Читать онлайн Поглупевший от любви, автора - Джеймс Элоиза, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поглупевший от любви - Джеймс Элоиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.27 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поглупевший от любви - Джеймс Элоиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поглупевший от любви - Джеймс Элоиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Элоиза

Поглупевший от любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9
Об охоте на лис… и… других видах охоты

— Могу я присоединиться к вам?
— Естественно, вы имеете право делать все, что угодно. Дарби был совершенно ошеломлен видением, возникшим в его голове при странном ответе на его галантный вопрос. Не может быть! Просто не может быть! Как правило, женщины сами вешались ему на шею. И уж конечно, он никогда не испытывал страстного желания к молодым… вернее, довольно молодым девственницам, наделенным несомненной респектабельностью и неистовым темпераментом.
Должно быть, это последствия тяжелого дня. Разговор с теткой лишил его разума. Ему следует немедленно удалиться к себе и лечь в постель.
Хотя до этого еще далеко. Прежде он должен познакомиться не менее чем с пятнадцатью сельскими джентльменами, имеющими счастье быть отцами юных девиц. Девиц, материнские способности которых необходимо тщательно оценить. Генриетта Маклеллан, учитывая тенденцию обливать водой маленьких детей, в их число не входит. Кстати, именно это качество напомнило ему о собственной матери.
Но он тем не менее сел рядом с леди Генриеттой.
Нет, не то чтобы она казалась недружелюбной. Наоборот, с жизнерадостным видом взирала на него, словно на престарелую тетушку. Только вот в глазах едва заметно мелькали иронические искорки, словно она бросала вызов его мужественности. Она, единственная из всех дам, не оглядывала его со слегка голодным выражением, к которому он привык.
И Дарби с грустной усмешкой подумал, что час его падения настал.
— Вам нравится Лимпли-Стоук? — осведомилась она. Возможно, ее голубые глаза были такими ясными лишь потому, что в них не было и следа алчного вожделения. Но в них светились ум и легкое любопытство.
— Скорее ваше общество, — ответил Дарби, внезапно обнаружив, что искренне наслаждается происходящим.
— Полагаю, вы находите нас замшелыми провинциалами, если не хуже.
— До некоторой степени.
Обои в салоне были украшены букетиками маргариток, но лица вокруг выглядели намного приветливее. Уилтширское общество было сердечным, жизнерадостным, доброжелательным, заинтересованным прежде всего состоянием дел на фермах и охотой и в гораздо меньшей степени Лондоном и лондонскими делами. В перечень столичных тем входили самые разнообразные грехи — от парламента до принца-регента.
— Что же, по крайней мере мы гостеприимны, — заметила Генриетта, разозленная дерзким согласием с ее описанием сельского общества. — Судя по тому, что я слышала, город может быть довольно недружелюбным.
— Собственно говоря, не все здесь показались мне гостеприимными, — возразил Дарби. — Я не питаю ни малейшего интереса к фермам, орошению и боюсь, несколько достойных джентльменов нашли меня бестолковым, непонятливым и… даже достойным презрения.
— О, по-моему, это слишком сильно сказано, — покачала головой Генриетта, подозревая, что он может быть абсолютно прав.
— Некий мистер Кейбл был особенно озадачен моими похвалами его жилету.
Генриетта едва заметно усмехнулась.
— Мистер Кейбл страдает разлитием желчи, и, к сожалению, это несколько портит его характер. Кроме того, какой-то бродячий методистский проповедник обратил его жену в некую особенно строгую форму христианской религии, и в последнее время она так и сыплет изречениями из Библии. Должна признаться, сейчас его семейную жизнь никак не назовешь спокойной и счастливой.
— В будущем обещаю ни словом не упоминать о его выборе одежды, — пообещал Дарби.
Генриетта с удивлением обнаружила, что на свете существуют люди, обладающие способностью смеяться, не раскрывая рта. Смех явственно ощущался в глазах и голосе.
— А чего вы ожидали, повязав на шею кружева? — съязвила она. Правда, его ни в малейшей степени не тревожили словесные уколы уилтширских джентльменов. Как он может быть таким уверенным, зная, что выглядит здесь белой вороной?
— Мне нравятся кружева! — отрезал Дарби. Значит, она права: он ничуть не взволнован. — В кружевах есть особая симметрия; то совершенство, которое меня восхищает.
— Симметрия? А мне кажется, кружева чересчур женственны, — возразила Генриетта, отлично сознавая, что на нем кружева ни в малейшей степени не казались женственными.
Дарби пожал плечами:
— Мне это нравится. Симметрия — непременный признак красоты, леди Генриетта. Вот хотя бы вы… на мой взгляд, приятно симметричны. Глаза расположены в идеальной пропорции к вашему носу. Сознаете ли вы, что красота неразрывно связана с расстоянием между вашими глазами?
— Не сознаю, — пробормотала Генриетта. К некоторому раздражению Дарби, она даже не подозревала, что он флиртует с ней. И вместо того чтобы восторженно хихикнуть, строго свела брови. — Знаете, мистер Дарби, в нашей деревне есть доярка, у которой один глаз голубой, а другой — зеленый. И она считается едва ли не первой красавицей. Честно говоря, все деревенские парни наперебой добиваются ее внимания. Не доказывает ли этот факт, что вы ошибаетесь насчет определяющего значения симметрии в вопросах красоты?
— Вряд ли. Ваши рассуждения скорее имеют отношение к тому поверью, что удачу, как правило, приносят несимметричные предметы, как, например, стебелек клевера с четырьмя листиками.
— Четырехлистный стебелек клевера абсолютно симметричен, — подчеркнула Генриетта.
— Как и трилистник. Просто четырехлистный стебель труднее найти. Это и делает его асимметричным.
— Ваши доводы весьма шатки. Моя разноглазая девица красива именно своей асимметричностью, только здесь больше подойдет определение «необычная».
— Лучше вернемся к вашей личной симметрии, — вкрадчиво пропел он.
Но Генриетта, словно не слыша, сменила тему:
— Мистер Дарби, я хотела извиниться. Ошибочно предположив, что Джози и Аннабел — ваши дети, я повела себя непростительно. Мне не следовало говорить с вами так резко.
— Прошу вас, не думайте об этом. Зато вы дали мне прекрасный совет. Контора по найму в Бате завтра же присылает мне двух нянь на предварительное собеседование, и я обязательно узнаю их взгляды на воспитание маленьких детей посредством мокрой одежды.
Генриетта подалась вперед. Глаза наконец-то зажглись интересом.
— Джози нуждается в бесконечной доброте, мистер Дарби. Вы, конечно, понимаете это, но, может, сумеете найти кого-то, кто сам перенес потерю.
— Джози… Дарби осекся.
— Она безумно страдает по матери.
— Джози едва знала мать. И если виделась с ней, то разве что на Рождество и в свой день рождения… хотя в последнем я сильно сомневаюсь, поскольку ее день рождения приходится на самое неподходящее время года.
И, заметив вопросительный взгляд Генриетты, пояснил:
— Шестнадцатое апреля, как раз начало сезона. Смею заверить, Джози встречалась с ней три-четыре раза в жизни, причем была слишком мала, чтобы осознать всю важность таких моментов.
— Почему же она так безутешна?
— Черт его знает. Возможно, все дело во внезапном переезде в Лондон после смерти моей мачехи. Девочка слишком потрясена или что-то в этом роде.
Дарби опустил глаза и заметил, что барабанит пальцами по столу. Ему действительно необходимо найти жену. Возможно, вдову с детьми, которая точно поймет, почему Джози ведет себя, как дикий звереныш. Леди Генриетта, похоже, знала о детях не больше его самого.
— Полагаю, вполне возможно, что Джози просто реагирует на перемены в жизни. Позвольте мне еще раз выразить свои сожаления по поводу моего возмутительного поведения. Надеюсь только, что я не слишком расстроила Джози.
— О, можете не беспокоиться, — ухмыльнулся Дарби. — Джози наконец-то нашла свое призвание и прекрасно проводит время, повествуя слугам о своем новом знакомстве. К счастью, она не совсем расслышала ваше имя и описывает вас, как леди Гебби, так что злые языки оставят вас в покое.
Больше всего Саймона раздражала поразительная чувственность губ Генриетты, красивым темно-розового цветом которых они были обязаны природе. Более того, они были полными, мягкими и созданными для поцелуев. А он только и мечтал о том, чтобы поцеловать ее. Перегнуться через стол и забыть о своих надоедливых сестрах, отведав вкус губ леди Генриетты.
Ему действительно нужна жена, так почему бы не Генриетта? Похоже, она искренне любит детей, даже если не слишком разбирается в их воспитании, и, кроме того, ослепительно прекрасна.
По какой-то причине он нашел эти мысли пугающими. Да, жена ему необходима. Но он всегда думал о супруге как о некоем декоративном украшении дома, который неплохо бы приобрести в будущем. Она, разумеется, должна быть красивой. Благородного происхождения. И главное, сдержанной, спокойной и покорной. В годы детства и юности он навидался достаточно, чтобы остерегаться визгливых женщин.
Нельзя отрицать, что характер у Генриетты еще тот! Стоит вспомнить изумленное лицо Джози, когда ей на голову вылили воду! Собственно говоря, нечто в этом роде проделала бы и его мать.
— Очень скоро Джози повзрослеет и присоединится к остальной части человечества, — заметил он. — Полагаю, деревенский воздух уже идет ей на пользу. Принести вам что-нибудь поесть?
— Но, мистер Дарби…
— Леди Генриетта, я был непростительно груб. И в большом долгу перед вами за спасение Джози и Аннабел сегодня утром. Не стоило утомлять вас своими семейными проблемами.
Генриетта слегка удивилась резкому отказу продолжать их разговор, однако совсем не оскорбилась. Обычно женщины выходили из себя, если собеседник отказывался говорить на избранную ими тему. Но Генриетта Маклеллан смотрела на него все так же дружелюбно.
Заслышав шаги за спиной, она оглянулась и тихо охнула:
— О Боже, сюда идет миссис Кейбл. Мы организуем церковный благотворительный базар, сэр, и должны многое обсудить. И мне не пристало злоупотреблять вашим обществом.
Снова эта ангельская улыбка, зажегшая ее глаза. Генриетта тут же отвернулась и поздоровалась с миссис Кейбл. Саймону ничего не оставалось, как встать и уйти.
Юные лондонские дамы, наверное, в обморок бы попадали, если бы он удостоил их комплиментом. Там все знали, что он считал симметрию в природе величайшим даром небес. Тут дело не в тщеславии. Просто он ее не привлекает.
Коренастая квадратная матрона, претендующая на дружбу с леди Пантон, снова возникла сбоку.
— Мистер Дарби! — взвизгнула она. — Я умираю от желания представить вас моей дорогой, дорогой племяннице мисс Эйкен. — С этим многообещающим заявлением миссис Баррет-Дакрорк подхватила Дарби под руку и повлекла прочь, шепча: — Моя сестра вышла замуж по любви, сэр. По любви.
Очевидно, ее сестра совершила мезальянс, из тех, о которых не принято говорить в обществе.
— Моя дорогая сестра скончалась только в прошлом году, и счастливая обязанность ввести ее дочь в общество пала на мои плечи. Она самая милая, самая послушная, самая добрая девушка на свете. Вы просто не представляете, до чего же она хороша. А ее отец… — Она понизила голос: — Видите ли, он занимался торговлей, хотя теперь оставил дела на партнеров. Но он стоит почти миллион в движимом… вернее, плавучем имуществе.
Дарби поклонился молодой женщине. Все, как обычно: светлая кожа, бледно-желтые пятнышки веснушек. Волосы цвета ржавчины, уложенные в толстые букли явно при помощи щипцов для завивки. Так или иначе, мисс Эйкен казалась особой, делавшей все возможное, чтобы выглядеть товаром, достойным сбыта. И смотрела она на Дарби подобающе кокетливым взглядом. Но за трепещущим веером и подрагивающими ресницами он успел заметить чисто женский оценивающий взгляд, мгновенно определивший, чего и сколько он стоит.
— Моя племянница любит детей, — продолжала миссис Баррет-Дакрорк, — мало того, просто их обожает, верно, Люси?
— Да, очень милые создания, — согласилась мисс Эйкен. Подобный ответ мгновенно вывел из себя тетку, мечтавшую услышать восторженную тираду, обращенную к золотой рыбке, которую она собственноручно выловила для племянницы. Бросив в сторону мисс Эйкен свирепый взгляд, она добавила:
— И Люси так увлечена танцами…
Мисс Эйкен продолжала мерить его взглядом из-за веера. Если он не ошибается, наследница плавучего движимого имущества подумывает о том, чтобы сделать выгодное приобретение.
— А уж как она сидит в седле…
Но очередное объявление было бесцеремонно прервано.
— Я уверена, что мистера Дарби ничуть не интересует мое искусство верховой езды, — процедила наследница, наградив собеседника нервной улыбкой. Он заметил, что у нее полон рот маленьких, острых, блестящих зубов.
— Насколько я знаю, вам, к сожалению, пришлось стать опекуном младших сестер. Должно быть, абсолютно очаровательные малышки. Вы просто обязаны познакомить нас. Я действительно обожаю детей.
— Буду очень рад, — выдавил Дарби, злорадно представив зловонную струю свернувшегося молока, извергающуюся изо рта Аннабел на перёд розовато-оранжевого атласного платья мисс Эйкен. А уж как будет рада малышка попробовать на зуб венок из роз, украшающий головку дамы!
— Уверена, что у моей племянницы найдется превосходный совет относительно воспитания ваших младших сестер, — вставила миссис Баррет-Дакрорк.
— Буду счастлив обсудить любой совет. Он, несомненно, мне пригодится. Не хотите ли, вернуться в салон, мисс Эйкен? Я принесу вам прохладительного.
Прежде чем они успели сделать не более десяти шагов, стало ясно, что именно эта наследница готова выставить свои товары на прилавок. Девица кокетливо хлопала светлыми ресницами, давая понять, что стоит ему только попросить — и она падет в его объятия.
Но жениться все-таки надо. Все окружающие твердили одно и то же. Да он и сам так считал. Как можно растить детей без женской помощи?
Он бросил взгляд на мисс Эйкен и получил в ответ горящий восхищенный взор.
В салоне не оказалось свободных столиков. Тетка улыбнулась ему, приглашая за свой стол, но он упрямо вернулся к леди Генриетте, сидевшей в обществе двух леди средних лет, трещавших, как пара сорок. Вероятно, речь шла о церковной благотворительной ярмарке.
К счастью, Люси Эйкен не возражала против общества леди Генриетты. Опустившись на стул, она немедленно включилась в обсуждение благотворительного базара. Дарби мрачно направился на другой конец комнаты, чтобы принести какой-нибудь еды. Он захватил две тарелки. Перед леди Генриеттой стоял только бокал вина, а она нуждалась в подкреплении.
Мисс Эйкен приветствовала его возвращение горящим взглядом лисы, подстерегающей сочную пулярку.
Леди Генриетта приняла тарелку с куропаткой, удивленно пробормотав слова благодарности и улыбнувшись одной из тех улыбок, от которых у него сжималось сердце, после чего возобновила оживленную дискуссию об установке на рынке лотка с яблоками.
Дарби немного послушал и решил выяснить чуть больше о своей возможной жене. В конце концов, если он собирается провести остаток жизни с этой девчонкой, следует знать, что она делает в перерывах между глупым хихиканьем.
— Скажите, мисс Эйкен, как развлекаются в деревне? Она принялась так энергично работать веером, что прядь волос Генриетты взлетела в воздух и упала ей на щеку. Какой чудесный цвет! Словно согретый солнцем мед.
— Да… да как угодно, мистер Дарби! Сама я истинное воплощение жизнерадостности и спокойствия, как утверждают мои друзья! И если хотите знать, просто счастлива сидеть в оранжерее и срывать увядшие лепестки роз… вы меня понимаете?
— Прекрасно, — пробормотал Дарби.
— А вы, сэр? Как насчет вас? Разумеется, я знаю, что вы — лондонский джентльмен и делаете все… — она снова стрельнула глазами, — что полагается делать лондонским джентльменам.
Неужели она намекает на что-то вроде постельных игр? Сомнительно.
— Вы боксируете? — выдохнула она наконец.
— Нет, — покачал головой Дарби. — Боюсь, я так и не овладел искусством избиения своих собратьев.
— Вот как…
Она была явно разочарована, но быстро взяла себя в руки и продолжала щебетать:
— Я читала о мужчинах, дравшихся с самим Джексоном, и решила, что вы проводите время в подобных развлечениях.
— Вовсе нет, — уничтожающе усмехнулся он.
В этот момент обе собеседницы леди Генриетты отошли, и мисс Эйкен немедленно повернулась к Генриетте и завела с ней разговор. У девицы безупречные манеры. Она ничуть не похожа на ревнивую собственницу, какими становятся большинство женщин в присутствии такой красавицы, как Генриетта Маклеллан.
— Должно быть, вы ждете не дождетесь своего дебюта, Люси, — заметила Генриетта.
Приятно отметить, что не на него единственного так воздействует ее улыбка! Мисс Эйкен мгновенно встрепенулась и приняла вид маленькой девочки на своем дне рождения, с нетерпением ожидавшей, когда подадут торт.
— Вообразите себе, леди Генриетта, платье, в котором я буду представляться ко двору, все расшито драгоценными камнями. И три белых пера в прическе. Не поверите: целых три!
Дарби мрачно приложился к бокалу с мадерой.
— Мы перебираемся в город первого февраля. А вы? Будете в Лондоне к открытию сезона? — допытывалась мисс Эйкен.
— Почти наверняка, — кивнул он и снова хлебнул мадеры.
Взгляд Люси стал пронзительным. Ох уж эти черные пуговичные глазки, и волосы определенно отливают рыжим. Ну в точности лиса!
— Разве вас не волнует будущий сезон, сэр?
— Честно говоря, нет.
— Боже, но почему? Мне это кажется исполнением заветной мечты! — воскликнула она, сжав руки в экстазе предвкушения. — Танцы в «Олмаке», прогулки верхом в Гайд-парке, гостиная ее королевского величества!
— Терпеть не могу таскать женщин по залу под фальшивые звуки музыки. И единственные мужчины, которые ездят по утрам в парке, — это продавцы галантерейных товаров, — презрительно протянул Дарби.
— Лондонские сезоны уже привычны для мистера Дарби. Не то что для тебя, дорогая Люси, — вмешалась Генриетта, стараясь заполнить неловкую паузу.
Первоначальное желание мисс Эйкен заполучить добычу несколько поугасло.
— О Боже! — воскликнула она. — Я должна найти мою милую тетушку. Она, наверное, уже гадает, что со мной приключилось.
И девица упорхнула, но не прежде, чем оглянулась на Дарби, давая понять, что, если он желает последовать за ней, как ученый пони на веревочке, она не станет возражать. Очевидно, ее не смутили его неприветливость и решительное отсутствие энтузиазма в отношении предстоящего сезона.
Но добыча решительно ускользала. Дарби остался на месте.
— А вот это уже глупо, — отчетливо выговорила Генриетта Маклеллан.
— Что именно?
— Отделаться таким образом от Люси Эйкен, — спокойно пояснила она. — Люси — замечательная девушка, которая станет хорошей матерью вашим сестрам. Да, она рвется в Лондон и будет счастлива жить там и ездить верхом в Гайд-парке несколько раз в неделю. Самое лучшее, что вы можете сделать, — жениться на ней.
Дарби оцепенел от изумления. Неужели она не знает, что в приличном обществе, иными словами, в присутствии мужчин, молодым дамам не принято обсуждать брачные перспективы других дам?
Не успев собраться с мыслями, он выпалил:
— Видите ли, я не привык оценивать женщин как выставленный на брачный рынок товар. — Собственный тон показался ему нестерпимо напыщенным, поэтому он добавил: — Разумеется, подобная оценка должна происходить с обеих сторон.
— Возможно, вы столь открыто досадуете, потому что принадлежите к противоположному полу. Мы, женщины, по необходимости хорошо знакомы со всеми тонкостями так называемого брачного рынка. Подозреваю, проблема в том, что раньше вы просто не ощущали себя частью этого самого рынка. Вы слишком привыкли быть предметом огромной ценности, а вот теперь интересное положение вашей тетушки сделало вас слегка… только слегка, мистер Дарби, более доступным.
Ни в глазах, ни в словах не было ни тени язвительности. Она рассуждала вполне здраво и действительно считала, что ему необходимо жениться на богатой наследнице.
— Полагаю, вы правы, — кивнул он, осушив бокал. — Вы поразительно откровенны, леди Генриетта.
Его еще в жизни не именовали доступным!
— Это мой большой недостаток, — согласилась она без Малейшего раскаяния. — В провинции нет причин лицемерить и притворяться.
— Никогда не проводил в деревне много времени, — пояснил Дарби, — поэтому мне трудно не согласиться с вами. По-видимому, до вас дошли слухи, что я приехал только потому, чтобы подождать разрешения от бремени леди Роулингс и определить, действительно ли отец ребенка — мой дядя.
— А эти слухи правдивы?
Дарби повертел в руках бокал, наблюдая, как по стенкам ползут последние рубиновые капли.
— Боюсь, вы посчитаете мой ответ поистине шокирующим, леди Генриетта.
— Сомневаюсь, — безмятежно обронила она. — В самой маленькой деревне алчности ничуть не меньше, чем в большом городе.
Слабая улыбка затаилась в уголках его губ.
— Значит, теперь я не только доступен, но и жаден?
— Этого я не говорила. И не думала. Почему-то он сразу ей поверил.
— Да, я навестил тетку, чтобы выяснить, действительно ли она носит дитя моего дяди, — признал Дарби, отводя глаза. — Подлая мысль.
— Верно, — согласилась она.
— Я ошибался. Считал, что они терпеть не могли друг друга, но это не так.
Да, ничего не скажешь, у дяди была странная семейная жизнь, но брак был настоящим. Это точно:
Собеседница ничего не ответила, возможно, потрясенная до глубины своей маленькой сельской души.
— Брак вообще дело странное, — пробормотал Дарби. — Вы пьете шампанское.
— Пью.
Дарби сделал знак лакею.
— Хотите еще бокал?
— Нет, спасибо. Я редко пью больше одного. Мне нравятся пузырьки, но не последующий эффект.
Как человек, позволивший себе напиться до беспамятства (совершенно необычное для него явление) не менее четырех раз с тех пор, как на его голову свалились двое маленьких детей, Дарби прекрасно ее понял. Понял, но не согласился.
— Принесите еще мадеры, — велел он лакею. — И бокал шампанского для леди Генриетты. Еще один ничуть не повредит. Я сам выпью немного, чтобы набраться храбрости, после чего, возможно, приму ваш совет и отправлюсь на поиски мисс Эйкен.
Разумеется, ничего подобного он делать не собирался.
— Думаю, если вы снова подойдете к Люси, она будет рада поговорить с вами, — заверила Генриетта. — И она вовсе не видит в вас выгодный товар. Люси просто слишком молода. Но находит вашу симметрию весьма привлекательной.
Саймон резко вскинул голову и уловил смешливые искорки в ее глазах.
Лакей поставил перед ним бокал. Он сделал глоток, и вино жидким огнем прокатилось по языку. Что же, поскольку она весьма откровенна в своих речах, может, не оскорбится такой же откровенностью.
— А вы, леди Генриетта? Почему не спешите выставить себя на рынок? — поинтересовался он. — Я наблюдал, как вы беседуете со старыми и молодыми леди, но не заметил рядом с вами ни одного джентльмена.
— Это совсем не так! — запротестовала она. — Мы с лордом Дерджиссом вели долгую беседу о его живой изгороди и…
— Тот самый джентльмен, что стоит вон там? — Дарби кивнул в сторону величественного господина, затянутого в цветастый атласный жилет. — Тот, что в фиолетовом жилете?
— Нет, это Фредерик, сын лорда Дерджисса. У него ужасный вкус, особенно в выборе жилетов. Видите ли, он воображает себя духовным наследником лорда Байрона. Весь последний месяц пишет абсолютно омерзительные стихи, посвященные моей сестре Имоджин.
— А почему не вам? Вы куда более симметричны, чем Люси Эйкен, несмотря на ее миллионы.
Он наклонился чуть ближе и смотрел ей в глаза, пока она не отвела взгляд.
— Вы поразительно красивы. И волосы совершенно необычного цвета, и все же предпочитаете отсиживаться в сельском болоте, — бросил он, неожиданно для себя взяв ее руку, мгновенно утонувшую в его большой ладони. Он не понял, почему его сердце забилось сильнее: странная реакция на хорошенькое личико и бахрому черных ресниц.
Генриетта судорожно сглотнула, с таким трудом, что он заметил, как по ее горлу прокатился комок. Господи, какая прелестная шейка!
— Видите ли, я вовсе не симметрична, — выдавила она наконец, поспешно глотнув шампанского и старательно разглядывая пузырьки.
— О чем это вы?
— У меня не может быть детей, — призналась она, вскинув голову и смело глядя на Дарби. Он снова отметил, что ее темно-голубые глаза расположены на идеальном расстоянии друг от друга. Она была похожа на великолепную математическую теорему, поразительно простую на первый взгляд, но с невероятно сложным доказательством.
Погруженный в свои мысли он не сразу понял, что она сказала.
— Вы не можете… что?
— Иметь детей, — терпеливо повторила Генриетта, словно подобного рода беседы велись часто и с полузнакомыми людьми.
И какого черта, спрашивается, он должен был на это ответить? Ему еще не приходилось говорить со светскими дамами на столь деликатные темы!
Теперь в ее глазах светилось нечто вроде горькой насмешки.
— Прошу простить, если перепугала вас своей прямолинейностью, мистер Дарби, — извинилась Генриетта, отнимая руку. — Боюсь, всем уже известно, что вам придется жениться на богатой наследнице, чтобы содержать ваших прелестных сестер. Дело обстоит так, что я тоже богатая наследница. Но вследствие некоторых обстоятельств слишком низко котируюсь на брачном рынке.
Дарби искренне не понимал, о чем она толкует. Генриетта допила шампанское и с легким стуком поставила бокал на стол.
— Не хочу, чтобы у вас создалось ложное впечатление, будто я вступила в игру и решила приобрести вас сама.
С этими словами она удалилась, и только несколько минут спустя он нашел в себе силы рассмеяться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Поглупевший от любви - Джеймс Элоиза



Прочитала библиотечную книгу- Поглупевший от любви и мне очень понравилась,читается на одном дыхании и захотела прочитать все книги Элоизы Джеймс.
Поглупевший от любви - Джеймс ЭлоизаЕлена
11.11.2012, 9.13





неплохо здесь кроме главных героев есть отклонениями и на других действующих лиц много персонажей задействовано это меня немного отвлекало а так роман хорош интересен во многом не похож на другие любовные романы
Поглупевший от любви - Джеймс Элоизанаталия
11.11.2012, 12.28





не плохо
Поглупевший от любви - Джеймс ЭлоизаМарго
11.11.2012, 16.01





неплохо и интересненько.
Поглупевший от любви - Джеймс Элоизачитатель)
18.12.2012, 23.08





Хороший роман.Легко читается, адекватные герои, интересный конец.
Поглупевший от любви - Джеймс ЭлоизаКэт
7.01.2013, 21.29





Очень милый роман с юморком. Конечно, если бы хромоножка не была красавицей на лицо, главный герой вряд ли поглупел от любви.
Поглупевший от любви - Джеймс ЭлоизаВ.З.,65л.
10.10.2013, 12.23





В.З., посоветуйте, пожалуйста, что-то из Ваших любимых романов.
Поглупевший от любви - Джеймс ЭлоизаИванна
10.10.2013, 12.38





Тонкий роман с толикой юмора. Красивый герой, приятная героиня, неплохие диалоги. Единственное к чему можно придраться, так это к переводу в некоторых местах..."Генриетта стала лизать его плечо..." Не могу себе этого представить без смеха
Поглупевший от любви - Джеймс ЭлоизаВирджиния
15.07.2014, 2.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100