Читать онлайн Пленительные наслаждения, автора - Джеймс Элоиза, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пленительные наслаждения - Джеймс Элоиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.34 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пленительные наслаждения - Джеймс Элоиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Элоиза

Пленительные наслаждения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Квил неподвижным взором уставился на огонь в камине. От ощущения вины во рту стояла горечь. Он перешел границы дозволенного. Джентльмен называется! Подхватил девушку, невесту своего брата, и пронес на глазах у доброй половины лондонцев. Но не только это. Позже…
Да, остальное было позже.
Квил вздохнул и выпрямил натруженную ногу. Каким чудом он ее не повредил, пройдя со своей ношей через весь дом графини Фестер?
Все началось в полумраке кареты. Он опустил Габби на сиденье, собираясь доставить ее домой с самыми добропорядочными намерениями, но когда она зарыдала, каким-то неведомым образом оказался рядом с ней.
Сначала он ничего не понимал из ее путаных речей, но в конечном счете вся словесная окрошка свелась к короткому и печальному заключению, с которым он, к сожалению, должен был согласиться.
— Питер никогда меня не полюбит! — судорожно всхлипывала Габби. — Он смотрел на меня с таким отвращением! О, мой отец… мой отец… — Речь ее снова стала бессвязной.
Чувствуя себя беспомощным перед таким шквалом женского горя, Квил неловко притянул ее к себе и похлопал по плечу. Только ощущала ли она что-нибудь через толстую ткань мужского фрака, который по-прежнему оставался на ней?
Она подняла голову и посмотрела Квилу прямо в глаза.
— Скажите, Питер никогда не полюбит меня так, как я его?
Квил почувствовал, как ускоренно забилось его сердце.
— Смотря как вы его любите, — проворчал он, понимая, что такой тон сейчас не к месту.
— О, я люблю его, — стенала Габби, — люблю… Он так мне понравился на портрете! Я не думала, что в жизни он другой. Одни упреки! И не хочет меня целовать, а мне так хотелось! Наверное, каждый мужчина будет смотреть на меня с таким же презрением. Я не смогу этого вынести, потому что…
Она снова зарыдала и бессильно упала ему на грудь. Квил ухватил главное. Габби хотела, чтобы Питер ее поцеловал. Естественно, сказал он себе, она в него влюблена.
Сам того не желая, он предпринял сомнительную попытку сказать неправду:
— Я уверен, Питер хочет вас поцеловать.
— Нет, не хочет, — всхлипнула Габби. — Когда я поцеловала его на балконе, он меня оттолкнул! И был очень сердит, — добавила она обиженно. Квил почувствовал облегчение. Все не так плохо, как он думал.
— Питер слишком блюдет приличия. Вы же были на балу. Он ни за что не поцелует женщину в такой обстановке.
— Почему? Тот ужасный мистер Барлоу пытался меня поцеловать.
Где же леди Сильвия? Когда нужно, так ее никогда нет рядом!
— Для Питера приличие — вопрос первостепенной важности, — неубедительно проговорил Квил.
— Я так не думаю, — прошептала Габби. Она уже начала успокаиваться и только время от времени тихонько всхлипывала. Квил вынул большой носовой платок и вытер ей лицо. От слез ее губы стали темно-малиновыми. Это отнюдь не умиротворило его душу.
— Мне кажется, Питер вообще не собирается меня целовать, — прошептала Габби, и столько отчаяния было в ее голосе, что у него защемило сердце. — Я не хочу выходить замуж за человека, которому я неприятна.
— Ваши выводы нелогичны. Если Питер так строг по части приличий, это еще не значит, что…
— Ему не доставляет удовольствия целовать меня. Это точно. Может быть, он влюблен в кого-то еще?
— Сомневаюсь, — пожал плечами Квил после короткого раздумья, с облегчением отметив, что она успокаивается, — Он вообще редко ухаживает за женщинами. Одно время ему нравилась ваша подруга, леди Софи. Но я не замечал, чтобы он был в кого-то влюблен.
— Может, он был влюблен в Софи, пока она не вышла замуж, — печально вздохнула Габби. — А теперь его самого вынуждают жениться.
— Я не видел никаких признаков любви к ней, — произнес Квил, ощущая вину перед своей будущей невесткой — так близка она была к правде. Ну по крайней мере — наполовину.
— Как бы то ни было, Питер не испытывал никакого желания целовать меня. А без этого и без истинной любви я могу умереть!
Квил отрывисто засмеялся.
— Габби, вы не находите, что это напоминает мелодраму?
— Я отвергнута моим будущим супругом. Можете считать это мелодрамой, если вам угодно, с мостов бросаются и по меньшему поводу!
— Господи, о чем вы?
— Когда к нам приезжала на гастроли театральная труппа я была на спектакле. Героиня спрыгнула с моста или с балкона — точно не помню, — потому что ее суженый любил другую. Это была самая впечатляющая сцена.
— Чушь.
— А я вам говорю, это было потрясающе. Под конец я так плакала, что мой отец до смерти перепугался и на следующий вечер не взял меня с собой.
— Я бы тоже не взял, раз вы не получили удовольствия.
— Как не получила?! — вскричала Габби. — Это было замечательно! Это была необыкновенно тонкая пьеса о любви, о человеческих страданиях, особенно женских. Женские сердца гораздо нежнее мужских.
К удовлетворению Квила, ее настроение, несомненно, улучшилось. Лицо ее сияло.
— Возьмите Офелию, — продолжала Габби. — Она стала буйнопомешанной, когда ее отверг Гамлет. И она бросилась в реку. Помните то место, где он велит ей идти в женский монастырь? Питер смотрел на меня точно так же этой ночью!
Лицо Габби снова приняло горестное выражение. Она явно отождествляла себя с несчастной шекспировской героиней.
Квил ухмыльнулся:
— Позвольте спросить вас напрямик. Из-за того, что Питер вполне резонно не стал целовать вас на глазах у всего света, вы готовы принять ванну в Серпентайне
type="note" l:href="#FbAutId_9">[9]
? Хотите, я прикажу кучеру свернуть? Правда, сегодня жуткий ветер, но я полагаю, это вас не остановит, если вы так отчаялись.
— Вы считаете, я делаю из мухи слона? — Габби хихикнула. — Это мой недостаток.
— Чертовски неудобный, — заметил Квил.
Габби посмотрела на него прекрасными зовущими глазами.
— Вы мне правду говорите, ну… что Питер хочет меня поцеловать? Я имею в виду — так же, как вы этого хотите. — Квил распрямился, как выскочившая пружина.
— Черт подери, с чего вы взяли, что я хочу?
Габби слегка вздрогнула.
— Вы об этом не говорите, но вы так смотрите…
— Все мужчины моложе девяноста — тоже. Ваше платье специально сделано, чтобы заставить их смотреть на вас.
— Когда вы смотрите на меня, я чувствую себя… неловко.
— Звучит не очень приятно.
— Но это так. Такое ощущение, как будто по коже бегают муравьи.
— Совсем плохо, — пробурчал Квил. — Прошу прощения. Постараюсь впредь не доставлять вам неприятных ощущений.
Габби сдвинула брови.
— Я не совсем точно выразилась. Вы так смотрите, будто целуете, — прошептала она, испугавшись собственной опрометчивости. — От вашего взгляда у меня возникает дрожь… вот здесь. — Она приложила руку пониже подреберья.
Ее слова, как облачко, проплыли в экипаже, вызвав некоторое замешательство.
Она ощутила легкое прикосновение к уху. Квил, впрочем, тотчас отодвинулся и улыбнулся:
— Ну, дрожь уже началась?
— Нет! — возмутилась Габби. — Перестаньте подшучивать надо мной, Квил! Я не должна была говорить вам это.
— Верно, — согласился он.
— Питер никогда не смотрит на меня так.
— Я уверен, он хочет поцеловать вас, Габби, — не сразу ответил Квил. Дай Бог, чтобы это было так, подумал он, одновременно надеясь на то, что этого не будет вовсе. — Просто Питер боится испортить вам репутацию.
Тогда она подняла на него свои очаровательные, широко посаженные глаза, как бы говоря своим взглядом: «Поцелуй меня!»
Квил улыбнулся и наклонился к ней.
— Вы всегда будете испрашивать поцелуя? — проговорил он небрежно, как о чем-то обыденном.
На этот раз Габби не успела возмутиться — он успокоил ее, прижавшись ртом к ее губам.
Квил целовал ее с той буйной сладостностью, которая накатывала на него всякий раз, когда он видел эти губы и сияющие глаза, когда слышал этот хрипловатый голос, льющийся и льющийся без конца. Взяв ее лицо в ладони, он подумал, что стоит, пожалуй, стянуть свой фрак с ее плеч, но вовремя остановился.
Что сейчас с ее лифом? Если он все еще спущен до талии, то достаточно одного движения его руки — и откроется дивная кремовая плоть.
Квил вздрогнул и впился в ее губы, превращая поцелуй в опасно страстную мольбу. Габби выгнулась и с тихим горловым стоном обняла его за шею. Фрак, соскользнувший с атласной глади плеч, упал на сиденье.


Квил тупо смотрел, как ежится пепел в камине, и недоуменно пожимал плечами. Как это могло случиться? Не иначе в приступе безумия. Этим хоть как-то можно себя оправдать. Он представил шокированное лицо Питера. Может, купить билет в Персию? Или на Северный полюс? Нет, теперь этот вариант отпадает. Не ласкал бы свою будущую невестку, оголенную, в экипаже, тогда еще мог бы исчезнуть безнаказанно.
Квил хотел рассказать все Питеру — разумеется, без лишних подробностей.
От одного воспоминания о том мгновении — хотя до просветления, конечно, прошло не одно мгновение — у него участилось дыхание и панталоны стали неудобно тесны.
Дверь кабинета тихо отворилась.
— Кодсуолл сказал, у тебя ко мне разговор? — Квил обернулся. Прежде чем он открыл рот, Питер уже закрыл за собой дверь и произнес: — Все, это конец, Квил.
В голосе брата звучало неприкрытое презрение, карие глаза светились гневом.
От ощущения своей вины и предательства у Квила внутри все перевернулось.
— Я признаюсь, что…
— Я не могу этого сделать! — продолжил Питер с несвойственной ему свирепостью. — И не сделаю!
— Не сделаешь?! Чего не сделаешь?
— Я не женюсь на этой… на этой… Габриэле Дженингем, — с отвращением выговорил ее имя Питер. — Я думал, что смогу. Но она…
Квил чувствовал, что на его брата опять накатывает истерика, после чего он обычно замыкается в себе. Такие состояния у него могли тянуться неделями. Питер продолжал разбрызгивать свои горести, словно едкую кислоту.
— Она толстая и неуклюжая. И практически…
Квил едва не задохнулся.
— И не толстая, и не неуклюжая.
— Не возражай! — простонал Питер и принялся мерить шагами комнату. — Она неряха, Квил. Самая настоящая неряха. Даже хуже — у нее нет никакого чувства такта. Я не представляю, как можно провести с ней всю жизнь! Ты был с ней лишь несколько минут, а я весь вечер. Боже, до чего же она болтлива! И мелет, и мелет, не переставая, как мельница. Клянусь, я таких еще не встречал. Тиддлбенд с Фолджером молчали, как глухонемые. Когда она ушла, Фолджер высказался по поводу ее манер — ее редкой непосредственности.
— Что в этом плохого?
— Это был ясный намек. Она болтушка, и мой друг не хотел говорить об этом прямо. Слава Богу, что его не было в салоне, когда Габби уронила свой лиф. — Питер задумчиво пнул горящую головешку. Тут же выругался и с визгом отскочил от камина. — Посмотри! Ты видишь мой ботинок?
Квил не ответил. Он никогда не отвечал на подобные вопросы брата.
— Я не женюсь на ней, — продолжал Питер. — Я вообще не хочу связывать свою жизнь с женщиной. И отец не может заставить меня, ты знаешь.
— Разумеется, учитывая его теперешнее состояние, — пожал плечами Квил.
— Я как-то выпустил это из виду. — Питер, казалось, даже воспрянул духом. Затем снова принялся пинать головешки, не замечая сажи на своих сверкающих ботинках — эта мысль не покидает меня с того момента, как ты увез ее домой. Джентльмену не пристало расторгать помолвку, но я убежден, меня не осудят слишком сурово при данных обстоятельствах. Я не могу сказать, что Габби мне неприятна. Нет, я даже мог бы увлечься ею. И мне доставило бы удовольствие прививать ей вкус к моде, но…
Квил молча выжидал. Брат вдруг показался ему очень инфантильным.
— Но я не могу вынести саму мысль о женитьбе. Я просто не представляю, как можно жить с подобной женщиной в течение… Нет, я не женюсь на ней! И отец…
Питер снова прервался, вспомнив о состоянии здоровья виконта.
— Когда ты наконец повзрослеешь? — произнес Квил раздраженно. — Можно подумать, тебя отправляют на каторгу.
— Тебе, может, и смешно, — вспылил Питер, — а для меня это ад! Разрази меня гром, но я не хочу жениться! Тем более на такой толстой…
— Почему ты не хочешь жениться, Питер? — оборвал его Квил. — Ты должен был ожидать, что рано или поздно это случится. Разве нет?
Питер повернулся к камину и, облокотившись на полку, опустил голову на руку.
Но Квил должен был получить ответ.
— Я не понимаю, Питер, почему ты не хочешь жениться? Если не на Габби, так женись на другой.
Сначала ему показалось, что брат его просто не слышит. Но через секунду Питер резко повернул к нему белое лицо. Его кудри откинулась назад, как на сильном ветру. Тогда Квил убедился, что Питер слышал его вопрос, и внезапно понял то, что наверняка давно знал и сам.
Питер вел себя так, будто вопрос и не вставал вовсе.
— Я уеду в Америку, — произнес он вполголоса.
— Я на ней женюсь, — заявил Квил.
Но его брат был слишком поглощен собственным горем, чтобы слышать его слова.
— Я думал, что смогу… но это выше моих сил, Квил. Лучше я убью себя.
— Я женюсь на Габби, — повторил Квил.
— Ты?! — Питер повернулся к нему так резко, что едва не потерял равновесие. — Это невозможно!
— Это возможно.
— Отец… говорил… ты сказал… — заикаясь, лепетал Питер, — что ты не годен для женитьбы, что ты не можешь выполнять супружеские обязанности.
Квил чувствовал, как в душе зарождается какое-то неуместное веселье и наружу рвется смех. И действительно Питер даже открыл рот от удивления.
— Я могу выполнять супружеские обязанности. И буду это делать с наслаждением.
— С наслаждением?
— Я испытываю к ней влечение. — Квил не мог сдержать усмешку — ощущение непривычное, но не сказать чтобы неприятное. К тому же Габби мне нравится. Конечно, если я женюсь и она родит сына, ты никогда не станешь виконтом.
Лицо Питера застыло.
— Это самое оскорбительное, что ты мог сказать. — Он стоял неподвижно, словно каменный, улыбка Квила мгновенно исчезла.
— Питер, я не в этом смысле. Я знаю, ты не гонишься за титулом.
Его брат оставался таким же мрачным.
— Ты советовал мне жениться на Габби, чтобы иметь деньги хотя бы на одежду. Я был пьян в тот вечер, но достаточно хорошо помнил этот разговор на следующий день. Вы оба, ты и отец, думаете обо мне как о бездельнике. Отец вообще не способен понять различие между человеком, следящим за модой, и безмозглым фатом!
— Ну что ты, Питер! Просто я пытался сделать все, чтобы мне не пришлось жениться, — признался Квил. — Прошу прощения.
— Почему ты сказал нам, что не годен для брака? — настойчиво допытывался Питер. — Это была неправда?
— Это было не так далеко от правды. Мои эпизодические контакты в течение последних двух лет доставляли мне исключительное удовольствие, но потом следовали мигрени продолжительностью до трех дней.
— О, так все дело, оказывается, в головных болях? — Лицо Питера сразу стало участливым. — И врачи ничего не могут сделать?
Квил пожал плечами:
— Видимо, нет. Это следствие травмы головы. Может пройти само, но скорее всего нет. — Питер явно испытывал неловкость.
— Фу ты, черт! Но как же ты женишься… Я могу ошибаться, но мне кажется, Габби увлечена мной.
— О да, — хмыкнул Квил, — она воображает, будто влюблена в тебя по уши.
— Тогда как же ты изменишь ее отношение ко мне? Не говорить же ей, что я отказываюсь жениться!
Спросить бы у него, что бы он стал ей говорить перед отъездом в Америку!
— Габби — натура романтичная, — вздохнул Квил. — Она великая выдумщица…
— То есть?
— Она постоянно что-то сочиняет. Воображает себе самые невероятные вещи.
— У вас с ней не много общего, — скептически заметил Питер.
Квил снова пожал плечами:
— Я скажу, что влюбился в нее с первого взгляда. Как только увидел ее в порту. И объясню ей, что мое чувство так сильно, что его нельзя игнорировать.
— Ты думаешь, она клюнет на это?
— Она романтик, — повторил Квил. Он вспомнил поездку в карете. Судя по всему, Габби видела, что он был на пределе.
Питер кусал губу.
— Я чувствую себя подлецом. Получается, что я сбываю ее с рук.
— Только потому, что не желаешь ее — в отличие от меня, — подчеркнул Квил. — Совершенно ясно, ваш брак был бы катастрофой для вас обоих.
— А что мы скажем отцу с матерью?
— То же, что и Габби. Я скажу, что влюбился и не мог…
— Никто этому не поверит, — прервал брата Питер. — Габби — может быть, поскольку она тебя не знает, но больше никто.
— Я так не думаю. Почему бы и нет.
— О чем ты, Квил! — снисходительно усмехнулся Питер, — Ни один здравомыслящий человек не вообразит тебя влюбленным. С твоей-то невозмутимостью! От страсти люди теряют голову. Вспомни Патрика Фоукса. Когда он влюбился в леди Софи Йорк, это было жалкое зрелище.
— Мне казалось, Патрик вел себя весьма разумно.
Питер фыркнул.
— Фоукс увел невесту у своего лучшего друга и требовал немедленного бракосочетания — всего через неделю после того, как леди Софи расторгла помолвку. Естественно, родители притормозили это дело. Но поверь мне, следующие две недели, куда бы я ни пришел — везде Фоукс, срывающий поцелуи у своей нареченной. Он был как помешанный. Никакого самоограничения, не говоря уже об уважении к обществу!
Квилу понравилась идея с поцелуями.
— Определенно, я готов целовать Габби прилюдно, если это послужит доказательством, что я в нее влюблен.
Питер брезгливо передернулся.
— А вот я никогда не смог бы этого сделать. Этой ночью… — Он запнулся.
— Габби мне рассказала, — насмешливо бросил Квил. — Она хотела тебя поцеловать, а ты отказался.
— Да, — рявкнул Питер, — она просто прыгнула в мои объятия! Дверь на балкон была распахнута, и Тиддлбенд смотрел прямо на нас. Я чуть не умер от ужаса.
— Я уведомлю мою будущую невесту, что нельзя целоваться у всех на глазах, — улыбнулся Квил.
— Благодарю Бога за эту милость! — пробормотал Питер и опять начал пинать поленья. — Квил, ты уверен, что выдержишь? Фарс должен будет длиться, по меньшей мере, три месяца. Если ты женишься поспешно, это повредит ее репутации. Ты это понимаешь?
— Разумеется. — Квил встал и направился к двери, — Завтра я сообщу мисс Дженингем, что я, гм… что я в нее влюблен. Я скажу ей об этом во время завтрака.
— Во время завтрака! В тебе нет романтической жилки, Квил. Габби моментально почует, что здесь что-то не так.
Квил с вежливо-вопросительным выражением выдержал паузу.
— Почему?
— Потому что никто, даже Патрик Фоукс, не стал бы обсуждать столь важный вопрос с утра, да еще за столом!
У Квила на этот счет было совсем другое мнение. Он бы с радостью отбросил в сторону вареные яйца и овладел Габби прямо на обеденном столе. Но разрабатывать здесь детали этого вопроса не имело смысла.
— Разговор нужно перенести на ужин, — заявил Питер. — Мы подадим шампанское — много шампанского. Ты подождешь, пока она как следует выпьет. В таком состоянии ей будет труднее осмыслить, что ты говоришь.
— Я думаю, Габби должна быть трезвой, когда я попрошу ее выйти за меня замуж, — мягко возразил Квил.
— Тогда у тебя ничего не выйдет, — убежденно произнес Питер. — Вот когда она выпьет полморя, запускай свою байку. Может, и пройдет.
— Гм… — буркнул Квил и открыл дверь в коридор.
— Квил! — пронзительно закричал Питер, так сильны были его дружеские чувства к брату.
— Я рассмотрю твое предложение, — угрюмо ответил Квил.
Нет, он не станет этого делать. Габби, эта романтичная натура, внушила себе, что влюблена в Питера. Это было вчера, а завтра она с такой же легкостью скажет себе, что влюблена в него, Квила. В любом случае лгать ей о своих чувствах было достаточно дурно, но напоить ее так, чтобы она оказалась под столом, — двойной грех.


День казался нескончаемо длинным. Нога давала о себе знать пульсирующей болью. Поднимаясь по лестнице, Квил заметно хромал. Проходя мимо двери в Голубую спальню, он с трудом удержался, чтобы не повернуть ручку и не войти к Габби. В спальню, где всего через несколько месяцев он будет властвовать. Квил встряхнулся, точно пес, выскочивший из лужи. Нет, он умеет ждать.
Не было еще и четырех утра, когда он осознал шаткость своих намерений. Ждать целых три месяца!
Часть проблемы заключалась в том, что было еще слишком живо то прекрасное мгновение, когда с ее плеч упал его фрак.
Квил вспомнил ее обнаженные плечи, гладкое пространство спины и медленный ласковый танец своих пальцев, когда они переместились к груди. Только тогда он позволил себе оторваться от ее губ и посмотреть на то, что оказалось в его руках.
Пробудившееся желание сотрясло тело и вселило в сознание убеждение, что, подобно Патрику Фоуксу, он не вынесет столь долгого срока. Он не сможет ждать и недели, чтобы не трогать эту атласную кожу плеч и не опускаться все ниже и ниже.
Поскольку со сном ничего не получалось, он решил основательно подготовиться к объяснению с Габби.
Габби любила театр. Прекрасно. Нужно выучить пару отрывков из пьес и устами героя поведать, как он в нее влюблен. Сам он ничего не придумает — не тот человек. В этом Питер прав.
И как только холодная заря расцветила стену в дальнем углу сада, Квил отбросил одеяло и подергал шнур колокольчика.
Появился недоумевающий слуга. Квил вежливо попросил горячую ванну и отправился в библиотеку. В бизнесе информация всегда давала ощутимое преимущество над оппонентом. К счастью, в поэзии вопросы любви были хорошо проработаны, так что занятие это оказалось исключительно приятным. Шекспир открывал широкие возможности.
Через час Квил был вымыт и усажен у ревущего камина, среди книг со вложенными закладками. Память у него была отличная. Только бы Габби не узнала более или менее известные цитаты.


Горю я, изнываю и погибну
type="note" l:href="#FbAutId_10">[10]
.


Квилу понравилось, как это звучит. Но вообще-то все это чушь, думал он. Все, кроме «горения». Он сгорал — что правда, то правда. Но существовала небольшая загвоздка. Сколько подобной чепухи нужно продекламировать, чтобы она поверила в его чувства?
В той же пьесе он нашел еще и такие строки:


Струило аромат ее дыханье;
Все в ней святым казалось и прекрасным.


Он попытался перефразировать: «Когда я увидел вас в порту, ее… нет, ваше дыхание струило аромат. И все, что было в вас, казалось мне священным и прекрасным». Нет, это не то.
А вот это совершенно правильно. Квил невнятно пробубнил:


Какие звезды озаряют небо
Такою красотой, как эти глазки, -
Ее прелестнейший и юный лик?


Он не мог заставить себя произнести это в полный голос, что, если камердинер войдет в комнату! Но кто бы мог подумать, что Шекспир писал подобную белиберду!
Глаза Габби не были похожи на звезды. Они были зелено-карие, с темным, почти черным, ободком. И они не озаряли никаких небес. Зато светились подобно золотисто-коричневому бренди. Они разговаривали. Встретить ее взгляд — все равно что принять приглашение в сумбурный мир смеха и слов, погрузиться в омут бурных эмоций и опрометчивых желаний. Целуя ее, Квил видел, как от страсти ее глаза подергиваются поволокой и цвет бренди становится сочнее.
Близилось время ставить вопрос ребром.
Квил мысленно прорепетировал то, что набрал из шекспировской «белиберды».
Было семь утра.
Идеальный час для лицедейства.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пленительные наслаждения - Джеймс Элоиза



увлекательно
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоизамарина
7.05.2012, 11.08





Хорошая книга ! Читается легко .
Пленительные наслаждения - Джеймс ЭлоизаМари
4.09.2012, 12.27





Замечательный роман. Не жалею потраченного времени
Пленительные наслаждения - Джеймс ЭлоизаKatsiaryna
23.11.2012, 10.03





еле дочитала до 8 главы. скука
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоизаирина
15.12.2012, 18.07





Нормально 9 из 10 баллов
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоизатая
4.01.2013, 12.52





Скучновато
Пленительные наслаждения - Джеймс ЭлоизаКэт
13.01.2013, 11.21





Роман-супер:)Такой яркий юмор.Как Квил признавался в любви с помощью Шекспира:)Короче читайте-не пожалеете!
Пленительные наслаждения - Джеймс ЭлоизаОля-ля
7.02.2013, 16.27





Хороший роман . Оценка 8 баллов
Пленительные наслаждения - Джеймс ЭлоизаКсения
23.02.2013, 20.28





Добрый и теплый роман)) Первое признание в любви вызвало у меня приступ хохота)))))
Пленительные наслаждения - Джеймс ЭлоизаЭва
11.03.2013, 10.56





Добрый, милый, светлый, нежный и забавный роман. Настроение поднимет до предела. Герои не страдают слабоумием. Пусть героиня несколько противоречива, и иногда это портит сладостность романа, зато герой вне конкуренции. Вторая сюжетная линия с ее "укратителем драконов" просто потрясающая. Девятку из десяти роман несомненно заслужил
Пленительные наслаждения - Джеймс ЭлоизаЛера
1.08.2013, 18.20





нуднятина наискучнейшая
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоизаник
20.08.2013, 16.19





героиня какая то овца.разве можно так откровенно заигрывать с братом жениха и типа она не понимает этого в одной пижаме в сад вышла и хоть бы хнырь .так на любителя романчик
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоизабяка
23.11.2014, 23.59





начало на самом деле скучное. но общее вречптление от книги приятное. стоит прочитать
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоизамилашкаааа
12.02.2015, 0.45





каждый раз убеждаюсь , что у всех свои пристрастия и идеалы.на мой взгляд очень приятный роман.их споры напомнили меня с мужем ))
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоизаная
12.02.2015, 14.21





каждый раз убеждаюсь , что у всех свои пристрастия и идеалы.на мой взгляд очень приятный роман.их споры напомнили меня с мужем ))
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоизаная
12.02.2015, 14.23





девочки, посоветуйте что почитать о нежной любви как в сказке.
Пленительные наслаждения - Джеймс Элоизаная
12.02.2015, 14.29





Такой нудный роман.читала и думала-ну вот сейчас начнется интересное-но нет не тут-то было 3 балла не больше.
Пленительные наслаждения - Джеймс ЭлоизаНа-та-лья
16.10.2015, 19.36





Приятный , забавный роман . И героиня меня не раздражала - простая девочка , немного наивная , но по сути очень умная . Герой хорош . Можно почитать .
Пленительные наслаждения - Джеймс ЭлоизаMarina
14.03.2017, 15.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100