Читать онлайн Пленительные наслаждения, автора - Джеймс Элоиза, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пленительные наслаждения - Джеймс Элоиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.34 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пленительные наслаждения - Джеймс Элоиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Элоиза

Пленительные наслаждения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Виконт Дьюленд, полный профан в том, что касается маршрутов и расписания судов дальнего плавания, отрядил на это дело Джорджа, одного из слуг. И утром того дня, когда ожидалось прибытие «Гермеса», Джордж в очередной раз отправился в ост-индские доки. Он ходил в порт ежедневно в течение двух недель, и его хозяин с хозяйкой, отчаявшись дождаться прибытия корабля, отбыли на курорт в Бат в надежде поправить здоровье виконта. Китти строго наказала Кодсуоллу экстренно вызвать их, как только появятся известия о «Гермесе». Следующие три недели каждый вечер Джордж тоже возвращался ни с чем, едва добираясь до дома после целого дня, проведенного в пивных, а их в порту было намерено.
Так продолжалось до тридцатого октября. Этот день ознаменовался торжественным прибытием «Гермеса» в гавань. Рулевой бросил якорь, и корабль занял свое место у причала. А Джордж отправился на Сент-Джеймс-сквер.
Но в доме было пусто. Будущего молодожена вообще редко видели в эти дни. Его камердинер сухо сообщал всем, кого это интересовало, что его хозяин в расстроенных чувствах, чем очень веселил всю челядь. В расстроенных чувствах, оттого что женится на богатой наследнице!
Единственным, кто в этот час оказался дома, был Квил. Он сидел в саду за домом и изучал подготовленную секретарем подборку сообщений. После несчастного случая Квил на шесть лет выбыл из нормальной жизни английского джентльмена и с тех пор весь свой недюжинный интеллект направил на бизнес. Преподаватели Итона, считавшие Квила самым блестящим выпускником школы за многие годы, не удивились бы, узнав, что его вложения окупились с лихвой. Хотя первоначальным капиталом он был обязан удачной операции с акциями Ост-Индской компании благодаря инвестициям его состояние увеличилось во много раз. Сейчас он владел собственной шерстяной мануфактурой в Йоркшире и маслобойней в Ланкашире,
Тем не менее он отдавал предпочтение биржевой игре. Он нанял пятнадцать человек, которые рыскали по Британским островам, собирая сведения о медных рудниках и газодобывающих компаниях. С недавнего времени он стал посылать своих агентов тайно, так как слухи о том, что Эрскин Дьюленд интересуется той или иной фирмой, тут же повышали котировку ее акций на Лондонской бирже, что было ему невыгодно.
В данный момент он анализировал курс ценных бумаг «Моньолл и Балтон», одного из принадлежащих ему предприятий по производству канифаса.
Дорожку в саду занесло опавшими листьями. Сад был любимым детищем Квила. Через год после травмы он потратил не один день на его планировку. Он хотел, чтобы сад был виден из его спальни. Теперь молодые сливовые деревья давали обильный урожай.
Поздние яблоки время от времени мягко шлепались к его ногам. Но по некоторым причинам в последние недели он не находил покоя даже здесь. И сейчас ему не удавалось сосредоточиться на множестве сообщений, ожидающих его решения. Он ходил взад и вперед по дорожкам, но не мог думать ни о чем, кроме мелких усовершенствований своего сада. Покой последних пяти лет, похоже, заканчивался. Сад казался ему тюрьмой с каменными стенами, а кабинет — тесной камерой,
Джордж вежливо дожидался, пока Квил обратит на него внимание. Слуга не рассчитывал услышать вопрос. Молодой хозяин был на редкость немногословен.
— «Гермес» у причала, сэр. Но мистер Кодсуолл не знает, где сейчас мистер Питер Дьюленд… — Квил встал.
— Скажи Кодсуоллу, что я сам заберу мисс Дженингем.
Отправиться в порт, пусть даже для того только, чтобы забрать невесту брата, — это как раз то, что нужно. Квил прекрасно ориентировался в многолюдной суете доков.
Через полчаса его элегантный кабриолет остановился на Комершел-роуд. Швырнув поводья груму, Квил зашагал к пристани. Проще было дойти пешком, чем провести экипаж через запруженную народом улицу.
Неожиданно кто-то крикнул:
— Эй, Дьюленд!
Тимоти Уоддел не скрывал своего любопытства. Все знали: стоит Эрскину Дьюленду к чему-то прикоснуться — и это «что-то» сразу превращается в золото. Мнение опытного эксперта о хлопке, который Уоддел только что приобрел на торгах, имело для торговца жизненно важное значение.
— Здравствуйте, сэр! Приехали посмотреть прибывший товар?
— Нет, — ответил Квил, исчезая в толпе.
— Чертов ублюдок! Чтоб тебе…
Но Квил не слышал его оскорблений. Ему и в голову не пришло, что Уоддел ждал от него каких-то объяснений.
У причала под номером четырнадцать стояла женщина. Несомненно, это была пассажирка, недавно сошедшая с «Гермеса». Подойдя ближе, он заметил, что она держит за руку маленькую девочку. Вряд ли невеста Питера, робкая француженка, покинет корабль, не дождавшись эскорта, подумал он.
В самом конце пристани он разглядел корабельного стюарда.
— Где мне найти мисс Дженингем?
— А прямо за вашей спиной. Разве это не она, сэр? — Мужчина самодовольно ухмыльнулся. Квил медленно повернулся. Женщина вопросительно посмотрела на него. «Черт побери!» — подумал Квил и снова чертыхнулся. Мисс Дженингем была прекрасна, вне всякого сомнения. У нее были прелестнейшие губы из всех, какие он когда-либо видел, — сочные, как спелая ягода, а глаза… Ее глаза приятного теплого цвета напоминали коньяк. Но не они привлекли его внимание; главное, что поразило его, — ее волосы, золотисто-каштановые, блестящие как начищенная медь, спадающие на плечи в виде локонов.
И эти спутанные кудри придавали Габриэле Дженингем такой вид, будто она только что встала с постели. С постели, где провела счастливую ночь. Она оказалась полной противоположностью тому образу, какой он создал в своем воображении.
Черт побери!
Наконец Квил спохватился, обнаружив, что стоит как чурбан и пялится на женщину, даже не удосужившись представиться.
— Прошу прощения. — Он подошел и отвесил ей почтительный поклон. — Я Эрскин Дьюленд и скоро буду иметь удовольствие стать вашим деверем.
— О… — чуть слышно выдохнула Габби.
Какой ужас! В первый момент она подумала, что это ее будущий муж. Теперь она поняла, что, хотя Эрскин имеет отдаленное сходство с братом, он совсем не похож на Питера, изображенного на портрете. Нет, конечно, Эрскин отличался от брата. Он был слишком крупным мужчиной — прежде всего. И потом, у него был такой… такой серьезный взгляд.
Габби быстро присела в реверансе. Но прежде чем она успела что-то сказать, ее потянули за плащ.
Глаза Фебы горели от возбуждения.
— Мисс Габби, это ваш муж?
Габби подняла взгляд на Эрскина и слегка покраснела.
— Позвольте представить вам мисс Фебу Торп. Мы с ней вместе прибыли из Индии. — После этого Габби обратилась к девочке: — Феба, это мистер Эрскин Дьюленд, брат Питера.
Мистер Дьюленд смерил Габби таким взглядом, что у нее перехватило дыхание. Похоже, он чересчур напыщенный субъект. Вероятно, ему не понравилось, что она назвала его брата по имени.
Но затем, довольно неожиданно, мистер Дьюленд повернулся к девочке и отвесил ей элегантный поклон.
— Мое почтение, мисс Феба.
Он улыбнулся, и суровые морщины на его лице разгладились. Может, он гораздо лучше, чем кажется, подумала она. Во всяком случае, они уже почти родственники, поэтому нужно ему понравиться.
— А вы не знаете, где моя новая мама? — спросила Феба. Мистер Дьюленд покачал головой с таким видом, словно этот вопрос показался ему совершенно естественным.
— Боюсь, что нет, — развел он руками.
— Наверное, будет дождь, — беззаботно лепетала Феба. — Моя няня говорила, что в Англии всегда такое небо. Черное, как котел, в котором дьявол варит свой суп! Но почему нет дождя? Вы думаете, он пойдет позже, днем?
Эрскин поверх ее головы вопросительно посмотрел на Габби.
— Новая мама?
— Фебу отправили к миссис Каролине Юинг, сестре ее покойной матери. Видите ли, родители Фебы погибли в Мадрасе, в результате несчастного случая. Пришлось везти ее в Англию. Но капитан считает, что письмо для миссис Юинг, вероятно, где-то затерялось. К моменту отплытия «Гермеса» подтверждения от нее не поступило.
— Тогда зачем, черт побери, они вообще взяли девочку на борт?
Зная, что Феба внимательно слушает этот разговор, Габби непринужденно ответила:
— Я уверена, что письмо миссис Юинг просто задержалось в пути.
— Маловероятно. Но даже если и так, она должна была уже объявиться, — проворчал мистер Дьюленд. Габби остановила его взглядом.
— Вполне возможно, что она не знает о прибытии «Гермеса», мистер Дьюленд. Судно сбилось с курса месяц назад. В Бискайском заливе возле Канарских островов мы попали в чудовищный шторм.
— У мисс Фебы есть гувернантка?
— В данный момент нет. Губернатор перед отплытием нанял женщину присматривать за Фебой во время путешествия. Но миссис Сиболд, наверное, посчитала, что срок ее обязательств истек. Как только мы прибыли в порт, она оставила Фебу на попечение стюарда и отбыла в неизвестном направлении.
— А где капитан? Он отвечает за мисс Фебу. Мы должны передать ребенка ему. Затем я отвезу вас домой, мисс Дженингем.
— Мне не нравится капитан Рамболд, — пропищал тихий голосок. — Я не хочу, чтобы меня передавали ему. Я даже видеть его не хочу.
— Боюсь, что это невозможно, — поддержала ее Габби. — Капитан Рамболд не чаял, как дотянуть до суши. Я думаю, он боялся, что вообще потеряет судно. И к тому же он сбывает здесь свой товар — до абсурда безобразные шляпы. Их делают в Индии, но он выдает их за французские… — Заметив поджатые губы Эрскина Дьюленда, Габби поспешила закончить свое объяснение: — К тому же капитан Рамболд простился с нами и пошел наблюдать за разгрузкой своих шляп. И он не любит детей, — вздохнула она.
Квил тоже вздохнул. Он умел владеть собой — чем и гордился. Он не терял самообладания даже тогда, когда от боли у него темнело в глазах. Но эта юная леди, похоже, способна его довести, как не под силу ни контузии, ни покалеченной ноге. Он молча смотрел на поднятые к нему милые искренние глаза будущей жены Питера. Ее слов он даже не услышал. Неизвестно почему, но в голове у него не было ни одной связной мысли. Хотя нет, одна была — поцеловать мисс Дженингем в губы. У нее были самые, сочные красно-вишневые губы, какие он только видел в жизни. Припухлые, словно от поцелуев. Кажется, она о чем-то его спросила, осознал он с запозданием.
— Простите, мисс Дженингем, к сожалению, я не расслышал ваших слов.
— Я просила вас называть меня Габби, — нерешительно произнесла она.
Лицо мистера Дьюленда было таким неприступным. Должно быть, он считает ее пустомелей. Ей надо бы помнить, что следует придерживать язык, когда разговариваешь со своим деверем. Слава Богу, что она выходит замуж за Питера, а не за него! От этой мысли она повеселела.
— Габби… — задумчиво повторил Квил. — Вам подходит это имя.
Ее будущий деверь вдруг улыбнулся. В ответ она робко улыбнулась ему.
— Я постараюсь не болтать слишком много…
— А мне нравится, как мисс Габби рассказывает, — вклинилась в разговор Феба.
Взрослые от неожиданности потупили глаза. «Боже мой, — подумала Габби, — я совсем забыла о ребенке!» Она снова взглянула на своего будущего родственника.
— Вы позволите взять с собой Фебу? Мы можем известить миссис Юинг через стюарда. — Квил оглядел причал.
— Похоже, у нас нет выбора.
Габби изо всех сил пыталась прочесть что-нибудь на его лице. Чтобы лицо ничего не выражало — такого она еще не видела! Только когда он улыбался, у него оживали глаза. Темные зелено-серые глаза Эрскина Дьюленда напоминали ей океан, когда он бывает гладкий как стекло.
Мистер Дьюленд больше не сказал ей ни слова. Он подошел к стюарду и о чем-то заговорил с ним.
Габби присела на корточки рядом с девочкой.
— Феба, я боюсь, что твоя новая мама не получила послание и не знает, что мы уже в Лондоне. Но я буду очень рада, если ты поедешь со мной. Ты согласна?
Девочка кивнула. Она готова была расплакаться.
— Ты будешь со мной, пока мы не найдем твою маму, — пообещал Габби, ласково ее обнимая. — Я не оставлю тебя одну, карамелька моя сладкая!
Желтые, как лютики, кудряшки коснулись ее плеча. Затем Феба выпрямилась.
— Моя няня говорила, что английские женщины никогда не показывают своих чувств, — сказала она, сдерживая слезы.
— Мне ничего не известно об этом, — удивилась Габби. — Я немножко боюсь встречи с Питером. И уже тоскую по Кази-Рао. Мне ужасно недостает моего старого друга. Я бы чувствовала себя намного увереннее, если б он был рядом со мной, как и ты.
Феба, преисполненная собственной значимости, взяла Габби за руку.
— Не беспокойтесь. Я не оставлю вас одну. Но думаю, вам нужно подобрать волосы. Они опять растрепались.
Габби провела рукой по волосам.
— Будь они неладны!
Она сознательно не прикасалась к ним с самого утра, после того как соорудила на голове замысловатую прическу, надеясь встретить Питера в наилучшем виде. Сдернув шляпку, она попросила Фебу подержать ее.
По многолетнему опыту Габби знала: единственный способ создать из ее буйной гривы что-нибудь приемлемое — это начать с нуля.
Квил закончил беседу со стюардом и повернулся, чтобы уйти, но не смог сдвинуться с места. Его глаза были прикованы к Габриэле Дженингем. Она вытащила шпильки из волос, и огромная бронзовая масса во всей своей красе рассыпалась по ее спине. Он непроизвольно сделал глотательное движение. Чтобы леди распускала волосы в публичном месте? Такого он еще не видел. Тут же стояла толпа портовых грузчиков, моряков и рыбаков, а мисс Дженингем, Габби, весело трясла волосами! Мужчины, открыв рты, смотрели на восхитительную молодую леди таким взглядом, словно она при них раздевалась!
Квил в мгновение ока оказался рядом с ней, мрачный, как грозовая туча.
— Где ваша горничная, черт побери? — прошипел он. Габби растерянно заморгала.
— У меня ее нет. Мой отец всегда считал это блажью. Леди, которая не может самостоятельно влезть в собственную одежду, ни на что не годится, говорил он.
— Леди не должна приводить себя в порядок на людях!
Только теперь Габби догадалась оглянуться вокруг. Мужчины, почувствовав себя застигнутыми врасплох, поспешили отвернуться.
— Боюсь, это уже вошло в привычку, — беззаботно засмеялась она. — Я имею в виду — находиться на людях. В нашей деревне мы с отцом были единственными европейцами. Аборигены носили мои локоны на груди и верили, что они принесут им удачу…
Она не успела договорить, так как мистер Дьюленд схватил ее за руку.
— Пойдемте, мисс Дженингем. — Он посмотрел на Фебу, все еще сжимающую в руках шляпку Габби. — А ну-ка дай мне это. — Он нахлобучил шляпку на Габби.
Это выглядело уж совсем нелепо.
— Мисс Дженингем, — повторил он. Теперь это прозвучало как команда. Габби вздрогнула от неожиданности и взяла Фебу за руку. Что ж, волосы можно будет поправить и в экипаже.
Она впихнула Фебу в кабриолет мистера Дьюленда, залезла туда сама и привычными движением скрутила волосы узлом на затылке.
— Так намного лучше, — одобрила девочка, когда Габби воткнула несколько лишних шпилек для полного счастья мистера Дьюленда.
Квил смотрел на нее и не находил нужных слов. Ему не доводилось видеть леди, больше нуждающуюся в горничной, чем эта непосредственная француженка. Только что собранные роскошные волосы, державшиеся на голове каким-то чудом, под собственной тяжестью уже сползали набок. Достаточно двух минут — и все эти завитушки снова дождем посыплются вниз, подумал он.
Теперь он смог рассмотреть ее получше и понял, почему она показалась ему неэлегантной в момент их встречи на причале. Этим она была обязана измятому костюму, равно как и своим волосам. Она оказалась не очень высокой и, похоже, имела довольно… да, довольно округлые формы.
У него защемило сердце, и он молчал до самого дома. Но его настроение, кажется, нисколько не волновало Габби. Они с Фебой весело щебетали, обсуждая улицы Лондона, по которым проезжали. Голос Габби был под стать ее прекрасному лицу — замечательный грудной голос, наводящий на мысли об альковных утехах.
Но Питер… Что скажет он? Ведь ее недостатки слишком явно бросаются в глаза. Его брат обречен жениться на неопрятной пухлой девушке, которая, кажется, напрочь лишена женской привлекательности. К тому же Питер ценил только изящных женщин. Их умение себя держать и тонкий вкус — вот критерии, по которым он выбирал себе очередную даму сердца. Но у тех женщин не было ни такого чувственного рта, как у Габби, ни голоса, который провоцировал желание, даже когда она произносила самые невинные слова.
Квил украдкой взглянул на нее. Может, если нанять горничную… Да, конечно, они должны нанять горничную! Но нет… преображение Габби так же нереально, как превращение обыденной пищи в изысканное блюдо. Наскоро увязанный пучок уже сполз на правый бок.
Как только они приедут домой, нужно будет отправить ее наверх, в ее комнату, и послать к ней горничную матери. До возвращения Питера надо что-то сделать с ее волосами.


Габби поднималась по ступеням портика своего будущего дома, и ее сотрясала дрожь. И неизвестно, кто за кого держался — Феба за нее или она за Фебу. Квил вдруг ужасно заспешил. Минутой раньше он почти выдернул свою будущую невестку из экипажа, а теперь ему не терпелось ввести ее в дом.
Когда они поднялись на верхнюю ступеньку, двери дома гостеприимно распахнулись. Грузный человек пробормотал приветствие и поклонился так низко, что Габби встревожилась, как бы с него не свалился напудренный парик. В первую секунду она даже приняла этого мужчину за виконта — так аккуратно и изысканно он был одет. Но, здороваясь, он не смотрел ей в глаза, а мистер Дьюленд, похоже, не собирался представлять их друг другу. Лишь приказал доставить вещи из порта.
Когда мужчина взял у нее плащ, она положила ладонь на его руку и улыбнулась:
— Спасибо. Мистер Дьюленд, кажется, назвал вас Кодсуолл?
У дворецкого расширились глаза.
— Да, миледи, то есть мисс Дженингем. Меня зовут Кодсуолл.
Он, слава Богу, оказался совсем не так помпезен, как ей показалось сначала, — весь накрахмаленный и неприступный в своей роскошной ливрее.
— Рада познакомиться с вами, мистер Кодсуолл, — подмигнула ему Габби. — Позвольте представить вам мисс Фебу Торп. Она останется с нами на некоторое время.
— Мисс Феба. — Кодсуолл поклонился, как будто встречал саму королеву. Затем повернулся к Габби. — Вся прислуга будет рада узнать, что вы благополучно прибыли в Англию, мисс Дженингем. — Он сделал паузу и улыбнулся. — А вообще, миледи, меня называют не «мистер Кодсуолл», а просто «Кодсуолл».
— В таком случае простите меня, — смутилась Габби. — К сожалению, я плохо знакома с английскими обычаями. Я уже повергла в шок мистера Дьюленда, когда на пристани распустила волосы, — засмеялась она.
Квил поспешил вмешаться, пока она не успела рассказать во всех подробностях о сотне других ляпсусов, которые с ней наверняка случались.
— Кодсуолл, мисс Дженингем, несомненно, желает выпить чаю. Нужно проводить ее наверх. И попросите, пожалуйста, Стимпл, чтобы она помогла мисс Дженингем.
— К сожалению, сэр, должен вам сказать, Стимпл сопровождает леди Дьюленд.
Квил нахмурился. Разумеется, его мать не может сделать и шагу без своей горничной. Черт подери, как же быть? Кодсуолл открыл двери в Индийскую гостиную.
— Я сейчас прикажу принести чай и пошлю кого-нибудь к миссис Фарсолтер, сообщить, что у мисс Дженингем нет горничной. Она решит, как выйти из этого затруднения.
Габби улыбнулась дворецкому.
— О, спасибо вам, Кодсуолл! Я понятия не имела, что для английской леди так важно иметь горничную. Наверное, в подобных вопросах я должна положиться на вас и миссис Фарсолтер. Она у вас экономка?
Габби выжидающе посмотрела на Квила. В это время послышался тоненький голосок.
— Я тоже путешествовала без горничной, — заявила Феба.
— С миссис Фарсолтер и Кодсуоллом мы можем быть совершенно спокойны, — успокоила девочку Габби. — Я уверена, они мигом найдут нам горничных.
Кодсуолл, удивляясь себе, едва не захихикал от радости.
— Я полагаю, миссис Фарсолтер захочет нанять для мисс Фебы гувернантку, если ее визит окажется продолжительным, — заметил он.
— Проходите в гостиную, мисс Дженингем. — Квил уже начал раздражаться.
Он мрачно взглянул на Кодсуолла. Дворецкий тотчас попятился и отправился восвояси, на другую половину дома, где находились комнаты прислуги.
— О Боже! — восхитилась Габби, войдя в комнату. — Какая… какая очаровательная гостиная!
Квил огляделся.
— Идея моей матери.
Габби нерешительно подошла к огромному столу с диковинными ножками в виде сидящих тигров.
Феба отступила назад, но вовсе не потому, что ее пугали высунутые малиновые языки зверей.
— Откуда привезли эту мебель? — спросила Габби с любопытством.
— Вы в Индийской гостиной, мисс Дженингем. Так моя мать называет воплощение своей мечты. Она мечтала прослыть законодательницей лондонской моды и последовала совету дизайнера, который предрекал повальное увлечение индийским стилем. — Квил передернул плечами. — К великому огорчению матери, этого не произошло. Но, ухлопав столько денег на этот декор, отец не пожелал возвращаться к английскому стилю.
Габби пристально посмотрела на Эрскина Дьюленда. Лицо его по-прежнему мало что выражало, но голос звучал чуть насмешливо.
Она поняла это как приглашение и улыбнулась в ответ, искренне и открыто. В глазах у нее запрыгали веселые искорки.
— Странно, — заметила она. — В нашем доме не было столов с тиграми, хотя я всю жизнь провела в Индии. И вообще раньше я никогда не видела подобной мебели. Я даже не припомню, чтобы кто-то позволил себе такое… такое расточительство.
Квил был серьезен, но глаза его смеялись.
— Я вынужден вас попросить не открывать сей неприятной правды моей матери, — пробурчал он, облокотившись на каминную полку. — Видите ли, все эти экстравагантные сокровища стоили порядка пятидесяти тысяч фунтов. Если моя мать когда-нибудь узнает, что большинство ее «индийских» шедевров сделаны в Саутгемптоне Фредом Пинклом, столяром-краснодеревщиком, ее хватит удар.
— Вы знаете имя мебельщика? Значит, вы проводили сыск!
— Я бы не назвал это сыском, — пожал плечами Квил. Он перешел от камина к высокому креслу, чтобы прислониться теперь к его спинке. — Как давний пайщик Ост-Индской компании, я имею весьма неплохое представление о товарах, которые можно купить в тех краях.
— Пайщик Ост-Индской компании? — Габби нахмурилась. Квил посмотрел на нее, немало удивленный ее тоном. Первый раз с тех пор как они встретились, в ее глазах блеснул сердитый огонек.
— Вам это неприятно по какой-то причине, мисс Дженингем?
Габби подняла подбородок и спокойно встретила его взгляд.
— Нет, конечно, нет! Это меня не касается. Но не будете ли вы так любезны называть меня Габби, мистер Дьюленд? Ведь скоро мы будем одной семьей.
Квил, должно быть, вообразил, что его упрекают, и распрямился. Его нога посылала ему резкие сигналы, напоминая о продолжительной езде в экипаже, причем туда и обратно.
— Габби… — повторил он. — Тогда вы должны называть меня Квил.
— Квил? Какое очаровательное имя!
— Очаровательное? В самом деле? Или это что-то сродни очарованию этой комнаты?
Габби хихикнула, издав обворожительный звук, похожий на тихое кудахтанье.
— Поймали на слове, мистер Дьюл… Квил. — Она сделала паузу. — Можно вас спросить?
— Естественно.
— У вас что, болит нога? — нерешительно произнесла она. Вдруг вопрос покажется ему оскорбительным и неуместным?
Действительно, Квил мог бы ответить ей, что так оно и есть. Но все дело в том, что ни одна английская леди не задала бы вопрос такого личного характера мужчине, тем более — малознакомому. Квил скривился в неприветливой усмешке. Определенно, эта девушка камня на камне не оставит от привычного уклада семейства Дьюлендов.
— Я пострадал в дорожной катастрофе шесть лет назад. К счастью, теперь уже почти поправился. В той мере, чтобы достаточно свободно ходить. Но мне трудно стоять в течение длительного времени.
Карие глаза Габби засветились сочувствием.
— Так что ж вы не сядете? Неразумный вы человек!
Феба, бродившая по комнате и рассматривавшая украшения на мебели виконтессы — множество лежащих львов и тигров, — подошла к Габби.
— Мисс Габби, мистер Дьюленд не может сесть раньше вас. Моя няня говорила, что английские джентльмены никогда-никогда не сядут в присутствии леди, если она в это время стоит.
Габби покраснела.
— О, извините, Квил! — Она тут же плюхнулась на диван. — Боюсь, что я совершу еще не одну подобную ошибку, потому что совершенно несведуща в такого рода вещах. Мой отец называл все это аристократической ерундой.
— Прошу вас, не думайте об этом, — махнул рукой Квил, опускаясь в кресло и облегченно вздыхая.
Феба чинно присела на небольшую скамеечку у ног Габби. Квил не переставал поражаться собранности маленькой девочки. Она была полной противоположностью Габби. Кудряшки Фебы выглядели такими аккуратными, как будто ее только что причесали. Садясь, она инстинктивно приподняла платьице, так чтобы складки распределились поровну с каждой стороны. Ее руки были сложены на коленках, ноги скрещены в лодыжках.
Но Габби! Не то чтобы она держалась как-то неподобающе для леди — нет, это было не совсем так. Просто ей не хватало ухоженности. Множество ее прядей опять висели, так как, передавая шляпку Кодсуоллу, она умудрилась снова испортить свою прическу. Платье тоже смотрелось несколько странно. Совершенно ясно, что данный фасон предполагал небольшой напуск под грудью. Эта мода устарела несколько лет назад. Платье Габби до талии сидело в обтяжку, а на бедрах топорщилось колом, как будто под ним был ворох накрахмаленного белья.
В гостиную вошел Кодсуолл.
— Чай будет подан прямо сейчас, — доложил он. Затем протянул Квилу серебряный поднос, на котором красовалась визитная карточка. — Мистер Люсьен Бош с визитом. Вы принимаете, сэр?
— Нет, — качнул головой Квил. Габби посмотрела на него своими дивными глазами.
— Прошу вас, не отказывайте вашему другу только из-за моего присутствия. Мистер Бош мог бы присоединиться к нашему чаепитию.
Квил нахмурился.
— Я думаю, нам лучше пока не принимать гостей, — бросил он и почувствовал, что это прозвучало слишком официально даже для него. Но как он мог сказать ей о состоянии ее прически? Где, в каком словаре он сыскал бы вежливые слова?
Габби недовольно наморщила нос.
— Я могу не знать английских обычаев, но зато хорошо понимаю, каково человеку после утомительной дороги получить от ворот поворот.
Квил нехотя кивнул Кодсуоллу.
— В конце концов, мы одна семья, — весело продолжала Габби, — поэтому нет нужды в церемониях. Я буду очень рада моему первому лондонскому знакомству. — Она поколебалась немного и спросила: — Питер подъедет к чаю, как вы думаете?
У Квила засосало под ложечкой.
— Сомневаюсь. Питер редко возвращается так рано. — Увидев, как его будущая невестка внезапно приуныла и закусила губу, он пожалел о своих словах. Это было все равно что признаться маленькому цыпленку, что твое любимое блюдо — жареная курица.
— А он сейчас в Лондоне? Он знает, что я приехала? — Щекотливый вопрос, подумал Квил. Лакей наверняка разыскал Питера и сообщил ему о прибытии «Гермеса». Но это «приятное» известие скорее всего заставит брата задержаться на всю ночь.
— Нет, он не знает, — резко ответил Квил. — Если б знал, он бы сам встретил вас. Когда пришло сообщение, я был один в доме. Мои родители в данный момент в Бате. Наверное, мне следовало уведомить их. Они будут очень огорчены, что пропустили встречу с вами.
Габби снова засияла.
— О, я должна была сама догадаться, что Питер не знал о моем приезде! — тотчас воскликнула она. — Как вы считаете, может, передать ему послание с лакеем? — спросила она и смутилась. В это мгновение она была очаровательна. — Или это будет слишком бесцеремонно?
— Это невозможно, — буркнул Квил. — Я не знаю, где он. — От всей этой болтовни Квил уже начал терять терпение. Похоже эта юная леди не придавала никакого значения тому, что Питер для нее — совершенно чужой мужчина и брак, который им предстояло заключить, — это брак по расчету. Брак между незнакомыми людьми. Кодсуолл открыл дверь и объявил:
— Мистер Люсьен Бош.
Люсьен, элегантный мужчина во всем черном, прошел в комнату. Квил неожиданно испытал облегчение. Разговоры с родственниками, даже будущими, — каторжный труд. Убей Бог, если минуту назад она была не права! Пожалуй, с Бошем беседа пойдет легче. До чего же он обаятельный, дьявол!
— Люсьен, позволь представить тебе мою будущую невестку. Мисс Габриэла Дженингем — дочь лорда Ричарда Дженингема. А это мисс Феба Торп. Она у нас с коротким визитом.
Люсьен грациозно нагнулся, чтобы приложиться к ручке, но в этот момент мисс Дженингем неожиданно вскочила с кресла. Ему пришлось сделать шаг назад, иначе он бы ударился головой о ее колено. Он пошатнулся и, отступив еще на шаг, завершил нескладный поклон.
Габби присела в реверансе.
— Я счастлив с вами познакомиться, мисс Дженингем, — произнес Люсьен. — И с вами тоже, мисс Феба. — Он повернулся к девочке, поднявшейся вместе с Габби.
Феба в ответ сразила его изысканным реверансом.
— У меня нет слов! — восхитился Люсьен и отвесил ей почтительный поклон. — Редко встретишь столь утонченную юную леди.
Девочка кокетливо улыбнулась, но вид у нее был измученный. Того и гляди расплачется. Люсьену показалось, что здесь что-то не так. Эта нескладная дикарка Габриэла и есть будущая жена Питера? А где же он сам? И что здесь делает малышка Феба?
Он сел. Последовала неловкая пауза. Первой заговорила Габби. Квил, хоть и был хозяином, явно не считал себя обязанным поддерживать разговор.
— Вы француз, мистер Бош? — спросила Габби, улыбаясь.
Люсьен кивнул:
— Я провел во Франции большую часть жизни, а сюда приехал почти тринадцать лет назад.
— Как интересно! Вы, случайно, не знали мою маму когда жили во Франции? Ее девичья фамилия — дю Лак. Мари дю Лак.
— Боюсь, что нет, — протянул Люсьен. — Мы с женой вели довольно уединенную жизнь и в Париж выезжали редко. Ваша мама была представлена ко двору?
Габби покраснела.
— Трудно сказать. Мой отец отказывается говорить о ней.
Люсьен сочувственно кивнул:
— Такое иногда случается — после смерти любимого человека.
В эту минуту в гостиную вошел Кодсуолл в сопровождении трех лакеев, которые несли изящный серебряный чайник и на подносе тарелочки с печеньем и бисквитами. Они поставили все это на небольшой столик в дальнем конце комнаты. Когда Габби уселась в кресло, она увидела, что чайник с заваркой стоит прямо перед ней.
— Могу я… — спросила она, взглянув на Квила.
— Пожалуйста.
— Я еще никогда не пила настоящего китайского чая, — призналась Габби Люсьену. — Те из нас, кто вырос в Индии, слышали, будто китайский чай сродни нектару.
Люсьен вежливо улыбнулся:
— А мы в Англии считаем его жидким золотом. Это только такие, как Квил, и ему подобные, вроде ост-индских грабителей, могут позволить себе гонять чаи с обеда и до рассвета.
Габби осторожно наливала золотистый чай в изящные чашечки.
— Кого вы причисляете к ост-индским грабителям? Меня?
— Вас, к счастью, нет, — засмеялся Люсьен. — Только тех, кто наверху. Заправил Ост-Индской торговой компании. Это они контролируют ввоз чая из Китая.
— Вы грабитель? — Габби изумленно посмотрела на Квила.
Он ощутил озноб от витающего в воздухе неодобрения.
— Чепуха. — Он пожал плечами. — Люсьен преувеличивает — как и все французы.
— Мисс Габби! — пронзительно закричала Феба. — Мисс Габби!
Габби в испуге перевела глаза вниз… О ужас, она забыла поднять носик чайника, когда смотрела на Квила! И теперь чай беспрепятственно стекал с полированного стола на дорогой ковер.
От смущения у нее заполыхали щеки. Она подняла носик вверх, но сделала это слишком резко. Чай изогнутой струёй выплеснулся наружу и залил весь перед ее нового платья. Она сразу забыла о тех нескольких правилах хорошего тона, какие ей успел привить отец.
— Проклятие! — пронзительно закричала Габби. Она со стуком поставила чайник на стол и протянула руку, инстинктивно пытаясь задержать бегущий по столу поток, но этим лишь отклонила его в сторону. Чай вылился на Фебу.
Для девочки это оказалось последней каплей. Нервы ее не выдержали, и она разрыдалась.
— О, Феба, извини меня, пожалуйста.
Опешившая от двух потрясений подряд, Габби вскочила, чтобы обнять ребенка, но сделала это крайне неловко и толкнула кресло, на котором сидела. Кресло не устояло на тонких веретенообразных ножках и покачнулось. Габби попыталась его поймать, но промахнулась, наступив ногой на подол своего платья, и упала лицом вниз, прямо на колени Квила.
Это была необыкновенная сцена с великолепным шумовым сопровождением!
В тот же момент Кодсуолл, поднырнув под кресло, сумел схватить его за спинку, но не удержал. Кресло таки упало, и дворецкий вместе с ним. Раздались впечатляющие звуки — треск расколотого дерева и сдавленное хрюканье.
Люсьен, давясь от смеха, подхватил на руки Фебу.
— Ну, маленький цыпленок, — произнес он нежным, убаюкивающим голосом, будто знал ее не один год, — объясни мне, почему ты плачешь из-за какого-то пятна?
Он направился в другой конец комнаты, с удовольствием прижимаясь щекой к мягким кудряшкам, а Феба сквозь рыдания сердито перечисляла свои трагедии. В ее рассказе смешались в кучу и мама, и платье, и няня. Потом к этому прибавилось еще и чайное пятно, а также что думает ее няня о маленьких девочках-грязнулях.
Габби, свалившись на Квила, извивалась как змея в отчаянных попытках найти устойчивую опору для ног. От унижения она была готова умереть. На глазах у нее выступили слезы.
Руки Квила плавно сомкнулись на ее плечах. Одним махом он поставил ее на ноги и встал сам.
Она не смела поднять на него глаза. Ее лучшие перчатки были в отвратительных желтых пятнах. Такие же пятна украшали лиф ее лучшего платья. Вдобавок вставка на подоле в виде греческого меандра была оторвана и волочилась по полу. Теперь Квил, должно быть, подумает, что его невестка — совершеннейшая растяпа. Сильные пальцы сжали ее локоть.
— Ну что, объявим перерыв? — услышала она. — Наше присутствие за столом сейчас излишне.
К ее удивлению, ресницы Квила подрагивали от смеха. Она перевела взгляд на стол. Там уже все убрали. Слуги сгрудились вокруг Кодсуолла и пытались поднять его на ноги. Габби побледнела.
— Кодсуолл что-то себе повредил?
— Я полагаю, он просто неловко повернулся во время своего стремительного броска, — хмыкнул Квил. Видя, что она по-прежнему встревожена, он добавил: — Вы не находите, что слуги сейчас похожи на зубодеров-практикантов, которые не знают, как подступиться к сопротивляющемуся пациенту?
Габби наморщила нос.
— Вы смеетесь надо мной, сэр?
— Ни в малейшей степени! — уверил ее Квил, изо всех сил стараясь не расхохотаться. — Я никогда не позволил бы себе такой неучтивости. Вы знаете, инциденты, подобные этому, обычно случаются с теми, для кого приличие — закон жизни. Возможно, гордость Кодсуолла пострадала, но сам он невредим.
Дворецкий к этому времени уже вполне уверенно держался на ногах и отряхивал и одергивал свой черный сюртук, доводя его до привычного совершенства.
Габби оглядела себя.
— Ну а я, уж наверное, теперь никогда не смогу вас убедить, что я прирожденная леди, — безнадежно проговорила она.
Искрящиеся весельем глаза Квила прожигали ее насквозь. Согретая их теплом, она улыбнулась.
У Квила кружилась голова от пережитых ощущений. Еще бы! Счастливое провидение неожиданно шмякнуло ему на колени эту рыжую кошку — округлую и мягкую как воск. Он сдавленно засмеялся, а Габби в ответ разразилась громким хохотом.
Такими и увидел их Питер, когда вошел в гостиную.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пленительные наслаждения - Джеймс Элоиза



увлекательно
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоизамарина
7.05.2012, 11.08





Хорошая книга ! Читается легко .
Пленительные наслаждения - Джеймс ЭлоизаМари
4.09.2012, 12.27





Замечательный роман. Не жалею потраченного времени
Пленительные наслаждения - Джеймс ЭлоизаKatsiaryna
23.11.2012, 10.03





еле дочитала до 8 главы. скука
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоизаирина
15.12.2012, 18.07





Нормально 9 из 10 баллов
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоизатая
4.01.2013, 12.52





Скучновато
Пленительные наслаждения - Джеймс ЭлоизаКэт
13.01.2013, 11.21





Роман-супер:)Такой яркий юмор.Как Квил признавался в любви с помощью Шекспира:)Короче читайте-не пожалеете!
Пленительные наслаждения - Джеймс ЭлоизаОля-ля
7.02.2013, 16.27





Хороший роман . Оценка 8 баллов
Пленительные наслаждения - Джеймс ЭлоизаКсения
23.02.2013, 20.28





Добрый и теплый роман)) Первое признание в любви вызвало у меня приступ хохота)))))
Пленительные наслаждения - Джеймс ЭлоизаЭва
11.03.2013, 10.56





Добрый, милый, светлый, нежный и забавный роман. Настроение поднимет до предела. Герои не страдают слабоумием. Пусть героиня несколько противоречива, и иногда это портит сладостность романа, зато герой вне конкуренции. Вторая сюжетная линия с ее "укратителем драконов" просто потрясающая. Девятку из десяти роман несомненно заслужил
Пленительные наслаждения - Джеймс ЭлоизаЛера
1.08.2013, 18.20





нуднятина наискучнейшая
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоизаник
20.08.2013, 16.19





героиня какая то овца.разве можно так откровенно заигрывать с братом жениха и типа она не понимает этого в одной пижаме в сад вышла и хоть бы хнырь .так на любителя романчик
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоизабяка
23.11.2014, 23.59





начало на самом деле скучное. но общее вречптление от книги приятное. стоит прочитать
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоизамилашкаааа
12.02.2015, 0.45





каждый раз убеждаюсь , что у всех свои пристрастия и идеалы.на мой взгляд очень приятный роман.их споры напомнили меня с мужем ))
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоизаная
12.02.2015, 14.21





каждый раз убеждаюсь , что у всех свои пристрастия и идеалы.на мой взгляд очень приятный роман.их споры напомнили меня с мужем ))
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоизаная
12.02.2015, 14.23





девочки, посоветуйте что почитать о нежной любви как в сказке.
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоизаная
12.02.2015, 14.29





Такой нудный роман.читала и думала-ну вот сейчас начнется интересное-но нет не тут-то было 3 балла не больше.
Пленительные наслаждения - Джеймс ЭлоизаНа-та-лья
16.10.2015, 19.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100