Читать онлайн Супруг для леди, автора - Джеймс Элоиза, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Супруг для леди - Джеймс Элоиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.16 (Голосов: 62)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Супруг для леди - Джеймс Элоиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Супруг для леди - Джеймс Элоиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Элоиза

Супруг для леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Отель «Грийон»
Ночь после бала
Эван Поули, граф Ардмор, был совершенно уверен, что в точности следует указаниям отца Армальяка.
– Поезжай в Лондон, – сказал тот. – Потанцуй с хорошенькой девицей.
– И что я, скажите на милость, должен делать с этой хорошенькой девицей?
– Сердце тебе, несомненно, подскажет, – ответил отец Армальяк. В его глазах порою мелькал непозволительный для монаха лукавый огонек.
Приехав в Лондон, Эван успел свести знакомство со множеством хорошеньких девиц. Из-за своей выборочной памяти он не мог припомнить имени ни одной из них, но ему казалось, что к этому времени он, должно быть, перетанцевал уже с половиной всех девиц города. Благодаря титулу его сразу же по приезде забросали приглашениями – казалось, англичане были не столь пресыщены шотландскими титулами, как об этом судачили на севере Англии. И все же ему казалось, что отец Армальяк имел в виду нечто другое – он должен встретить особенную девушку, которую почтет достойной того, чтобы добиваться ее руки и привезти в Шотландию.
Он не имел возражений против женитьбы, хотя и не мог сказать, что эта идея наполняла его бурным восторгом. Мысли его плавно скользили от женитьбы к длинным, чистым рядам его конюшен, тучным полям весенней пшеницы, только-только начинающей давать всходы. Пожалуй, он уделит этой затее с женитьбой еще недели две, а после этого вернется домой – женатый или нет.
Черноволосая дамочка, с которой он танцевал вчера вечером, похоже, была более чем готова прыгнуть под венец. Как там ее зовут? Он не мог вспомнить. Она липла к нему, точно банный лист, что не очень-то ему нравилось. Однако, быть может, леди была в отчаянии – как-никак вдова – и скорее всего располагала не более чем крошечным приданым.
В дверях показался его слуга с серебряным подносом в руках. Может, Эвану и не слишком нравился Лондон, но Гловер был в восторге. Его честолюбие было полностью удовлетворено пребыванием в столичном городе, как он это называл, «во время сезона».
– Ваше сиятельство, принесли карточку.
– В такой час? Положи ее туда. – Эван кивнул в сторону каминной полки. Та была завалена ворохом визитных карточек и приглашений от людей, о которых он слыхом не слыхивал.
Гловер отвесил поклон, но не двинулся к камину.
– Ваше сиятельство, это карточка от герцога Холбрука. И, – Гловер понизил голос до благоговейного шепота, – его светлость ждет вас в гостиной.
Эван вздохнул. Герцог. Возможно, он отчаянно жаждет отослать одну из своих дочерей в пресловутые дебри Шотландии. Эван довольно скоро понял, что англичане считают Шотландию дикой местностью, населенной воинственными безумцами и фанатиками сектантами.
Ардмор взглянул на себя в зеркало и усмехнулся. Он знал, что Гловер недоволен его отказом сменить свой привычный черный костюм на яркие сюртуки, которые англичане надевали на балы. Но он чувствовал себя в своей одежде удобно и, что более важно, по-шотландски. Хотя шотландцы обычно надевали килты, если ощущали потребность выглядеть более ярко, даже несмотря на то что носить эти юбки в оранжево-зеленую клетку считалось непозволительным в этой стране.
– Его светлость ожидает вас, – повторил Гловер.
– Угу.
– Простите мне мою дерзость, милорд… – в нерешительности начал Гловер.
Эван выгнул бровь.
– Да?
– Английский герцог… – подчеркнул Гловер, дрожа от возбуждения. – Постарайтесь избегать шотландских словечек вроде «угу». Это произведет неприятное впечатление на его светлость.
– Я не собираюсь на нем жениться, – грозным шепотом произнес Эван, сделав страшные глаза. Но потом улыбнулся. – Не беспокойтесь, Гловер. Я сделаю все возможное, чтобы более или менее походить на цивилизованного человека.
Этот герцог не был похож на холеных представителей английской знати, он носил одежду, которая выглядела скорее удобной, чем элегантной.
– Ваша милость, – молвил Эван, входя в комнату. – Какая честь!
Герцог, казалось, был в ярости. Теперь Эван отчетливо вспомнил, что встречался с ним раньше. Именно этот мужчина выхватил черноволосую леди из его объятий и сам стал с ней танцевать.
– Вам известно, кто я такой? – спросил он. Голос его, низкий и зычный, был под стать его тучной фигуре.
– Согласно вашей карточке, вы – герцог Холбрук, – заметил Эван, подойдя к буфету. – Вы позволите предложить вам что-нибудь выпить?
– Я опекун леди Мейтленд! – провозгласил мужчина.
– Очень хорошо, – пробормотал Эван, плеснув себе в стакан неразбавленного виски. – Ну а я граф Ардмор, уроженец графства Абердиншир, если вы еще не осведомлены об этом.
– Леди Мейтленд, – настаивал Холбрук. – Имоджин Мейтленд.
Имоджин, должно быть, была той черноволосой чаровницей из бального зала.
– Если я чем-то обидел вас или вашу леди, то приношу свои искренние извинения, – сказал Эван дипломатичным тоном.
–Да, должен сказать, обидели, – недовольно молвил герцог.
– Каким образом? – поинтересовался Эван, стараясь, чтобы его голос звучал ровно и непринужденно.
– Весь Лондон сплетничает о вас двоих, – выпалил Холбрук. – О том безвкусном представлении, которое вы устроили во время вальса.
Эван на минуту призадумался. У него было два пути: либо рассказать правду, либо взять всю ответственность на себя. Честь требовала, чтобы он не открывал Холбруку того факта, что его подопечная льнула к нему со всей страстью опытной соблазнительницы. Эван отнюдь не отличался наивностью. Он прекрасно понимал, что Имоджин не чувствовала страсть, а имитировала ее. Более того, он уловил в ее взгляде еще и некое постороннее чувство помимо того, какое она стремилась представить на всеобщее обозрение.
– Приношу вам всяческие извинения, – наконец сказал он. – Я был сражен ее красотой, и, подозреваю, это привело к тому, что мои действия были истолкованы в неприглядном свете.
Холбрук прищурил глаза. Эван спокойно встретил его взгляд, гадая, все ли герцоги в Англии столь несобранны в своих эмоциях.
– Теперь бы я чего-нибудь выпил, – сказал герцог. Эван взял свой личный графин и налил ему полный стакан.
Холбрук производил впечатление человека, любящего хорошие напитки, а Эван привез с собой несколько бутылок самого лучшего выдержанного виски, какое только можно было найти в Шотландии.
Холбрук сделал большой глоток и удивленно посмотрел на Эвана. Опустившись на диван, он сделал еще один глоток.
Эван сел в кресло напротив него. Он видел, что Холбрук оценил, что именно он пьет.
– Что это? – приглушенным голосом спросил Холбрук.
– Выдержанное односолодовое виски, – ответил Эван. – Я думаю, этот новый способ производства в будущем перевернет всю индустрию виски.
Холбрук сделал еще один глоток и откинулся назад.
– «Глен Гариош», – мечтательно произнес он. – «Глен Гариош» или, быть может, «Тоубермэри».
Эван улыбнулся:
– Да, это «Глен Гариош».
– Блаженство, – молвил Холбрук. – Я почти мог бы позволить мужчине, который знает толк в виски, жениться на Имоджин. Почти! – повторил он, снова открыв глаза.
– У меня нет особой охоты жениться на ней, – сказал Эван. Он увидел, как брови Холбрука сошлись на переносице в свирепую мину.
– Хотя, – прибавил Эван, – она прелестная юная леди.
– Ходят слухи, что вы приехали в Англию именно затем, чтобы найти жену, – прорычал герцог и снова отхлебнул виски.
– Слухи верны, – сказал Эван. – Но не обязательно на вашей подопечной.
Некоторое время они сидели молча, наслаждаясь виски.
– Полагаю, правда в том, что Имоджин набросилась на вас, а вы слишком вежливы, чтобы сказать это мне в лицо, – молвил герцог столь угрюмо, насколько это было возможно, когда человек держит в руке стакан с драгоценным виски «Глен Гариош».
– Хотя леди Мейтленд – изящная молодая особа. Возможно, я и мог бы жениться на ней, – задумчиво проговорил Эван.
Герцог поймал его взгляд и сказал:
– Надо быть идиотом, чтобы не хотеть этого. Вам ведь все равно, на ком жениться?
– Не думаю, что мой интерес в данном вопросе выходит за пределы разумного, – ответил Эван. – Но признаюсь, мне отчасти не терпится вернуться в свои угодья. Пшеница начинает давать всходы.
Вид у герцога был такой, будто он никогда не слышал выражения «давать всходы».
– Хотите сказать, что вы фермер? – вопросил он. – Один из тех джентльменов, которые от нечего делать выдумывают всякие экспериментальные методы? Таунзенд Репа
type="note" l:href="#FbAutId_2">[2]
, так, что ли, его кличут?
– Я не такой энтузиаст, как мистер Таунзенд. – Эван почувствовал, как еще один глоток спиртного обжигающим потоком прокладывает свой сложный и сладостный путь по его горлу.
– Восхитительно, – изрек герцог, сделав очередной глоток. – Это виски чрезвычайно… – Он вдруг осекся. – Пшеница? Так, значит, вы имеете какое-то отношение к производству виски?
– Мои арендаторы поставляют зерно винокурам Спейсайда, – ответил Эван.
– Немудрено, что вы так хорошо разбираетесь в спиртном. – Казалось, герцог был потрясен этим. – Я подумываю бросить пить, – неожиданно прибавил он.
– В самом деле? – Эван был вынужден с удивлением признать, что герцог поглощал самое крепкое виски, какое только можно было достать в Шотландии, с фантастической скоростью, не обнаруживая при этом никаких признаков опьянения. Быть может, он уже привык слишком много пить.
– Но не сегодня.
Эван решил, что в ответ на сие откровение уместно будет налить герцогу еще одну солидную порцию, что он и сделал.
– Ваше поместье находится в Абердиншире? Эван кивнул.
– Там есть отличная лошадка, – подумав, сказал герцог. – Я не видел его год или около того, но…
– Колдун, – перебил его Эван. – Он растянул щетку в июле прошлого года.
– Точно! Колдун. Он принадлежит вашему другу, так?
– Колдун принадлежит мне, – сказал Ардмор. Теперь взгляд герцога определенно потеплел.
– Хороший жеребец. От Фазана, не так ли?
– Отец – Фазан, а мать – Кудесница.
– Полагаю, вы не думаете разводить потомство по его линии, так?
– У меня уже есть годовичок, подающий некоторые надежды.
Сонливую и добродушную манеру герцога как рукой сняло. Он выпрямил спину и как бы приободрился.
– У меня в конюшне стоят три потомка Патчема – две кобылы и один жеребец. Я – опекун трех девиц, и к каждой из них прилагается лошадь в качестве приданого. Их отец был тем еще остолопом и, похоже, вел дела как придется. Я подумываю о том, чтобы сделать кобыл племенными, раз уж ни одна из них не обнаружила скаковых способностей.
Лошадь в качестве приданого? Он лишь однажды слышал о чем-то подобном, а именно от златовласой красавицы на балу. От той, что велела ему поискать счастья где-нибудь в другом месте, поскольку ее единственным приданым была лошадь. Очевидно, она не посчитала важным упомянуть, что эта самая лошадь принадлежала к линии Патчема.
– Я был бы не прочь увидеть лошадь, соединившую в себе линии Колдуна и Патчема, – сказал Эван.
Несколько минут они сидели в уютном молчании – герцог откинулся на спинку дивана, снова приняв лениво-расслабленную позу.
– Вы неправильно подошли к поискам жены, – некоторое время спустя изрек Холбрук.
– На прошлой неделе я посетил с десяток раутов, – заметил Эван. – Четыре бала, несколько дневных приемов и один музыкальный вечер. А вчера вечером предложил одной юной леди выйти за меня замуж, но она отказалась. – Он не счел нужным упомянуть, что та леди, по всей видимости, была одной из подопечных Холбрука.
– Так дела не делаются. Такие вещи мужчины решают между собой. Ключ к успеху в том, чтобы решить, на какой женщине вы хотите жениться, прежде чем идти на бал.
Теперь в голосе герцога появилась едва заметная хрипотца – эдакая изысканная картавость, вызванная действием виски. Но в общем и целом, подумал Эван, Холбрук умел пить не пьянея, лучше всех, кого он знал, если не считать старого Локлана Макгрегора, а Макгрегор всю свою жизнь упражнялся в этом.
– Я возьму вас с собой в свой клуб, – продолжил герцог. – Мы все уладим в два счета. – Он поднялся, и Эван с изумлением увидел, что он даже не утратил твердости в ногах. – Это не означает, что вы не можете жениться на Имоджин, – внезапно взревел он, – даже если у нее есть кобыла в качестве приданого. Дельце с коневодством мы обстряпаем отдельно от прочих.
– Подобное мне бы и в голову не пришло, – сказал Эван, оглядываясь в поисках коробки с визитными карточками, которую ему купил Гловер. Не найдя ее, он просто проследовал за герцогом в дверь. Единственным признаком того, что Холбрук проглотил добрую половину бутылки, была известная словоохотливость.
– Видите ли, – сказал герцог, уже сидя в карете, которая катила по направлению к клубу, – бедняжка потеряла мужа всего полгода назад. Парень погиб на ипподроме, когда скакал во весь опор на одной из своих лошадей: годовике, которого вообще не следовало объезжать.
– Да, – молвил Эван. От кого-то он уже слышал эту историю, но, как это часто бывало, имя наездника вылетело у него из головы.
– Имоджин много лет любила его. – Холбрук откинулся на подушки, не испытывая абсолютно никаких затруднений с удержанием равновесия, когда карета огибала углы и, громыхая, ехала по булыжным мостовым. – Она положила на него глаз, когда он был еще сосунком, и дело кончилось тем, что они сбежали вместе. А через пару недель после этого он скончался.
– Пару недель! – воскликнул Эван, потрясенный известием о таком несчастье, после чего прибавил: – Это, конечно же, может быть только Дрейвен Мейтленд.
– Он самый.
Эвану доводилось пару раз встречать молодого Мейтленда, поскольку последний имел обыкновение участвовать в шотландской неделе скачек, после чего возвращался в Англию к началу английского скакового сезона. Мейтленд был легкомысленным и недалеким человеком, к которому Эван питал скорее неприязнь.
Герцог извлек из кармана маленькую фляжку и, отхлебнув из нее, покачал головой.
– После вашего виски это все равно что пить мочу. Во всяком случае, Имоджин сама не своя из-за потрясения, вызванного всем случившимся, как вы можете себе представить.
Карета остановилась напротив величественного здания, в котором располагался привилегированный клуб «Уайте». Эван понятия не имел, в какой части города они находятся.
– Разве вход в клуб открыт не только для их членов? – осведомился он.
Герцог махнул рукой, словно отметая его сомнения.
– Никто не станет задавать вопросов, если я приведу с собой гостя, чтобы выпить с ним стаканчик-другой. Я могу выдвинуть вашу кандидатуру в члены клуба, но это огромный расход, – бросил он через плечо. – Думается мне, это не стоит таких денег.
Эван был с ним согласен. Все мужчины под хмельком, несомненно, являли собой утомительных собеседников, похожих друг на друга как две капли воды, и если бы он нуждался в их обществе, то для этой цели сгодились бы и мужчины из местной таверны.
Казалось, герцог точно знал, куда идет. Их встретил напыщенного вида человек, который отвесил им низкий поклон и нараспев поприветствовал герцога. После чего Холбрук неторопливо прошествовал мимо нескольких комнат, которые, похоже, были заполнены игроками, и наконец очутился в библиотеке.
То была великолепная комната. Те немногие участки стены, что не были заставлены книгами, были обиты темно-малиновой тканью. В огромном камине пылал огонь, а удобные кресла были расставлены по всей комнате группами, предоставлявшими возможность уединения.
Герцог не колебался ни секунды.
– Идемте, – бросил он через плечо, направившись в угол комнаты.
Четыре кресла были составлены вместе и повернуты спинками костальной части комнаты. В одном из них сидел отпрыск английского дворянства как раз того типа, который вызывал у Эвана неприязнь. Черные локоны его были уложены в одну из тех причесок, которая, как совсем недавно понял Эван, была именно прической, а не следствием внезапно разразившегося проливного дождя. И на нем был сюртук, так щедро изукрашенный вышивкой, что у Гловера ослабли бы колени. Эван мог только радоваться, что его слуги нет рядом, ибо пределом мечтаний Гловера было оказаться облаченным в сюртук гранатового цвета, словно какой-нибудь торговец галантереей.
Эван с первого взгляда понял, что джентльмен, сидевший рядом с человеком-галантерейщиком, был человеком власть имущим. У него было лицо, которое говорило о способности повелевать, коли он того пожелает. Само спокойствие его излучало силу и величие. Возможно, он был одним из герцогов королевской крови, хотя Эван слышал, что герцоги немного полноваты.
– Я привел с собой шотландского графа, – без церемоний молвил Холбрук. – Похоже, он славный малый, и держит у себя дома виски, от которого играет кровь. Вдобавок он владелец Колдуна, который, если вы помните, два года назад выиграл «Дерби». Ардмор, этот молодой щеголь – Гаррет Л ангем, граф Мейн. А это – мистер Лусиус Фелтон. Что до меня, то друзья зовут меня Рейфом.
Не дожидаясь, пока ему ответят, он сделал знак лакею.
– Спроси Пенни, нет ли у них в доме выдержанного виски «Глен Гариош».
– У них его нет, – сказал Эван, отвесив поклон джентльменам, которые поднялись и теперь рассыпались в любезностях. – Выдержанное односолодовое виски пока еще не производится на продажу.
Герцог рухнул в кресло.
– У меня внезапно появилась острая потребность навестить наших северных соседей.
Теперь, когда граф Мейн поднялся на ноги, Эван тотчас увидел, что сей джентльмен отнюдь не был галантерейщиком, несмотря на то что его темно-красный сюртук, казалось, вобрал в себя сияние огня. У него был усталый взгляд и опущенные книзу уголки губ, свидетельствующие о беспутном образе жизни, но он был человеком, с которым приходилось считаться.
– Ардмор, – сказал Мейн, – я рад нашему знакомству. – У него было сильное рукопожатие. – Не вас ли я видел танцующим в доме леди Феддрингтон?
– Его видел не только ты, но и весь остальной Лондон, – встряв в разговор, мрачно изрек герцог.
– Я танцевал большую часть вечера, – заметил Эван, обменявшись рукопожатием с Фелтоном.
– Ему нужна жена, – сказал Рейф. – И коль скоро я не отдаю ему Имоджин, несмотря на то что она вешалась ему на шею, то я подумал, что мы сами сможем кого-нибудь ему подыскать. В конце концов, мы неплохо о тебе позаботились, Фелтон.
– Чем меньше об этом будут говорить, тем лучше, – пробормотал Мейн.
В герцоге наконец проявилось действие всего выпитого виски, и он довольно глупо улыбнулся Эвану.
– Мейн пытается сказать, что после того, как он вскружил голову одной из четырех моих девочек и бросил ее, в дело вмешался Фелтон и женился на ней.
Мейн смотрел на Эвана, слегка изогнув губы в сардонической усмешке, а Фелтон ухмылялся во весь рот. Англичане были куда более странными, чем Эван об этом слышал.
– Сколько у вас подопечных? – наконец спросил он.
– У виконта Брайдона было четыре дочери, – изрек герцог, откинув назад голову. – Четыре, четыре, четыре. И все сестры. Одна еще не покинула классной комнаты – это Джоузи. Имоджин – одна из них, а Тесс была самой старшей, пока Фелтон не забрал ее.
Фелтон улыбался. И все же шотландец никогда не стал бы водить дружбу с человеком, соблазнившим его жену. Никогда. Одного взгляда налицо Мейна было достаточно, чтобы понять, что он распутный бездельник.
Должно быть, Фелтон прочитал это во взгляде Мейна, потому что непринужденным тоном сказал:
– К сожалению, я был вынужден заставить Мейна бросить его невесту. Я решил, что замужем за мной ей будет лучше, чем за ним.
– И погубил мою репутацию, – сказал Мейн.
– Вздор! – фыркнул герцог. – Тот побег был всего лишь одним из череды скандалов, которые ты сеешь вокруг себя. Так на ком из здешних девиц может жениться Ардмор? Ты знаешь свет, Мейн. Подыщи ему невесту.
Зван с легким любопытством ждал, что ответит Мейн, но в этот момент появился пухлый официант.
– Ваша милость, у нас в доме нет ни капли «Глена Гарио-ша». Не желаете ли «Ардбег» или «Тоубермэри»?
Рейф посмотрел на Эвана.
Эван нагнулся к мужчине и сказал:
– Мы попробуем «Тоубермэри».
Толстяк поклонился и вышел, а Рейф мечтательно произнес:
– Мужчина, который знает толк в спиртном, драгоценнее рубинов.
– В этом случае могу я обратить ваше внимание на мисс Аннабел Эссекс, она выезжает в этом сезоне, – сказал Фелтон. – Это вторая подопечная Рейфа, – объяснил он Эвану. – Ее приданое – кобыла Удовольствие Миледи.
Так, значит, златовласую шотландку зовут Аннабел. Но герцог покачал головой:
– Ничего из этого не выйдет. Прошу прощения, Ардмор, но Аннабел питает пристрастие к богатым и титулованным англичанам. Она будет неподходящей женой нищему шотландскому графу, и с этим ничего не поделаешь.
Фелтон открыл было рот, но Эван поймал его взгляд, и он закрыл его.
– А, проблема с приданым, – задумчиво молвил Мейн. Официант вернулся с графином «Тоубермэри», которое было ничуть не хуже, чем помнил Эван.
– Вам нравится поэзия? – спросил Мейн. Вопрос показался Эвану неуместным.
– Мне некогда читать.
– В таком случае мисс Питен-Адамс не подойдет. У нее солидное приданое, но я слышал, что она выучила наизусть целую пьесу Шекспира. Во всяком случае, она любит ввернуть в разговор соответствующее словечко или фразу. Мейтленд как-то жаловался, что, когда они были помолвлены, она заставила его прочесть вслух всего «Генриха VIII». Очевидно, это заняло весь день.
– Нет, – сказал Эван. – Это не годится.
– Так вот зачем вы явились в Лондон! – Рейф уставился на него поверх стакана, в котором оставалось всего лишь на дюйм виски.
– Чтобы найти жену, – согласился Эван. – Как я вам уже и говорил ранее, ваша светлость.
Выпитое виски теперь определенно сказывалось на герцоге.
– Иногда я думаю, что мне тоже нужна жена. Она бы присматривала за всеми моими подопечными. Они того и гляди доведут меня до Бедлама.
– Не будь дураком, – ответил ему Мейн. – Ни одна женщина не выйдет замуж за пьяницу вроде тебя, если только не позарится на твой титул и деньги.
К некоторому удивлению Эвана, Рейф нисколько не оскорбился, услышав суровую оценку друга.
– Может, ты и прав, – сказал он с зевком, от которого, казалось, его челюсть вот-вот сломается. – Мне пора на боковую. Придумай еще парочку имен для Ардмора, Мейн.
– Мисс Тарн, – сказал Мейн, задумчиво прищурив глаза. – Она довольно красива, приданое у нее более чем приличное, и, если верить слухам, она превосходно разбирается в лошадях.
– Моя жена говорит, что она влюблена во француза по имени Субиран, – сообщил Фелтон. – Ее отец не одобряет этого союза, но мисс Тарн стоит на своем.
– В таком случае леди Сесили Севери, – предложил Мейн. – Старшая дочь герцога Клэра. Недурна собой, и, ясное дело, внушительное приданое.
– Это ее третий сезон, – встрял Фелтон.
– Да, она шепелявит, – признал Мейн. – Но ее приданое, безусловно, перевешивает шепелявость.
– Она делает вид, что ей около пяти лет, – решительно сказал Фелтон. – Сюсюкает со своими поклонниками. Некоторых мужчин это отталкивает.
– Я склонен отнести себя к их числу, – молвил Эван.
– Тогда третий вариант, – сказал Мейн. – Леди Гризелда Уиллоби. Молодая, красивая вдова с большим поместьем и веселым нравом. Она считает, что не хочет выходить замуж, но, говоря по правде, из нее получится счастливая жена и мать. И у нее безупречная репутация.
За сим предложением последовала тишина. Эван подумал, что леди Гризелда, похоже, была превосходной кандидатурой. Он кивнул.
– Леди Гризелда – сестра Мейна, – сказал Фелтон. Эван посмотрел на Мейна.
– Ваша сестра? Мейн кивнул.
– Заметьте, ее расположения добивались многие мужчины и ни один из них не имел ни малейшего успеха. – Он, прищурив глаза, смерил Эвана взглядом. – Но у меня такое чувство, что вам повезет больше, чем большинству. Ей всего тридцать, и времени для того, чтобы завести детей, предостаточно.
– У него нет состояния, – сообщил Рейф. Голос его превратился в глухое рычание вследствие усталости и выпитого.
– Ей оно и не нужно. Ее вдовья доля наследства сама по себе была отличной, но имение Уиллоби тоже обширное.
Фелтон кивнул:
– Я склонен согласиться с твоей оценкой владений леди Гризелды.
– Она говорит, что не хочет вновь выходить замуж, – сказал Мейн. – Но я питаю к ней нежные чувства.
Эван истолковал это как типично английское сдержанное признание в преданной любви к сестре. Господи, до чего ж эти англичане странные! Вот мужчина, который выглядит как распутник, если он когда-либо встречал распутников… и все же, кажется, он по-настоящему сосватал ему невесту.
– Я почту за честь познакомиться с леди Гризелдой, – сказал он.
– Хорошо. Значит, решено, – молвил Рейф с очередным зевком. – Я ухожу. Ардмор, подбросить вас в «Грийон», или вы сами доберетесь домой?
Эван поднялся и поклонился двум мужчинам.
– Пожалуй, можно как-нибудь потолковать о ваших конюшнях, – сказал Фелтон.
Эван узнал огонек, промелькнувший в его глазах, – огонек человека, испытывавшего неистребимую страсть к лошадям.
– Буду счастлив, – сказал он, снова поклонившись. Мейн поднялся, в свою очередь.
– Вы приглашены на прием на открытом воздухе, который завтра днем дает графиня Митфорд?
– Да. – Эван заколебался. – Я думал не пойти. Последний прием на открытом воздухе показался мне в высшей степени утомительным.
– Этот не будет. Графиня Митфорд подражает древним итальянским семьям эпохи Возрождения. Она дает только один прием в год, и он стоит того, чтобы его не пропустить. Я буду сопровождать свою сестру.
– Идемте, – ворчливо сказал Рейф. – От выдержанного виски разыгрывается такая же головная боль, как и от его младших братьев, дьявол побери.
Эван снова поклонился.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Супруг для леди - Джеймс Элоиза



милый романчик. с удовольствием прочла
Супруг для леди - Джеймс ЭлоизаЕлена
13.01.2012, 19.51





Добра й мила історія
Супруг для леди - Джеймс ЭлоизаЯна
10.03.2012, 15.36





Можно почитать, но страшно раздражает сестра героини.
Супруг для леди - Джеймс ЭлоизаКэт
9.03.2013, 17.53





Ужасно ...растянуто и пустые диалоги... Особенно раздрожала глава , где они остановились в лачуге .. Мне показались другие герои более интересны.. Этот роман можно не читать 3(10)
Супруг для леди - Джеймс ЭлоизаVita
20.04.2014, 22.59





Увы,идея не новая,сначала кажется,что увлекательно, но потом всё очень растянуто... Не цепляет,но для отключки от реальной жизни на 2-3 часа вполне подходит
Супруг для леди - Джеймс ЭлоизаItis
28.07.2014, 1.12





Это 3-я из сестер Эссекс, устраивающая свою женскую судьбу. Все мило, с тонким юмором. Взялась прочитать о всех сестрах- осталась малышка Джози. Будем читать!
Супруг для леди - Джеймс ЭлоизаВ.З.,66л.
12.09.2014, 11.53





Все было бы неплохо, да вот только раздражала сестрица, что в первом романе, что во втором, эгоистичная девица, но читать продолжение буду.
Супруг для леди - Джеймс ЭлоизаТаня Д
6.10.2014, 1.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100