Читать онлайн Ночь герцогини, автора - Джеймс Элоиза, Раздел - Глава 36 Игры в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночь герцогини - Джеймс Элоиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночь герцогини - Джеймс Элоиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночь герцогини - Джеймс Элоиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Элоиза

Ночь герцогини

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 36 Игры



16 марта 1784 года
Вечером следующего дня


Джем бесшумно выскользнул из спальни Юджинии, и ноги сами понесли его в комнату Гарриет. Сердце у него пело. Кризис миновал. Юджиния чувствовала себя намного лучше.
Скоро она поправится. Доктор тоже так сказал. Опасность миновала – Юджиния будет жить.
В коридоре его нагнал спешивший куда-то мистер Эйвери.
– Игра без вас уже не та, что раньше. Нам очень вас не хватает, Стрейндж, – покачав головой, сказал он. – Кстати, как ваша дочь?
– Уже лучше. Возможно, я даже сегодня вечером составлю вам компанию.
– Кстати, вы не видели Коупа? Не знаете, он присоединится к нам сегодня вечером?
– Конечно. Можете не сомневаться.
Эйвери принял это со своей обычной невозмутимостью.
Сердце у Джема пело. Очень скоро их жизнь вновь войдет в привычную колею. Если, конечно, не считать того, что она уже никогда не будет такой, как прежде, потому что все изменилось. Вся его жизнь изменилась – ведь теперь у него есть Гарриет.
Кое-как отвязавшись от Эйвери, Джем выждал какое-то время и толкнул дверь в комнату Гарриет.
Сидя за столом, та писала что-то. Джем на цыпочках подкрался к ней сзади – в глазах его прыгали смешливые чертики. Он осторожно потянул за кончик ленты, стягивающей ее волосы, и они рассыплись по плечам.
– Я уже соскучился, – глухим от нетерпения голосом прошептал он. – Ты даже представить себе не можешь, как мне тебя не хватало!
Гарриет на мгновение застыла, наслаждаясь его близостью. Потом обернулась – на губах ее играла обольстительная улыбка.
Джем, задыхаясь, опрокинул ее на стоявшую тут же, в двух шагах от них, кровать... Он хотел любить – и одновременно видеть ее, наслаждаться ее изящным соблазнительным телом. А Гарриет... Гарриет, похоже, желала этого ничуть не меньше, чем сам Джем.
Отбросив всякий стыд, забыв о скромности, она раскинулась перед ним, обвив ногами его бедра, предлагая ему себя точно изысканное лакомство, – и Джем, не задумываясь, откликнулся на ее призыв.
Но если он рассчитывал, что она будет молчать, то здорово ошибался – возможно, другая женщина нашла бы в себе силы воздержаться от комментариев, но Гарриет не была бы Гарриет, если бы смогла держать рот на замке.
– Глубже! – облизнув губы, скомандовала она. Губы Гарриет, вишневые, чуть припухшие, сводили Джема с ума. Рывком, вонзившись в нее, он со стоном впился поцелуем в ее рот.
Когда они любили друг друга – то жадно и просто, то неспешно и изощренно, – всем существом его овладевало пронзительное, непередаваемое словами ощущение. Описать то, что он чувствовал в такие минуты, было невозможно.
Да он и не пытался. Вместо этого Джем дал Гарриет подремать несколько часов, а потом принялся осторожно тормошить ее.
– Вставай, Гарриет, – приговаривал он. – Пора просыпаться.
Гарриет, что-то проворчав, попыталась сунуть голову под подушку. Губы у нее припухли и слегка потрескались – виной этому были неистовые поцелуи, которыми осыпал ее Джем. Он вдруг почувствовал, как в нем вновь просыпается возбуждение. И, как большинство мужчин на его месте, молниеносно прикинул, что лучше – повторить все заново или подождать? Подождать, ответил он себе.
– Натягивай снова свои панталоны, – скомандовал он. – Нас ждут.
– Кто же? – сонно пробормотала она.
– Игра. Ты забыла? – проговорил Джем, поцеловав ее. – Держу пари, они уже соскучились по нас с тобой. Я дал слово, что вечером мы оба присоединимся к ним за карточным столом.
Гарриет сонно заморгала.
– Игра все еще продолжается? Без тебя?
– Конечно. А ты как думала?
– И они уверены, что сегодня ты составишь им компанию?
–Да. Они надеются, что хозяин дома и мистер Коуп вместе с ним снова примут участие в игре. Я уже сказал Поуви, чтобы оставил за нами места под номером семь и восемь. – Джем украдкой скользнул взглядом по бедрам Гарриет и с трудом подавил вздох.
Смерив его неодобрительным взглядом, Гарриет села в кровати.
– Ты хочешь сказать, что вся эта одержимая игрой толпа безумцев все еще торчит в доме? – недоверчиво переспросила она. – Неужели ты действительно дал слово, что сегодня вечером присоединишься к ним за карточным столом?
– Неужели игра тебе надоела? – вопросом на вопрос ответил Джем, вставая на ноги. – Конечно, я могу пойти и один, если тебе не хочется, но мне кажется, им здорово не хватает тебя. Впрочем, уверен, Поуви без труда найдет желающего занять кресло под номером восемь. – Джем подошел к камину. – Кстати, забыл тебе сказать... Юджиния сегодня за ужином съела два яйца!
– Чудесная новость! – улыбнулась Гарриет.
Но что-то не давало ему покоя... какая-то смутная мысль копошилась в уголке его сознания. Джем мог бы поклясться, что эти интонации хорошо ему знакомы. Впрочем, как и любому другому мужчине.
– Гарриет, – осторожно окликнул он.
Вместо ответа она решительно скрестила руки на груди.
– Надеюсь, ты не рассчитываешь, что все останется так же, как было? – грозно осведомилась она.
– Ну конечно, теперь все будет по-другому, – торопливо забормотал Джем. – Я ведь люблю тебя, Гарриет. То есть, – поспешно поправился он, – я хочу сказать, я и раньше тебя любил...
– Но если ты любишь меня, то неужели не понимаешь, что так больше не может продолжаться? – в отчаянии воскликнула Гарриет.
– Что ты имеешь в виду? – спросил Джем, чувствуя, как вдруг похолодело сердце.
– Я не могу и дальше оставаться мистером Коупом, – вздохнула Гарриет.
– Конечно, конечно, – закивал он. – Я и сам не хочу, чтобы ты и дальше оставалась мистером Коупом. Гарриет мне куда больше по душе! Я уже думал об этом, и у меня появилась одна идея. Но для этого нам придется прикончить бедного мистера Коупа. Предположим, его экипаж перевернется, и бедняга сломает себе шею. Потом мне придется на пару дней уехать, и во время этой поездки я познакомлюсь с тобой. А после этого ты сможешь приехать сюда погостить – только уже в качестве Гарриет.
– Все не так просто, – покачала головой Гарриет.
– Почему? – удивился Джем. И, взглянув на нее, вдруг почувствовал, как в душе у него шевельнулось нехорошее предчувствие.
– Я не могу так жить, – коротко бросила Гарриет.
Джем онемел; у него было такое чувство, что ему не хватает воздуха. Страшная правда, которую он до этого гнал от себя, вдруг обрушилась на него словно удар в солнечное сплетение. Господи... как же он не догадался?! Она просто не хочет выходить замуж! А он-то, он-то... Выходит, рано радовался. Сделал ей предложение – и успокоился. Да и как сделал?.. Прокричал через дверь и решил, что этого достаточно. Самонадеянный осел! Надутый индюк! Даже не удосужился заметить, что Гарриет ничего не ответила.
– Как ты себе представляешь нашу совместную жизнь? – прищурилась Гарриет. – По утрам будем фехтовать или ездить верхом, а по вечерам – сидеть в гостиной, слушать, как сплетничают Грации или им подобные, общаться с незнакомыми людьми, которые имеют нахальство являться в дом без приглашения...
– Если кто-то приезжает сюда, значит, я его пригласил! – огрызнулся Джем.
– ...с наступлением вечера будем спускаться вниз, чтобы поприветствовать новых гостей, а заодно и немного перекусить, и нетерпеливо ждать, когда можно будет приступить к очередной игре. Или нет, погоди! Наверное, предполагается, что после свадьбы я уже не буду в ней участвовать? Ну конечно, вряд ли это прилично, когда речь идет о твоей жене. Вероятно, вместо этого мне придется учить Граций, вышивать крестиком или чему-то еще, как полагается настоящей леди.
– Думаю, мы сможем придумать, как изменить правила, – пробормотал он, ласково коснувшись ее щеки. – Будут играть только мужчины – единственным, приятным исключением будет... Гарриет.
Вместо того чтобы обрадоваться, она резко отшвырнула его руку и повернулась к нему спиной. Раздосадованный Джем, недоумевая, невольно отшатнулся.
– Ты ничего не понимаешь! – в сердцах бросила она. – Ничегошеньки!
Джем почувствовал, что начинает закипать, и лишь усилием воли заставил себя сдержаться.
– Ну, хорошо, не понимаю. Тогда будь любезна, объясни!
– Все эти игры, которые ты так любишь... Жизнь не игра, Джем!
– Ты считаешь, что я недостаточно трудолюбив? – поигрывая желваками, проговорил он. Губы его побелели от едва сдерживаемого гнева. – Уверяю тебя, это не так. Я вполне справляюсь, и мои финансовые дела в полном порядке.
– Нисколько в этом не сомневаюсь, – с ядовитым сарказмом в голосе бросила Гарриет.
Джем помолчал в надежде, что Гарриет все-таки снизойдет до того, чтобы объяснить, чем она недовольна. Однако объяснений не последовало.
– Можешь поверить мне на слово – чтобы содержать такое поместье и огромный дом в придачу, нужно очень много работать. Да и нажить такое состояние, какое нажил я, нелегко. Конечно, вряд ли ты это понимаешь, поскольку попросту не представляешь, каково это – управлять поместьем. Но я все равно никак не могу взять в толк, почему это вызывает такое неприятие с твоей стороны.
– Еще как понимаю! – вспыхнула она. – Кстати, хочу напомнить, что у меня тоже есть поместье. И состояние. И со всем этим я тоже справляюсь сама.
Ну конечно, как же он не подумал? Естественно, ее деревенский сквайр оставил ей состояние. И поместье... скорее уж какую-нибудь захудалую ферму.
– Мне не нравится то, как ты воспринимаешь жизнь, – запальчиво продолжала Гарриет. – Как будто это одна большая игра – скривив губы, добавила она. Взгляд стал жестким.
– Не понимаю, за что ты меня осуждаешь! – вспылил Джем. – Если ты думаешь, что я склонен к авантюрам, уверяю тебя, ты ошибаешься. Неоправданный риск – это не для меня. И мне бы в голову никогда не пришло рискнуть своим состоянием!
– Состоянием – нет, а вот ребенком – запросто! – выпалила она.
Джем почувствовал, как вся кровь разом отхлынула от его лица. Она осмелилась – осмелилась! – бросить ему упрек, что он рискует собственной дочерью?! Да как у нее язык повернулся сказать такое! Ему стоило невероятного усилия воли сдержаться. Услышав собственный голос, Джем поразился... он даже представить себе не мог, что способен говорить так спокойно.
– Насколько я могу судить, ты считаешь, что я не способен нанять нормальную прислугу?
– Эта твоя гувернантка! – выкрикнула Гарриет. – Такая же хорошенькая и безмозглая, как все те женщины, которыми кишит твой дом! Неужели ты рассчитывал, что она будет заботиться о Юджинии? Не смеши меня!
– Девушка просто влюбилась и забыла о своих обязанностях, – пожал плечами Джем. – Такое тоже может случиться с каждым.
– Ничего подобного! Просто она как две капли воды похожа на тех женщин, которыми наводнен твой дом! – выпалила Гарриет. – Моя мать назвала бы ее вертихвосткой, а я лично считаю, что она всего лишь обычная девица легкого поведения, озабоченная только поисками очередного любовника!
Джем почувствовал, что его терпению вот-вот придет конец. Спина у него взмокла, он сам не заметил, как руки сжались в кулаки.
– Мне очень жаль, если ты думаешь, что я намеренно приставил к своей дочери девицу легкого поведения. Уверяю тебя, это не так. Во всяком случае, я этого не хотел.
– Ну конечно, ты этого не хотел! – закричала Гарриет. – И конечно, все произошло случайно. А знаешь почему? Да просто ты не знаешь, как выглядят порядочные женщины!
– Ох уж эти добродетельные женщины – скучные, нудные, и при этом вдобавок самодовольные и чванливые.
– Вот как? А как же тогда я? У меня ведь тоже репутация добродетельной женщины! – стиснув зубы, возмущенно процедила Гарриет.
– Тогда придется признать, что ты являешься редким исключением из общего правила, – буркнул Джем. Его до сих пор трясло от злости – так он был возмущен тем, что Гарриет считает его негодным отцом. – Обещаю тебе, что в самое ближайшее время подыщу для Юджинии надежную няню. Добродетельную и порядочную. Которая во всех отношения будет похожа на тебя, – с ухмылкой добавил он.
– Что ты хочешь этим сказать? – подозрительно спросила Гарриет.
– Помнится, ты пробралась в мой дом под чужим именем, переодевшись в мужское платье, – безжалостно напомнил Джем. – А когда твой обман выплыл наружу, и выяснилось, что ты женщина, ты без малейшего сопротивления позволила мне уложить тебя в постель... несмотря на твою репутацию добродетельной женщины! Поправь меня, если я ошибаюсь, но, по-моему, она не помешала тебе стать моей любовницей. Слава Богу! – благочестиво добавил он.
– Мне все понятно. Говоря другими словами, ты считаешь меня распутницей!
– Только в самом лучшем смысле этого слова! – ухмыльнулся Джем.
– Женщиной легкого поведения!
Он весь напрягся, на скулах вновь заходили желваки.
– Позволю себе заметить, дорогая, что вовсе не нахожу женщин легкого поведения такими ужасными, как их принято считать.
– Так вот, значит, какое будущее ты готовишь Юджинии? Именно поэтому ты держишь ее взаперти, одну, под охраной лакеев... Не позволяешь бедному ребенку даже подышать воздухом, пока все эти вертихвостки, которые слетаются сюда как мухи на мед, вовсю развлекаются под крышей твоего дома? Она здесь как тюрьме!
– Уверяю тебя, это не так. У меня и в мыслях не было держать Юджинию взаперти и не позволять ей общаться с моими гостями. Она знакома с несколькими дамами, и я совсем не против, чтобы она проводила с ними время.
Джем слишком поздно понял, что сам загнал себя в ловушку. В глазах Гарриет вспыхнуло пламя, а из груди вырвался звук, похожий на разъяренное рычание. Джем даже слегка попятился.
– Ну, раз ты не против, чтобы Юджиния вращалась в подобном обществе, – Гарриет презрительно поморщилась, – тогда невольно напрашивается вывод, что ты не против, если со временем твоя дочь сделается женщиной легкого поведения!
Джем скрипнул зубами.
– Будь так любезна, выбирай выражения! – прорычал он.
– А что тебе не нравится? – прищурилась она. – Может, слово «распутница» звучит лучше? Или «шлюха»? Для подобных особ придумано немало слов. Выбирай любое.
– Ну конечно – и, будучи добродетельной женщиной, ты знаешь их назубок! – рявкнул окончательно выведенный из себя Джем. – Ох уж эти порядочные женщины! Как вы любите швыряться грязью в тех, кому меньше повезло в жизни, – и это притом, что все они виноваты лишь в одном... что наслаждаются радостями жизни! Только они не скрывают этого – в отличие от вас, лицемерок! А, в сущности, все вы ведете себя одинаково!
Лицо Гарриет стало мертвенно-бледным. И Джем понял, что стрела попала в цель.
– Наверное, ты прав, – помолчав, тихо сказала она.
– Вы, добродетельные женщины, готовы пригвоздить к позорному столбу тех, кто слабее, кто имеет меньше прав, чем вы. И при этом...
– Не надо, Джем, – остановила она его. – Ты хочешь сказать, что, оказавшись в твоем доме, я тоже вела себя как шлюха, и поэтому не имею никакого права осуждать тебя за то общество, в котором ты предпочитаешь вращаться?
– Не уверен... – начал он.
Но она не дала ему договорить.
– Зато я уверена – можешь не сомневаться. Ты совершенно прав.
Она молча ждала. Наконец из груди окончательно растерявшегося Джема вырвался звук, больше похожий на сдавленный вздох.
– Я не имела никакого права просить тебя изменить свою жизнь, – продолжала Гарриет. – Не имела права даже надеяться, что ты способен на это. Просто я думала... – Что-то промелькнуло в ее глазах. – Мне казалось, ты читаешь в моем сердце. Казалось, ты понимаешь меня, знаешь, какая я настоящая. Какой же наивной я была! – выдохнула она.
Последняя фраза прозвучала настолько тихо, что он с трудом разобрал слова.
– Не нужно так расстраиваться, дорогая. – Джем порывисто сжал ее руку. – Я знаю тебя, Гарриет, поверь мне. И я люблю тебя!
Но она, похоже, не слышала его.
– Я все крутила это в голове – то так, то этак... доверчивая дурочка, – с горечью прошептала она. – Вертела перед тобой хвостом, вела себя как... как непотребная женщина, и кончилось тем, что ты принял меня за... – Гарриет с трудом сглотнула, – за такую! Решил, что я обычная шлюха! И это...
– Господи, что ты такое говоришь?! Я никогда не считал тебя шлюхой! Поверь мне! Никогда!
– И... и все, – упавшим голосом закончила она.
– О чем ты, Гарриет? – в отчаянии закричал он. – Разрази меня гром, если я понимаю, что происходит!
– Узнаешь – будешь смеяться. – Глаза Гарриет вдруг стали пустыми... и это было так страшно, что Джем похолодел. – Знаешь, я ведь действительно думала, что ты сможешь... что ты захочешь изменить свою жизнь. Что ты станешь другим.
– Я стану другим! Я ведь уже дал тебе слово – все будет по-другому. И я действительно хочу жениться на тебе!
– Но не настолько...
– Послушай, до этого дня я никогда ни одну женщину не просил стать моей женой – я хочу сказать, сам, – потому, что этого хотелось мне. И мне в голову не приходило, что ты с такой... с такой легкостью отвергнешь меня...
– Я думала, ты понимаешь, какая я... какую женщину ты просишь стать твоей женой. Я думала, я надеялась, что ты сможешь... что ты захочешь быть тем мужчиной, который... – Она не договорила.
– Господи помилуй, Гарриет! – рявкнул Джем. – Да ведь я и есть тот мужчина, который нужен тебе! Неужели ты этого еще не поняла?!
Она покачала головой:
– Нет. Ты замечательный... из тебя получится чудесный муж. Но я думала, ты можешь стать таким... как бы это сказать? Совсем другим человеком. Мужчиной, который захочет, чтобы его женой стала женщина вроде меня – такая, какая я на самом деле, – не мистер Коуп, а настоящая я. Не женщина, очертя голову ринувшаяся в дикую авантюру, в мужском платье, да еще под чужим именем, а другая. Женщина, которая сама распоряжается своим состоянием, сама управляет своим имением. Женщина, привыкшая заседать в суде графства. Просто не верится, что я... я ведь действительно вела себя как какая-то распутница! Я ввела тебя в заблуждение. Я притворялась легкомысленной – но на самом деле я не такая. Я флиртовала с Грациями – и невольно заставила тебя поверить, что для меня это нормально, что ни чего другого я не хочу... а это не так.
В ее лице вдруг появилось какое-то странное выражение обреченности, и это почему-то страшно не понравилось Джему. Он был так зол на нее, что забыл о сдержанности.
– Мне плевать...
– Я солгала тебе. Вернее, не сказала тебе всю правду, – перебила Гарриет. – Мой покойный муж не был деревенским сквайром. Он был герцогом. А я... я герцогиня.
Не успели эти слова сорваться с ее губ, как Джем понял, что это правда. Конечно, она герцогиня. Господи, где были его глаза?! Такая осанка может быть только у герцогини. А ее манеры... привычка повелевать. Этому нельзя научиться – это в крови.
– Герцогиня, – глухо проговорил он. В груди его шевельнулся гнев.
Она наклонила голову – надменно, как и положено герцогине. Только по щеке ее скатилась одинокая слезинка...
– Ты хочешь сказать, что я полюбил не настоящую женщину, а... иллюзию?
– Что-то вроде этого.
– Ну, хорошо, а ты? Ты тоже полюбила не меня, а какого-то выдуманного мужчину? Не настоящего, а свою мечту?
– Нет, – возразила она. – Ты никогда не лгал мне. Более того – я уверена, что ты вообще не способен лгать, Джем.
– Видишь ли, какой бы горькой иронией ни показались тебе мои слова, но лично я счел бы унизительным притворяться кем-то, кто занимает не столь высокое положение, как я сам. Я не старался играть чужую роль. Я отдал тебе свое сердце, отдал себя – таким, какой я есть.
– Я знаю. – По лицу Гарриет текли слезы. – Ты всегда был честен со мной, Джем. Да, это твоя жизнь, и это... замечательно. Ты любишь ее такой, какая она есть. Просто... я не могу жить так, как живешь ты. В этом все дело.
Она долго смотрела на него... смотрела так, словно старалась запечатлеть в памяти его лицо. Джем похолодел. Значит, он не ошибся – она действительно собирается это сделать. Предчувствие не обмануло его – Гарриет решила расстаться с ним.
– Я люблю и уважаю тебя, Джем. Но жить так, как ты, не могу... Прости...
Джем моментально ощетинился. Еще даже не успев ничего сказать, он уже почувствовал, как внутри у него будто все заледенело.
– Как я – это как? – жестко осведомился он.
– В доме, который похож на постоялый двор, где постоянно толкутся чужие люди, приезжают, уезжают, их место занимают другие... Господи помилуй, Джем, ты ведь их даже по именам не знаешь!
– Ну да, конечно, как это я сразу не догадался? Выходит, мои гости недостаточно хороши для герцогини?! Теперь мне понятно.
– При чем тут «недостаточно хороши»? Разве дело в этом? Впрочем, может, ты и прав. – Он видел по ее лицу, что решение уже принято. Гарриет вскинула на него глаза. – Понимаешь, Джем, я вовсе не вертихвостка – скорее наоборот, потому что по натуре я довольно, старомодна. Все, о чем я мечтала, это иметь семью – детей, мужа, который будет меня любить. Вот и все. Я никогда...
Гарриет поспешно отвернулась, но Джем успел заметить, как на глазах ее снова выступили слезы, и от жалости и сострадания у него заныло сердце.
– Господи, да у меня и в мыслях не было, что я могу вести себя так... В общем, ты понимаешь. Что я могу ввязаться в такую авантюру. Выдавать себя за мужчину, скакать верхом, фехтовать, играть в примеро, когда на кону огромные деньги, завести любовную интрижку... Такое впечатление, что речь не обо мне! Но при этом я все равно не в состоянии жить в одном доме с людьми вроде этих твоих Граций... во всяком случае, подолгу. Я не желаю жить в доме, который служит чем-то вроде постоялого двора для всего этого разношерстного сброда, бродячих жонглеров, актеров, картежников. Конечно, я не имею в виду ученых и политиков! И при этом я наслаждалась каждой минутой, которую провела в твоем доме! Это было... как глоток свежего воз духа. У меня такое чувство, что я стала совсем другим человеком. Я изменилась – и жизнь моя тоже изменилась. Я уже даже не виню мужа в том, что он предпочел уйти, оставить меня.
В душе Джема поднялась целая буря чувств. Сердце его будто превратилось в кусок льда, но волна гнева, копившегося в нем, уже готова была захлестнуть его с головой.
– Рад, что мы с Юджинией смогли хоть в чем-то быть тебе, полезны, – процедил он сквозь зубы.
– Нет! Не надо... – схватившись за сердце, крикнула она. – Я не хочу, чтобы мы расстались вот так, с обидой и гневом!
– Ты солгала мне. Все это время ты просто играла роль простолюдинки. Забавлялась! Ты играла... играла мною!
– Это совсем не то, что ты думаешь!
У него перехватило дыхание, во рту внезапно стало горько.
– А Вилльерс!.. О, герцог сыграл со мной превосходную шутку, явившись в мой дом в компании двух герцогинь сразу. Истинно герцогская шутка! Не знаю, почему я сразу не догадался обо всем. Это вполне в его духе. Извращенное чувство юмора, свойственное людям вашего ранга и положения!
– Это не было шуткой!
– Было. Это была как раз такая шутка, оценить которую по достоинству способен лишь тот, кто носит герцогскую корону, – холодным, равнодушным тоном отрезал он. – Юджиния вряд ли смогла бы ее понять. И уж тем более оценить.
– О Господи... не говори так! Это неправда!
Он молча посмотрел на нее – и Гарриет показалось, что разделявшая их стена стала еще толще, только теперь ее скрепляли горечь и презрение, которое она прочла в его взгляде.
– Не беспокойся – я сделаю все, чтобы скрыть от Юджинии уродливую правду о том, что произошло. А ты уезжай... возвращайся в свое герцогство. Ну а я – останусь здесь. Бог свидетель – надеюсь, что больше никогда не увижу тебя!
Лицо Гарриет было залито слезами, но привычная гордость заставила ее высоко держать голову.
– Не понимаю, что такого ужасного я сделала, чем заслужила твой гнев. Но это разрывает мне сердце!
– Я любил тебя. Я думал, что хорошо знаю тебя. И если сейчас я злюсь, то не на тебя – а на самого себя. Я был, слеп – стало быть, я это заслужил. – Он отвернулся. – А теперь, надеюсь, ты извинишь меня. Мне пора. У меня назначена встреча.
– Подожди!
Джем молча ждал. Он видел, что Гарриет пытается что-то сказать – дрожащие губы кривились, но рвущиеся из груди рыдания мешали ей говорить. Потом она снова вскинула голову.
– Скажи, ты уверен... уверен, Джем, что действительно не хочешь остаться со мной навсегда? Ведь я люблю тебя! Если бы ты только знал, как я люблю тебя!
Жалость и любовь разрывали его сердце. Джему казалось, он близок к безумию. Даже сейчас он чувствовал, что продолжает любить ее. Эту лживую до мозга костей женщину, которая обманом пробралась в его дом, чтобы позабавиться с ним.
– Скажи, Джем, почему ты не можешь просто любить меня? Почему не хочешь быть со мной – а не со всеми этими людьми?! – Голос у нее предательски задрожал. – Эта твоя игра... ты не можешь без нее обходиться. Почему?
– Я влюбился не в тебя. Я полюбил женщину, роль которой ты играла, – веселую, умную, образованную. Женщину, которой нравилось брать уроки фехтования, скакать верхом по-мужски и играть в примеро, но эта женщина – химера. В действительности ее никогда не существовало, – безжалостно отрезал он. – На самом деле ты не Гарри. Ты герцогиня!
– Но ты давно знаешь, что я не Гарри!
– Знаю. Но я принимал тебя за женщину, которая с радостью останется жить в этом доме, со мной и моей дочерью. Но герцогиня вряд ли захочет иметь что-то общее с пресловутым лордом Стрейнджем. Я давно уже дал себе слово, что ни одна герцогиня не переступит порог Фонтхилла. Тебе не следовало приезжать.
Молча, отвернувшись от нее, Джем направился к двери. Он знал, что побелевшее, залитое слезами лицо Гарриет будет преследовать его по ночам, но сердце его превратилось в кусок льда. Он уже был на пороге, когда она вдруг снова заговорила, и голос ее заставил его окаменеть.
– Послушай меня, Джем. – Голос Гарриет снова стал твердым. – Да, я выдавала себя за другую – наверное, ты никогда не сможешь простить мне этот обман. Или не захочешь простить. Но я с самого начала знала, что ты за человек, и знала, каким можешь быть. И полюбила тебя. Я хочу, чтобы ты это знал.
Его вдруг захлестнуло бешенство. Джем почувствовал это – и предпочел не оборачиваться.
– Ты видела во мне обычного богатого бездельника, приглашающего в дом всякий сброд, лишь бы не умереть со скуки. Зачем я тебе?
– Нет. Ты ошибаешься, Джем. Я видела в тебе человека благородного и великодушного, который не может указать на дверь тем, кому повезло в жизни меньше, чем тебе, вне зависимости от их положения в обществе и репутации; человека, готового отдать жизнь ради спасения собственного ребенка; мужчину, который слишком уважает память о покойной жене, чтобы пустить в свою постель кого попало – хотя желающих попасть туда за эти годы, наверное, было немало. – Голос ее дрогнул, но Гарриет, сделав усилие, взяла себя в руки. – Я видела в тебе человека, который... полюбил меня.
Джем резко обернулся.
– Но твой муж тоже любил тебя, разве нет?
– Муж? О да, любил.
– Но недостаточно сильно?
– Во всяком случае, не так сильно, как шахматы. Но он никогда не обманывал меня, так что я знала это с самого начала. Впрочем, ты... ты тоже был честен со мной. Просто мне исключительно везет по части умения находить мужчин, которые предпочитают мне игру. – Она криво усмехнулась.
– Уверен, в конце концов, ты найдешь мужчину, равного тебе по положению, – услышал Джем собственный голос.
Глаза Гарриет вспыхнули – но что это было, боль или ненависть, Джем не знал, поэтому молча распахнул дверь.
Он не собирался уходить – на самом деле это Гарриет покидала его.
Беда в том, что он недостаточно хорош для нее. И это притом, что всей правды о нем она не знала даже сейчас! Джем с горечью скривился. Его камердинеру было достаточно кинуть на него один-единственный взгляд, чтобы понять, что от него требуется. Бросившись к гардеробу, он выудил из шкафа костюм для верховой езды и буквально швырнул его в руки хозяину.
Джем пулей вылетел из дома, оседлал жеребца и, нахлестывая его, галопом понесся прочь. Он скакал по скользкой дороге, ненавидя Гарриет, ненавидя себя. Сердце его разрывалось от жалости к Юджинии. Господи помилуй, как он сможет ей все это объяснить?
Он с самого начала решил, что Гарриет станет его женой, вдруг с замиранием сердца понял Джем. Бессознательно он давно уже тешил себя мыслью о том, как окажет Гарриет честь, женившись на ней, – эдакий рыцарь на белом коне, явившийся, чтобы избавить бедняжку от горькой участи прозябать в деревенской глуши, сводя концы с концами на маленькой ферме, которую оставил ей покойный муж. Он мечтал, как поднимет ее до себя, окружит ее роскошью... идиот!
Выругавшись сквозь зубы, Джем ударил жеребца каблуками, и тот понесся стрелой, так что ветер засвистел в ушах.
Значит, он собирался подарить ей жизнь, полную роскоши? – подумал Джем. В холостяцком доме, обставленном аляповато-безвкусной мебелью, где вечно толкутся чужие люди и куда съезжаются картежники, чтобы принять участие в игре, тогда как его герцогиня скорее всего живет в замке.
Если бы он заплакал – чего никогда не делал, – слезы у него на щеках, наверное, превратились бы в льдинки...






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ночь герцогини - Джеймс Элоиза

Разделы:
Пролог правосудие герцогиниГлава 1 золушка наряжается на бал, а фея-крестная приносит ей гусыню вместо тыквыГлава 2 часто женская грудь играет немаловажную рольГлава 3 гарриет пытается очертить границы будущих удовольствийГлава 4 чужие грехи объясняются, а чужие серебряные шкатулочки раскладываются по полочкамГлава 5 мужская натура рассматривается во всех деталяхГлава 6 правосудие герцогини (часть 2)Глава 7 в загородном доме лорда стрейнджа появляются очень странные гостиГлава 8 что такое счастливый бракГлава 9 геометрические углы и мужчины в шелках телесного цветаГлава 10 планы обольщения лорда стрейнджаГлава 11 а она лежит и ему кричит: «давай еще!»Глава 12 мистер коуп все-таки становится мужчинойГлава 13 выясняется, что быть мужчиной и владеть шпагой совсем не одно и то жеГлава 14 выясняется, что друзей можно отыскать там, где не ждешьГлава 15 таитянский праздник в честь венерыГлава 16 фонтхилл начинает терять славу вертепаГлава 17 гарриет внезапно шокированаГлава 18 гарриет вновь шокированаГлава 19 в компании ангеловГлава 20 снова подаются яйца в маслеГлава 21 о крысах и о том, что кое-кому не мешало бы изменитьсяГлава 22 «преврати меня в блудницу. или лучше не надо»Глава 23 настоящие леди, амазонки, развратники и острые шипыГлава 24 женщина в мужском платье! какой скандал!Глава 25 чарующая атмосфера фонтхиллаГлава 26 гарриет наконец-то вступает в игруГлава 27 прощай навсегда!Глава 28 предложение руки и сердца не всегда бывает романтическимГлава 29 источники вдохновенияГлава 30 свадьба, которую не ждалиГлава 31 репутация лорда стрейнджа принимает весьма странный оттенокГлава 32 двойное удовольствиеГлава 33 страхГлава 34 адГлава 35 прощальный поцелуйГлава 36 игрыГлава 37 лучше любой игрыГлава 38 мужская натура: новое обсуждениеГлава 39 истоки раяГлава 40 герцогиня при свете дняГлава 41 открытие за открытием. отцы и братьяЭпилог

Ваши комментарии
к роману Ночь герцогини - Джеймс Элоиза



Интересный роман, красивая любовь, хороший конец. Легко читается.
Ночь герцогини - Джеймс ЭлоизаКэт
23.02.2013, 12.11





Очень милая история. Там не совсем избитая, поэтому читается с удовольствием. Рекомендую.
Ночь герцогини - Джеймс ЭлоизаВив
27.02.2014, 19.37





лучший роман у автора. юмор,хороший сюжет, нормальные герои . рекомендую
Ночь герцогини - Джеймс ЭлоизаАнна
15.03.2014, 20.14





До последней страницы было интересно и захватывающе! Очень остроумно и эротично! Советую!
Ночь герцогини - Джеймс ЭлоизаАруша
18.11.2015, 21.30





Класный роман!!! Читайте.
Ночь герцогини - Джеймс Элоизамэри
20.11.2015, 9.41





Третий сорт - не брак. 5/10.
Ночь герцогини - Джеймс ЭлоизаНюша
5.12.2015, 2.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Пролог правосудие герцогиниГлава 1 золушка наряжается на бал, а фея-крестная приносит ей гусыню вместо тыквыГлава 2 часто женская грудь играет немаловажную рольГлава 3 гарриет пытается очертить границы будущих удовольствийГлава 4 чужие грехи объясняются, а чужие серебряные шкатулочки раскладываются по полочкамГлава 5 мужская натура рассматривается во всех деталяхГлава 6 правосудие герцогини (часть 2)Глава 7 в загородном доме лорда стрейнджа появляются очень странные гостиГлава 8 что такое счастливый бракГлава 9 геометрические углы и мужчины в шелках телесного цветаГлава 10 планы обольщения лорда стрейнджаГлава 11 а она лежит и ему кричит: «давай еще!»Глава 12 мистер коуп все-таки становится мужчинойГлава 13 выясняется, что быть мужчиной и владеть шпагой совсем не одно и то жеГлава 14 выясняется, что друзей можно отыскать там, где не ждешьГлава 15 таитянский праздник в честь венерыГлава 16 фонтхилл начинает терять славу вертепаГлава 17 гарриет внезапно шокированаГлава 18 гарриет вновь шокированаГлава 19 в компании ангеловГлава 20 снова подаются яйца в маслеГлава 21 о крысах и о том, что кое-кому не мешало бы изменитьсяГлава 22 «преврати меня в блудницу. или лучше не надо»Глава 23 настоящие леди, амазонки, развратники и острые шипыГлава 24 женщина в мужском платье! какой скандал!Глава 25 чарующая атмосфера фонтхиллаГлава 26 гарриет наконец-то вступает в игруГлава 27 прощай навсегда!Глава 28 предложение руки и сердца не всегда бывает романтическимГлава 29 источники вдохновенияГлава 30 свадьба, которую не ждалиГлава 31 репутация лорда стрейнджа принимает весьма странный оттенокГлава 32 двойное удовольствиеГлава 33 страхГлава 34 адГлава 35 прощальный поцелуйГлава 36 игрыГлава 37 лучше любой игрыГлава 38 мужская натура: новое обсуждениеГлава 39 истоки раяГлава 40 герцогиня при свете дняГлава 41 открытие за открытием. отцы и братьяЭпилог

Rambler's Top100