее к себе лицом.
— Да помолчи наконец и дай мне посмотреть на тебя. — Его глаза пристально всматривались в ее напряженное лицо, после чего он с чувством выругался. — Я вижу, что обидел тебя! Ну что я сказал такого обидного?
— Ничего. — Зайла постаралась вырваться. — Повторю: глупо с моей стороны обижаться. Пойдем, надо торопиться, разве не так?
— Так, — рассеянно ответил Дэниел. Его руки поглаживали ее плечи, а взгляд не отрывался от лица. — Но я не двинусь с места, пока не пойму, что тебя так расстроило. — Он слегка встряхнул ее. — Уверен, не из-за того, что я назвал тебя старой девой. Я слышал, что общество Седихана достаточно строго в отношении нравов. — Его глаза сузились. — Пойми, мне совершенно наплевать, сколько тебе было, когда у тебя появился первый любовник. Готов поспорить, что сам был еще моложе, когда впервые познал женщину. Я не имею права требовать того, чем не отличался сам. — Его улыбка стала такой мягкой, что сердце Зайлы забилось, как сумасшедшее, а потом растаяло, словно весенний снег. — Послушай, я не хотел тебя обидеть. Я резкий, суровый человек и вел суровую жизнь, но тебе нечего меня бояться. Я никогда не обижу тебя намеренно. — Пальцем он осторожно дотронулся до ее нижней губы. — И я никогда не позволю никому другому обидеть тебя. Ты мне веришь?
Его прикосновение было таким легким! Странно, как оно могло нести в себе столько чувственности. Зайла ощутила это не только губами, но и запястьями, и внизу живота, и даже в подошвах ног. По всему телу побежали мурашки, а ведь он даже не пытался ее возбудить. Она чувствовала запах, исходящий от него, — свежий запах мыла и мускусный аромат мужского тела. Неожиданно ей захотелось протянуть руку, чтобы дотронуться до огненно-рыжей мягкой бороды и провести пальцем по четкому очертанию рта, как только что сделал с ней он. Она хочет дотронуться до него! И это потрясло Зайлу.
Она быстро опустила глаза, но это не помогло избавиться ни от странного тепла, разлившегося по всему телу, ни от смелых мыслей о том, как выглядят волосы на его груди, такие ли они темно-рыжие, как борода. Зайла сердито затрясла головой, стараясь прогнать это наваждение.
— Я верю тебе, — ответила она нетвердым голосом и улыбнулась. — Но не лучше ли нам пойти дальше? Сомневаюсь, что с отстреленной задницей ты сумеешь защитить меня. — Ее глаза лукаво блеснули.
Дэниел слегка приобнял ее, и это напоминало объятия медведя гризли, ласковые, но неуклюжие. Да уж, он действительно медведь!
— Значит, постараемся, чтобы этого не случилось. Мне очень дорога нижняя часть моего тела. — Затем он отпустил ее и опять потащил через кустарник. Они двигались в таком темпе, что на разговоры им уже не хватало дыхания.


Зайла чувствовала, что ее легкие вот-вот разорвутся. Одежда насквозь пропиталась потом, как будто промокла в озере. Боже мой, зря она об этом подумала! Погрузиться бы сейчас в холодную озерную воду! Но об этом можно было только мечтать!
Дэниел тревожно обернулся на нее. Глаза его были слегка прищурены. Спускались сумерки.
— Ну как ты? Держишься?
Она молча кивнула, чтобы не сбивать дыхания. Приходилось беречь оставшиеся силы. Все эти несколько часов Дэниел поддерживал хороший темп и ни разу не остановился. Зайла не знала, сколько миль они прошли, но могла поклясться, что не менее сотни, так она устала. Издали эти горы казались такими прохладными и уютными! Но прохлада была только плодом ее воображения. Здесь, в тени деревьев, было лишь на пару градусов менее жарко, чем в пекле пустыни.
— Скоро мы отдохнем, — сказал Дэниел. — Но я хочу спуститься вниз до темноты. — Не дожидаясь ответа, он пошел дальше. Его длинные, крепкие ноги шагали вниз по склону легко и уверенно, что было удивительно для человека такого мощного телосложения. А кроме того, он двигался почти бесшумно, отметила Зайла, выбивавшаяся из сил, чтобы не отставать от его широкого шага. Видимо, именно эта кошачья ловкость и помогла ему установить мины вокруг самолета так, что никто не слышал. Наверное, он так же страдал от жары, как и она. Его рубашка цвета хаки пропотела и прилипла к спине и рукам, а рюкзак и автомат, должно быть, страшно горячие и тяжелые. Но при этом он даже не запыхался, с некоторым раздражением подумала Зайла. Она готова просто упасть на землю без сил, а он выглядит так, словно только что вышел на прогулку. Вдруг Дэниел остановился так неожиданно, что она чуть не налетела на него.
— Подожди. Кажется, это было здесь. — Он взял ее за руку и потащил по тропе вверх по склону небольшого холма. — Это сразу же за поворотом.
— Что — это?
— Небольшая пещера. А невдалеке, вниз по склону, есть маленький ручеек. Мы можем тут переночевать.
— Так мы не пойдем дальше?
— Хасан с подручными сейчас скорее всего прочесывает горы, а мне бы не хотелось наткнуться на них ночью. Во всяком случае, когда я с тобой. Мы уже достаточно близко к границе, так что сможем добраться до нее за несколько часов. Отдохнем и выйдем еще до рассвета. — Он помог Зайле преодолеть последние метры. Обняв ее за талию, он почти пронес ее по заросшей тропе и повернул за выступ скалы.
— Если это из-за меня, то останавливаться необязательно, — сказала Зайла, с трудом переводя дыхание. — Я отлично себя чувствую.
Дэниел посмотрел на нее сверху вниз, и на секунду его рука еще крепче обняла ее.
— Да уж, это сразу видно, — с легким упреком проговорил он. — Ты выглядишь так, будто вот-вот рухнешь. Но, конечно же, ты можешь с этим справиться, да?
— Да! — Зайла улыбнулась ему. Сейчас она испытывала какое-то новое, теплое чувство, непохожее на тот чувственный жар, который охватывал ее раньше. Сейчас это было что-то успокаивающее, ласковое, как материнское прикосновение. Как странно, что этот незнакомец может вызывать в ней такие разные эмоции! — Да, я могу с этим справиться!
— Ну, в настоящий момент тебе ни с чем справляться не придется. — Они выбрались из зарослей кустарника по другую сторону холма и остановились перед узкой, не более полуметра шириной, пещерой.
— Это и есть твоя пещера? — удивилась Зайла. — Я лично предпочту ночевать снаружи. Я вообще боюсь находиться в замкнутом пространстве, а эта пещера выглядит ужасно маленькой.
— Она идет вглубь почти на пятьдесят метров. Внутри ты будешь в безопасности, а снаружи я сооружу небольшое прикрытие, и входа не будет заметно совсем. — Он поморщился. — Мне, честно говоря, тоже не нравится такой вариант. Я тоже не люблю замкнутые помещения.
— Так почему бы нам не остаться снаружи?
— Потому что внутри безопаснее, — коротко ответил он. — Оставайся здесь, а я полезу внутрь и все проверю. Не люблю сюрпризы.
В быстро сгущающихся сумерках щель казалась темной и зловещей.
— А что, в Саид-Абаба есть медведи? — спросила она.
— Нет, насколько я знаю. — Дэниел прислонил автомат к скале, снял рюкзак и бросил его на землю. — Я имел в виду скорее летучих мышей или пауков.
— Летучих мышей! — Зайла вздрогнула. — Я бы предпочла встречу с медведем!
— Ну, если нам повезет, то там вообще никого не будет. — Он вытащил из рюкзака маленький фонарик и опустился на колени, чтобы влезть в пещеру. — Хотя проверить все равно надо.
Зайле казалось, что его не было ужасно долго. Боже, как тяжело вот так стоять и ждать его, ощущая свою беспомощность. Почему она не пошла вместе с ним? Он постоянно, с того момента, как вошел в самолет, рисковал ради нее своей жизнью. Рискует и сейчас. Эта дыра кажется такой темной и страшной!
А змеи? Что, если там есть змеи?
Забыв обо всем, Зайла опустилась на колени и поползла в темноту. Боже, какой же здесь мрак! И из глубины не доносилось ни звука.
— Дэниел? — Ее голос прозвучал так жалко и испуганно, что ей самой стало противно. Все-таки она трусиха! Зайла опустила голову, глубоко вздохнула и поползла быстрее.
Внезапно она стукнулась обо что-то головой с такой силой, что искры посыпались из глаз. В испуге она быстро подняла голову и ударилась обо что-то еще раз. Что это было? Подбородок!
— Оу-у! — Темная глыба перед ней издала приглушенный стон, за которым последовало вполне разборчивое ругательство.
— Это ты, Дэниел? — радостно спросила Зайла.
— Кто же тут еще может быть, позволь спросить? И какого дьявола ты тут делаешь? Кроме, конечно, того, что пытаешься вышибить из меня мозги.
— Я беспокоилась за тебя, — ответила она, судорожно в него вцепившись. — Из-за змей!
— Что?
— Здесь в пещере могут быть змеи. — Он был таким большим, теплым и надежным! Зайла пододвинулась поближе, и теперь его руки крепко ее обнимали. Она слышала, как под ухом бьется его сердце, наполняя царящую кругом темноту жизненной силой. — А почему ты выключил фонарик?
— Экономлю батарейки, у меня нет запасных. Фонарик нам еще пригодится. Я проверил все щели и закоулки, а потом выключил его и полез к выходу. — Его руки поглаживали ее плечи, но Зайла понимала, что в этом не было ничего чувственного. Тем не менее его прикосновения вызвали горячую дрожь во всем ее теле. — А тебе не пришло в голову, что если ты так боишься, то гораздо умнее было бы не ползти мне на помощь, а ждать снаружи?
Она покачала головой:
— Если чего-то боишься, то лучше встретить опасность лицом к лицу. Я давно это поняла. Если пытаешься уклониться, страх разрастается внутри тебя, отравляя существование. Так что я должна была пойти.
На секунду его руки замерли.
— Может, ты и права. — Он легко коснулся губами ее волос. — С радостью сообщаю, что спасать меня не было необходимости. Здесь нет ни змей, ни летучих мышей, ни медведей. — Он осторожно отстранился. — Как насчет того, чтобы выползти отсюда? Мне требуется свежий воздух. Эта пещера меньше, чем я думал. — Он развернул ее к выходу и слегка подтолкнул. — Давай.
Когда она вылезла наружу, воздух, несмотря на тягостную жару, показался ей удивительно чистым. Зайла отошла от входа и села, с наслаждением прислонясь к камню. Дэниел выбрался следом и уселся рядом. Он вытащил пачку сигарет из кармана рубашки и зажег одну, потом откинулся назад, опираясь о скалу, и глубоко затянулся.
— Ох, прости! — Он опять полез за пачкой, которую уже успел запихнуть в карман. — Хочешь закурить?
Зайла покачала головой:
— Я не курю.
— Может быть, тебе неприятно, что я курю?
— Нет, мне это все равно. Я просто сама не хочу курить, мне даже сама мысль об этом неприятна. — Она прикрыла глаза и запрокинула голову, позволяя свежему ветерку ласкать шею.
— Это как-то связано со здоровьем?
Она покачала головой:
— Нет, тут дело в зависимости. Мне непереносима сама мысль о том, что потом я не смогу без них. Это меня пугает.
— Пугает? — удивленно переспросил Дэниел. — Довольно странно слышать это от девушки, которая не боится ни медведей, ни террористов, ни змей.
Зайла открыла глаза.
— Ты так считаешь? — Внезапно она поднялась на ноги. — Ты сказал, что поблизости есть ручей.
— Да, внизу, у подножия холма, возле кустов тамариска. — В наступившей тишине Дэниел с трудом различал ее лицо. Ее плечи были странно напряжены. Он медленно потушил сигарету о землю. — Подожди, я тебе покажу.
— Нет, ничего. Я найду сама. — Она уже почти бегом спускалась вниз по склону.
Дэниел пробормотал что-то себе под нос и осторожно пошел за ней. У этих женщин настроение меняется чуть не каждую минуту! Только что она была просто испуганной маленькой девочкой, льнущей к нему в темноте пещеры, потом сразу же превратилась в зрелую женщину, сдержанную и сильную. А теперь вдруг ведет себя нервно, как тот горячий конь, верхом на котором она была снята на фотографии. Если ему приспичило влюбиться в женщину, то неужели нельзя было выбрать кого-нибудь более предсказуемого?
Он только сегодня познакомился с ней, а она уже пробудила в нем целый водопад самых разнообразных ощущений. Желание, нежность, стремление защищать, ревность… Если бы его мозги не помутила ревность к этому ее драгоценному Дэвиду, он бы был гораздо более дипломатичен в заявлении своих прав на нее. Ясно было, что он напугал ее. Все равно, он должен был заявить о своих правах на нее перед тем, как передать ее Клэнси. Дэниел знал это с той минуты, когда сел рядом с ней в самолете. Это было так, как будто все кусочки мозаики встали наконец на свои места. А со стороны все это кажется полным безумием!
Дэниел все еще хмурился, подходя к тамарисковым зарослям. Зайла наверняка считает его ненормальным: бывший наемник, грубый и неотесанный, вторгся в ее жизнь, разбрасывая вокруг бомбы, и заявил, что она будет принадлежать ему, нравится ей это или нет. Чему теперь удивляться, если девушка так нервничает?
Ему надо бы сдержать нетерпение и быть мягким и воспитанным. Подумать только, ей всего двадцать один! Студентка, которой, должно быть, не приходилось сталкиваться с людьми его профессии. А что он сам делал в двадцать один год? Сначала Вьетнам, потом Центральная Африка, потом… Он даже не мог припомнить все страны, все войны, всех женщин, которые были рядом с ним. Надо очень постараться, чтобы прожитые годы не встали между ними стеной. Ну ничего, теперь он будет исключительно сдержанным, спокойным, и возможно…
Все благие намерения быть сдержанным разом вылетели у него из головы. Зайла стояла на коленях около ручья. Она сняла хлопчатобумажную рубашку и спустила с плеч бретели кружевного лифчика. Она умыла лицо и плечи белым носовым платком. Дэниел узнал тот платок, который дал ей еще в самолете. Золотистые, выгоревшие на солнце волосы рассыпались и укрыли ее легким шелковистым плащом. Зайла подняла руку, чтобы отвести их назад, за спину, потом опять опустила платок в воду и слегка отжала, прежде чем медленно, с наслаждением провести по руке от плеча до запястья.
У Дэниела перехватило дыхание. Ему вдруг представилось, что эти руки скользят по его телу. Он словно наяву ощутил, как нежные ладони гладят кожу. Его сердце бешено колотилось, а желание растекалось по телу горячими волнами.
Дэниел стоял очень тихо, не шевелясь, но Зайла, видимо, почувствовала его присутствие, повернула голову и замерла, словно испуганный олень. Когда она узнала его в полутьме, то натянуто рассмеялась.
— Видимо, я нервничаю больше, чем думала. Ты напугал меня. — Напряжение исчезло из ее движений. Она опять нагнулась над ручьем, чтобы намочить платок. — Это так замечательно! Я отдам тебе платок через минуту, вот только смою пот и песок. А то, наверное, я умру.
— Не торопись. — Его голос был необычно низким и хриплым, и от всей его мощной фигуры исходила такая сила, что Зайла опять заволновалась. Она вдруг сообразила, что полураздета, и решила поскорее накинуть на себя рубашку. До чего же глупо! Она сейчас раздета не больше, чем обычно на пляже, а в такой ситуации приходится думать скорее о практичности, чем о скромности.
— Жалко, что у меня не во что переодеться, — сказала она с наигранной веселостью.
— У меня в рюкзаке есть свежая рубашка, можешь ее взять. — С этими словами Дэниел медленно двинулся к ней. — Она, правда, будет тебе до колен, но зато чистая. — Он остановился рядом, надежный, непоколебимый, как скала. — Пойду принесу ее.
Зайла покачала головой.
— Но тогда тебе самому будет не во что переодеться. А я и так слишком многим тебе обязана. — Она подняла голову, чтобы посмотреть на него. — Знаешь, я ужасно благодарна тебе. Извини, что не сказала этого сразу.
— Мне не нужна твоя благодарность. — Дэниел опустился на траву. — Хотелось бы получить от тебя многое, только не благодарность. — Он положил автомат на землю рядом. Его пальцы быстро расстегивали рубашку, которую он тут же сбросил. Склонившись над ручьем, он начал тереть лицо и шею с энергией, которая отличала все его действия. При каждом движении выпуклые мускулы спины и плеч перекатывались под бронзовой кожей, и Зайла не могла оторвать от них глаз. По общепринятым меркам Дэниел вовсе не красавец, и, казалось бы, ей нечего приходить в такое волнение. Все, что у него было, — это мощная мужская грация римского гладиатора. И все? Но Зайле этого было достаточно, чтобы колени начали подгибаться, а руки так задрожали, что она чуть не выронила платок.
Теперь Дэниел плескал холодной водой на грудь, поросшую огненно-рыжими волосами, и она наблюдала, как капли воды стекают по его коже. У нее мелькнула дикая мысль нагнуться и слизнуть эти капли. Зайла была поражена. Это же самое настоящее желание! Несмотря на все убеждения психиатра, которого она посещала каждую неделю в течение последних шести лет, девушка не верила, что когда-либо испытает это чувство. Однако, чем еще могло быть это охватившее ее стремление?
Зайла чувствовала, как ее грудь набухает, а соски становятся твердыми от этого странного чувства. Она хотела прикрыть грудь руками, но это только привлекло бы его внимание. Вместо этого она схватила с земли свою рубашку.
— Нет! — послышалось рядом.
Она быстро посмотрела на него округлившимися глазами.
Дэниел не сводил взгляда с ее полной груди, прикрытой лишь тонким кружевом. Его лицо выражало такую чувственность, что у нее перехватило дыхание.
— Подожди, — сипло сказал он. — Подойди ко мне.
Она нерешительно помедлила.
— Не думаю, что это хорошая мысль. Мы оказались в такой дикой ситуации, что реагируем на все не так, как обычно.
— Если ты реагируешь не как обычно, то я просто схожу с ума! — Он потянулся и дотронулся пальцем до ее соска через кружево лифчика. — Но мне кажется, что ты меня догоняешь, причем довольно быстро.
Зайла отпрянула. От его прикосновения ее словно ударило током.
— Видишь? — смущенно усмехнулся он. Он осторожно обнял ее за плечи. — Это взрывоопасно, правда?
— Тем более не надо… — Дэниел притянул ее к себе, и она устремилась к нему, как к магниту. Ну почему она не сопротивляется? Затем Зайла оказалась прижата к его твердой груди и забыла обо всем. Его жесткие рыжие волоски щекотали ее нежную кожу, зажигая пламенем все ее существо. Голова кружилась, а дыхание учащалось. С легким вздохом она доверчиво прижалась щекой к его груди. — Это ошибка, Дэниел. Это все слишком скоро. Мы же ничего не знаем друг о друге.
— Так давай узнаем все, что надо. — Дэниел запустил пальцы в копну ее волос и отвел голову девушки назад, чтобы заглянуть ей в глаза. — Только понемногу. Я не хочу просить больше того, что ты сможешь дать. — Он со вздохом покачал головой. — Пять минут назад я говорил себе, что буду терпеливым и сдержанным! А теперь единственное, что я могу тебе обещать, это что не брошу тебя тут же на землю и не изнасилую. — Он медленно приблизил к ней лицо. — Я хочу быть очень нежным с тобой, Зайла. Помоги мне в этом. Раньше я никогда такого не чувствовал. Мне всегда нравилось, если все происходит быстро и бурно, но с тобой я хочу прочувствовать каждое мгновение.
Он обнял девушку, пристально вглядываясь в ее черты. Его теплое дыхание касалось ее лица. Первое прикосновение губ было таким легким, что Зайла его едва ощутила. Затем его губы заскользили по ее плечам и груди, лаская и дразня. За одним поцелуем следовали сотни других. Их губы слились, дыхание смешалось.
До чего же хорошо, мечтательно думала Зайла, тесно прижимаясь к Дэниелу. Он был таким гладким и теплым! Таким сильным и нежным! Она никогда не испытывала ничего подобного. Как будто никогда раньше на земле не существовало ни поцелуев, ни ласк, ни объятий, будто рождались они прямо в этот волшебный момент. И как ему удается такое волшебство?
— Зайла.
— М-мм?
— Открой свои губки, дорогая. Я хочу узнать, какая ты на вкус. — Его пальцы нежно перебирали золотистые волосы, пока губами он разжимал ее губы. — А ты не хочешь почувствовать меня?
— Хочу. — Она хотела узнать о нем все, исследовать каждую его клеточку, причем с поразившим ее саму нетерпением. Горячий язык Дэниела, неторопливо поглаживая, коснулся ее губ, а потом нырнул внутрь, заскользил по зубам, вступив в игру с ее языком. Этот интимный жест был проделан с такой любовью, что получился неожиданно естественным, даже необходимым. Зайла чуть не рассмеялась, когда поняла это. Странно, что она так непринужденно себя чувствует, когда каждая жилка, каждый нерв в ней вибрирует от возбуждения.
Руки Дэниела встретились у нее за спиной, и она внезапно почувствовала себя свободнее — он расстегнул лифчик. Затем спустил бретельки с плеч и рук, не отрывая от нее губ. Тело к телу, огонь к огню, твердые мускулы к нежной мягкости ее груди. Щемящая боль толчками нарастала внизу ее живота.
— О Зайла, разве это не прекрасно, любовь моя? — Он слегка отстранил ее, чтобы заглянуть в глаза. — Жаль, что уже так темно и я не могу тебя по-настоящему разглядеть. — Он еще раз крепко поцеловал ее и потянул за руку, поднимая на ноги. — Идем.
— Куда? — удивленно спросила Зайла.
Он накинул на нее свою смятую рубашку, поднял с земли ее одежду и свой автомат.
— Обратно в пещеру, — сказал он. — Я не смогу тебя разглядеть в полной темноте, но и рисковать, занимаясь любовью здесь, на открытом месте, не буду.
— Так вот, что ты делал, — тихо сказала Зайла.
— Что, занимался любовью? — Он быстро взглянул на нее. — Ты совершенно права, Зайла. Если бы я просто использовал тебя сексуально, ты бы это сразу почувствовала. Я ведь не очень тонкий человек.
Она внезапно засмеялась, весело и легкомысленно, как девчонка.
— А какой же — суровый и решительный?
— Вот именно. — Дэниел обнял ее за талию и повел вверх по склону. — И с бездной фейерверков в запасе. Надеюсь, что тебе все это понравится. Но для начала мы будем медлительны и осторожны.
Зайла напряглась и долго молчала.
— Фейерверков? — с сомнением в голосе повторила она. — Это так неожиданно! Не думаю, что я для этого созрела.
Дэниел не отвечал, пока они не подошли к входу в пещеру.
— Ну, я сказал, что мы не будем торопиться. Как ни странно, меня очень привлекает мысль за тобой поухаживать. — Он крепче обнял ее за талию. — Только не старайся меня оттолкнуть. Я не перенесу этого после того, как прикоснулся к тебе. Конечно, мой фейерверк не будет таким ослепительным, как в самолете, но пару выстрелов мы все же устроим.
А Зайла в этот момент думала о том, как трудно было бы ей самой удержаться от того, чтобы не дотрагиваться до Дэниела.
— Как скажешь, — кротко отозвалась она.
Он фыркнул.
— Но только в том случае, если ты сама хочешь того же… — Его голос стал неожиданно серьезным. — Давай в открытую, Зайла. Мы должны быть абсолютно честны друг с другом. Скажи мне, ты сама этого хочешь?
— Да, хочу, — тихо ответила она. Все еще удивляясь, она поняла, что это действительно так. Ему стоило лишь прикоснуться к ней, и она уже желала его всем своим существом. — Именно этого я и хочу.
Дэниел быстро обнял ее.
— Моя девочка! — Он отпустил ее и отвернулся. — Ладно, ты поройся в рюкзаке, там найдешь чистую рубашку. А я схожу поищу какие-нибудь ветки, чтобы прикрыть вход.
Зайла глядела ему вслед в растерянности. Своей безудержной энергией он успел разбудить в ней такую бурю эмоций, что без него она неожиданно почувствовала себя одинокой и покинутой. Тряхнув головой, Зайла решительно отвернулась, чтобы не видеть удаляющейся фигуры Дэниела.
Черт возьми, она же его совсем не знает! Разве можно так реагировать на незнакомого человека? Исходящая от него уверенность в своих силах и смелое, грубоватое обаяние просто поразили ее воображение, застали врасплох, и нечего принимать обычное физическое влечение за нечто большее. Конечно, Дэниел очень привлекателен. Неудивительно, что женщины готовы на многое, чтобы завладеть его вниманием. Но может ли Зайла соперничать с ними? Она ведь до сих пор не знает, как поведет себя в момент близости.
Правда, ее отношение к Дэниелу было совсем особым, неожиданным для нее самой. От его прикосновений она таяла, словно снежок, попавший в костер. Если верить доктору Мелроузу, в этом и состоит ее окончательное излечение. Доктор говорил, что если она когда-нибудь почувствует сексуальное влечение, то будет реагировать свободно и естественно. При этом слова его были такими холодными и наукообразными, а возможность этого казалась такой отдаленной, что Зайла слушала его с полным безразличием. Но вот сейчас… А что, если Дэниел может предложить ей только физическую близость на пару недель, максимум? Ну и пусть. Возможно, что, овладев ею, он даст ей то, о чем не догадывается сам, — то окончательное излечение, которое сделает ее наконец полноценной женщиной.
Зайла опустилась на колени возле рюкзака и стала возиться с застежками. Ей не хотелось думать о том, что принесет с собой выздоровление. Сейчас, когда она с Дэниелом, ей не надо думать, она будет просто чувствовать. Она знает, что может положиться на него, он не даст ей утонуть в этом океане эмоций. Она просто будет плыть по течению. Под его грубоватой внешностью чувствовалась доброта, которой Зайла инстинктивно доверяла.
Она быстро сбросила рубашку Дэниела, которую он накинул ей на плечи, и переоделась в синюю рубашку из рюкзака. Хрустящая и чистая, она слегка пахла лимоном и табаком. Зайла порылась в рюкзаке, изучая его содержимое. Там был хлеб и сыр, завернутые в салфетку, большой фонарь, а также запас батареек к нему, белая футболка, коробка патронов к автомату, серебристый скатанный в рулон мат, служащий подстилкой, и грозного вида мачете. По содержимому рюкзака можно было сказать, что его хозяин — практичный, расчетливый и упорный человек.
— Передай мне мачете, пожалуйста, — раздался за ее спиной голос Дэниела. Он снял с плеча автомат и дал ей. — Я нашел поваленное дерево, это как раз то, что нужно. Минут за пятнадцать я нарублю достаточно веток, чтобы прикрыть вход.
— Тебе помочь?
— Нет, жди меня здесь. — Он пошел к выходу, но неожиданно остановился и обернулся к ней. — Ты умеешь обращаться с автоматом?
— Я неплохо управляюсь с «браунингом». Отец Дэвида научил меня стрелять, когда я жила на ранчо. А насчет твоего — не знаю. — Она сделала гримасу. — По-моему, он может стрелять и одиночными выстрелами, и очередями, так?
Он кивнул.
— Это «М-1». Если что, ты просто подними предохранитель и жми на курок. Ну что ж, не скучай! Я скоро!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Летняя улыбка - Джоансен Айрис

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Летняя улыбка - Джоансен Айрис



Хорошие герои, характеры. Понравился роман.
Летняя улыбка - Джоансен АйрисВикки
24.04.2015, 10.27





Можно почитать...но не ах.а там на любителя. .
Летняя улыбка - Джоансен Айрисантонина
13.11.2015, 17.30





Очередной роман из серии о Седихане. Вроде и герои хорошие, и сюжет есть, а не цепляет: 5/10.
Летняя улыбка - Джоансен АйрисЯзвочка
13.11.2015, 22.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100