Читать онлайн Ночь герцогини, автора - Джеймс Элоиза, Раздел - Глава 16 Фонтхилл начинает терять славу вертепа в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночь герцогини - Джеймс Элоиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночь герцогини - Джеймс Элоиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночь герцогини - Джеймс Элоиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Элоиза

Ночь герцогини

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16 Фонтхилл начинает терять славу вертепа



7 февраля 1784 года


На следующее утро он снова ворвался к ней в комнату, даже не удосужившись постучать, однако Гарриет уже была готова к этому. Предполагая нечто подобное, она успела встать и одеться – устроившись в кресле, она читала с таким видом, будто это не она плюхнулась туда за пару секунд до его прихода.
– О! – слегка опешив, буркнул Стрейндж.
Гарриет с улыбкой встала – можно было подумать, что мужчины, врывающиеся под утро к ней в спальню, ей не в диковинку.
– Готовы, сэр? – жизнерадостно поинтересовалась она, стараясь игнорировать тот факт, что при одной только мысли о том, что сейчас снова придется трястись в седле, все ее мышцы разом напомнили о себе ноющей болью.
– Да, – бросил он.
У него снова был сердитый взгляд. Похоже, один ее вид почему-то выводит его из себя, подумала Гарриет. Дурные манеры этого человека потихоньку начинали ее бесить. Впрочем, видно, все мужчины таковы, смиренно подумала она; Бенджамин временами тоже бывал невыносим.
Зато ее с детства приучили, что истинная леди всегда должна держать себя в руках – Боже упаси срывать свое раздражение на других! Ее вышколили так, что Гарриет ни разу не позволила себе огрызнуться на тех, кто постоянно обвинял ее в самоубийстве мужа – даже когда эти люди были непозволительно грубы.
Стрейндж вскочил в седло – лицо его светилось мальчишеской радостью, которую Гарриет помимо своего желания нашла очаровательной.
Едва добравшись до того места, где начиналась дорожка для верховой езды, Стрейндж, приподнявшись в стременах, слегка ударил лошадь каблуками, заставив ее перейти на рысь. Искоса поглядывая на него, Гарриет была вынуждена признать, что ее не просто тянет к этому человеку. Охватившее ее желание было настолько сильным, что она чуть слышно охнула, ощутив собственную беспомощность. Оно было... ненасытным. Она готова была пойти на что угодно, лишь бы иметь возможность коснуться его...
Даже притом, что он считает ее изнеженным юнцом, один вид которого приводит его в бешенство.
Ухватившись за поводья, Гарриет толкнула кобылу коленями, заставив ее перейти на рысь. Ее тряхнуло – соприкосновение с седлом отдалось в отбитых накануне ягодицах такой болью, что Гарриет с трудом сдержала крик. Покрепче упершись в стремена, она попыталась приподняться. Это помогло – правда, ненадолго. Лошадь, набирая скорость, пошла галопом, и Гарриет стало чуть-чуть полегче. Она старалась двигаться в такт движениям лошади, и боль стала потихоньку утихать.
Припав к шее кобылы, Гарриет вдруг поймала себя на том, что скачка начинает доставлять ей удовольствие. Даже холодный ветер, хлеставший ее по лицу и по-разбойничьи посвистывающий в ушах, уже не казался таким резким.
Стрейндж ждал ее в конце дорожки. Гарриет осадила кобылу – грудь ее ходила ходуном.
– Уже лучше, – отрывисто буркнул он. Резко развернув жеребца, он пустил его по дорожке обратно к дому.
– Ради всего святого! – сквозь зубы пробормотала Гарриет, устремляясь за ним. Он ведь сам только вчера говорил, что лошадям после скачки нужно перейти на шаг, чтобы они успели остыть! Махнув рукой, она поскакала за ним. Стоять на месте было невозможно – лютый холод пробирал до костей. Промерзшая за ночь земля звенела под копытами лошади, тонкий ледок потрескивал и разлетался в стороны брызгами сверкающих льдинок.
Ах, как хорошо!
Сердце Гарриет стучало, как молот, в жилах струилась кровь. Она вдруг поймала себя на том, что давно уже – многие годы – не чувствовала себя такой... такой живой!
Наверное, с тех пор как умер Бенджамин, подумала она. Нет, поправилась Гарриет, задолго до того, как он умер. Она чувствовала себя так, словно все это время задыхалась, спеленатая в тугом коконе, а потом покров приподнялся, и она открыла для себя новый, прекрасный мир, окружающий ее со всех сторон; мир, сверкающий яркими красками, в котором бурлила жизнь. Слегка шевельнулись кусты – и на дорожку выскочил олень; краем глаза Гарриет успела увидеть, как мелькнул хвост юркнувшего в нору кролика.
В конце тропинки Гарриет натянула поводья, придерживая кобылу. Ее лошадь, наслаждавшаяся бешеной скачкой ничуть не меньше своей всадницы, грациозно перебирая тонкими ногами, неохотно перешла на шаг, успев, однако, сделать несколько курбетов, которые больно отдались в теле Гарриет. Но та даже не поморщилась – вид загородного дома лорда Стрейнджа до такой степени захватил ее, что Гарриет не заметила боли.
Впервые со времени своего приезда она получила возможность хорошенько рассмотреть его. Он сильно смахивал на рисунок, сделанный детской рукой; феодальный замок и обычный помещичий дом словно спорили между собой и не могли договориться. Левое его крыло щеголяло сверкающим портлендским камнем, зато правое выглядело в точности как часть средневекового рыцарского замка.
Левое крыло как будто припало к земле; от него, словно спицы колеса, в разные стороны тянулись оранжереи и теплицы. Гарриет обратила внимание на какую-то неведомого назначения пристройку, смахивающую на башню: похоже, неизвестный архитектор вознамерился возвести копию знаменитой Пизанской башни, только оригинал не так сильно кренился к земле, как его копия. Она была сложена из кирпича, а венчала ее небольшая, похожая на аккуратную шапочку медная крыша.
Чуть хрипловатый голос за спиной заставил ее очнуться.
– Вы с таким недовольным видом разглядываете мою башню! Хотите увидеть ее поближе?
– Неужели вы на самом деле сами ее спроектировали?!
В первый раз за все время их знакомства Гарриет увидела другого Стрейнджа – лицо его вспыхнуло юношеским энтузиазмом, от едкого сарказма в голосе не осталось и следа.
– Давайте взглянем на нее поближе. – Не дожидаясь ответа, он направил жеребца под низкую арку ворот.
Подув на замерзшие пальцы, Гарриет взяла в руки поводья.
При ближайшем рассмотрении в кирпичной башне обнаружилась деревянная дверь. Сама башня кренилась к земле под каким-то немыслимым углом – казалось, она вот-вот опрокинется. Издалека она походила на деревце, выросшее на самом гребне скалы, – согнутое бесконечными ветрами, оно упорно цепляется корнями за камни.
Короче говоря, при одном взгляде на нее становилось жутко.
Когда Гарриет подъехала поближе, Стрейндж уже спешился и отпирал дверь.
– Идите сюда, – бросил он через плечо и скрылся внутри. Гарриет неуверенно глянула вниз. Ей еще ни разу не приходилось слезать с лошади без посторонней помощи.
Покряхтывая и чертыхаясь от боли, она осторожно вытащила правую ногу из стремени и попыталась соскользнуть на землю.
Кончилось это тем, что она мешком свалилась вниз как раз в тот момент, когда в дверях появился Стрейндж.
Услышав смешок, Гарриет поспешно вскочила на ноги.
– В жизни не видел худшего наездника, – неприязненно объявил Стрейндж.
– Чем издеваться, скажите лучше, как быть с поводьями.
– Просто оставьте их в покое. Все мои лошади прекрасно обучены. Можете сами убедиться – мой жеребец терпеливо ждет, когда я вернусь. Ваша кобыла сделает то же самое.
Гарриет, перебросив поводья через голову кобылы, отошла в сторону. Кобыла, – которая была отнюдь не глупа – мигом сообразила, что в теплом стойле куда уютнее, повернулась и невозмутимо потрусила в сторону конюшни.
Причем довольно резво.
Гарриет переступила порог и окаменела.
Она оказалась в комнате круглой формы – ничем не примечательный пол, зато потолок... он как будто уходил вверх и терялся в темноте. У Гарриет слегка закружилась голова. Она едва не свернула себе шею, прежде чем разглядела высоко наверху место, где потолок переходил в скошенную крышу.
От удивления Гарриет разинула рот.
– Ну что, интересно? – вынырнув из-за ее плеча, спросил Стрейндж. – Я постарался добиться максимального наклона, при котором она способна выдерживать свой вес.
– Я словно оказался в кривой дымовой трубе, – задрав голову, пробормотала Гарриет.
– Если вы учились геометрии, Коуп, то можете убедиться, что мне удалось поставить ее под углом шестьдесят три градуса – и это при пятидесятипроцентном увеличении длины. Что скажете?
– А это не опасно? – поежилась Гарриет.
– Нет, не опасно. При расчетах я учитывал и вес кирпичей.
– Не сомневаюсь. И все-таки это опасно.
– Говорю вам, никакой опасности нет, – нарочито безразличным тоном бросил Стрейндж. По его напряженному тону, она догадалась, что она не первая высказывает свои опасения. – Слуги даже близко к ней не подходят – ну а я особенно и не возражаю. Но ведь это же слуги! А любой образованный человек, понимающий, что такое инженерная наука и архитектура, сразу увидит, что все углы тут тщательно просчитаны.
– Ни одного окна? – удивилась Гарриет.
– Ни одного – окна нарушили бы прочность несущих конструкций.
Убедившись, что она не торопится изъявлять восторг по поводу его инженерного гения, Стрейндж объяснил:
– Летом мы с Юджинией частенько устраиваем тут пикники.
Гарриет с трудом заставила себя отвести взгляд от двух кирпичей, готовых, по ее мнению, вот-вот вывалиться из стены.
– Вам не следует этого делать!
– Делать что?
– Водить дочь в эту башню. Одно дело – рисковать своей жизнью... – «И моей», – мысленно добавила она. – И совсем другое – жизнью собственной дочери. Будь у меня ребенок, я бы близко ее сюда не подпустил!
Он с ухмылкой посмотрел на нее.
– Вилльерс предупреждал меня, что вы всю жизнь просидели под крылышком своей матери. Не хочу показаться грубым, Коуп, но если вы стремитесь повзрослеть, избавьтесь от привычки кудахтать, словно старая наседка, да поскорее! «Ой, сегодня слишком холодно! Ой, это опасно!» – передразнил он ее.
Она одарила Стрейнджа широкой улыбкой.
– Прошу вас, не позволяйте больше дочери ни заходить в эту башню, ни даже приближаться к ней! Вы ведь без памяти ее любите, верно? Зачем же рисковать? Случись с ней несчастье, вы никогда себе этого не простите.
Она пристально смотрела на него – и не отводила глаз, пока не убедилась, что ее слова проникли в его сознание. Потом, повернувшись, вышла из башни.
– И еще одно, последнее... – проговорила она. – Убранство ее комнаты смахивает на бордель. Конечно, я понимаю, что вам нравится подобная атмосфера, коль скоро она постоянно царит в вашем доме, но так ли уж необходимо, чтобы в ней рос ваш собственный ребенок?
Лицо Стрейнджа исказилось от бешенства.
– Никакой это не бордель!
– Скажите, вы сами выбирали обивку стен?
– Нет, я... – Он осекся.
– Позвольте, я угадаю, – ехидным голосом перебила Гарриет. Давно уже она не испытывала такого удовольствия, как сейчас. – Вы обратились в какую-нибудь лондонскую фирму и попросили их заняться этим, верно? Наверняка в одну из тех, в которых куртизанки обычно выбирают обстановку своих будуаров.
Стрейндж ничего не сказал.
– Ну, так как?
– Драпировки и все остальное выбирала мисс Бесси Ла Мотт, – бросил он сквозь зубы. – Но я не согласен с вами – смешно даже сравнивать эту комнату с борделем.
– Держу пари, Бесси просто воспроизвела привычную для себя обстановку, – любезно сказала Гарриет.
Стрейндж широкими шагами направился к своему жеребцу.
– Поскольку ваша кобыла сбежала, вам придется сесть в седло позади меня, – на ходу буркнул он.
Гарриет окинула взглядом его высокую мускулистую фигуру и ощутила невольный трепет, незнакомый мужчинам, зато слишком хорошо знакомый женщинам.
– Я могу пройтись пешком. Ветер стих, и мне уже не так холодно, как раньше.
– Чушь. Юджиния ждет, не дождется следующего урока фехтования. – Судя по тону, каким это было сказано, Стрейнджу не терпелось скрестить с ней шпаги. Подвинувшись в седле, он нетерпеливо оглядел ее сверху. – Надеюсь, хотя бы забраться в седло без посторонней помощи вы сможете?
Казалось, сама мысль о том, чтобы прикоснуться к ней, была ему противна. Обидно... Но Гарриет было не до обид – от холода ее уже била дрожь, поэтому она только покачала головой.
Стрейндж молча протянул ей руку. Подойдя поближе, она уцепилась за нее, потом вопросительно вскинула на него глаза.
– Теперь что?
Но Стрейндж молча уставился на их сцепленные руки. Ее ладонь лежала в его руке.
– Что дальше? – нетерпеливо повторила она. – Может, будете так любезны и вытащите ногу из стремени, чтобы я мог взобраться в седло?
– Кровь Христова! – ошеломленно выдохнул Стрейндж.
И резко дернул ее за руку. Гарриет ахнула – взмыв в воздух, она плюхнулась в седло за спиной Стрейнджа. Пришлось прижаться вплотную к нему, чтобы не свалиться с лошади.
– Оставьте в покое мои плечи! – рявкнул он. – Что вы в них вцепились?!
– А как вы думаете?! Хотите, чтобы ваш жеребец сбросил меня, и я пролетел бы отсюда до соседнего графства?
Гарриет до смерти хотелось дать ему хорошего пинка, однако она, хоть и с трудом, подавила это желание. Жеребец, похоже, даже не заметил ее веса. Он игриво приплясывал, словно спрашивая хозяина, не пора ли вернуться домой.
– Вы оставили лошадь на холоде – и это после долгой скачки! – с упреком бросила она.
– Я тоже об этом подумал, – грубо оборвал ее он. – Лошади, слуги, дети... похоже, меня тоже начинает занимать вся эта чепуха!
– Башни, – тихонько подсказала она.
– Нет, скорее уж сам процесс строительства. Расчеты. Я обдумываю сейчас еще один проект.
В этот момент, захваченный размышлениями о своих инженерных проектах, Стрейндж был совершенно неотразим.
– Вам обязательно нужно так прижиматься ко мне? – вдруг спросил он таким неприязненным тоном, что Гарриет тут же забыла, как только что откровенно любовалась им.
Она еще крепче прижалась к нему. Выходит, ему неудобно? Вот и отлично! Она рассмеялась бы, если бы лицо ее не замерзло так, что превратилось в застывшую маску.
Жеребец начал взбираться на холм, на вершине которого стоял дом Стрейнджа.
– Вы не станете возражать, если я обхвачу вас руками? – прокричала Гарриет, борясь с ветром.
– Что?
Вместо ответа она молча обхватила его за талию.
Его тело разом напряглось.
Но мгновением позже торжествующая ухмылка сползла с ее лица. Тело Стрейнджа, к которому она прижималась, было телом мужчины – мускулистым, горячим, возбуждающим...
Гарриет бросило в жар, перед глазами все поплыло.
Должно быть, это все из-за атмосферы, царящей в этом проклятом доме, со злостью подумала Гарриет.
Лошадь остановилась перед входом в дом. Стрейндж спешился с такой скоростью, что замечтавшаяся Гарриет внезапно оказалась на его месте; седло еще хранило тепло его тела. Насмешливо и слегка презрительно вздернув брови, он смотрел на нее.
Гарриет ответила ему тем же – и смотрела в глаза до тех пор, пока он не отвел взгляд.
– Урок фехтования остается в силе? – невозмутимо поинтересовалась она.
– Разумеется. – Стрейндж повернулся к ней спиной и двинулся к дому. А к Гарриет подскочил Ник.
– Ох, и перепугался же я, мисс, когда ваша кобыла вернулась в конюшню! – прошептал он.
– Со мной все в порядке. Во всем виноват ваш хозяин – уверял меня, что лошади превосходно вышколены и никуда не уйдут без всадника.
– Ну, может, и не уйдут, да только не по такой погоде! – честно ответил Ник. – Стало быть, вы не вылетели из седла?
– Нет. Твой совет помог. Я теперь знаю, как скакать галопом, хотя это настоящая пытка.
– Может, придете как-нибудь пораньше – я тогда покажу вам, как ездить рысью.
– Не хочется поднимать тебя в несусветную рань, – с извиняющейся улыбкой пробормотала Гарриет.
– Я рано встаю. Впрочем, вечером, наверное, даже лучше. Тогда не получится, что вы сначала поедете со мной, а потом с хозяином. Он может заметить. Но можно пока поучиться садиться на лошадь. Чудо, что он еще не обратил внимания, что вы карабкаетесь вверх, словно забираетесь на утес!
– Может, тогда сегодня вечером?
– Договорились. Буду ждать вас на конюшне, мисс. Обычно в это время там ни души, так что все будет в порядке.
Гарриет торопливо улыбнулась.
– Спасибо тебе, Ник! Стрейндж поджидал ее возле двери.
– Похоже, вы свели дружбу с моим конюшонком, – прежним неприязненным тоном заявил он.
– Его зовут Ник. Он мне нравится, – объяснила она, вслед за Стрейнджем заходя в дом и наслаждаясь царившим внутри теплом.
– Вам он нравится?! – изумленно переспросил Стрейндж. Гарриет вскинула на него глаза.
– Он очень славный. – Единственное, что сейчас волновало ее, – как бы поскорее согреться, не будучи при этом уличенной в изнеженности. – Простите, мне нужно пойти отлить. – Гарриет собиралась с достоинством взойти по лестнице, но ее хватило только до середины – остальной путь она проделала галопом. Добравшись до своей комнаты, она рванула дверь, ворвалась внутрь и, скинув сапоги, одним прыжком нырнула под одеяло.
– Ваша светлость! – ахнула Люсиль. – С вами все в порядке? Вы не заболели?
– Замерзла! – стуча зубами, пробормотала Гарриет. – Жутко замерзла!
Люсиль сочувственно прищелкнула языком. Потом бросилась в соседнюю комнату, поспешно принесла еще одно одеяло и укрыла им Гарриет.
– Вы простудитесь до смерти, катаясь верхом в такую рань, да еще в эту жуткую стужу! Берите пример с моей госпожи – она до сих пор в постели. Еще только завтракает.
– Могу отдать тебе свой шоколад, он горячий, – предложила появившаяся в дверях Исидора. – Господи... неужели ты все утро проездила верхом, да еще в такой холод?! – Она всплеснула руками.
– Д-да, – простонала Гарриет из-под груды одеял. – Моя кобыла сбежала домой, и в результате мне пришлось возвращаться, сидя за спиной у Стрейнджа. А холод действительно лютый.
– Сядь и выпей шоколад, – велела Исидора. – Сразу согреешься.
Гарриет с благодарностью обхватила заледеневшими пальцами чашку.
– Ну, что теперь? Что там, на повестке дня настоящего мужчины? – хмыкнула Исидора.
– Урок фехтования, еще один, – пробурчала Гарриет. – Схватка на рапирах. Стрейндж велит мне остаться в одной рубашке, а там всегда чертовски холодно! Проклятие! Наверное, настоящий мужчина обязан быть холоднокровным, как лягушка.
– Гарриет! – ахнула Исидора. – Никогда не слышала, чтобы ты чертыхалась! Похоже, ты вошла в роль!
– Мне нравится ездить верхом, – строптиво возразила Гарриет. – Тебе такое трудно представить, Исидора, я понимаю. У мужчин все по-другому. Женщины ведь сидят боком да еще обычно смотрят под ноги, потому что выбирают дорогу.
Исидора понимающе кивнула:
– Да, понимаю. Я редко езжу верхом, но догадываюсь, что ты имеешь в виду.
– А мужчина просто вскакивает в седло и вихрем скачет вперед – так что волосы развеваются за спиной. Мужчина не надевает парик, потому что его просто сдует. В общем, он прыгает на лошадь и скачет – и все. Конечно, устаешь и приезжаешь вся в поту – и все же это так здорово!
– Не увлекайся! – предупредила Исидора. – Не то дело кончится тем, что ты до конца дней будешь ходить в мужском платье.
Гарриет, кряхтя, выползла из-под одеяла.
– Пора идти фехтовать. Стрейндж ждет. О-о! – Она со стоном потерла ягодицы.
– А я, пожалуй, вернусь в постель! – хихикнула Исидора. – Стрейндж дал мне томик стихов. – На пороге она обернулась. – Он тебе по-прежнему не нравится?
Гарриет пожала плечами.
– Пока терплю. А что о нем думаешь ты?
– По-моему, очень интересный человек. По-настоящему интересный.
Гарриет искоса глянула на нее.
– Исидора, ты ведь замужем.
– Ты уверена? Что-то не заметила пока! – надулась Исидора.
– Ты прекрасно понимаешь, о чем я.
– Я заметила в Стрейндже одну особенность, – продолжала Исидора. У Гарриет вдруг екнула сердце – ей бросилось в глаза, как затуманился взгляд Исидоры. Прежде она этого не замечала. – Стоит ему только войти в комнату, как все смотрят только на него. Будь я мужчиной, я бы хотела быть такой, как он.
– Ну, он ведь хозяин дома как-никак, – уклончиво пробормотала Гарриет. – Хотя мне кажется, со многими гостями он даже незнаком. Ты заметила?
В дверь коротко постучали – этот стук Гарриет был уже знаком. Через мгновение дверь резко распахнулась, и с губ Исидоры сорвался легкий вскрик. Гарриет обернулась – и встретилась глазами со Стрейнджем.
Исидора была в одном пеньюаре, локоны черных как вороново крыло волос могли поспорить цветом с ресницами.
Довольная улыбка скользнула по ее губам и тут же пропала. Издав еще один испуганный вскрик (совершенно излишний, с точки зрения Гарриет), она поспешно юркнула в соседнюю комнату и захлопнула за собой дверь.
Гарриет и представить себе не могла, что тонкая ткань пеньюара совершенно не скрывает женских ног.
Непохоже было, что Стрейндж при виде этого зрелища обезумел от желания, – но, с другой стороны, откуда ей знать? Брови его поползли вверх.
– Не слишком ли рано для утреннего визита, а, Коуп? Признаться, вы меня удивили, – все тем же неприязненным тоном буркнул он.
 Правда, на этот раз у него были все причины для недовольства. Все выглядело так, точно он ревнует женщину, которую уже облюбовал для себя – особенно если вспомнить, как они с Исидорой флиртовали накануне вечером.
– Мы с Исидорой друзья, – поспешно сказала она. – Просто друзья – и все.
– Ах, друзья! – выразительно протянул он. Молчание, казалось, длилось целую вечность.
– Она... она – крестница моей бабушки. Мы с Исидорой знакомы с самого детства.
– С самого детства, значит. Как удачно, – с непроницаемым лицом заметил он.
– Да, – кивнула Гарриет. – Когда моя матушка была больна, к нам вообще месяцами никто не приезжал, кроме Исидоры.
– Готовы спуститься к завтраку? Я велел, чтобы вам отдельно приготовили не сильно прожаренный ростбиф и подали его вместе с хорошей кружкой пива. Юджиния уже извелась – спрашивает, когда мы снова будем фехтовать.
Гарриет беззвучно застонала. С полусырой говядиной она еще как-нибудь справится – в крайнем случае, как-нибудь пропихнет ее в себя, – а вот пиво она ненавидела.
Урок фехтования в этот раз прошел намного удачнее. Стрейндж молча надел на острия рапир колпачки – и у Гарриет сразу стало спокойнее на душе. Сегодня ему ни разу не удалось выбить у нее рапиру, и она даже умудрилась парировать его фехтовальный прием.
– Сейчас я покажу вам еще кое-что, – сказал Стрейндж. Встав позади нее, он вытянул руку и взялся за ее рапиру.
– Смотрите, – сказал он, – сначала поверните запястье... вот так; теперь поставьте правую ногу под углом. Легким толчком бедра он поставил ее ногу в нужное положение.
Неужели для того, чтобы продемонстрировать этот новый прием, ему непременно нужно было обхватить ее руками?! Рука Стрейнджа нечаянно задела ее грудь. Конечно, она была туго перетянута холщовой повязкой, поэтому вряд ли он мог почувствовать что-то необычное, и все же...
От неожиданности, шарахнувшись в сторону, Гарриет круто повернулась, держа наготове рапиру. Беда в том, что, как только он оказывался рядом, ее тут же кидало в жар.
Юджиния, устроившаяся на стуле за стеклянным шкафом, смотрела во все глаза. Гарриет не могла даже повернуться и послать ей улыбку – лорд Стрейндж настаивал, чтобы все ее внимание было приковано к рапире.
Чуть только заметив, что Гарриет начинает уставать, Стрейндж со свойственным ему коварством предложил устроить тренировочный поединок. Гарриет, привалившись спиной к ближайшему шкафу, хватала воздух пересохшими губами.
– Вы уверены, что нам стоит это делать, сэр? – со сбившимся дыханием сказала она. – Кстати, вчерашняя рана вас не беспокоит?
– Сэр?! – переспросил он. – Ну, поскольку вчера вам удалось пустить мне кровь, думаю, особой нужды церемониться, больше нет. Друзья обычно называют меня Джемом.
– А как ваше настоящее имя?
– Я его давно забыл, – поспешно пробормотал он. – А ваше?
– Гарри, – ответила Гарриет.
Почему-то ей вдруг стало не по себе. Стрейндж – или Джем, как он просил его называть, – снова подошел к ней вплотную, встал сзади и принялся выкручивать ей руки под предлогом того, что она держит их не под тем углом, как нужно. У Гарриет ослабели колени. Когда его худощавое мускулистое тело, жар которого она чувствовала сквозь тонкую ткань рубашки, прижалось к ней, у нее заполыхали щеки. Она машинально попыталась выкрутиться из его рук.
Это было слишком рискованно.
Стрейндж – или Джем – встал посреди комнаты.
– Юджиния, а ты оставайся, где сидишь.
– Да, папа, – кротко кивнула Юджиния. – Надеюсь, ты не станешь возражать, если я буду болеть за Гарри.
– Ничуть, – буркнул Стрейндж, поигрывая рапирой. Смотреть на это было свыше ее сил. Гарриет бросила взгляд на выступающие под брюками бугры мускулов и едва не застонала, только теперь уже не от боли. – Давайте, Гарри. Неужто струсили?
Сделав шаг вперед, Гарриет послушно встала в оборонительную позу. Стрейндж принялся кружить вокруг нее, не сводя глаз с ее лица, уголки губ его подрагивали, в глазах пряталась усмешка.
– Вперед, Гарри! – крикнула Юджиния. – Давай! Вперед!
– Но я знаю только один удар! – заметила Гарриет. – Это нечестно!
Тут ей бросилось в глаза, что Стрейндж напряг плечо, и она машинально вскинула рапиру, чтобы отразить его выпад. К несчастью, рапира Стрейнджа, описав круг, вдруг появилась совсем не там, где она рассчитывала ее увидеть. Острие ее, словно жало змеи, замерло на волоске от ее плеча.
– Это нечестно! – проворчала она, отпрыгнув назад. – Такой прием вы мне не показывали!
– А я видел, что вы следили за моим плечом! – Подмигнув, он снова начал кружить вокруг нее. – Похоже, из вас может выйти толк!
– По-моему, в вас проснулся охотничий азарт, – буркнула она, стараясь держаться все время к нему лицом. – Вы, случайно, не из тех, кто привык часами бродить по лесам с ружьем на плече, выслеживая, кого бы прихлопнуть?
– Ну, Гарри, – сквозь зубы промурлыкал он. – Вы снова меня разочаровываете! А я-то надеялся, что вы обожаете охотиться! По-моему, вы сами мне говорили...
Гарриет возмущенно фыркнула. Рука у нее занемела, а рапира, казалось, на глазах наливается свинцом. Ей стоило невероятного усилия воли просто держать ее на нужной высоте. А ведь нужно еще атаковать! В конце концов, мысленно махнув на все рукой, она ткнула рапирой, не глядя.
Молниеносным движением Стрейндж парировал ее удар; все произошло настолько быстро, что она не успела ничего сделать, – сталь звякнула о сталь, и ей показалось, ее рапира наткнулась на каменную стену. Гарриет охнула от резкой боли в плече.
– Вперед, Гарри! Атакуй! – крикнула Юджиния. – Целься в ногу, Гарри!
– Тихо ты, невозможный ребенок! – цыкнул Стрейндж. При этом он машинально повернул голову, и Гарриет, воспользовавшись тем, что ее противник отвлекся, вскинула рапиру и сделала выпад – лезвие остановилось в дюйме от его горла, едва не поцарапав кожу.
– Ха! – торжествующе крикнула она. Он, обернувшись, смерил ее взглядом.
– Это грязный прием, Гарри!
Было что-то такое в его глазах... рапира едва не выпала из ослабевших пальцев Гарриет. Неужели Исидора права? Неужели Стрейндж и впрямь интересуется ею как мужчиной?
– На сегодня все, – коротко бросила она. И, повернувшись к нему спиной, вложила рапиру в ножны.
А когда обернулась и снова посмотрела на него, то обнаружила, что Стрейндж с интересом разглядывает ее ягодицы.
Ее охватила дрожь. Это уже опасно. Одно дело, когда Китти строит ей глазки, и совсем другое – когда человеку вроде Стрейнджа взбредет в голову... да мало ли что взбредет ему в голову!
– Мне кажется, тебе следовало опустить рапиру чуть пониже, и тогда ты бы попал ему в ногу, – подбежав к ней, сказала Юджиния.
– Какая ты кровожадная! – усмехнулась Гарриет. – Хочешь, чтобы я превратил твоего отца в подушечку для булавок?
– Надеюсь, вы принесли мне еще одну записку? – вдруг спросил Стрейндж.
Гарриет молча показала ему листок. Стрейндж небрежно развернул его.
– Вы не могли бы попросить неизвестного отправителя не так щедро поливать ее духами? – помахав листком в воздухе, бросил он.
– Нет, не могу, – отрезала Гарриет, вспомнив, как стащила из комнаты Исидоры ее любимые французские духи.
– «Но чем я хуже соловья, – вслух прочитал Стрейндж, – ведь по ночам пою и я». Прелестно! Коротко и таинственно. И рифмуется замечательно, «я» и «соловья».
Гарриет смерила Стрейнджа негодующим взглядом.
– Не думаю, что подобные записки следует обсуждать в присутствии ребенка.
Он сделал вид, что не слышит.
– Итак, Гарри, вы не догадываетесь, чего хочет от меня автор этого таинственного послания?
Гарриет нахмурилась.
– Понятия не имею, – буркнула она, возмущенная тем, что Стрейндж считает возможным обсуждать подобную тему в присутствии дочери.
– Похоже, тот, кто писал, хочет назначить тебе свидание, папа, – предположила Юджиния.
– Согласен, – кивнул Стрейндж. – Мне тоже так кажется.
– Это любовное стихотворение, – продолжала Юджиния.
– Похоже, – кивнул Стрейндж.
– Мне кажется, это дама, и она хочет встретиться с тобой... ночью, – сказала Юджиния.
– Ну, – небрежно бросила Гарриет, – думаю, нужно дождаться, пока вы не получите все стихотворение целиком, – только тогда вы сможете точно сказать, чего хочет от вас автор записки.
– Любви, чего же еще? – невозмутимо бросила Юджиния. – Моя гувернантка тоже когда-то была влюблена и папу, но потом, в конце концов, сдалась. Папу не так-то легко подцепить на крючок, знаете ли. Кстати, Гарри, хотите, покажу вам расчеты, которые я сделала вчера вечером? Я просидела над чертежами чуть ли не до рассвета, зато рассчитала все углы крыши для кукольного домика, – похвасталась она.
– И во сколько же ты легла? – озабоченно спросила Гарриет. Вопрос сорвался у нее с языка прежде, чем она успела сообразить, что этого делать не следует.
– Опять вы кудахчете! – поморщился Стрейндж. – Так и слышу в вашем голосе материнские нотки. Боже, Гарри, да что вы за мужчина после этого?! Нет, у меня просто опускаются руки! Уверяю вас, Юджиния вполне способна позаботиться о себе сама!
– Конечно, покажи, – кивнула Гарриет, демонстративно не обращая внимания на Стрейнджа. Только полный идиот позволит восьмилетней дочери не спать до утра. Но теперь хотя бы понятно, откуда у Юджинии эти серые тени под глазами. Девочка выглядела больной.
Юджиния радостно схватила ее за руку и потащила за собой. И хотя Гарриет сейчас больше всего на свете хотелось забраться в горячую ванну, она покорно позволила отвести себя в западное крыло, где каждую дверь караулили дюжие лакеи.
– Здесь кто-нибудь живет, кроме тебя? – спросила Гарриет.
– Нет, никто, – беззаботно сказала Юджиния. – То есть моя горничная, конечно. Папа так старается, чтобы я была в безопасности, что приказал, чтобы тут везде дежурили лакеи.
Однако когда они вошли в детскую, там не было ни души.
– А где же твоя горничная? – удивилась Гарриет.
– Наверное, ненадолго спустилась вниз, – предположила Юджиния. – А гувернантка, скорее всего вот-вот вернется. Она по уши влюблена в одного из наших лакеев, поэтому я всегда знаю, где она.
– И где же она?
– Целуется со своим лакеем, конечно, – пожала плечами Юджиния. – Держу пари, что они снова забились в чулане на втором этаже и целуются там.
Гарриет молча кивнула. Потом, изо всех сил стараясь не морщиться от боли, села и принялась слушать, пока Юджиния показывала ей все расчеты, сделанные ею для стен и крыши кукольного домика.
– А у тебя есть кошка? – спросила вдруг Юджиния, пристроившись рядом.
– Нет. Зато у меня есть собака, – ответила Гарриет. – Ленивый старый спаниель. Его зовут Миссис Кастард. А у тебя есть какое-нибудь домашнее животное?
Юджиния грустно покачала головой.
– Будь у меня собака, мне вряд ли понравилось бы, если бы она сидела взаперти в детской. Да и ей самой тоже. Держу пари, она бы меня возненавидела.
– Глупости! Видела бы ты моего спаниеля – свернется на коврике перед камином и дремлет с блаженным видом.
– Может, он мерзнет? Пожалуй, подброшу-ка я в камин еще полено, – встав, пробормотала Юджиния.
– Подожди минутку, – заторопилась Гарриет. – Ты что, собираешься сама это сделать?
Юджиния жалостливо глянула на нее.
– Конечно, сама, Гарри. А ты что делаешь, когда в камине гаснет огонь?
– Зову лакея, конечно, – непререкаемым тоном отрезала Гарриет. – И тебе советую. Представляешь, что будет, если на тебе загорится юбка?
– Не загорится, – отмахнулась Юджиния. – Я аккуратно. – И прежде чем Гарриет успела остановить ее, осторожно подбросила в огонь небольшое полено. Сноп искр взвился вверх и исчез в каминной трубе. – Обожаю это, – вздохнула Юджиния. – Так красиво, правда?
– Придется мне поговорить с твоим отцом, – пообещала Гарриет, дергая за шнурок. – Куда подевалась твоя горничная? Да и гувернантка, кстати, тоже. А если бы в комнате начался пожар? Что бы ты тогда стала делать?
– Ну, ты просто Матушка Гусыня! – хихикнула Юджиния. – Удрала бы из комнаты, конечно!
– Да, но дверь-то в коридоре заперта! – напомнила Гарриет. – А другой выход тут есть?
– Нет, другого нет, но ведь с той стороны всегда дежурит лакей. И потом, у меня есть план, как в случае чего выбраться из комнаты.
– И что это за план? Юджиния кивнула в сторону окна.
– Выберусь через него. Видишь, там, под самым окном, огромный дуб? Думаю, я без особого труда смогу спуститься по нему на землю.
Гарриет подошла к окну. До дуба было добрых два фута – она очень сомневалась, что даже ей удастся до него дотянуться. А уж Юджинии и подавно.
– И чего ты так суетишься? – пожала плечами Юджиния. – Расскажи мне лучше о своем спаниеле. Миссис Кастард
l:href="#n_6" type="note">[6]
... Какая странная кличка для собаки – особенно если это кобель.
И Гарриет послушно начала рассказывать.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ночь герцогини - Джеймс Элоиза

Разделы:
Пролог правосудие герцогиниГлава 1 золушка наряжается на бал, а фея-крестная приносит ей гусыню вместо тыквыГлава 2 часто женская грудь играет немаловажную рольГлава 3 гарриет пытается очертить границы будущих удовольствийГлава 4 чужие грехи объясняются, а чужие серебряные шкатулочки раскладываются по полочкамГлава 5 мужская натура рассматривается во всех деталяхГлава 6 правосудие герцогини (часть 2)Глава 7 в загородном доме лорда стрейнджа появляются очень странные гостиГлава 8 что такое счастливый бракГлава 9 геометрические углы и мужчины в шелках телесного цветаГлава 10 планы обольщения лорда стрейнджаГлава 11 а она лежит и ему кричит: «давай еще!»Глава 12 мистер коуп все-таки становится мужчинойГлава 13 выясняется, что быть мужчиной и владеть шпагой совсем не одно и то жеГлава 14 выясняется, что друзей можно отыскать там, где не ждешьГлава 15 таитянский праздник в честь венерыГлава 16 фонтхилл начинает терять славу вертепаГлава 17 гарриет внезапно шокированаГлава 18 гарриет вновь шокированаГлава 19 в компании ангеловГлава 20 снова подаются яйца в маслеГлава 21 о крысах и о том, что кое-кому не мешало бы изменитьсяГлава 22 «преврати меня в блудницу. или лучше не надо»Глава 23 настоящие леди, амазонки, развратники и острые шипыГлава 24 женщина в мужском платье! какой скандал!Глава 25 чарующая атмосфера фонтхиллаГлава 26 гарриет наконец-то вступает в игруГлава 27 прощай навсегда!Глава 28 предложение руки и сердца не всегда бывает романтическимГлава 29 источники вдохновенияГлава 30 свадьба, которую не ждалиГлава 31 репутация лорда стрейнджа принимает весьма странный оттенокГлава 32 двойное удовольствиеГлава 33 страхГлава 34 адГлава 35 прощальный поцелуйГлава 36 игрыГлава 37 лучше любой игрыГлава 38 мужская натура: новое обсуждениеГлава 39 истоки раяГлава 40 герцогиня при свете дняГлава 41 открытие за открытием. отцы и братьяЭпилог

Ваши комментарии
к роману Ночь герцогини - Джеймс Элоиза



Интересный роман, красивая любовь, хороший конец. Легко читается.
Ночь герцогини - Джеймс ЭлоизаКэт
23.02.2013, 12.11





Очень милая история. Там не совсем избитая, поэтому читается с удовольствием. Рекомендую.
Ночь герцогини - Джеймс ЭлоизаВив
27.02.2014, 19.37





лучший роман у автора. юмор,хороший сюжет, нормальные герои . рекомендую
Ночь герцогини - Джеймс ЭлоизаАнна
15.03.2014, 20.14





До последней страницы было интересно и захватывающе! Очень остроумно и эротично! Советую!
Ночь герцогини - Джеймс ЭлоизаАруша
18.11.2015, 21.30





Класный роман!!! Читайте.
Ночь герцогини - Джеймс Элоизамэри
20.11.2015, 9.41





Третий сорт - не брак. 5/10.
Ночь герцогини - Джеймс ЭлоизаНюша
5.12.2015, 2.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Пролог правосудие герцогиниГлава 1 золушка наряжается на бал, а фея-крестная приносит ей гусыню вместо тыквыГлава 2 часто женская грудь играет немаловажную рольГлава 3 гарриет пытается очертить границы будущих удовольствийГлава 4 чужие грехи объясняются, а чужие серебряные шкатулочки раскладываются по полочкамГлава 5 мужская натура рассматривается во всех деталяхГлава 6 правосудие герцогини (часть 2)Глава 7 в загородном доме лорда стрейнджа появляются очень странные гостиГлава 8 что такое счастливый бракГлава 9 геометрические углы и мужчины в шелках телесного цветаГлава 10 планы обольщения лорда стрейнджаГлава 11 а она лежит и ему кричит: «давай еще!»Глава 12 мистер коуп все-таки становится мужчинойГлава 13 выясняется, что быть мужчиной и владеть шпагой совсем не одно и то жеГлава 14 выясняется, что друзей можно отыскать там, где не ждешьГлава 15 таитянский праздник в честь венерыГлава 16 фонтхилл начинает терять славу вертепаГлава 17 гарриет внезапно шокированаГлава 18 гарриет вновь шокированаГлава 19 в компании ангеловГлава 20 снова подаются яйца в маслеГлава 21 о крысах и о том, что кое-кому не мешало бы изменитьсяГлава 22 «преврати меня в блудницу. или лучше не надо»Глава 23 настоящие леди, амазонки, развратники и острые шипыГлава 24 женщина в мужском платье! какой скандал!Глава 25 чарующая атмосфера фонтхиллаГлава 26 гарриет наконец-то вступает в игруГлава 27 прощай навсегда!Глава 28 предложение руки и сердца не всегда бывает романтическимГлава 29 источники вдохновенияГлава 30 свадьба, которую не ждалиГлава 31 репутация лорда стрейнджа принимает весьма странный оттенокГлава 32 двойное удовольствиеГлава 33 страхГлава 34 адГлава 35 прощальный поцелуйГлава 36 игрыГлава 37 лучше любой игрыГлава 38 мужская натура: новое обсуждениеГлава 39 истоки раяГлава 40 герцогиня при свете дняГлава 41 открытие за открытием. отцы и братьяЭпилог

Rambler's Top100