Читать онлайн Спасенный любовью, автора - Джеймс Саманта, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Спасенный любовью - Джеймс Саманта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.26 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Спасенный любовью - Джеймс Саманта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Спасенный любовью - Джеймс Саманта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Саманта

Спасенный любовью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

— Пойдем наверх, — услышал Кейн женский шепот.
Этот человек сидел в праздной позе, облокотившись о стойку бара, скрывавшую его высокий рост. Худощавый, с черными как смоль волосами, он имел повадки хищника. Но он не мог знать, от кого унаследовал цвет волос, потому что никогда не знал ни матери, ни отца.
Отец был вообще неведомо где, а пьяница-мать бросила ребенка, когда тот был совсем крошкой.
— Кейн? — Над его ухом снова раздался тот же голос, в котором звучало страстное приглашение.
Нежные руки обняли его за талию. Дейзи прильнула к его спине, возбуждаясь от прикосновения к нему. Она помнила, как обнимала его прошлой ночью, упиваясь тем, как он возбуждается и изгибается от каждого волнообразного движения ее бедер.
Воспоминание об испытанном удовольствии вызвало плотоядную улыбку на ее полных накрашенных губах. Такой мужчина, вспомнила она. Настоящий мужчина, не похожий на других.
Ее пальцы играли густыми темными прядями волос, спускавшимися на шею. Вчера ночью он разговаривал неохотно, взгляд его сверкающих серебристых глаз был ледяным и неприветливым. И все же с ним не мог сравниться ни один мужчина. Пожалуй, даже грех брать с него деньги!
Но не мысль о деньгах воспламеняла все существо Дейзи. Ее руки быстро и суетливо скользили по груди Кейна. Она повела бедрами и снова хрипло прошептала его имя, надеясь, что он наконец отзовется на ее призыв.
Кейн издал протяжный, едва сдерживаемый вздох разочарования и безысходности. Он повернулся, пытаясь освободиться от надоедливых объятий этой женщины. Господи, ее руки похожи на щупальца спрута!
Когда он захотел отстраниться, она подняла голову и поцеловала его. Ее пальцы погрузились в его волосы и касались кожи головы. «Ее губы присасываются как пиявка, — с отвращением подумал Кейн. — И, о Боже, как отвратительно пахнет от нее кислым виски».
Наконец Кейну удалось оторвать свой рот от ее губ. Он пристально посмотрел на Дейзи. Его взгляд затуманился. Он видел лишь медно-рыжие волосы и смутные очертания фигуры. В его голове ее имя не задержалось. Господи, неужели он так пьян? Или это просто оттого, что в его жизни было столько женщин — в самых разных городах — и все они стали для него выглядеть одинаково?
Долли! Так оно и есть. Ее зовут Долли.
— Долли, — начал он.
Морщины на лбу женщины обозначились резче.
— Дейзи, — поправила она, надув губки, что когда-то, возможно, было привлекательным. Сейчас это выглядело жалко. — Неужели ты не помнишь, Кейн? Я Дейзи.
Хотя он ничего не ответил, а только продолжал пристально смотреть на нее, что немного беспокоило Дейзи, она отстранилась от него.
— Кейн? — Впервые она произнесла его имя с оттенком неуверенности. — Я сделала… что-нибудь не так, не правильно?
Не правильно. Это слово вызвало горечь в его душе.
Кейн крепко, до боли, стиснул зубы. Вот сейчас он здесь, среди самой разношерстной публики. Но он не уверен, что является одним из этих людей, не уверен, что достоин их. Следовательно, может ли он, черт возьми, судить о том, что правильно и что не правильно?
Дейзи слегка попятилась. Это движение напомнило Кейну о присутствии женщины. Когда их взгляды встретились, лицо Кейна несколько смягчилось. Женщина выглядела такой растерянной, что его невольно охватило раскаяние. До сознания Кейна наконец дошло, что вчера ночью он использовал ее, ища в ее объятиях и теле забвения.
— Ты не сделала ничего не правильного, — тихо сказал Кейн. — Но ты слишком хороша для такого скверного парня, как я, Дейзи. — Он вложил ей в руку монету и запечатлел на ее губах легкий поцелуй. — Найди себе на этот вечер лучшего мужчину, чем я, дорогая.
Кейн взял свой стакан со стойки бара, повернулся и пошел к столику, стоявшему в углу… один.
Подбоченившись, Дейзи наблюдала, как он исчез в толпе. Господи, что за странный человек! Дейзи пожала плечами, резким движением поправила юбку и повернулась к мужчине, сидевшему слева от нее.
Сидя за столиком, Кейн задавался вопросом: какого черта он здесь находится? Правда, женщины всегда испытывали к нему непреодолимое влечение.
Но ему надоели их жеманные улыбки и хихиканье. У Кейна болела голова, а воздух был пропитан табачным дымом и запахом дешевого виски. Казалось, больше никто этого не замечает. Все кругом шумели, галдели и веселились.
Однако и желания очутиться в своей комнате наверху у Кейна тоже не было. Комната была слишком маленькой, а кровать слишком одинокой… как и он сам.
Кейн пристально разглядывал стакан, который держал в руке, ощущая, как все его тело изнемогает от ноющей боли. Рассмотрев на свет темно-золотистую, слегка мутноватую жидкость, Кейн одним махом опрокинул в себя содержимое стакана с неровными отбитыми краями и едва заметно улыбнулся. — И тут же на его глаза навернулись слезы. Впервые Кейн понял, почему это пойло называется низшим сортом виски. В свое время он пробовал крепкий ликер, но этот напиток был настолько крепким, что обжигал желудок человека.
Возможно, однако, что вовсе не виски, а чувство вины жгло его душу.
Но в данный момент Кейну было все безразлично.
В эти дни и вообще уже давно ему было на все наплевать. Щелкнув пальцами и вздернув подбородок, Кейн высоко поднял стакан и сделал знак бармену.
В глубине души Кейн задавал себе вопрос, не попадет ли он в ад за содеянное…
Дерьмо. Может быть, сейчас он уже там.


Уж второй раз в этот день обеспокоенный Грэди мял в руках свою шляпу.
— Мисс Эбби, — наконец отважился он, — вы уверены, что хотите это сделать?
— Со мной все будет в порядке, Грэди. — В знак благодарности она молча сжала его руку. — Скажи Лукасу и Дороти, чтобы заботились о ранчо. Я постараюсь вернуться как можно скорее.
С явной неохотой Грэди попрощался с ней. Эбби видела, как он завернул за угол, где были привязаны их лошади. Только когда Грэди пустил свою лошадь рысью, она издала долгий сдавленный вздох, поражаясь, как ей удалось вести себя столь спокойно.


Звуки рояля, смех и крики создавали такой шум, что Эбби хотелось бы заткнуть уши и убежать. Однако ей удалось скрыть свое состояние от Грэди. Но то, что Эбби увидела сквозь распахнутые двери, явилось для нее настоящим потрясением. Девушка ожидала, что клиентами «Серебряной шпоры» будут только мужчины, в конце концов это был кабак. Но к своему изумлению, она обнаружила там странных полуодетых женщин.
Эбби снова украдкой взглянула внутрь помещения. На этот раз она заметила, что рядом с дверью тоже сидела женщина. Ковбой, устроившийся напротив нее, сиял масленой улыбкой. Эбби поняла причину этого. Платье женщины — если его можно было назвать платьем — было сшито из ярко-красного кружева и едва прикрывало ее колени. Лиф платья был совершенно прозрачным. Под ним не было никакого белья! А когда она наклонялась вперед, ковбой мог беспрепятственно разглядывать крупную, ничем не стесненную грудь.
Эбби подавила в себе возглас изумления. Но, о Господи! Теперь ковбой лез женщине прямо под подол!
Не долго раздумывая, Эбби бросилась прочь. Оказавшись за углом здания, она без сил прислонилась к стене, тихо застонав от горя. В своей одежде она не может войти в «Серебряную шпору». Ведь взгляды всех посетителей бара разом устремятся на нее!
Двери бара распахнулись. Шурша шелком и стуча каблуками, кто-то тоже завернул за угол.
Несомненно, эта девушка только что покинула «Серебряную шпору». Эбби старалась не смотреть на нее, но ее душил нервный смех. Эту девицу миссис Рутерфорд тоже не назвала бы леди. Красное атласное платье на ней не было таким откровенным, как у женщины, сидевшей в баре у двери. Но все же оно было достаточно смелым…
Это как раз то, что надо Эбби! Ей надо раздобыть наряд, не слишком отличающийся от посетительниц бара. Но если кто-нибудь из посетителей все же ее узнает? Ну да ладно! Эбби гордо выпрямилась. Это был шанс, который она просто не могла упустить.
В ту же минуту она догнала девицу. Эбби слегка дотронулась до ее плеча.
— Извините меня, — сказала она.
— Да? — Девушка раздраженно поджала губы.
Эбби была потрясена, когда увидела, что незнакомка на несколько лет моложе ее. Она неловко-поклонилась.
— Я знаю, что мое предложение может показаться вам довольно странным, — начала Эбби. Она наклонилась вперед и начала что-то шептать девушке на ухо.
Когда Эбби кончила говорить, та захихикала.
— Голубушка, вы предлагаете мне больше, чем я зарабатываю за неделю, поэтому объяснений с меня достаточно. Да и не нужно возвращать эту чертову тряпку! — Девушка взяла Эбби под руку. — Идемте, дорогая. Здесь недалеко.
Через каких-нибудь пятнадцать минут Эбби высунула голову из двери небольшого пансиона и торопливо оглядела улицу. Щеки ее пылали от смущения из-за непривычного наряда. Широкая юбка только наполовину закрывала ее лодыжки, черные шелковые чулки на ногах заставляли Эбби чувствовать себя распутницей. Лиф платья был настолько тесным, что при каждом вздохе Эбби чувствовала, что ее груди вот-вот выпрыгнут наружу. В общем, она ощущала себя такой же голой, как зад младенца.
К счастью, улицы сейчас были безлюдными. Молясь о том, чтобы ей сопутствовала удача, Эбби торопливо запихнула свою одежду в привязанный к седлу вьюк и повела Сынка в узкую аллею позади «Серебряной шпоры». Оттуда она вернулась к парадному входу в бар.
Эбби была возбуждена, взволнована и чувствовала, как постепенно ее покидает решительность. Сможет ли она выполнить задуманное? Твердые правила, которых Эбби придерживалась всю жизнь, могли помешать ей. Папа ужаснулся бы, увидев ее одетой подобно… падшей голубке, да еще входящей в публичный дом! А Диллон, тот просто метал бы громы и молнии, встретив ее здесь… Да, Диллон. Одна лишь мысль об опасности, грозившей ее брату со стороны Сэма-Удавки, заставила Эбби съежиться от страха и отбросить сомнения. У нее нет выбора, совершенно никакого выбора. Она выпрямилась, одернула лиф платья, собрала все свое мужество и вошла в распахнутые двери.
Не успела Эбби войти в помещение, как почувствовала, будто ее обстреливают взглядами со всех сторон.
Стоял оглушительный шум. Казалось, что звуки фортепьянной музыки и неистового смеха отскакивают прямо от стен и потолка. В нос резко ударяли отвратительные запахи крепкого мужского пота, виски и дыма.
С трудом подавив отвращение, Эбби огляделась по сторонам и обнаружила, что стоит возле стойки бара из орехового дерева с медными подножками. На стене для всеобщего обозрения висела огромная картина, изображающая улыбающуюся совершенно обнаженную женщину, развалившуюся на софе. Эбби закусила губу — вот там действительно была женщина, голая, как зад младенца.
Какой-то мужчина с плотоядной ухмылкой схватил Эбби за руку, пожирая ее глазами.
— Послушай, крошка, — обратился он к Эбби, дыша ей прямо в лицо омерзительным винным перегаром. — Как насчет того, чтобы нам с тобой потанцевать?
Эбби отшатнулась, чтобы увернуться от его липких рук. Она уже открыла было рот для резкого и язвительного отказа, но вовремя опомнилась.
Ее выручил бармен, поманив к себе Эбби пальцем.
— Эй, ты там, — рявкнул он, швырнув поднос на стойку бара и поставив на него большую бутылку и маленький стакан, — отнеси это вон тому парню, что сидит в углу.
Бармен сунул поднос ей в руки. Эбби не смогла отказаться. К тому же у нее и в мыслях не было отказываться…
Этот мужчина в углу… это же он, Кейн, вихрем пронеслось в голове Эбби.
Ноги сами несли ее вперед. Когда Эбби наконец остановилась у столика, ее сердце колотилось так сильно, что она чувствовала, как кровь стучит в висках.
Мужчина поднял глаза.
Эбби показалось, что прошла целая вечность. Она стояла в оцепенении, не смея взглянуть ему прямо в лицо.
Все именно так, как говорил Грэди, мелькнуло в голове Эбби. Глаза были поразительно светлыми на мужественном, с резкими чертами лице. Казалось, что он смотрит не на Эбби, а сквозь нее, опаляя и сжигая все ее существо.
Ощущая на себе пристальный взгляд Кейна, Эбби почувствовала себя весьма неловко. Спазм перехватил ей горло. Она призвала на помощь всю свою волю, чтобы подавить в себе возникшее желание повернуться и убежать — как можно быстрее и как можно дальше.
Чувствуя себя очень неуверенно, Эбби осторожно поставила поднос на столик.
— Вот ваша бутылка, — тихо сказала она.
Если Кейн и услышал ее слова, то не подал виду.
Эта девушка… он не видел ее здесь вчера вечером. А она хорошенькая, внезапно подумал он. Кейн выпил гораздо больше, чем следовало, но недостаточно для того, чтобы не заметить, как она красива, как хороши ее волосы. Кейн не сводил с них глаз. Густые, они были схвачены на макушке яркой бархатной лентой.
На темно-каштановых прядях сияли золотые блики.
Когда Эбби наклонилась, локоны рассыпались по ее плечам. Не в состоянии удержаться, Кейн протянул руку и стал перебирать их пальцами. Один шаловливый каштановый завиток туго обвился вокруг его пальца. Кейн пропускал пряди между пальцами, восхищаясь их шелковистостью. Он боролся с желанием схватить прядь волос девушки и поднести ее к лицу, будучи уверен, что аромат будет подобен нежному дуновению ветерка в теплый весенний день. Эбби же испытывала ощущение, что она запуталась, как муха в паутине.
Она едва дышала, не зная, чего ей ожидать от Кейна в следующее мгновение…
А она прехорошенькая, вновь подумал Кейн. В самом деле, у нее лицо ангела… Несмотря на то что она работает в этом ужасном притоне, она выглядит так, будто никогда в жизни не сталкивалась ни с чем дурным и низким.
Это вызвало у Кейна чувство горечи и боли. Он повидал столько страшного и столько натворил, что все это могло привести обычного человека на грань сумасшествия. Мучительная боль терзала душу Кейна, когда он вспоминал все те ужасы, свидетелем и участником которых был… «Проклятие! — думал он с отчаянием. — Эта девушка не должна, не имеет права иметь такой ангельский вид! Она раздражает меня».
Он быстро разжал кулак и разом выпустил прядь ее волос, будто обжегся о них. Кейн откинулся на спинку стула, смело встретил взгляд Эбби и кивком головы показал ей на бутылку.
— Налей. — Это было все, что он сказал. У него бесстрастный низкий и слегка хриплый голос, наверное, от пьянства, подумала Эбби… Странно, но ей это не было неприятно. Она все еще продолжала ощущать на себе его пронзительный взгляд, лишавший ее спокойствия. Эбби старалась достойно выдержать этот взгляд и, хотя была очень возбуждена, твердо решила не показывать это. Она взяла бутылку с подноса и поставила ее на столик, затем налила стакан виски, почти до краев. Облизнула пересохшие от волнения губы и выпрямилась.
Кейн с хмурым видом по-прежнему смотрел на Эбби, и когда ему показалось, что девушка собирается уйти, он поднял руку и крепко сжал ее запястье.
— Сядь, — хриплым голосом прошептал он.
Эбби не шевельнулась. В голове у нее проносились бессвязные мысли, и к ним примешивалось паническое чувство страха. Ей казалось, что она не может больше контролировать себя, так же как не может оторвать глаз от того места, где пальцы Кейна сжали ее нежное запястье. Он очень крепко и упорно держал его, однако это не причиняло ей боль. Пальцы Кейна были худыми и смуглыми, но совсем не толстыми или грязными. Эбби как завороженная пристально смотрела на них. Итак, это руки бандита… руки убийцы. Почему же она не испытывает к нему отвращения, с недоумением подумала Эбби. От одного лишь его прикосновения у нее мурашки должны были бы побежать по телу. А вместо этого она чувствовала, как все внутри нее трепещет. Кейн провел большим пальцем по ее ладони. Это выглядело почти как ласка… Ошеломленная и встревоженная своими странными ощущениями, Эбби не отрываясь смотрела ему в лицо.
— Ч-что вы от меня хотите? — Она не узнавала свой собственный голос.
Какое-то мгновение Кейн сидел молча. Он догадывался, что испугал Эбби. Но почему? Несомненно, она привыкла к такому обращению. Но девушка неуверенно смотрела на Кейна широко раскрытыми глазами. Они были ярко-голубые, и крошечные огоньки в них сверкали, как драгоценные камешки. Кейн не мог припомнить, когда в последний раз обращал внимание на цвет чьих-либо глаз…
Внезапно на его губах появилась усмешка. Неужели эта девушка знает, кто он? Да. Несомненно. И тут Кейн вдруг понял, почему у Эбби такое странное выражение лица. Она боится его и упорно пытается этого не показывать.
Глаза Кейна ярко блестели, когда он откинулся на спинку стула. Заложив оба больших пальца за пояс, он сквозь полузакрытые веки пристально разглядывал Эбби.
— Я не люблю, когда меня дразнят, дорогая, — протянул он, слегка растягивая слова и натянуто улыбаясь. — Постарайся это запомнить.
Скорее его тон, чем сами слова, вывел Эбби из оцепенения. Как! Уж кто-кто может позволить себе быть высокомерным, но только не этот бандит…
…Гнев и возмущение все больше охватывали Эбби, а Кейн продолжал разглядывать ее. Его глаза позволяли себе такие вольности, на которые раньше по отношению к ней не отваживался ни один мужчина. С бесстыдным интересом он задерживал взгляд на соблазнительных выпуклостях ее груди и бедер.
Ну, полусердито-полуотчаянно думала Эбби, по крайней мере она привлекает к себе внимание этого человека, что как раз в первую очередь и было ей нужно. Но у нее сильно чесались руки сбить с его губ наглую самодовольную улыбку.
— Ты сядешь наконец или нет? — раздраженно спросил Кейн.
Эбби изо всех сил стиснула зубы и опустилась на стул. Губы ее улыбались, но глаза смотрели сурово, когда она вскинула подбородок и поймала наглый взгляд Кейна.
Эбби не возразила, когда он обернулся и знаком потребовал у бармена еще один стакан. Она сидела опустив голову и отвела взгляд, когда спустя мгновение бармен подошел к их столику. Эбби молилась про себя, чтобы бармен не заметил, что она не из числа здешних девиц. Когда тот шаркающей походкой прошел мимо нее, Эбби уловила предательский запах спиртного и испытала некоторое облегчение: очевидно, не только посетители предавались здесь обильным возлияниям. Несомненно, только поэтому бармен не вышвырнул ее из бара.
Кейн наклонился и опустил горлышко бутылки в чистый стакан. Он наполнил его почти до половины, затем отставил в сторону, глядя Эбби прямо в глаза.
— Меня зовут Кейн.
— Я… Эбигейл. — Эбби ненавидела свой неверный задыхающийся голос, но ничего не могла с ним поделать.
Последовавший за этим смех Кейна еще больше ее разозлил.
— Эбигейл? Неужто? Это имя как-то не подходит тебе. Звучит слишком чопорно и прилично. Может, мне следует называть тебя Сузанна, или Полли, или как-нибудь еще в этом роде? — Его по-прежнему наглый взгляд заставил возмутиться все существо Эбби.
Она с трудом подавила бушевавшую в ней ярость, напомнив себе, что не стоит раздражать Кейна.
Эбби заставила себя улыбнуться, надеясь, что ее улыбка выглядит достаточно натурально.
— Я, право, все же предпочитаю Эбигейл, — тихо сказала она.
Кейн ничего не ответил. Им все больше овладевало ощущение, что здесь что-то не так. Эбигейл — Господи, ему трудно ее так называть! Она не похожа ни на одну шлюху, которую он когда-либо встречал. Ее кожа выглядит свежей и естественной, без следов рисовой пудры.
Да и губы не накрашены, как, скажем, у Дейзи. От нее не пахнет дешевыми духами. А эти не правдоподобно голубые глаза широко открыты, и взгляд их — сама невинность. Аура чистоты, исходящая от нее, прямо-таки сбивает с толку. Кейну пришлось напомнить себе, что незнакомка все же, очевидно, далеко не невинная девушка, иначе она не находилась бы здесь.
Эбби взяла стакан и поднесла его к губам. С едва заметной улыбкой она взглянула на Кейна:
— Я… я раньше не видела вас в городе.
Он небрежно пожал плечами.
— Я приехал только вчера.
Нервы у Эбби были напряжены до предела. Просто ради того, чтобы как-то отвлечься, она поднесла стакан к губам и сделала маленький глоток.
Жидкость так обожгла ей горло, что она неудержимо закашлялась. На глазах выступили слезы. Когда Эбби наконец подняла голову, она пришла в полное замешательство, обнаружив, что Кейн с усмешкой наблюдает за ней.
— На мой вкус, крепковато, — попыталась оправдаться Эбби.
Держу пари, что именно так, со злорадным удовольствием подумал Кейн.
Он схватил Эбби за руку и стал не спеша перебирать ее пальцы.
— Расскажи-ка мне кое-что, дорогая. — Черт побери, он просто не может заставить себя называть ее Эбигейл! — Как такая девушка, как ты, может заниматься подобной работой?
«Проклятие! — в бешенстве подумала Эбби. — Неужели он должен еще и прикасаться ко мне?» Если бы она посмела отстраниться от него, она бы это сделала. От одного взгляда на него у нее сдавливало горло. Эбби находилась так близко от Кейна, что видела каждый темный волосок густых, по-бесовски изогнутых бровей. Она подумала, что, вероятно, он с утра побрился, но его щеки и подбородок уже потемнели.
Его усмешка была неприятной, даже циничной. Кейн не казался жестоким, но Эбби чувствовала в нем обостренную жестокость. Без сомнения, это было следствием того, что в течение многих лет он жил не в ладах с законом. Но понимание этого не ослабило ее тревоги.
— Пожалуй, можно сказать, что я оказалась здесь по необходимости, — повинуясь скорее инстинкту, чем осознанно, ответила Эбби. — Видите ли, мой отец недавно умер и оставил меня совсем одну и без денег. — Эбби глубоко вздохнула и помолилась в душе о том, чтобы Кейн не заметил, что она лжет. — Это мой первый день здесь. Я здесь, потому что мне… мне больше некуда было пойти, не к кому обратиться за помощью.
Некуда бежать, закончил про себя Кейн, и негде спрятаться. «Незваный, нежеланный», — неожиданно промелькнула у него мысль, принеся с собой множество горьких воспоминаний и нестерпимую ноющую боль.
Казалось, что что-то внутри Кейна съежилось и застыло.
— Пусть будет так, — с трудом промолвил он и уставился на мутное содержимое своего стакана, горько скривив губы.
Эбби почувствовала, как ее охватила паника. У Кейна был такой вид, будто мысли его находятся на расстоянии множества миль от нее, и он вел себя так, словно совершенно забыл о ее существовании. Эбби не могла позволить, чтобы это произошло теперь, когда она зашла так далеко!
— Ну а каковы ваши дальнейшие намерения? — осмелилась спросить Эбби. — Вы здесь только проездом?
Она вздохнула с облегчением, когда Кейн наконец вновь поднял глаза и встретился с ее взглядом.
— Я довольно долго плыл по течению, — ответил он, пожимая плечами. — Сейчас я подумываю о том, чтобы остаться здесь на несколько дней, возможно, кто-нибудь из владельцев ранчо возьмет меня на работу.
Поскольку женские уловки были чужды Эбби, она склонила голову набок, надеясь, что эта ее поза выглядит соблазнительно и Кейн попадет под ее чары.
— В таком случае, — тихо сказала она, — добро пожаловать в наш город. — Собравшись с духом, превозмогая трепет, Эбби смело положила свою руку на его ладонь, большую и широкую. Когда их руки соприкоснулись, ее охватила нервная дрожь. Она затаила дыхание. Взгляд Кейна медленно заскользил вверх по ее обнаженной руке, по лицу. Неприлично долго он задержал взгляд на губах Эбби.
В следующее мгновение Кейн протянул к ней свои сильные руки, приподнял Эбби и усадил ее к себе на колени. Стараясь сохранить равновесие, она была вынуждена ухватиться за его кожаный жилет.
Кейн ощутил, как его бросило в жар. Странно, подумал он. Сегодня, находясь рядом с Дейзи, он не был в состоянии вызвать в себе даже подобие желания.
Но с Эбигейл… Внезапно Кейн почувствовал, как его захлестнула огромная волна страстного желания, и, несомненно, девушка должна была чувствовать то же самое.
Она не тощий маленький цыпленок, это точно, подумал Кейн. У нее нежные черты лица, однако линия подбородка говорит о силе характера. Хотя она и выглядит изящной и благородной, но пальцы рук у нее сильные и упругие.
Взгляд Кейна скользнул ниже и остановился на шее Эбби цвета слоновой кости. Ее грудь высоко вздымалась, вызывая в нем жгучее желание. Находись они наедине, Кейн не откладывая попробовал бы такой соблазнительный щедрый подарок и ртом, и руками.
Нет, снова подумал Кейн, она далеко не невинна.
— Хочешь потанцевать? — страстно, с придыханием прошептал Кейн на ухо Эбби.
Она не могла произнести ни слова. Сердце девушки трепетало, как крылья испуганной птицы. Единственной мыслью, почему-то овладевшей ею, было, что Кейн, вероятно, великан. Даже сидя у него на коленях, Эбби должна была слегка поднимать лицо, чтобы взглянуть ему в глаза. Голодные взгляды, которые Кейн бросал на нее, пугали Эбби. Его рука скользнула вдоль спины девушки, и эти прикосновения оставляли ощущение сильного жара. Эбби хотелось закричать, чтобы он оставил ее, но она едва могла дышать, не говоря уже о том, чтобы произнести хоть слово.
— Право же, у меня нет настроения танцевать, — услышала она наконец свой голос.
— Хорошо, — заплетающимся языком проговорил Кейн. — Потому что у меня тоже нет такого настроения. — Он не владел собой, ощущая ее близость. Он» был всего лишь мужчина, и при этом не привыкший сдерживать себя. От этой девушки исходило столько тепла, столько жизненной энергии, в то время как он чувствовал, что какая-то часть его существа умерла. Возможно, это было проявлением эгоизма с его стороны, но именно сейчас ему хотелось забрать у Эбби немного живого тепла для себя.
Боль в голове Кейна прошла. Она переместилась теперь в нижнюю половину его тела.
Одной рукой Кейн стал перебирать волосы Эбби.
Другой — приподнял ее подбородок и прильнул губами к ее губам, ожидая поначалу, что от Эбби будет исходить тот же запах кислого виски, как от Дейзи.
Но алые губы девушки были подобны спелой клубнике и так же сладки на вкус.
Эбби с ужасом увидела пылающий страстью взгляд Кейна еще до того, как его рот коснулся ее губ.
У нее еще сильнее забилось сердце, в голове все бешено закружилось. Единственной мыслью, пронесшейся в ее сознании, было воспоминание о том, как она когда-то была влюблена в Маркуса Коннорса. И его поцелуй был первым и единственным настоящим поцелуем в ее жизни. И только теперь Эбби поняла, что тот поцелуй не идет ни в какое сравнение с поцелуем Кейна!
В смятении Эбби замерла в объятиях Кейна. Его поцелуй был страстный и крепкий. Девушка невольно раскрыла свои губы под требовательным нажимом его губ. Но стоило ей только поддаться его натиску, как язык Кейна быстро и уверенно проник в ее рот, требовательно и грубо лаская его сладкие глубины. Эбби судорожно вздохнула. Она была потрясена тем, что Кейн против ее воли овладевает ею. С одной стороны, ей хотелось сопротивляться, оттолкнуть его и потребовать извинения за допущенную наглость. Однако она чувствовала, что его поведение не было ей так уж неприятно. Эбби ощущала, как ее руки беспомощно упираются в плечи Кейна, как все внутри нее опускается и слабеет. Эбби готова была благодарить Бога за то, что она сидит, а не стоит, в противном случае она бы наверняка упала, явив при этом малопривлекательный вид.
Когда Кейн оторвался от ее рта, Эбби едва дышала.
Рука Кейна крепко сжимала талию Эбби. Лицом он прильнул к бархатистой коже ее виска.
— Для таких дел есть место получше, дорогая!
Кейн прошептал эти слова на ухо Эбби. Пораженная и испуганная, Эбби судорожно сглотнула.
— Что? — задыхаясь, проговорила она.
— Давай поднимемся наверх. В мою комнату.
В голове Эбби бешено вихрились мысли. Она ощущала на своей щеке пьяное, тяжелое дыхание Кейна.
Не может быть, чтобы он сказал, что он… что они…
Эбби не знала толком, что происходит в тех комнатах наверху, но догадывалась. Она не сомневалась также, что, если уступить Кейну, он будет готов продолжить ее «образование».
Трудность заключалась в том, что у Эбби практически не было никакого плана действий, кроме того чтобы попросить у Кейна помощи. Внезапно у нее возникло тоскливое чувство разочарования и безысходности. Может быть, ей следовало вытащить Кейна из бара, связать и насильно увезти… Но разве это возможно? Глупо думать об этом.
При всем том, очевидно, у Эбби все же был какой-то план.
Казалось, частые и сильные удары сердца сотрясают все ее тело и слышны Кейну.
— Как скажете, — прошептала Эбби.
Почувствовав внезапный прилив сил, Кейн вскочил на ноги. Эбби позволила ему повести себя наверх.
Возбуждение и страх охватили ее. Она вдруг поняла, что теперь пути назад для нее не будет. Вплоть до этого момента она в случае чего могла бы еще удрать.
Но как только она окажется наверху, наедине с Кейном, такого шанса у нее уже не будет.
Стоя около двери в комнате Кейна, Эбби нервно теребила руки, пока тот зажигал лампу. Когда наконец появился тусклый желтый свет, Эбби огляделась вокруг.
У стены стояла широкая кровать, покрытая выцветшим голубым пикейным покрывалом. На маленьком столике у противоположной стены примостился треснувший пожелтевший, бывший когда-то белым таз для умывания.
На единственном стуле, находившемся в комнате, валялся потертый кожаный седельный вьюк.
Сильные удары по клавишам рояля, раздавшиеся внизу, заставили Эбби вздрогнуть. Интересно, как же можно здесь уснуть, с недоумением и раздражением подумала Эбби… Она вдруг почувствовала себя полной идиоткой. Ведь ясно, что сюда приходят не ради сна.
Стараясь не думать о румянце смущения, залившем ее щеки, Эбби поймала взгляд Кейна. Однако она еще больше смутилась, когда обнаружила, что тот стоит возле кровати, наблюдая за ней своими странными серебристыми глазами.
— Иди сюда, — проговорил Кейн.
Эбби не двинулась с места, с испугом вопрошая себя, не совершила ли она только что самую большую ошибку в своей жизни. Кейн намного выше ее и определенно намного сильнее.
— Ночь уже наступила, — растягивая слова, сказал Кейн. — Чего ты ждешь? — Он лениво и немного горько улыбался.
Чувствуя себя подобно человеку, идущему навстречу палачу, ожидающему его с петлей в руках, Эбби шагнула вперед на внезапно одеревеневших ногах.
Улыбка Кейна погасла, когда она подошла ближе.
Где-то в отдаленном уголке его мозга вновь возникла мысль, почему такая женщина находится в «Серебряной шпоре». Она, несомненно, заслуживает гораздо большего, чем то, что может получить здесь.
Нет, Кейн был не настолько пьян, чтобы не суметь оценить Эбби по достоинству. От одного лишь ее вида у Кейна пересыхало во рту, а кровь закипала в чреслах.
Несмотря на тонкую талию, ее грудь была пышной и имела восхитительную форму. Кейн поспорил бы на свой последний доллар, что округлые формы Эбби словно созданы для его ладоней.
От одной мысли об этом Кейн заскрежетал зубами.
Он жаждал сорвать с девушки одежду и познакомиться с каждым соблазнительным дюймом ее тела. И Кейн поклялся себе, что сделает это скоро… очень скоро…
Он ни разу не оторвал взгляд от Эбби, пока снимал с себя ремень с прикрепленным к нему револьвером, и, пройдя по выстланному грубыми досками полу, не бросил его на спинку стула. В следующее мгновение Кейн схватил Эбби за руку и притянул к себе. Не теряя зря времени, он впился поцелуем в ее сладостный рот.
У Эбби не было иного выбора, кроме как терпеть его объятия. Кейн так крепко обнимал ее, что она едва могла пошевелиться. Грудь Эбби была плотно прижата к его твердой груди, а ее живот уютно приник к животу Кейна… Господи, она никогда не могла даже вообразить себе такое!
Но это было еще далеко не все. Эбби не сразу поняла, что Кейн слегка подталкивает ее назад, пока не стало слишком поздно. Она ощутила что-то под своими коленями, а затем покачнулась и почувствовала, что под тяжестью мужского тела падает на матрас.
Эбби инстинктивно уперлась кулаками в плечи Кейна, но он не обратил на это никакого внимания.
Его тело было прижато к ее телу, а губами он прильнул к нежному изгибу ее шеи.
— Успокойся, — пробормотал он. — Меня не волнует цена. Останешься довольна.
Кейн снова овладел ртом Эбби. Его рука устремилась под красный шелковый лиф, пытаясь ухватить ее грудь. Для Эбби тяжесть этой руки была подобна клейму, коснувшемуся тела, до которого никогда не дотрагивался ни один мужчина. Она почувствовала, как грубые кончики пальцев дотронулись до ее соска.
Один раз. Два… Затем снова. Потрясенная, Эбби какое-то мгновение лежала неподвижно… но только мгновение.
Каким-то образом ей удалось повернуть голову.
— Подожди! — взмолилась Эбби прерывающимся голосом. Кейн медленно поднял голову. Он все еще лежал поверх нее, а его ноги переплелись с ее ногами. В его глазах метались искорки света.
— Господи! Только не говори мне, что передумала!
Резкость его голоса испугала Эбби. Она глубоко, прерывисто вздохнула. Лишь на мгновение неуверенность поколебала ее намерение.
Эбби понимала, что зашла слишком далеко. Зато теперь она так близка к цели! Девушка заставила себя сосредоточиться на мысли о том, что привело ее сюда.
Жизнь Диллона целиком зависит теперь от нее. И она сделает все, что надо, чтобы его спасти.
— Нет, — быстро возразила Эбби. — Просто… — Она внезапно смолкла, стараясь найти какое-то объяснение, но ничего подходящего не приходило на ум. Все это время Кейн пристально, но как бы сквозь нее смотрел на Эбби. Он убрал руку с ее груди, однако Эбби все еще чувствовала себя совсем раздетой. Единственным раздававшимся в комнате звуком было ее громкое прерывистое дыхание.
— Погоди-ка, — наконец проговорил Кейн. — Ты сказала, что твой отец недавно умер… Не может быть, чтобы ты никогда раньше не была с мужчиной… что это впервые, что ты когда-либо…
Предательский румянец покрыл щеки Эбби. Она отвела глаза от неумолимо вопрошающего взгляда Кейна и подтвердила его предположение, лишь слегка кивнув головой.
Кейн грубо выругался. Его тело было подобно сжатой пружине, готовой мгновенно распрямиться.
Он так желал Эбби, что это вызывало у него мучительную боль внизу живота. Именно это обычно побуждало Кейна быть снисходительным к своему телу и поскорее гасить бушующий в нем огонь. Однако он никогда не трогал девственниц и даже в мыслях не возвращался к Лорелее…
Кейн отстранился от Эбби и встал на ноги, не скрывая своего недовольства.
— Благодарю покорно, — насмешливо проговорил он, — но, к сожалению, мне придется отказаться от твоих услуг.
Слова Кейна заставили Эбби мгновенно вскочить с постели.
— Пожалуйста, я… все в порядке, право же. Я хочу сказать, что если не ты, то будет кто-нибудь еще. — Эбби всеми силами старалась выпутаться из затруднительного положения и лишь молила Бога о том, чтобы Кейн этого не понял. Она потянулась к нему и положила руки ему на плечи.
— Но я предпочла бы, чтобы это был ты, Кейн.
Эбби была сама потрясена своей смелостью. Надеясь придать своим словам больше правдивости, она поднялась на цыпочки и губами коснулась его рта.
Кейн вздохнул, внезапно у него пропало желание возражать и спорить. Поверив Эбби, он еще больше воспламенился. А то, как она робко и неопытно прижимала свои губы к его губам, только подлило масла в огонь. Позже, решил про себя Кейн, он научит ее целоваться.
Поцелуй Эбби длился не более нескольких мгновений, но дыхание ее стало учащенным и прерывистым. Страстный огонь в глазах Кейна вновь наполнил все ее существо тревогой.
Он охватил руками талию Эбби. Она чувствовала, как тепло его рук обжигает ее сквозь тонкую ткань платья.
— Ты в этом убеждена? — заплетающимся языком проговорил Кейн.
Поскольку он был совсем пьян, Эбби не составило большого труда оттолкнуть его, и Кейн упал на кровать.
— Я убеждена, — сказала Эбби прерывающимся голосом. — Только… погоди минуточку.
Эбби прекрасно сознавала, говорить сейчас с Кейном, уговаривать или убеждать его бесполезно. Однажды она слышала, как Диллон в разговоре с работниками на ранчо, смеясь, рассказывал о каком-то человеке, чьи «мозги находятся между ног». По правде говоря, Эбби тогда не поняла, что имел в виду ее брат.
Но голодный блеск в глазах Кейна, а также та странная выпуклость, прикосновение которой она почувствовала, когда Кейн тесно прижимал ее к себе, говорили о многом.
Эбби, опустив ресницы, отошла. Кейн, очевидно, подумал, что она стесняется. Едва заметная довольная улыбка скользнула по его губам. Одна бретелька соскользнула с ее плеча, но она даже не попыталась ее поправить. Все то время, пока Эбби отступала от Кейна, она молилась о том, чтобы не выдать себя. Кейн был не тот человек, с которым безнаказанно можно играть. А то, что она собиралась сделать, ей самой трудно было представить.
Когда наконец Эбби добралась до единственного стула в углу, она повернулась к Кейну спиной. Когда она протянула руку к стулу, ее ладони стали влажными. Эбби чувствовала, как глаза Кейна, подобно крошечным иголкам, пронзают ее. Она знала, что Кейн продолжает следить за ней.
И в самом деле, Кейн едва мог оторвать взгляд от Эбби. Ее решение остаться с ним стало для него своего рода успокоительным бальзамом. Одному Богу известно, что в последнее время он чувствовал себя ниже самой жалкой твари. А сейчас в его сознании проносились самые причудливые и похотливые фантазии.
Сначала Кейн намеревался выяснить, так ли, как он надеется, подходят к его ладоням эти ласкающие взор груди. Затем он обхватит руками этот соблазнительный маленький зад…
Кейн встал и направился к окну, думая, что Эбби собирается раздеться, и решив дать ей хоть немного побыть в уединении. Мысль о приближающемся удовольствии заставила Кейна переменить позу, поскольку выпуклость под брюками еще больше напряглась и доставляла ему неудобство. Криво улыбаясь, Кейн пообещал себе, что скоро эта маленькая проблема будет разрешена.
— Кейн.
Он обернулся, полагая увидеть Эбби раздетой, полной страстного желания и ждущей…
Вместо этого Кейн увидел револьвер — его собственный револьвер, нацеленный ему в живот.
— Ну ты и сукина дочь.
Даже выругавшись, Кейн испытывал непреодолимое желание рассмеяться. Эта… эта потаскушка сделала то, что не удавалось сделать ни одному представителю закона в Нью-Мексико и в половине штатов Запада.
У Кейна снова разболелась голова. Впервые он пожалел, что выпил так много этого проклятого дешевого виски. Своим затуманенным разумом Кейн попытался определить расстояние между собой и Эбби. Оно было не больше пары ярдов. Если он хоть немного продвинется вперед, то сумеет выхватить у нее револьвер…
— Я бы не стала этого делать на твоем месте. — Голос Эбби прозвучал резко, как выстрел. — Поверь мне на слово, Кейн, я знаю, как с этим следует обращаться.
Яркий блеск в глазах Эбби выражал решимость, игнорировать которую у Кейна не было желания..
Кроме того, револьвер был заряжен, и, хотя Кейн был пьян, он видел, что Эбби легко обращается с ним и; вероятно, давно умеет это делать.
— Что все это значит, черт побери? — проворчал Кейн.
Эбби дерзко подняла подбородок:
— Мы с тобой совершим небольшое путешествие, Кейн. И поскольку я и так понапрасну тратила время, считаю, что нам пора трогаться в путь. — Одной рукой Эбби сбросила со стула седельный вьюк и носком туфли подтолкнула его к Кейну.
— Подними его, — приказала она.
Кейн выполнил приказ, в висках у него, когда он наклонился, сильно застучало. Затем Кейн медленно выпрямился и перекинул вьюк через плечо.
— Отлично, Кейн, — с удовлетворением кивнула Эбби. — Теперь открой окно. Мы выберемся через него.
Кейн прищурился. Его взгляд скользнул к окну, откуда виднелся небольшой выступ. Окно выходило в переулок. От выступа до земли было, возможно, футов десять.
Кейн не шевельнулся.
— Почему, черт побери, мы не можем выйти через парадную дверь?
— Для того чтобы ты тут же затерялся в толпе? — В голосе Эбби прозвучало насмешливое презрение. — О нет, Кейн. Я хочу, чтобы ты постоянно находился под моим присмотром. — Она жестом указала на окно. — Открой же его, — резко повторила Эбби. — Затем вылезай, пока я не решила тебе помочь.
Зябкая дрожь пробежала по спине Кейна. Эбби повела револьвером, и на этот раз он оказался на одном уровне с его сердцем. Кейн открыл окно, просунул в него ноги и сделал то, что сделал бы любой пьяный идиот, увидев перед собой дуло оружия.
Он прыгнул.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Спасенный любовью - Джеймс Саманта



Сколько бед от бабского (не женского, а именно бабского) нетерпения и неумения вовремя заткнуться и "просечь" ситуацию. Вот еще одна. Сначала ей слишком много позволено дома, но не объяснено, что мир - не дом. В мире ее приказ = ничто. А она привыкла и потому бесится. Дура. А книжка ничего, просто я вестерны не люблю.
Спасенный любовью - Джеймс СамантаТатьяна
26.03.2012, 6.58





Разочарована. Такой героини я ещё не встречала. Мало того что дура, так ещё и упрямая дура. В общем, редко бывает чтоб такое нравилось. А мне и подавно.
Спасенный любовью - Джеймс СамантаМаленькая...
27.01.2014, 19.39





Ох даааа главная героиня дура из дур, идиотка полная.Из за неё и роман дочитывать не хочется.
Спасенный любовью - Джеймс СамантаНАТАЛЮША
7.12.2014, 21.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100