Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава шестая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава шестая

— Ты шутишь! — недоверчиво воскликнула Келли. Но, вспомнив, с какой торжественностью отец Мигель открыл перед ними двери жилища, она поняла, что Ник вполне серьезен. — Ты что, не мог отговорить его?
Ник покачал головой.
— Мы же это уже обсуждали, помнишь? Эта брачная ночь — подарок почтенного падре нам. — Он улыбнулся. — Придется, видимо, отказаться от мысли послать ему нечто равноценное из Сан-Франциско.
— Очень смешно, — язвительно сказала Келли. — Но это не решает наших проблем. Что мы будем делать?
Ник потянулся, затем медленно подошел к ней, все еще стоящей у двери, и с нежностью посмотрел на ее обеспокоенное лицо.
— Думаю, ты сама знаешь ответ, Келли, — тихо сказал он. — Мы на полную катушку используем подарок отца Мигеля. Я уложу тебя в постель и буду любить всю ночь напролет. Если ты будешь честной с самой собой, то признаешь, что именно этого мы оба хотим.
Она судорожно вздохнула и вдруг испытала чувство необыкновенного облегчения, которое удивило ее саму. Чему тут радоваться, если она с самой первой встречи с Ником О'Брайеном только и делала, что боролась со своими желаниями? Келли с трудом отвела глаза от притягательного лица Ника.
— Физически — может быть, — согласилась она. — Но мы оба знаем, что не хотим эмоциональной связи, а как мы удержимся на этой грани, если начнем близкие отношения? — Ее глаза были прикованы к пульсирующей на его шее венке. — Это было бы безумием. Из этой ситуации не было бы приемлемого выхода, ты сам меня предупреждал, помнишь?
Ее сердце билось так часто, как будто хотело выпрыгнуть из груди. Он еще даже не прикасался к ней, но она уже чувствовала, как их тела наполняются ощущением всепоглощающей страсти. Каждая клеточка, каждый нерв словно жаждали его прикосновений. Она слышала свой собственный голос, спорящий и протестующий, но, как и тогда в церкви, все происходящее казалось ей нереальным сном. И все время она осознавала, что ждет. Она ждала слов, которые будут сказаны.
Ждала, чтобы ритуал возражений и споров был закончен. Ждала, когда зазвучит музыка и начнется волшебная сказка.
— Но мы еще в гондоле выяснили, что наши желания полностью совпадают, — настойчиво сказал Ник. — А видит Бог, я хочу тебя так сильно, что меня не волнует, что будет дальше. Посмотри на меня, дорогая.
Она нерешительно подняла глаза и поняла, что ожидание почти закончилось. Опять ее пронзило это ощущение правильности того, что с ней происходит, а с ним пришла и удивительная безмятежность. В мерцающем огоньке свечи лицо Ника казалось одновременно и властным, и чувственным, но в нем была и та суровость, которую она заметила в церкви.
— Я не хочу соблазнять тебя, — хрипло сказал он, и голос его дрогнул. — Хотя если ты не согласишься, то я готов и на это. Я хочу, чтобы ты сблизилась со мной так же свободно и радостно, как и я. Позволь мне доставить тебе ни с чем не сравнимое удовольствие, любовь моя.
Эти последние, такие старомодные слова показались Келли исполненными томного, изысканного благородства. Она почувствовала, как все ее опасения куда-то отступают. Дрожащими губами она улыбнулась Нику.
— Я мало что в этом понимаю, — тихо промолвила она. — Конечно, я читала об этом, но у меня совсем нет опыта. Боюсь, я тебя разочарую.
Ник шумно выдохнул, напряжение последних минут спало.
— Это было бы невозможно. Судя по тем моментам, которые мы с тобой переживали, Кудряшка, твои возможности выше всяческих похвал. — Его лицо озарилось теплой улыбкой. — Как я рад, Келли!
— Я тоже, — просто ответила Келли. И это было правдой. Теперь, когда решение было принято, предвкушение близости давало ей пронзительное ощущение счастья. Не было ни сомнений, ни сожалений, только безмятежное наслаждение. Она хотела отдавать и получать все те дары физической любви, которые он предлагал ей. Она не будет думать о возможном расставании завтра. Сегодня она позволит Нику унести ее в царство страсти, о котором до встречи с ним даже не подозревала.
Он протянул руку и снял кружевную мантилью с ее головы.
— Я почти боюсь притронуться к тебе, — с сожалением сказал он. — Я хочу тебя так сильно, что готов просто наброситься на тебя, а ты ведь девственница, черт возьми! — Он внезапно отступил и с шумом втянул в себя воздух. — Я должен выйти отсюда. — Он отодвинул ее в сторону и открыл дверь.
— Ты куда? — воскликнула Келли, глядя на него в изумлении.
Ник обернулся через плечо, лицо его было мрачным.
— Сегодня нас обвенчали. У меня нет опыта в общении с девственницами, но знаю, что невесте обычно дают какое-то время для приготовлений, пока жених по обычаю выходит покурить. Я хочу быть уверен, что ты получишь все, что полагается. — Он хитро улыбнулся. — А мне это даст возможность слегка остыть.
— Но ты же не куришь! — жалобно сказала Келли. Она и так нервничала и смущалась, а тут еще Ник решил предоставить ее самой себе. — Я не хочу, чтобы ты уходил.
— Нет, я все-таки пройдусь, — упрямо сказал он. — Мы сделаем все по правилам, Келли. У тебя есть пятнадцать минут.
Келли в отчаянии смотрела на закрывшуюся за ним дверь. Ну кто бы мог подумать, что современный, многоопытный Ник О'Брайен учудит что-либо столь викторианское? А что делать ей в это «положенное» время? Келли беспокойно обвела взглядом комнату. Она оказалась очень миленькой, хотя и совмещала в себе столовую и спальню. У овального дубового стола стояло четыре стула, на их спинках был вырезан изящный цветочный орнамент. Наверно, хозяин дома был столяром, подумала девушка. Остальная мебель, так же искусно украшенная резьбой, подтверждала это предположение. Около двуспальной кровати под белым покрывалом стоял сундук, который являл собой настоящее произведение искусства, а столбики кровати были увиты такими же цветами и листьями, как и стулья. Келли подумала, что этот столяр был страстным любителем цветов, поскольку и над кроватью висела грубовато написанная картина, изображающая букет цветов.
Келли подошла, чтобы рассмотреть ее получше, и только тогда заметила на кровати белую ночную рубашку. Она не увидела ее раньше, потому что та сливалась с цветом покрывала. Рубашка явно предназначалась для Келли, и предупредительность незнакомых людей заволокла глаза девушки благодарными слезами. Белая рубашка для невесты. Как трогательно! Интересно, не была ли их свидетельница на свадьбе также и хозяйкой этого дома?
Выскользнуть из одежды Кармен и переодеться было делом одной минуты. Покрой рубашки был довольно простой, ворот вырезан лодочкой, рукавов не было. Она ниспадала до самого пола строгими классическими линиями и отлично смотрелась, хотя и была немного велика. Хлопчатобумажная кисея оказалась на удивление тонкой. Келли неуверенно нахмурилась, заметив, что ее розовые соски просвечивают сквозь ткань. Интересно, что еще можно разглядеть под этим одеянием в мерцающем свете свечи? Господи, о чем она думает! Ведь это ее брачная ночь, разве не так? Келли аккуратно сложила одежду Кармен и положила ее на стул. Переделав эти несложные дела, она села на край кровати, сцепив руки, и стала ждать Ника.
К ее неудовольствию, прошло не меньше пяти минут, пока он наконец появился. И кто это придумал, что невесте требуется время, чтобы настроиться на то, чего она и сама жаждет? Удивительно, что Ник обращает внимание на такие допотопные правила. Из ее знакомых он казался самым эксцентричным, не подверженным условностям человеком. Так почему же он настоял на этом? В момент своего ухода он явно желал ее ничуть не меньше, чем она его. Признаки его возбуждения были заметны невооруженным глазом. Однако он переборол себя и все-таки ушел. Было ли это каким-то донкихотством с его стороны? Хотел ли он показать, как бережно относится к ее чувствам? Келли не могла найти этому другого объяснения, и душа ее запела от внезапно нахлынувшего ощущения счастья. Боже мой, какое прекрасное чудачество! Неужели ей когда-нибудь раскроются все грани этого причудливого характера?
За последние несколько дней они стали так близки, что Келли узнала о Нике очень многое, даже не ставя такой задачи. О его уме нечего было и говорить, но, кроме того, она нашла его смелым, терпеливым и невероятно снисходительным. Она вдруг поняла, к своему собственному изумлению, что, несмотря на очень тяжелые и даже опасные моменты, ни разу не пожалела, что отправилась с Ником. И теперь она совершенно отчетливо ощутила, что, когда он уйдет из ее жизни, дни станут скучными и пустыми.
Пустыми? Келли встряхнула головой, осознав всю важность этой мысли. Она всегда в полной мере наслаждалась жизнью, воспринимая каждый день как приключение. Теперь же она пришла к выводу, что стоит некоему Нику О'Брайену в один прекрасный день покинуть ее, как жизнь ее превратится в пустыню. Как отсутствие одного лишь человека могло иметь такое значение?
— Я не мог больше ждать, — хрипло сказал Ник. Келли даже не заметила, как открылась дверь, а он уже стоял в комнате. Он был гибким и мускулистым, сильным и энергичным, а выражение его смуглого лица — обаятельно нетерпеливым и жаждущим. И в этот момент Келли вдруг получила ответ на все свои вопросы.
Она вскочила на ноги и схватилась за спинку кровати, потому что от своего открытия у нее внезапно закружилась голова.
О'Брайен закрыл за собой дверь и, повернувшись, увидел ее, вцепившуюся в спинку, напряженную, словно готовую улететь прочь. Неяркий свет свечи позволял ясно увидеть ее изящную фигурку сквозь полупрозрачную кисею рубашки.
— Боже, как ты прекрасна! — воскликнул он.
И только подойдя к ней вплотную, он отметил потрясенное выражение на ее лице. Келли смотрела на него, как если бы он был пугающим незнакомцем. Глаза Ника наполнились тревогой.
— Что случилось? Надеюсь, ты не передумала? Мое терпение уже на пределе.
Она покачала головой и опустила глаза, избегая его взгляда. Шагнув к нему, она прижалась к его крепкому худощавому телу, обхватив его руками и уткнувшись лицом в грудь.
— Нет, я не передумала, — прошептала она чуть слышно.
— Но тогда что с тобой? — беспокойно спросил он. Заботливо обняв ее, он начал поглаживать ее по спине. — Почему ты так на меня смотришь?
Что она могла ответить? «Потому что я посмотрела на тебя и неожиданно осознала, что люблю тебя. Потому что мне страшно подумать о жизни без тебя».
Вместо этого она еще крепче прижалась к Нику и сказала:
— Ты испугал меня, когда вошел. Я еще не ждала тебя. А эта рубашка… Она ничего не скрывает. Почему-то я чувствую неловкость.
— Тебе нечего стесняться. Ты выглядишь как прекрасная египетская принцесса, — произнес он осипшим голосом, скользнув руками вниз. Обхватив ее ягодицы, он крепко прижал ее к себе, чтобы она могла почувствовать его возбуждение. — Ты выглядишь невероятно сексуально!
Келли чуть не задохнулась, когда животом ощутила его возбужденную плоть через тонкую ткань рубашки.
— Для человека столь образованного это удивительно неверное сравнение. — Она тщетно пыталась взять себя в руки, а его губы касались ее виска поцелуями такими же легкими, как прикосновение лепестков цветов. — Не думаю, что существуют белокурые египтянки.
Губы Ника уже ласкали ее ухо.
— Нет, они существуют, — прерывисто ответил он. — Если хочешь знать, там есть племя бедуинов…
Но его остановил ее решительный поцелуй.
— Замолчи, — прошептала Келли. — Мне наплевать на твоих проклятых бедуинов.
Он усмехнулся, глаза хитро блеснули.
— Тебе не пристало быть такой невежественной, любовь моя, — шептал он, захватывая губами ее нижнюю губу. — В каждой культуре можно что-то почерпнуть. Напомни мне, чтобы я рассказал тебе о некоторых их сексуальных особенностях. — Языком он начал исследовать ее рот, так что Келли застонала и выгнулась, еще больше прижимаясь к нему. Одновременно он ласкал ее грудь круговыми движениями через тонкую кисею, приводя в исступление. — Хотя, если подумать, то это лучше показывать, а не рассказывать, — глухо сказал он, отрываясь от ее губ. — Но не сейчас, когда ты еще новичок, дорогая.
Ник легко поднял ее и уложил на белое покрывало. Стоя рядом, он торопливо расстегивал свою рубашку, не отрывая глаз от Келли. На лице его отражалось откровенное наслаждение.
— До чего соблазнительно твои маленькие сосочки торчат под этой тканью, как будто хотят вырваться на свободу, — прошептал он с легкой усмешкой. Сняв рубашку, он небрежно отбросил ее в сторону. — Ну как, поможем им? — Он сел рядом, наклонился и стал целовать по очереди каждый розовый бутон и покусывать его прямо через прозрачную кисею, пока Келли не вцепилась в его черные волосы, издавая легкие вскрики. Он поднял голову, любуясь плодами своего труда. На его лице, разгоряченном и чувственном, ярко сияли синие глаза. — Да, теперь самое время их освободить.
Он осторожно посадил ее на кровати и в одно мгновение снял с нее рубашку, бросив ее вслед за своей. Сидя на краю кровати, он пристально смотрел на нее, словно пытаясь запечатлеть в памяти каждый изгиб ее тела.
Нагнувшись, он стал ласкать языком одну грудь, довольно сильно поглаживая другую рукой. Контраст ощущений оказался невероятно возбуждающим, и Келли почувствовала, что вся пылает. Она неистово гладила руками его грудь и мускулистые плечи.
— Ты такой сильный! — шептала она, закрыв глаза, чтобы еще больше сосредоточиться на упоительных ощущениях от его ласк. Она изнемогала от наслаждения и едва могла дышать. — Я никогда не думала, что кто-либо может быть таким приятным на ощупь! Интересно, все мужчины одинаковы?
Одновременно Ник замер, и Келли удивленно открыла глаза. Увидев его сердитое выражение лица, она удивилась еще больше.
— Никогда не пытайся это выяснить, Кудряшка, — прошипел он сквозь зубы. — Даже не думай!
— Но я же не имела в виду… — торопливо начала оправдываться Келли.
Но Ник не дал ей закончить. Сжимая в руках ее голову, он начал целовать ее в губы с какой-то дикой страстью. Затем его пальцы пробежали по ее спине до самых ягодиц, словно он хотел удостовериться, что она полностью принадлежит ему.
Келли лишь сильнее прижалась к нему, когда он стал целовать ей шею.
— Коль скоро ты уже начинаешь задумываться, каким будет твой следующий мужчина, то я вынужден ускорить темп. — Ник быстро расстегивал брюки! Келли почувствовала, как бьется его сердце под ее руками и каким напряженным стало все тело от гнева, который слышался и в его голосе. — Я пытался вести себя поосторожнее, учитывая твою неопытность, но мне не хочется потом проигрывать в сравнении с кем-то другим. Так что забудем о терпении и нежности и перейдем к более волнующим ощущениям.
Стоя к ней спиной, Ник сбросил с себя всю одежду. Затем он уложил Келли на спину и лег рядом, одной рукой лаская грудь, а другой перебирая ее локоны. Он покрыл легкими дразнящими поцелуями ее лицо и шею, а большим пальцем поглаживал сосок. Келли задрожала от возбуждения, когда Ник положил ногу поверх ее бедер, а губами приник к уху. Язык проникал внутрь ритмическим движением, все больше распаляя ее.
— Мы уже установили, насколько отзывчива на ласку твоя грудь. — Приподнявшись на локте, Ник смотрел на Келли. Его синие глаза все еще были потемневшими, и Келли видела, что он еще не оправился от этой беспричинной вспышки ревности. — Давай выясним, что еще тебе понравится.
Именно этим он и занимался все последующие десять минут. Его губы и язык исследовали каждый дюйм ее тёла, пока она не начала сходить с ума от желания. Тогда он пустил в ход и зубы, легко покусывая ее, так что Келли начала судорожно извиваться. Когда же он развел ее ноги и стал целовать внутреннюю поверхность бедер, а руками проник в еще более интимные глубины ее естества, она просто не смогла больше этого выносить. Келли с усилием приподняла его голову руками и с мольбой посмотрела ему в глаза.
— Ник, я схожу с ума, — едва слышно прошептала она. — Что ты со мной делаешь?
На лице Ника застыло безжалостное выражение. Он продолжал поглаживать ее, сурово взирая на плоды своих усилий — ее горящие глаза и вздымающуюся грудь.
— Я хотел быть уверен, что ты запомнишь меня, — мрачно сказал он. При этом он продолжал ласкать ее в самом интимном месте, вызывая в ней совершенно немыслимые ощущения, от которых Келли выгнулась дугой в лихорадке страсти и издала короткий стон. Его губы тронула довольная ухмылка. — Вот теперь ты меня не забудешь, не так ли, дорогая?
Как можно было в этом сомневаться, если Келли уже перестала чувствовать свое тело, зияющую пустоту, жаждущую, чтобы ее наполнили?
Неужели он настолько по-дурацки ревнив, что будет мучить ее вот так неизвестно сколько времени, чтобы она усвоила так тщательно преподанный урок?
Ник, видимо, понял, что больше она не вынесет, потому что внезапно лег на нее, раздвинув ей ноги. Он все еще продолжал свою любовную игру, не отрывая взгляда от ее лица, чтобы уловить малейший оттенок чувств.
— Ты запомнишь, как я делал это, Келли. Твое тело запомнит меня и захочет испытать это снова и снова. Скажи мне, как ты меня хочешь. Я хочу это услышать.
Ах так, он хочет это услышать? Ну ладно же, она достаточно терпела!
— Да-да, я это запомню, — прерывисто дыша, пробормотала она, сверкая зелеными глазами. — И ты так чертовски хорош в этом деле, что я наверняка захочу, чтобы ты повторил это со мной. — Ее руки сжались в кулаки. — И да, я хочу поскорее узнать то, чем ты искушаешь меня с того мгновения, когда я задела твое самолюбие совершенно невинным замечанием. Я безумно хочу тебя, ты, проклятая самодовольная свинья, но я хорошо знаю, что ты мне не очень-то нравишься в данный момент.
Лицо Ника окаменело от удивления, затем он вдруг разразился хохотом. Его плечи тряслись от смеха, а Келли смотрела на него снизу вверх в гневном недоумении.
Когда он наконец обуздал свое веселье, то наклонился и нежно поцеловал ее в губы.
— Говорят, мы все имеем своего двойника в этом мире, но ты не верь этому, любовь моя. Во всей Вселенной не найдется другой Келли Маккенны! — Его смуглое лицо все еще оживляла улыбка, а в глазах светилась нежность. — Так ты позволишь этому самодовольному эгоисту войти в твое тело и любить тебя, Кудряшка?
— О да, — тихо выдохнула она, глядя на него с любовью. — И поторопитесь!
Сначала Ник был бесконечно осторожен, но это не могло продолжаться долго. Они оба почти достигли предела. Он поцеловал ее в горячем порыве страсти и, уже не сдерживаясь, бурно заработал бедрами. Келли, полная радостного предвкушения, застонала и громко выкрикнула его имя.
— Правильно, зови меня, любовь моя, — шептал он, тяжело дыша и не отрывая глаз от ее лица. — Обожаю, когда ты выкрикиваешь мое имя своим сексуальным голоском.
Ему не пришлось долго ждать. Она простонала его имя в экстазе, когда растущее непереносимое более возбуждение вдруг разрешилось взрывом ослепительного блаженства.
Келли не знала, как скоро ей удалось унять сладостные конвульсии, сотрясавшие все ее тело, и выровнять дыхание. Они лежали неподвижно, и ее голова покоилась на плече у Ника. Он все еще крепко обнимал ее. Его сердце, стук которого она слышала, билось так же учащенно, как и ее собственное, и это доставило ей особое удовольствие.
— Ну как ты, дорогая? — ласково спросил Ник, касаясь губами ее виска. — Тебе не было больно?
— Даже не знаю, — блаженно вздохнула Келли, устраиваясь поудобнее. — Я была просто не в состоянии об этом думать. Боже, я не представляю, как люди могут такое выдерживать, если это происходит так часто, как принято думать. Мне казалось, что моя душа рассталась с телом!
Ник усмехнулся.
— Замечательно сказано, Кудряшка. — Он губами коснулся ее щеки. — Но человеческим особям свойственно переживать подобные мгновения без ущерба для себя, хотя должен признать, что не все женщины могут довести мужчину до такого состояния. Ты совершенно необыкновенная, Келли.
— Так со мной все было как надо? — удивилась она, заглядывая ему в глаза. — Ты знаешь, я немного нервничала насчет этого.
Ник чмокнул ее в нос.
— Ну, ты была просто на высоте, — мягко ответил он. — Нам действительно очень хорошо вместе, как я и надеялся. Представь, ты подходишь мне так же, как перчатка к руке. — Он ласково коснулся ее груди. — Я только что оставил тебя, Кудряшка, а уже тоскую по тебе.
Келли почувствовала, как от этих слов по телу разливается жар, а в бедрах начинается сладкое томление. Она удивленно посмотрела на него.
— Кажется, и я хочу тебя опять. Как это возможно так быстро?
Голубые глаза Ника были полны нежности.
— Мы даже больше подходим друг другу, чем я думал, — сказал он с лукавой усмешкой. — Похоже, ты окажешься очаровательно страстной девицей. — Он крепко поцеловал ее, но затем решительно отстранился. — Хоть я и рад был бы служить тебе, но какое-то время тебе придется воздержаться от своих атак на меня. — Он снял с кровати белое покрывало, уложил Келли под одеяло и лег рядом с ней, так что ее голова опять казалась на его плече.
Келли протянула руку и начала лениво играть курчавыми волосами на его груди.
— А почему мы должны ждать? — спросила она с любопытством. — Ведь если наши желания совпадают, то какая в этом логика?
— Моя восхитительная Келли, ради всего святого, ведь ты же была девственницей, — терпеливо объяснил он. — Как раз очень логично, чтобы ты отдохнула и восстановила силы перед тем, как я наброшусь на твое хорошенькое тело второй раз.
Боже, неужели он опять будет проявлять бесконечное терпение? Или это его очередное дурацкое заблуждение, касающееся девственниц?
— Но мне не нужно восстанавливаться, — со вздохом запротестовала она. Мускулы Ника под ее рукой казались такими сильными. — Послушай, Ник, ты же не изнасиловал меня! Мы просто занимались любовью. Должна тебе сказать — на случай, если ты не заметил, — что я нисколько не возражала.
— Все я заметил, — упрямо возразил Ник. — И все равно мы подождем.
Ну вот, опять! Ник взял ситуацию под свой контроль с присущей ему самоуверенностью, и Келли не могла не возмутиться. Пускай она новичок, но она ни за что не позволит ему делать все по-своему.
— Не сомневаюсь, что ты прав, — подчеркнуто кротко проворковала она, рисуя пальцем узоры на его груди. — Мне так повезло, что ты, с твоим богатым опытом, снизошел до меня! — Ее пальцы нашли его сосок и начали слегка его массировать. Она почувствовала, как дернулась его грудь под ее рукой, когда он резко вздохнул в ответ на ее ласку, и торжествующе улыбнулась. — Конечно, я последую твоему решению, — продолжала она ворковать все так же сладко. — Но я уверена, что ты не будешь возражать, если во время отдыха я немного развлекусь.
— Келли! — предостерегающе сказал Ник, затем судорожно дернулся, потому что ее руки скользнули ниже, к его животу, а розовый язычок ласкал его сосок. — Келли, перестань, черт возьми!
— Но почему, Ник? — невинно спросила она, рассеянно проводя рукой по его бедру. — Разве не это ты делал со мной? Я только следую твоему примеру. — Его бедро так отличалось от ее собственного! Кожа была более шершавая, покрытая волосками, а твердые мускулы напряглись от ее прикосновений. Она легла вплотную к нему и стала тереться грудью о его грудь. — Мне просто любопытно. Ты ведь должен понять меня, Ник, ты же сам такой любознательный. Но я не хочу затруднять тебя, раз ты так твердо следуешь своим благим намерениям. Ты просто лежи тихо, а я немного поэкспериментирую.
— Келли, дьяволенок, ты меня с ума сводишь и прекрасно это знаешь, — сдавленным голосом проговорил Ник. — Тебе это так не пройдет!
— Так именно к этому я и веду, — скромно сказала она, нежно проводя руками по внутренней поверхности его бедер. — Ну-ка, подумаем, что мне теперь лучше сделать?
— Теперь ты будешь лежать! — Он резко перевернул ее на спину и посмотрел сверху со смесью раздражения и нежности. Келли с удовлетворением отметила, что глаза его горят желанием, а грудь тяжело вздымается. — Ты победила, дерзкая девчонка! Ты сама не знаешь своей пользы и сделала так, что и я перестаю об этом думать.
Келли посмотрела снизу вверх на его чувственное лицо, наслаждаясь красотой его черт.
— Я знаю, что для меня хорошо, — сказала она, медленно притягивая его ближе к себе. — Знаю, поверь.
Когда Келли проснулась на следующее утро, она все еще лежала в объятиях Ника, сама в свою очередь обнимая его. Как чудесно было бы просыпаться так каждое утро, слыша биение его сердца у своего уха и ощущая тепло его надежных, сильных рук! Все еще полусонная, она начала покрывать его грудь легкими поцелуями. Ее прервали самым грубым образом — Ник весьма чувствительно шлепнул ее по попке.
— Прекрати, Кудряшка, — легко сказал он, и его голос показал, что он вполне проснулся. — Ты слишком хорошо знаешь, куда это может завести, а у нас сейчас нет времени. — Он усмехнулся. — А я-то лежал тут, любуясь тобой, и думал, что ты выглядишь так же невинно, как младенец. Первое же, что ты сделала, даже не успев открыть глаза, — это начала меня соблазнять.
— Я не пыталась тебя соблазнять, — запротестовала Келли. — Это было просто проявление нежности. — Она пододвинулась к нему поближе, и на мгновение он крепко прижал ее к себе. Затем, к ее разочарованию, он отстранился и встал.
Келли лежала, не открывая глаз и не двигаясь, пытаясь продлить сладкое мгновение. Но, слыша, как Ник ходит по комнате, она неохотно открыла глаза. Он уже натянул черные джинсы и застегивал ремень, и она стала наблюдать за ним, восхищаясь, как сексуально он выглядит. Облегающая плотная ткань прекрасно подчеркивала мощные бедра и ягодицы, а обнаженные тонкая талия, плоский живот и сильные плечи казались поразительно мужественными.
— Куда ты собираешься? — поинтересовалась Келли, приподнимаясь на локте. Ник с улыбкой взглянул на нее.
— Пора в путь, жена. По тому, как лучи солнца падают в окно, можно понять, что уже почти полдень, а отец Мигель сказал, чтобы мы были у церкви в двенадцать тридцать. — Он надел белую рубашку и начал ее застегивать. — Я иду сейчас в таверну и попытаюсь уговорить Кармен подогреть нам воды для ванны.
Келли медленно села на постели и отвела волосы от лица.
— Ну, там-то у тебя проблем не будет. Должна ли я подождать здесь определенное время, чтобы дать тебе возможность «уговорить» ее?
Ник поднял бровь.
— Очень ехидно, Кудряшка, — протянул он. Сев на кровать, он стал надевать свои походные ботинки. — И совершенно далеко от реальности. Я действительно должен был бы быть Суперменом, чтобы сохранить интерес к другим женщинам, после той гонки, которую ты задала мне прошлой ночью. — Он насмешливо ухмыльнулся. — Я теперь лишь жалкое подобие того человека, которым был до встречи с Келли Маккенной.
Келли шутливо стукнула его кулачком по руке.
— Нахал! — Она покачала головой, изумляясь его энергии, тогда как она сама чувствовала себя слабой и усталой. — Мне ты кажешься полным сил.
— Это я делаю вид, — весело сказал он, затем, кончив завязывать шнурки, повернулся к ней. Когда он увидел, как беззаботно она позволила своей рубашке упасть чуть не до талии, обнажив сливочно-белую грудь, то застыл на месте. — Но твой вид, конечно, намного лучше, — добавил он изменившимся голосом, и в глазах сверкнуло желание.
Келли почувствовала, как по телу начинает разливаться уже знакомое тепло.
— Рада, что тебе нравится, — сказала она, едва дыша, не делая даже попытки поправить рубашку. По ее мнению, это было бы так же несерьезно, как запирать дверь конюшни, когда лошади уже убежали. Прошлой ночью Ник с энтузиазмом изучал каждый дюйм ее тела в течение многих часов. Их стремление друг к другу было таким же ненасытным, как и в первую встречу. Хотя нет, оно даже усилилось, ведь они теперь знали, как лучше доставить друг другу удовольствие, и могли ожидать все больших и больших наслаждений. После прошлой ночи Келли казалось, что она долго ничего не захочет, но стоило Нику поглядеть на нее своим страстным взглядом, как ее вновь охватило безудержное желание.
К ее большому разочарованию, он взял простыню и натянул повыше, прикрыв ее до подмышек.
— Перестань искушать меня, Келли. Мне и так трудно удержаться, чтобы не наброситься на тебя, даже без твоих провокаций. Пойми, это наш единственный шанс оказаться в Акапулько, и мы его не упустим только из-за того, что мне хочется затащить тебя в постель и не выпускать по меньшей мере неделю.
Келли почувствовала себя обиженной. Как Ник может контролировать эту лихорадку в крови, которую она сама находила неудержимой? В данный момент ей было абсолютно наплевать на Акапулько, на свою статью и вообще на все, кроме него. Впрочем, разве можно ждать от него того же, мрачно подумала она. Ведь это она по уши влюблена. А для него, видимо, это лишь очередное приятное развлечение с привлекательной и доступной женщиной.
Келли отвернулась от него, прикрыв глаза, чтобы он не увидел, какую боль причинила ей эта мысль.
— Тогда поторопись, — сказала она несколько напряженно. — Я подойду в таверну, как только оденусь.
Ник вполголоса выругался и взял ее за плечи.
— Ну а сейчас что случилось, черт возьми? — спросил он, слегка встряхивая ее. — У тебя такой вид, как будто тебя отвергли самым жестоким образом, но ведь ты прекрасно знаешь, что больше всего на свете я хотел бы оказаться в постели с тобой. Ты что, не хочешь ехать в Акапулько?
— Конечно, хочу, — твердо ответила Келли, вымученно улыбаясь. — Я должна написать потрясающую статью, правда? Даже гораздо лучшую, чем если бы шар благополучно долетел до Акапулько. — Она упорно смотрела на вышитый цветок на его рубашке. — Придется, однако, опустить некоторые детали. Я не хотела бы вызывать ревность твоего гарема.
— Келли, да посмотри же на меня, — резко потребовал Ник. — Ты снова возводишь барьеры между нами, а после прошедшей ночи я не собираюсь опять с тобой воевать. Какого дьявола ты не можешь мне сказать, что тебя беспокоит?
— Потому что меня ничто не беспокоит, — четко ответила Келли. С некоторым усилием она заставила себя поднять глаза и встретить его взгляд. — Возможно, меня немного разочаровало, что ты не находишь меня абсолютно неотразимой, — продолжала она как можно беззаботнее. — Но я понимаю, что трудно ждать этого от человека, который имеет список своих побед размером с телефонную книгу Нью-Йорка.
Ник долгим взглядом посмотрел на ее раскрасневшееся упрямое лицо и мрачно нахмурился.
— Ты самая невозможная женщина, которую я имел несчастье встретить, — сказал наконец он, сжимая руками ее обнаженные плечи. — У меня нет сейчас времени, чтобы пробиваться через эту преграду, за которой ты спряталась, но я не допущу, чтобы это продолжалось долго. Мы все выясним, когда приедем в Акапулько. — Он неохотно отпустил ее и минуту постоял, не сводя глаз с ее лица. Затем повернулся и пошел к двери. — Будь в таверне через десять минут, или я вернусь за тобой. — С этими словами он резко закрыл за собой дверь.
Келли еще минуту смотрела ему вслед с несчастным видом, затем со вздохом встала и медленно начала одеваться. Она понимала, что сказала то, чего никак нельзя было говорить. Она вела себя как ревнивая стерва. Но как она могла признаться Нику, что сама мысль о возвращении к цивилизации ужасает ее? Она в отчаянии замотала головой, вспомнив, каким рассерженным выглядел Ник, когда уходил. Если она не научится владеть своими чувствами и не давать воли ревности, то рано или поздно оттолкнет его от себя. Хотя откуда она знает, а вдруг Ник воспримет приезд в Акапулько как конец их романтического приключения?
Келли судорожно вздохнула, испытав внезапную острую боль от этой мысли. Она, наверно, не перенесет, если Ник решит так быстро прекратить их отношения. Ей нужно время, чтобы подготовить себя к разрыву, или она просто не выживет.
Она закончила одеваться, быстро застелила постель и прибрала маленькую комнатку, казавшуюся теперь такой милой и родной. Уже стоя на пороге, она обвела ее прощальным взглядом, затем решительно вышла и заспешила по дороге к таверне.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100