Читать онлайн Любовные голоса, автора - Джил Джуди, Раздел - 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовные голоса - Джил Джуди бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.19 (Голосов: 93)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовные голоса - Джил Джуди - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовные голоса - Джил Джуди - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джил Джуди

Любовные голоса

Читать онлайн


Предыдущая страница

11

Когда это произошло, Кен не почувствовал особой радости. Он проснулся воскресным утром, — он был уверен, что это воскресное утро, — открыл глаза в своей палате без окон и увидел в полутьме какие-то предметы. Он лежал и разглядывал их, пытаясь при слабом свете, исходившем откуда-то с потолка, определить их назначение. Он понял, что света здесь было ровно столько, сколько нужно обслуживающему персоналу, чтобы ориентироваться в палате.
Справа от кровати и чуть выше ее стояла раздвижная подставка под телевизор. Телевизора на ней не было. Между изножьем кровати и стеной находился высокий стол, вероятно предназначенный для еды, которую ему приносили. С некоторым безразличием он заметил, что отдельные предметы не имели четких очертаний и выглядели расплывчато. Очевидно, это зависело от расстояния до них.
На стене он разглядел светлый прямоугольник, который, судя по всему, был небольшой картиной. Он смотрел туда пристально, желая получше рассмотреть, но его усилия оказались тщетными. Потом он почувствовал жжение в глазах и закрыл их, немного поморгав. Когда он снова открыл их, прямоугольник на стене превратился в картину в раме, на которой было изображено что-то вроде… чаши с фруктами? А может быть, то был кувшин с цветами? Он начал двигать ногами под одеялом и разглядывать их. Затем поднял руку, приблизил ее к своему лицу и стал внимательно рассматривать свои пальцы.
Кен осторожно сел на постели, отметив про себя, что на этот раз боль в области лба отсутствует. И в глазах нет жжения, от которого еще недавно у него неудержимо лились слезы. Он медленно свесил ноги с кровати, ожидая, что вот-вот начнется головокружение. Но ничего подобного не случилось. Он чувствовал себя хорошо, уверенно, несмотря на то, что в душе его царили пустота и мрак. Боже, как здесь тихо! Похоже, утро еще не наступило. Из-за закрытой двери он слышал, как кто-то ходит по коридору в резиновых тапочках, подошвы которых слегка поскрипывали на кафельном полу. Может, позвонить медсестре? Нужно ли надевать защитные очки, которые не пропускают даже слабый свет ночника? Кен сделал глубокий вдох и отверг эту мысль.
К черту все это! Он видел и прекрасно себя чувствовал. И он не позволит больше собой командовать.
Кен встал и направился в ванную комнату. Подойдя к двери, он начал обеими руками шарить по стене в поисках выключателя. Выключателю здесь быть не полагалось. Он находился вне пределов палаты, недоступный для больного, которому не показан яркий свет. Интересно, заперта ли дверь, ведущая из палаты в холл? А что, если попытаться ее открыть?
Он представил себе до боли ярко освещенный коридор и сразу же отказался от этой мысли. Вернувшись в палату, он улегся в постель и предался мрачным мыслям.
Что же изменилось с того момента, когда он начал снова видеть? То, что ему хотелось увидеть больше всего на свете, было вне пределов досягаемости. И никогда не будет рядом с ним… Лицо Ингрид. Ее улыбка. Волосы, глаза, тело. Но почему?
Да, он нуждается в помощи… помощи… помощи…
— Мне нужно уехать, — сказала Ингрид.
Джанет удалось дозвониться до нее, перехватив Ингрид в тот момент, когда та выходила из дверей своего дома с вещевой сумкой через плечо.
— Я решила использовать часть отпуска и покататься на яхте возле островов Галф. Не исключено, что я даже доберусь до пролива Десолейшн-Саунд.
— Черт возьми, Инки! Ты сама страдаешь… Кен страдает… Ты не можешь так с ним поступить. К нему вернулось нормальное зрение. Его выписали из больницы еще неделю назад, в пятницу.
Ингрид знала об этом. Он позвонил ей в церковь в тот вечер, когда его выписали. Она сказала, что рада за него, и повесила трубку. Отцу Ралфу она пожаловалась на плохое самочувствие, и он взялся обзвонить вместо нее клиентов «Живых голосов». А Ингрид заторопилась уйти, опасаясь, что Кен приедет в церковь.
Дома он не мог ее найти, поскольку не знал, где она живет. Слава Богу, думала Ингрид, что она так и не дала Кену номер своего домашнего телефона. И была очень благодарна Джанет за то, что та не сообщила ее номер Кену. Весь уик-энд она готовилась к отъезду. Договорилась с коллегами, которые могли бы заменить ее в классе дошкольной подготовки. Сама она не отважилась там появиться, боясь нарваться на Кена.
Всю следующую неделю она провела взаперти дома, ни с кем не общаясь. Дом ей казался пустым, все звуки — слишком громкими. Это укрепило ее в решении уехать на время.
— Он не заслуживает такого отношения с твоей стороны, — сказала ей Джанет. — Ты должна хотя бы позвонить ему. Скажи ему, что между вами все кончено, если это так. Ему же нужно жить дальше.
— Ты не знаешь… приняли его заявку? Джанет рассказывала ей, что Кен, как только к нему вернулось зрение, подал заявку на участие в большом правительственном контракте. В тот момент, когда с ним произошло несчастье, он как раз работал над этим строительным проектом. А поскольку он работал один, а не в составе группы, наступившая слепота привела к тому, что вся работа остановилась. В то же самое время другие архитекторы, заключившие договоры с разными престижными фирмами, продолжали полным ходом разрабатывать свои варианты проекта. К счастью, маховик правительственного механизма вращается довольно медленно, и в силу этого у Кена есть надежда, что потерянные месяцы не уменьшили его шансов выиграть конкурс и получить работу.
— Нет еще, — ответила Джанет, — но его включили в окончательный список. Но теперь ему придется снова поехать на восток и начать там переговоры. Предстоит встретиться с нужными людьми и позаботиться, чтобы люди, от которых зависит решение, знали, что он самый подходящий человек для этой работы. Словом, доказать, что его проект — самый лучший, как раз то, что надо, и что стоимость его не выйдет за рамки нормы.
Ему следует быть в нужном месте с нужными людьми, — продолжала Джанет, — и он, конечно, уже был бы там, если бы не ты. Он готов лишиться всего, лишь бы не потерять тебя.
Ингрид прикрыла глаза и покачала головой.
— Это он так сказал?
— Нет! — презрительным тоном произнесла Джанет. — Ты же прекрасно знаешь, что он этого не скажет. Он просто говорит, что побудет здесь некоторое время, но я-то знаю, что он ждет тебя.
К сожалению, — продолжала она, — я никак не могу его убедить, что он и так уже потерял уйму времени. У него из рук уплывает один из самых выгодных контрактов за всю его профессиональную деятельность. Не говоря уже о том, что речь идет о необыкновенно престижном строительстве. Его имя попало бы в различные справочники. И все это уплывает от него, как говорится, сквозь пальцы… Я не могу достучаться до него и хочу, чтобы ты это поняла, Ингрид. Ты нужна Кену.
— Я ему нужна, как многопудовый якорь на шею, — выпалила Ингрид. — Неужели ты этого не видишь, Джанет? Ты только что сказала, что для него является главным. Он должен отправиться на восток страны и выгодно продать там свой проект. Это значит, что он вынужден будет делать то, чего я не умею. Встречаться с политиками и чиновниками на всевозможных приемах, где обычно выносятся решения по этим вопросам. Поверь мне, уж я-то это знаю. Если я буду сопровождать Кена, из всего этого ровным счетом ничего не выйдет.
— Тогда скажи ему об этом сама, ради Бога. Скажи по телефону, если уж твое решение так твердо. Во всяком случае, это избавит тебя от беспокойства по поводу того, что ты заикаешься. Но поверь мне, что твои проблемы в данном случае не имеют такого решающего значения, как проблемы Кена, который может упустить выгодный контракт.
Ингрид подумала, что она, возможно, будет заикаться и по телефону, но теперь это не играло никакой роли. Джанет наверняка обо всем рассказала Кену. Но дело ведь не только в заикании: Ингрид знала, что будет плакать. Именно поэтому в пятницу вечером она так неожиданно повесила трубку телефона. А если она заплачет, то поверит ли Кен, что между ними все кончено? Допустим, она выдержит и не заплачет. Тогда будет совсем скверно. Ведь ей придется сказать ему жестокие слова, которые ни в какой степени не могут быть правдой.
— Между нами все кончено, — сказала она Джанет. — Передай ему от моего имени, что так оно и есть, если он этого еще не понял.
— Он уже все понял, — гневно произнесла Джанет. — Понял не хуже тебя. И думает, что все это случилось потому, что тебе нужны только несчастные, которых ты можешь утешать. А поскольку он теперь снова стал нормальным человеком, то ты в нем больше не нуждаешься. За все это я готова тебя возненавидеть, Инки.
Ингрид поставила на пол свою дорожную сумку и уселась на нее. По щекам ее катились слезы, она судорожно сжимала в руке телефонную трубку.
— Я не хочу, чтобы он страдал, Джанет, — с трудом выговорила она. — Мне это вовсе не нужно. Поэтому я так поступаю. Если я не смогу с этим справиться сейчас, потом будет еще хуже. Скажи ему… скажи за меня, — взмолилась она, — что я желаю ему счастья.
— О, разумеется, я ему это передам! Я скажу ему, что он ошибся. Скажу, что я сама ошиблась, полагая, что женщина, которую я прочила себе в невестки, жалкая трусиха! Мэдди Мак-Ки и то более подходящая для него пара. Пусть она белобрысая дура, но по крайней мере знает, что ей нужно. А ей нужен Кен. А ты, Ингрид? Он ведь тебе тоже нужен, но не настолько, чтобы бороться за него, — заключила Джанет. — А мне-то всегда казалось, что ты храбрая женщина.
— Нет, я вовсе не храбрая и никогда такой не была.
— Я не хочу, чтобы моей невесткой была трусиха. Кену нужна настоящая жена, а не тряпка… Так я ему и скажу!
Ингрид осторожно положила телефонную трубку и поспешила к своей яхте. Она запустила двигатель, отдала концы и вывела яхту из бухты. Она не остановилась даже для того, чтобы поставить паруса, пока не оказалась в заливе Джорджия, где не было слышно человеческих голосов. Здесь ей могли составить компанию разве что тюлени. Но в голове ее беспрестанно звучал голос Джанет, повторявший:
— Трусиха… трусиха… трусиха…
Они вместе с «Молли Дарлин» пробивались на север в направлении пролива Десолейшн-Саунд, борясь с ветрами, приливом и дрейфом. Она убегала все дальше и дальше. Для того чтобы скрыться.
Там, куда она спешит, она будет недосягаема для всех, кроме разве что самых мощных радиоволн. Оторванная от остального мира. В одиночестве. Но в безопасности.
В отрыве от мира. В одиночестве. В безопасности.
Она почувствовала себя покинутой.
Прошло три дня с тех пор, как она бросила якорь в заливе Роско. Она начала ощущать свое одиночество так, словно это было неведомое живое существо, которое сидело у нее на спине и дышало ей в шею. Время от времени она сбрасывала с себя это чудовище, но оно снова к ней возвращалось.
Все эти три дня она наблюдала за парой лысоголовых орлов, которые охотились за рыбой. Они падали с высоты в воду и тут же взмывали вверх, держа в когтях свой улов. Иногда они охотились вместе, иногда — по отдельности. Однако, изловив добычу, они всегда взлетали высоко в небо и исчезали за деревьями в одном и том же направлении. Ингрид решила, что там у них гнездо, где они выкармливают свое потомство.
Они заботились о своих детях.
Иногда она плакала по ночам.
Передала ли Джанет ее слова Кену? Уехал ли он на восток, чтобы попытаться получить выгодный контракт на строительство? Этот контракт очень нужен Кену для становления карьеры. Когда начинающий специалист работает на свой авторитет, его отсутствие в течение нескольких месяцев может весьма отрицательно сказаться на будущем.
В эти дни она ни с кем не разговаривала, а следовательно, и не заикалась.
Но настал момент, когда ей отчаянно захотелось общения с людьми. Она мечтала позвонить Джанет и спросить ее, уехал ли Кен. Всей душой она желала вернуться в приют для дошкольников. Она соскучилась по детям. Ведь ей никогда не приходилось уезжать от них на столько дней. Интересно, какие чувства вызовет в ней возвращение? Может случиться так, что воспоминания будут медленно убивать ее?
В эту ночь она снова плакала.
На следующее утро она проснулась на рассвете и никак не могла заснуть. Она опять слышала, как Джанет называет ее трусихой, и снова плакала. Потом она увидела орлов, которые вместе охотились за рыбой. Чувство одиночества становилось все острее. Нет, чистое безумие оставаться в заливе Роско и предаваться своему горю. Пора возвращаться домой. Там она обзвонит всех клиентов по списку «Живых голосов», свяжется с друзьями, поговорит с разными людьми об их проблемах и решит свои собственные.
Наступил час отлива, вода быстро отступала от берегов. Если она сейчас же не поднимет якорь и не пройдет песчаную отмель, обнажавшуюся во время отлива, то ей придется задержаться в заливе Роско еще на двадцать четыре часа. Вечерний прилив будет небольшим. Воды прибудет слишком мало для того, чтобы выйти из залива и попасть в пролив Десолейшн-Саунд.
И все же она сидела не двигаясь и смотрела, как от ног постепенно отходит вода. Пусть сама природа принимает за нее решение. Мимо, подгоняемая течением, проплыла утка. Ингрид не отрываясь смотрела на нее. Утка взлетела и унеслась прочь. При этом слышно было, как посвистывают ее крылья. Ингрид заметила, что у бедняжки была только одна нога. Теперь понятно, почему птица так настороженно оглядывалась по сторонам.
Нет!.. Неожиданно она с невыразимой ясностью припомнила слова Джанет, которая сказала, что теперь Кен ей не нужен, поскольку зрение вернулось к нему, а ей нужны только несчастные, только те, о ком нужно заботиться. Он же в ее помощи больше не нуждался.
Ингрид вдруг издала какой-то нечленораздельный звук и бросилась на нос яхты. Она начала быстро поднимать якорь, лихорадочно работая руками. Вокруг нее плескалась вода, смешиваясь с ее слезами. Она никогда не думала так о Кене. Никогда. Ни единой секунды! Она должна ему объяснить, чтобы он понял, что они не вместе в силу совсем других причин. Это из-за нее и только из-за нее. Из-за ее заикания… и из-за ее трусости.
Двигатель завелся с первой попытки, и она быстро прошла над песчаной отмелью. Правда, «Молли Дардин» задела при этом слой ила и словно бы приостановилась, слегка накренившись, но это была секундная задержка, после чего яхта продолжила свой путь.
Оказавшись в проходе, защищенном с двух сторон горами, она не выключала двигатель до тех пор, пока не подул свежий бриз. Тогда Ингрид поставила на «Молли Дарлин» все паруса. Яхта полетела вперед, подгоняемая попутным западным ветром. Он гнал ее домой, и Ингрид вдруг начала страстно молиться, молиться так, как никогда прежде.
В этой молитве было лишь одно слово:
— Пожалуйста… пожалуйста… пожалуйста…
Господу было ведомо, о чем она просила.
На почтовом ящике по-прежнему значилась его фамилия. Следовательно, он не уехал. Она неслась на всех парусах, а затем мчалась на автомобиле, но ей казалось, что она движется со скоростью черепахи.
Да, Кену, конечно же, нужно было уехать. Это необходимо ему для успеха. Без нее. Но он должен знать, что она считает и всегда считала его полноценным человеком. Он не должен уехать, не дождавшись, пока она скажет ему об этом.
И вот она наконец стоит перед его дверью и поднимает руку, чтобы позвонить. При этом она замечает, что рука ее дрожит, что костяшки пальцев на руке белые… С замиранием сердца она нажимает на кнопку звонка. И вдруг вспоминает, как они лежали с Кеном в постели и ждали, когда Джанет перестанет звонить в дверь и уйдет.
Джанет всегда звонила условным образом, и то же самое сделала теперь Ингрид, чтобы Кен не вздумал смотреть в глазок. Ему ведь может показаться, что перед ним кто-то незнакомый, и вполне вероятно, что тогда он не откроет дверь, чтобы не общаться с неизвестным «доброжелателем».
Холодея, она подумала о том, что Кен посмотрит в глазок. И впервые осознала, что, увидев, он может воспринять ее, как чужого человека.
Она представила, что он смотрит на нее, и ее охватила дрожь. Хватит ли у нее духу сказать ему простое: «Привет!» — и посмотреть ему в лицо?
Ингрид расправила плечи. Долой трусость! Пусть она заикается, запинается… Это не имеет значения! Она посмотрит ему прямо в глаза и скажет, что никогда не считала его неполноценным человеком и, конечно же, всегда желала ему выздоровления.
Кен открыл дверь прежде, чем она успела внутренне подготовиться к встрече с ним. Он взглянул на нее. Она попыталась что-то сказать, но вместо слов издала какое-то жалобное восклицание.
Кен не произнес ни слова. Он просто схватил ее за руки и сделал шаг назад. Ингрид последовала за ним. А он все смотрел на нее, не выпуская рук. Затем отвел в сторону и рывком закрыл дверь.
Его пальцы еще крепче сжали руки Ингрид. Они показались ему ледяными. Они тоже дрожали или его дрожь передавалась ей? Ее мягкие бледные губы прижались к его губам. Она смотрела на него своими огромными карими глазами, в которых читались затаенный страх, невысказанные вопросы и отчаяние. Ему хотелось развеять этот страх, ответить на все ее бесконечные вопросы и прогнать прочь отчаяние. Но он видел ее впервые и не мог вымолвить ни слова.
Волосы у нее были насыщенного кофейного цвета. Они ниспадали на плечи, на джинсовую куртку, сплошь покрытую высохшими солеными морскими брызгами. С матово-бледного лица на него смотрели прекрасные карие глаза. Такой благородной, такой одухотворенной красоты он еще не встречал.
Кен попытался заговорить, но спазм перехватил ему горло. Он продолжал смотреть на Ингрид, словно впитывая ее в себя. Разве можно назвать ее обыкновенной. Разумеется, и сама она так о себе не думает. Перед ней тускнели все его воображаемые блондинки, словно старая выцветшая фотография. Она была теплая, живая, трепетная… Ингрид! Он вдыхал сладкий аромат ее кожи.
— Я… Ингрид! — шепотом произнесла она. Кен прикрыл глаза. Затем отпустив руки, он схватил ее за локти, слегка встряхивая.
— Господи! Неужели ты думала, что я не узнаю?
— Я… — Она покачала головой. — Ты так на меня смотришь…
— Я так на тебя смотрю, потому что ты самая… — Голос его дрогнул. — Самая красивая женщина из всех, кого я когда-либо видел, — закончил он уже тихо и даже словно бы испуганно.
— Я… в самом деле?
— Да. Ты… в самом деле…
Он выпустил ее руки, сделал шаг назад и откашлялся. Он не смог бы ей объяснить, какое впечатление она произвела на него с первого взгляда. Она так отличалась от того, какой он ее себе представлял… В ней было так много… всего.
— Ты…
— Не блондинка.
— О Боже! — Его охватил гнев, вызванный тем, что в такой патетический момент она в состоянии вспоминать о столь незначительных вещах. — Блондинка? — вскричал он. — Блондинка? Какое это вообще может иметь значение? Думаешь, это для меня так важно? Полагаешь, что я настолько ограничен? Такого ты обо мне мнения? Поэтому ты от меня убежала? Ингрид, я…
Кен не договорил, потер глаза и прошелся по комнате.
— Я хотел быть с тобой, ты это знаешь. — Руки его непроизвольно сжались в кулаки. — Нет. Это не то, что я хочу сказать. Ты мне нужна, Ингрид. Ни один человек никогда мне не был нужен так, как ты. Как же я мечтал о тебе, когда в больнице меня поместили в палате без окон. Ко мне возвращалось зрение, и нужно было предохранить глаза от воздействия света после многомесячной слепоты. Но и там я не чувствовал себя в безопасности, ибо меня объяла внутренняя пустота. Это случилось тогда, когда ты отказалась меня навестить. Поверишь ли, но я уже был близок к тому, чтобы поставить крест на всем их лечении. Хотел рискнуть, хотя понимал, чем я рискую: невесело всю жизнь ходить, нащупывая дорогу белой тросточкой. И я бы так и сделал: ушел бы оттуда, чтобы отправиться на поиски тебя… Но тут вмешалась Джанет, которая не выходила от меня целых три дня. Ты говорила, что любишь меня! Так как ты могла поступить со мной подобным образом? Ради Бога, скажи, почему? Это все, что мне нужно знать. Почему?
Ингрид стала белой как мел, глаза ее наполнились слезами, и они потекли по щекам. Потом она подняла голову, глядя ему прямо в лицо, шагнула вперед и остановилась в трех шагах от него.
— Я не пришла к тебе потому, что испугалась. Сначала я боялась за себя, затем, позже, по здравом размышлении, я начала бояться за тебя. Я люблю тебя и потому решила быть подальше от тебя. Потому что знала, что тебе нужна не такая женщина, как я.
— Не такая женщина? Как ты можешь нести подобную чушь? Ты же помнишь наши планы на будущее. В ту последнюю ночь мы говорили о твоей возможной беременности. Ты сказала, что при благоприятном стечении обстоятельств — в моем понимании — ты хотела бы, чтобы я стал отцом твоих детей. В тот момент, Ингрид, когда время это уже было не за горами и нам оставалось только протянуть руку, чтобы взять то, что положено, в тот момент ты меня оставила. Когда я в тебе больше всего нуждался, ты бежала от меня на яхте под парусами!
— Нет… Тебе нужна была… мечта. Ингрид говорила едва слышно, запинаясь.
Но постепенно голос ее окреп. Она вытерла слезы на щеках тыльной стороной ладони.
— Я нужна была тебе такая, какой ты меня выдумал, — продолжала Ингрид. — Какой я тебе казалась. Очень жаль, что ты во мне ошибся — по моей вине. И сейчас я здесь потому, что мне необходимо это тебе сказать. Я хочу, чтобы ты понял, что тебе нечего ждать, что я не могу тебе ничего предложить. Моя вина состоит в том, что у тебя возникло обо мне ложное представление. Я всегда знала, что не смогу быть тем, в чем ты нуждаешься. Я никогда не сумею стать такой.
— Черт возьми, но ты же могла, когда хотела!
Ингрид сделала судорожный вдох.
— Да. Я была твоим другом и потому могла и должна была быть такой. Мне очень жаль, что я не оправдала твоих надежд.
— Ты была мне не другом, а любовницей! И такой ты была мне необходима! — Она хотела что-то сказать, но Кен предупредительно поднял руку. — Нет! Я не о том, о чем ты подумала. Я вовсе не стремился к тому, чтобы ты спала со мной в больничной палате. Ты нужна мне была для того, чтобы вместе со мной ждать… и бояться. Ты мне нужна была в те дни для того же, для чего ты мне нужна сейчас и будешь нужна до конца жизни… Для того чтобы разделять со мной окружающую меня тьму и освещать ее.
— Нет. — Кен сделал попытку приблизиться, но она отступила. — Я не могу тебе это обещать. Пойми это, пожалуйста. Я уехала не потому, чтобы сделать тебе больно, но потому, чтобы оградить тебя от себя. Я…
Кен схватил ее за плечи и, не отпуская, начал горячо говорить:
— Да, ты сделала мне больно. Да, ты свела меня с ума. И несмотря на все это, я бесконечно в тебя верил. И только поэтому не сошел с ума окончательно. Я знал, что ты вернешься. Я сказал об этом Джанет, и ты вернулась. Ты здесь. Ты дома. И принадлежишь мне.
— Дома?! — воскликнула Ингрид, высвобождаясь из его объятий, в то время как ей хотелось обвить его руками и прижаться к нему, снова почувствовать его ласку. — Твой дом не здесь, Кен! Ты уже давно должен был отсюда уехать! Тебе надо вернуться на восток страны, чтобы заняться своими делами и добиться наконец успеха. Тебе не следовало тратить время попусту в ожидании моего возвращения. Все это напрасно. Я пытаюсь тебе это объяснить. Ты должен прислушаться к тому, что я говорю!
Я не могу тебе помочь, Кен, — продолжала она. — Я буду тебе только мешать. Твоя карьера пострадает от моего присутствия. Черт возьми, но я же заикаюсь! В самом деле, сильно заикаюсь. Мне трудно поддерживать разговор в обществе. Я стеснительна. На любом рауте я буду лишней. Я…
Кен схватил Ингрид за ладони, которыми она размахивала, и притянул к себе. Он взял ее за плечи и встряхнул, желая, чтобы она опомнилась и выслушала его.
— Ты — женщина, которую я люблю. Та самая женщина, на которой я хочу жениться. Та, которая станет матерью семерых моих детей… Я знаю, что ты заикаешься, глупышка! Я же слышал, как ты разговаривала с другими людьми, помнишь? С Дженнифер, с отцом Ралфом, с Мэдди. Разговаривая со мной, ты не заикалась, и за это я еще больше тебя полюбил. Это значит, что ты мне доверяешь, что тебе со мной спокойно. Это значит также, что ты меня любишь больше, чем кого-либо. И я счастлив, что ты выделяешь меня среди других людей.
Ингрид застонала от досады. Кен все еще не понял того, о чем она ему сказала. Как может быть человек таким непонятливым? Разве она не объяснила ему все, не поскупившись на краски?
— С тобой я не заикаюсь… Верно! — крикнула она. — Но не потому, что я тебе доверяю. И не потому, что я тебя люблю! Да, я люблю тебя и доверяю тебе… Но я не заикалась потому, что ты был незрячий, Кен. Ты не мог меня видеть. Это было все равно, что разговаривать с тобой по телефону. Вот почему мне было так спокойно с тобой. От тебя не исходила опасность! Ты не мог меня видеть, а следовательно, не мог судить обо мне.
Она сделала глубокий вдох.
— Я ненавижу в себе это качество, эту боязнь того, что обо мне подумают, но ничего не могу с собой поделать. Я вижу собственное отражение в глазах других людей, и мне начинает казаться, что я словно уменьшаюсь в размерах, и в результате — наполовину перестаю быть нормальным человеком.
Вот почему я чувствую себя неполноценной и недалекой. Права была Джанет, я просто обыкновенная трусиха. Я знаю это, полностью осознаю, но ничего не могу с собой поделать. С тех пор как к тебе вернулось зрение, жизнь еще раз доказала, что это так. Я решила уехать, поскольку не могла показаться тебе зрячему. Я боялась предстать перед тобой в невыгодном для себя свете.
— Ингрид, дорогая, — тихо сказал Кен, — ведь я же тебя сейчас вижу.
Она высвободилась из его рук, пересекла комнату и прислонилась разгоряченным лбом к прохладному оконному стеклу.
— Я знаю, знаю. Вот это-то я пытаюсь тебе объяснить. Я могла вести себя естественно только, когда ты был слепым. Теперь ты видишь, и у меня ничего не получится!
Кен подошел к ней, заставил обернуться и прижал к себе. Она почувствовала жар его тела. Дышать стало трудно. Неудержимая дрожь охватила ее, и она закрыла глаза.
— Ингрид, посмотри на меня.
Она подчинилась — очень неохотно, потому что боялась, что начнет заикаться в его присутствии, боялась увидеть нетерпение в его глазах.
— Разве я изменился? — спросил он, пристально глядя на нее своими зелеными глазами, которые, казалось, проникали ей в душу. — Тебе кажется, что я стал другим человеком?
Ингрид покачала головой.
— Нет. С тобой никогда не было проблем. Проблема заключалась во мне. Она и осталась.
— Я не отрываясь смотрю на тебя… черт возьми, не могу отвести глаза, — сказал он, — с того самого момента, как ты вошла.
Он взял в руку несколько прядей ее волос, подержал, словно взвешивая, затем отпустил, позволив им упасть обратно ей на плечо
— Инки, ты так прекрасна. — Он зарылся лицом в ее волосы, потом поднял голову и снова впился в нее взглядом. — Твои волосы, твои глаза… Боже, как я тебя люблю!.. А ты еще накричала на меня за то, что я жду тебя. А я без тебя ничто.
— Ты должен вернуться к своей настоящей жизни, — сказала Ингрид, отстраняясь от него.
Она обязана сделать все, чтобы он наконец понял ее мотивы. — Ты должен заняться своим делом. Пока тебя там нет, найдется много любителей, которые постараются занять твое место и заполучить выгодный контракт.
— Ты имеешь в виду новый комплекс правительственных зданий в Риджайне. Они выбрали мой проект. Я же говорил тебе, что на мои проекты большой спрос.
Ингрид бросила на него удивленный взгляд.
— Но ведь Джанет сказала… Он сделал нетерпеливый жест.
— Джанет полагает, что она должна бороться за мои интересы в любых ситуациях. Сначала она выбрала тебя мне в жены, еще до того, как это сделал я. Теперь она считает делом своей чести добиться того, чтобы все это произошло на самом деле. Вот что для нее значит бороться за мои интересы.
Кен улыбнулся.
— Она, конечно, не права. Я знал, Инки, что ты вернешься. Я верил в тебя. — Он снова погладил рукой ее волосы. — Подумай, ты поедешь со мной на несколько лет в Саскачеван? Зимы там холодные, но ведь мы всегда сможем проводить месяц-другой на Гавайях… каждый год, когда в Канаде холода.
На губах его заиграла зовущая, плутоватая улыбка, которая так нравилась Ингрид. Кен придвинулся к ней и обнял за талию.
— Я тебе гарантирую, что опасности замерзнуть нет никакой.
— Ты меня не слушаешь! — закричала Ингрид. — Я не могу войти в твою жизнь. Я… Ты заключил контракт? И не вернулся туда, на восток?
Кен кивнул.
— Сегодня мой проект получил премию. Они приглашали меня приехать на какую-то церемонию в парламенте. Но я ответил, что меня наняли для строительства, а не для того, чтобы развлекать политиков и прессу.
Ингрид слегка покачнулась.
— Будут еще и другие контракты. Кен ее поддержал.
— Да, надеюсь. Главе семьи, имеющему жену и семерых детей, нужны средства для их содержания.
— Кен, будь добр, выслушай меня. Тебе нужен человек легкий на подъем, близкий по духу, которому нравится встречаться с незнакомыми людьми… что-то вроде Мэдди, например, или…
Кен снова ее встряхнул.
— Хватит! Ты все пытаешься меня убедить в том, что ты мне вовсе не подходишь… что мне лучше отказаться от тебя и переключиться, скажем, на Мэдди… И при этом еще ни разу не заикнулась!
— Я ни разу не сказала, что ты должен бросить меня и переключиться на Мэдди, — возразила Ингрид.
Она тяжело дышала, сжатыми в кулаки руками упираясь в грудь Кена.
— Нет? Значит, я ошибаюсь. Но все выглядит так, будто ты собираешься бросить меня на произвол судьбы, оставить в одиночестве… Вот я и подумал, может, и Мэдди заслуживает внимания?
— Все это потому… — Дыхание Ингрид сделалось прерывистым, она с трудом вымолвила: — потому что ты мой. — Глаза ее сверкнули. — Она что же, вздумала здесь появиться? Черт возьми, Кен, да она же опасна! Она — блондинка! Тебе это известно. Я уверена, что вы уже успели встретиться. Она сложена как… Словом, она блондинка! Кен расхохотался.
— Да, она блондинка, сложена как богиня, но это ровно ничего не значит, потому что она — не ты… И обрати внимание, Ингрид, ты опять еще ни разу не заикнулась.
— Все это потому, что я схожу с ума. А когда я в таком состоянии, я никогда не заикаюсь.
— Ну, тогда сходи с ума, любовь моя. И наслаждайся этим. Мне все равно. Мне нравится, когда ты выходишь из себя и предъявляешь на меня свои права… А лучше — замолчи и иди ко мне.
Кен запустил пальцы ей в волосы, оттянул назад голову и целовал до тех пор, пока Ингрид полностью не прекратила сопротивление, после чего исчезли все признаки ее крайней взвинченности.
Он поднял ее и, держа на руках как маленького ребенка, понес на тахту. Он снял с нее джинсовую куртку и начал покрывать поцелуями загорелые плечи.
— Я тебя люблю, — сказал он, гладя ее по волосам. — И никуда не отпущу от себя. Никакие твои выдумки не помогут — теперь мы будем вместе до конца наших дней. Запомни, Ингрид: если я принадлежу тебе, это значит, что и ты принадлежишь мне.
Ингрид облегченно вздохнула.
— Я люблю тебя, — сказала она. — И я, честно, Кен, никогда не думала о тебе как о неполноценном человеке. Ты просто был всегда… ты хочешь иметь семерых детей?
Он захохотал.
— Это можно уточнить. А вот что касается свадьбы, то здесь все ясно.
— Хорошо, — согласилась Ингрид. — Семеро — это, конечно, немного чересчур. А свадьба — звучит как небесная музыка.
Кен улыбнулся ей.
— Так что, ты на меня сердишься? Ингрид захлопала ресницами.
— Нет. Нет, конечно.
— Мне не хотелось бы этого говорить тебе, дорогая, но ты не сходишь с ума и ничуть не заикаешься. Так что ты об этом скажешь сейчас?
Ингрид обвила его шею руками. И счастливо рассмеялась.
— Вероятно, ты кажешься мне безобидным маленьким ребенком.
Кен встал, бережно поднял ее и понес в спальню.
— Если ты так думаешь, Ингрид Бьернсен, то я должен открыть тебе правду. Сейчас ты будешь заниматься любовью не с ребенком. С тобой я, а я — мужчина.
— Ах, вот как? Тогда докажи это.
И, к удовольствию Ингрид, Кен доказал это.
— Я, Инг-Инг-Ингрид, беру тебя… те-бя… те-бя…
Кен отвел в сторону вуаль с ее лица и мягко дотронулся до подбородка.
— Смотри на меня, — тихо приказал он. — Скажи эти слова мне, любимая.
Ингрид неотрывно смотрела в его сияющие зеленые глаза.
— Я, Ингрид, беру тебя, Кеннет, себе в законные мужья…
Улыбка Кена придавала ей смелости, его глаза подбадривали ее. Ингрид торжествующе улыбнулась и без единой запинки произнесла слова, которые повторяли многие поколения людей до них: —… чтобы быть вместе в радости и в горе до конца наших дней, начиная с сегодняшнего.


Внимание! Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения. После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий. Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.






Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовные голоса - Джил Джуди

Разделы:
1234567891011

Ваши комментарии
к роману Любовные голоса - Джил Джуди



Мне понравился...
Любовные голоса - Джил Джудиmiliton
18.11.2011, 17.29





Мне тоже понравилось
Любовные голоса - Джил ДжудиЛора
11.01.2012, 0.11





ПРОЧИТАЛА С УДОВОЛЬСТВИЕМ, ДАЖЕ НЕ УСПЕЛА СВОИ ДЕЛА СДЕЛАТЬ.ЗАЛИПЛА
Любовные голоса - Джил ДжудиНАТАЛЬЯ
2.10.2012, 13.32





Замечательная книга, очень понравилась
Любовные голоса - Джил Джуди@ннушк@
6.10.2012, 16.50





Отличный роман. Не могла оторваться. Непременно прочитайте.
Любовные голоса - Джил ДжудиАнна
6.10.2012, 19.16





роман понравился...8/10
Любовные голоса - Джил Джудитая
6.10.2012, 21.43





сначала настроенна была скептически,гг очень своеобразные. ! но знаете, ошиблась! роман оказался очень милым ,душевным и естественно хэппи энд!
Любовные голоса - Джил Джудианна
6.10.2012, 23.25





Роман неплохой. Сюжет неизбитый, очень трогательная и человеческая история.Твердая 8.
Любовные голоса - Джил Джудиюлия
7.10.2012, 12.23





Очень очень понравился роман.
Любовные голоса - Джил ДжудиАнна
8.10.2012, 7.55





Хороший роман!!!
Любовные голоса - Джил ДжудиВера Яр.
8.10.2012, 9.45





роман просто супер!!! прочитала взахлеб) добрая девушка встречает морально сильного мужчину и начинаешь верить что чудеса на свете ещё встречаются))))))
Любовные голоса - Джил Джудианна
29.01.2013, 0.04





роман очень очень хорошый. сейчас редко такие встретишь.
Любовные голоса - Джил Джудиелешка
21.03.2013, 13.44





Милый, милый. Читайте.
Любовные голоса - Джил Джудииришка
20.02.2014, 6.09





Читайте! Не пожалеете!!! 15/10!!
Любовные голоса - Джил Джудилена
4.12.2014, 23.03





+10баллов, а говорить нечего не буду, все сказано до меня :-)
Любовные голоса - Джил Джудизлой критик
24.12.2014, 12.52





Очень хороший роман. Читайте.
Любовные голоса - Джил Джудиren
24.12.2014, 16.02





КЛАССНЫЙ РОМАН. ОЧЕНЬ ОТЛИЧАЕТЬСЯ ОТ ТЕХ ЧТО В ТОПЕ. ТАМ ОДНИ МИЛЛИОНЕРЫ, МОДЕЛИ И МАТЕРИ ОДИНОЧКИ. А ТУТ ОТДЫХАЕШЬ ДУШОЙ.ОЧЕНЬ ЛЕГКО ЧИТАЕТЬСЯ
Любовные голоса - Джил ДжудиОЛЬКА К
26.12.2014, 10.13





Сладенький романчик. Легко читается, но как то не зацепил.
Любовные голоса - Джил ДжудиVeta
29.12.2014, 16.14





Трогательно, мило, но не ах!!! 8/10
Любовные голоса - Джил ДжудиЮлия
4.01.2015, 13.20





Миленько, но очень легонько. Герой такой прекрасно правильный, что и недуг его как-то не оч. серьезно воспринимаешь. ГГ-ня имеет особенность, но возвела ее в культ поклонения самой себе. Любовь все победит. Короче, 7 из 10.
Любовные голоса - Джил ДжудиКирочка
18.01.2015, 19.15





почему таким дурам такие мужики попадаются, не правдоподобно как-то, 6 из 10
Любовные голоса - Джил Джудиpenelopa
4.08.2015, 13.12





Очень понравился роман!восхитительно!
Любовные голоса - Джил ДжудиОльга
10.11.2016, 23.33





Хороший роман.
Любовные голоса - Джил ДжудиСофья
11.11.2016, 4.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100