Читать онлайн Пленительные наслаждения, автора - Джеймс Элоиза, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пленительные наслаждения - Джеймс Элоиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.34 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пленительные наслаждения - Джеймс Элоиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Элоиза

Пленительные наслаждения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Наводить справки об очаровательных сестрах Торп было бы верхом бестактности. Что касается молодого человека — знатока моды, — тут Люсьен не колебался. И его худшие подозрения не замедлили оправдаться. Мистер Хизлоп слыл законченным развратником. Поэтому вопреки своим представлениям о приличии Люсьен во вторник отправился с визитом к миссис Юинг.
Ровно в одиннадцать он стоял перед ее маленьким домиком с твердым намерением взглянуть на нечестивца. Пока что он делал это единственно из доброго к ней отношения. Друг семьи — максимум, на что способен мужчина далеко не первой молодости и с сердцем вдовца. К такому выводу он склонялся во время своих грустных размышлений, ставших частыми в последние дни.
Салли сделала ему реверанс и сказала, что гостей они не принимают. Однако, не устояв перед шиллингом, указала на дверь кабинета и шепотом добавила, что миссис Юинг ждет одного человека. Затем удалилась, сжимая монету и оправдывая свое неразумие мыслью, что хозяйке неплохо бы выйти замуж за красивого джентльмена, хоть он и француз.
Эмили с некоторым раздражением посмотрела на распахнувшуюся дверь кабинета. Надо сказать Хизлопу, чтобы объявлял о себе надлежащим образом, а то он уже мнит себя неотъемлемой частью этого дома.
Но это был не Хизлоп, а другой. Мужчина, занимавший ее мысли слишком часто в последнее время.
— Мистер Бош? — Эмили встала из-за письменного стола. — Чем могу быть полезна? — Изящным движением она сняла фартук, оберегавший ее муслиновое платье от случайных брызг. Рука ее была опять испачкана чернилами. — Извините, но, к сожалению, не смогу уделить вам много времени. Я ожидаю посетителя.
Люсьен растерялся. Он готовился сразить дракона, но его здесь пока не было.
— Я пришел предложить вам пойти вместе со мной на бал к леди Фестер.
Мистер Бош, кажется, не собирается сманивать ее в другой журнал!
— Я не бываю в свете, — пробормотала она, опустив голову.
Люсьен удивленно поднял бровь.
— Могу я узнать почему? — Люсьен знал, что джентльмену непростительно задавать леди подобные вопросы. Но нужно было продолжить беседу, чтобы дождаться Хизлопа.
— Формально меня никогда не представляли обществу. Я была несколько раз на балах до того… того как покинула отцовский дом. Но сейчас мне будет неуютно на большом сборище, хотя я очень благодарна вам за приглашение.
— Я узнал от мисс Торп, как важны для вас личные наблюдения, — бросился в атаку Люсьен, стараясь придать убедительность своему голосу и скрыть отчаяние. — Могу вас заверить, там будет весь бомонд — и лучшие образцы моды.
Эмили колебалась. Возможно, Люсьен сделан из другого теста нежели похотливый мистер Хизлоп, который также предлагал сопровождать ее на вечера в его личной карете, но несомненно, с определенным умыслом. С некоторых пор он стал намекать, что перестанет поставлять ей сведения, если его приглашения не будут приняты.
Люсьен сделал шаг к ней и поклонился.
— Если вы примете мое приглашение, — мягко сказал он — это будет для меня величайшей честью.
Эмили едва дышала. Мужчине не полагалось иметь такие длинные ресницы. И он не имел права смотреть на нее этими ясными черными глазами так… так призывно.
— Вы очень любезны, — выговорила она наконец.
— Я был бы благодарен вам за компанию. И весьма счастлив, если б ваша сестра присутствовала с нами в качестве компаньонки.
— Компаньонки!
Эмили чуть было не фыркнула. Его предложение говорило о том, что он ничего не знает. Луиза ославлена на всю Англию как «распутница в короткой юбке».
— Моя сестра редко выходит из дома.
— Тогда я попрошу своего приятеля сопровождать нас. Мне не хочется, чтобы вы чувствовали себя неловко в моей компании.
Эмили посмотрела ему в глаза. Ей стало стыдно, что она подозревала его в испорченности, как мистера Хизлопа.
— Я буду рада пойти с вами к леди Фестер. Я изменила решение.
— Это привилегия женщины и честь для меня. — В глазах Люсьена светилась улыбка. Он снова поклонился.
— И вам нет необходимости просить ваших знакомых идти с нами, — торопливо добавила Эмили. — В конце концов, я вдова. Вдовы не нуждаются в сопровождении.
— Да, конечно, — пробормотал он.
Что это? Уж не смеется ли он над ней? Она нервно затеребила оборку платья.
У Люсьена не было больше повода посягать на время очаровательной Эмили, и он повернулся, чтобы уйти. В эту минуту Салли распахнула дверь и громко провозгласила:
— Миссис, к вам мистер Хизлоп. — Дважды ущипнутая по пути из коридора, она пребывала в боевом настроении. Бросив на Хизлопа ехидный взгляд, служанка потопала обратно.
Бартоломью Бейли Хизлоп не был красавцем. Позволять ему стоять рядом с мистером Бошем — стройным, во всем черном — определенно было бы жестоко. Костюм и манеры Люсьена говорили о его статусе — статусе маркиза. Бывшего маркиза, напомнила себе Эмили.
Однако Бартоломью Хизлоп не был обижен своим портным. Оливковый фрак с асимметричным вырезом и большими металлическими пуговицами считался последним писком моды. Сквозь вырез выглядывал расшитый галунами жилет, представленный буйством лиловой и желтой красок. Собственным украшением Хизлопа являлись пушистые бачки — он отпускал их довольно низко, полагая, что все будут от них шалеть, — и тонкие ноги с вывернутыми внутрь коленками. Если к этому добавить игривое выражение лица и похотливый блеск в глазах, то портрет единственного сына мясника можно считать завершенным. Отец Бартоломью, занимаясь производством клея из говяжьих костей, был достаточно богат, чтобы послать своего наследника в Кембридж, а после учебы поддерживать его жизнь в столице,
Эмили приветствовала Хизлопа гораздо радушнее, обычно.
— Мистер Хизлоп, как хорошо, что вы пришли! — Подождав, пока он поклонится, она сделала короткий реверанс. — Вы не знакомы с мистером Люсьеном Бошем?
Бартоломью Хизлоп не был знаком с мистером Бошем, зато знал его портного.
— Приятно познакомиться, сэр! Очень рад! Не так давно я сам имел виды на однобортный фрак, но потом решил, что буду в нем похож на петуха, чего не скажешь о вас, дорогой сэр. Это редкое по красоте творение принадлежит Гатри, не так ли?
Люсьен поклонился.
— Место определено точно.
— Не совсем, — педантично уточнил Хизлоп. — Я у Гатри ничего не шил. Боюсь, что мои запросы… как бы это сказать… слишком вызывающи. Но кажется, сейчас он на Лиденхолл-стрит, 27?
— Совершенно верно.
— Вообще мода — мой конек, — разливался соловьем Хизлоп. — Я сразу определил, что вы иностранец, мистер Бош поскольку вы, судя по всему, обо мне не слышали. Я в некотором роде создаю репутацию нашим щеголям и льщу себя надеждой, что в этом смысле у меня есть глаз или нюх, как хотите. — Он кинул плотоядный взгляд на Эмили. — Поэтому я с великим удовольствием делаю кое-что для «Ля бель ассамбле».
Люсьен посмотрел на Эмили. Она прочитала в его глазах отвращение и чуть заметно пожала плечами:
— Прошу прощения, сэр. Мистер Хизлоп любезно обещал поделиться со мной своими соображениями относительно последних веяний моды. Он недавно был на приеме по случаю возвращения герцога и герцогини Гизл. Я уверена, вам подобные мелочи покажутся скучными.
— Супруги только что вернулись из Турции, — важно пояснил Хизлоп. — Леди Гизл, конечно, в платье от Карем…
Люсьен направился к двери. Поклонившись Эмили, он криво усмехнулся и, понизив голос, сказал ей:
— Феба заставила меня поверить, что мистер Хизлоп — весьма неприятный субъект. Я шел к вам убить дракона. — Эмили невольно улыбнулась:
— Я приветствую истребителей драконов. Это такая редкость здесь, в Лондоне. — Ее нежный голос звучал для Люсьена как музыка. — Но вам не стоит беспокоиться по поводу мистера Хизлопа, сэр. Он мне просто друг.
И она закрыла дверь кабинета под скрипучий голос Хизлопа, расхваливающего египетский бархат на герцогине.
Люсьен не стал беспокоить Салли, тем более что ее нигде не было видно. Нахмурившись, он спустился с лестницы и сам открыл наружную дверь. Ему не нравилось, что Эмили зависит от Хизлопа. Вряд ли он навещает ее столь регулярно только ради приумножения славы «Ля бель ассамбле». Нет, его интересует сама прекрасная миссис Юинг Но Люсьен сильно сомневался, что Хизлоп собирался жениться на вдове, у которой нет за душой ни пенни.


Питер встретился с Габби за обедом, на следующий день после возвращения. Он был готов открыто признать, что в целом доволен ее преображением. Верный себе, он послал ей записку с приглашением на вечер к леди Фестер.
Габби, сияя от восторга, встретила суженого в одном из своих новых нарядов. Издали ее волосы переливались, как перламутр. Сегодня Маргарет убрала их наверх и закрепила множеством шпилек с жемчужными головками, так что теперь ее непокорные локоны прочно сидели на месте, что было немаловажно. Питер также обратил внимание на ее бальное платье цвета бронзы с чрезвычайно смелым декольте и коротким шлейфом, как того требовала современная мода. Он сразу отметил все эти детали. И не только потому, что это было платье его невесты. Такие вещи он не пропустил бы в любом случае. И какое счастье, что фасон подходил для ее полной груди!
— Что это за ткань? Газ? — Он наклонился к ней. Габби, вертевшая в руках чашку с бульоном, удивленно посмотрела на него. Питер был более дружелюбен, чем во время их первой встречи.
— Не знаю, — честно призналась она.
— Вы позволите? — В ответ на ее кивок Питер быстро пощупал ткань, осторожно, двумя пальцами. — Газ, — объявил он. — Газ с вкраплением золотого шитья. То что надо.
А она так переживала!
— Если это мыслилось как прикрытие, тогда оно не оправдывает своего назначения! — со стенаниями доказывала Габби горничной полчаса назад.
— Это просто взамен вуали, — поясняла Маргарет. Видя такой живой интерес Питера к этой части платья, Габби подумала: как хорошо, что Маргарет отговорила ее накинуть на плечи кашемировую шаль.
Квил из-под тяжелых век наблюдал за счастливой парой. Закатиться, что ли, куда-нибудь и напиться? Он редко шел на поводу подобных желаний, если вообще когда-либо шел. Но сейчас он испытывал потребность в забвении.
— Ты поедешь с нами, Квил?
Он покачал головой. Предложение Питера, демонстрировавшего свое великодушие, только усиливало раздражение. Квил знал, что Питеру не очень-то приятно появляться в приличном обществе с негожим для светских развлечений братом. Но надо отдать ему должное — Питер всегда настоятельно предлагал ему свою компанию.
— Может быть, я загляну позже, — нехотя протянул Квил, изрядно себе удивляясь.
Габби наградила его широченной улыбкой.
— Это было бы замечательно, Квил! Я буду высматривать вас.
Питер поторапливал ее, говоря, что пора идти к экипажу, и одобрив по ходу дела бархатную мантилью — изобретение мадам специально для нового платья.
— Сегодня вы смотритесь вполне хорошо, — заявил он в полумраке кареты.
— Она красавица, — подтвердила леди Сильвия. — Тебе повезло, Питер. Выписывать невесту из-за границы — всегда дело рискованное. Один из моих кузенов в свое время заключил брачный контракт с девушкой из Шотландии, а когда увидел эту бледную крошку с одутловатым лицом, сбежал в Америку.
Габби вздохнула с облегчением — она выдержала испытание.
— Вы умеете танцевать? — вдруг встревожился Питер.
— Да. Мой отец нанимал англичанку учить меня. Но я ни разу не танцевала с мужчиной.
Питера это вполне устраивало. Если Габби сделает неверный шаг, можно будет обронить невзначай, что ей еще не доводилось бывать в объятиях мужчины. Не многие джентльмены в Лондоне могли сказать такое о своих невестах.
— Не волнуйтесь, — успокоил он ее. — Я вам буду подсказывать.
Он вел себя в точности как мужчина ее мечты — внимательный, заботливый. Ее переполняло счастье.
— О Питер! — воскликнула она. — Я так рада, что мы поженимся!
Он был застигнут врасплох. Какого черта она говорит о таких интимных вещах в присутствии леди Сильвии? И как он должен реагировать на это?
— Вполне закономерная вещь, — изрек он наконец. Габби была чуть-чуть разочарована. Конечно, Питер пока слишком мало ее знает и не может испытывать те же чувства, что и она. Но возможно, сегодня они будут целоваться. Так же, как с Квилом. И в предвкушении удовольствия она вспомнила его плотное тело и потемневшие во время поцелуев глаза. Она ожидала того же самого от Питера к концу вечера.


Ежегодные балы Изабеллы Фестер были вторым по значимости событием после возобновления работы парламента — факт вполне достаточный, чтобы им гордиться, и обязывающий придерживаться тех же сроков. Действительно, когда в 1804 году парламент отложил открытие в связи с ухудшением здоровья короля, леди Фестер тотчас отменила свой бал, сославшись на те же причины. И приглашения были снова разосланы, как только миновала опасность. С известной долей уверенности можно было сказать, что для тех, кто не мог ждать до марта — апреля, включая и саму леди Фестер, ее знаменитые балы служили сигналом, что la haute societe
type="note" l:href="#FbAutId_8">[8]
(устроительница вечеров, воспитывавшаяся гувернанткой-француженкой, любила щегольнуть своей образованностью) уже вернулось в Лондон. Таким образом, мамашам, ищущим приличные партии для дочерей, не нужно было сидеть в своих унылых загородных домах до завершения Пасхи. По убеждению леди Фестер, истинно элегантным манерам — она произносила это прилагательное тоже по-французски — нельзя научиться вне Лондона. В подтверждение этого кредо хозяйка дома придала своей вежливой улыбке оттенок радушного гостеприимства, когда дворецкий объявил о появлении одного из самых элегантных мужчин в Лондоне. В зал вошел Люсьен Бош.
— О, дорогой маркиз! — проворковала леди Фестер. Она прекрасно знала, что Бош отрекся от своего титула, но считала, что на подобные мелкие ошибки можно смотреть сквозь пальцы.
Люсьен приветствовал ее низким поклоном и поцеловал кончики пальцев.
— Милейшая леди Фестер, — произнес он затем, — позвольте представить вам миссис Юинг.
Хозяйка дома слегка напряглась. Эмили Торп — мало ли как она сама себя называла! — не принадлежала к числу тех, кого леди Фестер желала видеть у себя на балу. Но прежде чем дать понять это нежданной гостье, глаза леди Фестер задержались на туалете миссис Юинг. На ней было платье из желтоватого итальянского газа, посаженное на креп чуть более темного оттенка, со вставками в виде янтарных лент и бисером на лифе и рукавах. Своей оригинальностью ее наряд превосходил все туалеты, какие леди Фестер видела в этот вечер. Несомненно, столь божественный наряд будет детально проанализирован в следующем номере «Ля бель ассамбле». Хозяйка дома и сама мечтала о такой чести, а сейчас чуть не ослепла от зависти.
— Рада видеть вас, миссис Юинг, — почтительно обратилась к ней леди Фестер. — Платье одержало победу.
— Должен вам сказать, если вы еще не заметили, — прошептал Люсьен Эмили на ухо, когда они прошли в залу, — там, у входа, стоял настоящий дракон. И вы только что его миновали.
— Разве могло быть иначе? — Эмили подняла на него сияющие глаза. — Ведь рядом со мной истребитель драконов. — Люсьен усмехнулся:
— В данном случае у меня как раз не было полной уверенности. Вы хотите танцевать?
Эмили замялась, оглядывая зал. Какое разнообразие нарядов! Здесь были представлены все фасоны — и строго классические, и кокетливые, с украшениями в виде атласных роз и кружев вокруг декольте. Некоторые декольте были настолько глубокими, что между ожерельями на шее и поясом у талии оставалась лишь узкая полоска материи.
— О Боже, какая красота! — вздохнула Эмили и вдруг схватила Люсьена за руку. — Мистер Бош, вы, случайно, не знаете, кто та молодая дама с высокой прической?
— На ваше счастье, я с ней знаком и готов представить вас, — неодобрительно нахмурился Люсьен.
Он поклонился Сесилии Морган, и через несколько минут Эмили с Сесилией — или Сисси, как сия дама велела Эмили ее называть, — уже обсуждали достоинства и недостатки современной моды. Мужчин на время попросили отойти в сторонку.
Люсьен с изумлением наблюдал, как Эмили, с таким трудом поддавшаяся уговорам пойти на бал, очаровывала то самое общество, которое ее отвергло. Игнорируя холодность первых приветствий, она быстро заражала женщин своим интересом к моде. Люсьен внезапно почувствовал щемящую боль в сердце. Место Эмили — не в крошечном домике с обшарпанной мебелью и двумя-тремя слугами, а здесь, в роскошном дворце. Наконец он вытянул ее из «дискуссионного клуба» и увлек на паркет.
Эмили плыла в его объятиях, такая же элегантная в танце, как и в одежде. Пока они вальсировали по залу, ее газовое платье то захлестывалось вокруг его ног, то облаком взметалось ввысь. Он был убежден, что они с Эмили танцуют лучше всех в зале. Эта мысль вызывала в нем пьянящее чувство, хотя и не столь сильное, как от ощущения хрупкого тела, которое он держал в своих руках.


Габби улыбнулась одними уголками рта. От этой милой улыбки лицо ее сразу расцвело. Питер был удивлен — оказывается, не он один ждал этого события. «Держи ухо востро», — сказал он себе. Вообще к вечеру, в предвкушении приятных часов он всегда начинал нервничать. Он старался предстать перед обществом в наилучшем виде, убедив себя, что с каждым балом упрочивает свое положение. Сегодня он волновался больше обычного.
Пока все складывалось хорошо. Питер представил Габби своим друзьям. В зависимости от их интересов они или откровенно пялились на ее грудь, или выясняли, не одевается ли она у Карем. Браво, мадам! Ваши слова сбываются. Все мужчины в зале, похоже, смотрели только на мисс Дженингем.
Питер находил, что Габби ведет себя вполне прилично. Но кажется, атмосфера лондонского бала, блистательная и экстравагантная, действовала на нее слегка угнетающе. Далее он сделал важное открытие, что его невеста довольно неплохо танцует. Питер относил танцы к первейшему умению джентльмена. Другие изнурительные способы поддержания формы он оставлял своему брату. Сам он редко пропускал даже возбуждающий контрданс, но предпочитал медленный и величавый полонез. Стороннему наблюдателю танец мог показаться слишком простым, но он требовал плавных и синхронных до доли секунды движений. По мнению Питера, не было большей безвкусицы, нежели резкие или опережающие музыку движения. В этом отношении Габби заслуживала похвалы.
В общем и целом он был ею удовлетворен. Друзья говорили ему комплименты по поводу ее исключительного вкуса, благородства манер и грациозности. Похотливый принц Уэльский толкнул его локтем в бок и шепнул, что его невеста производит фурор и что у нее голос сирены. Питер не разделял его мнения, но спорить не стал. Слова Принни были для него высшей похвалой. Поэтому, когда после стремительной мелодии «Дженни персики сбирала» Габби робко пожаловалась на усталость, он решил ее поощрить. Он позволил ей выйти на балкон.
Габби хотела вернуться домой, но Питер категорически заявил:
— Все, что вам нужно, — это свежий воздух. — В два часа ночи никто и не думал уезжать. Конечно, чтобы приобрести необходимую выносливость, требовалось время. Английская леди ни при каких обстоятельствах не должна сдавать позиций или хоть на йоту утрачивать совершенства, будь то в платье или в прическе. Он уже дважды отсылал Габби поправлять волосы.
— Леди Сильвия, кажется, изнемогла окончательно, — безнадежно заметила она. Последние полчаса ее компаньонка дремала в уголке на стуле.
— Она всегда спит днем, — пожал плечами Питер. — К ужину проснется. Не беспокойтесь, из-за этого никто не станет думать о вас хуже.
Но Габби и не беспокоилась по этому поводу. Она сама соснула бы с удовольствием, не будь эти стулья такими узкими.
— Сейчас мы выйдем на балкон и посмотрим сады. — Ее передернуло. Мистер Барлоу не так давно выводил ее на балкон, и она едва не превратилась в сосульку. Сейчас не та погода, чтобы стоять раздетой, тем более с почти обнаженной грудью. Декабрь все-таки. И что если на голову свалится огромный ледяной шар?
Но Питер чуть не на буксире потащил ее к одной из трех дверей, ведущих на небольшие балконы.
Габби тяжело вздохнула. Убийственно скучный вечер! Она устала от внимания джентльменов. Один норовил ненароком коснуться ее груди, другой гладил по спине, как домохозяйка, выбирающая птицу.
На балконе было все так же холодно. Питер оставил дверь открытой.
— Хоть мы помолвлены, — объяснил он, — я не хочу давать повод для кривотолков.
Габби чуть было не сказала, что мистер Барлоу закрывал дверь. Странно, но со своим будущим мужем ей было намного труднее, чем с Квилом. Вероятно, так и должно быть между влюбленными, подумала она.
Через несколько минут Габби совсем замерзла. Но может… Она вдруг улыбнулась и первой подплыла к своему жениху. Может, это подходящее время для их первого поцелуя?
Питер взглянул на нее с удивлением. Она не хотела просить, чтобы он поцеловал ее. Первый раз он должен сам проявить инициативу.
— Довольно холодно, — пожаловалась Габби.
— Взбодрились немного? — спросил он. — Тогда вернемся в зал. Леди должна выглядеть бодрой и свежей, как бы она ни устала.
Питер стоял совсем близко — только руку протянуть, Габби была уверена, что из-за этой нестерпимой температуры ее соски затвердели под лифом. Она прекрасно помнила, как застонал Квил, открыв не так давно это непонятное физическое явление.
Однако Питер не собирался ее целовать по этому случаю. И даже не смотрел на ее грудь. Он явно чувствовал себя неловко.
— Питер, коль скоро мы жених и невеста, — проворковала Габби кротчайшим голоском, — я не думаю, что будет неприлично, если вы меня поцелуете.
— Категорически нет! — Питер даже отшатнулся. — На балу? Ни при каких обстоятельствах!
— Следует ли это понимать так, что вы не хотите? — Габби замолчала и проглотила вставший в горле комок. Питер вскинул руку и пригладил свои каштановые кудри.
— Разумеется, я хочу вас поцеловать. — Она подняла на него глаза с безмолвным призывом. Питер взял ее за подбородок и приложил губы к ее губам. Она прикрыла глаза и стояла не двигаясь. Не хватало еще осрамиться, проявив чрезмерную активность.
Но Питер не обнаруживал никакой склонности к большей интимности. Он только слегка прижал губы к ее рту и через секунду отдернул их, Габби открыла глаза. Питер смотрел на нее и улыбался.
— Ну вот и все, Габби, — весело сказал он. — Полагаю, вы целуетесь впервые?
Она поколебалась секунду и бросилась к нему на грудь. К счастью, он был значительно ниже Квила и его рот оказался досягаем. Когда она прильнула к нему, Питер задохнулся, шокированный.
Габби ждала продолжения. Наученная Квилом, она думала, что Питер так же откроет губы и его руки обовьются вокруг нее.
Но вместо поцелуя он сердито схватил ее за оголенные плечи и оттолкнул от себя.
— Вы с ума сошли! — в ужасе воскликнул он. С отвратительным ощущением в желудке он взглянул на свою невесту. Волосы ее снова растрепались, а ее соски… О Боже, Принни попал в точку. Упоминание о фуроре — не комплимент. Это дружеское предупреждение. — Вы… вы — распутница, — еле выговорил он, задыхаясь.
Габби прикрыла руками покрасневшую от холода грудь. Более щепетильного человека она еще не встречала. Мистер Барлоу не был излишне обременен приличиями. Он всеми правдами и неправдами пытался ее поцеловать, пока она не проскользнула у него под рукой.
— А ваша прическа! — возмущенно продолжал Питер. — Вы вопиюще безвкусны! — Как затравленный зверь, он взглянул на открытую дверь. — Если нас кто-нибудь видел, я буду изгнан из общества.
— Питер, — рассудительно промолвила Габби, — мы же помолвлены. Что такого, если мы обнимались? Я убеждена, никто не станет раздувать из этого скандал. Думаю, вы преувеличиваете, — добавила она осторожно. — Я удаляюсь в дамскую комнату. — Она уже вышла, но потом опять просунула голову в дверь. — А в экипаже вы меня поцелуете?
— Ни в коем случае! — У Питера вновь засосало под ложечкой. — Вы думаете, леди Сильвия не заметит?
— А если ее там не будет?
— До венчания леди Сильвия или моя мать всегда будут с нами, — вывернулся Питер. — Иначе это будет грубейшим нарушением этикета.
Габби исчезла. Видимо, пошла поправлять волосы, подумал Питер. Он облегченно вздохнул и потрогал шею. К счастью, галстук, кажется, не слишком помялся.
— Питер, дружище! — послышался жизнерадостный голос одного из приятелей. — Я знал, что ты здесь. — Саймон Патни прошел на балкон и достал сигару. — Я видел, как сейчас вышла твоя нареченная. Никогда не думал, что ты сделаешь такой хороший выбор. Она красавица. А ее грудь! — Саймон поцеловал себе кончики пальцев. — Я всегда считал, что ты женишься на какой-нибудь ледышке. Если вообще женишься, — добавил он добродушно. — Но ты отхватил лучшее в этом сезоне! — Саймон понизил голос и бросил на Питера многозначительный взгляд. — Ну, приятель, судя по всему, в спальне с ней будет жарко. Ты меня понимаешь?
Да уж, мрачно подумал Питер, не сомневаясь в правильности оценки.
Он пробыл на балконе еще с полчаса, выкурив с приятелем одну из его сигар, чего не сделал бы в другое время. Истребить едкий табачный запах было крайне трудно.
Саймон все больше распалялся, расхваливая главную доблесть Габби — ее грудь! Питер сделал ему скидку, поскольку тот был в сильном подпитии, а то непременно сказал бы, что если бы ему нужна была дойная корова, то он поехал бы в деревню. Впрочем, подобное замечание было бы злым и несправедливым. Габби не виновата, что у нее такая грудь.
Тем временем его невеста сидела в дамской комнате, где ей снова зашпиливали волосы.
— Мисс Дженингем! — восторженно воскликнула леди Софи Йорк.
Габби улыбнулась вошедшей герцогине Гизл, но не шелохнулась, У горничной оставалось еще шпилек двадцать, и от одного движения весь процесс пришлось бы начинать с нуля.
— Простите, что не встаю, ваша светлость.
— Нам ни к чему формальности! — Софи плюхнулась на соседний стул. — Как вам нравится Лондон, мисс Дженингем?
— Может, будете называть меня Габби? — Это могло показаться слишком импульсивным, но леди Софи, похоже, была настроена очень дружелюбно.
— С удовольствием, — немедля согласилась она. — И вы называйте меня Софи. Пусть старые мегеры будут в шоке.
— Что в этом шокирующего?
Габби опасалась скандала, помня предостережения Питера.
— О, Габби, надо знать поколение моей матери! Они знают друг друга с пеленок, но хотят, чтобы их называли не иначе как леди такая-то и такая-то. Но почему я не видела вас в Гайд-парке или у меня на вечере? Я посылала вам приглашение.
Габби огляделась, чтобы удостовериться, что в комнате нет других леди.
— Я должна была дождаться, когда доставят платья от мадам Карем, — призналась она. — А до той поры мне надлежало сидеть дома. Питер был непреклонен.
Софи нахмурилась:
— Не ожидала от него. — Она задумалась на секунду. — Ну естественно, ваш внешний вид для него важнее всего. Кстати, выглядите вы превосходно. У меня у самой достаточно много вещей от Карем. Завтра я собираюсь заказать небольшой шлейф к платью, которое она сейчас для меня делает. Я думаю, вы положите начало повальному увлечению модой!
— Может быть. — Габби с трудом подавила смешок. — Хотя более вероятно, что это будет начало скандала. Я не уверена, что при таком покрое лиф останется на месте.
— Ох, никуда он не денется, — заверила ее Софи. — Я приблизительно той же комплекции, что и вы, но с этим у меня никогда не было проблем. Мадам обладает волшебством художника. — Герцогиня лениво помахивала веером. — О Боже, как я устала! Эти часы для меня всегда непереносимы.
Габби взглянула на нее с любопытством.
— Тогда почему вы не уедете домой?
— О, потом будет лучше. После ужина будет объявлен танец. После еды к большинству придет второе дыхание. И конечно, джентльмены в карточном салоне изрядно напьются. Это всегда в какой-то мере интересно. — Софи озорно улыбнулась.
— Чем?
— В опьянении мужчины обретают смелость.
На вопросительный взгляд Габби леди Софи продолжила:
— Они подходят к дамам, но не к своим женам — к чужим. Затевают абсурдные споры и обнаруживают примитивные мужские инстинкты.
— Это уже интереснее, — заметила Габби.
— Леди отбрасывают все предосторожности, выходят в сад и бродят без присмотра компаньонок. Моя мать и прочие более строгие дуэньи, — проказливо улыбнулась Софи, — сразу пробуждаются. Я всегда считала подобные вечера напрасной тратой времени, кроме того, что это давало повод моей матери распекать меня по дороге домой.
На это Габби неуверенно улыбнулась и спросила почти шепотом:
— Вас когда-нибудь целовали на балконе? Я имею в виду — до того как вы вышли замуж?
— Конечно, — ухмыльнулась Софи. — И разумеется, не только на балконе.
— И потом тоже?
— Естественно, — весело подтвердила Софи. — А до замужества с Патриком я практически была в центре всех скандалов. Моя мать постоянно читала мне лекции по дороге на бал. И проповеди, когда мы возвращались домой. У меня сохранились самые приятные воспоминания.
Воспоминания леди Софи противоречили точке зрения Питера.
— Но Питер говорит… — Габби запнулась, — я не хотела ябедничать.
— Кто-то пытался вас поцеловать? — выручила ее леди Софи. — Это был несносный мистер Барлоу? Я видела, вы танцевали с ним.
— Да, — благодарно подтвердила Габби. — Он спросил, не хочу ли я выйти на балкон, а потом…
— Я знаю, он распущенный человек. И что вы сделали?
— Оттолкнула его и ушла.
— Ну, Питер должен одобрить это! Я думаю, он ревнивый. У меня впечатление, что Патрика страсть как заводят подобные прецеденты. И Питер, вероятно, такой же. Но вы ведь не могли знать, что Барлоу такой наглец! — Леди Софи встала. — Нужно возвращаться, иначе мой муж отправится меня искать. Абсурд, но у Патрика все такой же дурман в голове. Мы не так давно в браке, но я не побоюсь сказать, что мы в любой момент можем устать друг от друга.
— Сомневаюсь, — не согласилась Габби, глядя на эту потрясающую женщину. — Ваш муж — в высшей степени счастливый человек, ваша светлость.
— Вы же обещали… — с укором напомнила герцогиня. — Меня зовут Софи! — Она тронула Габби за руку. — Но должна заметить, Барлоу — великий развратник. Если бы это я с ним отлучилась, мой Патрик тут такое бы устроил! Я составлю вам замечательный эскорт, и Питеру будет не к чему придраться.
Они встретили его, как только спустились с лестницы. Вместе с ним были Люсьен Бош и, что оказалось совершенной неожиданностью, Эмили Юинг.
— Как я рада вас видеть! — тепло приветствовала ее Габби.
— Вы пропустили заключительный танец, — раздался справа чей-то грудной голос.
Она обернулась и увидела, что ее подруга, смеясь, похлопывает веером какого-то красивого мужчину. Вероятно, это был герцог. Когда мужчина обнял Софи за талию и поцеловал в бровь, Габби уже не сомневалась.
После пятиминутной суеты трое мужчин устроили своих спутниц в салоне для ужина и отправились брать штурмом столы со снедью.
— Замечательно! — восхитилась Софи. — Им потребуется по меньшей мере полчаса, чтобы только ухватить куриное крылышко. Так что у нас есть время ближе познакомиться. Хоть это низменно — быть одержимой завистью, но должна вам покаяться. Я весь вечер не могла оторвать глаз от платья Габби. Положительно, я жажду сшить себе такое же. Но теперь я совершенно помешана и на вашем, миссис Юинг.
— Спасибо, ваша светлость, — улыбнулась Эмили. В ее серых глазах промелькнула неуверенность.
Как раз в это время появился Люсьен и тронул ее за плечо. Когда она повернулась к нему, на губах у нее заиграла улыбка. От серьезного выражения лица сразу ничего не осталось.
— Мистер Бош?
Люсьен в тот же миг забыл, о чем собирался ее спросить.
— Я… я просто хотел узнать, вам птицу или рыбу, миссис Юинг?
— Птицу, если можно, — ответила она. Люсьен помедлил. Затем, поймав любопытные взгляды двух других женщин, быстро повернулся и скрылся в толпе.
— Боже мой, — булькающим от смеха голосом проговорила Софи, — я знаю Люсьена Боша сезонов пять, но еще никогда не видела его онемевшим.
На щеках Эмили появился слабый румянец.
— Мистер Бош пригласил меня сюда просто из добрых побуждений. Это с его стороны акт благотворительности.
— Как вы считаете, Габби, — подмигнула ей Софи, — почему самый сладкоречивый во всем Лондоне мужчина вдруг начинает заикаться от одной только улыбки миссис Юинг? Это можно объяснить благотворительностью?
— Конечно, я не настолько близко знакома с мистером Бошем, — лукаво улыбнулась Габби, — но до сего момента он поражал меня своими выдающимися риторическими способностями. Отчего же случилось такое затмение, как не от вашей улыбки, миссис Юинг? Любопытно узнать ваше мнение.
— Все это просто доброта, не более. — Эмили покраснела еще гуще. — Нет, правда, мистер Бош просто мой хороший друг.
Габби сжалилась над ней.
— Как сейчас Феба, миссис Юинг? — спросила она и повернулась к Софи. — Мы с племянницей миссис Юинг плыли вместе на одном корабле от самой Индии.
— Феба очень забавная, — поспешила ответить Эмили, благодарная Габби за то, что та сменила тему. — Малышка пристрастилась к приготовлению пищи… — Она запнулась, памятуя, что правильное воспитание ребенка несовместимо с кухней, однако лицо Софи загорелось интересом.
— Сколько лет вашей девочке? В детстве я сама не выходила из кухни. Я гордилась тем, что повар не мог без меня приготовить джем. Без моего дегустационного искусства.
— О, мне это так понятно! — засмеялась Габби. — Наш повар был такой же добрый. Я была для него непререкаемым авторитетом по тарталеткам с малиной. Мне нравилось ложками уплетать начинку.
Эмили чуть не открыла рот от изумления — а ее и близко не подпускали к кухне. Им с Луизой вообще очень редко позволялось покидать детскую.
— Видимо, мне следует разубедить Фебу, — сказала она. — В конце концов, это не очень подходящее занятие для леди.
— Вообще, — задумчиво протянула Софи, — те, кто имеет детей, наверное, рассуждают иначе, но у меня с детства сложились свои представления о том, что подобает и что не подобает делать леди. Я всегда говорила себе, что не стану принуждать себя к тому, что мне кажется бесполезным занятием.
Габби кивнула:
— Когда я была маленькая, некоторые из моих гувернанток объясняли мне, как леди должна распоряжаться своим временем. Это что-то невообразимое!
— Ну что, джентльмены вас покинули? — сказала проснувшаяся леди Сильвия. — А вы, Габриэла, обрадовались? Думали, я так и буду сидеть с теми старыми сплетницами! Ну да ладно, в конце концов, с вами две замужние дамы. Вид у вас подходящий, девушка. Держитесь, чтобы никто не подумал, что вы дремлете.
— Конечно, леди Сильвия, — смутилась Габби. Софи посмотрела на нее с полным пониманием, когда компаньонка поплелась обратно в свой угол.
— Легко говорить, если ты уже выспалась. Верно, Габби?
К ним возвращались джентльмены с тарелками в руках.
Неожиданно появился Квил. К своей великой радости Габби увидела, что ее будущий деверь и муж Софи, Патрик Фоукс, — близкие друзья.
За ужином благородная компания вела оживленную беседу. Никто не обнаруживал ни малейших признаков усталости. Когда Питер затеял довольно скучную дискуссию о полонезе, Габби очень быстро погрузилась в сомнамбулический транс. И хотя она не переставала напоминать себе о предостережениях Питера, глаза ее закрывались сами собой. Квил тут же углядел ее состояние и поднял палец, подзывая лакея. Через минуту перед ней стояла дымящаяся чашка чая.
— О, спасибо, — благодарно улыбнулась Габби. Питер неодобрительно посмотрел на нее. Для этого часа чай был неподходящим напитком. К счастью, Софи тоже запросила чаю. Габби осмелела и стала мелкими глотками отпивать из своей чашки, одновременно разглядывая окружающих.
За соседним столиком, где сидела леди с двойным подбородком и покачивающимися перьями на голове, видимо, назревала одна из тех интересных ситуаций, о которых говорила Софи. Габби со своей неуемной фантазией быстро расставила все по местам. Сидевший за тем же столом круглолицый мужчина в серебристо-голубом фраке — очевидно, брат этой леди — строил глазки сидящей напротив него молодой особе. У нее было платье с таким же глубоким декольте, как и у Габби. Конечно же, леди с двойным подбородком это не нравилось, потому-то она так и разъярилась. Возможно, она хотела, чтобы ее родственник женился на сидевшей рядом с ней очень скромной девушке в оливковом платье.
— Габби, где вы? — позвала ее Софи. — Я вижу, вы о чем-то задумались?
— Это опять мои фантазии, — призналась Габби. — Я здесь почти никого не знаю. Вот сижу и придумываю разные небылицы про незнакомых людей.
— Так вы сочинительница? — Софи засмеялась. — Великолепно! Поделитесь с нами, пожалуйста. Мы сравним вашу историю с правдой.
Питер с Люсьеном тоже одобрительно улыбались. Только Квил смотрел строго и осуждающе. После некоторых колебаний Габби поведала, что она думает о троице за соседним столиком.
Звонкий смех Софи привлек внимание большей части лондонского бомонда. Гости вытягивали шеи, чтобы разглядеть, что так развеселило герцогиню Гизл. Будущая жена Питера Дьюленда, кажется, привлекала их больше всех. К несчастью, круглолицый мужчина тоже посмотрел в их сторону.
Софи, сидя к нему спиной, естественно, этого не видела.
— Вы не так далеки от истины, Габби, — веселилась она. — Разница лишь в том, что тот джентльмен и леди с перьями — муж и жена. А натянутые отношения, которые вы подметили…
Супруг Софи прикрыл ей рот рукой.
— Осторожнее, дорогая женушка, — шепнул Патрик ей в ухо и, убрав руку, наградил ее быстрым, легким поцелуем.
— Видите, дорогая Габби, — подмигнула ей Софи, — мужья для того и нужны, чтобы удерживать нас от сумасбродства.
Габби рассмеялась.
Но смех, увы, как и ерзанье, не значился в перечне допустимых движений мадам Карем.
Однако каковы бы ни были причины, лиф, оставив хлипкий призыв к скромности, соскользнул с груди, которую был предназначен лишь украшать. Все зачарованно смотрели, как Габби после легкого вскрика безуспешно пыталась вернуть на место упругий шелк.
Питер в ужасе закрыл глаза. Эмили примерзла к стулу. Софи инстинктивно наклонилась, желая заслонить собой подругу.
Патрик с Квилом в едином порыве скинули фраки. Квил успел первым. Габби сразу почувствовала себя увереннее, когда дорогое черное сукно легло ей на плечи, закрыв ее позор.
Стягивая на груди фрак Квила, она подняла глаза и увидела полный ужаса взгляд Питера. Габби покраснела до слез.
— Мисс Дженингем переутомилась, — отрывисто проговорил Квил и, быстро подняв ее со стула, вынес на руках из комнаты.
Патрик расхохотался:
— Я вижу, что дела с ногой обстоят намного лучше. Давно я не любовался таким романтическим зрелищем!
— Не вижу здесь ничего романтического, — сердито буркнул Питер.
Он был обязан поблагодарить Квила. Разумеется, сейчас для Габби лучше всего было уехать домой, чтобы не давать пищи для сплетен. Но их не миновать, можно не сомневаться. Не многие в Лондоне вообще когда-либо забудут эту ночь.
Прошла минута или две, Софи Йорк, герцогиня Гизл, вдруг поднялась из-за стола. То ли она наступила себе на подол, то ли неудачно повернулась — не суть важно, но все присутствующие получили ни с чем не сравнимое удовольствие, лицезрея, как ее лиф упал до талии. Второй случай за несколько минут!
Так как Патрик Фоукс был уже без фрака, он тотчас обернул им плечи жены.
— Софи, побойся Бога! Такое безрассудство — это уж слишком!
Правда, часть свидетелей сочли это смешливое увещевание, произнесенное громким голосом, не вполне уместным.
На следующее утро во многих дамских будуарах было признано, что молодые леди высшего света слишком поспешно переняли французскую моду. Часть суровой критики перепала и мадам Карем.
В тот же день во множестве клубов джентльмены окончательно согласились в том, что Питер Дьюленд — один из счастливейших мужчин в Лондоне. Об удачной женитьбе Патрика Фоукса, герцога Гизла, почти не упоминалось, поскольку это был давно установленный факт.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пленительные наслаждения - Джеймс Элоиза



увлекательно
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоизамарина
7.05.2012, 11.08





Хорошая книга ! Читается легко .
Пленительные наслаждения - Джеймс ЭлоизаМари
4.09.2012, 12.27





Замечательный роман. Не жалею потраченного времени
Пленительные наслаждения - Джеймс ЭлоизаKatsiaryna
23.11.2012, 10.03





еле дочитала до 8 главы. скука
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоизаирина
15.12.2012, 18.07





Нормально 9 из 10 баллов
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоизатая
4.01.2013, 12.52





Скучновато
Пленительные наслаждения - Джеймс ЭлоизаКэт
13.01.2013, 11.21





Роман-супер:)Такой яркий юмор.Как Квил признавался в любви с помощью Шекспира:)Короче читайте-не пожалеете!
Пленительные наслаждения - Джеймс ЭлоизаОля-ля
7.02.2013, 16.27





Хороший роман . Оценка 8 баллов
Пленительные наслаждения - Джеймс ЭлоизаКсения
23.02.2013, 20.28





Добрый и теплый роман)) Первое признание в любви вызвало у меня приступ хохота)))))
Пленительные наслаждения - Джеймс ЭлоизаЭва
11.03.2013, 10.56





Добрый, милый, светлый, нежный и забавный роман. Настроение поднимет до предела. Герои не страдают слабоумием. Пусть героиня несколько противоречива, и иногда это портит сладостность романа, зато герой вне конкуренции. Вторая сюжетная линия с ее "укратителем драконов" просто потрясающая. Девятку из десяти роман несомненно заслужил
Пленительные наслаждения - Джеймс ЭлоизаЛера
1.08.2013, 18.20





нуднятина наискучнейшая
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоизаник
20.08.2013, 16.19





героиня какая то овца.разве можно так откровенно заигрывать с братом жениха и типа она не понимает этого в одной пижаме в сад вышла и хоть бы хнырь .так на любителя романчик
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоизабяка
23.11.2014, 23.59





начало на самом деле скучное. но общее вречптление от книги приятное. стоит прочитать
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоизамилашкаааа
12.02.2015, 0.45





каждый раз убеждаюсь , что у всех свои пристрастия и идеалы.на мой взгляд очень приятный роман.их споры напомнили меня с мужем ))
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоизаная
12.02.2015, 14.21





каждый раз убеждаюсь , что у всех свои пристрастия и идеалы.на мой взгляд очень приятный роман.их споры напомнили меня с мужем ))
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоизаная
12.02.2015, 14.23





девочки, посоветуйте что почитать о нежной любви как в сказке.
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоизаная
12.02.2015, 14.29





Такой нудный роман.читала и думала-ну вот сейчас начнется интересное-но нет не тут-то было 3 балла не больше.
Пленительные наслаждения - Джеймс ЭлоизаНа-та-лья
16.10.2015, 19.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100