Читать онлайн Непокорное сердце, автора - Джеймс Саманта, Раздел - ГЛАВА 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Непокорное сердце - Джеймс Саманта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.32 (Голосов: 188)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Непокорное сердце - Джеймс Саманта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Непокорное сердце - Джеймс Саманта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Саманта

Непокорное сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 7

Рассвет нового дня наступил слишком скоро. Шане показалось, что она только сомкнула глаза, как уже пришло утро. Издалека доносились звуки ударов кузнеца по наковальне, сопровождаемые хриплыми мужскими голосами.
Интуитивно почувствовав, что она одна, хотя и не слышала, когда граф встал с постели, Шана, свернувшись калачиком, безучастно смотрела, как лучи утреннего солнца пробивались сквозь, шторы. Она чувствовала себя вялой и не отдохнувшей, пролежав почти всю ночь без сна. Ее поочередно одолевали то гнев, то парализующий страх. И ей казалось, что заверения графа ничего не стоили, в любой момент он может наброситься на нее и сделать все, что угодно.
Только сейчас она поняла, что позволила глупым мыслям завладеть собой. «Вы льстите себе, принцесса, если думаете, что я хочу вас… Лучше я окажусь в аду, чем стану спать с такой коварной, способной на убийство стервой, как вы», – вспомнила она слова графа, презрительно фыркнула и решила, что это ее устраивает. Но, вопреки собственным мыслям, она занервничала, вспомнив, как он был нарочито зол и бессердечен с ней.
Ее пальцы сами собой потянулись к губам. Воспоминание о поцелуе графа вспыхнуло в ней вопреки ее желанию. Она подумала, что этот поцелуй не имеет ничего общего с нежным прикосновением Бариса к ее губам. Эта мысль вызвала в ней дрожь. В поцелуях Бариса чувствовались обожание и нежность, изредка они были дерзкими и возбужденными, но он осторожно вводил ее в мир страсти и наслаждения. Граф же и не пытался доставить ей удовольствие…
Он желал ее наказать.
И все же, вспомнила она, когда ослабела ненасытная жестокость его губ, Шана ощутила едва уловимую нежность с его стороны. Испугавшись самой себя, она отдернула руку от губ, глаза ее изумленно расширились. Ей совсем не доставили удовольствия его объятия – стоически сказала она себе. Нет, нисколько!
Она вскочила, прижимая к себе одеяло, хотя знала, что одна в комнате. Взгляд ее упал на груду одежды, разбросанной по кровати: на платье, в котором она была вчера, и все остальные тряпки, прихваченные графом. Не теряя времени даром, она оделась, опасаясь, как бы он ни вернулся. И хотя ей очень хотелось принять горячую ванну, пришлось довольствоваться холодной водой из таза. Рядом с умывальником лежала расческа. Шана протянула руку, чтобы взять ее, затем заколебалась. Ее гордость была уязвлена тем, что приходилось пользоваться его принадлежностями. Но волосы были безнадежно спутаны, она со вздохом подчинилась обстоятельствам и взяла ее.
Уже заплетая косу, она увидела маленький поднос на столе перед камином. Положив расческу, она пересекла комнату. Несколько толстых ломтей хлеба, обильно намазанных джемом и куски хорошо выдержанного сыра были аккуратно разложены на деревянном блюде, рядом с которым стояла высокая кружка с элем и тщательно сложенные салфетки. Это зрелище вызывало у нее голодные спазмы в желудке. Шана отвергла ужин вчера вечером, но от этой пищи она не будет отказываться.
Девушка охотно села за стол. Ей доставил огромное удовольствие и теплый, мягкий, свежий хлеб, и пахучий, острый сыр.
Спустя несколько минут, когда она поднесла ко рту последний кусок хлеба, Шана услышала, что дверь за ее спиной скрипнула и отворилась, затем снова закрылась. Она поднесла палец к нижней полной губе и так замерла, чувствуя себя пойманной на месте преступления. Ей не нужно было поворачиваться, чтобы убедиться в возвращении графа. Она догадывалась, что никто другой не осмелился бы войти сюда без стука. Но, как она ни старалась, ощущение вины не проходило, и Шана мысленно ругала себя за то, что он принес пищу, а она не устояла пред ней.
Наконец она опустила руку на стол и повернулась вполоборота, так, чтобы видеть его. Да, это был он, и его взгляд, конечно, устремлен на поднос.
– Вижу, ваш аппетит улучшился, принцесса, – приветствовал он ее с показным радушием. – Искренне надеюсь, что наша простая английская пища пришлась вам по вкусу.
Он стоял у двери, и хотя его одежда была обычного покроя, бархат его туники был великолепен. Но не это занимало ее сейчас, она отчаянно пыталась вытеснить яркое воспоминание, так некстати нахлынувшее на нее… Но образ становился только ярче. Перед ее мысленным взором стояли его гладкие широкие плечи и отливающее бронзой тело, покрытое темными вьющимися волосами. Щеки Шаны покрыл румянец смущения, но она ничего не могла с собой поделать. Какое-то мгновение она не могла отогнать навязчивую мысль, что она лежала обнаженной в одной кровати с этим человеком, а он спал рядом с ней!
Ехидное замечание уже было готово сорваться с языка, но она все-таки предпочла не обращать внимания на его норов. Она поднялась, повернулась к нему лицом, вскинув подбородок и расправив плечи.
– Вы как раз вовремя, милорд. Я уже собиралась просить вашего человека, чтобы он поискал вас.
Взор Торна уперся в нее. Он надеялся, что найдет ее все еще лежащей в постели, застигнет врасплох и испугает своим присутствием. Однако она стояла перед ним одетая, как всегда сдержанная и владеющая собой.
– Вы хотели услать его, чтобы воспользоваться возможностью сбежать, миледи? Я обещаю вам, что вы не выйдете за пределы комнаты без охраны. Замок полон рыцарей, миледи, и они теперь, к вашему сожалению, лучше осведомлены. Теперь все знают, кто вы в действительности.
– Я вовсе этого не собираюсь делать, – она непоколебимо внесла ясность. – Хотя, мне кажется, сейчас подходящее время спросить вас, собираетесь ли вы теперь все время держать меня в этой башне.
– Честна говоря, я еще не решил. Но полагаю, что вы можете принимать пищу в холле, если пожелаете, но только тогда, когда я либо Седрик будем находиться рядом.
– Седрик?
Он ткнул пальцем куда-то за плечо, показывая на рыжеволосого гиганта, стоящего на страже в холле. Мягкая линия его губ вытянулась в насмешливой улыбке.
– Вы сможете также прогуливаться по крепости, – продолжал он.
– Но вы же сказали мне, что я должна это делать обязательно с вами или с Седриком? – ее голос стал елейным. Она боролась с собой, пытаясь сохранить внешнее спокойствие, которое, тем не менее, быстро иссякло.
– Да, – блеск в его глазах говорил о том, что он получал особое удовольствие, напоминая ей об этом. – Но не заставляйте меня пожалеть о предоставляемой вам свободе, принцесса. Еще раз напомню вам, что право отменить эти привилегии находится исключительно в моей власти.
– Думаю, что вы и так достаточно долго говорили об этом. – На этот раз она даже не стала скрывать нотки язвительности в голосе.
Он приблизился к ней.
– Надеюсь, миледи, что это для вашей же пользы. Я искренне надеюсь, что все так и будет. – Его улыбка была такой же холодной, как и выражение ее лица.
Шана настороженно наблюдала, как он сократил расстояние между ними, остановившись совсем рядом с ней, так что ей достаточно было поднять голову, чтобы встретиться с его взглядом. Но прежде ее глаза медленно скользнули по крепкой шее и четко очерченным губам, которые больше не улыбались. Она боялась неизбежно попасть в сети его темных и бездонных зрачков. Ее привело в замешательство то, что глаза Торна ничего не выражали, в них не было ни печали, ни безразличия.
Легкая тревога охватила ее. Несмотря на попытки внушить себе обратное, его присутствие было более чем пугающим. Одного его роста было вполне достаточно, чтобы обратить в бегство самых крепких воинов, и хотя она была высокой для женщины, но едва доставала ему до подбородка. Шана пришла к неутешительному выводу, что он мог бы схватить ее и швырнуть на край земли, никогда при этом больше не вспомнив о ее существовании. Но она не хотела, чтобы он догадался о ее невольном испуге… о, нет, если это произойдет, то будет еще одним оружием, которое он использует против нее.
В оружии у него и так не было недостатка.
– Ваш брак, принцесса… Когда он должен состояться?
Шана заморгала глазами, застигнутая врасплох. Она ожидала услышать от него все, что угодно, но только не это.
– Мы с Барисом собирались обвенчаться в конце лета.
– А что будет, если вы все еще останетесь здесь? Что, если он не сможет заплатить за вас выкуп?
В душе у Шаны зародилась слабая надежда.
– Вы уже сообщили ему?
То, с какой нескрываемой радостью она спросила об этом, задело Торна, но он не стал задавать себе вопроса, по какой причине.
– Нет еще, – мягко произнес он. – Надо еще решить, какие ему поставить условия. – Он постучал пальцем по губе. – Ваш жених занимается овцеводством, как и большинство ваших людей? Может быть, его удастся уговорить расстаться с частью высокопородных овец? Я думаю, это будет справедливая сделка. А вы как считаете – стадо овец за принцессу?
Его речь была пропитана ядом язвительности. Ногти Шаны от ярости врезались ей в ладони. Хотелось треснуть рукой по его крепкой щеке, и она дала себе слово, что скоро так и сделает.
– Называйте любую цену, – спокойно сказала она, – Барис меня не бросит.
– Вот что мне пришло в голову. Может быть, попросить вместо этого какую-нибудь ничтожную сумму за то, что он избавит меня от вас. – Торн медленно обошел вокруг, не сводя с нее глаз. Она стояла совершенно прямо, серебристые глаза ее полны были мятежного света, но она переносила его нападки исключительно стойко. Торн не мог не согласиться, что она была достойным противником.
– Если вы действительно хотите этого, вы можете отпустить меня прямо сейчас и здесь.
– Прямо сейчас? Нет, миледи, – на его губах появилась плутоватая усмешка. – Я не уверен, что вы покинете мой гостеприимный дом, забыв всадить мне нож в спину.
– Мысль соблазнительная, милорд, – милая улыбка тронула ее губы, – чрезвычайно соблазнительная.
Он остановился за ее спиной так близко, что она ощущала его дыхание у себя на волосах. Напряжение нарастало вместе с молчанием. Шане пришли в голову несвязные и дикие мысли. Значит, он все еще смеется над ней? Или он отплатит ей за угрозу и задушит ее сейчас на месте? Ей безумно хотелось, чтобы он передвинулся так, чтобы она могла видеть его. Секунда тянулись невыносимо долго, и она боялась, что закричит, чтобы избавиться от обуревавших ее страхов. Ноги у нее стали словно ватные, она испугалась, что в любую минуту сможет упасть.
– Миледи, – пробормотал он, – я чувствую, что вы дрожите. Могу я вас спросить, почему?
О, нет, с нее достаточно было этих насмешек! Она резко повернулась и, не сводя глаз, уставилась на него.
– Почему? – вспылила она. – Я дрожу от отвращения.
– Неужели? – спросил он мягко. – Может быть, мы проверим?
Ей не нравилось, как улыбка медленно расползалась по его лицу, нет, совсем не нравилось! Но не успела она еще понять, почему, как его крепкие руки словно обожгли ее, схватив за плечи. Она бросила на него угрожающий взгляд горящих от гнева глаз, ее губы раскрылись, и она издала какой-то слабый протестующий звук.
Его губы приблизились к ней и заглушили этот крик тревоги. Какую-то долю секунды Шана думала, что все будет, как и раньше, когда он стремился завоевать ее и нанести поражение… Да, его руки опять полностью завладели ее телом и крепко прижимали к себе, только на этот раз… только на этот раз он касался ее губ совсем не так, не было той наглой грубости, которая шокировала ее прошлым вечером, но, как ей хотелось, чтобы она была, тогда это позволило бы ей собрать всю свою решительность и сопротивляться ей. Но вместо этого его губы явно вызывали у нее такое сильное возбуждение, от которого она чувствовала слабость во всем теле, полное отсутствие воли и желания сопротивляться.
«Но все же нужно попытаться», – сказала она себе. Но что-то твердило ей, что он не вызывает у нее ни отвращения, ни презрения. К своему ужасу она обнаружила, что если с ее губ и могла слететь ложь, то тело чувствовало совсем другое…
Где-то в глубине души Шана опасалась, что этот человек, которого она ненавидела и презирала, найдет в ней добровольную пленницу. От этих мыслей сердце неистово стучало, барабанным боем отдавалось в ушах и отзывалось во всем теле. Поцелуи Бариса только намекали на страсть и пламя, но этот, о! – он был самим пламенем. Пронзенная темным током наслаждения, какого не знала раньше, Шана не сопротивлялась… Время перестало для нее существовать, когда он целовал ее, все больше погружая в сладостные водоворот, где ничего не существовало, кроме захватывающего соприкосновения с его губами.
К тому времени, когда он поднял голову, Шана не могла сопротивляться, слабо прильнув к нему и вцепившись пальцами в его тунику.
На Торна этот поцелуй произвел не меньшее впечатление, но жизненный опыт подсказывал ему, что нужно скрывать нахлынувшие чувства. Он не ошибся, уловив в ее губах дрожь, и это доставляло ему радость триумфатора.
Ее голова склонилась ниже, изогнутые шелковистые темные ресницы опустились, щеки зарделись. Еще больше выдавало девушку глубокое прерывистое дыхание. Она попыталась отступить от Торна, но он продолжал крепко держать ее за плечи.
– В чем дело, Шана? – он покачал головой. – Ты все еще дрожишь. Могу я надеяться, что ты позволишь доказать тебе это снова?
Но ее внешняя покорность была обманчивой. Она резко вскинула голову, сверкнув глазами так, словно хотела выплеснуть на него всю ярость мира. Он улыбался, о! – так галантно, так самодовольно!
– Если я дрожу, – холодно проговорила она, – если я переношу ваши прикосновения, то только потому, что думаю о Барисе, представляя, что это его губы касаются меня, а не ваши. – Она вырвалась из его объятий и схватила льняную салфетку с подноса. Хорошо зная, что он как ястреб следил за каждым ее движением, она стерла вкус его губ со своих.
Когда она бросила салфетку на стол, улыбка исчезла с его лица. Шана смаковала свою победу, как будто ела вкусный круглый фрукт.
– Да, – добавила она премилым голосом, – только Барис может заставить меня дрожать от страсти. Безусловно, не вы, англичанин, вам это никогда не удастся!
Его глаза блеснули сталью. И когда он заговорил, за мягкостью тона ощущался лед:
– Кажется, вы с ним близки, принцесса? Возможно, я излишне любопытен, но вы спали с ним?
Охваченная нахлынувшим дерзким порывом, она заговорила:
– Да, милорд, много раз и с большим удовольствием. Он настоящий мужчина! Он хорошо знает, как вести себя, чтобы женщина отвечала на каждое его желание и прихоть.
Кривая, презрительная усмешка появилась у него на губах. Шану потрясло, что на его темном жестком лице мгновенно разлилась горечь.
– Тогда поклянитесь мне, миледи, что он нашел вас интересной женщиной.
С этими словами он вышел, молча и поспешно.
На самом деле ощущение победы было ложным, Шана это понимала. Она медленно подошла к постели, глубоко потрясенная случившимся, не понимая, почему все произошедшее ее так взволновало. Ей же нужно было радоваться, так как граф действительно, кажется, собирался избавиться от нее. Значит, ей повезло.
Но ее отцу не повезло. Не повезло и Грифину, и священнику…
Слезы застилали ей глаза. Охваченная горьким отчаянием, она прижимала руку к саднящему от боли сердцу. Отец ушел, а вместе с ним ушла какая-то частица ее самой. Никогда она еще не чувствовала себя такой потерянной, такой одинокой! Она все отдала бы за ту жизнь, которая была у нее раньше, чтобы снова вернуться в Мервин, оказаться как можно дальше отсюда. Но она попала в этот ужасный каменный английский капкан….
У нее было какое-то странное предчувствие, что ее жизнь должна отныне измениться.
Торн шел по направлению к конюшне. Джеффри лениво бродил поблизости, поглядывая, как запрягали его лошадь.
– Торн! Выглядишь ты как нельзя лучше в это чудесное утро! – помахал он рукой, приветствуя своего друга с обычной непринужденностью.
Черная как смоль бровь Торна приподнялась, когда он остановился рядом.
– В чем дело? – произнес он медленно. – Если это так, то, вероятно, потому, что я спал лучше, чем всю предыдущую неделю. – Он помолчал, наблюдая с улыбкой на лице, как сильно обеспокоенный Джеффри пытался скрыть свое волнение, но это ему плохо удавалось. Торн сухо рассмеялся и хлопнул его по плечу. – В твоих глазах можно прочитать все, что ты думаешь, друг мой. Но не стоит волноваться, девственность леди, хотя и очень сомнительная, все еще при ней.
И хотя имя Шаны не было произнесено, они поняли друг друга. Исчез повод для разногласий, что послужило причиной размолвки в прошлый раз.
Джеффри вздохнул и покачал головой.
– Принимая во внимание, кто она и что совершила, я не берусь судить, что ее ожидает. Нравится тебе это или нет, но я не могу не чувствовать своей ответственности за нее.
Торн долго взирал на него с нескрываемым любопытством.
– Уж не влюблен ли ты в нее без памяти, Джеффри?
– Нет.
– Женщины – твое слабое место, причем любая из них, Джеффри. Молю Бога, чтобы они не послужили причиной твоей смерти в один прекрасный день.
– Да, – согласился с ним Джеффри. – Но верю, что леди Шана преподнесла мне хороший урок, который я не скоро забуду. Меня теперь не так легко будет обмануть видом хорошенького личика.
– И меня тоже, Джеффри. И меня тоже. – Натянутая улыбка появилась на лице Торна при этих словах. – И раз уж мы заговорили о прекрасной леди, да, она избалованная и изнеженная, но далеко не беспомощная. Может быть, я искренне заблуждаюсь, но эта девушка справится почти с любым.
– Даже с тобой, Торн? – Джеффри постарался говорить эти слова с легкостью, хотя на самом деле испытывал совсем другие чувства.
Торн спокойно, словно пророк, заявил:
– Скажем так – леди встретила достойного противника.
Внимание Джеффри обострилось. От слов Торна он почувствовал себя не в своей тарелке, но в некоторых вопросах он не осмеливался переступить границ. Вчерашнее и сегодняшнее поведение Торна ясно говорило ему, что друг не потерпит никакого вмешательства там, где дело касается Шаны.
– Приехали люди из Фейхэвена, – Джеффри решил, что сменить тему разговора будет наилучшим выходом. – Я подумал, что тоже выеду и буду их сопровождать. Ты присоединишься к нам?
В течение тех двух дней, пока он отсутствовал, не было никаких сведений об уэльских налетчиках, но Торн не собирался покидать свой пост. Он кивнул.
– Я подумаю, скорее всего, – присоединюсь. Хорошо бы быть уверенным, что твои люди не встретятся с неожиданностями и сюрпризами.
Именно Седрик принес ей пищу в полдень. Шана отломила кусочек хлеба и поковыряла немного тушеное мясо, обнаружив, что у нее нет того аппетита, как в прошлый вечер. Наконец, недовольно поджав губы, она оттолкнула поднос. Все утро она неустанно ходила по своей тюрьме – тридцать шагов в длину и двадцать пять – в ширину, и хотя у нее был и комфорт, и пространство, все равно это было ни что иное, как тюрьма.
«Нет никакого сомнения в том, что граф ожидает, что она почувствует себя маленькой и ничтожной в этой комнате», – с презрением думала Шана, со страхом ожидая его возвращения. Была ли она на самом деле трусливой или нет, но ему она своего страха не покажет ни за что! От такого решения она подскочила на ноги. Направляясь к широкой дубовой двери, она быстро сообразила, что ее бравада, скорее всего, вызвана тем, что она видела, как граф и сэр Джеффри уехали верхом сегодня утром. Настроенная бесстрашно, она резко распахнула дверь.
Седрик взглянул на нее с того места, где он сидел и неторопливо вырезал что-то из куска дерева. Увидев ее стоящей в дверях, он торопливо вскочил, чуть не перевернув при этом стул.
– Миледи! Вам что-нибудь нужно?
– Да, – резко сказала она. – Я погибну без глотка свежего воздуха! – слегка приподняв юбки, она стала прохаживаться перед ним.
– Но… миледи…
Маленькая ножка в изящной туфельке ступила на первую ступеньку лестницы. Она оглянулась на своего стража, изысканно приподняв бровь.
– Граф сообщил мне, что я могу гулять по укреплению. Седрик, разве это не так?
– Да. Но… – сбивчиво пытался он что-то сказать с обеспокоенным и подавленным выражением лица. Шана заподозрила, что он не ожидал ничего подобного увидеть или услышать во время своего дежурства.
От такого впечатления и реакции на ее действия она повеселела и ее плотно сжатые губы дрогнули. Это казалось невероятным, но большой неуклюжий человек, который мог бы свалить ее без чувств одним ударом своей огромной ручищи, был просто крошечным перед ней от благоговейного страха!
– Седрик! – проговорила она, и язвительность в голосе исчезла, словно ее сдуло ветром. – Я не имею желания доставить тебе неприятности. Я только хочу немного размять ноги и хоть чуть-чуть почувствовать солнечное тепло. Ради Бога, не отказывай мне в этом! – Она подняла к нему глаза, широко распахнутые и ясные, как небо. Закаленный в битвах, но мало знавший женские нежности, Седрик затаил дыхание. О пленной уэльской принцессе ходили слухи, что за ее красотой за обаянием скрывается душа дьявола. Он засомневался в этом, услышав ее мягкий голос и увидев ласку в глазах.
Страж откашлялся.
– Я не запрещаю вам, миледи. Но и одной пойти тоже не разрешу.
Быстрая улыбка промелькнула у нее на губах.
– Тогда давай не будем зря тратить времени. – Это было единственное, что она сказала. Приподняв юбки, она спустилась по лестнице в сопровождении Седрика.
Ее лицо ласкало солнце. Укрепление гудело от множества людей. Молодые конюхи подметали конюшни, кузнецы ковали гвозди на наковальнях. Перед прачечной она увидела двух молодых служанок, стирающих простыни в большом деревянном корыте. Но вскоре Шана решила, что одного круга по укреплению для нее вполне достаточно. Колкие взгляды, которые бросали на нее окружающие, заставили Шану почувствовать себя очень неуютно среди этих людей.
И тут она заметила знакомое лицо. Мальчик Вилл слонялся без дела у кухни, подбрасывая ногой, камень в дорожной пыли. Он был здесь так же одинок и чужд, как и она, с болью в сердце подумала девушка.
– Вилл! – она помахала ему рукой, а ноги сами понесли ее к мальчишке. Он стоял на месте, когда она приблизилась, но не улыбнулся ей в ответ. Вилл уже не был тем любопытным деревенским мальчуганом, который так понравился ей в первый день здесь. Тем не менее, она с радостью приветствовала его.
– Я надеялась, что увижу тебя, Вилл. У тебя все хорошо?
Он угрюмо смотрел на нее.
– Не думаю, что вас это должно волновать, – неожиданно колко ответил он.
Ее улыбка мгновенно исчезла, так как в его тоне было столько ненависти, что это потрясло ее.
– Ты не был моим врагом в тот день, когда мы встретились, – медленно проговорила она.
– Но я не знал тогда, кто вы. Действительно, тогда, кажется, никто не знал этого!
Она ощутила внезапную острую боль. Ее охватило беспокойство от мысли, что неприязнь Вилла вызвана не тем, что она из Уэльса, а тем, что она попыталась поймать его героя, графа.
– Но мы не ссорились с тобой, Вилл, – попыталась она урезонить его. – Как я могла? Ведь ты еще ребенок. И конечно, я не считаю тебя своим врагом.
– А как насчет графа Вестена, миледи? Вы считаете его своим врагом?
– Да! – утвердительный ответ сорвался с ее губ раньше, чем она смогла сдержаться.
Черты лица мальчика стали жесткими, как камень.
– Тогда вы и мой враг, миледи! – И он ушел прочь.
Разговор с ним заставил Шану вернуться в комнату. Что подумал об этом инциденте' Седрик, она не знала. Она покидала укрепление, ни разу не оглянувшись. Седрик шел следом, но она не обращала на него ни малейшего внимания, так как именно сейчас не смогла бы перенести больше ни слова осуждения, ни намека на него.
Уже в главной башне средневекового замка ноги сами собой понесли ее к окну. Чувствуя себя в капкане и одновременно побитой, беспомощной и не имеющей никаких надежд, она смотрела, ничего не видя, в сторону солдатских казарм и на простирающуюся до бесконечности даль. Стайка птиц вспорхнула в высокое яркое голубое небо, устремившись к горизонту… в сторону видневшегося в безоблачной дымке Уэльса.
Шану охватила грусть. Как давно она была в Мервине? Барис сказал, что его не будет всего несколько дней, но если дела задержат его дольше? Что, если он не получит требование графа о выкупе еще несколько дней, а может быть, и недель? Что, если посыльный собьется с дороги, еще хуже – на него нападут налетчики? Барис может никогда не узнать о том, что она находится здесь, и будет считать, что ее нет в живых, как и задумал граф…
Мысли летели дальше. Хотя ей больно было это признать, но пока граф был милосерден к ней. Ее обстоятельства могли быть и гораздо хуже. Он мог бы посадить ее в тюрьму, пока не получит ответа от Бариса. Но насколько хватит его великодушия? В любое время граф может пожелать увидеть ее навеки похороненной в этом кишащем ненавидящими ее людьми дворе в полной изоляции, сгноить в каком-нибудь сыром тесном подвале с мерзкими вонючими существами, которые будут ее единственными соседями по ночам.
Она задрожала. При мысли о крысах мурашки побежали по коже. Никогда Шана не чувствовала себя такой покинутой, как сейчас.
Наконец она взобралась на кровать и легла, уставившись взглядом в потолок. Она молила Бога, чтобы Барис уже вернулся домой и поскорее выкупил ее. Она просила Бога избавить ее от этого английского зверя. И, в конце концов, не столько от этих тяжких размышлений, а просто от скуки, которая убаюкала ее, она уснула.
Комната была вся в розовых отблесках сумерек, когда она проснулась. Подавив зевок, она вскочила с постели весьма вовремя. В комнату входил граф.
Он скрестил руки на груди и довольно насмешливо разглядывал взъерошенную, заспанную Шану.
– Ваш статус подводит вас, принцесса. Если вы думаете, что будете валяться в постели день и ночь, я побеспокоюсь о том, чтобы у вас было чем заняться.
Он еще не сделал и двух шагов по комнате, а она уже ясно ощутила исходящую от него силу – яростную, полную жизни, динамичную и дерзкую. И именно за это она ненавидела его больше всего.
Шана осталась на месте, но выплеснула на него свой гнев.
– Чего вы хотите? – требовательно и зло спросила она.
Он вежливо улыбнулся.
– После того, как вы провели весь день в одиночестве, я решил, что вам нужна компания.
– Только не ваша, милорд.
Торн сдержал огромное желание схватить ее и как следует встряхнуть, чтобы она научилась здраво мыслить… Он думал, что она, наконец, поймет свое положение, но теперь стало ясно, что это не так.
– Полагаю, что вы голодны, принцесса. Я действительно думал пригласить вас вниз, чтобы вы пообедали со всеми вместе.
Ее улыбка была такой же неискренней, как и его.
– Приглашение, милорд? Безусловно, мне не нужно вам напоминать, что я здесь не гостья, а пленница.
Его речь была бойкой и гладкой.
– О, миледи, что вы! Хоть и нежеланная, но вы все же гостья.
– Гостья или нет, – она говорила самым приятным голосом, на который была способна, – но боюсь, что я должна отказаться. У меня нет подходящего платья, чтобы надеть его, вы же видите. Вы очень небрежно отнеслись к подбору моего гардероба. – Она быстро махнула рукой в сторону своих платьев, все еще лежащих на краю кровати. – Эти явно не подойдут.
Улыбка Торна стала холодной как лед. Ее поведение было непредсказуемым, казалось, что она очень несговорчива, к тому же относится к тем людям, которые могут день и ночь спорить обо всем на свете. Он решил, что в детстве она была надменным избалованным ребенком, который со временем превратился в полную самомнения эгоистичную женщину.
– Сожалею, что наш поспешный отъезд помешал нам заняться вашим багажом, принцесса. Я позабочусь, чтобы это было исправлено… Ну, а сейчас придется обходиться тем, что есть. То, что вам кажется недостаточно роскошным, другие, у кого судьба сложилась не так счастливо, сочли бы великолепным. – Он выпрямился. – Я вернусь через несколько минут. На вашем месте я был бы готов к этому времени.
Он был разъярен, она видела это по выражению его лица. Торн словно обжег ее своим взглядом, а затем за ним со стуком закрылась дверь.
Шана поняла, что вела себя грубо и вызывающе и решила взять себя в руки и сделать то, что он приказал. Она переоделась в платье из темного бархата, отделанное золотом по рукавам, с круглым воротом. И только она успела переплести волосы, как дверь со стуком открылась, и вошел Торн.
Граф минуту постоял, разглядывая ее с ног до головы, затем коротко сказал:
– Вас ждут, принцесса. Предлагаю больше не задерживаться.
Закусив губу, Шана осторожно выступила вперед.
– О! Я не сомневаюсь, что они будут рады меня видеть! Лучше бы мне превратиться в камень… – пробормотала она полушутливо, полусерьезно, не рассчитывая на то, что он ее услышит, но он услышал.
– Почему? Покажите свое обаяние и все лучшее, что у вас есть.
Шана ничего не – ответила, только поджала свои изящные губки.
– Что!? – воскликнул Торн. – У вас ничего нет?
Каким-то образом ей удалось сдержаться и не сказать колкость, которая чуть не сорвалась с языка. Он просто смеялся над ней.
Плотно сжав губы, Шана шла за ним вниз по узкой каменной лестнице. Ему доставляет удовольствие разыгрывать ее, но она решила больше не давать ему повода.
Торн не солгал, когда сказал, что все ждут ее. Шана быстро взглянула на высокий стол, за которым сидели сэр Джеффри и еще полдюжины людей. Они оживленно разговаривали, но как только Шана и граф вошли в холл, голоса стихли, и воцарилась тишина. Внимание всех присутствующих переключилось на пару, стоящую у входа. У Шаны вспыхнули щеки. Она не знала, куда себя деть, почувствовав на себе любопытные взгляды. Но хуже всего было то, что все присутствующие знали, в чьей постели она спала эту ночь.
На спину легла рука графа и ласково подтолкнула ее вперед. Совершенно непонятно, почему, но ей было приятно, что он стоял рядом. Он был воплощением мужества и способности защитить ее. Именно этого – доброго мужского покровительства ей так не хватало после смерти отца. Но она почувствовала себя совершенно потерянной, когда он посадил ее рядом с сэром Квентином, а сам сел во главе стола. По его сигналу целая вереница слуг вышла из кухни. Разговор мало-помалу возобновился. Постепенно она пришла в себя от смущения и убедилась, что взгляды, которые на нее бросали окружающие, не были враждебными и злыми, а скорее, сдержанными и настороженными.
Обед был в самом разгаре, но Шана едва притрагивалась к блюдам, которые ей предлагали, оставаясь верной своим привычкам и не обращая внимания на гул голосов. Когда же она случайно посмотрела на другой конец стола, то обнаружила, что лорд Ньюбери внимательно смотрит на нее с какой-то плотоядной выжидательностью. Вскоре все разъяснилось.
– Леди Шана, – сказал он, – мне кажется, вы оказались бы в менее затруднительном положении, если бы назвали имя нашего врага Дракона.
До этого момента граф не обращал на нее внимания. Теперь же она заметила, что его проницательный взгляд был направлен в ее сторону. От одной мысли, что он наблюдает за ней, она вся затрепетала.
Подняв голову, Шана взглянула на Ньюбери.
– Насколько я знаю, – спокойно заявила она, – никто не ведает, кто он, кроме самого Дракона.
– Но вы из Уэльса, миледи, так же, как и Дракон.
Шана положила вилку и посмотрела ему в лицо.
– Вы, конечно, думаете иначе, но уверяю вас, что мои сведения о Драконе не больше, чем ваши.
– Но вы вдобавок еще и племянница Левеллина! Безусловно, вы знаете то, что недоступно простым людям!
Она рассердилась и, не в состоянии скрыть своего негодования, сказала:
– Мы с отцом вели довольно уединенную жизнь в Мервине. В течение нескольких лет я не видела своего дядю Левеллина. И даже если бы я располагала какими-нибудь сведениями о Драконе и рассказала бы вам, неужели вы настолько глупы, чтобы поверить мне?
Ньюбери не ответил, по крайней мере, прямо. Он прошептал что-то своему соседу, и они оба не пристойно рассмеялись.
Сэр Квентин, который сидел, справа от нее, придвинулся ближе.
– Не обращайте на него внимания, миледи. Самомнение Ньюбери простирается выше стен замка Лэнгли. Но он, к тому же, просто пустозвон и очень несговорчив.
Его вмешательство было, кстати, да и внимание его не вызывало у Шаны неприязни. Лицо его выражало сочувствие, но не жалость.
– Вы очень добры, сэр Квентин, – пробормотала она.
И только благодаря нему остальная часть трапезы не превратилась в пытку. Его манеры были мягкими и приятными, без грубой холодности, присущей графу и Ньюбери. Он оказался находчив, обладал мягким очарованием, и к тому времени, когда паж менял блюда, она уже улыбалась, слушая, как он что-то ей рассказывал. Граф переместился в конец стола, чтобы с кем-то поговорить. Случайного взгляда на него было достаточно, чтобы улыбка исчезла с ее лица. Она расстроилась, поймав себя на том, что ей хотелось бы ощущать его постоянное внимание. Она видела, что холод исчез из его взгляда, но чувствовала, что он чем-то недоволен.
Ее раздражало то, что она позволила вывести себя из равновесия, но ничего не могла с этим поделать. Она быстро отвела взгляд в сторону, а чтобы скрыть свое замешательство, протянула руку, желая взять бокал с вином, но обнаружила, что он исчез.
Сэр Квентин вскочил на ноги.
– Слуга, наверно, унес бокал вместе с вашей тарелкой. Я сейчас же принесу другой.
Она отрицательно покачала головой.
– В этом нет необходимости, правда.
Но ее слова не разубедили его, Квентин уже пересекал холл. Она потеряла его из вида, когда он затерялся среди рыцарей, но сознательно не желала смотреть в сторону графа, чтобы не видеть, как он наблюдает за ней. Но все же не выдержала и взглянула – графа там не было…
– Похоже, что вы произвели неизгладимое впечатление на сэра Квентина, миледи.
От звука голоса графа она чуть не подскочила на стуле. Ее привело в растерянность то, что он взял ее за локти и почти стащил со стула. Она пришла в себя, когда поняла, что уже стоит на ногах. Шана постаралась увернуться, но он так крепко держал ее, что она почувствовала боль. Девушка закипела от злости, когда он стал выводить ее из-за стола.
Они остановились в сторонке под аркой. Торн повернулся к ней, повелительно и высокомерно изогнув свою темную бровь, что так не нравилось в нем Шане.
– Что сказал бы ваш жених, принцесса, если бы увидел, что вы проводите время с другим мужчиной? – Вопрос показался ей почти глупым, но при этом он многозначительно перевел взгляд с нее на сэра Квентина.
Шана рассердилась.
– Это, по вашему – проводить время? А я так не считаю.
На его темном лице блеснули белые зубы.
– А как вы называете это в таком случае, принцесса?
– Это ни что иное, как обычная вежливость, милорд. То, о чем, как мне кажется, вам не так много известно! Барис хорошо знает о моих чувствах к нему, нет, о моей любви к нему!
– А, выходит, что это союз по любви?
– Да, – холодно подтвердила она.
– Я ничего не имею против вашего союза с женихом, – мягко произнес он. – Но вы находитесь под моим покровительством, миледи, хочу напомнить вам об этом.
При этом он слегка ослабил свою хватку. Хотя она и чувствовала себя закованной в кандалы, но это не мешало ей говорить.
– Под вашим покровительством, милорд? – голос ее звучал нежно, а глаза говорили, что она готова укусить его. – Кто, хотела бы я знать, сможет защитить меня от вас?
«В самом деле, кто?» – мысленно съязвил Торн. По правде говоря, ему доставляло неизъяснимое удовольствие думать о ней как о противной ведьме. На ней не было никаких украшений, даже вуали. Ее платье темно-зеленого невыразительного цвета висело на ней и не выглядело ни элегантно, ни роскошно. Он видел пред собой холодный мраморный профиль, мягко очерченные губы сейчас были поджаты. Да, она привлекательна, но отнюдь не самая красивая девушка на свете, и, безусловно, у нее не самый лучший характер!
Тем не менее, в ней было что-то такое, отчего ему захотелось прижать ее к себе и ощутить вкус этих бархатных дерзких губ, почувствовать гибкую фигурку, такую мягкую и податливую в его руках. Может быть, эта королевская гордость и вспыльчивость – только поза? Она манила его, ему хотелось приручить ее.
Торн язвительно улыбнулся.
– Вам не стоит волноваться по этому поводу. Видите ли, принцесса, я не люблю подпорченный товар.
Он сумел унизить ее. Его охватило удовольствие дикаря, а ее лицо залила краска, пока оно не стало цвета пламени. В следующий миг она распрямилась, как пружина, в глазах вспыхнул воинственный огонь. Но ему не представилось больше возможности блеснуть своим умом и умением находить нужные слова. В этот миг в холле началась сильная суматоха.
– Он должен меня увидеть, ради Бога! – кричал какой-то мужчина. – Или он пожалеет о том дне, когда не лишил меня жизни!
У Шаны перехватило дыхание. Она узнала этот голос! И хотя она поняла, кому он принадлежит, но не видела вошедшего человека. В дверях толпился целый отряд рыцарей, загораживающих вход. Шана замерла и с отчаянием подумала, что это ей только показалось…
Высокий седоволосый человек шел прямо к ним. Не было никакого сомнения в том, что это был сэр Грифин.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Непокорное сердце - Джеймс Саманта



интересно
Непокорное сердце - Джеймс Самантанаталья
6.02.2011, 22.15





Все как всегда - не говорить правду, не слышать правды и удивляться что тебе не верят и гадости говорят! И даже без разницы, который век на дворе. Все чувства, цели и стремления не меняются и только антураж и методы "войны" другие. rnМне понравилось время проведенное с этой книгой.
Непокорное сердце - Джеймс СамантаТатьяна
24.03.2012, 14.10





Очень нудно: не доверяют, злятся друг на друга, и вдруг неизвестно откуда приходит любовь...
Непокорное сердце - Джеймс СамантаТатьяна
2.10.2012, 21.30





Книга очень интересная, и сюжет оболденный. Прям дух захватывает, при чтении забываешься. читается легко, прям на одном дыхании. Такое ощущение как будто фильм посмотрела. Когда дочитала книгу, даже как то грустно стала что она кончилась.....
Непокорное сердце - Джеймс СамантаНадежда
29.10.2012, 16.08





Очень интересно.
Непокорное сердце - Джеймс СамантаСнежана
29.04.2013, 19.27





Вначале не очень а потом не могла оторваться. Прочла на одном дыхании.Дерзайте.
Непокорное сердце - Джеймс СамантаНаталья 66
22.07.2013, 17.00





А мне очень понравился роман. Герои оба с характером. Не нытики. Жизненный случай.
Непокорное сердце - Джеймс СамантаТатьяна
14.08.2013, 14.29





Замечательный роман. Прочла за несколько часов. Так хотелось узнать концовку. Но гг ня просто бесила своими выходками. А гг й молодец другой на его месте давно бы надавал тумаков.
Непокорное сердце - Джеймс Самантанека я
31.08.2013, 15.44





Очень не понравился роман , очень ! ...главная героиня истеричная и высокомерная , доводила ГГ до белого каления ...действительно, откуда тут взяться любви ? сплошное "ненавижу" в романе
Непокорное сердце - Джеймс СамантаВикушка
29.10.2013, 17.03





Еле дочитала.
Непокорное сердце - Джеймс СамантаНаталья
11.01.2014, 23.41





очень понравилось.и гл.героиня вполне разумная девушка,просто со своими сомнениями и неуверенностью к гл.герою.к тому же,она любила или считала что любила другого.так что,все логично и объяснимо.
Непокорное сердце - Джеймс Самантачитатель)
11.03.2014, 22.54





Интересный роман. Много страсти, но порой гл.героц поражал своей упрямостью и грубостью, я была возмущена прочитав сцену, где он ее всю ночь соблазняет и дарит все виды ласк, в душе молиться, чтобы она на них ответил и после всей ее отдачи-на утро он ей говорит"Ваши уловки шлюхи на меня не действуют!". Вот он осел!!!! Что ему еще надо то. Убила бы после таких слов
Непокорное сердце - Джеймс СамантаМатильда
16.03.2014, 20.13





В пред.комментариях хают гл.героиню за ее характер и упортство, что давно ее надо было поколотить. А по мне она достойна уважения. Только представьте, она вынуждена жить на стороне врагов, которые растоптали ее дом, Родину, убили отца . Что у вас бы творилось в душе, когда ты как Иуда стоишь по сторону врагов на вручении замка за завоевание.те. за резню ее родины.
Непокорное сердце - Джеймс СамантаМатильда
16.03.2014, 20.57





Не соглашусь с пред . комментариями, что гл.героиня истеричка и ее надо поколотить. По мне она заслуживает уважения. Она оказалась не по своей воле на стороне врага.Что у вас было в душе, когда вам пришлось бы как Иуде присутствовать при победе над своей страной при вручении замка. Она оказалась среди людей, которые уничтожили ее дом, народ . родину и убили ее отца!!!! Она же не может предать свое сердце
Непокорное сердце - Джеймс СамантаМатильда
16.03.2014, 20.37





Мне не очень понравилось. Не самая лучшая книга этого автора.
Непокорное сердце - Джеймс СамантаНаталия
4.04.2014, 9.57





Книга супер! Сюжет не похож на остальн//е роман// . Какой накал страстей! Читая как будто действительно смотриш фильм, и заб//ваеш о времени! Роман стоит чтоб// его прочитать, приготовтесь к буре страстей и чувств и неожиданному концу........
Непокорное сердце - Джеймс СамантаАнтонина
22.07.2014, 0.00





Не соглашусь что роман суперский,но удостоен прочтения.колотить героиню не стоит, и не за что. Она выжила среди врагов и стала с ними единой после сложной борьбы. Герой также заслуживает уважения, гадостей они на говорили оба, но он ни разу её не ударил и не запер, в те то времена.ведь никто не виноват что любовь приходит к тем кто её не просит и не ждёт. Твердые 7 баллов
Непокорное сердце - Джеймс СамантаЛилия
21.03.2015, 14.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100