Читать онлайн Во власти наслаждения, автора - Джеймс Элоиза, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Во власти наслаждения - Джеймс Элоиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 65)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Во власти наслаждения - Джеймс Элоиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Во власти наслаждения - Джеймс Элоиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Элоиза

Во власти наслаждения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Лондон, Англия
Май 1801 года
Когда весной Шарлотте исполнилось двадцать лет, ее семья потеряла надежду выдать дочь замуж. Шарлотта неплохо провела три сезона после дебюта, если принять во внимание, что она редко посещала балы и ее приходилось уговаривать поехать на прием в саду, чаепитие и катание в парке — нормальное времяпрепровождение для молодых леди благородного происхождения.
Но когда она все же приезжала на бал, ее не обходили вниманием. Спустя год после ее дебюта вокруг Шарлотты собрался кружок джентльменов, восхищавшихся ее умом. Если они и восторгались ее внешностью, то очень скоро научились это скрывать: даже самый невинный комплимент — скажем, сравнение глаз леди Шарлотты со звездами — встречал спокойный, но ледяной отпор.
— Не понимаю, — уныло жаловался другу граф Слэслоу в «Олмэксе», стоя в углу и наблюдая за Шарлоттой, грациозно кружащейся в танце. — Я даже не очень-то думал о ней вначале, но она…
— Знаю, — ответил Дэвид Марлоу, обреченный принять духовный сан, поскольку был всего лишь младшим сыном сквайра. — Знаю, она не обращала внимания на твои комплименты; разжигала твое любопытство, и теперь ты попался. Женщины! — с сарказмом воскликнул Дэвид. Ясно, что маленькая кокетка играла с Брэддоном как кошка с мышью.
Никто бы искренне не мог отказать Брэддону во внимании. В этом году он оказался самой лучшей партией на ярмарке женихов, если не считать сказочно богатого, но ужасно старого герцога Сискинда. А Сискинд, это было известно всем, искал всего лишь няньку для своих восьмерых детей.
Вот он, Брэддон, мрачный и молчаливый, словно вытащенная на берег рыба, а эта Шарлотта отказала ему во втором танце — вот так обстояли дела. В этот момент она делала уже второй круг по залу, танцуя со старым сплетником Сильвестром Бредбеком. И заливалась смехом, слушая его рассказы.
— Почему бы тебе не посвятить ей поэму или что-нибудь в этом роде? — предложил Дэвид, стремясь помочь другу.
— Я писал, — печально ответил Брэддон. — И неплохая, должен сказать, получилась поэма: большую часть я списал с одной из старинных книг из моей библиотеки. Ты же знаешь, какая у меня библиотека.
Дэвид знал. Но не потому, конечно, что читал эти книги. Просто он часто играл в пикет в прокуренной библиотеке орехового дерева в доме Брэддона.
— Поэма была неплоха, — упрямо повторил Брэддон. — Я писал, что на каждую прядь ее волос нанизаны жемчужины… что-то в этом роде. И что ее глаза — это солнца, а зубы — хрусталь.
— Жемчужины… нанизанные на каждый волос? — с сомнением повторил Дэвид. — Не знаю, Брэддон. А что сказала она?
— Она смеялась. — Граф скрестил руки на груди. — Она просто рассмеялась, затем поблагодарила, а потом нечаянно села на мою поэму! — Он с возмущением посмотрел на расхохотавшегося Дэвида.
— Уилкинс ее всю переписал, заметь, на пергамент, приложил цветок и перевязал лентой. А она встала, чтобы с кем-то поздороваться, а затем опять села — и прямо на поэму, всю измяла, и не было заметно, что ее это огорчило.
Дэвид посмотрел на Шарлотту с возросшим любопытством. Девушка, смявшая литературные труды (не важно, насколько удачные) графа Слэслоу действительно не походила на молодую леди, типичную для «Олмэкса».
— Дело вот в чем, — понизив голос, продолжал Брэддон. — Знаешь ли, я могу представить, что живу с ней. Я должен жениться — то есть мама наседает на меня, как та фурия из греческой драмы, помнишь этих фурий? Ну, у нее, конечно, нет змей вместо волос, но, поверь, очень похожа. Она набрасывается на меня каждое утро! — Брэддон содрогнулся. — И моя сестра Мардж — тоже. Ты думаешь, ей хватает для счастья четырех собственных отпрысков? Нет! Она все время пристает ко мне, чтобы я обзавелся семьей! — свирепо закончил он.
Дэвид сравнил неприятное положение, когда тебя заставляют жениться, с положением младшего сына, за которого из-за отсутствия доходов никто не захочет выйти замуж. Однако он был свободен. В «Олмэксе» он оказался лишь потому, что пришел навестить старого друга, и это не на него были устремлены жадные взгляды молодых женщин.
А Шарлотта? Она по-своему хороша собой. Несмотря на довольно простое платье, нетрудно заметить, что у нее красивая грудь. В черных волосах отражался свет канделябров.
— Полагаю, тебе следует жениться, — убежденно произнес он. — Посмотри вокруг. Все эти девушки похожи одна на другую. Ну а если эта умеет смеяться и ездить на лошади… а она умеет, не правда ли? — озабоченно спросил Дэвид: лошади были для Брэддона смыслом жизни.
— Она ездит божественно, — сказал Брэддон.
Дэвид снова взглянул на друга: Брэддон и в самом деле был сражен.
— Тогда что же ты не делаешь предложение?
— Ты так думаешь? — с тревогой спросил граф Слэслоу.
— Убежден, — отвечал верный друг. — Ты мог бы спросить ее отца прямо сейчас, по-моему, он играет в карты.
— О нет, — сказал Брэддон, снова усевшись в угол. — Мама прожужжала мне все уши, объясняя, как это делается: я иду утром и посылаю визитную карточку; затем я встречаюсь с ее папой; после этого встречаюсь с ней, и самое большее, что я могу сделать, чтобы не отпугнуть, — это поцеловать ее в лоб.
Они немного помолчали.
Дэвид почувствовал жалость к старой графине. Новый граф обладал мозгами твердыми как камень. Дэвид прекрасно помнил, как во время их пребывания в Итоне он пытался вбить в голову Брэддона шесть исторических дат — самых основных вроде даты битвы при Гастингсе. Если повторять что-то по восемь раз, то это останется в голове на несколько часов — вполне достаточно для сдачи экзамена. И тем не менее всегда есть риск. Однако просить руки девушки несколько проще.
Так Шарлотта завоевала самого завидного жениха. И так же быстро отказала ему. Когда отец вызвал ее для встречи с Брэддоном наедине, Шарлотта ответила молодому человеку безоговорочным отказом, мягко объяснив, что он ей страшно нравится, но не будет ли он более счастлив с мисс Барбарой Льюнстон? Барбара и он, кажется, так подходят друг другу, особенно потому, что она, как и он, очень любит лошадей.
Мать Шарлотты слегла на целых три дня и потом еще две недели не разговаривала с дочерью. Брэддон ушел мрачный, но не убежденный и, когда он в следующий раз увидел в «Олмэксе» мисс Льюистон, с отвращением отвернулся.
К 1801 году Шарлотта уже получила серьезные предложения от восьми джентльменов, и было известно, что лишь двоих интересовало ее приданое. Остальные шесть добивались ее руки из-за зеленых глаз и милой, но равнодушной улыбки.
Нет, Шарлотта никогда не выйдет замуж, признали ее родители, как-то вечером лежа в своей герцогской постели.
— Это все живопись, — сказала герцогиня. — О, Марсель, она засохнет как старая дева… Я так несчастна, — вырвалось у нее, и по щекам покатились слезы.
— Ну, — неуверенно начал герцог, — Виолетта вышла замуж довольно поздно, зачем же отказываться от надежды для Шарлотты?
Марсель был крупным спокойным человеком, получившим французское имя от романтичной матери. В последнее время оно причиняло ему некоторые неудобства — особенно в 1797 году, когда республиканская армия угрожала Англии вторжением.
— Я думаю, — предложил он, укладывая голову жены на свое плечо, — нам следует немного ослабить вожжи. Что из того, что она не хочет ездить в гости? Пусть рисует картины. — Он собирался добавить, что ему надоели споры о балах, но сдержался.
Герцогиня потерлась головой о плечо мужа. Он был добродушным человеком, но не имел никакого представления о неприятностях, которые ожидали женщину, так и не вышедшую замуж: унижения и оскорбления уже проявлялись в отношении к Шарлотте.
— Но тогда… где она будет жить? — в отчаянии спросила Аделаида. — Хорэс наследует этот дом и дом в деревне; он захочет завести семью, и, кто знает, согласится ли он на то, чтобы незамужняя сестра жила вместе с ним — особенно такая, известная своим неподобающим леди интересом к живописи?
— Вот что я тебе скажу, — рассудительно заметил ее супруг. — Две наши девочки устроены. Муж Уинни никогда не будет нуждаться в деньгах, и замужество Виолетты тоже оказалось весьма удачным. Я переведу на Шарлотту корнуэльское имение — ты знаешь, то самое, которое я получил в наследство от тети Беатрисы. Это не нарушает законов наследования, а имение приносит неплохую прибыль. Имея землю и приданое, Шарлотта будет жить припеваючи.
Аделаида задумалась. Их старшая дочь Уинифред вышла замуж за Остина Сэдлфорда, безумно богатого американца, и благополучно отбыла в Бостон; Виолетта вышла замуж за маркиза Бласса, и, действительно, ни одна из них не нуждалась в деньгах. А Хорэс наследует всю собственность герцога; он не будет претендовать на корнуэльское наследство.
Как всегда, она смотрела на вещи под несколько иным углом зрения, чем ее муж: он думал по простоте душевной, что, имея корнуэльскую ренту, Шарлотта сможет жить в достатке и купить, если пожелает, дом в Лондоне. Но Аделаида тотчас сообразила, что корнуэльское имение, небольшой замок елизаветинской эпохи и земля, превратит Шарлотту из хорошо обеспеченной дочери герцога в очень богатую наследницу. А это, мудро рассуждала она, подогреет интерес к ее дочери и положит конец сплетням о Шарлотте как о старой деве. Такая богатая наследница просто не подходит под это определение!
Кто знает, может быть, подвернется подходящий человек для Шарлотты, и не будет иметь значения, богат он или нет.
— Марсель, ты чудо, — с благодарностью сказала Аделаида и, словно кошечка с шелковой шерсткой, потерлась волосами о плечо мужа.
Сезон 1801 года начался для Шарлотты несколько по-иному. Не обращая внимания на ее протесты, отец переписал на ее имя весьма обширные земли в Корнуолле.
— Тебе было бы легче привыкнуть к ответственности, пока я могу помочь советом, — сказал он, подписывая одним росчерком пера последний документ.
Поверенный герцога, худой, сморщенный мистер Дженнингз из «Дженнингз и Конделл», внутренне содрогнулся: Дженнингз и Конделл не одобряли, когда женщины подумали во владение какую-либо недвижимость, и мистер Дженнингз предвидел бесконечные проблемы после кончины герцога Калверстилла.
Со своей стороны Шарлотта очень быстро поняла, что собственный дом обеспечит ей счастливую жизнь. Она стала владелицей надела земли в Корнуолле; как говорилось в докладе управляющего, двадцать три человека жили и работали на земле недалеко от ее дома; на полях паслось около трехсот овец. Она по нескольку раз перечитывала газетные сообщения — ее интересовали газеты, чего ранее не замечалось. Когда в Котсуолдсе рабочие разломали ткацкие станки, она вздрогнула: что, если мятеж распространится и на Корнуолл?
Шарлотта дала себе слово, что при первой же возможности поедет в Корнуолл. Она представляла, в какой ужас придет ее мать, если она заявит об этом сейчас (дорога, грязь), но, может быть, осенью… конечно же, в сопровождении кого-нибудь.
И сезон прошел удачнее, чем всегда. Шарлотте казалось теперь, что мать перестала переживать ее отказы «весьма достойным претендентам». Аделаида действительно больше не смотрела на дочь страдающим взглядом. Они снова разговаривали друг с другом без горестных упреков, подразумевавшихся прежде в каждом разговоре.
Шарлотта не сразу заметила, что мать больше не заставляет ее посещать балы. Однажды вечером она вошла в столовую и увидела, что там никого нет.
— Где мои родители, Кэмпион? — обратилась она к дворецкому.
— Полагаю, герцогиня на вечере, который устраивает леди Бриджплейт, местопребывание герцога мне неизвестно, — ответил Кэмпион торжественно, отодвигая ей стул.
Шарлотта посмотрела на стол.
— Что у нас сегодня, Кэмпион? — рассеянно спросила она.
— Курица а-ля дьявол, консоме из крабов и клубника а-ля Шантильи.
— А, — равнодушно произнесла Шарлотта.
Она села и взглянула на тарелку с горячим консоме, которую Кэмпион осторожно поставил перед ней. Одинокая жизнь… Может быть, ей следует найти себе компаньонку? Она представила пожилую леди в чепце и надула губы — вероятно, нет. Две старые девы, подумала Шарлотта. Она не испытывала горечи, но впереди была одна лишь скука.
Возможно, она совершила ошибку. За то время, пока она отбивалась от восьми предложений руки и сердца, Шарлотта обнаружила, что действительно не испытывает ответного чувственного интереса к первому же мужчине, пытающемуся ее поцеловать. Когда граф Слэслоу элегантно и в изящных выражениях сделал ей предложение, она мило отказала ему; когда же он, не признавая отказа, схватил ее в объятия и начал целовать, она никак не реагировала. Наоборот, она крепко сжала рот, и, если не принимать во внимание, что своими зубами он поцарапал ее губы, Брэддон ничего не добился. Он сдался и с обидой отступил.
С другой стороны, когда всем известный охотник за приданым Уильям Холланд, обнищавший барон, — но такой красавец! — прижал ее к груди, она сама раскрыла губы и получила истинное удовольствие от его поцелуя. Она даже почувствовала легкое возбуждение. Но ничего похожего на животную страсть, охватившую ее тогда, на маскараде.
Сейчас, три года спустя, она почти забыла лицо того лакея (она решила, что это был лакей), но ясно помнила свое собственное возбуждение. И она научилась относиться к себе более снисходительно. Хотя она по-прежнему считала, что ей не следует выходить замуж, поскольку укатила девственность, она слышала множество историй о девственности, которой вообще не существовало, — особенно если девушка вела активный образ жизни и ездила верхом.
По-видимому, ей следует проявлять больше интереса ко всему происходящему теперь, когда мать, кажется, перестала вмешиваться в ее жизнь. Шарлотта даже поймала себя на том, что ей интересно, нашел ли Уилл Холланд столь необходимую ему богатую жену.
Вернулся Кэмпион и убрал консоме, к которому она так и не притронулась, и молча заменил его половинкой цыпленка а-ля дьявол. Шарлотта не любила ужинать в одиночестве: у нее портилось настроение. В одиночестве она любила рисовать. Мать отдала ей большую комнату на третьем этаже, хорошо освещенную по утрам и прекрасно — после полудня; ей нравилось входить туда, надевать передник и смешивать краски.
Сейчас она делала копии с картин. Одну за другой она снимала картины со стен во всех имениях герцога и уносила в свою комнату, оставляя их у себя на месяц, два и даже (в случае с единственным принадлежащим герцогу Рембрандтом) на полгода.
— Зачем, дорогая? — безнадежно спросила как-то мать, рассматривая третью копию портрета здоровяка — их предка сэра Виджиланта Калверстилла, жившего во времена Елизаветы. Аделаида переводила взгляд с одного мольберта на другой.
— Ты считаешь, у него все в порядке с глазами, дорогая? — спросила она. — У него на твоей копии такие… поросячьи глазки…
Шарлотта улыбнулась и посмотрела на мать с любовью.
— Я знаю, мама. У меня возникли трудности с его глазами, а потом я решила, что они хорошо подчеркивают его дородность. Ведь он мог быть очень жадным человеком. Сумел же он собрать огромное состояние!
— Но почему копии, милочка? Почему не сделать еще несколько собственных картин, может быть, опять с фруктами? Мне нравятся твои фрукты, а серия фиалок, которую ты нарисовала к свадьбе Виолетты, просто великолепна! Я вся сияла от гордости, — сказала герцогиня.
— Вот что я тебе скажу, мама, — утешила ее Шарлотта. — Как только я закончу с сэром Виджилантом, я нарисую специально для тебя по-настоящему прекрасный букет. А ты повесишь картину в свою спальню.
— Знаешь, чего бы я хотела, Шарлотта? — спросила мать. — Я бы очень хотела, чтобы ты написала картину для своей двоюродной бабушки Маргарет. Ей уже становится трудно выходить из дома. И я знаю, — взволнованно воскликнула она, — что, когда Маргарет была молодой, ее звали Маргаритка! Думаю, она была красива, поэтому все и называли ее именем цветка. Ты можешь нарисовать для нее вазу с маргаритками, и, клянусь, она будет счастлива!
И Аделаида поспешно отправилась искать Кэмпиона распорядиться, чтобы завтра с утра пораньше послали мальчика на цветочный рынок закупить огромное количество маргариток.
— Она еще не закончила с сэром Виджилантом, — призналась Аделаида Кэмпиону. — Но если маргаритки будут стоять у нее в комнате, они создадут ей, так сказать, нужное настроение.
Кэмпион понимающе кивнул и улыбнулся хозяйке. Он не откладывая позаботится о маргаритках, и ее милости не следует беспокоиться, пообещал он тихим голосом. Затем он напомнил герцогине о приглашении на вечер. Аделаида легким шагом поспешила наверх одеваться. Ей и в голову не пришло позвать Шарлотту, а герцог уехал в свой клуб.
Шарлотта тяжело вздохнула. Кэмпион бесшумно вплыл в комнату и, подавляя вздох, унес почти нетронутого цыпленка.
Ренуар, шеф-повар Калверстилла, напрасно растрачивал свое искусство на эту семью, совершенно напрасно. Но Ренуар об этом никогда не узнал бы. Когда за обедом не было гостей, Кэмпион сам убирал со стола тарелки, и они всегда возвращались на кухню в таком виде, словно эта дружная семья из десяти человек наедалась до отвала. Это входило в его тактику, направленную на то, чтобы Ренуар чувствовал себя счастливым, и он знал, например, что младшие лакеи, Фред и Сесил (смешное имя для лакея), никогда не проболтаются, что тоже попробовали главное блюдо вечера — утку с апельсинами.
Шарлотта уныло побрела в свою комнату. Она могла бы одеться и поехать вслед за матерью к леди Бриджплейт, но это выглядело бы несколько странно. А что, если ее мать поехала на другой вечер? Она вполне могла так поступить. Шарлотта приехала бы и оказалась без сопровождения, и бог знает, как бы пострадала ее репутация.
Горничная ушла вниз на кухню, поэтому Шарлотта сама раскрыла дверцы платяного шкафа и посмотрела на ряды висевших в нем платьев. В последнее время она мало занималась своими нарядами. Она понимала, что уязвленная гордость была одной из причин, заставивших потребовать, чтобы мать оставила ее в покое. Но сейчас она с отвращением смотрела на свои платья. Не то чтобы они совсем вышли из моды (даже ее горничная никогда не позволила бы молодой хозяйке надеть что-либо действительно старомодное), но они не соответствовали последнему стилю. И вероятно, худшим в них были их наивные пастельные тона — нежно-кремовый цвет невинности и юности.
«А я не юна, — безжалостно призналась себе Шарлотта. — Тогда почему я должна так одеваться?» Она принялась срывать платья с вешалок и швырять их на кровать. Когда через десять минут в комнату вошла Мари, не ожидавшая найти здесь свою хозяйку, она застыла в изумлении, глядя на груду платьев на кровати и Шарлотту, с довольным видом обозревающую четыре-пять утренних платьев, оставшихся в шкафу.
— Боже мой! — выдохнула Мари, испугавшись, не сошла ли ее хозяйка с ума.
«Шарлотта, — подумала Мари, — уже вела себя очень странно. Может быть, она решила присоединиться к этим нудистам, которые уезжают в Америку?»
— Мари! — не оборачиваясь, сказала Шарлотта. — Я решила все изменить. Завтра я поеду к мадам Бриджит и закажу совершенно новый гардероб. Все новое, с головы до ног.
Мари тотчас поняла, что происходит. Наконец-то хозяйка осознала истину: женщине нужен мужчина. По крайней мере в этом убеждала Мари своего возлюбленного, младшего лакея Сесила, когда они, тесно прижавшись друг к другу, лежали в комнате Мари. Кэмпион и миссис Симпкин, конечно, о том не знали, но французское здравомыслие Мари не требовало, чтобы она придерживалась английской морали. Они с Сесилом не могли пожениться до тех пор, пока она не накопит достаточно денег на приданое, но она не видела причины отказывать себе и Сесилу в удовольствии время от времени общаться друг с другом.
Глаза Мари заблестели.
— А ваши волосы, миледи? Вызвать месье Памплемусса?
— Да, Мари, очень хорошая мысль. — Шарлотта взобралась на кровать и, не обращая внимания на то, что мнет свои изящные платья, посмотрела в зеркало над туалетным столиком. Она распустила волосы. — Думаю, мне нужно что-то совершенно другое… Может быть, остричь волосы?
— О, леди Шарлотта, я не уверена, — ответила Мари, вспоминая, как она сушила перед камином красивые шелковистые черные локоны хозяйки. — Мужчины любят длинные волосы, — произнесла она с заметным галльским акцентом.
Родители Мари эмигрировали из Франции лет десять назад, когда она была еще маленькой девочкой, но в минуты особого волнения она говорила с французским прононсом.
— Короткие волосы… Ну, это очень ново, не так ли? Леди Мэрион Лам, конечно, остригла свои волосы, и Перл Клотвинд, американская наследница, и… — Мари умолкла. Она запоем читала сплетни в иллюстрированных газетах и знала, что стриженые волосы — самая большая смелость, какую может себе позволить молодая леди.
Мари обошла кровать и подняла вверх волосы Шарлотты. Они вместе уставились в зеркало; маленькое личико Мари напряглось, губы сжались. Она закручивала волосы Шарлотты то так, то эдак.
— Может быть, — наконец сказала она.
Прелестное лицо Шарлотты открылось. В течение трех лет, с тех пор как Мари стала горничной Шарлотты, хозяйка не позволяла ей тратить на прическу более десяти минут, и в конце концов отчаявшаяся Мари перехватила волосы простой лентой, которая лишь удерживала тяжелую массу волос, не давая им закрыть лицо. Но при таком обрамлении ее глаза проигрывали. Теперь же она увидела, что они были поразительно большими, миндалевидной формы, а ресницы — такими же черными, как и волосы.
— Посмотрим, что скажет месье, — объявила Мари.
Она испытывала глубочайшее почтение к месье Памплемуссу, о котором ходили захватывающие истории: он был парикмахером Людовика XVI; он чудом выскользнул из-под мадам Гильотины; он причесывал Жозефину, возлюбленную Наполеона. Конечно, все англичане ненавидели Наполеона, но Мари придерживалась иного мнения. Жозефина была образцом женской красоты и моды, а ее муж не заслуживал большого внимания.
— А что касается мадам Бриджит, миледи, — убежденно заявила Мари, — не желаете ли посетить заведение Антоне-на Карэма? Мадам Бриджит создает прекрасные платья для молоденьких девушек, но…
— Ты, конечно, права, — холодно ответила Шарлогга.
Она уже не была и никогда больше не будет молоденькой девушкой.
Встревоженный взгляд Мари она встретила сияющей улыбкой:
— По правде говоря, Мари, в любом случае мне никогда не был свойствен образ женщины-ребенка. Пришло время попробовать другой стиль. Вчера в парке я видела женщину в одном из этих новых платьев с высокой талией и без корсета. Разумеется, — добавила она, — дама, вероятно, не самой высокой морали, но дело в том, что этот новый французский стиль весьма очарователен. Как ты думаешь?
Мари хлопнула в ладоши.
— О да, леди Шарлотта! Месье Карэм именно тот, кто вам нужен! И у вас как раз такая фигура, что можно обойтись без корсета, — практично заметила она. — Возможно… вы могли бы заказать платье золотого цвета? Я часто думала, как великолепно бы вы смотрелись в платье такого же цвета, как занавеси в комнате для завтраков.
Только через минуту после столь неожиданного сравнения Шарлотта пришла в себя и улыбнулась.
— Я больше не буду носить розовое, — сказала она. — Ничего розового, кроме густого персикового. И… — задумчиво добавила она, — никаких оборок, никаких рюшей, никаких вышитых цветов, никаких бантов!
— Непременно, да, да! — почти захлебнулась от восторга Мари.
Шарлотта с улыбкой посмотрела на нее.
— А теперь, Мари, не заберешь ли ты все эти платья?
Глаза Мари засияли. Не от того, что она когда-нибудь сама наденет вышедшую из моды одежду — платья в таком прекрасном состоянии, что она сумеет продать их за кругленькую сумму и тем намного приблизит их с Сесилом свадьбу.
— Благодарю вас, миледи. — Горничная присела перед Шарлоттой в глубоком реверансе, потом закинула кипу платьев на плечо и, пошатываясь, вышла из комнаты, не видя ничего перед собой за пышными нижними юбками, закрывшими ей лицо.
Шарлотта легла в постель, забыв о почти законченной третьей копии сэра Виджиланта Калверстилла, ждавшей ее на третьем этаже. Засыпая, она думала о себе. Во сне она вальсировала с человеком, у которого в черных волосах блестела седина, и он смотрел на нее горящими желанием глазами.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Во власти наслаждения - Джеймс Элоиза



Хороший роман. 8 из 10
Во власти наслаждения - Джеймс ЭлоизаНагима
7.02.2012, 23.55





Замечательный роман. Читала с большим удовольствием!
Во власти наслаждения - Джеймс ЭлоизаЛюдмила
12.04.2012, 17.21





Очень хороший роман, читала с удовольствием. Но опечаток очень много. rn И лучше б я не читала эпилог, совсем всё испортил настроение от книги..
Во власти наслаждения - Джеймс ЭлоизаЮлия
10.08.2012, 5.20





Понравилось ! Прочитала с удовольствием .
Во власти наслаждения - Джеймс ЭлоизаМари
22.08.2012, 19.14





КЛАСС!!! ОТЛИЧНЫЙ РОМАН! Читайте, очень красивая и интересная история любви. С НОВЫМ ГОДОМ!
Во власти наслаждения - Джеймс ЭлоизаЛюдмила Кл.
1.01.2013, 17.52





Сподобалася, красива історія кохання. Взагалі автор класно пише. ОДНОЗНАЧНО ЧИТАЙТЕ!!!! 10/10
Во власти наслаждения - Джеймс ЭлоизаЛєна
4.01.2013, 23.35





Как все у Элолизы - беспоюдобно. Чтение - не оторваться. Прощай все домашние дела. Но главный герой - явно туповат.Не видеть очевидного!. Не узнать свою любимую девственницу!.Ревновать к брату, который 3 года в Китае. Но в реальной жизни таких мужиков полно.
Во власти наслаждения - Джеймс ЭлоизаВ.З.,65л.
13.02.2013, 12.48





Все романы Элоизы Джейис хорошие. В них описаны чувства героев без криминала.
Во власти наслаждения - Джеймс ЭлоизаКэт
22.02.2013, 21.28





Меня роман тоже захватил. Интересный. А про мужчин хочу сказать так-таких ревнивых и сомневающихся куча, да и при встрече бывших девушек не вспомнят, этот факт проверен уже много раз.
Во власти наслаждения - Джеймс ЭлоизаИрина
21.03.2013, 11.30





Прочитала несколько романов подряд разных авторов примерно этой линии времени,хочу отметить,что самый интересный этот. ГГ-ой напомнил ГГ -я из Уитни,любимая-из серии люблю до безумия,но кровушки попью немало! Эпилог не вызвал вопросов,по-моему ожидаемый и даже приятный,каким и положено быть.9 баллов-все таки сюжет такой мне не встречался,не напоминал списанное,переписанное,перевернутое и по-своему написанное.
Во власти наслаждения - Джеймс ЭлоизаКэт 63
21.03.2013, 21.45





Еле дочитала до конца - скучно, предсказуемо, полно лишних деталей и персонажей, герой твердолоб до тупости, героиню жаль: 5/10.
Во власти наслаждения - Джеймс Элоизаязвочка
22.03.2013, 0.43





Главный герой - сексуальный дебил, который помешан на сексе. Ненасытный, грубый самец, который хочет удовлетворить свою похоть с кем попало. И только в конце понял, что такое любовь. Никто из людей никогда не станет ничего ценить в этой жизни, пока не возникнет угроза это потерять… надо бы запомнить навсегда эти слова
Во власти наслаждения - Джеймс ЭлоизаLale
8.04.2013, 17.17





Читала с удовольствием, портил впечатление ггерой, но что с них взять... :)
Во власти наслаждения - Джеймс ЭлоизаЮлия
18.09.2013, 16.19





Хороший роман, но ГГ просто убивал своей ревностью.
Во власти наслаждения - Джеймс ЭлоизаНина
2.10.2015, 19.05





Почти все любовные романы предсказуемы, но... главное описать эту предсказуемость так, чтобы это захватило читателя. Не каждому автору это удается. В этом романе автору все удалось, хороший роман!!!
Во власти наслаждения - Джеймс ЭлоизаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
6.10.2015, 14.16





так аннотация впечатлила, что взялась за чтение. но.... лишь глазами пробежала. не зацепило. хотя, наверное, роман интересный.
Во власти наслаждения - Джеймс Элоизалёлища
27.02.2016, 12.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100