Читать онлайн Роман на Рождество, автора - Джеймс Элоиза, Раздел - Глава 48 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роман на Рождество - Джеймс Элоиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.44 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роман на Рождество - Джеймс Элоиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роман на Рождество - Джеймс Элоиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Элоиза

Роман на Рождество

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 48

Поппи больше не принадлежала самой себе. Она перестала быть кроткой, недалекой дочерью леди Флоры, которая позволяла матери на себя кричать и указывать, что ей делать.
Она превратилась в свою противоположность и сама при необходимости могла бы кричать и указывать другим.
О, теперь Поппи чувствовала себя безгранично могущественной. Она позволила Флетчу отнести себя в комнату, потому что ей было приятно, когда он ее нес, но, оказавшись в спальне, освободилась из его объятий. Теперь все было в ее руках – предстоящая ночь должна была пройти так, как она задумала.
Поппи медленно отошла от Флетча, оперлась на один из кроватных столбиков и приняла соблазнительную позу, выпятив грудь. У оставшегося возле двери Флетча в глазах вспыхнули огоньки, заставившие сердце герцогини забиться быстрее.
У нее получилось!
Но у Поппи был план, о котором Джемма и Луиза прожужжали ей все уши во время подготовки, и молодая герцогиня собиралась воплотить его в жизнь без отступлений, по крайней мере сейчас. Правда, после повторной отработки плана Исидора в изнеможении упала на кровать и заснула, пробормотав, что ни один мужчина на свете не стоит таких усилий…
Герцогиня призывно улыбнулась Флетчу.
– Говорят, вы устали от своей жены? – сказала она.
– Я…
– Bien,
type="note" l:href="#n_22">[22]
– перебила она, не давая ему ответить, – потому что я попала в такое же положение.
– Вы?!
Флетч был потрясен. Довольная произведенным эффектом Поппи подняла руки над головой и взялась за кроватный столбик, наслаждаясь свободой, чувствуя возбуждающее прикосновение к соскам тонкой кружевной вставки на лифе. До нее донеслось тяжелое дыхание мужа. Распаленный, с блестящими от желания глазами он совсем не походил на прежнего лощеного законодателя мод.
– Поппи… – медленно произнес Флетч.
– Да, месье? – Она провела рукой по своему горлу и потом по груди, как ее научила наверху опытная Джемма. «Это просто сведет Флетчёра с ума, – заверила ее герцогиня Бомон. – Мужчины обожают смотреть, как женщина трогает себя».
Поппи снова улыбнулась мужу, давая понять, что начинает наступление.
– Почему бы вам не подойти поближе? – проворковала она.
Один прыжок – и Флетчер стоял прямо перед ней.
– Не прикасайтесь ко мне! – предупредила герцогиня.
Флетч, собравшийся было ее обнять, остановился.
– Je n'y touche pas, madame,
type="note" l:href="#n_23">[23]
– церемонно произнес герцог.
Но она хотела убедиться, что он действительно понял, поэтому сказала с вызовом:
– У таких женщин, как я, есть свои требования.
– Неужели? – Он сделал шаг вперед. – Расскажите какие.
Собираясь с духом, Поппи прижала руку к груди, гордо откинула назад голову, но спокойствие давалось ей с трудом – озноб хватил все ее тело, истомившееся по ласке. Те несколько дней, что прошли со времени открытия, сделанного ею в гостинице, Поппи изучала себя и теперь она прекрасно знала, что ей нравилось и что должен делать Флетч, чтобы дать ей наслаждение, которого так ждала ее плоть. Надо только произнести это вслух…
– Ну же, рассказывайте, – настаивал герцог.
Он едва сдерживал страсть, и от этого Поппи возбуждалась еще больше.
Ах, как трудно быть откровенной! Смущение моментально сорвало с нее маску сластолюбивой француженки. Но потом она взглянула на стоявшего перед ней Флетча и подумала, что ей по-настоящему хочется только одного – чтобы он прикоснулся к ней. И еще она сама хочет прикоснуться к нему. Это немного успокоило Поппи, ведь она хотела того же, что и он.
– Я хочу прикоснуться к вам, – твердо и негромко, но не шепотом, сказала Поппи, чувствуя, как все ее тело изнутри заливает горячая волна.
Не сводя глаз с ее лица, Флетч сбросил камзол. Поппи снова оперлась о кроватный столбик. Снедаемая желанием, она стала казаться себе выше, прекраснее, соблазнительнее.
Флетч расправил широкие плечи и вытащил рубашку из брюк.
«Продолжайте», – хотела попросить Поппи, но, к ее смущению, из горла вырвался какой-то сиплый вскрик.
– Но чего конкретно вы от меня хотите, мадам? – спросил с улыбкой герцог, усугубляя ее смущение.
– Снимите рубашку, – трепеща, сказала Поппи.
Флетч медленно стянул с себя рубашку. Взору Поппи открылись сначала бугрившийся мышцами живот, потом мускулистые плечи с золотистой кожей. О, теперь она смотрела на мужа совершенно иначе, чем раньше. Если прежде она считала его хорошеньким юнцом, то сейчас он совсем не производил такого впечатления. Он был такой мужественный…
Поппи захотелось лизнуть его. «Какое счастье, – подумала она, заливаясь краской еще больше, – что он не может подслушать мои мысли!» Оставалось надеяться, что он не догадается об ее постыдной прихоти.
– Что теперь? – спросил Флетч.
Но Поппи онемела – она просто не могла попросить его снять брюки, хотя ясно видела, что он возбужден до предела. Она только покачала головой. Флетч шагнул к ней – теперь они почти касались друг друга.
– Все в порядке, дорогая, – прошептал он и осторожно поцеловал ее в щеку. – Я вовсе не собирался снимать брюки, поверь, я хочу только целовать тебя.
Он принялся целовать ее в губы так легко, так нежно, что у Поппи задрожали колени.
– Нет никакой необходимости снимать брюки, – умиротворяюще бормотал он.
– Нет, сейчас же сними их! – воскликнула Поппи, оттолкнув Флетча. Ей было трудно находиться так близко от него, вдыхая чудесный аромат его кожи, – она начинала терять решимость и свой французский шарм. Но Флетч потеряет к ней интерес, если она вновь даст волю живущему в ней маленькому робкому существу. Нет, все должно идти так, как задумано!
Удивленный Флетч даже чуть отступил назад, но потом, похоже, понял, что она задумала, и обрадовался.
– Immediament!
type="note" l:href="#n_24">[24]
– приказала Поппи только для того, чтобы подтвердить его догадку.
Флетч ухмыльнулся и начал медленно, чтобы подразнить жену, стягивать с себя брюки.
Поппи почувствовала некоторую слабость. Конечно, она уже много раз видела раздетого Флетча, особенно после того, как по его настоянию они стали заниматься любовью при свете, для чего в спальне зажигались все канделябры, а Поппи должна была лежать в постели поверх покрывала. Однако вопреки устоявшемуся мнению леди Флоры о мужской наготе юная герцогиня никогда не считала тело мужа ни нелепым, ни противным.
Тем не менее в прежней жизни Поппи старалась на него не смотреть, да и сейчас при виде обнаженного Флетча ее начала сотрясать дрожь. Он стоял перед ней, упирая руки в бока, большой, гладкий, казалось, только протяни руку…
– Что теперь? – спросил он своим низким обольстительным голосом с таким видом, будто они с Поппи сидели за чаем и он интересовался, сколько кусочков сахара бросить ей в чашку.
Она лихорадочно пыталась придумать такой ответ, чтобы остаться для него страстной искушенной француженкой. Что бы сделала на ее месте настоящая французская любовница?
Поппи думала, не сводя с мужа глаз, но вообще-то ей хотелось только одного – чтобы он…
Нет, это нельзя произнести вслух, как бы ни соблазняла ее такая идея. Но, увы, ничего другого в голову не приходило.
– Дорогая… – пробормотал Флетч.
Его глаза светились добротой, и Поппи поняла: ее затея наверняка провалится, потому что он видит в ней все ту же глупенькую женушку из прежней жизни, а не чувственную француженку с густо подведенными глазами.
– Нет, молчите! – перебила она.
Он послушался, но при этом помрачнел. Поппи взяла себя в руки – хватит думать о провале, надо доиграть свою роль до конца, причем с удовольствием! Наверное, пришло время отправляться в постель, решила она и попросила:
– Лягте, пожалуйста, месье.
К счастью, ей не пришлось делать усилие, чтобы изменить голос, – от волнения в нем и так появилась волнующая хрипотца.
– Не позволите ли мне сперва раздеть вас? – спросил Флетч.
Поппи растерялась – разве французские любовницы позволяют мужчинам себя раздевать? Вроде бы Джемма не давала на сей счет никаких указаний. Но занимаясь наверху подготовкой «плана», Джемма и Поппи с двумя подругами так хохотали, что юная соблазнительница вполне могла пропустить мимо ушей ценный совет.
– Француженки всегда раздеваются сами, – заявила она, напустив на себя уверенный вид.
Флетч понимающе ухмыльнулся, так что, возможно, она и не ошиблась. Спокойно улегшись на постель, Флетч подпер голову руками и скрестил ноги. Поппи облизнула пересохшие губы – его бедра чуть приподнялись.
Затем Поппи начала трогать языком нижнюю губку – Флетч наблюдал за ней с самым мечтательным выражением. Значит, она делает все правильно! Эта мысль ее очень ободрила.
– Здесь жарко, – продолжала Поппи низким страстным голосом. Это был один из приемов, которым ее научила Джемма.
Не сводя с мужа глаз, Поппи приступила к следующему шагу – она расстегнула лиф и спустила с плеч рукава. Флетч уже не лежал, а сидел, глядя на жену, как умирающий от жажды на чашу с водой.
Поппи снова облизнула губы, еще больше приспустила платье, потом еще…
– Дорогая, ты меня просто убиваешь! – не выдержал герцог, и от его полукрика-полустона по телу Поппи побежала горячая волна.
– М-м-м… – промычала она, стягивая лиф еще ниже. Обнажилась грудь. Проследив за взглядом мужа, Поппи тоже посмотрела на нее – пышная, прекрасной формы, она была очень хороша. Поппи очень хотелось, что бы ее коснулись руки Флетча.
Она встретилась с ним взглядом и увидела в его глазах отражение своего желания.
– Поппи, – проговорил Флетч охрипшим голосом, – пожалуйста, подойди ко мне.
Француженка победила, решила герцогиня, и теперь можно уступить инициативу Флетчу. Это было хорошо, потому что…
В этот момент Поппи обнаружила, что спущенные рукава мешают ей двигаться. Она хотела поднять руку, но не смогла.
– Ты в ловушке, дорогая, – сообщил Флетч, как ей показалось, не без удовольствия, и спустил ноги с кровати.
Теперь Поппи уже не была француженкой – разве искушенная французская любовница может запутаться в собственной одежде?
И все же…
Флетч даже не пытался помочь ей освободиться. Он просто стоял перед ней и целовал, не прикасаясь к ней руками, – разве так трудно догадаться, чего ей хотелось? Его поцелуи казались Поппи сладкими, как мед или как первородный грех, или как исполнение самой заветной в жизни мечты.
Постепенно Поппи начала терять самообладание: ей страстно захотелось большего. Но как дать это понять Флетчу? Вспомнив о своем французском образе, она сама провела языком по губам Флетча, сразу ощутив их приятный, чуть пряный вкус.
«Поцелуй же меня по-настоящему, – мысленно молила она, – поцелуй!»
Его губы стали мягче, но не открылись, веселые огоньки в его глазах померкли, уступив место властному выражению, заставившему Поппи поежиться.
– Поцелуй меня, Флетч, – наконец решилась она произнести вслух.
И он это сделал. Он обхватил Поппи одной рукой, привлек к себе и, прильнув к ее рту, начал ласкать его языком.
– Тебе нравится? – спросил он через несколько мгновений.
– Да, – прошептала она, тяжело дыша. У нее заныли притиснутые к его груди соски, и она попыталась немного ослабить силу его объятий.
– Что именно тебе нравится?
Поняв, что он собирается мучить ее расспросами, она сказала:
– Поцелуй меня еще, Флетч!
Просительные нотки, неожиданно для самой Поппи прозвучавшие в ее голосе, заставили ее вздрогнуть от унижения, но Флетч вновь принялся ее целовать, и она забыла обо всем…
Он прикоснулся рукой к ее щеке, потом рука соскользнула ниже, на шею. Все естество Поппи безмолвно молило о ласках, но Флетч почему-то медлил. Почему?
Она хотела попросить, но испугалась, что это будет слишком смело. Флетч с упоением продолжал ее целовать, и Поппи вдруг поняла, что ей самой хочется трогать и ласкать его. Она бы сделала это, не раздумывая, если бы не дурацкое платье. Пытаясь освободиться, она начала извиваться и ерзать.
Флетч оторвался от губ жены и удивленно воззрился на нее. Выражение его глаз снова изменилось: они стали серьезными сосредоточенными. «Он опять видит во мне француженку», – сообразила Поппи и забеспокоилась: что делать дальше?
Но Флетч взял бремя решений на себя.
– La liberie!
type="note" l:href="#n_25">[25]
– шепнул он, провел обеими руками по ее шее и груди, отчего Поппи бросило в жар, и одним быстрым движением разорвал путы, так что тонкая ткань полетела на пол. – Очень хорошо, – протянул герцог, обозревая плоды своих усилий.
Опешившая Поппи хотела прикрыть одной рукой грудь, а второй – низ живота, но вовремя вспомнила, что она – француженка. Поэтому просто подняла руки над головой и неспешно потянулась. Она чувствовала, что готова принять Флетча, и в предвкушении этого внутри у нее все пело.
А Флетч улыбался. Направляемая инстинктом, Поппи неспешно забралась на кровать, при этом рука мужа скользнула по ее округлому заду, и Поппи услышала негромкий стон, похожий на сдавленное проклятие. Она легла и перевернулась на спину.
Флетч стоял рядом и смотрел на нее потемневшими от страсти глазами:
– Что теперь вам угодно, мадам?
– Поцелуйте меня, – ответила Поппи и потянулась, зная, что это зрительно увеличивает грудь.
Поппи вновь прибегла к своей французской уловке: она улыбнулась и проворковала единственное французское слово, которое пришло на память:
– Месье?
– О, Поппи! – выдохнул Флетч и припал к ее губам.
Этот поцелуй был как подарок. Они целовались много-много раз, но никогда так, как сейчас, когда оба пылали желанием и когда не только Флетчер, но и Поппи жаждала поцелуя. Он был для обоих слаще нектара и амброзии.
– Хочешь, я потушу свечи? – прошептал герцог, обдав теплым дыханием шею жены.
Поппи не слушала – она обнаружила, что даже простое прикосновение к его мускулистой спине с новой силой воспламеняет желание в ее крови.
– Потушить свечи? – повторил он вопрос.
– Помолчи, – шепотом ответила Поппи, а потом попросила: – Поцелуй еще! Сильнее!
Сколько новых открытий ее ждало!
Например, раньше она никогда не слышала, чтобы Флетч так нежно, воркующе смеялся, как сейчас, когда он покрывал поцелуями ее грудь. При этом про себя Поппи думала, что он мог бы гораздо лучше потратить это время.
Прошло какое-то время, и настал момент, когда Флетч сам стал с наслаждением ласкать прекрасную грудь Поппи. Когда он чуть сжал зубами ее соски, она застонала.
Наконец они уже не могли больше ждать – Поппи, всхлипывая, молила, чтобы он взял ее, тело Флетча горело, как в огне. И все же он боялся совершить ошибку, боялся, что Поппи опять не сможет его принять.
Она притянула его к себе и потребовала:
– Флетч, ты должен сейчас же заняться со мной любовью, иначе… – Тут она изогнулась всем телом и сладострастно приникла к Флетчу. Герцог мгновенно забыл о своих глупых опасениях, словно это была их первая брачная ночь. Воистину, Рождество – время чудес. Он начал тереться о нее всем телом, дразня ее и целуя, и она, его обожаемая строптивица, принялась было опять ворчать, и тогда он, не прекращая поцелуев, вошел в нее… как в первый раз, как в последний раз.
Поппи смотрела на него, чувствуя, к своему ужасу, что ее глаза наполняются слезами. Французские куртизанки не плачут, лежа в постели с мужчиной! Устыдившись, она шмыгнула носом и постаралась рассуждать так, как подобает француженке. Но тут Флетч, ее милый Флетч, поцелуями осушил влагу на ее лице, и они вновь слились воедино. Поппи забыла о своих тревогах, стараясь поймать ритм их общего танца. Поначалу это не очень получалось – она отставала. Флетч двигался энергично, равномерно, глубоко погружаясь в ее лоно, она же извивалась по ним, стараясь задержать его натиск, столь желанный и сладостный.
Осознав тщетность этих попыток, Поппи отдалась ритму и предоставила все Флетчу. Через несколько мгновений она рванулась навстречу его движению, выгнулась дугой – Господи, вот оно, блаженное ощущение упругого давления внутри, оно нарастает… Флетч глухо застонал и откинул голову назад.
Это была их общая победа, победа Флетча и Поппи.
Ее глаза опять наполнились слезами, да и как могло быть иначе? Их тела двигались в унисон, распаленные страстью, покрытые испариной, но такие прекрасные в своей естественности. Охрипший, задыхавшийся Флетч бормотал слова любви, тоже прекрасные и естественные.
Прижимаясь к нему, Поппи с трудом удерживала слезы, когда он начинал ее целовать, вернее, когда они оба целовали друг друга. С каждым мгновением она двигалась все быстрее и быстрее, пока разум не покинул ее окончательно. С ее губ сорвался крик, и она со всеми своими идеалами, муками плоти и любовной испариной рассыпалась на тысячи мелких осколков.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Роман на Рождество - Джеймс Элоиза



Интересный роман. Легко читается, увлекательные отношения между героями, нет жестокости и маньяков.
Роман на Рождество - Джеймс ЭлоизаКэт
22.02.2013, 21.15





Один разок можно прочитать.
Роман на Рождество - Джеймс ЭлоизаАмина
20.08.2013, 0.28





Эпилог куций. Нет сведений о других героях. Джемме. Герцоге вильямсе. Шарлоте.
Роман на Рождество - Джеймс Элоизалена
30.03.2014, 12.06





прекрасный роман немного истории но в основном это самый наилучший роман из всех которые я читала
Роман на Рождество - Джеймс Элоизаяна
18.06.2014, 5.48





Чудовищно скучный и предсказуемый! А решение ггероя провести романтичные пару дней в вшивом домике бедняков - это бред зажравшегося аристократа! И целая куча дополнительных героев, характеры которых раскрываются здесь, а вот истории - в других книгах, которые вам придётся прочитать, если кто-то из героев второго плана вам понравился! То есть 50% книги - это персонажи, которые к основному повествованию имеют отношение весьма отдалённое.
Роман на Рождество - Джеймс Элоизаkatttest
31.08.2014, 14.38





Читая этот роман вспомнила одну коллегу, врача, которая чтобы уберечь свою дочь от раннего секса, воспитывала ее также, как мать Поппи. И даже больше - пугала ее сифилисом, Спидом и хламидиями.И запуганная дочь шарахалась от мужиков до 35 лет, когда все-таки вышла за разведенного, сейчас - бесплодие. А вывод: для хорошего секса надо созреть. А по молодости и глупости получается такой секс, как в романе.
Роман на Рождество - Джеймс ЭлоизаВ.З.,67л.
7.08.2015, 16.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100