Читать онлайн Во власти наслаждения, автора - Джеймс Элоиза, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Во власти наслаждения - Джеймс Элоиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 65)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Во власти наслаждения - Джеймс Элоиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Во власти наслаждения - Джеймс Элоиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Элоиза

Во власти наслаждения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Алекс крепко спал; сбившиеся полотняные простыни обнажали его мускулистую грудь, покрытую темным загаром. Он лежал совершенно неподвижно, заложив руки за голову, — одна из немногих привычек, отличавших его от брата-близнеца Патрика. Патрик спал, раскинув руки по простыне, всю ночь напролет беспокойно ворочался. Из-за такого беспокойного сна Патрик, когда был маленьким, часто оказывался на полу, где и продолжал спать дальше. А Алекс, когда был ребенком, спал так крепко, что его матери приходилось на цыпочках подходить и дотрагиваться до него, чтобы убедиться в том, что он еще дышит.
Когда Алекс проснулся, было уже около восьми часов. Из-за занавесей косо падали яркие лучи солнца. Он снова лег и, закрыв глаза, вспоминал предыдущую ночь.
Вскоре после его встречи с дочерью герцога Калверстилла они с Брэддоном отправились в игорное заведение. Когда Шарлотта возвратилась из дамской гостиной, ее окружила толпа смеющихся и негодующих кавалеров, которым она обещала танец. Минуту-другую Алекс наблюдал, как она отмахивается от их умоляющих жестов. «Мой Бог, — подумал он, — она по-настоящему красива».
Шарлотта раскраснелась. Она сразу же почувствовала его присутствие. Она знала: он наблюдает, и ей становилось жарко, и она дрожала от возбуждения. Даже сейчас она чувствовала прикосновение его руки, когда он растирал ей ушибленную поясницу. В тот момент, может, и не обратила внимания на это, но сейчас чувствовала, как горит ее кожа. Мысли о его прикосновении вызвали целый поток воспоминаний. Ее переполняло желание снова почувствовать его руки — так, как это было три года назад. Но какое унижение! Он просто забыл эту встречу, даже не заметил, кто в ту ночь был в его объятиях! Разрываемая гневом и желанием, она едва могла думать о чем-либо, хотя ни один из окружавших ее мужчин не заподозрил ее в отсутствии к нему внимания.
Неожиданно Алекс показался себе неуклюжим юнцом, стоящим у стены и с вожделением следящим за первой красавицей лондонского общества. Он с отвращением выпрямился и повернулся. Он знал, где живет герцог Калверстилл; незачем утруждать себя состязанием с роем мошек, вьющихся вокруг его дочери. Алекс вытащил из-за карточного стола Брэддона и вызвал свою карету.
К концу вечера, проведенного у Брукса, Алекс оказался на целых семьсот фунтов богаче.
В три часа ночи в комнате, которую Брукс именовал бархатной, догорали свечи. Темно-зеленые бархатные драпировки, закрывавшие стены, предназначались для того, чтобы день здесь не отличался от ночи и игроки чувствовали себя в некоем вневременном пространстве. Алексу игра скоро наскучила.
Он оглядел комнату. Ее заполняли аристократы, удобно расположившиеся в креслах, расставленных вокруг игорных столов. Из всех присутствующих лишь один только слуга, менявший свечи в настенных подсвечниках, выглядел таким же свежим, как и в пять вечера, когда открылись двери заведения. Игроки ослабили сложные узлы своих галстуков или совсем сорвали их в порыве отчаяния. Растрепанные, измученные, они лихорадочно бросали кости или сжимали в руках карты.
— Ну что же, милорд, — раздался с другого конца стола голос с ярко выраженным акцентом, — сегодня вы играли великолепно.
Алекс повернул голову и спокойно встретил взгляд Люсьена Боша, французского маркиза, живущего в Англии. Бош играл с безрассудным азартом и проигрался.
Бош наклонился вперед, опершись ладонями о зеленое сукно ломберного стола.
— Вам очень… везет, — с сарказмом произнес он.
Алекс пристально посмотрел на него: ломбер — игра, основанная на умении, а не на удаче.
— Я верю, месье, — ровным голосом ответил Алекс, — что вы ничего не подразумеваете под своим замечанием. Я мог бы охотно допустить, что мой выигрыш — результат… везения.
Последовала короткая пауза. Глаза Боша вспыхнули гневом; он был так рассержен, что едва мог дышать. Он скривил губы.
— Милорд, — наконец смог ответить он, — я готов в любое время поставить свое везение в картах против вашего… в любви.
В комнате повисла тишина. Игроки за тремя из четырех столов замолчали, напряженно прислушиваясь. Все знали, что сыновей покойного графа Шеффилда и Даунза выслали из Англии из-за пристрастия разрешать все споры кулаками. Александр, кажется, повзрослел, но какой мужчина оставит без ответа подобное оскорбление?
Сердце Алекса билось спокойно. Он наклонился вперед — оба мужчины оказались стоящими лицом к лицу, разделенные лишь небольшим пространством. Алекс улыбнулся.
— Может быть, месье, — тихо произнес он, — вы завидуете моему успеху у женщин и потому рискуете своей жизнью?
Люсьен ответил ему только взглядом. Он чувствовал себя ужасно: он уже совершил непоправимую ошибку. Охваченный азартом, в пылу игры он поставил на кон драгоценность, которую всегда хранил у своего сердца, — кольцо, подаренное ему женой в день их свадьбы.
— Милорд, — хрипло произнес он, не обратив внимания на угрозу Александра, которую слышали все. — Я глупец, потому что проиграл кольцо моей жены. А она… ее больше нет, и я должен вернуть его. Не сыграете ли вы со мной еще раз?
Алекс отпрянул. В потемневших глазах Боша он увидел отчаяние. Алекс опустил руку в карман и достал кольцо тонкой работы, украшенное сапфиром.
— Что на нем написано? — спросил он, поворачивая кольцо к канделябру.
Сапфир засверкал, отражая упавший на него свет. «Ом должен стоить тысячу фунтов», — подумал Алекс.
— «Toujours a moi», — тихо ответил Бош.
— «Навсегда мой», — перевел Алекс.
Он бросил острый взгляд на Боша: он видит его сегодня впервые.
— Давно вы живете в этой стране? — вдруг спросил он.
— Восемь лет, милорд.
Должно быть, маркиза погибла под ножом гильотины, подумал Алекс. Он подбросил кольцо и, поймав его, бережно положил перед Бошем.
— Вот оно, старина, возьмите. — Под возобновившийся гул мужских голосов он сгреб со стола остальной выигрыш и направился к выходу.
Чья-то рука остановила его. Это был Бош: он обошел вокруг стола и теперь стоял перед Алексом — худой, высокий, одетый в черное.
— Милорд, — медленно произнес он, — я глупец, оказавшийся у вас в долгу на всю жизнь. Я глуп, но не беден. Пожалуйста, позвольте мне выкупить кольцо.
Алекс заметил, что Бош не так молод, как казалось, — вероятно, ровесник ему.
— Нет, — коротко ответил он.
Бош, выпрямившись, застыл перед ним. «Боже, — подумал Алекс, — французская гордость!» К тому же этот человек ему очень нравился.
— Не желаете ли выпить со мной бренди? — предложил он.
Губы Боша сжались, но затем он взял себя в руки.
— Хорошо, милорд, — сказал он со вздохом. — Как я понимаю, дурак не может выкупить себя из собственной глупости.
Устроившись в библиотеке с чашками кофе, щедро разбавленного бренди, они не упоминали любовь, кольца и жен, а дружески обсуждали последние дебаты в палате лордов. Будучи французским изгнанником, Бош, разумеется, не принимал участия в политической жизни Англии, но проявлял к ней живой интерес, особенно к угрозе голодных бунтов.
— Хотелось бы знать, — говорил он, — могли бы мы предотвратить недавние события во Франции, если бы имели молотилки — такие, как вы начинаете применять здесь? Могло бы это предотвратить гнев крестьян?
— Видите ли, — осторожно заметил Алекс, — зерна было достаточно, но его не давали крестьянам. Другими словами, продовольствие припрятывали богатей.
— Да, это правда, — задумчиво согласился Люсьен. — Я говорил отцу… — Он на секунду умолк. — Мы стали самодовольны, а это большой грех. Мой брат, в частности, понимал опасность. Он купил землю в Англии. — Люсьен поднял глаза на Алекса. — Вот почему я не нищий в отличие от большинства моих соотечественников, живущих здесь. Он был очень умен, мой брат. В течение нескольких лет он дважды в год приезжал в Англию и постепенно переправил большую часть имущества сюда, в наш дом, Алекс молча отметил, что брат Люсьена тоже умер.
— Вы любите фехтование? — спросил он, меняя тему разговора.
— Очень люблю, — ответил Люсьен повеселевшим голосом.
— Не желаете ли завтра пофехтовать? — спросил Алекс. — Как раз перед отъездом из Италии я начал обучаться французской системе фехтования и был бы рад случаю попрактиковаться в этом искусстве.
— Почту за честь, — церемонно ответил Люсьен. — Завтра у Бридхейвена?
Алекс вдруг вспомнил о Пиппе Он не мог встретиться с Люсьеном, пока она бодрствует, потому что ей нельзя войти в фехтовальный зал Бридхейвена, где бывают только мужчины.
— Я бы предпочел встретиться в Шеффилд-Хаусе, если вы не против, — без объяснений предложил он.
В глазах Люсьена мелькнуло удивление.
— Конечно, милорд, — сказал он:
С чего бы человеку вздумалось фехтовать в собственном доме, а не на фехтовальном корте? Он поднялся. Он был необычно высок для француза, одного роста с Алексом. Они будут превосходными партнерами, с удовлетворением подумал Люсьен.
Он протянул руку, и Алекс без колебаний пожал ее.
— Увидимся утром, милорд, — сказал Люсьен. Он смущенно улыбнулся: — Я больше не буду брать с собой в игорное заведение мое кольцо: мало кто проявит такую же доброту, как вы. — Он низко поклонился. — Я искренне вас благодарю.
— Зовите меня Алекс. — Поглощенный беседой с образованным человеком, он совсем забыл об инциденте с кольцом.
Бедный Брэддон, за последние годы он стал таким скучным. Алекс снова подумал об этом, когда вытаскивал Брэд-дона из-за ломберного стола: Брэддон выиграл пятнадцать фунтов и проиграл целых две сотни, к тому же он был пьян и нетвердо стоял на ногах.
— Осторожно, — с раздражением сказал Алекс, когда Брэддон пошатываясь направился к двери. Боже, ему должно быть, по меньшей мере тридцать, почему же он до сих пор не научился пить? Александр с грустью наблюдал, как Брэддон забирается в карету. Была ли светская жизнь три года назад так же скучна? Конечно, тогда с ним был Патрик. Но что они с братом делали по ночам? Играли, пили и ввязывались в драки.
Шлепанье босых ножек в спальне прервало воспоминания Алекса.
— Папа! — радостно воскликнул тоненький голосок.
Алекс открыл глаза: Пиппа со счастливой улыбкой ухватилась за тяжелую золотую парчу полога его кровати.
Он наклонился и привлек маленькую дочь к себе. Она засмеялась и вцепилась ручками в черные волосы на его груди. О Господи! Он старался не забывать о своей пижаме, зная о привычке дочурки пробираться по утрам в его спальню. Она казалась крохотной, но хватка у нее была крепкая, и она любила дергать его за волосы.
— Эй! — сказал он с притворной строгостью.
Пиппа устроилась у него под мышкой и смотрела на него выжидательно.
— Кокка, — произнесла она нетерпеливо. — Мне, мне!
Алекс перегнулся через нее и дернул сонетку, висевшую у кровати. Он издавна ненавидел эту привычку пить в постели горячий шоколад. Но разве мог он представить, что когда-нибудь у него в постели окажется годовалый ребенок.
В дверях появился Китинг с серебряным подносом в руках. На подносе стояли две широкие кружки, наполненные горячим шоколадом лишь наполовину. Когда Алекс с Пиппой только вернулись из Италии и он расшифровал слово «кокка», на поднос ставились две чашки тонкого веджвудского фарфора, до краев наполненные горячим шоколадом. Теперь же, после ряда неприятных случайностей, Алекс со стойкостью философа пил чуть теплый шоколад из кружек прислуги.
Пиппа пила шоколад, одновременно напевая свою утреннюю песню, которой ее научила, должно быть, Мария. Алеке полагал, что это детская итальянская песенка (или была ею когда-то), но бог знает, что эти звуки должны были выражать. Пиппа еще плохо говорила, хотя «папа» произносила очень ясно.
Вдруг, проливая шоколад, на простыни, она схватила его за руку.
— Нет! Нет, папа, нет! — запротестовала она.
Алекс выхватил у нее кружку, поставил на столик у кровати и, прижав ее к груди, зашептал на ухо:
— Пиппа, все хорошо, помнишь? Все хорошо. — Он гладил ее по спине. — Успокойся, Пиппа. Ты знаешь, Пиппа, папа тебя не оставит. Я обещал, помнишь?
Наконец он поднял глаза. В дверях с выражением ужаса на лице стояла новая гувернантка Пиппы, которую наняли накануне.
— Милорд, — сказала мисс Вирджиния Лайонз и замолкла.
Изогнутые брови Алекса поднялись еще выше.
— Да?
— Милорд, что здесь делает леди Филиппа?
Алекс удивленно посмотрел на нее.
— А почему она не должна быть здесь? — спросил он. — Я ничего не имею против. И здесь она не плачет.
Мисс Вирджиния открыла рот, но снова ничего не сказала. Она не представляла себе, как должно отвечать на такой простой вопрос.
— Детей, — наконец изрекла она, — никогда не должно быть слышно, а видеть их следует лишь в определенное время и в определенном месте. Почти всегда они должны находиться в детской.
— Она в детской кричит, — сказал Алекс. — Я вам объяснил это вчера. Она так громко кричит, что ее слышно в подвале, а детская — на третьем этаже. И она топает ногами. Я не могу этого терпеть, — невозмутимо добавил он и, слегка сдвинув брови, взглянул на покрасневшую мисс Вирджинию. Затем махнул рукой, отпуская гувернантку.
Но та не собиралась сдаваться:
— Леди Филиппа сейчас же должна пойти со мной. Ей не место в комнате мужчины…
Алекс оборвал ее:
— Мисс Вирджиния, если я и мирюсь — с некоторыми оговорками — с присутствием моего ребенка в этой комнате, то я не собираюсь распространять данную привилегию на остальных. Мы присоединимся к вам в детской после завтрака. — И он дружелюбно улыбнулся мисс Вирджинии, чье лицо стало огненно-красным. Она попятилась к двери и вышла.
Нехорошо с нашей стороны, — прошептал он в волосы Пиппе.
Сейчас, когда опасность (так Пиппа воспринимала всех нянек) миновала, девочка весело напевала и пыталась снова завладеть своей кружкой. Алекс решительно усадил ее рядом с собой и отдал ей кружку с остатками шоколада. Его собственный шоколад остыл безнадежно. Содрогнувшись, Алекс выпил его залпом.
Он еще раз убедился: ему нужна жена. Мужчинам не положено купать младенцев и нанимать гувернанток — он явно подбирал их не очень-то удачно: мисс Вирджиния была уже пятой за две недели. Он подхватил Пиппу на руки и направился в детскую.
В этот день часа в два пополудни притихшим Калверстилл-Хаусом правил Кэмпион. Герцог с герцогиней уехали на открывшуюся выставку итальянской мраморной скульптуры. Шарлотта, занимавшаяся все утро живописью, теперь принимала ванну и одевалась. Через полчаса ожидался приезд барона Холланда, который должен был сопровождать ее на пикник. В доме с тайным интересом следили, насколько часто барон Холланд сопровождает Шарлотту. Нельзя сказать, что все придерживались в его отношении единого мнения.
Миссис Симпкин, экономка, была ярой сторонницей барона Холланда.
— Он… он такой романтичный, — говорила она, прижимая руку к пышной груди. — Он настоящий джентльмен, мистер Кэмпион, он всегда так прекрасно одет…
— Это не доказательство, миссис Симпкин, — сурово возражал Кэмпион. — Вопрос в том, джентльмен ли он по духу! Подумайте, почему у него нет денег? Потому, что, вполне вероятно, он играет. А перестанет ли он играть, получив деньги от Шарлотты? Я вас спрашиваю!
— Нам не известно, что он играет, — стояла на своем миссис Симпкин. — Может, он потерял наследство при пожаре?
— Не похоже, — сказал Кэмпион. — Весьма не похоже, миссис Симпкин. Потому что, случись такой пожар, мы прочли бы о нем, не так ли? А мы не читали. Значит, он играет.
— Он ее любит, — без всякой логики заявила миссис Симпкин. — Он ее любит; я это вижу по его глазам!
— Его глаза, — с отвращением заметил Кэмпион, — это тоже вопрос. Слишком уж голубые. Ни у одного мужчины нет таких голубых глаз.
Их препирательства прервал стук тяжелого медного молотка в дверь. Кэмпион величественно распахнул ее, готовый напустить страху на камердинера барона Холланда, который одновременно выполнял и обязанности лакея.
Но на пороге стоял лакей с крепким подбородком, облаченный, в богато расшитую ливрею. Кэмпион с первого взгляда определял положение человека в обществе: перед ним стоял слуга знатных господ.
— Чем могу быть полезен? — спросил Кэмпион низким голосом (он сам тоже являлся слугой человека с высоким титулом).
— Граф Шеффилд и Даунз просит леди Шарлотту Дэйчестон оказать ему честь своим присутствием на пикнике сегодня после полудня, — сказал лакей с крепким подбородком.
К этому времени Кэмпион уже успел заметить элегантную позолоченную карету, ожидавшую возле дома. Конечно, ему следовало бы объяснить, что леди Шарлотта уже приглашена и пусть этот лакей идет своей дорогой. Но может быть, стоит сначала доложить наверх. Граф все-таки. Не так уж их много.
Ни один мускул не дрогнул на лице Кэмпиона, пока он принимал решение.
— Я узнаю, дома ли леди Шарлотта, — сказал он, закрывая массивные двери Калверстилл-Хауса.
Лакей вернулся на свое место на запятках кареты Алекса. Целых пять минут на Албемарл-сквер стояла тишина. Неожиданно дверца кареты распахнулась, и из нее вышел Алекс с Пиппой, довольно ненадежно устроившейся на его плече. Он решительно поднялся по ступеням и коротко постучал дверным молотком.
Кэмпион покинул свой пост, и поэтому вместо него дверь открыла горничная — робкая девушка, лишь недавно получившая повышение до прислуги верхних этажей дома. Она не могла противостоять настоящему графу, желавшему видеть леди Шарлотту. Она присела перед ним так низко, что ее колени стукнулись друг о друга, и побежала наверх.
— Леди Шарлотта, — заикаясь доложила она. — Он… здесь… сейчас… внизу… в зеленой комнате… здесь…
Шарлотта изумленно смотрела на горничную. Она сидела перед туалетным столиком, в то время как ловкие руки Мари заканчивали ее прическу. На Шарлотте было розовое шелковое платье для прогулок, оставлявшее открытыми ее тонкие руки; Мари пропускала через ее локоны ленту в тон этому платью.
Шарлотта прекрасно поняла, кто такой граф Шеффилд и Даунз. Ее сердце забилось. Ей очень хотелось броситься к его карете, но она обещала Уиллу Холланду, а леди не нарушают своих обещаний по первому капризу. Руки Мари дрожали от волнения: газеты, в которых печатались сплетни, были полны историй о красивом графе и его недавнем возвращении из Италии.
Тем временем Кэмпион твердо положил руку на плечо растерянной горничной, что предвещало наказание за бестолковый доклад хозяйке. Он сам поучал всего неделю назад прислугу нижнего этажа: «Слуг никогда не должно беспокоить то, что происходит в доме».
Безусловно, в Калверстилл-Хаусе не происходило ничего, что могло бы встревожить слуг, но Кэмпион сурово воспитывал своих подчиненных. Никогда не знаешь, чего ждать от этих младших слуг: они в любой момент могут уйти и поступить в дом, где полным-полно подозрительных личностей или просто пьяниц. Своими наставлениями он намеревался подготовить их так, чтобы они вели себя безупречно, в каких бы обстоятельствах ни оказались.
Под успокаивающей рукой Кэмпиона, которую она чувствовала на своем плече, горничная (ее звали Лили) взяла себя в руки и присела перед Шарлоттой.
— Граф — внизу, и я проводила его в зеленую комнату, — довольно толково сообщила она. — И он не один: с ним маленький ребенок.
Шарлотта встала. Ее сердце стучало словно тяжелый молот.
— Спасибо, Лили, — сказала она. — Я сама приму его.
Она спустилась по лестнице, голова кружилась. Он не может быть женат или может? Ее сердце готово было вырваться из груди.
Шарлотта остановилась на пороге зеленой комнаты. Это был он. Он стоял к ней спиной, но она сразу узнала его широкие плечи. Она окинула его взглядом: элегантный серый сюртук, хорошо сидевший на его крупном теле; обтягивающие панталоны сизо-серого цвета; высокие сапоги. Она задержала взгляд на его ногах. На полу возле него сидело одно из самых очаровательных пухленьких существ на свете, каких она еще никогда не видела. На маленьком личике, выглядывающем из-за сапог графа, горели круглые щечки с ямочками и выделялись отцовские летящие брови.
Шарлотта улыбнулась. Лицо девочки помрачнело, и она издала оглушительный вопль. Шарлотта невольно отступила назад — как раз в тот момент, когда Алекс обернулся. Глядя на нее, он многозначительно поднял бровь, и затем, с легкостью подняв ребенка себе на плечо, погладил его по головке.
— Ш-ш, — тихо сказал он. — Это не няня, это леди Шарлотта. Ш-ш.
Шарлотта кашлянула. Она не знала, что и сказать. Она никогда не была представлена этому человеку; она только что узнала его имя от своего дворецкого. Ничто из того, чему учили в школе для девочек леди Чаттертон, не готовило ее к подобной ситуации.
Алекс, успокаивавший свою дочь, посмотрел на Шарлотту и улыбнулся. Когда он улыбался, уголки его темных глаз приподнимались. Шарлотта почувствовала жар внутри — теплота разлилась по всему ее телу.
Он сделал шаг вперед, удерживая дочь на плече, выставил — согласно этикету — правую ногу вперед и низко поклонился. Пиппа засмеялась — неожиданное качание привело ее в восторг.
— Разрешите мне представить вам леди Пиппу Макдоно Фоукс, дочь Александра Макдоно Фоукса, графа Шеффилд и Даунз, — торжественно произнес он.
Шарлотта усмехнулась.
— Леди Пиппа, — послушно произнесла она, делая реверанс.
— Пиппа, — обратился Алекс к дочери, — будь внимательна. Я представляю тебя леди Шарлотте Дэйчестон, дочери герцога Калверстилла.
Пиппа снова засмеялась. Смех у нее был заразительный; Шарлотта засмеялась в ответ.
— Сейчас я опущу тебя на пол, Пиппа. Ты видишь, леди Шарлотта никак не может быть няней, поэтому я больше не желаю слышать твои вопли.
Пиппа, казалось, поняла его. По крайней мере, когда он опустил ее на пол, девочка подползла к дивану и принялась дергать полосатые кисточки, украшавшие сиденья.
Алекс сделал еще один шаг вперед и остановился перед Шарлоттой. Она слегка покраснела. Ее сердце так сильно билось, что она боялась, как бы он не заметил этого.
— Знаете, — словно невзначай сказал он, — я впервые встречаю женщину, которую мне все время хочется поцеловать.
Шарлотта посмотрела ему в глаза. На сей раз она не собиралась вести себя как бессловесная индюшка! Она насмешливо улыбнулась:
— Осмелюсь заметить, что это чувство не взаимно.
— Неужели? — спросил Алекс.
Внезапно он наклонил голову и легко — словно перышком — провел губами по ее рту. От столь нежной настойчивости Шарлотта невольно разжала губы. Она почувствовала его дыхание, и поцелуй вдруг стал страстным: его губы то молили, то приказывали, то убеждали, то требовали. Шарлотта обмякла, и, если бы он не удержал ее своими большими руками, взяв за оголенные плечи, она могла бы упасть.
Этого оказалось достаточно, чтобы она опомнилась. Злясь на себя, она отпрянула. Алекс с удивлением смотрел на стоявшую перед ним женщину. Он едва владел собой. Эта леди с черными локонами и розовыми губами волновала его как никто прежде. Единственной мыслью, мелькнувшей у него в голове, было: схватить ее в объятия и отнести на диван.
Он с удовлетворением отметил, как лихорадочно пульсирует жилка на ее шее: Шарлотта тоже была к нему неравнодушна.
— Следует ли мне позвать вашего дворецкого, — спокойно проговорил он, — или достаточно того, что мы столкнули друг друга с лестницы?
Шарлотта прикусила губу, чтобы не расхохотаться.
— Сэр, — начала она.
Но в этот момент двери комнаты распахнулись, и в них появилась внушительная фигура Кэмпиона.
— Барон Холланд, — торжественно доложил он.
«О Боже!» — подумала Шарлотта. Но Алекс, услышав голос Кэмпиона, поднял голову.
— Уилл! — воскликнул он и пошел навстречу.
Шарлотта обернулась и увидела, как мужчины хлопают друг друга по спине. Шарлотта взглянула на Пиппу: ей было интересно, встречает ли она истерическими криками всякого, кто входит в комнату. Но Пиппа продолжала играть диванными кисточками, не обращая внимания на Уилла.
Алекс перехватил взгляд Шарлотты.
— Нет, она различает пол. Она не выносит только женщин. — И поспешил добавить: — Пока, разумеется.
Уилл Холланд пытался разобраться в ситуации. Его карета ждала возле дома, нагруженная деликатесами, предназначавшимися для пикника с Шарлоттой. Более того, в его кармане лежало маленькое изысканное кольцо с бриллиантами, принадлежавшее когда-то его матери. Это кольцо он намеревался надеть на палец Шарлотты. Но Шарлотта оказалась наедине (если не считать маленького ребенка) с его старым другом, который, как полагал Уилл, все еще находится в Италии! И у нее был такой вид, как будто они целовались: губы покраснели, а на щеках — румянец. Глаза Уилла сузились от вспыхнувшего подозрения. Меньше всего ему хотелось бы соперничать с графом, упаси Боже!
Хотя, как и все в Лондоне, он знал, что жена Александра расторгла брак на основании импотенции мужа, Уиллу, сохранившему яркие воспоминания о ночах, проведенных в лучших борделях Лондона в компании Александра и его брата Патрика, было трудно в это поверить. Он отлично помнил, как однажды в «заведении для избранных», которое содержала женщина, известная под именем Серена, он по ошибке открыл не ту дверь, — в тот момент Алекс определенно не страдал бессилием.
— Леди Шарлотта, — непринужденно сказал он, подавая руку Шарлотте, — вы готовы отправиться со мной на наш пикник?
— Надо же, — притворно огорчился Алекс, — а я приехал сюда именно по этому случаю. И леди Шарлотта пожаловалась на свою плохую память: она случайно пообещала поехать с нами обоими.
Шарлотта подавила смех.
— Я решила, — осуждающе посмотрела она на Алекса, — принять приглашение барона Холланда, поскольку его приглашение было первым.
— О нет, — весело заявил Алекс. — Мы с Уиллом старые друзья. Правда, Уилл?
Уилл неохотно кивнул.
— Так что мы поедем все вместе, — продолжал Алекс. — У меня две кареты — ждут у дома. В них достаточно еды для пикника, и еще там няня. Почему бы нам всем не встретиться на восточной стороне Гайд-парка, у статуи Евы? Уилл, ты, надеюсь, сможешь сопровождать леди Шарлотту?
Уилл кивнул, голова у него шла кругом. Какого черта они едут на пикник все вместе? Если Алекс добивается руки Шарлотты, то почему он так беспечно поручает Шарлотту ему? Уж Алекс-то должен знать, что карета — самое лучшее место свиданий наедине.
Шарлотта возмутилась. Она не была так наивна, как Уилл Холланд. Она понимала, что ее перехитрили. После столь страстных поцелуев она вряд ли получит большее удовольствие в карете — в обществе Уилла. Без сомнения, именно на это и рассчитывает Александр, или Алекс, как зовет его Уилл.
«Посмотрим!» — подумала она мстительно.
И когда они оказались в карете и Уилл нежно обнял ее за плечи, она, не сопротивляясь, прижалась к нему и подставила лицо для поцелуя так просто и естественно, что надежды Уилла стремительно возросли. Он со знанием дела поцеловал ее, проведя языком по ее губам, осторожно заставляя их раскрыться.
Голова Шарлотты оставалась совершенно ясной. Она испытывала лишь легкое удовольствие. Не было ничего, что заставило бы дрожать ее колени или распространяло по всему телу внезапный жар. Даже когда рука Уилла опустилась ниже и он крепче прижал ее к себе, ничто не затрепетало у нее внутри.
Уилл тоже не заблуждался: Шарлотта оставалась совершенно холодной. Он сразу же отодвинулся и улыбнулся ей.
— Думаю, нам следует перейти к светской беседе, — предложил он, — как и положено благовоспитанным людям. Знаете, я, кажется, вчера видел в магазине «Пантеон базар» вашу подругу Сесилию Коммонвилл. Она вроде бы покупала четырнадцать плюмажей ярко-фиолетового цвета. Как вы думаете, такое возможно?
Шарлотта хотела рассмеяться, но вовремя спохватилась.
— Перья в большой моде, — заметила она, не зная, каким образом можно оправдать дурной вкус Сисси.
— О, неужели? — насмешливо спросил Уилл. — И скоро Лондон увидит леди Шарлотту, разукрашенную как лучшая королевская лошадь?
Шарлотте казалось, что они добираются до Гайд-парка ужасно долго. Дело было в том, что Уилл приказал своему кучеру, прежде чем остановиться, дважды объехать вокруг парка. Он надеялся провести это время, страстно целуя свою будущую невесту.
Но в карете Холланда говорили не о свадьбе. Уилл и Шарлотта дружески обсуждали последние направления моды и недавние выходки наследного принца. Бриллиантовое кольцо, когда-то принадлежавшее матери Уилла, покоилось в кармане.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Во власти наслаждения - Джеймс Элоиза



Хороший роман. 8 из 10
Во власти наслаждения - Джеймс ЭлоизаНагима
7.02.2012, 23.55





Замечательный роман. Читала с большим удовольствием!
Во власти наслаждения - Джеймс ЭлоизаЛюдмила
12.04.2012, 17.21





Очень хороший роман, читала с удовольствием. Но опечаток очень много. rn И лучше б я не читала эпилог, совсем всё испортил настроение от книги..
Во власти наслаждения - Джеймс ЭлоизаЮлия
10.08.2012, 5.20





Понравилось ! Прочитала с удовольствием .
Во власти наслаждения - Джеймс ЭлоизаМари
22.08.2012, 19.14





КЛАСС!!! ОТЛИЧНЫЙ РОМАН! Читайте, очень красивая и интересная история любви. С НОВЫМ ГОДОМ!
Во власти наслаждения - Джеймс ЭлоизаЛюдмила Кл.
1.01.2013, 17.52





Сподобалася, красива історія кохання. Взагалі автор класно пише. ОДНОЗНАЧНО ЧИТАЙТЕ!!!! 10/10
Во власти наслаждения - Джеймс ЭлоизаЛєна
4.01.2013, 23.35





Как все у Элолизы - беспоюдобно. Чтение - не оторваться. Прощай все домашние дела. Но главный герой - явно туповат.Не видеть очевидного!. Не узнать свою любимую девственницу!.Ревновать к брату, который 3 года в Китае. Но в реальной жизни таких мужиков полно.
Во власти наслаждения - Джеймс ЭлоизаВ.З.,65л.
13.02.2013, 12.48





Все романы Элоизы Джейис хорошие. В них описаны чувства героев без криминала.
Во власти наслаждения - Джеймс ЭлоизаКэт
22.02.2013, 21.28





Меня роман тоже захватил. Интересный. А про мужчин хочу сказать так-таких ревнивых и сомневающихся куча, да и при встрече бывших девушек не вспомнят, этот факт проверен уже много раз.
Во власти наслаждения - Джеймс ЭлоизаИрина
21.03.2013, 11.30





Прочитала несколько романов подряд разных авторов примерно этой линии времени,хочу отметить,что самый интересный этот. ГГ-ой напомнил ГГ -я из Уитни,любимая-из серии люблю до безумия,но кровушки попью немало! Эпилог не вызвал вопросов,по-моему ожидаемый и даже приятный,каким и положено быть.9 баллов-все таки сюжет такой мне не встречался,не напоминал списанное,переписанное,перевернутое и по-своему написанное.
Во власти наслаждения - Джеймс ЭлоизаКэт 63
21.03.2013, 21.45





Еле дочитала до конца - скучно, предсказуемо, полно лишних деталей и персонажей, герой твердолоб до тупости, героиню жаль: 5/10.
Во власти наслаждения - Джеймс Элоизаязвочка
22.03.2013, 0.43





Главный герой - сексуальный дебил, который помешан на сексе. Ненасытный, грубый самец, который хочет удовлетворить свою похоть с кем попало. И только в конце понял, что такое любовь. Никто из людей никогда не станет ничего ценить в этой жизни, пока не возникнет угроза это потерять… надо бы запомнить навсегда эти слова
Во власти наслаждения - Джеймс ЭлоизаLale
8.04.2013, 17.17





Читала с удовольствием, портил впечатление ггерой, но что с них взять... :)
Во власти наслаждения - Джеймс ЭлоизаЮлия
18.09.2013, 16.19





Хороший роман, но ГГ просто убивал своей ревностью.
Во власти наслаждения - Джеймс ЭлоизаНина
2.10.2015, 19.05





Почти все любовные романы предсказуемы, но... главное описать эту предсказуемость так, чтобы это захватило читателя. Не каждому автору это удается. В этом романе автору все удалось, хороший роман!!!
Во власти наслаждения - Джеймс ЭлоизаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
6.10.2015, 14.16





так аннотация впечатлила, что взялась за чтение. но.... лишь глазами пробежала. не зацепило. хотя, наверное, роман интересный.
Во власти наслаждения - Джеймс Элоизалёлища
27.02.2016, 12.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100