Читать онлайн Супруг для леди, автора - Джеймс Элоиза, Раздел - Глава 30 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Супруг для леди - Джеймс Элоиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.16 (Голосов: 62)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Супруг для леди - Джеймс Элоиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Супруг для леди - Джеймс Элоиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Элоиза

Супруг для леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 30

Вечером следующего дня они играли в спекуляцию. В игре участвовали леди Ардмор, дядя Пирс, Эван, Грегори и Аннабел. Но события развивались не так, как обычно.
Чудо из чудес: Грегори выигрывал партию за партией, да и Аннабел тоже не уступала. К следующей партии Эван с бабушкой выбыли из игры, оставив три стороны сражаться между собой.
– Вы играете на удивление хорошо, – сказала графиня, когда Аннабел придвинула к себе два медяка дяди Пирса. Она ухитрилась подпустить в комплимент ровно столько сомнения, чтобы превратить его в оскорбление.
– Я с радостью дам вам пару уроков, если вам угодно, – ответила девушка, одарив ее утешительной улыбкой.
К удивлению Аннабел, графиня издала скрипучий смешок.
– Сдается мне, вы уже успели дать пару уроков Грегори. Глаза Грегори сверкали, и он брал взятку за взяткой. Взгляд черных глаз дяди Пирса метался по столу. Щеки его побагровели, сравнявшись по цвету с портвейном, в то время как кучка медяков перед ним таяла на глазах.
– Как ты это делаешь? – прошептал Эван на ухо Аннабел.
– Должно быть, мне везет, – ответила она ему. – Ты же знаешь, что я не очень хорошо играю в эту игру.
– Мне это известно, – сурово молвил он. После чего нагнулся к ее уху и сказал: – Но ты очень хорошо жульничаешь.
– Только когда вызов мне бросает настоящий мастер, – ответила она ему и открыла свои карты, ловко выиграв кон.
– Времена меняются! – прокудахтала бабуля. – Думаю, ты можешь не надеяться, что в будущем победы будут даваться тебе так легко, Пирс. Я… – Но тут она вскинула голову, и все они услышали пронзительные звуки, извлекавшиеся из труб часовыми Эвана. – Посетители, – изрекла она. – Надеюсь, этим греховодникам из клана не взбрело в голову ускорить вашу свадьбу. Я не одобряю все эти языческие обычаи вроде пачканья.
– Что такое пачканье?
– Особенно отвратительный обычай, распространенный в Абердиншире, – поведала ей бабуля. – Я в него не верю! – Она стукнула по полу своей клюкой.
– А тебя пачкали, бабуля? – не без трепета спросил Грегори.
– Это было так давно, что я уж и не помню, – огрызнулась она. После чего прибавила: – Но вам нечего беспокоиться. Времена теперь более цивилизованные, и никто не посмеет тронуть невесту графа.
– Полагаю, это сыновья Крогана, – тоном, выражающим покорность судьбе, сказал Эван. И прибавил, обращаясь к Аннабел: – Они живут неподалеку, и стоит им разжиться спиртным, как они оживляются не на шутку.
– Оживляются? Распущенные негодники, вот кто эти Кроганы! – заявила бабуля. – Скажи им, что свадьба будет только в воскресенье. Пускай убираются восвояси. Я поднимусь к себе. И ты, Грегори, тоже марш наверх. Пьяные Кроганы неподходящая компания для джентльменов.
В конце концов, дядя Пирс тоже удалился в свою спальню. Взгляд его сверкающих глаз перескакивал с одного лица на другое, но он, очевидно, так и не смог заставить себя потребовать объяснения, каким же это образом он умудрился проиграть.
Чуть погодя Уорсоп отворил дверь гостиной, но отнюдь не для того, чтобы доложить о прибытии подвыпивших шотландцев.
– Милорд! – отступив в сторону, провозгласил он. – Леди Уиллоби, леди Мейтленд, мисс Джозефина Эссекс, граф Мейн.
На миг Аннабел застыла от изумления, после чего вскочила на ноги со счастливым возгласом:
– Имоджин! Джоузи!
Затем Джоузи обняла Аннабел так, словно они провели в разлуке много месяцев, а не пару недель.
– Но что вы здесь делаете? До чего приятный сюрприз! – воскликнула Аннабел.
– Мы приехали, чтобы спасти тебя, разумеется! – – ликующим тоном заявила Имоджин.
– Что? – удивилась Аннабел, заглянув сестре в лицо. Ей показалось, что взгляд Имоджин стал менее скорбным. Она заключила ее в объятия. – Как ты? Только честно.
– Мне лучше, – просто сказала Имоджин. – Мейн оказал мне неоценимую помощь.
– Мейн! – воскликнула Аннабел.
Как и следовало ожидать, граф Мейн оторвался от беседы с Званом. Он поклонился со всем своим обычным сдержанным достоинством, но почему-то казался не похожим на самого себя.
Вместо утонченно-элегантного, отличающегося продуманной растрепанностью в прическе и одежде вида, каковым он обыкновенно щеголял, у него был… просто растрепанный вид. Вместо обтягивающих брюк по последней моде он был облачен в видавшие виды бриджи из оленьей кожи. Рубашка его была чистой, но явно не новой. Даже его сюртук, похоже, был скроен в расчете на более крупного мужчину.
– Пожалуйста, простите меня за то, что я предстал перед вами в подобном виде. Не успел привести себя в порядок, – молвил он, поднеся ее руку к губам.
– Я признательна вам за то, что вы сопроводили моих сестер и сами приехали в Шотландию, – сказала Аннабел. – Позвольте представить вам отца Армальяка.
Мейн удивил Аннабел, перейдя на чистейший французский.
– Наша мать – француженка, – объяснила Гризелда, поцеловав ее в щеку. – Пожалуйста, скажите мне, что вы не вышли замуж за Ардмора. Потому что если это так, то я скорее всего лишусь чувств и упаду на пол.
– Нет-нет, мы собираемся пожениться в воскресенье, – изумленно воззрившись на нее, ответила Аннабел.
Гризелда улыбнулась, а Имоджин ухмылялась так, словно наступило Рождество.
– У нас для тебя чудесный сюрприз! – выпалила она. И тут Гризелда сказала:
– Вам вообще не надобно выходить замуж! Мы приехали, чтобы увезти вас обратно в Англию, и вы можете сами выбрать себе мужа, и вам нет нужды выходить замуж за Ардмора.
– Что? – потрясенно спросила Аннабел. – Что?! Внезапно в комнате стало очень тихо. Она сознавала, что Эван повернул голову и смотрел на них.
– Тебе не надо выходить за Ардмора, – радостно продолжила Имоджин. – Скандал замят. Разве не чудесно?
Чудесно, в замешательстве подумала Аннабел. Чудесно?
Эван же отнюдь не пребывал в замешательстве. В тот миг, когда родственники Аннабел вошли в комнату, его охватило отвратительное предчувствие того, что должно было случиться. И хуже всего было то, что он этого заслуживал. Единственно из-за своей непроходимой глупости он заслуживал того, чтобы потерять ее. Не то чтобы он допустит это – не важно, остолоп он или нет.
Поскольку Аннабел смотрела на сестру, не произнося ни слова, лицо Имоджин слегка вытянулось.
– Ты ведь рада, да? Мы ехали даже ночью, чтобы быть уверенными, что мы поспеем вовремя.
– Конечно, рада, – поспешила заверить ее Аннабел. – Какое ужасное путешествие вы должны были проделать! Ума не приложу, как вам удалось добраться сюда: ведь мы сами приехали только вчера.
– Надеюсь, я никогда больше не услышу слова «карета»! – сказала Гризелда. – Только поглядите на меня: от меня осталась одна тень! – Она с ужасом оглядела свою фигуру. И действительно, ее роскошные формы казались чуть менее пышными.
– Нам просто невыносимо было думать о том, как ты плакала в ту ночь перед тем, как уехать в Шотландию, – сообщила Имоджин. – Я знаю, что ты намеревалась вернуться к нам через полгода, – сказала она, взяв руки Аннабел в свои. – И всем нам известно, что в Лондоне расстроенные браки встречаются сплошь и рядом. Но терпеть страдания, живя в подобного рода браке, – это ужасно. Мы все так считали. И тогда Лусиус Фелтон объявил, что он нашел способ замять скандал.
Эван пытался обуздать гнев, которого, он мог поклясться, у него и в помине не было – до тех пор, пока в его жизни не появилась Аннабел.
– Вы действительно сказали «полгода»? – спросил он так, как если бы просто пытался прояснить маленькую деталь беседы о том о сем. К сожалению, даже он сам слышал, что его голос звенит от бешенства.
К чести Имоджин надо сказать, что у нее сделался пристыженный вид.
– Этот план был придуман сгоряча, – сообщила она ему. – Но теперь это не столь важно, потому что Фелтон нашел мисс Алису Эллерби – мисс А.Э., – которая отчаянно жаждала вырваться из цепких родительских объятий.
– Счастливое совпадение, – ничего не выражающим тоном молвил Эван. Аннабел не смотрела на него. Вряд ли она могла рассчитывать на то, что он когда-либо позволит ей вернуться в Лондон.
– Фелтон заплатил мисс Эллерби кругленькую сумму, и она обнародовала поистине блистательную историю ваших, лорд Ардмор, с ней отношений в «Еженедельном вестнике Белла».
– Наших с ней отношений? – повторил Эван. Имоджин кивнула.
– После чего, насколько я поняла, она сбежала в Америку с конюхом. Благодаря Фелтону у нее теперь есть приданое.
– Пойдут толки о несостоявшейся свадьбе, – сказала Гризелда тоном, выражавшим крайнее изнеможение. – Но поскольку я заболела и не выходила из дому с тех пор, как вы с Аннабел уехали, то мы пустили слух, что мы с Джоузи путешествовали вместе с вами.
– Ваша репутация повесы цветет пышным цветом, – сообщила Имоджин, явно пытаясь загладить свою вину, после того как проболталась о том, что невеста Эвана намеревалась удрать от него сразу после обряда бракосочетания. – Из-за моего поведения в бальном зале, а теперь еще и из-за пылкой мисс А.Э. вы стали героем дня.
Эван молчал. Сыпать ругательствами в присутствии родственников будущей жены считалось не слишком хорошим тоном. Имоджин затараторила еще быстрей.
– Нет ничего печальнее, чем брак без любви, – сказала она. – Брак, к которому принуждают обстоятельства, непременно обернется трагедией.
– Бывают браки, к которым обстоятельства принуждают, и бывают браки, к которым обстоятельства подталкивают, – сказал Эван. Он повернулся кругом, зная, что Аннабел сможет все прочесть по его лицу. – Ты не согласна?
Она посмотрела на него в ответ с высоко поднятой головой. Взгляд ее был непроницаем.
– Буду признательна, если мне отведут комнату, где я смогу приклонить голову, – промолвила Гризелда. – Дороги в Шотландии хоть плачь.
Эван протянул ей руку. Лучше покинуть комнату, прежде чем гнев возьмет над ним верх. Гнев, которого у него и в помине не было… до прошлого месяца.
– Джоузи, идемте со мной! – позвала Гризелда.
– Это восхитительный сюрприз, – сказала Аннабел Мейну, наблюдая из-под полуопущенных ресниц за тем, как Эван выходит из комнаты. По всей видимости, он был страшно зол. Аннабел сглотнула.
– Для меня самого это тоже был сюрприз, – заявил Мейн с раздраженным видом. – Мне срочно нужен портной. Ваша сестра меня похитила.
Имоджин рассмеялась:
– Бедняга Мейн всю дорогу от Лондона сетовал на состояние своего платья. Ему пришлось носить одежду Рейфа, и грустно было наблюдать, как опускается человек.
– Ты похитила лорда Мейна? – спросила Аннабел у Имоджин.
Та беспечно взмахнула руками.
– Он так держится за свои привычки и, право слово, такой старомодный человек. Я боялась, что он откажется сопровождать нас.
– В самом деле? – удивилась Аннабел. – И с какой стати он должен был гореть желанием отправиться в двухнедельное путешествие до Шотландии?
– В самый разгар скакового сезона, – встрял Мейн.
– Потому что я его об этом попросила, – упрямо стояла на своем Имоджин.
– Да, но ты, очевидно, не спросила его…
– Не спросила, – подтвердил Мейн. – Она подъехала к моему дому, и, естественно, я тут же сел в ее карету, поскольку мне до сих пор не удалось вдолбить вашей сестрице в голову, что останавливать карету там, где ее могут увидеть все, кому не лень, в высшей степени неприлично. Я и опомниться не успел, как уже держал путь в Шотландию!
– Что ж, я очень благодарна вам обоим, – сказала Аннабел, как ни странно, вовсе не чувствуя благодарности. – С вашей стороны было очень любезно приехать спасать меня. – До того любезно, что она в любую минуту могла разразиться слезами.
– На самом деле это Фелтон обо всем позаботился, отыскав эту мисс Эллерби и все такое, – сказал Мейн. – Но я тут спрашиваю себя, действительно ли вы рады нас видеть, мисс Эссекс?
– Разумеется, она рада! – поспешила заверить его Имоджин. – Как вы можете такое спрашивать, Мейн?
– Я всегда рада видеть своих сестер, – сказала Аннабел, нисколько не покривив душой. При одной мысли о том, что они проделали весь этот путь до Шотландии, чтобы спасти ее—даже если она была настолько неблагодарна, что не знала, как относиться к своему освобождению, – эти непослушные слезы грозили брызнуть из глаз. Имоджин нахмурилась, поэтому Аннабел прибавила: – Должно быть, ты ужасно измучилась. Позволь, я провожу тебя к экономке Эвана.
К тому времени, когда все оказались в уютных комнатах с наполненными дымящейся водой ваннами и свежими ночными сорочками, уже пробило полночь. Имоджин потребовала, чтобы ее поселили в комнату рядом с Мейном, а последний настаивал, чтобы его разместили на другом этаже. Джоузи не захотела оставаться в классной комнате, как, по мнению Гризелды, того требовали приличия, а потом Гризелда обнаружила, что ее комната находится на восточной стороне, а ей не нравилась комната на восточной стороне из-за вероятности быть разбуженной лучами утреннего солнца.
Тем не менее наконец… наконец все, похоже, устроились в соответствии со своими пожеланиями. Аннабел видела Эвана один раз – мимоходом. Их взгляды встретились, и она поспешно прошла мимо. Что он должен был о ней думать? Что она к тому же еще и замышляла побег? Какому мужчине нужна жена, у которой нет ни капли совести? От приступов раскаяния и жгучего стыда ее начало подташнивать.
Только она присела на краешек кровати, как до ее ушей донесся жуткий, режущий ухо звук. В первую минуту она даже не поняла, что это крик – до того он был высоким и пронзительным.
Аннабел бросилась вон из комнаты и, не оглядываясь, побежала в том направлении, откуда доносился визг, чувствуя, как сердце ее холодеет от звучащего в нем ничем не прикрытого ужаса. Жуткий крик не прекращался ни на секунду, пока Аннабел бежала по коридору к лестнице. Впереди и позади нее отворялись двери, раздавались голоса людей, перекликавшихся между собой, а она все бежала и бежала. Ей казалось, крик доносился из библиотеки.
Так оно и было. Она распахнула дверь, и в ту же секунду рядом с ней вырос Эван.
Кричала Роузи. Она стояла посреди комнаты и визжала. Она подняла на них глаза, и Аннабел поразилась. Место тихой, чем-то напоминавшей ребенка Роузи, с которой она познакомилась, заступила женщина с белым разъяренным лицом, глаза которой сверкали гневом. Она кричала не от ужаса – она кричала от ярости. Омерзительной, дикой ярости.
И, привалившись к стене с совершенно обессиленным видом, стоял Мейн.
Эван бросился через всю комнату и встряхнул Роузи. Она продолжала кричать. Он снова встряхнул ее – не грубо, но решительно.
– Перестань, Роузи. Перестань. В дверях появился Мак и, сказав:
– Я сбегаю за отцом Армальяком, – умчался прочь. Наконец голос Роузи дрогнул и умолк.
– О Господи! – раздался в наступившей тишине голос Мейна.
В коридоре теперь было полно людей, валом валивших в распахнутую дверь. Эван повернулся кругом.
– Здесь не должно быть мужчин! – крикнул он.
Он обернулся к Мейну, который по-прежнему стоял у стены, не в силах пошевелиться.
– Если вы не возражаете… – Он кивком указал на дверь.
– С удовольствием, – ответил Мейн. На полпути к двери он остановился. – Просто чтобы вы знали: я и пальцем ее не тронул. Я не…
– Мы знаем, – сказала Аннабел, взяв его за руку и увлекая обратно в коридор. – Роузи очень взволнована, вот и все.
– Взволнована? – переспросил Мейн, повысив голос теперь, когда они оказались в коридоре в окружении сочувствующих лиц. – Взволнована? Да она самая натуральная психопатка, вот кто она такая! Я спустился сюда, чтобы посмотреть, не выписывает ли Ардмор «Новости скачек», и тут была она. Ну, я и сказал: «Привет!», а она принялась разглядывать меня от мысков ботинок и выше. Может, ей не понравился мой шейный платок. Бог свидетель, мне самому он не нравится. Стоило ей его увидеть, как она начала вопить, да к тому же запустила в меня чем-то. Я чувствовал себя так, словно надругался над ней.
Аннабел перехватила взгляд дворецкого.
– Уорсоп, думаю, лорду Мейну не помешает чего-нибудь выпить.
– Кто она такая? – спросила Гризелда, стоя на лестнице. Аннабел заколебалась, и отец Армальяк, который как раз подоспел, сказал:
– Она сводная сестра лорда Ардмора, и вполне безобидная, уверяю вас.
Вид Гризелды говорил, что его слова ее не убедили.
– Что ж, если на сегодня кризис миновал, – язвительно молвила она, – то предлагаю всем вернуться в постель.
– Ну, теперь все ясно, – вполголоса сказала Имоджин. Похоже, она была потрясена до глубины души. – О, Аннабел, я так рада, что мы приехали! В этом замке в буквальном смысле слова обитает сумасшедшая – как в романе!
– Не совсем, – встряла Джоузи, выглядывая из-за плеча Гризелды. – Если бы все это происходило в романе, то эта женщина была бы первой женой Ардмора, а не его сестрой.
– Я очень сожалею о доставленном вам беспокойстве, – твердо сказала Аннабел, дабы пресечь всякие разговоры о родственных связях Эвана с Роузи. – Роузи очень легко расстроить, а незнакомые мужчины внушают ей самый настоящий ужас.
– Уверена, о причине этого я смогу догадаться без подсказки, – с содроганием молвила Гризелда. – Ступайте наверх, – велела она Джоузи.
Имоджин обняла Аннабел.
– Это ужасный дом, – сказала она. – Сырой и холодный, и на много миль отстоит от цивилизованного мира. Я так счастлива, что мы приехали сюда вовремя. Мы уедем как можно скорее. Эти крики! – Она содрогнулась. – Ты бы не выдержала тут шесть месяцев. На мой взгляд, самое большее месяц – и ты вернулась бы к нам в Лондон.
Аннабел подняла голову и встретилась взглядом с Эваном. Он стоял в дверях библиотеки – просто стоял там и молчал.
Медленно их гости потянулись обратно наверх, после чего Аннабел снова отворила дверь библиотеки. Роузи с Эваном сидели на диванчике перед камином: Роузи в одном углу, а Эван в другом. Но на спинке дивана лежала вытянутая рука Эвана, и он поглаживал волосы Роузи. Лицо ее снова приняло обычное, несколько безучастное выражение. Она выглядела, как человек, который никогда в жизни не станет кричать. В сущности, она выглядела… счастливой. Безмятежной.
Эван поднял на Аннабел глаза.
– Полагаю, эта сцена отняла у Мейна год жизни.
– Он сказал бы – десять. С ней все в порядке? – спросила она шепотом, потому что Роузи напевала без слов какой-то простенький мотив и смотрела в огонь так, как если бы в камине давалась интереснейшая пьеса.
– Похоже на то. В обязанности ее сиделки входит не допускать подобных происшествий. Всякий раз, когда у меня гости, Роузи должна сидеть в своей комнате.
– О, дорогой.
Оба они посмотрели на Роузи, которая, казалось, не замечала их присутствия.
– Проблема в том, что она привыкла к свободе. Ты первая, кто посетил нас за многие годы, и она приняла тебя. Я позабыл об осторожности.
– По-моему, проблема заключается в мужчинах, – сказала Аннабел.
– Ей становится хуже, – поведал он без всякого выражения. – Она напала на него, ты знаешь. Погляди. – Он кивком указал на стену, о которую недавно опирался Мейн. Пол был усеян глиняными черепками. – Она запустила в него вазой в половину своего роста. Попади она Мейну в голову, он бы серьезно пострадал.
Аннабел не знала, что сказать.
– Грегори становится старше. Она порой забывает, кто я такой, и набрасывается на меня. Если она поступит так с Грегори…
– Он, кажется, не относится к ней как к матери.
– Но он знает, как все обстоит на самом деле. Кого угодно травмировал бы тот факт, что его мать превратилась в сумасшедшую и напала на него. Он не спустился вниз, ты не заметила?
Аннабел покачала головой.
– Ему невыносимо видеть ее в таком состоянии.
Роузи поднялась и побрела прочь. У двери ее ждал отец Армальяк. Он осторожно взял ее за руку и повел вверх по лестнице.
После ее ухода Эван встал, и Аннабел увидела, как что-то переменилось в его глазах, когда он посмотрел на нее.
– Похоже, наш скандал замят, – сказал Эван.
– Да, – выдавила она через комок в горле.
– Полагаю, это лучше, чем шестимесячный брак. Ты собиралась просто оставить меня или же начала бы бракоразводный процесс?
Он смотрел на нее до того пристально, что Аннабел охватило такое чувство, словно она не в силах вздохнуть, не в силах сказать то, что могла бы сказать.
– Я намеревалась просто уехать, – прошептала она.
– Мне следовало бы знать. В шотландском замке женщине, которая замышляет очередную интрижку на стороне, и думать нечего прикидываться больной.
Горькая правда эта огнем опалила грудь Аннабел.
– Выход, который нашел Фелтон, всем хорош, да вот только одна беда, – и теперь в голосе его не было ни тени веселья, – не могу я отпустить тебя в Англию теперь, когда ты, возможно, носишь моего ребенка. Боюсь, тебе придется выйти за меня – хочешь ты этого или нет.
Аннабел открыла было рот, но Эван продолжал говорить:
– Но мне хочется надеяться, что ты решишь остаться со мной по более благим причинам. Если нет ребенка и нет скандала, ты, конечно же, будешь вольна выйти замуж за богатого англичанина. – Он замялся. – Я прошу тебя остаться, Аннабел, из-за чувства, которое нас связывает.
Он стоял возле диванчика: высокий, гордый – настоящий шотландец, до того красивый, что от одного его вида у нее слабели колени, и тем не менее правильные слова не шли ей на ум. Аннабел никогда не оставила бы Эвана по своей воле: слишком сильно она его любила. И все же от сознания того, что он не любит ее по-настоящему, у нее разрывалось сердце.
– Я хотел бы, чтобы ты вышла за меня замуж, – сказал он.
– Я выйду за тебя, – прошептала Аннабел. После чего повернулась и, поспешно покинув комнату, зашагала вверх по лестнице. Пальцы ее так сильно стискивали перила, что она не могла упасть, хотя колени у нее подгибались. Но она должна была спросить. Поэтому, преодолев уже половину лестничного марша, она остановилась и оглянулась на Эвана. Он стоял внизу, и на секунду Аннабел показалось, что она уловила в его взгляде безысходное отчаяние, но, должно быть, она ошиблась.
– Разве ты не хочешь, чтобы я…
Она осеклась. Но их отношения были настолько открытыми, что в конце концов все ее попытки свелись к одному-единственному вопросу:
– Ты любишь меня?
Ее вопрос повис в сыром ночном воздухе, словно она прокричала его во весь голос. А на самом деле она всего лишь прошептала его, вложив в него всю свою переполненную отчаянием душу.
Он взирал на нее снизу вверх.
– Я сказал тебе именно это в хижине Кеттлов. Думаю, наш брак будет крепким. Ты желаешь меня, и я чувствую то же самое по отношению к тебе.
– Ты путаешь желание и любовь, – промолвила она, глядя на него сверху вниз. – Это не одно и то же.
– Я действительно тебя люблю. При мысли о том, что ты выйдешь замуж за другого, я чувствую, что здравый рассудок покидает меня и я готов на самый безумный поступок.
Аннабел сказала первое, что пришло в ей голову:
– Страсть «всех ведет на подлость, ложь, убийство, грех»
type="note" l:href="#FbAutId_9">[9]
. Эван зашагал вверх по ступенькам.
– Это стихи? – спросил он, оказавшись рядом с ней.
– Да.
– Мне они не нравятся. Какой-то он недоброжелательный, этот поэт.
– Это Шекспир, – сообщила Аннабел.
– Мы будем счастливы вместе, – сказал он. – Я никогда не буду бедным. Это ведь важно для тебя.
Верно, все верно.
– У нас будет отличный брак.
Аннабел усилием воли растянула губы в улыбке. Она дошла до конца лестницы и, повернув налево, направилась в хозяйскую спальню. Там она рухнула на кровать: прямо в сорочке, не искупавшись, даже не позвав горничную.
Комната вращалась вокруг нее. В глубине души она знала, что она, Аннабел Эссекс, не принадлежит к тем женщинам, из-за которых мужчины теряют голову от любви. Она принадлежала к тем женщинам, из-за которых мужчины теряют голову от желания, и именно это Эван чувствовал по отношению к ней – желание.
Она должна была бы быть счастлива. Перед ней лежала свобода: она была вольна вернуться в Лондон и найти себе богатого англичанина: холеного, практичного мужчину, который будет понимать, где заканчиваются границы их взаимных обязательств, который не станет смущать ее разговорами о своей душе или, что еще хуже, о ее душе.
Вот только она не могла оставить Эвана. Ей нужны были его поцелуи, когда он целовал ее так, словно никак не мог насытиться, словно они не целовались уже столько, что губы ее опухли. И когда он, покачиваясь, нежно, едва заметно терся об нее. А она таяла в его объятиях, наслаждаясь хриплым звуком его дыхания и тем, как он собирался оторваться от ее уст, потому что… потому что она знала наперед, когда это произойдет.
Быть может, этого будет достаточно… Он думал, что этого было достаточно.
Но даже несмотря на то что сердце ее учащенно билось при воспоминании о его поцелуях, Аннабел была не согласна с Званом. Все эти годы она полагала, что будет достаточно обменять страсть какого-нибудь господина на брак, уверенность в завтрашнем дне и деньги…
Теперь она обнаружила, что это было не так. Далеко не так.
Ей было нужно нечто совсем иное.
Всхлипывая, Аннабел погрузилась в сон.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Супруг для леди - Джеймс Элоиза



милый романчик. с удовольствием прочла
Супруг для леди - Джеймс ЭлоизаЕлена
13.01.2012, 19.51





Добра й мила історія
Супруг для леди - Джеймс ЭлоизаЯна
10.03.2012, 15.36





Можно почитать, но страшно раздражает сестра героини.
Супруг для леди - Джеймс ЭлоизаКэт
9.03.2013, 17.53





Ужасно ...растянуто и пустые диалоги... Особенно раздрожала глава , где они остановились в лачуге .. Мне показались другие герои более интересны.. Этот роман можно не читать 3(10)
Супруг для леди - Джеймс ЭлоизаVita
20.04.2014, 22.59





Увы,идея не новая,сначала кажется,что увлекательно, но потом всё очень растянуто... Не цепляет,но для отключки от реальной жизни на 2-3 часа вполне подходит
Супруг для леди - Джеймс ЭлоизаItis
28.07.2014, 1.12





Это 3-я из сестер Эссекс, устраивающая свою женскую судьбу. Все мило, с тонким юмором. Взялась прочитать о всех сестрах- осталась малышка Джози. Будем читать!
Супруг для леди - Джеймс ЭлоизаВ.З.,66л.
12.09.2014, 11.53





Все было бы неплохо, да вот только раздражала сестрица, что в первом романе, что во втором, эгоистичная девица, но читать продолжение буду.
Супруг для леди - Джеймс ЭлоизаТаня Д
6.10.2014, 1.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100