Читать онлайн До конца времен, автора - Джоансен Айрис, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - До конца времен - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

До конца времен - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
До конца времен - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

До конца времен

Читать онлайн

Аннотация

В стране, охваченной войной, казалось бы, нет места влюбленным, и все же Шандор Карпатан не может устоять перед умной, отважной Александрой Баллард, которую спасает от рук наемных убийц...


Следующая страница

Глава 1

Дэнил Яннот быстро закрыл дверь кафе и повернул в замке ключ.
— Зачем ты пришел? — спросил он, хмуро глядя на Шандора. — Я и сам справился бы со всеми делами. Ведь если до тебя доберутся люди Налдоны, все наши усилия пойдут прахом.
— Преувеличиваешь, Дэнил, — усмехнулся Шандор Карпатан. — Может быть, подпольное движение и заглохнет ненадолго, лишившись лидера, зато потом… Ты ведь знаешь — Налдона не устоит перед искушением выставить мою голову на всеобщее обозрение на главной площади столицы. И, возможно, в роли мученика я окажусь куда полезнее, чем в роли вождя.
— Ты выбрал не слишком удачный повод для шуток! — возмутился Дэнил. — Ты прекрасно знаешь, что такое для подпольщиков лишиться своего лидера — знаменитого Танзара, вдохновителя революции, спасителя Тамровии. Без тебя революция умрет.
— Надеюсь, что это не так. — Шандор устало потер затекшие плечи. — Ведь если ты прав, это означает, что наши погибшие товарищи умерли ни за что, а я потратил напрасно два года жизни. Успех революции не может зависеть от одного человека. Как ты думаешь, зачем я готовлю Джаспера и Конала?
Яннот покачал головой.
— Оба они хорошие ребята, но до Таннзара им далеко. — Дэнил внимательно посмотрел на Шандора. — Я вижу, ты устал с дороги. Кстати, ты ел сегодня?
Шандор не помнил, когда ел последний раз. Позади был длинный тяжелый день — впрочем, в последние два года все его дни были такими.
— Я завтракал, — без особой уверенности сообщил он. — Во всяком случае, мне так кажется.
— Уже почти полночь, — Яннот укоризненно вздохнул. — Садись. Сейчас принесу что-нибудь перекусить. За едой и поговорим. — Он прошел на кухню, находившуюся в задней части небольшого кафе. — Не зажигай свет. Я оставлю дверь открытой, и тебе хватит света, чтобы съесть свой ужин. Патруль проходит по этой улице два-три раза за ночь. Не хватало еще, чтобы они заглянули в окно и увидели Танзара собственной персоной. Налдона приказал развесить твои портреты по всему городу. Можешь не сомневаться — тебя узнает любой житель Белахо, не говоря уже о солдатах.
Яннот исчез в кухне, а Шандор устало опустился на стул и закрыл глаза. Ему и самому не пришло бы в голову включить свет. Полумрак, царивший в комнате, был словно бальзам для его напряженных нервов. Ему так редко выпадала возможность посидеть в тишине.
Танзар! И как это получилось, что он стал народным героем? Шандор никогда не пытался казаться лучше, чем был на самом деле. Никакой он не герой — просто человек, привыкший сражаться за свои убеждения. И, однако же, вся страна считает его символом революции, забыв о заслугах других бойцов, которые сделали ничуть не меньше, чтобы обеспечить победу. Победу, которая кажется теперь такой близкой.
Вспомнив слова Дэнила, Шандор невольно поежился. Он вовсе не супермен. Что, если его и вправду убьют именно сейчас, когда желанная цель так близка? Нельзя допустить, чтобы все рухнуло из-за смерти одного человека!
Открыв глаза, он увидел Яннота, который как раз поставил на стол тарелку и большую кружку.
— Всего-навсего бутерброд, зато с чудесной копченой ветчиной, которую мне удалось укрыть от стервятников Налдоны. Когда вы осадили город, они вычистили кладовые всех кафе и ресторанов Белахо. Заканчивай поскорее эту войну — надоело кормить клиентов черт знает чем.
— Тебя послушать — все так просто, — улыбнулся Шандор. — Как будто стоит мне махнуть рукой, и режим Налдоны падет. Ведь если Налдона сумеет заручиться поддержкой Брюнера, все это затянется еще как минимум на полгода.
Шандор откусил кусок бутерброда — и лишь тогда понял, что и вправду зверски голоден.
— Мы должны помешать этому. Я не хочу, чтобы наши люди гибли из-за того, что Налдона отказывается признать свое поражение! — В голосе Шандора зазвенела ярость. — Уж лучше я убью его собственными руками.
— Неужели ты думаешь, что мы не устранили бы мерзавца, если бы это было возможно? — с упреком спросил Яннот. — Я давно поручил бы это дело одному из своих людей во дворце. Он был бы в восторге от такого задания — его брата замучили в застенках Налдоны. Увы, мы не можем добраться до этого негодяя. Личная охрана диктатора работает безукоризненно.
Да, Янноту и его людям можно доверить любое опасное задание, с благодарностью подумал Шандор. За последние два года отряд сопротивления Белахо проявил небывалое мужество. Если бы Дэнил и его ребята воевали в регулярных войсках, то давно получили бы ордена за храбрость и преданность революции.
— Я знаю, что вы отлично справились бы с устранением Налдоны, — сказал Шандор, поднося кружку к губам. Как приятно глотнуть холодного пива и закусить вкусной едой! Сколько времени он уже давится скудным полевым пайком? — Но в этом не будет необходимости, если нам удастся предотвратить вмешательство Брюнера — хотя бы до тех пор, пока Зак Деймон не переправит нам оружие и боеприпасы для последнего штурма. И мы обязательно остановим Брюнера. Осталось только решить, как это сделать. Изложи мне детали — от твоего агента я знаю все лишь в общих чертах.
Яннот пожал плечами. — Мы и сами знаем не больше. Джеймс Брюнер, американский фабрикант оружия, прибыл во дворец со своей любовницей Алессандрой Баллард. Налдона обхаживает Брюнера, точно курицу, несущую золотые яйца, в надежде убедить его поставить необходимое войскам оружие без предварительной оплаты. Брюнер же явно колеблется, особенно после того, как в Комиссию ООН по правам человека просочилась информация о жестоком обращении с узниками в застенках Тамровии.
Зак и Кира Деймон несколько дней демонстрировали на заседаниях комиссии полученные от Шандора доказательства жестокости режима Налдоны. Надо непременно сообщить им, что усилия их не пропали даром. Кира особенно нуждается в этом. Шандор понимал, как трудно бывшей принцессе Тамровии наблюдать за тем, что творится на ее родине, со стороны, не имея возможности напрямую участвовать в борьбе.
— А что, эта Баллард действительно может оказать давление на Брюнера?
— По крайней мере, так считает Фонтейн. На публике они не выпячивают своих отношений, но, судя по всему, очень близки. Брюнер представляет ее как своего личного секретаря, но нет никаких сомнений в том, что они любовники. Девица постоянно путешествует с ним, а во дворце им отвели смежные покои.
— Но ведь секретарь тоже вполне может жить в соседней с шефом спальне, чтобы все время быть у него под рукой. Не все бывает так просто, как кажется на первый взгляд. Что же вселило в Фонтейна такую уверенность?
— Он сказал, что для этого достаточно разок глянуть на мисс Баллард.
Шандор изогнул бровь.
— Она так хороша собой?
— Если верить Фонтейну — роскошное тело, созданное для любви. И Брюнер был бы полным идиотом, если бы не использовал его по назначению. А уж Брюнер далеко не идиот! Алессандра Баллард работает на него много лет и наверняка имеет влияние на шефа. Налдона решил этим воспользоваться.
— Когда? — Доев сандвич, Шандор откинулся на спинку стула.
— Завтра ночью. Мы не знаем всех подробностей, но Фонтейн сообщил, что женщина будет убита, а вину свалят на тебя.
— Тогда Брюнер разозлится и поможет Налдоне, чтобы отомстить за смерть любовницы. — Шандор тихонько присвистнул. — План, достойный Борджиа! И ведь все могло сработать, если бы не Фонтейн.
— Ты должен вернуться на базу, — твердо сказал Яннот. — Позволь нам самим разобраться с этим делом. Твое место в войсках.
— Мое место там, где я решу, — властно оборвал его Шандор. — Сейчас, Дэнил, я хочу быть здесь.
Пораженный Яннота широко раскрыл глаза. Давно уже Шандор Карпатан не разговаривал таким тоном. Дэнил успел забыть, кто перед ним. Пусть Шандор моложе его внука — он успел стать легендой не только для своей армии, но и для мирных жителей Тамровии.
— Простите, сэр, я не хотел оскорбить вас, — сухо произнес Яннот.
Шандор вполголоса выругался.
— Черт побери! Извини, Дэнил. Просто я немного взвинчен. — Он крепко, до боли стиснул в руке кружку. — Я-то думал, что нам остается только ждать, ведь мы так близки к победе. — Он тяжело вздохнул. — И я не могу допустить крушения наших планов. Надо обеспечить безопасность этой несчастной девушки, которую Налдона решил сделать жертвой своих интриг, — хотя бы до той минуты, когда прибудет оружие.
— Не так-то это просто, Шандор. Пока девушка во дворце, у Налдоны есть множество средств покончить с ней. Нож. Пуля. Яд.
— Значит, надо убрать ее из дворца. Именно поэтому я здесь. Никто из твоих людей не знает дворец, как знаю его я. Я прожил там год до свержения короля Стефана и изучил каждый закоулок. — Он угрюмо поджал губы. — Я решил сделать это, когда начал понимать, что Марк Налдона лишь на словах стремится к установлению демократической республики.
Яннот успел забыть, что Шандор Карпатан был личным советником короля Стефана в смутное время, предшествовавшее перевороту Налдоны. Трудно все время помнить о том, что знаменитый Танзар, душа освободительного движения, на самом деле — его превосходительство Шандор Антоний Карпатан, герцог Лимтана. Впрочем, не будь Шандор аристократом, не обладай он властным характером в сочетании с врожденным обаянием и некоторой долей высокомерия, возможно, он не сумел бы стать лидером повстанцев. Шандор Карпатан был выдающимся человеком и привык справляться с любой задачей, которую ставила перед ним жизнь.
— Налдона обманул всех, кто верил ему, — тихо сказал Дэнил. — Не надо корить за все одного себя.
— Кого еще мне обвинять? Ведь это я помог Налдоне свергнуть монархию. Я слишком поздно осознал, что имею дело с марксистом, жаждущим личной власти и готовым идти к ней по трупам своих соратников. И сколько наших людей погибло из-за того, что я совершил эту ошибку!
Двумя большими глотками Шандор допил пиво и поставил кружку на стол.
— Пора остановить эту череду убийств. Налдона не получит оружие Брюнера!
— Но тебе понадобится наша помощь, чтобы проникнуть во дворец.
— Возможно, я справлюсь с этим и сам. Кто занимает сейчас бывшие покои принцессы Киры?
Яннот удивленно посмотрел на Шандора.
— Кажется, именно там разместили Брюнера и его любовницу — спальня в покоях принцессы смежная с соседними покоями. Наверное, Налдона решил подыграть Брюнеру, который настаивает на том, что девица — его секретарь.
— Значит, нам повезло. — Шандор встал и прошелся по комнате, разминая затекшие ноги. — Но поскольку ты не знаешь, когда намечается убийство, надо кое-что выяснить, прежде чем я смогу составить план. Что там будет во дворце завтра вечером?
— В семь — коктейль-парти, затем обед для избранного круга блюдолизов Налдоны, — Дэнил нахмурился. — Надеюсь, ты не собираешься… Шандор! Это равносильно самоубийству.
Карпатан покачал головой.
— Боюсь, ты прав — мне не стоит там появляться. Видимо, придется использовать Фонтейна. Я решу окончательно, когда разработаю план охраны мисс Баллард. — Он похлопал Яннота по плечу. — Но это завтра, а сегодня, друг мой, я готов продать душу дьяволу за горячий душ и мягкую постель. Не могу даже вспомнить, когда я последний раз спал в нормальной кровати.
— Можешь воспользоваться ванной рядом с моей комнатой. Это в задней части кафе, первая дверь налево. Думаю, у меня найдется одежда твоего размера. Я стараюсь запастись побольше разной одежды. Когда здесь появляются беглецы из застенков Налдоны, их нужно не только лечить, но и одевать.
— Но благодаря тебе и твоим людям мы можем помочь этим людям. Помни об этом. — Шандор улыбнулся, и лицо его мгновенно преобразилось.
Впервые за сегодняшний вечер Яннот узнал в нем Танзара — человека с неотразимым обаянием, который словно магнитом притягивал к себе окружающих. Неудивительно, что он сумел без особых усилий завоевать любовь порабощенного народа Тамровии! К тому же Шандор Карпатан всегда владел искусством дипломатии. Его надо защитить любой ценой — без Танзара революционное движение умрет и не сможет возродиться еще много-много лет.
— Я предложил бы тебе свою постель, — сказал Яннот, — но, боюсь, это небезопасно. В подвале стоит кровать, на которой ты можешь переночевать. Там есть потайная дверь, ведущая в кладовку, из которой можно пройти в соседний магазинчик. Мне будет спокойнее, если ты ляжешь в подвале.
— Как скажешь, — Шандор направился в кухню. — Свяжись с Фонтейном и передай, что я жду его здесь завтра утром. Мне надо задать ему несколько вопросов. — Он остановился на пороге. — Когда я выведу девушку из дворца, ей нельзя будет оставаться в Белахо.
— Я уже думал над тем, как вывести ее из города… Но если с ней будешь ты, придется усилить меры предосторожности. Для любого городского патруля Шандор Карпатан — куда более крупная дичь, чем никому не известная американка.
— Но ведь вчера вечером я беспрепятственно пробрался через заставы!
— Не стоит рисковать лишний раз. Позволь мне позаботиться об этом. — Яннот взял со стола пустую тарелку и кружку. — Занимайся своим делом, а я буду делать свое. Ведь до сих пор всегда было именно так. Отправляйся в постель, Шандор. — Обернувшись в дверях, он добавил с ехидной улыбкой: — Спокойной ночи, ваша светлость.
Шандор насмешливо фыркнул в ответ:
— Ты совсем как этот несносный Поло Дебак. Он тоже, когда ему что-то не нравится, все норовит попрекнуть меня моим происхождением.
— Кстати, как там Поло?
— Он-то никогда не изменится. Это нам всем придется под него подстраиваться.
— Удивляюсь, как это он позволил тебе появиться в Белахо без него.
— Поло на разведке в горах, — Шандор едва подавил зевоту. — Спокойной ночи, Дэнил. И спасибо тебе за помощь.
— Если хочешь меня отблагодарить — просто будь предельно осторожен. Мы не имеем права сейчас потерять тебя.
— Не волнуйся. Я слишком люблю жизнь, чтобы так просто покинуть этот мир. — Шандор устало покачал головой. — Во всяком случае, я твердо намерен дождаться конца этой проклятой войны. Спокойной ночи.
С этими словами он скрылся за дверью.


Склонившись к зеркалу, Алессандра Баллард прошлась по щекам пуховкой, нанося тонкий слой пудры. Скорее всего она старалась зря — все равно через несколько минут нос и щеки снова заблестят. Кожа никак не желает оценить ее усилия.
— Я буду готова через минуту, — не оборачиваясь, сказала Сандра одетому во фрак мужчине, который стоял на пороге ее спальни. — Извини, что заставляю себя ждать. Я не так давно вернулась во дворец.
— Поездка была успешной? — Войдя и комнату, Джеймс Брюнер опустился в кресло. — Надеюсь, что да. — Откинувшись на спинку, он испытывающе глянул на Сандру. — Уже третий день подряд ты предоставляешь мне в одиночку отбиваться от домогательств Налдоны. Я слишком стар для этих перегрузок.
— Так я и поверила! — Сандра улыбнулась его отражению в зеркале. — Мы оба знаем, что тебе доставляет огромное удовольствие водить диктатора на длинном поводке. К тому же я вряд ли смогла бы помочь тебе в этом. Налдона считает, что у женщин вообще не бывает мозгов. — Сандра поморщилась. — И в это не так трудно поверить, глядя на его молоденькую любовницу.
— Возможно, — пожал плечами Джеймс. — Впрочем, Налдона сейчас в отчаянном положении. Судя по всему Карпатан с каждым днем все ближе к победе. Думаю, нам пора покинуть Тамровию.
Сандра кивнула и поднялась с высокого стула перед туалетным столиком.
— Мне нужен еще один день. Я нашла священника, который берется все организовать, но нам надо обсудить детали работы сети распространения.
— Когда ты говоришь о своих проектах, — улыбнулся Джеймс, — это всегда звучит так, будто речь идет о сложной операции на сердце.
Подойдя к Брюнеру, Сандра взяла его под руку.
— Что ж, операция на сердце — не такое уж плохое сравнение.
— Да уж, — Джеймс похлопал девушку по руке. — Все это, дорогая, ты делаешь по зову сердца. Думаю, я смогу усмирить Налдону еще на один день. Но не больше.
— А больше и не потребуется, — заверила Сандра. — Что ж, теперь нам пора отправляться на эту дурацкую вечеринку. Я прилично выгляжу?
— Почти что, — Джеймс неодобрительно нахмурился. — Платье, которое на тебе надето, было в моде лет пять назад. По пути домой надо будет остановиться в Париже и поводить тебя по магазинам.
— Если у нас будет время, — улыбнулась в ответ Алессандра. — Не понимаю, почему тебе так хочется сделать из меня модницу и кокетку. Я думала, ты уже сообразил за эти годы, что за твердый орешек попал в твои руки.
— Не орешек, а алмаз, трудно поддающийся огранке, — поддержал шутку Джеймс.
— Что ж, смирись. Ты потрудился надо мной на славу, но большего блеска уже не добьешься. — Девушка нежно улыбнулась. — Ты ведь наверняка помнишь, из чего пришлось создавать то, что ты видишь сейчас перед собой.
Улыбка на губах Брюнера поблекла, в глазах мелькнула боль.
— Конечно, помню. Я всегда буду помнить об этом, Алессандра.
Девушка тут же пожалела о сказанном. Черт побери, когда она научится выбирать слова? Ведь Джеймс живет, постоянно казнясь чувством вины, — как можно забыть об этом?
— Пожалуй, я разрешу тебе купить мне новое платье, — сказала она вслух. — Не хочу, чтобы ты краснел за меня в Марибе.
— В Марибе? — изумился Брюнер. — Где это — Мариба?
— Это столица островной республики Кастеллано в Карибском море. Я навела справки, и мне кажется, что из Белахо стоит отправиться прямо туда. По жестокости режима Кастеллано вряд ли уступит Тамровии.
Брюнер усмехнулся и медленно покачал головой:
— Вечно ты опережаешь меня на шаг. Как думаешь, мы сумеем заглянуть на пару дней домой, дабы я мог убедиться, что все еще владею своими заводами?
Слава богу, Джеймс снова развеселился!
— Почему бы и нет? — отозвалась Алесандра. — Думаю, наше расписание позволяет это. — В темных глазах ее заплясал вдруг озорной огонек. — Если мы, конечно, не станем бегать по парижским магазинам.
Джеймс от души рассмеялся и словно помолодел лет на десять.
— Пожалуй, мы обсудим это.
— Да, конечно. Я ведь, знаешь ли, женщина здравомыслящая.
— Кроме тех случаев, когда тебе чего-то очень хочется. Тут все доводы рассудка отступают на задний план. — Он посмотрел на часы. — В одном ты права — нам, пора отправляться на коктейль-парти. Уже почти половина восьмого. Не стоит зря сердить Налдону — с ним и так не просто иметь дело.
Они вышли из спальни и, пройдя через гостиную, направились к двери, ведущей в коридор.
— Знаешь, — сказала Сандра, — глаза этого фанатика Налдоны напоминают мне портреты Ленина, развешанные по всему Кремлю.
— Налдона похож на Ленина не только глазами. Его политика наверняка понравилась бы вождю большевиков. — Джеймс нахмурился. — Мне хотелось бы поскорее убраться отсюда. Конечно, Тамровия очаровательна, и все же гражданская война — грязное дело, где бы она ни происходила, на Балканах или в Гватемале. — Он запнулся, на лицо его снова набежала тень, и Джеймс добавил почти шепотом: — Или и Саид-Абабе.
Пальцы Сандры крепко сжали его руку.
— Мы не в Саид-Абабе, Джеймс. Все это в прошлом. — Она стойко выдержала его пронизывающий взгляд. — Сейчас есть только Тамровия и то, что мы можем сделать здесь и сейчас. — Глубоко вздохнув, Сандра разжала пальцы. — И ради этого мы должны ближайшие два часа лучезарно улыбаться этому отвратительному Марку Налдоне.
Словно подавая пример, она ослепительно улыбнулась.
Брюнер нежно погладил по ее щеке.


Сандра бродила среди гостей в бальном зале, и ей казалось, что светская улыбка навеки приклеилась к ее лицу. Она ненавидела душную атмосферу дворцовых приемов, хотя и умела в обществе казаться веселой и непринужденной. На самом деле Сандра задыхалась от дыма сигар и запаха дорогих духов. И все же омерзительней всего было сознавать, что каждое слово, произнесенное на таких вечеринках, имеет двойной смысл. Господи, скорее бы пригласили к ужину! За столом ей по крайней мере, придется быть вежливой только с соседями.
— Мисс Баллард, не могли бы вы уделить мне минутку?
Обернувшись, девушка удивление взглянула на подтянутого молодого человека. Как же его имя? Ах да! Майкл Фонтейн, чиновник канцелярии Налдоны.
— Да, конечно, — извинившись перед прежним собеседником, Сандра вместе Фонтейном отошла к бару у стены.
Взяв с подноса бокал, Фонтейн улыбнулся, и его неприметное лицо стало на редкость обаятельным.
— Я подумал, что вы наверняка страдаете от жажды. Наши гости не дают закрыть рта. Вам не удалось даже пригубить вина из бокала, который вам подали в начале вечера.
Приняв бокал, Сандра внимательно посмотрела на молодого человека.
— Вы, должно быть, весь вечер не сводили с меня глаз, если заметили такую мелочь. Но зачем…
Она осеклась на полуслове, поняв, что в руке ее вместе с бокалом оказался сложенный листок бумаги.
Фонтейн стойко выдержал вопросительный взгляд девушки.
— Прочтите, — тихо сказал он и встал так, чтобы загородить Сандру от остальных гостей. — Быстро.
Сандра внимательно изучала лицо юноши. В нем было не просто напряжение — страх. Фонтейн чем-то напуган. Она поставила бокал на стойку и быстро развернула записку:
«Жду вас на террасе. Если откажетесь прийти, то скорее всего умрете. А если покажете эту записку Налдоне, умрет тот, кто передал ее вам. К.».
Алессандра медленно скомкала листок.
— К.?
Фонтейн нервно облизал губы.
— Есть имена, которые не стоит произносить в этих стенах.
Карпатан? Сандру вдруг охватила паника. Она быстро взглянула на большое во всю стену окно на террасу. Человек, которого ищут по всей стране, находите здесь, всего в нескольких шагах. Практически в лапах Налдоны.
Сандра глянула на коренастого, с шиком одетого мужчину, который беседова с Брюнером. Если она расскажет Налдону о записке, умрет не только Фонтейн. Тому, кто написал ее, тоже несдобровать. Взяв бокал, Сандра отпила большой глоток.
— Знаете, эта записка смахивает на угрозу.
— Это не угроза, а предупреждение.
— Занятно! — пробормотала, девушка снова глянув на террасу. — Этот К., вероятно, очень храбрый человек, если заставил вас рисковать вместо себя. Такому храбрецу, безусловно, можно доверять.
— Он наблюдал за вами весь вечер и уверен, что вы не предадите нас, — просто сказал Фонтейн. — И потом — он ведь Танзар.
Танзар.
— Это означает, что он может ходить по воде?
Фонтейн покачал головой.
— Дословный перевод с нашего языка — «человек, дающий все».
— Понимаю.
На самом деле Сандра ничего не понимала, но была весьма и весьма заинтригованна. Она не занималась политикой и не имела дела с народными героями, но ей вдруг захотелось встретиться с этим Танзаром и выслушать его. Сандра снова отставила бокал и обратилась к Фонтейну:
— Вы прикроете меня, чтобы я могла проскользнуть незаметно?
— Запросто. За последние два года я изрядно поднаторел в таких делах. — Убедившись, что Сандра не собирается выдавать его Налдоне, Фонтейн явно повеселел. — Медленно пройдите к дверям на террасу. Я устроил так, что Налдону вот-вот вызовут в кабинет к телефону. Его не будет минут пятнадцать. Я понаблюдаю за дверью, чтобы никто не мог помешать вашему разговору.
— Так вы распланировали все заранее! Неплохо! — оценила Сандра. — Осталось только сделать так, чтобы Джеймс не заметил моего отсутствия.
— Не волнуйтесь, я позабочусь и об этом, — заверил ее Фонтейн.
И Сандра медленно, как ни в чем не бывало направилась к выходу на террасу.


Шандор не ожидал, что Алессандра Баллард окажется так высока ростом. Описание Яннота скорее вызывало в воображении образ эдакой ласковой кошечки… но женщина, идущая через зал к террасе, напоминала скорее богиню и в то же время казалась весьма и весьма земной. Ее великолепное тело излучало тепло и страсть. Неудивительно, что Фонтейн ни на миг не усомнился в том, что эта женщина — любовница Брюнера! Хотя девушке от силы лет двадцать семь-двадцать восемь, а Джеймсу Брюнеру почти семьдесят, даже сам Мафусаил вряд ли устоял бы перед соблазнительным обаянием Алессандры Баллард.
Во всяком случае, самого Шандора ее появление ошеломило, как удар грома. Давно уже не бывало с ним такого! Едва Шандор увидел мисс Баллард, плоть его занялась жарким, почти мучительным огнем. Черт побери, да что это с ним? Можно подумать, что он год не видел женщины. К тому же Алессандру Баллард трудно назвать красавицей: волосы, скромно стянутые в пучок на затылке, неправильные черты лица — большие, широко расставленные глаза под дугами черных бровей, длинноватый нос и пухлые губы. Зато шея и точеные плечи просто великолепны, а одного взгляда на высокую грудь, заманчиво округлившуюся в низком вырезе белого вечернего платья, хватило, чтобы желание обуяло Шандора с новой силой. Он отступил в тень. Девушка вышла на террасу и тихонько закрыла за собой створки французского окна.
— Карпатан? — едва слышно произнесла она, но в голосе ее не было ни страха, ни дрожи. — Ну же, покажитесь! Вы ведь давно следите за мной. Теперь моя очередь.
Изумление Шандора быстро сменилось любопытством. Он шагнул вперед.
— Мисс Баллард, — он шутливо поклонился. — Поверьте, в мои намерения не входило оскорбить вас. Просто за последние годы я привык прятаться. Мне пройтись, чтобы вы могли разглядеть меня получше?
— В этом нет необходимости. Лунный свет освещает вас достаточно хорошо.
«Пожалуй, даже слишком хорошо», — невольно подумала Сандра. Ею овладело странное, томительное волнение, ничуть не похожее на страх перед неизвестностью. Дрожь пробежала по ее телу, сердце сладко заныло в груди. Сандра видела в газетах фотографии Шандора Карпатана и знала, что он хорош собой, но не ожидала увидеть воплощение мужской красоты. Безукоризненные черты лица, сильное гибкое тело, черные, слегка вьющиеся волосы. И сила. Шандор Карпатан излучал силу, которую Сандра ощущала почти физически. На Шандоре были облегающие брюки, черная рубашка и черная спортивная куртка. Тело его казалось напряженным, словно туго натянутая струна, и отчего-то Сандре передавалось это напряжение. Она остро ощущала собственную слабость — и в то же время силу, издревле присущую женщине. Груди ее вдруг набухли, натянув шелковую ткань, легкий ветерок игриво прижал юбку стройным ногам. Сандра глубоко вздохнула, отгоняя желание самой спрятаться в тень. Должно быть, в ней говорил инстинкт самосохранения. Пускай намерения этого человека могли быть самым дружескими — от него исходила угроза.
— Могу я узнать, чем заслужила таки честь? Почему удостоилась вашего внимания? — Сандре стоило больших усилий произнести это легко и непринужденно. — Получив записку, я не поняла, идет в ней речь об угрозе или же о предупреждении. Фонтейн сказал, что я должна остановиться на последнем.
Карпатан кивнул и шагнул к ней.
— Времени у нас немного, поэтому постараюсь говорить покороче. Налдон замышляет убить вас и свалить вину на меня. Он думает, что жажда мести побудила Брюнера дать добро на поставку оружия, которое так необходимо этому негодяю для борьбы с моими людьми.
Сандра была так потрясена, что не сразу осознала услышанное. Впрочем, сообщение Шандора не особенно удивило ее. С первого взгляда на Налдону она поняла, что представляет собой этот человек.
— Когда?
В глазах Шандора Карпатана мелькнуло восхищение.
— Вы так спокойно восприняли эту новость! Ни удивленного вскрика, ни паники, ни возражений. Вы не боитесь?
Девушка неопределенно отмахнулась:
— Конечно, боюсь. Разве можно не бояться смерти? Только ведь страх не поможет мне остаться в живых, верно? Зато есть шанс, что теперь, все узнав, я сумею уцелеть. Так когда же меня собираются убить?
— Точное время мне неизвестно, но это должно произойти сегодня. Не думаю, что они станут действовать раньше, чем вы удалитесь в свои покои, но наверняка мы не знаем. Фонтейн будет наблюдать за вами во время ужина… а я приду сегодня ночью в ваши покои и помогу вам выбраться из дворца.
Он выдержал паузу и саркастически добавил:
— Как удастся вам уговорить Брюнера обойтись нынче ночью без вашего общества? Мне и так непросто будет вывести вас наружу, и я не хочу, чтобы мне помешала в этом ревность пожилого любовника.
— Об этом можете не беспокоиться. Сандра смотрела на розарий, раскинувшийся за каменной балюстрадой. — Видите ли, ваша помощь мне не нужна. Спасибо, что предупредили меня об опасности, но я в состоянии позаботиться о себе сама.
— Чтоб черт меня побрал, если это так! — Шандор готов был метать громы и молнии. — Речь идет о профессиональных убийцах! Или вы думаете, что Брюнер способен спасти вас от Налдоны?
Девушка гордо вскинула подбородок.
— Да я ни за что на свете его об этом не попрошу! Не стану даже рассказывать об этом. Он решит, что должен меня защитить, — и пострадает сам. Джеймс не умеет противостоять насилию.
— А вы умеете? — Шандор, прищурившись, смотрел на девушку.
— Я ненавижу жестокость, но знаю, как с ней бороться. — Сандра помолчала: — Пожалуй, мне лучше вернуться в зал.
— Подождите минутку!
Руки Шандора сжали ее обнаженные плечи, и девушку окатило горячей волной.
Развернув Сандру к себе, Шандор впился горящими глазами в ее лицо.
— Я не намерен отступать от своих замыслов. Надеюсь, вы не забыли, что Налдона решил и меня запутать в своем злодейском плане? Если вас убьют, война в этой стране продлится еще полгода, так что не надейтесь, что я позволю вам вежливо отослать меня прочь.
— Послезавтра мы с Джеймсом покидаем Тамровию. — Сандра испытала вдруг сильное искушение. — Теперь, когда вы предупредили меня, я смогу противостоять опасности.
— Вы уверены? — Шандор вдруг довольно грубо встряхнул ее, словно желая привести в чувство. — Существуют десятки способов лишить человека жизни. За последние два года я узнал об этом много нового.
От него пахло мылом и сухими осенними листьями. Сандра покачала головой, словно желая избавиться от этого запаха, вызвавшего новый прилив желания.
— Позвольте мне уйти. Речь ведь идет о моей жизни, и никто не может указывать мне, как ею распоряжаться. — Она в упор глянула на Шандора. — Черт возьми, уберите же руки!
Шандор с явной неохотой отпустил ее и, тихо выругавшись, снова отступил в тень.
— Не думайте, что вам удалось меня отговорить. Пока вы с Брюнером не покинули Тамровию, я просто обязан позаботиться о вашей безопасности. Я не позволю Налдоне убить вас только потому, что вы слишком упрямы, чтобы принять мою помощь.
Сандра сердито отвернулась:
— Возвращайтесь на свою войну, Карпатан. Я отказываюсь участвовать в этой грязной игре, в которую играете вы с На-лдоной, не жалея чужих жизней.
— Так вы считаете это игрой? — Сандра слышала за спиной его хриплое дыхание, и ей стало вдруг не по себе — словно она имела глупость повернуться спиной к разъяренному леопарду. — Но война не игра, мисс Баллард.
— Ах вот как? Ну конечно, это не игра для тысяч мирных жителей, ставших заложниками ваших грязных политических интриг. Боюсь, что ваш романтический образ непобедимого Танзара впечатляет меня не больше, чем «народные избранники» Налдоны! И вы по-своему ничем не лучше его.
— Я знаю это, — в словах Шандора звучала едва сдерживаемая ярость. — Однако для меня новость, что вы так хорошо изучили меня.
Наверное, не стоило злить его понапрасну. Обычно Сандра вела себя куда дипломатичней. Это опасная близость Шандора вывела девушку из равновесия. Что ж, поздно сожалеть о том, что уже сказано. Гордо расправив плечи, Сандра взялась за ручку двери.
— Нетрудно догадаться о том, как вы относитесь к своим людям. Вы подвергли Фонтейна опасности, только лишь для того, чтобы он передал мне записку… а ведь, если бы вы ошиблись насчет меня, он был бы уже мертв. Вы знали это, но не изменили своих планов. — Она с вызовом оглянулась через плечо на Шандора. — Интересно, что бы вы сделали, увидев, как я несу вашу записку Налдоне?
— Выстрелил бы в вас, — просто ответил Шандор, твердо выдержав ее взгляд. — Мой пистолет был нацелен вам в грудь с той самой минуты, как Фонтейн передал записку. Вы умерли бы, не успев раскрыть рта.
— И вы смогли бы хладнокровно убить меня? — изумленно прошептала Алессандра.
— Мне очень не хотелось этого. Я выстрелил бы, только если бы не осталось другого выхода, — в голосе его вдруг прозвучала безмерная усталость. — Ведь если бы вы выдали Фонтейна, он бы умер, а Налдона все равно нашел бы способ убрать вас. А если бы вы умерли, не успев ничего сказать, на моей совести была бы одна смерть, а не две. За последние два года мне не раз приходилось выбирать меньшее из двух зол.
Необходимость подобного выбора, отразилась на стоящем перед ней человеке. Он казался циником, лишенным иллюзий, но в глазах его было столько муки. На миг Сандре стало жаль его, но она тут же прогнала прочь это чувство. Черт побери, этот человек только что признался, что готовился выстрелить в нее, а она испытывает к нему жалость!
— Вам не пришлось бы сталкиваться с подобным выбором, если бы вы не решили стать героем революции.
— Вот тут вы не правы. Мне приходится нести свой крест, потому что два года назад я сделал неверный выбор. — Губы его болезненно скривились. — И мне почему-то кажется, что вы, мисс Баллард, — еще одно наказание, которое посылает мне господь!
Не дожидаясь ответа, Шандор повернулся и пошел прочь.
Сандра тяжело вздохнула и на миг прикрыла глаза. Затем она задиристо вскинула подбородок, расправила плечи, заставила себя улыбнуться и быстро подошла к двери. Фонтейн стоял неподалеку. Вежливо кивнув ему, девушка вышла в зал и присоединилась к гостям Налдоны.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - До конца времен - Джоансен Айрис

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману До конца времен - Джоансен Айрис


Комментарии к роману "До конца времен - Джоансен Айрис" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100