Читать онлайн Спасенный любовью, автора - Джеймс Саманта, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Спасенный любовью - Джеймс Саманта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.26 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Спасенный любовью - Джеймс Саманта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Спасенный любовью - Джеймс Саманта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Саманта

Спасенный любовью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Просторный двухэтажный дом стоял в окружении высоких тополей, защищавших его от ветра. Позади дома и группы надворных построек на фоне безоблачного неба вздымался окутанный дымкой силуэт гор Ларами.
Эбигейл Маккензи стояла на крыльце. Ее стройную фигурку облегала выцветшая одежда из коричневой хлопчатобумажной ткани. От порыва ветра легкая прядь волос упала ей на щеку. Эбигейл задумчиво перебросила густые каштановые волосы с плеч на спину, продолжая тревожно всматриваться в горизонт.
Ее лицо с нежной кожей цвета спелого меда выражало беспокойство.
Господи, как она жалеет о своем споре с отцом сегодняшним утром! Эбигейл была так взволнована, что Дороти наконец выгнала ее на улицу.
И все же это была не только ее вина! Интересы девушки целиком сосредоточились на ранчо Даймондбэк, и собственная личная жизнь, или, скорее, отсутствие ее, никогда не беспокоила Эбигейл. Но в последнее время отец все чаще и чаще стал поднимать этот вопрос. Не помогало и то, что Диллон также начал посмеиваться над сестрой.
— Никто не сможет терпеть тебя, сестричка, — сказал он ей на прошлой неделе. — В тебе слишком много энергии и дерзости. А ни один мужчина не любит, когда им командуют женщины.
Обычно мягкие губы Эбби сжались в упрямую линию. Одна лишь мысль о надменном тоне и высокомерной улыбке Диллона вновь привела ее в ярость.
А теперь и отец выразил недовольство ею!
Одобрение отца было единственным, чего Эбби всегда добивалась, и в большинстве случаев она в этом преуспевала. Она умела и ездить верхом, и стрелять, и заарканивать лошадей не хуже любого из работников на ранчо. Именно поэтому вчера утром Эбби и бросилась на поиски этого отбившегося от стада теленка.
Конечно, ей удалось его найти. Тому, в свою очередь, удалось позволить волку загнать себя в угол.
Эбби почувствовала, как легкое возбуждение охватило ее. За последние несколько месяцев они потеряли дюжину телят и годовалых бычков. Лукас был убежден, что в этом повинен волк. Может, это и есть тот самый волк? И разве отец не будет доволен, если она прикончит этого хищника?
Но волк убежал, по-видимому, это был хитрый и опытный зверь. Он часами водил Эбби вокруг да около, прежде чем наконец она не вышла на его след.
Вот почему девушка вернулась на ранчо далеко за полночь. Взволнованный отец непрерывно ходил взад и вперед по кабинету, чуть не протерев до дыр ковер.
Господи, как он кричал и неистовствовал! Он так орал, что было слышно (Эбби была в этом уверена), как в оконных рамах дребезжали стекла.
— Боже всемогущий! — кричал отец в гневе. — Что тебя дернуло так внезапно сорваться с места и явиться только сейчас? Ты знаешь, какие мысли приходили мне в голову? Я думал, что ты исчезла навсегда. Лежишь где-нибудь раненая, а может, мертвая! — Дункан Маккензи запустил пятерню в копну седеющих волос и свирепо посмотрел на дочь.
Эбби бросила на письменный стол перчатки.
— Я сказала Лукасу, куда я еду, — невозмутимо ответила она (тот был старшим работником отца). — Кроме того, я не первый раз отправилась искать заблудившегося теленка.
— Но впервые у тебя не хватило ума вернуться домой до наступления вечера!
Разгневанный отец сверлил глазами Эбби. Она смело встретила его взгляд. Время отсчитывало секунды их молчаливой схватки. Наконец Дункан, не выдержав, выругался себе под нос. Конечно, Эбби была плоть от плоти его, и таким же был ее брат.
— Разве для меня недостаточно, что твой брат, как последний глупец, рискует своей шкурой, выслеживая по всей округе бандитов и преступников? И все это во имя закона и порядка? — Дункан громко и презрительно засмеялся, и Эбби возблагодарила судьбу за то, что Диллона нет дома и он не слышит слова отца. — А ты гоняешься черт знает где по бездорожью за пятидолларовым теленком, хотя прекрасно знаешь, что я не настолько скуп, чтобы переживать из-за пяти долларов!
— Но это был не только теленок! — объявила Эбби, гордо встряхнув головой. — Там был волк, который сидел на задних лапах, когда я его обнаружила.
Он убежал при моем появлении, но я все же выследила его. — Глаза Эбби сверкали. — Я нашла логово волка и его самки, папа. — Эбби подумала о двух шкурах, привязанных к ее седлу, и вновь победоносно тряхнула головой. — Я позаботилась о том, чтобы из-за этих двух тварей мы больше не потеряли ни одного теленка, папа.
Но оказалось, что эта победа не произвела на отца никакого впечатления, и Эбби, более чем разочарованная, поднялась в свою комнату.
Когда на рассвете Эбби спустилась вниз, она уже приняла решение, что, очевидно, самым мудрым с ее стороны будет ничем больше не напоминать о случившемся. Сегодня на ранчо собирались начать клеймить скот на летнем выгоне. Эбби считала само собой разумеющимся, что, как всегда, будет при этом присутствовать.
Но отец грубо отказал ей в этом.
Эбби отодвинула свою тарелку и внимательно посмотрела на него сузившимися глазами.
— Я в течение многих лет не пропускала клеймения, папа!
— Ну что ж, на этот раз пропустишь, — бросил он в ответ.
Эбби взглянула на Дороти, которая стояла в углу у плиты, накладывая на тарелку оладьи. Дороти была женой Лукаса. Их небольшой дом стоял позади амбара. Дороти готовила для Дункана и Эбби, а также убиралась в доме. Эбби не знала, померещилось ли ей или действительно плечи Дороти тряслись от смеха.
Она перевела взгляд на отца.
— Ты все еще сердишься из-за вчерашнего, — тихо проговорила девушка.
— Но я ведь прав, черт побери. Я не хочу, чтобы ты уезжала далеко от дома, Эбби, ты слышишь?
Эбби ничего не ответила, и Дункан взглянул на Дороти.
— Дороти, — сказал он уже более спокойным тоном, — пожалуйста, выйди и попроси кого-нибудь оседлать для меня Бренди.
Дороти выскочила из кухни, ее губы по-прежнему дрожали от едва сдерживаемого смеха.
Взгляд Дункана вновь обратился к Эбби, которая все еще укоризненно смотрела на отца. У нее, так же как у него, был упрямый крутой подбородок, но меньше и нежнее, чем у отца.
— Почему? — спросила Эбби. — Почему ты отказываешь мне в этот раз?
— Потому что не могу доверять тебе после вчерашнего, юная леди. — Дункан с силой отодвинул стул. — Возможно, мне следует выдать тебя замуж за Бака Расселла, и дело с концом!
Эбби открыла рот от изумления. Бак Расселл был владельцем соседнего ранчо, граничившего с их поместьем на востоке. Недавно он сказал Дункану, что не прочь объединить обе семьи, а стало быть, и их ранчо.
— Папа, я не могу поверить, что правильно тебя расслышала! Тебе же не нравится Бак Расселл. Кроме того, мы с тобой одно целое, папа, одна команда. Ты всегда так говорил, и мы так любим это место. Что случилось бы на ранчо, не будь меня здесь? Диллон никогда не сделал бы для тебя всего того, что делаю я… Ты был прав, говоря, что он скорее будет гоняться за бандитами, чем за отбившимися от стада телятами!
На лице Дункана промелькнуло странное выражение. Эбби пожалела о сказанном ею, но было уже поздно. Хотя Дункан, несомненно, гордился тем, что его сын начальник полиции в Ларами, одна Эбби знала, какую сильную боль он вместе с тем испытывает от того, что Диллон почти никогда не интересуется делами на ранчо. Но она не посмела сказать это сейчас вслух, а лишь смущенно рассмеялась.
— Кроме того, — быстро продолжила она, — ты не любишь Бака Расселла. Мы оба знаем, что единственная причина, почему он когда-нибудь женился бы на мне, — это желание прибрать к рукам Даймондбэк!
Дункан медленно скользнул взглядом по лицу и фигуре дочери. Он видел пышную копну каштановых волос, рассыпавшихся по спине. Плечи Эбби были гордо расправлены, а подбородок дерзко вскинут. Ее глаза сверкали, они были такими же голубыми, как летнее небо за окном. Красавица, что ни говори, но не в общепринятом смысле — Эбби не была нежной и хрупкой. Дункан подумал о том, что, хотя она выросла у него на глазах, он до последнего времени как-то этого не замечал — или, возможно, не хотел замечать. Эбби была полна огня и страсти точно так же, как ее покойная мать. Это был тип женщины, с которой мужчина познает и рай и ад одновременно, тип женщины, с которой каждый последующий день прекраснее предыдущего.
Дункан сорвал с крючка на стене свою шляпу и, теребя в руках ее широкие поля, внимательно посмотрел на Эбби.
— Я в этом не уверен, — медленно произнес он. — Я не думаю, что на всем свете найдется мужчина, который не отдал бы свою душу, чтобы завладеть такой прекрасной малышкой, как ты, дочка.
Дункан видел, что глаза у Эбби широко раскрылись от удивления, и знал, что ошеломил ее своими словами. Невеселая улыбка появилась на его лице.
— Но Бак Расселл знает, как управлять ранчо, Эбби. И по крайней мере земля оказалась бы в хороших руках, когда меня не станет.
«Когда меня не станет». Трудно описать, какое впечатление произвели на Эбби эти слова. Отец, ее отец… мертв. Девушку охватил озноб, проникший до самых костей. Эбби вся дрожала. Она не хотела и думать об этом.
Она вообще не могла припомнить, чтобы когда-нибудь раньше отец говорил о своей смерти…
Теперь, спустя много часов после разговора, то же самое острое чувство беспокойства вдруг целиком овладело ею. Внезапно обычный здесь ветер стал стихать, воцарилась странная тишина, будто весь мир затаил дыхание. Даже сойки прекратили свои пронзительные крики, будто что-то предчувствуя…
Эбби крепко ухватилась за деревянные перила крыльца. Что-то случилось, смутно промелькнуло у нее в голове. Это было скорее инстинктивное ощущение, чем осознанная мысль.
Вдруг до слуха Эбби донесся громкий топот копыт, и она увидела телегу, огибавшую последний поворот на дороге; за ней темные облака пыли спиралью поднимались к небу. К задку телеги была привязана чалая лошадь клубничного цвета, выглядевшая совсем как отцовская Бренди.
Эбби стояла неподвижно, точно парализованная.
Какая-то странная сила помимо ее воли приковала девушку к ступенькам крыльца, и она напоминала старое дерево, пустившее корни глубоко в землю. С ужасающим чувством неизбежности Эбби могла лишь наблюдать, как телега приближается к дому.
Ближе к задку телеги распростерлось неподвижное тело лежавшего ничком мужчины.
Первой мыслью Эбби было, что она никогда раньше не видела мертвого человека. Второй — что все это ей снится… Снится? Но Боже милостивый, этот мужчина был ее отец, и он не был мертв!
Когда телега с грохотом остановилась, раздался тихий стон. Именно этот звук побудил Эбби к действию. Она мигом слетела со ступенек и взобралась на телегу, положив голову отца себе на колени.
С ее губ сорвался едва слышный крик.
— Папа, о папа! — Алое пятно расплылось на его рубашке. Кожа была белой как снег. У Эбби упало сердце. — Папа, что случилось? Боже мой! Что случилось?
Лукас сновал вокруг телеги. Его морщинистое с задубевшей кожей лицо было взволнованным.
— Мы с Грэди забеспокоились, когда ваш отец не появился на месте, где мы должны были ставить клейма. Потом поскакали на лошадях, чтобы посмотреть, где он. Мы нашли его около Воробьиной бухты.
Мистера Дункана ранили, мисс Эбби. Грэди и я… мы сделали все, что могли, чтобы остановить кровотечение… Я послал Грэди в город за доктором. — Лукас судорожно сглотнул, не в силах продолжать.
В этот момент ресницы Дункана затрепетали, и он открыл глаза. Эбби пристально всматривалась в голубые глаза, так похожие на ее собственные. Только глаза отца были печальными и тусклыми от боли.
— Слишком поздно, — отрывисто сказал он.
— Не говори так, папа! Даже не думай об этом! — Слова вырвались из самой глубины души Эбби — это был крик отчаяния, горячая мольба.
Губы Дункана скривились скорее в гримасе, чем в улыбке. Его слабеющий голос разрывал сердце Эбби.
— Всегда… должна иметь последнее… слово.
Эбби задрожала.
— Папа, — прошептала она.
Из груди Дункана все чаще вырывались хрипы.
— Ты должна меня выслушать, Эбби… Сэм-Удавка…
— Сэм-Удавка! Это он ранил тебя, папа?
Дункан прикрыл глаза в знак молчаливого согласия. Когда он заговорил, его губы едва шевелились:
— Детка, ты должна выслушать… Вчера поздно вечером, когда ты отправилась за этим теленком, приезжал Диллон… У него в тюрьме находился арестованный по имени Руди Рой, связанный с бандой Сэма-Удавки… Кажется, Рой знал, где находится убежище Сэма. Диллон заставил Роя назвать ему это убежище и вчера поздно вечером отправился верхом на лошади на его поиски. Диллон сказал, что он поймает Сэма-Удавку… даже если ему придется ждать этого всю жизнь. Сегодня утром Сэм прискакал сюда в поисках Диллона… Я бы не сказал ему, где Диллон… только Сэм… он засмеялся и сказал, что сам уже знает…
У Эбби голова буквально шла кругом.
— Папа, подожди! Он знал, что Диллон его разыскивает?
Отец кивнул.
Эбби застонала.
— Каким образом он это узнал?
— Сэм сказал, что Руди Рой сбежал от него… но Сэм его выследил… Вчера вечером он ворвался в тюрьму и убил двух помощников начальника полицейского участка и Роя… Но до этого вынудил Роя сказать, что он уже сообщил Диллону, где находится убежище Сэма… и что Диллон намеревался в тот же день отправиться за ним в погоню…
Тут Эбби осенило, что Сэм приезжал к ним на ранчо, чтобы убить Диллона, но вместо него встретил отца.
— Эбби, если Диллону удастся найти убежище Сэма… он не знает, что Сэм гонится прямо по пятам за ним.
«О Боже!»— подумала Эбби, почувствовав дурноту. Казалось, кровь стынет в ее жилах.
Мысли Эбби мгновенно вернулись назад, к событиям почти трехлетней давности, когда Диллон, находясь в форту Бриджер, служил в армейской разведке.
И отец, и она удивились, но и обрадовались, когда Диллон сообщил в письме, что он помолвлен и собирается жениться. Роза была дочерью тоже служившего в форту капитана.
Свадьба так и не состоялась.
С болью в сердце Эбби вспомнила, как Диллон с Розой сели в дилижанс, отправлявшийся в Ларами.
Недалеко от форта дилижанс был ограблен не кем иным, как Сэмом-Удавкой. Кроме этого, Эбби мало что знала. Диллон всегда умалчивал о подробностях.
Роза и кучер были убиты. Сэм-Удавка выстрелил и в Диллона, но бросил его, считая, что тот мертв.
Однако Диллон выжил. Он залечил раны в форту Бриджер, а затем потратил весь следующий год на поиски Сэма-Удавки. Но все было бесполезно. Отец умолял его бросить поиски и вернуться домой. В конце концов Диллон вернулся, но только потому, что отец настоятельно просил его об этом.
Он резко изменился, стал угрюмым и ожесточенным. Эбби вспомнила подозрения отца насчет того, что Диллон согласился стать начальником полиции Ларами в надежде в один прекрасный день напасть на след Сэма-Удавки.
Боже милостивый, так оно и случилось!
Эбби содрогнулась. Это было чудо, что Диллон остался в живых, когда Сэм-Удавка бросил его умирать неподалеку от форта.
Теперь этот бандит поступил точно так же с их отцом.
Эбби обуял страх, от которого ей стало дурно. Не может быть, чтобы Диллону не повезло и в третий раз… Но есть поговорка, что невезение приходит трижды…
Отец застонал:
— Не хочу, чтобы ты потеряла и брата. Кто-то же должен заботиться о тебе…
Эбби с трудом подавила рыдание. Она видела, каких отчаянных усилий стоят ее отцу попытки дышать и тем более говорить. Он с трудом втягивал воздух в легкие, боролся, чтобы успеть все сказать.
Дункан ухватил дочь за руку.
— Эбби, — проговорил он еле слышно. Девушке пришлось наклонить голову к самым губам отца, чтобы услышать его последние слова. — Ты должна его найти… Найди Диллона и предупреди его, прежде чем Сэм убьет и его. — Отец сжал пальцы Эбби. Его лицо выражало мольбу и муку. — Обещай мне, детка. Обещай… мне.
Слезы ручьями текли по щекам Эбби.
— Обещаю, — шепнула она, задыхаясь. — Папа, я обещаю.
Глаза Дункана закрылись, рука, сжимавшая пальцы Эбби, ослабела.
— Папа! — пронзительно закричала она. — Папа!
Но отец ее уже не услышал.


Эбби лишь смутно осознавала, что Лукас ведет ее в гостиную. Там, рыдая, она прильнула к Дороти.
— Он… он мертв, Дороти.
— Я знаю, дитя, — прошептала пожилая женщина. — Я знаю.
В конце концов она с трудом усадила Эбби за стол и пошла за чашкой крепкого горячего кофе.
Эбби больше не плакала. Ее охватило странное оцепенение. Она отрешенно уставилась на свои руки, безвольно лежавшие на коленях, лишь случайно обратив внимание на то, какие они у нее загорелые. Это был цвет очень хорошего темного меда. Эбби никогда не принимала мер предосторожности, чтобы защититься от солнца. Она лишь надевала ковбойскую шляпу, когда отправлялась на далекую верховую прогулку. Единственную дамскую шляпку, которую Эбби когда-либо имела, ей подарила в день ее двенадцатилетия школьная подруга Эмили Доусон. Она была белого цвета, отделана рюшами и украшена розовыми атласными лентами. Эбби помнила, как гордо она выступала тогда перед отцом и Диллоном. Отец очень старался не расхохотаться, но Диллон открыто разразился оглушительным смехом. Это было в первый и в последний раз, когда Эбби надевала дамскую шляпку.
Именно мать Эмили убедила Дункана в том, что Эбби очень не хватает качеств, необходимых настоящей леди, и в ее образовании также имеются весьма серьезные пробелы. Когда Эбби исполнилось семнадцать лет, ее отец решил, что, возможно, миссис Доусон права и его дочери пора научиться быть настоящей леди. Эбби спорила, плакала, умоляла. Но, несмотря на все ее протесты, Дункан отослал Эбби в модную школу для девочек в Чикаго. Миссис Рутерфорд, директриса школы, была крайне шокирована, увидев, что кожа Эбби золотистого цвета, а то, как Эбби свободно двигалась, привело ее в полное смятение.
— Это… это существо, — презрительно фыркнула миссис Рутерфорд, когда отец Эбби всего лишь месяц спустя приехал, чтобы забрать ее домой, — никогда не будет леди. Она не умеет петь. Она не умеет танцевать, но я не удивляюсь этому, поскольку она и ходит, как корова!
Тогда Эбби вышла из себя.
— Вы только посмотрите, кто это говорит, — смело парировала она. — Вы когда-нибудь слышали, как вы смеетесь, леди? Вы громко ржете, как лошадь, которая задела задом заборный столб!
Отец Эбби был недоволен тем, что миссис Рутерфорд отчислила его дочь из школы. Только позже, когда они сели в поезд и отправились в Вайоминг, Дункан признался, что разделяет мнение Эбби насчет миссис Рутерфорд — несомненно, у нее куриные мозги.
Только сейчас Эбби заметила, что ее руки сжаты в кулаки так, что ногти впились в ладони. Но эта боль была ничто по сравнению с той болью, которая заполняла ее сердце. Ибо сколько она себя помнила, она всегда полагалась на отца. Эбби было всего семь лет, когда ее мать умерла от пневмонии. Диллону исполнилось семнадцать, он был уже мужчина. Но Эбби была еще ребенком — она по-детски нуждалась в нежной защите и покровительстве. И Дункан Маккензи взвалил на себя обязанности, какие способен выполнить не каждый мужчина. Пока Диллон служил в армии, Эбби и ее отец держались вместе и вместе переживали свое горе. Дункан сам учил Эбби, играл с ней и баловал ее. Эбби выросла сильной и гордой. А когда ей требовалась чья-то поддержка, ее отец тоже всегда был рядом. Иногда Эбби дразнила его, говоря, что, возможно, она никогда не выйдет замуж.
— Я не вынесла бы жизни в каком-то другом месте, кроме Даймондбэка, — говорила, бывало, Эбби со смехом. — Да и вам с Диллоном вряд ли бы это понравилось.
Теперь щемящая тоска разрывала ей сердце. У Эбби было такое ощущение, что у нее горит душа. Вот и не стало отца. И единственный, кто у нее остался, это Диллон.
Эбби не могла подавить чувство горечи. Диллона никогда не было рядом. В голове измученной девушки стучало: «Черт тебя побери, Диллон! Где ты? Где?»
Это так на него похоже — действовать без оглядки на других, думать, что он непобедим и во всем удачлив.
Сэм-Удавка уже доказал ему, что это не так.
Тем не менее Эбби не удивлялась, почему Диллон отправился на поиски Сэма. Ведь лишь однажды Диллон задумал жениться и остепениться, но Сэм-Удавка разрушил его намерения. И теперь Диллоном руководило не чувство служебного долга, а чувство мести…
Эбби дала отцу обещание, не надеясь, однако, что ей удастся сдержать его. Ее охватило изнуряющее чувство безнадежности. Как же ей удастся найти Диллона? Единственный человек, знавший, где находится бандитское логово Сэма, был убит.
— Диллон, — прошептала Эбби. — О, Диллон, почему ты такой… такой холодный и безрассудный?
И почему ты не можешь любить эту землю, как любил ее папа и как люблю ее я? — Жгучая боль сжала ей горло. Эбби с трудом сдерживала непреодолимое желание вновь расплакаться.
Позади нее кто-то тихо кашлянул. Резко обернувшись, Эбби увидела входившего в гостиную Лукаса.
Прошло какое-то время, прежде чем Эбби смогла говорить.
— Доктор Фоули уехал? — Она видела, как его кабриолет подъехал как раз после того, как Лукас ввел ее в дом.
Лукас снял шляпу, кивнул и хрипло произнес:
— Он попросил меня передать вам свои соболезнования, мисс Эбби.
Эбби отвернулась, не в состоянии вынести боль в глазах Лукаса.
— Лукас, — сказала она со слезами в голосе. — О, Лукас, что мне делать? Я обещала папе, что найду Диллона и предупрежу его о том, что Сэм-Удавка охотится за ним. Но как мне это сделать? — Она беспомощно расплакалась. — Я не знаю, где находится это… это проклятое бандитское гнездо! Никто не знает — теперь никто!
— Не волнуйтесь так, мисс Эбби, — неуклюже похлопал ее по плечу Лукас, мгновенно оказавшийся рядом с ней. — Я знаю, что это звучит дико, но, может быть, нам все же удастся найти Диллона и предупредить его.
Эбби взглянула на Лукаса, открыв рот от изумления, уверенная, что тот лишь старается ее утешить и немного подбодрить. Но его взволнованное лицо было чрезвычайно серьезным.
— Что ты имеешь в виду? — Дыхание Эбби стало прерывистым. — Лукас, скажи мне!
Лукас обернулся и кивнул кому-то, кто находился в холле, как раз напротив двери. В гостиную вошел, сжимая в руках шляпу, рыжеволосый парень. Это был Грэди, тот самый человек, которого Лукас посылал в город за доктором Фоули.
Подойдя к Эбби, он склонил голову:
— Я очень сожалею о вашем отце, мисс.
Эбби прошептала слова благодарности.
— Грэди, повтори мисс Эбби то, что ты рассказал мне, — обратился к нему Лукас. Молодой человек переступил с ноги на ногу.
— Ну, — начал он, — доктора не было в кабинете, когда я приехал в город. Я зашел в «Серебряную шпору», чтобы подождать, пока он не вернется. Прошло немного времени, и вдруг этот парень спускается по лестнице.
В голосе Грэди звучало волнение. Эбби внимательно слушала.
— Тут наступила полная тишина. Одного взгляда на этого парня было достаточно, чтобы определить, что он страшный, как гремучая змея. Он был одет во все черное. На бедрах болтались два кольта. А глаза…
Клянусь, у него самые удивительные глаза, которые я когда-либо видел, — какие-то серебристые, как зеркало, проникающие насквозь.
Эбби слегка приподняла брови.
— Кто он, Грэди?
— Кажется, его зовут Кейн, это все, что о нем точно известно. Роджер Симмс сидел со мной рядом и рассказал, что в городе ходят слухи о том, что какое-то время Кейн был связан с бандой Сэма-Удавки.
— Но если он бандит и все знают об этом, почему он не в тюрьме?
Грэди обменялся взглядом с Лукасом. Тот спокойно промолвил:
— Эбби, почти каждый человек выше всего ценит свою жизнь. Мне не хочется так говорить, но после того, что вчера вечером случилось с Энди Хорнером и Нейтом Гилмором, Сэм-Удавка или любой тип из его банды мог бы пройти по всему городу, и ни один человек не поднял бы на него руку.
— Если он только не круглый дурак, — присоединился к разговору Грэди. По его губам скользнула легкая улыбка.
Это была мимолетная улыбка. Но испепеляющий взгляд Эбби прогнал у него всякое желание улыбаться. Внутри у нее все кипело. Неужели только из-за страха Сэма-Удавку так ни разу и не схватили? Неужели люди настолько сильно его боятся, что предпочитают не обращать внимания на его ужасные поступки, чем увидеть бандита навсегда посаженным за решетку?
Значит, в самом деле страх — мощное оружие.
Такой вывод с горечью сделала для себя Эбби.
—  — Возможно, человек по имени Кейн также принимал участие в этом преступлении — помогал Сэму-Удавке убить Роя и двух помощников Диллона? — спросила Эбби.
К ее удивлению, Грэди повел себя как-то странно.
Он переступал с ноги на ногу, уставившись на ковер под ногами.
— Простите, госпожа, — пробормотал он, слегка запинаясь. — Но, кажется, одна… одна леди может поручиться за то, что она провела с Кейном большую часть ночи. И потом кто-то сказал Роджеру, что Кейн ищет работу.
Эбби широко раскрыла глаза. У нее не было никаких сомнений насчет того, что за «леди» имел в виду Грэди. Его щеки стали пунцово-красными, и такого же цвета были щеки Эбби. Она едва расслышала последние слова Грэди, но в ее душе затеплилась какая-то надежда.
Эбби притронулась к руке Лукаса.
— Лукас, — медленно произнесла она. — Если этот человек — Кейн — на самом деле был членом банды Сэма-Удавки, ты не думаешь, что он действительно знает, где находится это проклятое убежище? — Затаив дыхание, Эбби ждала ответа.
— Да, я тоже так думаю, — сказал Лукас решительно. — Вот почему я и привел к вам Грэди.
— Тогда остается сделать только одно. Грэди, пожалуйста, пойди в конюшню и оседлай для меня Сынка.
Тот нахлобучил на голову шляпу.
— Слушаюсь, мэм..
Решительными шагами Эбби вышла из комнаты.
Она уже почти поднялась по лестнице, когда голос Лукаса остановил ее:
— Мисс Эбби, куда вы… что вы думаете делать?
Эбби остановилась и, обернувшись, взглянула на Лукаса, едва заметно улыбаясь.
— Я думаю, ты это знаешь, Лукас.
Его лицо потемнело, как грозовая туча.
— Мисс Эбби, вы не можете так поступить, совершить такое безумие! Этот человек бандит. Несомненно, он убийца, как и Сэм-Удавка… — Пробормотав ругательство, он замолчал. Лукас слишком давно знал мисс Эбби, чтобы не понимать, что означает упрямая линия ее решительного маленького подбородка.
Наблюдая за Лукасом, видя глубокую печаль на его морщинистом лице, Эбби почувствовала, что у нее разрывается сердце. Прошло всего лишь несколько часов, с тех пор как ушел отец, а ей казалось, что прошла целая вечность. Но сейчас у нее не было времени позаботиться о приличных похоронах отца — ей придется предоставить это Дороти и Лукасу. Не было времени оплакать его… сказать последнее прощай. Не было времени даже просто поплакать.
Лукас продолжал пристально смотреть на Эбби.
— Мисс Эбби, — наконец повторил он, — вы не должны этого делать. Позвольте мне поехать вместо вас.
Жгучая боль переполнила сердце девушки.
— Нет, Лукас, — еле выдавила Эбби. — Ты нужен мне здесь, на ранчо. Кроме того, я дала обещание папе и должна его выполнить. Я знаю, что это опасно, но, пожалуй, это единственный способ спасти Диллона. Возможно, Кейн — единственный человек, который может спасти жизнь моего брата. — Эбби глубоко, прерывисто вздохнула, в глазах ее застыло отчаяние. — Я должна найти его, Лукас. Должна.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Спасенный любовью - Джеймс Саманта



Сколько бед от бабского (не женского, а именно бабского) нетерпения и неумения вовремя заткнуться и "просечь" ситуацию. Вот еще одна. Сначала ей слишком много позволено дома, но не объяснено, что мир - не дом. В мире ее приказ = ничто. А она привыкла и потому бесится. Дура. А книжка ничего, просто я вестерны не люблю.
Спасенный любовью - Джеймс СамантаТатьяна
26.03.2012, 6.58





Разочарована. Такой героини я ещё не встречала. Мало того что дура, так ещё и упрямая дура. В общем, редко бывает чтоб такое нравилось. А мне и подавно.
Спасенный любовью - Джеймс СамантаМаленькая...
27.01.2014, 19.39





Ох даааа главная героиня дура из дур, идиотка полная.Из за неё и роман дочитывать не хочется.
Спасенный любовью - Джеймс СамантаНАТАЛЮША
7.12.2014, 21.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100