Читать онлайн Коснись горизонта, автора - Джоансен Айрис, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Коснись горизонта - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.88 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Коснись горизонта - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Коснись горизонта - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Коснись горизонта

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

— Больше похоже на средневековую крепость, чем на город, — удивленно произнесла Билли.
Когда они въезжали в деревянные ворота, такие же высокие, как и сама каменная стена, окружавшая Зеландан, глаза Билли расширились от изумления.
— Я не удивлюсь, если встречу соратников калифа, скачущих по улице на лошадях. Марасеф тоже любопытный город, но этот просто восхитительный.
— Рад, что тебе нравится, — насмешливо проговорил Дэвид. — Но если ты не перестанешь вертеться, чтобы все увидеть, то свалишься. Подожди до завтра, и я устрою тебе экскурсию. А сейчас я хочу отвезти тебя домой и успеть послать кого-нибудь за твоим джипом, пока не стемнело.
Пристально взглянув на заходящее солнце, он добавил:
— Приблизительно через час солнце сядет. Осталось не так много времени.
Билли обернулась и, глядя на Дэвида, нехотя согласилась:
— Ладно, завтра, но я хочу увидеть все.
— Да, мэм, — медленно произнес он. — Я весь в вашем распоряжении.
Вымощенная булыжником площадь, которую они пересекали, была заполнена длинными рядами прикрытых навесами прилавков, на которых продавалось все, что угодно: от кож, драгоценностей и экзотических духов до апельсинов и красно-золотых плодов гранатового дерева. От базарной площади веером расходились улицы. Они повернули в одну из них. По обеим сторонам тенистой извилистой улицы стояли невысокие белые дома с плоскими крышами и крошечными магазинчиками.
К удивлению Билли, все приветствовали Дэвида и радовались его появлению. Начиная от рыночного торговца и кончая маленьким мальчиком, играющим с друзьями на улице. Билли немного понимала по-арабски, чтобы уловить суть большинства приветствий, но слово, которым они называли Дэвида, было ей совершенно незнакомо. Она обернулась к нему, с любопытством спросив:
— Они называют тебя Лизан. Что это значит?
К ее удивлению, он покраснел от смущения.
— Это седиханское слово, — пробормотал он немного сердито. — Что-то вроде уменьшительного имени, которое они мне дали, когда я приехал в Зеландан в первый раз.
Он вытянул вперед руку и торопливо сказал:
— Впереди, сразу за этой белой каменной стеной, — Казбах.
Если Зеландан только выглядел как средневековая крепость, то Казбах действительно был ею. Ворота охранялись двумя высокими и крепкими молодыми людьми, одетыми в оливково-зеленую форму седиханской армии. Они стояли с винтовками через плечо, готовые к любой неожиданности.
— Ружья? — в недоумении произнесла Билли. — И форма настоящая. Я видела солдат в такой форме на улицах Марасефа. Что это за место?
Они въехали в обширный внутренний двор, вымощенный большими каменными плитами. В глубине перед ними стояло здание, больше похожее на замок, чем на богатый особняк. Сводчатые окна и украшенные резьбой балкончики делали его похожим на волшебный дворец из восточной сказки, но это впечатление нарушали два солдата, стоящие по обеим сторонам двустворчатой двери центрального входа.
— Это мой дом, — с видимой гордостью сказал Дэвид. — Тебе придется привыкнуть к солдатам. Они не представляют никакой угрозы для тебя, а когда ты познакомишься с ними, то увидишь, что они весьма дружелюбные. Они только кажутся такими строгими, потому что таково желание Карима. Они даже боятся улыбнуться, чтобы не нарушить дисциплину.
— Карим? Кто это?
— Карим мой друг. Казбах принадлежит ему.
Дэвид остановил жеребца у весело журчащего фонтана, спрыгнул с седла и бросил поводья улыбающемуся, одетому в белое мальчику, внезапно появившемуся неизвестно откуда. Дэвид помог Билли спуститься на землю и повел ее к входу в дом.
— Видно, твой друг Карим очень богат. Можно подумать, что ему принадлежит весь мир.
— Довольно большая часть действительно принадлежит ему. — Эти слова громко произнес очень крупный и от этого выглядевший неуклюжим человек, вышедший из дверей дома. В темных джинсах и свитере с высоким воротом, его огромная фигура выглядела даже более впечатляющей, чем фигуры неприступных солдат. Ему было около пятидесяти, и в его темных волосах блестела седина, а лоб избороздили морщины.
— И он каждый день умножает свое богатство, — закончил он начатую фразу.
В его ярких голубых глазах мелькнуло раздражение.
— Ты можешь стать его жертвой, — обратился он к Дэвиду. — У Карима пена на губах от бешенства с тех пор, как он узнал, что ты опять уехал без охраны.
— Переживет, — небрежно бросил в ответ Дэвид. — Он знает, что я против того, чтобы все вокруг бросались исполнять мои желания, как будто я Али-Баба. Все это мы уже проходили.
Дэвид повернулся к Билли и сказал:
— Этот рассерженный джентльмен — Клэнси Донахью. Он возглавляет службу безопасности Алекса, но последние несколько месяцев ему еще доплачивают за попытки сделать мою жизнь невыносимой. Это Билли Калахан, Клэнси.
— Очень приятно, — прорычал Донахью, весьма откровенно рассматривая ее. — Лучше жить такой жизнью, чем умереть, Дэвид. Ладрам бродит все еще где-то поблизости. Помни об этом. Если с тобой что-нибудь случится, я получу такой нагоняй от Алекса и Сабрины, не говоря уже о Кариме, что мне придется стать отшельником и отказаться от жизни среди людей.
— Но со мной ничего не может случиться, — убежденно произнес Дэвид. — Я в состоянии позаботиться о себе сам, не прибегая к помощи охраны. Тебе это известно лучше, чем кому бы то ни было, ведь ты один из моих учителей.
— Карате и дзюдо не помогут тебе, если Лад-рам решит подстрелить тебя из засады.
— Подстрелить из засады? — Дэвид отрицательно помотал головой. — Ладрам привык пользоваться кинжалом. В каждом послании он подробно описывает, что он сделает с каждой частью моего тела.
— Минуточку, — перебила Билли. — Предполагается, что я, как вежливый гость, делаю вид, что меня это не касается, но нет сил больше это слушать. Что, черт возьми, происходит? Мне кажется, что я вновь нахожусь на съемочной площадке. — Она помотала головой. — Нет, здесь все настоящее — ружья, солдаты, кинжалы. Кто такие Алекс и Сабрина? Я думаю, что тебе лучше отвезти меня назад в пески, там все было как-то понятней.
— Прости, — сказал Дэвид с виноватой улыбкой. — Мы действительно невежливо себя вели, и ты имеешь полное право обидеться. Вспомним, какой был первый вопрос? Ах, да, безопасность. У Карима Бен-Рашида все еще полно врагов. Человек, который обладал всей полнотой власти целых пятьдесят лет, не может не иметь их. Недавно он передал свою власть наследнику. Официально это произошло четыре года назад, но ему все еще принадлежат огромные территории, и он не может отказать себе в удовольствии время от времени заниматься делами.
— Гораздо чаще, чем время от времени, — фыркнул Донахью. — Я думаю, что сейчас он занят делами больше, чем когда он был правящим монархом Седихана.
— Карим Бен-Рашид? — растерянно повторила сбитая с толку Билли. — Твой друг — бывший правитель Седихана? Тогда Алекс Бен-Рашид — нынешний монарх, его сын, так? А Сабрина?
— Жена Алекса, — объяснил Дэвид, он помог Билли преодолеть три широкие ступени и распахнул перед ней входную дверь.
— Кстати, она американка. Мы вместе выросли на соседних ранчо в Техасе. Ты похожа на нее, Цветок Пустыни. Она удивительная женщина. Сейчас она в Марасефе, но я позвоню ей и узнаю, смогут ли они с Алексом прилететь, чтобы увидеться с тобой.
— Тебе стоит только позвонить главе государства, и он все бросит и прилетит? — Билли с сомнением покачала головой. — Кто ты, Дэвид?
— Боюсь, что я не такая уж важная персона. — Глаза его поблескивали, когда он это говорил. — Я бедный крестьянин в доме влиятельных особ. Конечно, Алекс и Бри приедут, только если сами захотят.
Бормотание Донахью на сей раз было гораздо более разборчивым:
— Ты же знаешь, черт возьми, что они приедут, если ты попросишь. Когда я в последний раз говорил с ними по телефону, они интересовались, когда ты вернешься домой.
— Ты не всегда живешь в Зеландане? — спросила Билли.
— Я делю свое время между Марасефом и Зеланданом. Можно сказать, что у меня два дома.
В голове у нее все перемешалось, но внезапно она вспомнила кое-что, заинтересовавшее ее:
— Кто такой Ладрам?
Объяснения Дэвида прозвучали сдержанно:
— Это не важно. Просто очень неприятный парень, который причиняет нам некоторое беспокойство.
Он дернул за расшитый красным и золотым орнаментом бархатный шнур и бросил Донахью предупреждающий взгляд, когда тот начал протестовать.
— Доверься мне, как там, в песках. Я собираюсь показать тебе твои покои, ты сможешь принять ванну и немного отдохнуть перед обедом. А я распоряжусь, чтобы позаботились о твоем джипе, и побеседую с Каримом.
Он приветливо улыбнулся женщине, вышедшей из глубины дома в ответ на его звонок. На вид ей было лет сорок, она была очень привлекательной, от нее веяло безмятежным спокойствием и достоинством. Ее темные волосы были собраны в тяжелый тугой пучок, а фигуру облегало простое платье из хлопка.
— Это Ясмин Дабалэ, наша домоправительница. Билли Калахан, Ясмин. Она держит в строгости всех обитателей Казбаха, правда, Ясмин?
— Пусть только кто-нибудь попробует мне перечить, — спокойно ответила она. — Иногда находятся глупцы, которые протестуют и нарушают порядок. — И, сурово нахмурив брови, она обратилась к Дэвиду: — Мистер Донахью сказал, что ты уехал верхом без охраны. Очень глупо, Лизан.
Отвечая Ясмин, Дэвид недовольно поморщился:
— Куда я попал? Может быть, ты отведешь Билли в ее комнаты и поможешь ей устроиться. Чтобы продолжать в том же духе, мне хватит и одного из вас.
Он слегка подтолкнул Билли к домоправительнице:
— Вперед, Билли, с Ясмин ты в безопасности, она никогда не бьет незнакомцев, только дорогих и близких ей людей.
— Это правда, — суровое лицо Ясмин смягчилось, — я строга только с дорогими и близкими.
И она плавно двинулась по коридору, пол которого был выложен искусной мозаикой.
— Будьте добры, следуйте за мной, мисс Калахан.
— Билли, — напомнила девушка, направляясь за своей провожатой. Она оглянулась и, прежде чем они с Ясмин повернули за угол, увидела, что Дэвид и Донахью смотрят ей вслед.
— Очень мила, — заметил Клэнси Донахью.
— Согласен с тобой, — ответил Дэвид. На губах его появилась легкая улыбка, и он добавил: — Но чиста и наивна — так она мне сказала.
В глазах Донахью появилось удивление.
— Такая откровенность при таком недолгом знакомстве. Ты ведь, как я понимаю, только что наткнулся на нее в пустыне? Счастливый ли случай свел тебя с ней прямо у ворот твоего дома?
— Я должен был предвидеть, что эта история вызовет у тебя подозрения и ты начнешь выдумывать неизвестно что. — Дэвид печально вздохнул: — Я избавлю тебя от необходимости расспрашивать ее. Она уже несколько месяцев находится в Седихане со съемочной группой фильма «Приключение в пустыне», который они снимают возле Марасефа. Билли — актриса. — Его губы скривились в усмешке: — Плохая актриса, как она сама сказала.
— А она действительно произвела на тебя впечатление, — невозмутимо заметил Донахью. — Согласен, она очаровательна.
— Очаровательна? — Дэвид покачал головой. — Для Билли Калахан это недостаточно точное определение. Она наполовину фея, наполовину дикая лань.
Донахью обратил внимание на плащ, который Дэвид сбросил с плеч:
— Откуда, черт возьми, у тебя этот плащ? Ты в нем как «железный парень» из песни про пустыню.
— Ясмин дала его мне. Я надеваю его время от времени, чтобы показать ей, как дорог мне ее подарок.
Отвечая, Дэвид бережно перекинул плащ через руку:
— В эту песчаную бурю он мне очень пригодился.
— Может быть, поэтому бедуины и не расстаются с ними никогда.
— Может быть, — рассеянно сказал Дэвид. — Послушай, Клэнси, устрой так, чтобы Билли не смогла покинуть Зеландан.
Заметив подозрительный взгляд Клэнси, он быстро добавил:
— Она совершенно безопасна. Никаких уловок с ее стороны, уверяю тебя. Я только хочу, чтобы она осталась в Казбахе.
— Ты не думаешь, что она как-то связана с Ладрамом? — быстро среагировал Донахью.
— С Ладрамом? Да нет же! Выброси ты его из головы. — На лице Дэвида было написано веселое оживление. — Если я что-нибудь понимаю в женщинах, у нее ни с кем нет никаких связей на всем белом свете. — Он улыбнулся и продолжил: — Но вскоре она собирается завязать исключительно интимные отношения с одним мужчиной. Я уже говорил тебе, что она капризное и своенравное создание, поэтому мне бы хотелось получить некоторые гарантии того, что у меня будет время наладить с ней отношения прежде, чем она упорхнет.
— У тебя будет время, — медленно произнес Клэнси и задумчиво добавил: — Это неплохая мысль — заставить мисс Калахан задержаться здесь.
Он смотрел, как Дэвид тщательно отряхивает джинсы, с которых на пол сыпался песок.
— Почему ты не переоденешься, прежде чем идти к Кариму? Похоже, что ты притащил с собой половину всего песка из пустыни. Через пятнадцать минут он не станет злиться на тебя больше, чем сейчас.
Дэвид помотал головой:
— Я пойду к нему прямо сейчас. — Он улыбнулся. — Карим всегда очень громко кричит, когда волнуется. Пусть он убедится, что со мной все в порядке, а я дам ему возможность потешить свой бешеный темперамент.
Он быстро пересек зал, бросив через плечо:
— Увидимся за обедом, Клэнси.
Клэнси с восхищением и любовью смотрел ему вслед. Когда Алекс поручил ему отвечать за безопасность Дэвида, то возложил на него обязанность более сложную, чем охрана самого Ка-рима. Под внешней мягкостью Дэвида скрывались желания, более своевольные и непредсказуемые, чем желания Алекса или старого тигра Карима, ждавшего Дэвида в кабинете.
Он мог прекрасно представить себе Дэвида, сидящего в кресле напротив Карима и терпеливо слушающего то проповедь, то неистовые проклятия шейха. На лице Дэвида, должно быть, сияет безмятежная улыбка, в то время как Карим выходит из себя от злости. Вот Дэвид поднимается, говорит что-нибудь утешительно-бессмысленное и уходит. Много раз Клэнси наблюдал такие сцены с Алексом и Сабриной, и эти сцены тогда его только веселили. Теперь, когда он был одним из тех, кто противодействовал Дэвиду в его стремлении освободиться от опеки, эти сцены его не очень-то развлекали. Было не так уж и плохо, в конце концов, что Ладрам где-то недалеко отсюда, оставалось только ждать нападения. А теперь, совсем не ко времени, появилась на сцене Билли Калахан, никому не известная женщина. А ему есть чем заняться и без незнакомых людей, внезапно очутившихся здесь в такой взрывоопасный момент. После того как Дэвид поговорит с Каримом, он сам пойдет к шейху, чтобы все обсудить.
Двигаясь по нескончаемому коридору, перемежающемуся арками и маленькими альковами, мозаичные полы которых украшали восточные ковры ручной работы, Билли не могла сдержать изумления. На длинных бронзовых цепях с потолка свешивались резные мавританские лампы, мягко освещавшие чудесные акварели на стенах альковов. Там были работы старых мастеров и современные картины.
Ясмин наконец открыла высокие двери и пропустила Билли вперед.
— Я думаю, что здесь вам будет удобно, — проговорила она. — Ванная там. — Ясмин жестом указала на арочный проем, закрытый прозрачным белым занавесом. — Разумеется, все, что вы пожелаете, будет тотчас исполнено.
— Разумеется. — Билли насмешливо сморщила нос. — А где вы спрятали волшебную лампу Аладдина, чтобы я могла ее потереть?
С довольной улыбкой Билли разглядывала большую кровать, вокруг которой с потолка спускались янтарно-желтые шелковые занавеси, стол, инкрустированный жемчужной мозаикой, потом в поле ее зрения попали белые резные двери, ведущие, должно быть, в отдельный маленький внутренний дворик.
— Мне трудно поверить, что все это так уж мне необходимо. Все это слишком. Жить в такой роскоши — грех.
Ясмин насмешливо улыбнулась и сказала:
— Я счастлива, что вам здесь понравилось, потому что не могла быть в этом уверена заранее. Но, к сожалению, у нас нет под рукой лампы Аладдина.
— Ничего страшного, — рассмеялась Билли. — Я даже не требую менестрелей и шутов, чтобы они меня развлекали. Единственное, в чем я нуждаюсь, это ванна и чистая одежда, чтобы переодеться.
— Я думаю, что мы сможем удовлетворить ваши желания, — сказала Ясмин. — Вот только боюсь, возникнет проблема с одеждой, будет не просто найти для вас подходящее платье к обеду.
Ее взгляд скользнул по худощавой фигуре Билли, обманчивая хрупкость которой давала неверное представление о скрывавшейся в ней жизненной силе.
— Вы ведь такая худенькая!
— Отнеситесь к этому благосклонно, — обиженно проговорила Билли.
Она с тоской посмотрела на вырез платья Ясмин:
— Никакого базума, у всех женщин в мире есть прекрасный базум, кроме меня.
— Базум? — Ясмин вопросительно подняла брови. — Я не знаю такого слова.
— Ничего, это американский жаргон. Не стану портить ваш замечательный английский. Где вы его так хорошо выучили?
— Я в услужении у Карима Бен-Рашида с десяти лет. От каждого, кого принимали на службу, требовалось знание английского языка, и мы все много времени уделяли учебе, пока не получили хорошего образования. Шейх Бен-Рашид не терпит невежества.
— Просвещенный монарх, — одобрительно сказала Билли. — Но надеяться, что он принимает идею женского равноправия, было бы слишком?
Ясмин опустила взгляд своих темных глаз и сдержанно сказала:
— Только в общих чертах, до тех пор, пока это не коснется его лично. Это не так мало, если помнить о его происхождении и положении.
Она повернулась к выходу, двигаясь с естественной грацией, и сказала:
— Если вы будете настолько любезны, что сами нальете себе ванну, то я попробую поискать для вас подходящее платье.
— Это будет нелегко, но думаю, я справлюсь, — весело ответила Билли, снимая через голову майку, отчего на пол полились струи песка.
Уже через пятнадцать минут она лежала в огромной розово-кремовой ванне. Смыв с волос остатки шампуня, Билли с удовольствием вытянулась в ванне. Она прикрыла глаза и блаженно расслабилась, думая о том, как хорошо снова ощутить себя чистой. Ей казалось забавным, что такие, казалось, простые вещи, как ванна, горячая еда, огонь в камине, приятная музыка, необычайно украшают жизнь.
Музыка. Билли вспомнила свою разбитую гитару, и сердце ее сжалось. «До чего же обидно, — подумала Билли. — Столько лет она везде со мной — и вот, пожалуйста!» Билли уговаривала себя, что глупо так сильно расстраиваться из-за такого, казалось, пустяка, ведь все-таки она не ребенок. И она была рада, что Дэвид Брэдфорд с пониманием отнесся к ее потере. Именно это обстоятельство и помогло ей успокоиться быстрее, чем она могла бы надеяться.
Она терялась в догадках, почему Дэвид действовал на нее таким образом. С тех пор как они встретились, Билли ощущала себя полностью в его власти. Она утратила такое привычное ей чувство внутреннего равновесия, а в его присутствии на нее нападала несвойственная ей робость.
«Ничего, все обойдется, — успокаивала себя Билли, — через несколько дней я уеду отсюда, а еще через месяц от этого приключения останутся одни воспоминания».
— Мистер Донахью просил передать, что через сорок пять минут зайдет за вами, чтобы сопровождать вас на коктейль.
Билли открыла глаза и увидела Ясмин, стоящую с улыбкой на лице с белым махровым полотенцем в руках.
— Лизан ушел к механикам, чтобы узнать, в каком состоянии ваш автомобиль, и обещал присоединиться к вам позже. Он просил, чтобы я сама помогала вам, а не присылала служанку. Не возражаете?
Билли встала и, спустившись по мраморным ступеням, быстро завернулась в полотенце, почувствовав при этом некоторое замешательство.
— Спасибо, но мне никто не нужен. Я бы все равно не знала, что делать со служанкой, даже если бы она была у меня. Вся эта восточная роскошь не по мне, а же не девушка из гарема. Я уверена, что у вас найдутся дела поинтересней, чем помогать мне одеваться, — и добавила ехидным тоном: — Я научилась это делать уже давно, когда мне было три года.
Ясмин бросила пренебрежительный взгляд на джинсы и майку, которые Билли положила на стул.
— Не сомневаюсь, что вы это умеете, — сказала она с ледяной вежливостью. — Но бывают случаи, когда помощь необходима.
Ясмин подтолкнула Билли сквозь прозрачный занавес в переднюю часть комнаты.
— Я помогу вам стать неотразимой. Лизан совсем потеряет голову.
Ясмин бросила взгляд на стройную фигуру Билли, завернутую в полотенце.
— Вы очень изящная, — проговорила она удовлетворенно. — Возможно, совсем и не того типа, который нравится Лизану, но, раз он вас выбрал, мы постараемся сделать все, что в наших силах.
— Спасибо, — с иронией поблагодарила Билли. Когда она сказала про девушку из гарема, то это прозвучало милой шуткой. Сейчас же она действительно ощущала себя наложницей. Сначала Ясмин понравилась Билли, но после этих фраз она не казалась такой уж приятной. — Я ценю ваше желание помочь мне, но вы ошибаетесь относительно меня и мистера Брэдфорда. Я всего-навсего гостья в этом доме, до тех пор пока не приведут в порядок мою машину. Вы понимаете?
— Если вы так говорите, — покорно согласилась Ясмин, беря с кровати короткое платье из белой тонкой ткани. — Думаю, это платье вам подойдет. Его оставила здесь одна из подруг Лизана, мисс Назар. Она полнее вас, но у платья такой покрой, что это не имеет особенного значения.
— Кто такая мисс Назар?
— Одна из девушек, которую шейх прислал в прошлом месяце, чтобы доставить удовольствие Лизану, — равнодушно ответила Ясмин, все еще критически осматривая платье.
— Он все еще существует, этот восточный обычай — присылать наложниц? — с деланным спокойствием поинтересовалась Билли.
Почему вдруг ее сердце сжалось? Что ей за дело до тех женщин, которые побывали в постели у Брэдфорда? Ведь этот человек ничего для нее не значит.
— Вы незнакомы с восточными обычаями? — строго спросила Ясмин, хмуря брови. — Вы должны знать, что в Седихане быть наложницей не считается постыдным. Женщины занимаются этим, потому что это путь к богатству и нередко к политическому влиянию. Они вроде японских гейш. Лизан никогда не принуждает женщину, если она сама этого не захочет.
— А часто ли Карим Бен-Рашид присылает ему женщин?
Едва произнеся это, ей захотелось сейчас же откусить себе язык. «Меня это не касается, мне нет никакого дела до этого», — сердито подумала она.
— Конечно. Лизан молодой мужчина, а шейх хочет, чтобы он был счастлив здесь, в Зеландане.
Со снисходительной улыбкой Ясмин сняла с Билли полотенце и помогла надеть платье.
— Шейх Карим и его сын очень любят Лизана и, стараясь удержать его возле себя, придумывают для него самые разные развлечения. Мы бы все хотели, чтобы Лизан остался с нами.
Ясмин сделала шаг назад и удовлетворенно улыбнулась:
— Оно вам очень идет. Не волнуйтесь, он и не вспомнит, на ком оно было надето в последний раз. Мисс Назар так мало для него значила.
— Я и не волнуюсь, — сказала Билли с вызовом. — Меня совершенно не интересуют их отношения. Вокруг может быть сколько угодно распущенных молодых людей, но меня это нисколько не трогает. Разве трудно это понять?
— Не расстраивайтесь, — успокаивающим голосом говорила Ясмин, усаживая Билли на скамейку. — Даже если вы сейчас не испытываете никаких чувств к Лизану, со временем вы сами захотите отдать ему ваше сердце и все, что он захочет.
— Все, что он захочет? Послушайте, я уже устала объяснять вам, что мы почти незнакомы. Он просто помог мне в трудную минуту. Единственное, что он может получить от меня, — это благодарность на прощание, и все.
По непроницаемому лицу Ясмин Билли поняла, что с ней не согласны.
— Я не его наложница, не так ли?!
— Я знаю, — упрямо ответила Ясмин. — Но Лизан хочет тебя, и это главное. Его чувства к тебе искренни, иначе он не попросил бы меня заботиться о тебе. Не помню, чтобы он просил меня об этом раньше.
Ясмин вынула из ящика стола фен и сказала:
— А теперь я приведу в порядок эти прелестные волосы, чтобы Лизану было приятно смотреть на них.
И шум фена заглушил яростные попытки Билли протестовать.
Седиханская женщина ни под каким видом не собиралась отказываться от своих намерений, и в конце концов Билли перестала сопротивляться и позволила ей делать с собой то, что она считала необходимым. Спустя полчаса ее волосы ниспадали каскадом по плечам, природная красота волос была подчеркнута с тонким мастерством, и Билли с удовольствием рассматривала свое отражение в зеркале.
Белое платье очень шло Билли. На его хозяйке оно выглядело, вероятно, вызывающе, но на грациозной фигурке Билли смотрелось элегантно, оттененное бронзовым цветом волос и нежно-золотым цветом кожи. Туфли на высоких каблуках были немного свободны, но это не бросалось в глаза. «У наложницы Дэвида, наверное, красивые ноги», — подумала вдруг Билли раздраженно.
— Прекрасно, — проговорила Ясмин, капая на нее духами с терпким запахом. — Можно было бы еще поработать над вами, если бы у нас было больше времени, но мистер Донахью будет здесь с минуты на минуту.
— Я рада, что вы довольны, — вспыхнув, сказала Билли. — Я чувствую себя как индейка, приготовленная на обед в День Благодарения.
— Я слышала об этой американской традиции, — с улыбкой заметила Ясмин. — В прошлом году, чтобы сделать сюрприз Лизану, шейх заказал такую индейку в Нью-Йорке, и ее прислали прямо сюда. Лизан был очень доволен.
Ну конечно, в этом и заключался спектакль, разыгрывавшийся вокруг нее. Казалось, что обожаемому Ясмин Лизану стоило только слегка пошевелить бровью, как все вокруг бросались исполнять любое его желание. Но Билли не считала себя ни дорогой наложницей, ни индейкой на День Благодарения, и она не желала быть подарком в золотой обертке для шейха пустыни.
И тем не менее она уже упакована, как подарок, благодаря стараниям услужливой Ясмин. Все это немного ее развеселило, и она решила, что нет серьезного повода, чтобы портить себе настроение.
— Я не сомневаюсь, что, когда Лизан доволен, все в доме счастливы, — с иронией сказала она.
Раздался стук в дверь, и Билли жестом попросила Ясмин оставаться на месте.
— Я открою. Уверена, что это грозный мистер Донахью, который отведет меня к беспощадному шейху Кариму.
Билли направилась к двери:
— Вечер обещает быть действительно веселым.
Когда ее рука уже была на дверной ручке, Билли обернулась через плечо и добавила:
— Кстати, ваш обожаемый мистер Брэдфорд, сказал, что Лизан — это уменьшительное имя. Что оно означает?
— Уменьшительное? — Улыбка Ясмин лучилась нежностью. — Что ж, можно сказать и так. Это означает «возлюбленный».


— Вы очень молчаливы, мисс Калахан, о чем вы думаете? — спросил Донахью, стараясь приноровиться к ее шагам.
Они уже миновали несколько коридоров в полном молчании, и вдруг в его холодных голубых глаза загорелось любопытство.
— Неужели? — доброжелательно спросила Билли. — Я спрашиваю себя, зачем мне вообще о чем-то думать. Я оказалась в крепости, внутри которой находятся шейхи, окруженные силами безопасности, и все вокруг наполнено таинственными воспоминаниями о смерти и пытках. Кроме того, я чувствую, что буду удостоена чести быть отправленной в кровать к человеку, почитаемому здесь, как божество. Вы когда-нибудь слышали, чтобы кого-нибудь называли «возлюбленным»?
Строгое лицо Донахью смягчилось от улыбки:
— Ясмин вам сказала? Боюсь, что Дэвиду это не придется по вкусу. Это прозвище его очень смущает. — Улыбка сошла с его лица, и оно вновь приняло настороженное выражение. — Рано или поздно вы поймете, как люди относятся к Дэвиду. Вы преувеличиваете, полагая, что его почитают, как божество, здесь, в Зеландане, но его действительно любят. — Он поджал губы. — Ему покровительствуют и Карим, и Алекс Бен-Рашид — два самых влиятельных человека на Среднем Востоке. Они безжалостны к своим недругам, мисс Калахан, и всегда готовы встать на защиту Дэвида. Надеюсь, что мне не надо объяснять вам, что произойдет с тем, кто попытается ему навредить.
Волна страха окатила Билли с головы до ног. Угроза в словах Донахью была слишком очевидной, чтобы ее можно было не заметить.
— Это такой же абсурд, как и все остальное, — дрожащим голосом сказала она. — Вы действительно допускаете, что я могу представлять опасность для вашего драгоценного Дэвида?
— Я руковожу здесь службой безопасности, мисс Калахан, — спокойно сказал Донахью. — Особенно осторожно я отношусь к такого рода обстоятельствам, как те, что свели вас с Дэвидом. Вам не под силу нанести Дэвиду физическое увечье, хотя теоретически это возможно. В былые времена для этого нанимали актрис. Именно посредственных актрис, какою вы себя, насколько мне известно, считаете. — Он пожал плечами. — Даже если вы не в сговоре с Ладрамом, остается вероятность, что вы хотите заполучить богатого мужа или покровителя. Уверяю вас, что ни Кариму, ни Алексу это не понравится.
— Я не знаю этого человека, — прошептала Билли, сверкая глазами. — Объясните мне, каким образом я вообще могла узнать о его существовании?
— Приложив немного усилий, вы могли разузнать, что Карим передал как подарок ко дню рождения в собственность Дэвида несколько акров земли. Ни для кого не секрет, что, по самым скромным подсчетам, в этой земле столько же нефти, сколько на всей территории Оклахомы. И вскоре вам стало бы известно, что в тот период Дэвид был болен. Никто и не думал, что его умственная отсталость останется лишь тяжелым воспоминанием. Но тогда он был ребенок в облике мужчины.
«Умственная отсталость», — повторила Билли про себя и почувствовала, как от острой боли сжалось сердце.
— Нет, — прошептала она. — Вы лжете. С Дэвидом все в порядке. Этого не может быть.
Донахью пристально посмотрел на нее.
— Вы не знали, — медленно процедил он, и вдруг слабое подобие улыбки появилось на его лице. — Вероятно, вы гораздо лучшая актриса, чем сами полагаете.
— Он не может быть умственно отсталым. — Билли была расстроена, она чувствовала, как слезы перехватили ее горло. — Он интеллигентный, остроумный, все понимающий. Он, может быть, немного эксцентричен, но, черт возьми, не смейте говорить, что что-то не в порядке с его разумом.
— Вы правы, мисс Калахан. — В первый раз какая-то искорка тепла мелькнула в холодных глазах Донахью. — Сейчас с Дэвидом все в порядке. У него прекрасная память, а что касается его творческих способностей, они блестящи. Я просто сказал, что несколько лет назад у него были проблемы. — Голос его посуровел. — Во время учебы в колледже он экспериментировал с психостимуляторами, которые чуть не превратили его в слабоумного. Несколько лет он находился в таком состоянии, но постепенно все нормализовалось. Когда Сабрина и Алекс привезли его в Седихан четыре с половиной года назад, они не были уверены, сможет ли он восстановиться в полной мере.
— Но он же выздоровел, — пробормотала Билли с облегчением.
В глубине души она не могла понять, почему ее так волнует все, что связано с Дэвидом Брэдфордом, по существу, чужим ей человеком.
— Да, он выздоровел, — согласился Дона-хью. — Не знаю, был ли это естественный ход событий или помогла армия докторов, собранная со всего света, чтобы лечить Дэвида. — В его голосе прорезались веселые нотки: — Карим передал правление страной сыну прежде всего из-за состояния своего здоровья. Он хотел, чтобы Алекс научился управлять страной, пока Карим был в состоянии сохранять ему надежный тыл. Но он не мог находиться долго в одиночестве и вызвал Дэвида в Зеландан, объясняя это тем, что Алексу и Сабрине нужно время, чтобы привыкнуть к новой жизни в Марасефе.
Донахью умолк на мгновение, вспоминая, а потом продолжил:
— Им обоим это не очень пришлось по душе, но они не стали спорить со старым, больным человеком. Он собирался присматривать за лечением Дэвида, а когда все закончится, вернуть его Сабрине и Алексу. Но получилось совсем не так.
— А как?
— Карим полюбил Дэвида, как родного сына, — просто сказал Донахью. — Я думаю, что старый тигр никого не любил по-настоящему в своей жизни. Карим и его сын Алекс — сильные и независимые личности, и между ними всегда витал дух соперничества, который не давал им возможности проявить свои искренние чувства. С Дэвидом такого барьера не было. Но, хотя Дэвид теперь абсолютно здоров, в нем сохранились детская честность и простота. В людях, которые о нем заботятся, Дэвид вызывает искреннюю и глубокую преданность. Если у вас появится желание сделать что-то во вред Дэвиду, обдумайте это дважды, мисс Калахан. Поверьте, я не шучу.
— Неужели я похожа на террористку? — резко перебила Донахью Билли. Но она не чувствовала больше обиды за злые слова, сказанные ей Донахью. За внешней суровостью Клэнси скрывалась такая же преданность Дэвиду, о которой он только что говорил. — Мистер Донахью, уверяю вас, я ничего не знала о Дэвиде Брэдфорде до того, как приехала в Зеландан.
— Мне бы хотелось вам верить, — спокойно сказал он. — Вы очаровательная женщина, и, я надеюсь, честная. Моя работа состоит в том, чтобы удостовериться в этом, мисс Калахан.
— Думаю, что так оно и есть, — сказала Билли с недоверчивой улыбкой. — Было бы интересно иногда ощутить себя роковой женщиной, но у меня совсем не было времени подготовиться к этой роли.
— Боюсь, что это бы вам не помогло, — сказал он, поджав губы. — Вы не Мата Хари, мисс Калахан, это точно.
— Билли, — поправила она, когда они остановились перед дверью, украшенной замысловатой резьбой. — Глупо соблюдать формальности в такой ситуации. Опасность, подозрения, — ее голос трагически понизился, — интриги. А теперь вы, очевидно, планируете игру в казнь. — И, указав жестом на дверь, она спросила: — Клетка с тигром?
— Да, клетка с тигром, — сурово согласился Донахью. — Но я думаю, что вы в состоянии сразиться с ним, Билли.
— Попробую, — сказала она небрежно, берясь за ручку двери. — В мире не так-то много вещей, с которыми я не могла бы справиться, Клэнси. Пойдемте, посмотрите, как я это делаю.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Коснись горизонта - Джоансен Айрис

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Коснись горизонта - Джоансен Айрис



Автор уже и не знает, что придумать для всех своих персонажей. Картина везде типична - герой сразу же влюбляется, взбалмошная девственница упорно сопротивляется, но в итоге сдается. Скучно: 4/10.
Коснись горизонта - Джоансен Айрисязвочка
14.10.2012, 21.50





Фууууууууууууууу слюнявый восточно-арабский бред.
Коснись горизонта - Джоансен АйрисФреда
14.10.2012, 22.20





"Билли как будто находилась на золотом облаке", а меня как будто накормили манной кашей с убойной порцией варенья. ненавижу манку в любом виде, даже в литературном...
Коснись горизонта - Джоансен Айриснемочка
3.01.2014, 0.33





Очень чувственный, нежный роман. Тонкочувствующие герои. Некоторые эпизоды так описаны, что чуть ли не чувствуешь их в реальности. 9/10
Коснись горизонта - Джоансен АйрисВикки
27.04.2015, 10.25





Какой арабский шейх потерпит такое мягко говоря непочтительное обращение со стороны какой-то бродячей девчонки... Любовь с первого взгляда во всех романах..Слабо.
Коснись горизонта - Джоансен АйрисИрина
22.01.2016, 18.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100