Читать онлайн Спасенный любовью, автора - Джеймс Саманта, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Спасенный любовью - Джеймс Саманта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.26 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Спасенный любовью - Джеймс Саманта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Спасенный любовью - Джеймс Саманта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Саманта

Спасенный любовью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Они не останавливались до тех пор, пока солнце не превратилось в огненный шар, повисший над их головами. Спустившись в опаленную солнцем долину, они увидели сухую, потрескавшуюся землю. К небу тянулись чахлые и сучковатые деревья. Прохладный после дождя утренний воздух нагрелся, и стало душно.
Кейн увидел, что Сэм зашагал к огромному валуну.
Кейн протянул руки, чтобы снять Эбби с седла, но не стал удерживать ее, когда она, отказавшись от его помощи, сама соскочила с лошади. Он молча наблюдал за движениями Эбби. Обычно легкая на подъем, она в этот раз шла медленно и как-то напряженно. Да и вся она была словно опущенная. Кейну казалось раньше, что долгие часы, проведенные Эбби в седле, не так уж сильно утомляют ее. Он нахмурился, задаваясь вопросом, в чем причина ее теперешнего настроения…
И вдруг его осенило.
В мгновение ока Кейн оказался рядом с Эбби, повернув ее лицом к себе.
— Ты в порядке? — спросил он тихо, еле двигая губами.
Вздрогнув, Эбби пристально посмотрела на Кейна.
— Конечно, — тоже едва слышно ответила она. — Почему бы мне не быть в порядке?
— Ты сама знаешь почему. — Взгляд Кейна скользнул по ее телу вниз. Эбби почувствовала, как запылали ее щеки, но не промолвила ни слова.
Кейн про себя выругался. Одно лишь воспоминание о прошедшей ночи бросило его в жар. Перед его глазами промелькнуло какое-то ошарашенное, горькое выражение лица Эбби в тот момент, когда он лишил ее девственности. Кейн понимал, что причинил ей боль — и тогда, и сейчас своими вопросами. У нее был какой-то затуманенный взгляд, но явно не от бурного восторга — отнюдь нет.
Кейн судорожно обхватил ее талию:
— Я не хотел причинить тебе боль, поверь. Я не собирался, — точно извиняясь, очень тихо проговорил Кейн.
Эбби отвернулась, ей не хотелось на него смотреть — совсем не хотелось.
— Я просто считал… Откуда мне было знать, что ты никогда… — Господи, он, наверное, кажется Эбби круглым дураком, каким, в сущности, и является. И сам этот разговор опасно на него действует. Его чресла опять опалило огнем. Если бы только она сказала что-нибудь… что угодно!
Эбби подняла взгляд, упершийся в жесткие курчавые волосы у горла Кейна. Она не могла заставить себя посмотреть выше. В ее сознании отчетливо встала картина происходящего: как она лежала под Кейном и к ее обнаженной груди крепко прижималась его сильная грудь, грубо и в то же время приятно раздражая ее соски. К стыду Кейн, от этих воспоминаний соски сейчас вновь напряглись и затрепетали.
— Эбби, — выдавил наконец из себя Кейн ее имя.
Она вздрогнула.
— Не беспокойся… Я… прекрасно себя чувствую, — чуть слышно проговорила она.
Пальцы Кейна с силой тронули ее бедра.
— Ты уверена?
Эбби кивнула, неохотно встретившись с его испытующим взглядом.
— Тебе не… больно? — Его голос был необычно тихим, и, задавая этот вопрос, он даже вспотел. Кейн вспомнил, что он чувствовал, находясь глубоко внутри Эбби, зажатый в бархатистую ловушку ее нежной плоти. Она была такой маленькой, такой узкой. Все его тело сжалось от напряжения, пока он ждал ответа.
Эбби пришла в замешательство. Она старательно прятала глаза от Кейна. Ветерок играл завитком ее волос, касаясь щеки. Эбби машинально отбросила его, затем опустила руку. Кейна захлестнула привычная волна страстного желания.
Он сжал ее пальцы.
— Эбби…
— Кейн, пожалуйста… Я думаю, нам не следует это обсуждать…
Кейн еще крепче сжал ей руки.
— Господи, Эбби. — Его голос дрогнул. — Мне нужно знать, что ты в порядке.
Эбби охватила легкая дрожь. Ее вызвало беспокойство Кейна о ней, но вместе с тем ее захлестнула волна возбуждения. Эбби как бы вновь ощутила энергичное, напряженное давление его плоти, погруженной в нее.
Кейн причинил ей боль. О, не такую уж страшную, но настолько сильную, что она до сих пор ее ощущает.
Только сейчас… она не кажется такой страшной… Она была почти разочарована… Потому что до этого главного мгновения испытала так много удовольствия, больше, чем могла себе представить…
— Мне еще немного больно, — прошептала она запинаясь. — Но сейчас мне лучше… чем было сразу после этого.
Эбби попыталась высвободиться из объятий Кейна. Но он был не в силах отпустить ее. Он только слегка пошевелился. Его близость подавляла Эбби, у нее закружилась голова, она слегка покачнулась. С возгласом разочарования и безысходности Кейн привлек Эбби к себе и крепко к ней прижался. Ее глаза, омытые слезами, голубые, как небо над ними, встретились с его глазами. В его взгляде не было ни обвинения, ни осуждения. Кейн опустил голову, чувствуя, как неистово бурлит в его жилах кровь. Ее дыхание было таким же неровным, как и его. Губы раскрылись в ожидании…
Взрыв издевательского смеха сотряс воздух.
— Ну и ну! Похоже, что вам вдвоем очень уютно, не так ли? А ведь еще не стемнело!
Они отпрянули друг от друга, будто единое целое перерезало ножом пополам. Кейн не знал, что могло бы произойти между ними, не появись так неожиданно Сэм. Видит Бог, сейчас он даже и думать не хотел об этом!
Через несколько минут они снова отправились в путь.
Ехать вдвоем с Кейном на одной лошади было пыткой для Эбби. Она была зажата между его крепкими бедрами и явно ощущала его напряжение. Как она ни пыталась отодвинуться, как ни изгибалась, отчаянно стараясь сидеть прямо, от него не было спасения.
Да она и не была уверена, что хочет спасения.
Каждый раз когда Эбби вспоминала, что она совершила прошлой ночью, что они совершили, испытываемые ею чувства были противоречивы. Она понимала, что в тот момент не владела собой, была словно обезумевшей, ей нужен был он. Она хотела, чтобы он занялся с ней любовью — хотела этого так сильно, что даже сейчас мысли об этом действовали на нее опьяняюще и немного пугали. Свою девственность она принесла в жертву — и кому? — преступнику, отверженному. Почему же она не испытывает стыда? Почему не приходит в ужас?
Дорога, по которой они двигались, вскоре стала сужаться и перешла в тропу, поднимавшуюся в гору.
Было совершенно очевидно, что ею пользовались редко. Тропа была неровной и ухабистой, и от дикой тряски у Эбби ломило все тело. Солнце сверкало так ослепительно, что у нее заболели глаза.
Когда вечером они наконец остановились, чтобы сделать привал, Эбби была совершенно измучена, как морально, так и физически. Она едва обратила внимание на горное озеро, расположенное в сотне футов от них и сверкавшее прозрачной голубизной. Кейн соскочил с Полночи. Он опустил Эбби на землю, а затем тотчас же повернулся и ушел, даже ни разу не взглянув на нее. Оскорбленная таким его пренебрежительным отношением и стараясь справиться с незаслуженной обидой, Эбби сделала несколько шагов, вернее, попыталась их сделать, так как ее мышцы свело судорогой и они не позволяли ей идти. Боль, подобно раскаленным докрасна иглам, вонзалась в ее ноги. Эбби покачнулась, и в этот момент рука, подобная тискам, сжала ее руку выше локтя. Думая, что это Кейн, Эбби подняла голову, машинальное «спасибо» готово было сорваться с ее губ.
Но слова замерли, так и не произнесенные. Сверкающие черные глаза впились в Эбби сверлящим взглядом. С трудом переведя дыхание, она вырвала руку. Сэм рассмеялся, и от этого гортанного звука кровь у Эбби заледенела в жилах, а он ушел. Через несколько минут прозвучал выстрел. Эбби сильно испугалась и опомнилась, только осознав, что Кейн находится где-то совсем близко от нее. Но пока опять появился Сэм, шагавший широким шагом. В одной руке у него болтался пушистый заяц, в другой он держал ружье.
Сэм опустился на землю и принялся свежевать добычу. Эбби доводилось видеть такое и раньше. Однако Сэм проделывал это с таким нескрываемым удовольствием, что она пришла в ужас. Через несколько секунд пальцы Сэма были перепачканы кровью. Это вызвало у Эбби тошноту. Она быстро отвернулась и лицом к лицу столкнулась с Кейном.
— Нам нужно немного хвороста для костра, — повелительно сказал он. — Позаботься об этом.
Приказной тон Кейна заставил Эбби выпрямиться, и, гордо вскинув голову, она устремила на него гневный взгляд. С ее губ уже готов был сорваться резкий ответ. Единственное, что ее остановило, было молчаливое предостережение, промелькнувшее в глазах Кейна и напомнившее о присутствии Сэма.
Ленивая, насмешливая улыбка скривила его губы.
— Да, и еще — даже не подумай убежать, дорогая. Будь уверена, что тебе не пришлось бы по вкусу наказание, которое в этом случае мне пришлось бы к тебе применить. — Кейн окинул Эбби с головы до ног наглым взглядом.
Сэм разразился оглушительным смехом. Эбби почувствовала, что начинает терять самообладание. Хохот Сэма и вполовину не был таким злобным, как взгляд Кейна. Эбби казалось, что он получает удовольствие от такого обращения с ней. У нее чесались руки звонкой пощечиной сбить с его лица самодовольную ухмылку.
Она побыстрее ушла, чтобы не поддаться искушению.
К счастью, хвороста было в изобилии. Путники еще не достигли леса, поэтому Эбби не пришлось ходить далеко, и вскоре в ее руках была целая охапка сухих веток и веточек. На какое-то время она остановилась, устремив пристальный взгляд туда, где нежное зарево заката освещало облака янтарным светом. Ей хотелось не просто подумать о том, чтобы убежать. Ей всерьез хотелось бы сделать это, послать к черту Кейна со всеми его штучками и переменами в настроении. Но Эбби с горечью подумала, что Кейн уверен, что она никуда не денется, пока они не найдут Диллона.
Когда Эбби вернулась, костер уже горел. Заяц жарился на самодельном вертеле, висевшем над огнем.
Эбби бросила груду хвороста возле ограждавших костер камней, полная решимости не обращать внимания на Кейна.
Когда заяц был изжарен, она отыскала уединенное место за небольшим валуном. Хотя мясо было жилистым и довольно жестким, Эбби заставила себя есть, зная, что ей понадобятся силы. Закончив ужин, она отбросила кость и вытерла руки о траву.
В это мгновение она заметила, как на нее упала чья-то тень.
— Мне кажется, сейчас самое подходящее время для купания, — послышался голос Кейна. — Достань, пожалуйста, свое прекрасное мыло, дорогая.
Эбби так и подмывало огрызнуться ему в ответ.
Она сама была грязной и пропыленной, разгоряченной и растрепанной. Ей не хотелось, чтобы он пользовался столь дорогим для нее единственным куском лавандового мыла.
Рассерженный взгляд голубых глаз скрестился с горящим взглядом серых. Эбби помедлила ровно столько, насколько у нее хватило духу, затем направилась к своим вещам, извлекла кусок мыла. Вернувшись, она бросила его Кейну, с большим трудом избежав искушения изо всех сил запустить этим куском ему в физиономию.
Кейн ловко его поймал.
— Благодарю тебя, дорогая. — На его смуглом лице промелькнула белозубая улыбка. — Теперь все, что мне требуется, это чтобы кто-нибудь потер мне спину.
Эбби в изумлении смотрела на Кейна. Лишь через какое-то мгновение она поняла, что он имеет в виду. Она покачала головой, чувствуя, как у нее пересохло во рту.
— Неужели ты думаешь, что я…
Его улыбку трудно было назвать веселой.
— Дорогая, безусловно, я не имею в виду Сэма.
Эбби промолчала. Уголком глаза она видела, что Сэм с интересом наблюдает за ними. Он вытер губы тыльной стороной руки и откинулся на локти, чтобы было удобнее наблюдать. Неужели Кейн действительно надеется, что она станет его еще и мыть? Она не собирается… она не будет.
— Время проходит впустую, дорогая. — В голосе Кейна прозвучали стальные нотки.
Эбби не пошевелилась. Ее взгляд выражал недоумение. Его взгляд был явно расстроенным.
Кейн слегка ударял кончиками пальцев по револьверу, висевшему у него на бедре.
— Мне бы очень не хотелось применить силу, чтобы заставить тебя выполнить мою просьбу, милочка. — Эти слова прозвучали особенно угрожающе, потому что были произнесены очень спокойно. Время точно остановилось. Они стояли лицом к лицу, и напряженность между ними все нарастала. Пальцы Кейна продолжали ударять… по револьверу, глаза выражали непреклонную решимость. Сейчас он вселял в Эбби не меньший ужас, чем Сэм.
Страх сковал ей сердце. Эбби вдруг почувствовала, что не уверена в том, что Кейн не причинит ей вреда. Сейчас перед ней стоял человек, в котором, как ей казалось прежде, она достаточно хорошо разобралась, но, оказывается, это не так. Эбби почувствовала в нем жестокость, заставившую дрогнуть ее сердце.
Раньше она не позволяла себе думать о том, какие преступления Кейн совершил — у нее не хватало смелости. Но сейчас в ее голове невольно пронеслись мысли о всякого рода преступлениях, совершенных им.
Разбой. Насилие. Возможно, он даже убийца, как и Сэм-Удавка…
Эбби попыталась собрать все свое мужество и действовать хладнокровно. Каким-то чудом ей это удалось. Выпрямившись и расправив плечи, Эбби смело пошла вперед, хотя внутри у нее все трепетало.
К озеру вела крутая тропинка. На полпути Эбби поскользнулась и чуть не упала. Кейн поддержал ее за локоть и пошел рядом с ней, не отпуская до тех пор, пока они не достигли берега озера.
Озеро было маленькое, самое большее несколько акров, но с чистой и прозрачной водой. На противоположном берегу возвышался поросший соснами холм.
При других обстоятельствах Эбби, несомненно, испытала бы восторг от увиденного, но не сейчас. Сейчас ее нервы были напряжены до предела, и ей было не до красот окружающей природы.
Кейн стал раздеваться. Он небрежно бросил рубашку на поросший травой берег. Его пальцы коснулись брюк. Эбби поспешно отвернулась.
Послышался всплеск воды. По правде говоря, Эбби не хотелось бы смотреть, но она ничего не могла с собой поделать. Обнаженный Кейн выглядел великолепно. Его худощавые ноги казались вылепленными из одних мускулов, спина была широкой и гладкой.
Прошлой ночью она сама почувствовала, что его ягодицы действительно такие твердые и круглые, какими кажутся.
— Теперь твоя очередь, милочка.
Эбби вскинула глаза на Кейна, повернувшегося к ней лицом. Вода плескалась о его сухощавые бедра.
За несколько дней его подбородок оброс темной колючей щетиной. Он выглядел мрачным. Опасным.
Чрезвычайно мужественным и жестоким.
— Ты меня слышала, Эбби? Раздевайся.
— А что, если я не разденусь?
— Черт возьми, тебе лучше это сделать. Не доводи меня до крайности. Не испытывай мое терпение. Бывают моменты, когда человек способен абсолютно на все.
Голос Кейна был достаточно спокойным, и поначалу Эбби не восприняла таившуюся в нем угрозу. А когда почувствовала опасность, ей показалось, что что-то в ней надломилось.
— Я не могу! — громко вскрикнула она. — Кейн, ты знаешь, я не могу. Он… он наблюдает за нами!
Не было необходимости спрашивать, кто такой он.
Кейн быстро взглянул на вершину холма. Эбби права — он действительно наблюдает, все еще глодая заячью кость.
— Не снимай нижнее белье.
Эбби была готова расплакаться.
— Я не могу! Прошлой ночью я тебе уже сказала, Кейн, у меня нет больше другой пары нижнего белья!
Глаза Кейна сузились.
— То, что на тебе, быстро высохнет, дорогая. А теперь разденься, или я подойду и сделаю это сам.
Эбби вглядывалась в лицо Кейна, стараясь найти хоть какие-то признаки понимания, но их не было. Он казался предельно безжалостным и жестоким. У него не было с собой револьвера, но, если он действительно хочет, чтобы она умерла, ему для этого не потребуется револьвер… Все, что он должен сделать, это сжать ее горло своими сильными пальцами.
Едва сдерживая рыдания, Эбби возилась с пуговицами на своей блузке, отчаянно желая спрятаться, не зная, куда деваться от стыда. Но здесь негде спрятаться, подумала она. Сэм-Удавка находится позади нее, Кейн — перед ней… Эбби осталась на месте, чувствуя, как Кейн следит за каждым ее движением.
Сняв с себя все, кроме тонких панталон и нижней сорочки, Эбби вошла в воду. Как только она приблизилась к Кейну, крепкие пальцы обвились вокруг ее рук, и они стояли теперь лицом к лицу. Эбби не опустила голову под его взглядом и бесстрашно смотрела ему прямо в глаза, что, пожалуй, изрядно покоробило его болезненную гордость, Но Эбби не смогла полностью скрыть в своем взгляде удивление, гнев и обиду. А ее нежные губы дрожали, хотя она и пыталась крепко сжать их, чтобы не показывать этого Кейну.
Кейн приподнял руку Эбби и вложил ей в ладонь мыло, затем повернулся к ней спиной.
Сначала Эбби просто не знала, что ей делать, чем ей намылить тело Кейна. Но затем она решительно окунула мыло в воду и поднесла к плечу Кейна, намыливая его просто рукой, а другой рукой размазывая мыльную пену. Сначала движения Эбби были быстрыми, почти судорожными. Но когда она добралась до его поясницы, ее пальцы стали двигаться медленнее, почти машинально. Набирая в ладони воду пригоршню за пригоршней, Эбби смывала мыльную пену, чувствуя себя далеко не в своей тарелке.
Ее руки скользили по гладкой коже Кейна, растирали ее, гладили и массировали, и эти ощущения были невероятно возбуждающими. Господи, как же он презирает себя за то, что заставил ее пройти еще и через это! Он презирает себя за все, что он сделал. И Эбби тоже его презирает, потому что он чувствует, как она дрожит перед ним. От страха? От отвращения? Он не может вынести мысли ни о том, ни о другом.
Ему хочется обвить руками Эбби свою шею и целовать ее до тех пор, пока на свете ничего больше не будет существовать — ни Сэма, ни Диллона. Он испытывает непреодолимую потребность погрузиться в ее горячее тепло, вычеркнуть из ее памяти ту боль, которую причинил ей прошлой ночью, и заставить Эбби почувствовать лишь удовольствие. Но за ними наблюдает Сэм…
Сэм.
Кейн медленно повернулся.
— Ты еще не совсем закончила, дорогая. — Его голос был таким же унылым и невыразительным, как и его взгляд.
Равнодушие и холодность Кейна были невыносимы для Эбби. Господи, с тоской подумала она. Почему он так себя ведет? Почему он такой… такой озлобленный? Она не могла скрыть, что ей понравилось мыть Кейна, понравилось прикасаться к нему… Но он был равнодушным и отчужденным.
Эбби пристально взглянула на него, в ее взгляде сквозило смятение.
— Я не могу больше, — прошептала она.
— Ты можешь, милочка. И ты это сделаешь.
— Нет! — с явным вызовом воскликнула Эбби. — Я не буду! — Она отпрянула назад. Кейн схватил ее за запястье и притянул к себе.
Хотя его лицо было скрыто тенью заходящего солнца, она почувствовала, какое непреодолимое желание охватило его. Он снова хочет ее. Ее взгляд скользнул вниз, подтверждая это предположение.
— Кейн, — прошептала Эбби. — Кейн, пожалуйста…
Пожалуйста.
От одного этого слова его мысли устремились в прошлое… Он с горечью задал себе вопрос, так же ли выглядела Лорелея со своими огромными оскорбленными глазами. Умоляла ли она сохранить ей жизнь, как сейчас умоляет Эбби?
Кейн скривил губы. Она считает его бессердечным.
Жестоким. Но он же не сделает такого, что могло причинить ей боль, ничего, кроме того, что навязал ей свою волю… а это ничто по сравнению с тем, что перенесла Лорелея. Лорелея. Его пронзила щемящая боль.
Ее зверски избили. Безжалостно изнасиловали.
Вряд ли она сопротивлялась… Ведь у Лорелеи не было даже капли решительности и энергии Эбби.
Какое-то непонятное, не поддающееся описанию, отвратительное чувство надвинулось на Кейна, как туча на солнце. Он внезапно пришел в ярость. Он неистовствовал из-за того, что умерла Лорелея и это превратило его жизнь в сущий ад… он неистовствовал из-за того, что Эбби постоянно искушает его, напоминая обо всем лучшем, что осталось в прошлом.
— Кейн, пожалуйста… — вновь раздался отчаянный возглас. Кейн не обратил на него никакого внимания. Для него не существовало ничего, кроме неодолимого желания немедленно овладеть Эбби. Он прижал ее к себе, стал пальцами перебирать волосы, а затем приподнял ее лицо к своему. Эбби застыла в его объятиях. Она лишь успела заметить вселяющий ужас взгляд сверкавших серебристых глаз, прежде чем его горячие требовательные губы оказались на ее губах.
Столь дорогое для Эбби мыло выпало у нее из рук.
Она пыталась оттолкнуть Кейна, но его сильная рука так крепко обнимала ее спину, что она не могла даже пошевелиться и с трудом дышала. Кейн прижался грудью к ее груди, раздражая ее соски даже сквозь влажную ткань сорочки. Ладонью он прижал к Эбби свою плоть. Она буквально задыхалась, когда он наконец поднял голову.
Эбби попятилась назад, прижимая кончики пальцев к трясущимся губам, бросив на него негодующий взгляд.
— Я ненавижу тебя, — задыхаясь от гнева, проговорила она. — Господи, как я тебя ненавижу!
Эбби пошла к берегу, торопясь уйти от Кейна, и дважды чуть не упала в воду. Она с трудом натянула одежду и побежала, ни разу не оглянувшись назад.
Все внутри у Кейна заныло от какого-то незнакомого чувства, приведшего его в замешательство. Оно не покидало его и пока он одевался, и пока Эбби съежившись сидела у костра и пристально смотрела на пламя.
Сэм уже вовсю храпел, когда Кейн подошел и разложил свое одеяло под деревом. Он бросил одеяло Эбби в дальнем конце, затем пальцем поманил ее к себе.
С непокорным выражением лица Эбби поднялась на ноги.
— Надеюсь, ты не думаешь, что я буду спать рядом с тобой!
Кейн насмешливо поклонился.
— Я действительно так думаю.
Взгляд Эбби стал еще более враждебным.
— Я скорее лягу со змеей!
Его смех показался ей страшным.
— Дорогая, ты уже лежала со мной. — У Кейна помрачнело лицо в предвидении перепалки. Спор с Эбби был как раз тем, чего ему хотелось избежать. Это могло перерасти в нечто гораздо, гораздо большее…
Эбби, словно почувствовав состояние Кейна, не стала больше упираться. Набросив себе на плечи одеяло, она легла рядом с ним, но демонстративно повернулась к нему спиной.
Однако Эбби так долго и так сильно дрожала, что Кейну пришлось сдерживать себя, чтобы не заключить ее в объятия и крепко прижать к себе. Прошло достаточно много времени, прежде чем по ее глубокому ровному дыханию Кейн понял, что Эбби наконец заснула. Сам не желая того, Кейн в конце концов не выдержал. Вздохнув, он просунул руку под голову Эбби и тихонько повернул ее к себе, удобно устроив сбоку и положив голову себе под мышку. Господи, она вся такая теплая и сонная, ему так хочется извиниться перед ней.
От дыхания Кейна на виске у Эбби зашевелились легкие золотистые волосы. Она вздохнула и еще теснее прильнула к нему. Кейн слегка коснулся кончиками пальцев ее щеки.
Когда он отнял их, пальцы были мокрыми от ее слез.
Кейн крепче обнял ее.
— Эбби, — прошептал он. И затем снова:
— Эбби…
Он зажмурил глаза. Так сжимать ее в своих объятиях было для него райским блаженством. Сладким адом. Так лучше, сказал он себе, лучше, что она принимает его за холодного бесчувственного ублюдка.
Только цена всему этому гораздо выше, чем он предполагал.
Он должен защитить ее от Сэма сейчас и продолжать защищать до тех пор, пока не закончится это проклятое дело.
Но кто, черт возьми, защитит Эбби от Кейна?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Спасенный любовью - Джеймс Саманта



Сколько бед от бабского (не женского, а именно бабского) нетерпения и неумения вовремя заткнуться и "просечь" ситуацию. Вот еще одна. Сначала ей слишком много позволено дома, но не объяснено, что мир - не дом. В мире ее приказ = ничто. А она привыкла и потому бесится. Дура. А книжка ничего, просто я вестерны не люблю.
Спасенный любовью - Джеймс СамантаТатьяна
26.03.2012, 6.58





Разочарована. Такой героини я ещё не встречала. Мало того что дура, так ещё и упрямая дура. В общем, редко бывает чтоб такое нравилось. А мне и подавно.
Спасенный любовью - Джеймс СамантаМаленькая...
27.01.2014, 19.39





Ох даааа главная героиня дура из дур, идиотка полная.Из за неё и роман дочитывать не хочется.
Спасенный любовью - Джеймс СамантаНАТАЛЮША
7.12.2014, 21.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100