Читать онлайн Сила любви, автора - Джеймс Элен, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сила любви - Джеймс Элен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.56 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сила любви - Джеймс Элен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сила любви - Джеймс Элен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Элен

Сила любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

— Ну хорошо, хорошо. Подвезите меня на собрание. Поехали. Если поспешим, то успеем. — Линди торопила его, но Ник вел себя так, будто у них была масса времени. Обойдя вокруг ее машины, он осмотрел все царапины и трещинки.
— Она действительно неплохо сохранилась, — сказал он, проводя рукой по уцелевшей никелированной полоске. — А как оригинально подкрашена. Неплохо, совсем неплохо для такой старинной модели. А посмотрите на ее дизайн, она обтекаемая, вот-вот полетит. Ну-ка взгляните хорошенько на вашу машину. Она не напоминает вам самолет без крыльев?
Линди сдвинула брови. Ее старенькая верная Салли и вправду обладала формами, достойными самолета. Совсем нетрудно было представить себе, как она расправляет крылья и взмывает ввысь.
Но Ник еще не закончил осмотр машины. Прищурившись, он вглядывался внутрь сквозь стекло.
— У вас и там тоже камни, — недоверчиво протянул он. — Большие. Боже мой, да это просто валун. Как вы его в дверь втиснули? Поразительно, слов нет. Неудивительно, что у вас горючее кончилось. Машина так перегружена, что вы, наверное, расходуете горючего больше всех, кто живет по эту сторону Миссисипи.
Линди старалась стереть рукой пятна жирного налета на окнах машины.
— Там лежат очень ценные экземпляры. Каждый из них представляет интерес для меня. Так мы едем на собрание, или как?
— Лично мне нравится «или как», — заметил Ник. Но наконец он направился к своему грузовику.
Линди последний раз похлопала свою машину. — Прости, Салли, но придется оставить тебя здесь, — пробормотала она. — Я вернусь попозже, не волнуйся.
Ник взглянул на нее.
— Салли? — повторил он. — Значит, вы из тех, кто любит давать имена неодушевленным предметам, например, машинам или тостерам. Очень занимательно.
— Я бы никогда в жизни не дала имя тостеру. — Она прикусила губу, жалея о том, что имя Салли слетело с языка. Это было тайное имя, известное только ей, даже те, кого Джульет Олдридж послала шпионить за ней, ничего не знали о нем. И вот нате, Линди сама выдала этот секрет в присутствии Ника. Он как-то странно действовал на нее.
— А разве вам не приходилось называть самолет каким-нибудь именем в тайне от других? Ответьте, пожалуйста.
Он помрачнел, видно, она попала в точку. Где-то явно существовал самолет с глупым именем, придуманным Ником. К сожалению, это только сделало его в глазах Линди более привлекательным. Проклятье! Надо остановиться! Почему этот человек так притягивает ее? Все, надо немедленно отбросить эти мысли!
Линди твердым шагом дошла до его грузовика и забралась в кабину. Сумку она поставила на колени, ее солидный вес придавал ей уверенности. Она еле удерживалась, чтобы не сунуть руку внутрь и не выудить оттуда кусок кварца. Ничто так не успокаивало ее, как ощущение кварца в руке. Но ей не хотелось, чтобы Ник отпустил еще какую-нибудь шуточку по поводу ее привязанности к камням. Она положила руки сверху на сумке и ждала, пока он сядет за руль. Теперь они могли ехать.
Но Ник не заводил машину. Обернувшись к ней, он прислонился спиной к дверце, свободно опустив на руль одну руку и серьезно разглядывая ее.
Линди поерзала на месте, при этом ее юбка цеплялась за шершавую ткань чехлов. Она так редко надевала эту юбку, что ткань ее была еще новой и необмявшейся. У нее было ощущение, что ее завернули в кусок картона.
— Поехали? — спросила она.
— А что, если рассуждать так? Без вас и без меня собрание все равно не начнут. Так зачем спешить?
— Я знаю, к чему вы клоните. Вы тянете время, чтобы мы вообще не попали на это собрание. Так вот, вы можете оставить свои закулисные интриги! Если потребуется, я пройду всю дорогу пешком. — Она потянулась к ручке дверцы.
— Подождите. Я доставлю нас обоих на это проклятое собрание. Но сначала я собираюсь задать вам несколько вопросов.
Линди не любила вопросы, которые задавал Ник. Она уже намеревалась выпрыгнуть из грузовика и припуститься трусцой по дороге, но вовремя вспомнила, что далеко не убежит в этой юбке и нелепых босоножках. Тем временем Ник уже приступил к своим вопросам.
— Как это вас угораздило получить такое имя — Линден Элоиза?
Она поддернула рукава. Может, ей это только казалось, но эта дурацкая блузка с каждой минутой все больше обвисала, с ней просто сладу не было.
— Я уверена, что в отчетах тех, кто шпионил за мной, вы найдете ответы на все ваши вопросы. Я хотела бы поговорить о том, где вы собираетесь искать новое место для строительства вашего авиационного завода.
— Линден… Это, по-моему, название дерева?
— Ах, Боже мой. Меня назвали в честь отца. Я Линден-младшая. Мне хотели дать еще и имя матери, но Линден Агата — это было бы уже слишком даже по понятиям моих родителей. Когда я родилась, моя тетя Элоиза приехала помочь. Так что одно к одному. Слава Богу еще, что не смогла приехать тетя Алейн — с этим именем я бы просто не выжила. А так все, кроме моих студентов, называют меня Линди. Вот и вся история. Вы удовлетворены? Он тихонько засмеялся.
— Линди… Вам идет. Вы знаете, что так называли Чарльза Линдберга? Вот это был летчик! — Он посмотрел в окно, будто надеясь увидеть, как из облаков внезапно вынырнет «Призрак Сент-Луиса» и пронесется у него над головой.
Теперь у Линди возникли вопросы.
— Вы действительно любите самолеты и вообще все, что летает?
— Как только мне стукнуло пять, я уже знал, что в один прекрасный день сяду за штурвал самолета. Мне никогда больше ничего и не хотелось. Линди, самое потрясающее ощущение — это когда ты один в воздухе, в одноместном самолете, только ты и небо, наедине. Большие самолеты — не для меня. Все реактивные, турбовинтовые — не то. Мне подавай цилиндровый двигатель и пропеллер.
Увлекшись, он так красноречиво жестикулировал, что стукнулся рукой о руль, даже не заметив этого. Вечернее солнце осветило золотые прядки его волос, и они зазолотились так, что казалось, его энтузиазм разжигает пламя у него на голове. В нем было столько жизни! Несмотря на свое прежнее решение ей очень хотелось узнать о нем побольше. И о том, что же может заставить его, забыв обо всем, взволнованно размахивать руками.
— Неужели строить самолеты так же увлекательно, как и летать? Вы довольны работой в «Олдридж Авиейшн»? — в ответ она надеялась услышать, что это не его призвание. Но Ник, напротив, оживился:
— В этом деле каждая стадия работы хороша по-своему. Конструирование, сборка, испытательные полеты. Я помню, как был счастлив, когда пару лет назад работал над проектом нашего самолета «Спэрроу». Спал по три часа в сутки, вот и все, что я мог позволить себе тогда.
— Боже, я представляю, какое у вас было в то время ужасное настроение.
— А вот и нет. Мне вообще спать почти не хотелось. Я не мог дождаться утра, чтобы встать к чертежной доске. Я хочу обязательно еще раз попробовать себя в этом деле. Как только мы закончим строительство в Сантьяго, я вернусь к конструированию. — Он опять задел рукой за руль, угодив прямо в середину. Резкий гудок прервал его слова, как восклицательный знак среди предложения.
— Наверно, вам хорошо работается вместе с Джульет Олдридж? — Линди ненавидела себя за то, что пыталась наводящими вопросами выудить хоть что-нибудь об отношениях между Ником и Джульет. Но она ничего не могла с собой поделать. — Ведь вы оба заняты самолетами. У вас много общего.
Ник не ответил. Линди не могла бы точно определить, что было написано на его лице. Оно напомнило ей ее собственное унылое выражение, когда она попыталась съесть на завтрак один за другим два кислых грейпфрута.
— Что касается Джульет, она-то как раз не сомневается в том, что хорошо работать вместе, — в его голосе сквозила ирония. — Особенно с тем, на кого можно положиться. А на меня она положиться не может, по крайней мере, в ближайшие сто лет.
— Что же вы такого сделали ей?
— Скажем так: по словам Джульет, я совершил самый ужасный грех со времен Адама и Евы, с тех самых пор, когда они вкусили запретный плод.
— Да, но какой грех?
— Послушайте, я и так вам слишком много рассказал. Я обещал Джульет помалкивать об этой истории. Мне кажется, хоть это-то она заслужила от меня.
Линди не могла больше противостоять искушению. Она сунула руку в сумку и нащупала кусок гипса. Хотя его шершавая поверхность вряд ли годилась для того, чтобы успокоить нервы, все это могло помочь ей отвлечься. Она чувствовала, что не может справиться со все возрастающим интересом к Нику. Боже мой, что же на самом деле произошло между ним и Джульет?
Он свободно откинулся на спинку сиденья.
— Кажется, мы говорили о вас, профессор Мак. И вот что я хотел бы узнать. Неужели вам никогда не бывает одиноко в этом маленьком городишке, в такой глуши? Особенно если учесть, что вы не встречаетесь ни с кем из мужчин? — Он опять поддразнивал ее, его лицо светилось юмором. Линди так хотелось ответить ему дерзко и остроумно. Но как назло, на ум ничего не приходило. Ее мысли почему-то путались, когда она смотрела прямо в глаза Нику.
— Я преподаю. У меня как-то нет времени, чтобы скучать, у меня столько студентов. — Вспоминая своих студентов, которые прошли перед ней за последние несколько лет, Линди улыбнулась. Разный возраст, разные люди — кто-то прямо после школы, кто-то на пенсии, некоторые пытались, работая и поднимая семью, все же находить время для учебы. Каждый из тех, кого она учила, оставлял ей взамен какую-то неповторимую частицу себя. А все вместе ее студенты делали ее жизнь удивительно наполненной, эмоционально насыщенной. Чего же ей еще желать?
Линди улыбнулась своим мыслям. Вечерний воздух всколыхнулся от одинокого крика птицы. Легкий летний ветерок, проникавший в открытые окна грузовика, играл ее волосами. Ник протянул руку и нежно погладил ее по щеке. Его прикосновение было таким же ласковым и манящим, как дуновение теплого ветра.
— Что вы делаете? — голос ее опять прозвучал неуверенно.
— Разве не ясно? Я собираюсь поцеловать вас.
— Но почему? — вот и все, что она могла сказать в ответ.
— Не знаю. Минуту назад вы выглядели такой… счастливой, улыбались, думая о чем-то своем. У вас есть какие-нибудь веские доводы против того, чтобы я поцеловал вас?
— Нет, — прошептала она. Сердце у нее в груди колотилось так, будто она взбежала на гору. Рыча! для переключения скоростей оказался серьезным препятствием, когда Ник попытался подвинуться к ней. Линди тоже подвинулась навстречу ему, и они неловко столкнулись на середине сиденья. Тяжелая сумка, лежавшая у нее на коленях, тоже мешала им соединиться. Но он сумел обнять ее за плечи, наклонился и уверенно поцеловал.
Линди выпустила из рук кусок гипса, и он упал на пол. Она прикрыла глаза, и одна нога у нее выскользнула из босоножки. Какой это был поцелуй! Властный, долгий, утоляющий желание. У него было начало, середина и конец, как у хорошего рассказа. Вначале было острое ощущение узнавания каждой черточки его губ, середина — просто наслаждение и ощущение запаха мяты. И очнулась Линди, когда у нее перехватило дыхание, у него на груди. А ее пальцы перебирали его разлохматившиеся волосы.
Ей потребовалось не меньше минуты, чтобы сесть прямо, найти босоножку и поддернуть рукава.
Она огляделась в поисках куска гипса, но, кажется, он закатился куда-то под сиденье. Ник усмехнулся.
— Вы знаете, профессор, я кое-что узнал о вас. Оказывается, вы нежная, мягкая и теплая, какой только и может быть женщина. Вы совсем не такая суровая, какой вы обычно кажетесь.
Кончиками пальцев Линди дотронулась до губ, будто хотела нащупать следы его поцелуя.
— Зачем мне казаться суровой? — пробормотала она рассеянно. — Я просто привыкла рассчитывать только на себя, вот и все. И нечего сбивать меня с толку всякими поцелуями… — Она плохо соображала, казалось, у нее голова была набита ватой. И все это было под влиянием Ника Джарретта.
Он тихонько засмеялся, и она ощутила, как теплая волна окутала ее с ног до головы. Солнце уже опустилось, и больше не золотило его волосы, они теперь казались скорее каштановыми, но все же были очень красивы. Линди вспомнила, какими они были на ощупь — удивительно шелковистыми. Ей так захотелось еще раз запустить пальцы в его волосы.
Ей пришлось приложить немало усилий, чтобы отвернуться и посмотреть в окно. — Так вы когда-нибудь отвезете меня на собрание?
Ник опять засмеялся.
— Как скажете, профессор. Поехали. Он включил зажигание, дал газу. Грузовик пулей выскочил на дорогу, так что Линди стукнулась о спинку сиденья. Ей хотелось сказать что-нибудь весомое, чтобы Ник не подумал чего-нибудь лишнего про этот поцелуй. Но вместо этого она продолжала думать о нем. Мучая и маня ее, память о поцелуе легким перышком щекотала ее губы. Линди незаметно сунула руку в сумку, нащупала там какой-то гладкий камень и принялась усердно тереть его пальцами. Но, кажется, и это не помогало стереть из памяти этот дурацкий поцелуй!
Она почувствовала облегчение, когда вскоре Ник остановил машину на стоянке перед институтом Чемберлена — ее любимым Технологическим институтом. Она сама договорилась о том, чтобы собрание прошло именно здесь, убедив городское начальство, что только большая лекционная аудитория сможет вместить поток всех желающих присутствовать. И кроме того, у нее были еще свои, личные соображения по этому поводу. Это была ее территория, ее стихия. Помимо любимых мест, где ей нравилось бродить — на Столовой горе или занимаясь геологоразведкой, она считала институт своим домом. Здесь было с кем разделить радость от общения с природой. Одним из самых отрадных моментов в ее жизни было видеть, как студенты открывают для себя, как чудо, всю красоту горных пород или неожиданно прекрасные изгибы тягучей, вязкой лавы.
И вот Линди спрыгнула на землю из грузовика Ника. Как красиво было на территории института — тенистые лужайки, клумбы с буйно цветущими петуниями. Она украдкой взглянула на Ника, чтобы узнать, смог ли он по достоинству оценить белые оштукатуренные здания с изящными сводчатыми окнами и красными черепичными крышами. Он нигде больше не встретит такой изумительной архитектуры. Но он не обращал никакого внимания на окружавшие его достопримечательности. Поставив портфель на капот грузовика, он перебирал его содержимое и при этом ворчал себе под нос о том, что «это не город, а чертова дыра». Наконец он нашел то, что искал — элегантный галстук с турецкими «огурцами», — и, накинув его на шею под воротник рубашки, стал быстро и умело завязывать.
Линди была поражена. На любом конкурсе по скоростному завязыванию галстуков ему явно не было бы равных. Он опустил закатанные прежде рукава рубашки, застегнул манжеты, расправил воротник… И вот уже перед ней стоял настоящий босс, деловой мужчина. Хотя некоторые детали выпадали из этой картины. Спереди на рубашке сверху вниз спускались две заглаженные полоски рубашка до этого момента явно хранилась в сложенном виде. И прекрасно сшитые брюки выглядели помятыми, словно он несколько ночей не снимал их. И еще она заметила, что сильно отросшие волосы были непривычной для него длины — он постоянно откидывал их со лба и хмурился, когда копна волос снова падала ему на лицо. Линди едва сдерживала улыбку. Она очень старалась, но улыбка предательски трогала ее губы и глаза. Ей совсем не хотелось именно так реагировать на присутствие Ника: чувствовать себя веселой и счастливой просто от того, что можно стоять рядом и смотреть на него.
— Знаете что? — заметила она. — Меня всегда раздражает, когда вы называете Сантьяго маленьким городишком в какой-то глуши. Ведь на самом деле это не так. В Сантьяго есть все. Живопись, театры, музыка и горы. Так что прекратите отпускать свои колкости по поводу нас. Лучше оглядитесь и рассмотрите то, что здесь есть. Вот хотя бы посмотрите туда. Вы видите вон ту малиновку? Даю слово, что такой больше вы не увидите нигде.
Ник послушно посмотрел в том направлении, которое она указала.
— Ну что ж, надо отдать должное, очень жирненькая малиновка. Такую крупную я действительно никогда не видел. И чем это вы их здесь кормите — пирожными или мороженым?
— Просто они у нас такие толстенькие, — заметала Линди. — Как им и положено быть. — Тем не менее она была рада, когда малиновка вперевалочку юркнула в траву и исчезла за деревом.
— Ну хорошо, значит, вы здесь, в Сантьяго, выращиваете жирных малиновок. И это должно произвести на меня неизгладимое впечатление?
Линди посмотрела ему в глаза, хотя для этого ей пришлось задрать голову.
— Назовите мне хотя бы одну вещь в вашем Сент-Луисе, штат Миссури, которая была бы лучше, чем здесь у нас, в Сантьяго. Ну хотя бы одну.
— Возможно, у нас не такие жирные малиновки, как у вас, зато у нас лучшая команда в мире по бейсболу — «Кардиналы». Да Боже мой, у нас Миссисипи, у нас Сводчатые ворота и…
— Ненавижу большие города, — заявила Линди в надежде остановить этот поток излияний.
— А я терпеть не могу маленькие городишки. Они, нахмурившись, смотрели друг на друга. Потом Линди принялась расхаживать взад и вперед по тротуару. Обычно она ходила быстрой, уверенной походкой, но сегодня, пройдя всего несколько шагов в своих неудобных босоножках, оступилась. Ник оказался рядом и поддержал ее под локоть. Она попыталась оттолкнуть его руку.
— Отпустите же меня! Я могу прекрасно обойтись без вашей помощи.
— Насколько я вижу, не можете. Сначала у вас горючее кончилось, а сейчас вы чуть нос себе не расквасили. Ведь как хорошо иметь рядом мужчину, правда? Поддерживая ее, он двинулся вперед по тротуару, непринужденно держа портфель в свободной руке. Тяжелая, нагруженная камнями сумка Линди хлопала ее по бедру бум, бум, бум. Она привыкла к этому, на большей части ее одежды на этих местах даже протерлась ткань. Хотя уж эту юбку, конечно, никакими сумками не протрешь. После сегодняшнего вечера она запихнет ее подальше и вообще никогда больше палец о, палец не ударит, чтобы произвести впечатление на Ника Джарретта!
— Подождите минутку, — раздался ее протестующий голос. — Нам на собрание надо вот туда. Он изменил курс и развернул ее, не отпуская ни на минуту.
— Хорошо, хорошо. Пойдемте. Я готов.
— Я-то уж готова к этому собранию по-настоящему.
— И я более чем… — пробормотал он.
— Нет, вы таких готовых еще не видели.
— Профессор, вы что, только спорить умеете?
— Я совсем не люблю спорить. Ни капельки.
Это все из-за вас.
Ник с усмешкой посмотрел на нее. Наконец они вошли в здание, где должно было состояться собрание. Перед закрытыми дверями аудитории Линди остановилась и отцепила пальцы Ника от своего локтя.
— Мы войдем туда порознь. Не хватало еще мне торжественно вплыть в зал рука об руку с вами. Перед городскими властями неудобно.
Ник прислонился к стене, и его лицо расплылось в улыбке.
— Ах вот как, профессор Мак. Никогда не думал, что вы из тех людей, которых заботят правила приличия. — Он снова взял ее за локоть, на этот раз нежно и легко. Линди отшатнулась, но все же успела ощутить восторженный трепет, который пробежал по ее телу. Она старательно потерла это место.
— Вы знаете, что я имею в виду. Мы с вами сейчас по разные стороны баррикад. Давайте же не будем вводить в заблуждение присутствующих, чтобы они не подумали, будто мы с вами довольны друг другом.
Свет от лампочки над головой выхватил смеющиеся искорки в глазах Ника.
— Вы хотите сказать, что мне не следует общаться с врагами? Я разочарован. Я так разочарован!
Он дразнил ее, высмеивая все ее доводы. Она понимала это и чувствовала, что должна ответить с убийственной иронией, но… вместо этого просто смотрела на него. Даже при тусклом свете одинокой лампочки его волосы снова приобрели оттенок старого золота. Этот золотисто-каштановый цвет был таким же насыщенным, как цвет полированных деревянных полов и обшитых панелями стен в этом старом здании. Ее поражал не только цвет его волос, но и их необычайная шелковистость, она только начала узнавать их на ощупь…
Линди вовремя спохватилась и уже протянутой рукой потрогала себя за ухо, вместо того чтобы дотронуться до Ника.
— Джарретт, хватит мне тут бездельничать с вами, — сказала она, но он только рассмеялся в ответ.
— А я только начал бездельничать, профессор Мак. По моему глубокому убеждению, в этом никогда нельзя переусердствовать.
Что же это такое творится? Хороша же она, стоит тут перед аудиторией и, словно какая-нибудь глупенькая студентка, болтает о чепухе с удивительно привлекательным мужчиной. Чтобы ситуация не осложнилась еще больше, Линди открыла дверь, торопливо вошла в аудиторию… и как вкопанная остановилась.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сила любви - Джеймс Элен

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Сила любви - Джеймс Элен



вот это можно назвать настоящим романом о любви. несмотря на все несуразности, комические и драматические ситуации этих двух людей объединяет главное - Любовь
Сила любви - Джеймс Эленелена
28.10.2012, 0.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100