Читать онлайн Любовь под луной, автора - Джеймс Саманта, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь под луной - Джеймс Саманта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 357)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь под луной - Джеймс Саманта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь под луной - Джеймс Саманта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Саманта

Любовь под луной

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Доминика разбудила веселая птичья трель. Одинокая пташка, устроившись на ветке возле окна, приветствовала наступающий день. Едва открыв глаза, он повернулся и посмотрел на подушку, на которой еще оставалась ямка от головы. Но Оливия уже исчезла.
При виде опустевшей половины постели Доминик едва сдержал вздох разочарования. Просунув руку под одеяло, он потрогал то место, где еще недавно лежала она. Простыни были теплыми, и на губах его появилась улыбка. Всю долгую ночь она прижималась к нему, рука Оливии покоилась у него на груди, лицо доверчиво уткнулось в ямку у основания шеи. Он вспомнил, как ее чуть влажное дыхание щекотало ему кожу, вспомнил сладостное прикосновение мягкой, упругой груди, и на душе у него потеплело.
Он вздохнул. Уже второй раз он был близок с Оливией и снова просыпался один. Представив, как чудесно было бы проснуться рядом с ней, такой теплой и мягкой, разбудить ее поцелуем, ласкать еще теплую со сна, трепещущую плоть и чувствовать, как его собственная с каждой минутой все твердеет и наливается силой, Доминик чуть не застонал. Как было бы здорово провести в постели весь день вдвоем! Они бы позавтракали в постели... а потом снова занялись бы любовью. А потом, может быть, даже приняли бы вместе ванну, размечтался Доминик.
Горячий, необузданный порыв фантазии... Однако он мечтал, что когда-нибудь все это станет явью. А сейчас... сейчас он почувствовал себя одиноким и брошенным.
И не то чтобы он винил Оливию. Он знал, почему она так поступила: можно представить, какая волна сплетен прокатилась бы по Стоунбриджу, если бы кто-нибудь из любопытных горничных проведал об их отношениях. Уголки губ Доминика опустились. Впереди его ждал долгий день. Еще несколько недель назад он решил навестить арендаторов, живших на самой окраине его земель. Если бы не это...
«И что бы я тогда сделал?» – спросил он себя. Вряд ли ему удалось бы держаться вдали от нее, и уж, во всяком случае, не весь день. Мучительно было делать вид, что они по-прежнему чужие друг другу... что между ними ничего нет. Особенно если руки Доминика сами собой тянулись к ней, и он каждую секунду мечтал о том, чтобы подхватить ее, прижать к себе, унести сюда, в свою спальню, и не выпускать отсюда как можно дольше... хоть целую жизнь.
Слишком поздно, кисло признался себе Доминик, теперь уже слишком поздно. Уговорив Оливию провести с ним ночь, он подверг страшной опасности ее доброе имя. Может быть, она была права и он в самом деле распутник? И однако он невольно вынужден был признать, что никогда еще страсть к женщине не владела им столь безраздельно. Он не мог думать ни о чем другом: мысли его то и дело возвращались к Оливии.
Взгляд его задержался на нефритово-зеленом платье. Накануне вечером они так и оставили его на полу. Ухода, Оливия подняла его и аккуратно повесила на стул. Господи, благоговейно подумал он, как же она была красива в нем! Как он мечтал, чтобы она согласилась его принять! Может быть, потом...
И тогда, поклялся он про себя, все будет совсем по-другому.
Тогда она станет его женой.
Когда в тот день, вернувшись после полудня домой, Оливия открыла дверь, шторы в гостиной были плотно задернуты. Она остановилась на пороге. Это показалось ей немного странным, но Оливия ничего не сказала. Однако сердце вдруг сжала неясная тревога. Может, Эмили плохо себя чувствует? Сбросив капор, она повесила его на крючок возле двери и окликнула:
– Эмили!
В ответ тишина.
Перепугавшись всерьез, Оливия помчалась наверх. Эмили, как обычно, сидела на кушетке, одной рукой прикрывая глаза.
– Эмили! Господи, как же ты напугала меня! Почему ты не отвечаешь?
– Я... я не слышала, как ты звала. – Эмили как-то неловко выпрямилась.
Оливия сразу поняла, что сестра кривит душой. Присев рядом, она взяла ее руку в свои и ласково сжала.
– Милая, – нежно прошептала она, – что с тобой? Ты плохо себя чувствуешь?
– Все в порядке, – после долгого молчания вяло пробормотала Эмили.
Но прозвучало это так странно, что Оливия нахмурилась. Взгляд ее потемнел. Шторы на окнах были задернуты так плотно, что солнечный свет почти не проникал в окно, и в гостиной царил полумрак. Может быть, поэтому она не сразу заметила, что всегда ясные голубые глаза Эмили сейчас были обведены темными кругами и распухли.
– Эмили, да ты плакала! – Оливия пришла в ужас. – Милая, ну прости ради Бога! Прости, что я оставила тебя одну.
– Это не из-за тебя. – Сложив руки на коленях, Эмили уставилась на них неподвижным взглядом.
– А что тогда? – У Оливии от страха все внутри похолодело. Неясное чувство подсказывало ей, что случилась беда. Она пыталась отогнать тревогу, но все было напрасно. Все последние дни Эмили казалась такой беззаботной, Такой счастливой... а сейчас... Глядя на сестру, Оливия невольно вспомнила, какой она была в первые дни после того, как ослепла. И ей стало по-настоящему страшно. Тогда Эмили впала в оцепенение. Приходилось и просить, и кричать на сестру... Чего только она тогда не делала, чтобы заставить ее хотя бы встать с постели. И сейчас Эмили снова стала такой, как тогда. Произошло что-то ужасное... Оливия снова взяла ее безжизненную руку в свои и заставила сестру повернуться.
– Эмили, умоляю тебя, скажи, что случилось?
Эмили медленно подняла опущенную голову и посмотрела на сестру.
И вдруг Оливия заметила какую-то непонятную перемену: взгляд Эмили уже не был пустым и безжизненным... Она смотрела на нее, как будто...
Как будто она видела!
Сердце Оливии заколотилось так, что ей казалось: еще мгновение, и оно разорвется.
– Эмили... – Она с трудом узнала свой собственный голос. – Эмили, ты... ты видишь меня?
С дрожащими губами Эмили кивнула. Стиснув сестру в объятиях, Оливия смеялась и плакала одновременно.
– Ты снова видишь, – сквозь слезы повторяла она. – Господи, ты снова видишь!
Только немного успокоившись, она обратила внимание, что на лице самой Эмили не видно радости. Сестра тоже обняла ее, но как-то вяло, будто механически.
Слегка отодвинувшись, Оливия внимательно оглядела сестру, потом снова взяла ее за руку. Ладонь Эмили была холодна как лед, хотя день был довольно жарким. Что-то было не так. Лицо Эмили, всегда такое оживленное, словно съежилось и посерело.
– Эмили, я не понимаю... По-моему, ты должна прыгать от радости! Разве не об этом ты мечтала весь этот год, мечтала как о чуде?
Вдруг, к ее ужасу, глаза Эмили наполнились слезами.
– Я думала, это будет самый счастливый день в моей жизни, – горько всхлипнула она. – А вместо этого...
– Но... что все это значит? О чем ты, Эмили?
– Я совершила нечто ужасное, Оливия, – захлебываясь, проговорила Эмили. – Я... я влюбилась!
– Но что же в этом ужасного? Я тебя не понимаю... Это чудесно!
– Нет, – жалким, несчастным голосом сказала Эмили. – Это не так...
– Но почему? Разве он не любит тебя?
– Говорит, что любит.
– Откуда же эти слезы? Если вы с ним любите друг друга...
Глаза Эмили вдруг стали похожи на бездонные голубые озера, в глубине которых плескалась боль.
– Оливия, – прошептала она, – он... он цыган.
Оливия почувствовала, как кровь отхлынула от ее лица.
– Боже милостивый, – бессильно прошептала она. Мысли ее мгновенно вернулись к Доминику. Господи, это невозможно, твердила она. Откуда он взялся? Как это могло случиться? Когда? Да и вообще, где Эмили могла встретиться с этим проклятым цыганом?! Она стиснула руки Эмили и заставила сестру взглянуть ей в глаза. – Расскажи мне, как это случилось, – тихо, но твердо сказала она. – Где ты встретилась с этим цыганом?
– В деревне, – как послушный ребенок, ответила Эмили. – Эстер... Знаю, ты скажешь, что я должна была сразу рассказать тебе об этом... Понимаешь, Оливия, когда мы ходили гулять, она часто заглядывала в пивную пропустить стаканчик-другой. На минутку, так она всегда говорила. Но как-то раз я прождала ее очень долго. Уже стемнело, а Эстер все не было. Я ждала ее, сидя на скамейке, и уже стала волноваться. Потом испугалась по-настоящему, все гадала, как же вернусь домой. И тогда он подошел ко мне...
– Цыган?
– Его звали Андре, – кивнула Эмили.
Андре! Оливия едва удержалась, чтобы не вскрикнуть. Она вспомнила красивого молодого цыгана, которого встретила в таборе. Неужели это был он? У нее возникла странная уверенность, что так оно и есть.
– Оливия, он был так добр ко мне! Знаю, ты много раз твердила мне, чтобы я не разговаривала с незнакомыми, но я... я позволила ему проводить меня домой. Я была уверена, что он не джентльмен, скорее какой-нибудь рабочий. Или фермер. Так я решила вначале. А потом он сказал, что торгует лошадьми.
Цыганская торговля, с горечью подумала Оливия. Бедная слепая Эмили! Откуда ей было знать, что рядом с ней цыган?
Впрочем, она понимала и Андре. Искренне увлекшись очаровательной, к тому же слепой девушкой, с чего бы он стал рассказывать ей, кто он такой? Эмили с виноватым видом опустила голову.
– Мы часто виделись с ним, пока ты была в Рэвенвуде, – жалобно пробормотала она. – Знаю, я виновата, мне следовало все рассказать тебе. Но я боялась, что ты рассердишься. И никогда не позволишь нам больше встречаться.
Оливия молча слушала невеселый рассказ сестры. А Эмили все говорила и говорила. О том, как Андре продавал на рынке изготовленное ее руками кружево. Как очень скоро она поняла, что чувство дружбы, которое она испытывает к нему, переросло в нечто большее. Как он принес ей магический кристалл. Боже мой, разве можно было так надолго оставлять сестру одну! Острое чувство вины захлестнуло Оливию. Но в глубине души она обрадовалась, сообразив, что Эмили вовсе не была одинока. К несчастью, вряд ли она сможет утешить сестру. Ведь если Эмили виновата только в том, что позволила себе полюбить цыгана... то и она, Оливия, поступила точно так же. Оливия сжала руку сестры.
– Скажи... он знает, как умер папа?
– Да. Только представь себе, еще несколько недель назад я рассказала ему, что папу убил какой-то цыган, а он... он даже тогда не признался! Он предал меня, Оливия! Предал! И я... я ненавижу его! Я сказала ему, что никогда... никогда не захочу увидеть его снова!
– Стало быть, он не вернется, – задумчиво протянула старшая сестра. – Или я ошибаюсь?
Глаза Эмили на мгновение вспыхнули, но тут же потухли. Она опустила голову и вздохнула. Две тяжелые слезы повисли у нее на ресницах.
– Нет, – прошептала она.
Оливия, обняв младшую сестру за плечи, ласково притянула ее к себе и терпеливо ждала, пока та выплачется, утешая ее, как могла. «Что же удивляться, если Эмили так потрясена?» – мрачно думала она про себя. Сначала увидеть собственными глазами, как от руки цыгана погибает отец, потом ослепнуть, а затем по злой насмешке судьбы влюбиться именно в цыгана...
Эмили сказала, что ненавидит Андре. Но, по правде говоря, Оливия отнюдь не была в этом уверена.
Вволю наплакавшись, Эмили незаметно для себя задремала на кушетке. Оливия, ласково погладив спящую сестру по щеке, встала и задумчиво посмотрела на нее. Ей до сих пор не верилось, что Эмили прозрела... Впрочем, так же когда-то ей не хотелось верить, что сестра навсегда осталась слепой. И вдруг у нее мелькнула мысль, что скорее всего в случившемся чуде есть заслуга Андре.
В дверь постучали, и Оливия бросилась открывать. К ее удивлению, на пороге стоял Доминик. Прежде чем она успела сказать хоть слово, он шагнул к ней и захлопнул за собой дверь.
Не сказав ни слова, он крепко прижал Оливию к груди, и его губы приникли к ее губам. Волна наслаждения, бороться с которым она была бессильна, разлилась по ее телу. Нет, ни за что, твердила про себя Оливия. Так нельзя. Это нехорошо, стыдно, к тому же Эмили совсем рядом. Как можно наслаждаться его поцелуями, когда в соседней комнате лежит сестра, сердце которой разбито? Наконец, собравшись с духом, она прервала поцелуй и попятилась.
– Доминик! Я... я и не знала, что вы уже вернулись! – По словам Шарлотты, граф уехал повидать кое-кого из арендаторов.
– Только что приехал.
В комнате повисло молчание. Доминик не сводил с нее глаз, и Оливии стало неуютно. Казалось, ничто не могло ускользнуть от взгляда этих проницательных синих глаз. У нее возникло странное ощущение, что Доминику не составляет никакого труда читать в ее душе.
– Что случилось, Оливия? Что-нибудь не так?
Оливия замялась. «Все!» – хотелось крикнуть ей. Нервы у нее были натянуты до предела. Эта ночь... Наверное, это была сама чудесная ночь в ее жизни. Но наутро, едва спустив ноги с постели и увидев спящего Доминика, Оливия ужаснулась. Действительность вновь встала перед ней в неприкрытой наготе. Сомнения разъедали ей душу, словно ржавчина. «Боже мой, – в отчаянии думала она, – я отдалась этому человеку, причем дважды! Как такое могло случиться?»
Но сейчас, забыв об этом, Оливия тревожилась только об Эмили. Обман, предательство, утрата первой любви – перенести такое сможет не каждый. И Оливия решила, что теперь не время посвящать младшую сестру в свои отношения с Домиником. Все было бы проще, если бы в его жилах не было примеси цыганской крови. И потом, с некоторой долей сомнения подумала она, как их определить, эти отношения? Ей было отвратительно считать себя его любовницей, хотя в глазах остальных это выглядело именно так. Тогда кто она ему? Возлюбленная?
Мысленно Оливия взвесила оба эти слова. Любовница... Возлюбленная... И то и другое звучало дешево.
Нет, решила она, украдкой бросив взгляд через плечо туда, где спала Эмили. Сейчас ей было не до объяснений. И уж по крайней мере не здесь. Рана, нанесенная Эмили, еще слишком свежа. Она не может позволить Доминику войти. Не стоит лишний раз напоминать сестре об Андре. Доминик на лету перехватил ее взгляд, и глаза его недовольно сузились.
– В чем дело? – резко спросил он. – Кто там у тебя? Кто-то, кроме Эмили?
– Разумеется, никого! – вдруг рассердившись, бросила она. – А теперь, если не возражаете, я бы попросила вас удалиться!
– Не хочешь, чтобы она знала, что я здесь? Я угадал? – Взгляд Доминика стал тяжелым и подозрительным.
Оливия хотя и злилась, осмелилась только сказать:
– Думаю, вам лучше уйти!
– Мои нижайшие извинения, мисс Шервуд, – протянул Доминик. Лицо его окаменело. – И прошу простить мою навязчивость. Однако хотелось бы знать... Вы решили, что я слишком хорош для дочери бедного викария? Или что вы чересчур хороши для человека, в жилах которого течет цыганская кровь?
Глаза Оливии расширились. Она не ответила... просто не нашла слов. Она и представить не могла, что нечто подобное придет ему в голову.
Видя, что она молчит, Доминик раздраженно пожал плечами. Он сбежал по ступенькам и, не обернувшись, с грохотом захлопнул за собой дверь. Судя по каменному выражению лица, Доминик был вне себя. Только после его ухода Оливия сообразила, что он неправильно истолковал ее молчание... истолковал как подтверждение его слов. Чего же ему стоило принять такой удар!
Эта мысль была для нее невыносима. Неужели он мало страдал до сих пор? Столько лет сносить жестокость отца, а теперь страдать снова – по ее вине.
Нет, этого нельзя допустить. Но когда она выбежала на крыльцо, Доминик был уже в седле.
– Доминик! – Оливия бросилась к нему. – Доминик, подождите! Вы меня не так поняли...
Доминик обернулся, и она увидела знакомую горькую усмешку на его побелевших губах.
– О, я все понял, не беспокойтесь, мисс Шервуд. Слишком хорошо понял! – Он круто развернул Шторма и ускакал.
Оливия проводила его взглядом, чувствуя, как в груди разливается боль. Внутренний голос шептал ей, что, может, так даже лучше. «Почему, почему лучше?» – возражала она мысленно.
С тяжелым сердцем Оливия медленно побрела к дому, Закрыв за собой дверь, она заглянула в гостиную, как раз когда Эмили открыла глаза.
– Оливия, кто-то пришел? Мне показалось, я слышала голоса.
Оливия поспешно отвернулась, чтобы сестра не заметила, что по щекам ее текут слезы.
– Нет, – тихо проговорила она. – Спи, милая.
Сидя в кабинете, Доминик мрачно следил, как лиловые сумерки наползают на горизонт. В душе его царил ад. «Будь она проклята! – с яростью думал он. – Будь она проклята!»
Ведь не силой же он заставил ее подняться к нему в спальню! Зачем она согласилась? Или успела уже пожалеть об этом? Считает, что запятнала себя позором, снизойдя до полукровки? Ведь еще ночью он прижимал ее к груди, и они были близки так, как могут быть близки мужчина и женщина! А уже вечером она держалась так холодно, так отчужденно, что ему до сих пор больно вспоминать об этом. Почему, черт возьми? Почему она упорно делает вид, что они чужие друг другу?
Он не мог понять. Не мог понять Оливию. Он хотел, чтобы она принадлежала ему целиком... чтобы она отдала ему свое тело, свою душу... свое сердце...
Но безошибочный инстинкт подсказывал ему, что надо набраться терпения... Все произошло слишком быстро. То, что случилось между ними, слишком ново, слишком неожиданно для нее... А может, она не уверена в своих чувствах... в нем самом?..
Зубы его сжались. Взгляд стал тяжелым. Нет, черт побери, нет! Презрение – вот что прочитал он в ее прозрачных зеленых глазах. Неужели она стыдится того, что произошло между ними, стыдится, что отдалась ему? На скулах Доминика заходили желваки. Похоже, так и есть.
Был только один способ убедиться наверняка, так ли это.
Он даже не помнил, как снова оказался в конюшне, как оседлал и вывел Шторма. Опомнился Доминик, только когда уже скакал по направлению к Стоунбриджу, к маленькому одинокому домику на окраине деревни. Но то, что он увидел здесь, заставило его похолодеть.
Сначала ему бросился в глаза гнедой жеребец, привязанный к дереву у крыльца. Конь принадлежал Уильяму Данспорту.
Резко натянув поводья, Доминик осадил Шторма неподалеку от дома. Из окна лился свет. Шторы были задернуты, но не до конца – между ними оставалась широкая щель, сквозь которую ему были хорошо видны фигуры двоих, сидевших на кушетке в гостиной. Медленно тянулись минуты.
Уильям Данспорт не появлялся.
Страшное подозрение мелькнуло у Доминика. Он увидел, как двое поднялись, и понял, что не ошибся. Одна из фигур, более высокая, явно принадлежала мужчине... И вдруг этот мужчина протянул руки и притянул женщину к себе...
С его губ сорвалось проклятие. Сейчас на Доминика было страшно смотреть... лицо потемнело, как грозовая туча, на шее вздулись жилы. Стиснув в бессильной злобе кулаки, он крепко натянул поводья. Внутренний голос подсказывал ему, что нужно уезжать, иначе он ворвется в дом и вырвет Оливию из рук Уильяма. Но эти двое, подумал он, способны вполне правдоподобно объяснить, чем вызваны их объятия. И он будет выглядеть полным идиотом.
Всадив шпоры в бока Шторма, он заставил его повернуться и галопом поскакал назад. К тому времени как он добрался до Рэвенвуда, ему удалось немного взять себя в руки.
Ворвавшись в кабинет, он отыскал в шкафу бутылку своего любимого бренди, однако, к его огорчению, она была наполовину пуста. Доминик не находил себе места. Мысль о том, что Оливия способна дать Уильяму то, чем вчера так охотно одарила его самого, не давала ему покоя, причиняла боль, словно шип, засевший глубоко в сердце.
Память Доминика вновь вернула его в тот день, когда Оливия решилась вместе с ним поехать в цыганский табор. Именно тогда ему впервые показалось, что они не совсем чужие друг другу и женщина, завладевшая его мыслями, начинает понемногу понимать: его народ вовсе не состоит из одних воров и убийц, как думают все вокруг... И еще он чувствовал тогда, что тоже нравится ей... Неужели все это было чудовищной ложью и он – ничто для нее?
Возможно, так и было, а он лишь обманывал сам себя.
– Так, значит, вы снова видите? И это случилось прямо сегодня? – Изумленно покачав головой, Уильям поднес к губам чашку с чаем и сделал большой глоток. – Просто поразительно!
– Да, – слабо улыбнулась Эмили, – в самом деле. Оливию раздирали противоречивые чувства. С одной стороны, она готова была расцеловать Уильяма за то, что ему пришло в голову навестить их. Возможно, его присутствие расшевелит Эмили, не позволит ей вновь погрузиться в свое горе. С другой стороны, с той минуты, как он возник на пороге их дома, Оливия не могла избавиться от злости: меньше всего ей хотелось сейчас видеть именно Уильяма.
Однако, взяв себя в руки, она с самым приветливым видом внесла в комнату поднос с чаем.
– Уильям? Эмили? Еще чаю?
– Мне не надо, Оливия, – поспешно произнесла Эмили, вскочив на ноги. – Знаю, это не очень вежливо с моей стороны, но я... я так устала, что просто глаза закрываются. Вы, надеюсь, не обидитесь, если я пойду к себе? – И она умоляюще посмотрела на сестру и Уильяма.
Поднявшись вслед за ней, Уильям со своей обычной галантностью склонился к ее руке.
– Конечно, конечно, мисс Шервуд. Еще раз примите мои поздравления. Я искренне рад за вас.
Эмили удалось выдавить слабую улыбку.
– Благодарю вас, сэр. Вы очень добры.
Оливия мягко кивнула.
– Спокойной ночи, Эмили, – ласково сказала она. – Спи спокойно.
На мгновение ей показалось, что не стоило произносить этих слов: по лицу Эмили было видно, что она готова расплакаться. Но, справившись с собой, Эмили лишь сказала:
– Постараюсь.
Уильям и Оливия остались одни.
Оливия чувствовала, как нарастает напряжение. Этого она и боялась с тех пор, как, открыв дверь, увидела его на пороге. Она ни за что не открыла бы, если бы у нее было хоть малейшее подозрение, что это он. В глубине души она надеялась, что Доминик одумался и вернулся.
Звякнула ложка: Уильям осторожно поставил чашку на стол. Поерзав на кушетке, он сложил руки на коленях.
– Оливия, – наконец пробормотал он, – просто не знаю, что сказать... Наверное, я должен извиниться. В прошлую нашу встречу я вел себя по-скотски.
Вот именно, хотела сказать Оливия, но вовремя прикусила язык. Конечно, сегодня он держался безупречно. Но она никогда не забудет его искаженное злобой лицо и слова, брошенные им в их последнюю встречу... Не сможет забыть.
Впрочем, какое это имеет значение? Если Уильям одумался и желает помириться, что ж, она будет только рада. Подняв голову, она выдавила из себя любезную улыбку.
– Спасибо, Уильям, – сказала она тихо, чтобы не побеспокоить Эмили. – Считайте, что ваши извинения приняты.
Уильям придвинулся ближе, так близко, что колени их почти соприкоснулись. Оливия резко выпрямилась. Ну уж нет, подумала она, а вслух проговорила:
– Надеюсь, вы извините меня, я немного устала. Сегодня был тяжелый день. – И она попыталась встать.
– Нет, – заторопился он, умоляюще протянув к ней руки. – Пожалуйста, Оливия, подождите. Мне... мне надо кое-что сказать вам.
– Что же именно, Уильям? Я слушаю, – вынуждена была Оливия откликнуться на его слова, хотя ей вовсе не хотелось беседовать с ним. Она предпочла бы уйти, но не успела.
– Оливия, я хочу, чтобы вы знали. – Он посмотрел ей в глаза. – Ничего не изменилось. Я по-прежнему хочу жениться на вас.
«Ну а я не хочу выходить за тебя замуж!» – хотелось ей бросить ему в лицо. Но, сдержавшись, Оливия только со вздохом покачала головой.
– Уильям, – как можно спокойнее постаралась произнести она, – как вы не понимаете! Я не могу стать вашей женой.
– Но почему? Теперь вам уже не нужно будет постоянно думать об Эмили. Слава Богу, она видит. Конечно, я знаю, вы злитесь, потому что я раньше времени стал болтать о нашей помолвке, но я же извинился. Честное слово, мне очень жаль. Но что такое ссоры влюбленных!
– Нет, Уильям, это не ссора влюбленных. И мы с вами не влюбленные. И никогда не были ими. Именно поэтому я и не могу выйти за вас замуж. А теперь, думаю, вам лучше уйти. – Оливия попыталась встать, но он оказался быстрее. Она и глазом моргнуть не успела, как он притянул ее за руки и она оказалась в его объятиях.
– А я говорю, что, это обычная ссора влюбленных. Перестаньте злиться, Оливия. Поцелуйте меня, и забудем об этом. – И Уильям, крепче прижав ее к себе, стал искать ее губы.
Ахнув, Оливия уклонилась, и губы Уильяма, горячие и мокрые, ткнулись ей в шею. Она заколотила кулаками ему по груди.
– Немедленно отпустите меня, – прошипела Оливия, – иначе я позову Эмили!
Уильям медленно поднял голову и неподвижным взглядом уставился ей в лицо. Ледяные пальцы страха стиснули горло Оливии. Теперь в его глазах была такая смертельная ненависть, что у нее похолодело сердце. Губы его искривились в злобной усмешке.
– Все дело в нем, верно? Это ваш драгоценный граф во всем виноват! Вы ведь из-за него отказываете мне? Господи, просто поверить не могу... Что вы в нем нашли? Конечно, у него есть титул... но ведь все равно он цыган! Грязный цыган, такой же, как все его племя! Нищие попрошайки и воры – вот кто они такие!
– Доминик не такой! – безуспешно стараясь оттолкнуть его, крикнула Оливия.
– Ах, он уже «Доминик»! – Уильям презрительно свистнул. – Знаете, я ведь видел вас обоих в тот день у реки... Жаль, что этот ублюдок не утонул! Право, жаль!
В эту минуту Оливии наконец удалось довольно сильно ударить его кулаком в грудь. Не ожидавший этого Уильям слегка ослабил хватку, и Оливия вырвалась у него из рук. Подскочив к камину, она схватила увесистую кочергу и обернулась к нему.
– Не думаю, что графу понравилось бы, узнай он, что сегодня вечером вы были здесь, – сказала она. – Но если вы немедленно уйдете, я, так и быть, не стану говорить ему об этом. – Она сама не верила в свои слова. После того, что случилось нынче вечером, Доминик вряд ли захочет вступаться за нее.
Уильям щелчком стряхнул с рукава невидимую пушинку.
– В этом нет необходимости, Оливия. Я ухожу. Но запомните одно: ваш цыганский лорд не вечно будет здесь, в Рэвенвуде. Он исчезнет, и что тогда станет с вами? – Отвесив ей преувеличенно галантный поклон, он усмехнулся. – Не трудитесь провожать меня, Оливия. Я сам найду дорогу.
С этими словами он выскользнул за порог, и тяжелая дверь с грохотом захлопнулась у него за спиной. Поставив кочергу возле камина, Оливия бессильно прислонилась к стене и только тут заметила, что ее колотит дрожь.
В гостиную заглянула встревоженная Эмили. Видимо, грохот двери поднял ее с постели.
– Оливия, ты здесь? А где Уильям? Как, уже ушел? Мне показалось, я слышала крик.
Оливия не знала, плакать ей или смеяться, но все же взяла себя в руки.
– Да, милая, он ушел. Отправляйся спать.
Прошло, наверное, минут пять, пока Оливия немного успокоилась. Приоткрыв ящик комода, она принялась искать ночную сорочку. Отыскав наконец, потянула ее к себе, и в это мгновение аккуратно сложенный вчетверо кусок тонкого полотна выскользнул из ящика и упал на пол.
Платок Доминика, вспомнила Оливия. Тот самый, который он приложил к ее оцарапанной щеке вечером на дороге, когда они впервые увидели друг друга.
Колени Оливии вдруг подкосились, и она опустилась на пол. В горле ее встал комок, глаза защипало. Она еле удерживала подступавшие слезы. Часто и глубоко дыша, она старалась не заплакать. Все это время Оливия хранила платок у себя. Десятки раз порывалась вернуть его Доминику... и все-таки не решилась. «Почему, – гадала она, – почему я этого не сделала?»
В памяти всплыли презрительно брошенные слова Уильяма: «Нищие попрошайки и воры – вот кто они такие!» Нищие попрошайки и воры...
Она прижала платок Доминика к своей груди... будто это была его рука...
Нет, печально подумала она, Доминик не вернется. Он слижком горд. Что же касается слов Уильяма, может, он и прав...
Да, Доминик вор. Вор, укравший ее сердце.
Глава 19
Оливию грызла тревога за сестру. С ней происходило что-то непонятное: Эмили с каждым днем таяла на глазах. Она стала бледной и вялой, почти ничего не ела. Теперь, когда Андре навсегда исчез, жизнь, казалось, потеряла для Эмили всякий интерес. Может, конечно, Оливия и ошибалась, но ей представлялось, что если бы Эмили по-настоящему ненавидела Андре, то все было бы по-другому и самое страшное сейчас осталось бы позади. Она несколько раз пыталась вызвать сестру на откровенный разговор, но Эмили каждый раз решительно пресекала все ее попытки.
– Не хочу даже думать о нем, – твердила сестра.
Ха, фыркнула про себя Оливия. Так она и поверила. Скорее всего Эмили с утра до ночи только и думает о нем. Оливия все больше убеждалась в этом.
Эмили все еще любила Андре...
Но что же можно сделать? Ничего... Оливия в который раз напомнила себе, что Эмили больше не ребенок, и не в ее силах помочь сестре. Даже если бы Оливия знала, что делать, она вряд ли решилась бы на это. Только сама Эмили, заглянув в свое сердце, могла найти ответ на все вопросы.
К тому же, судя по всему, и самой Оливии тоже не помешало бы это сделать...
Она любила Доминика. Любила страстно, до безумия... и страдала. Любовь причиняла ей одну муку. В те дни, когда отчаяние Оливии дошло до предела, она приняла нелегкое решение: нельзя подвергать страшному риску психику Эмили. Она еще слишком слаба, к тому же страдает. Если она хотя бы заподозрит, что старшая сестра влюблена в Доминика – а Эмили никогда не забудет о том, что в его жилах течет цыганская кровь, – то страшно подумать, что может случиться. Нет, стиснув зубы, подумала Оливия, она не имеет права рисковать здоровьем и счастьем сестры.
А то, что случилось между ними... что ж, дело прошлое, с горечью подумала она. Как говорится, было и быльем поросло.
Впрочем, у нее, кажется, и не было иного выхода. Все эти дни она почти не видела Доминика, как-то раз она куда-то спешила вместе с Шарлоттой и в коридоре столкнулась с ним. Холодным кивком он приветствовал их обеих. В другой раз они встретились на лестнице, и тоже случайно. Доминик посмотрел будто бы сквозь нее и прошел мимо, не сказав ей ни слова. Его ледяная холодность поразила ее в самое сердце. Наверное, Доминик до сих пор разгневан, покаянно думала Оливия. А может... может, он просто использовал ее для собственного удовольствия, а потом она ему надоела? Думать об этом было невыносимо...
Во всяком случае, вот и еще один веский довод в пользу того, чтобы окончательно выкинуть его из сердца. Забыть навсегда... При мысли об этом в душе Оливии все перевернулось. Забыть... Но как, если каждую ночь она видит его во сне? Только прошлой ночью ей приснилось, что она целует его... целует так же, как когда-то целовал ее Доминик. Наслаждаясь прикосновением его мускулистых бедер, сжимающих ее тело, она приоткрывает губы и кончиком языка будто пробует на вкус его рот. И словно бы одного этого было недостаточно, чтобы лишить ее покоя, в следующий миг ей привиделось другое: они лежат в постели, и она, оседлав Доминика, упирается ладонями ему в грудь, с дразнящей улыбкой смотрит на него и вбирает в себя восставшую плоть его.
Оливия проснулась с бешено колотившимся сердцем. Кровь толчками билась ей в виски, во рту пересохло, в самом низу живота разливалась томительная и сладостная боль. Оливия не знала, что и думать. Собственное тело предавало ее. Она и представить не могла подобной непристойности, и... и однако достаточно было вспомнить об этом, как вся она трепетала. Неужели такое бывает, гадала она. Но больше всего ей хотелось знать, остался ли он доволен. Испытал ли хотя бы половину того наслаждения, что доставил ей?..
Именно об этом думала Оливия в тот вечер, когда поднялась в библиотеку вытереть пыль. Комната, казалось, была пуста. Оливия облегченно вздохнула и вдруг застыла: у окна, удобно устроившись в кресле, обитом бархатом, читал Доминик. У Оливии подогнулись колени. Мало того, что он был здесь, но он еще и читал! Нет, потрясенно убеждала она себя, это невозможно! Он ведь не умеет читать...
Наверное, что-то подсказало Доминику, что в библиотеке он не один. Доминик недовольно вскинул глаза и увидел ее. Шумно захлопнув книгу, он поднялся и, поколебавшись, поставил книгу на полку у себя за спиной, а затем повернулся к ней.
– Мисс Шервуд, – проговорил он, – именно вас я и хотел видеть.
Но Оливия даже не поняла, что он сказал. Сделав глубокий вздох, она кивнула в сторону книжной полки.
– Могу я узнать, сэр, что вы делали? – задыхаясь, прошептала она.
Густые черные брови Доминика поползли вверх.
– По-моему, не так уж трудно догадаться, мисс Шервуд. Я читал.
От возмущения Оливия забыла, что она всего лишь горничная в его доме. Забыла обо всем, кроме того, что он в очередной раз обманул ее! Глаза ее гневно сверкнули.
– Но вы ведь говорили, что не умеете читать!
– Я? Бог с вами, мисс Шервуд. Я никогда не говорил ничего подобного!
– Нет, говорили! Вы рассказывали, что то и дело убегали из школы. И к тому же... Помните, вы попросили меня прочитать вам вслух письмо от вашей... от вашей любовницы?
– Помню. Кажется, в тот день я выпил лишнее, так что выбросьте это из головы.
– Но... вы же сами говорили, что ваш отец был просто вне себя оттого, что вы так и не научились читать. Вы рассказывали, сколько раз ваш наставник жаловался ему на вас, сколько раз вам попадало именно за то, что вы не желали слушать его объяснения, отказывались читать, и научить вас чему бы то ни было казалось просто невозможным!
– И вы, стало быть, решили, что я так и не научился ни читать, ни писать? – с легким удивлением осведомился Доминик.
– А разве это не так? – поспешно спросила она. – Вы умеете читать и писать?
– Ну разумеется! Иначе как бы мне удавалось вести дела?
Оливия подавленно молчала. Какой же глупой она оказалась! Жаркий румянец выступил на щеках. От стыда она не знала, куда девать глаза: у нее не было сомнений, что граф так и остался неграмотным!
– Я вовсе не хотела унизить вас, – прошептала она с трудом. Губы отказывались ей повиноваться. – Зачем же так поступать со мной?
– Мне это и в голову не пришло бы. А вот вы, Оливия... не станете же вы отрицать, что всегда были обо мне не очень лестного мнения?
– Но... вы же сами заставили меня поверить в это!
– Насколько я помню, ни о чем таком я никогда не говорил. – В глазах Доминика сверкнул огонек. – А вы и не спрашивали.
Оливия не нашлась, что сказать. Крепко стиснув зубы, она повернулась и направилась к двери. И чуть не налетела на Доминика: непостижимым образом он оказался между ней и выходом. Высокий, невероятно сильный и мужественный... и в то же время отвратительно самодовольный. Оливия гордо вздернула подбородок.
– Пропустите меня!
– И не подумаю. По крайней мере, пока вы злитесь! – Все с той же ленивой усмешкой на твердо очерченных губах он встал между ней и дверью и демонстративно повернул ключ в замке. Потом, скрестив на груда руки, взглянул на Оливию. – Итак, моя дорогая, если уж у кого-то из нас и есть причина злиться, так это у меня.
– У вас? – вспыхнула Оливия. – Вот уж, право, не понимаю почему!
– Кажется, у вас короткая память, Оливия. Но я... я не так легко забываю, поверьте. Не далее как несколько дней назад мне не было даже позволено войти к вам в дом... а его... его вы принимали у себя. И вели себя при этом довольно свободно.
Весь ее гнев пропал. Побелев как простыня, Оливия разом сникла. Ей не приходило в голову, что придется оправдываться! К тому же упрек Доминика попал в цель. Оливия отвела взгляд в сторону.
– Я не понимаю, о чем вы говорите...
– Да? А мне кажется, что прекрасно понимаете. Что ж, придется освежить вашу память, раз она вас подводит. – Усмешка сползла с его губ. Доминик стиснул зубы. На скулах его вздулись желваки. – Меня вы попросили уйти. Зато Уильяма Данспорта встретили с распростертыми объятиями! Почему? Почему вы выставили меня за дверь? И почему ничего не имели против его появления? Почему вы вообще впустили его в дом?
– Потому что думала – это вы! – выкрикнула она, прежде чем успела сдержаться.
Глаза Доминика сузились. Дыхание его пресеклось, сердце вдруг ухнуло вниз. А что, если он ошибся и ей все-таки не все равно? – мелькнуло у него в голове...
– Почему же вы попросили меня уйти?
– Потому что просто не знала, что делать! Господи... Хорошо, я расскажу вам все. Помните, я рассказывала, что нашего отца убил цыган?
– Конечно. Но какое это имеет отношение к нам?
– Самое прямое, и вы сейчас сами поймете. В тот вечер, вернувшись домой, я сразу поняла: с Эмили случилось что-то ужасное. – Теперь слова лились сами собой. Задыхаясь от волнения, Оливия выложила ему все: и то, как Эмили отдала свое сердце молодому человеку, которого никогда не видела; и как она внезапно прозрела; и какой удар настиг ее, когда она вдруг обнаружила, что ее возлюбленный – цыган.
Доминик был поражен, наверное, ничуть не меньше, чем сама Оливия, когда узнала от Эмили о ее встречах с Андре. Она с мольбой подняла на него глаза.
– Неужели вы еще не догадались, почему я так поступила? Почему попросила вас уйти? Честное слово, я не хотела вас обидеть, я просто боялась... Боялась, что, увидев вас, Эмили снова вспомнит об этом Андре!
– Теперь понимаю, – протянул Доминик, задумчиво потирая подбородок. Помолчав немного, он поднял голову и взглянул ей прямо в глаза. – Пусть так. Но тогда скажи, почему ты меня избегаешь?
– Ничего подобного! Я все время была здесь, в вашем собственном доме!
– Я, между прочим, тоже. И мы вроде бы знакомы, а ты при встрече отказывалась взглянуть на меня. Даже когда была совсем одна. Особенно когда была одна.
Оливия беспомощно взглянула на него. Как обычно, Доминик был в темных бриджах и сапогах для верховой езды. Ослепительно белая рубашка расстегнута почти до самого пояса. Упавшая на лоб волнистая прядь придавала ему до смешного мальчишеский вид.
Страшная безнадежность вдруг овладела Оливией. Она чувствовала себя усталой и старой: слишком много волнений и горя выпало на ее долю в последний год. Сейчас ей больше всего хотелось броситься к нему в объятия и забыть обо всем, кроме сильных рук, в кольце которых было так спокойно и надежно. Соблазн был настолько велик, что Оливии стоило немалого труда удержаться. Только мысль о том, что все и без того достаточно запуталось, заставила ее выбросить это из головы.
– Я, кажется, задал тебе вопрос, Оливия, – тихо сказал он. – Так все-таки почему ты избегаешь меня?
Однако ей было отлично известно, куда могут завести подобные вопросы, и она дала себе слово всеми силами избегать этого. Ресницы ее опустились, прикрыв глаза. Сделав над собой усилие, Оливия постаралась принять невозмутимый вид.
– Не понимаю, что вы хотите этим сказать, – пробормотала она.
– Неужели? – Судя по голосу, Доминик был твердо намерен вытянуть из нее ясный и вразумительный ответ. – Или ты забыла, что произошло между нами... здесь, в этом самом доме? И если мне не изменяет память, даже не один раз, а дважды?
– Нет, не забыла, – еле слышно пролепетала она, вздрогнув, будто ее ударили ножом.
Он шагнул к ней и теперь был так близко, что юбки Оливии обвились вокруг его ног.
– Я тоже не забыл...
По ее телу пробежала дрожь. Она чувствовала жар, исходивший от его большого, сильного тела. Она не могла заставить себя поднять на него глаза, сознавая в глубине души, что он прав: она и в самом деле избегала его. Украдкой покосившись в его сторону, она мельком подумала, что Доминику следовало бы побриться. Глубокая морщина прорезала ее лоб.
– Разве так уж необходимо напоминать мне об этом? – задыхаясь, прошептала она.
– Но ведь ты сама хотела... – поразился он.
– Знаю, – поспешно перебила она, – но, к сожалению, я даже представить не могла, что буду чувствовать потом. Господи, ну как вам объяснить? Я ведь не похожа на тех женщин, которых вы знали в Лондоне. И я не могу вести себя... как они... а потом держаться так, будто ничего и не было.
– Но ведь я и не просил тебя об этом. – Доминик внимательно вгляделся в ее лицо, и в голову его закралось неясное подозрение: – Бог мой... неужели ты могла подумать, что я просто использовал тебя и выбросил?
Оливия опустила голову, лицо ее пылало от стыда.
– Я не знала, – пробормотала она, – не знала! – Набрав полную грудь воздуха, она решилась продолжить: – Я ведь не такая наивная, как вам кажется. Думаете, мне неизвестно, что есть джентльмены, которые не стесняются уложить женщину в постель? А когда добьются своего, то на следующий день вряд ли даже вспомнят ее лицо. И считают это естественным и совершенно нормальным! Конечно, я не леди, и мне...
– Хватит, – тихо, но твердо перебил ее Доминик. – Ни слова больше! – Приподняв подбородок Оливии, он заглянул ей в глаза. – Вы, мисс Шервуд, самая истинная леди из всех, которых я когда-либо знал. – Уголок его рта смешливо дернулся, и он повторил: – Самая истинная из всех.
Его голос и его слова заставляли ее таять от счастья.
– Леди... истинная леди никогда бы не сделала того, что сделала я, – опустив голову, прошептала Оливия.
– Ну, допустим, вина за это лежит не только на тебе! – На губах Доминика мелькнула слабая улыбка.
Взгляд Оливии метнулся в сторону, но она усилием воли заставила себя посмотреть ему в глаза, и Доминик увидел муку на ее лице.
– Для мужчины это совсем другое...
– Не всегда. – Улыбка его стала шире. В эти минуты он любил ее еще больше. Сейчас он видел подлинную Оливию – нежную, стыдливую, твердо знающую, что хорошо, а что плохо. Настоящая дочка священника, напомнил он себе.
– Господи, ну как вы не понимаете! Я ведь даже не могу себе представить, что будет дальше! И как, по-вашему, я могу себя чувствовать? – Она выглядела такой пристыженной, такой несчастной, что Доминик едва удержался от смеха.
– Может, стоит просто предоставить это судьбе? Ах да, я забыл. Ты же не веришь в судьбу, не так ли? – Он незаметно придвинулся еще ближе. Глаза их встретились.
– Не смейтесь надо мной, – умоляюще прошептала она.
– Я никогда не стану смеяться над тобой, – торжественно поклялся он. Его теплые губы прильнули к ее губам. В этом поцелуе, нежном и сладостном, не было страсти – только любовь и понимание. Глаза Оливии вдруг закрылись, и она почувствовала, как губы ее, мягкие и податливые, покорно дрогнули под его губами. Руки ее обвились вокруг его шеи, и Доминик понял, что она сдалась.
Его близость сделала наслаждение почти невыносимым. Оливия почувствовала, как дрогнули и напряглись соски, упиравшиеся в его твердую грудь, и все ее тело стало плавиться в преддверии чудесного. Она догадывалась, что нечто подобное испытывает и Доминик: его руки крепче стиснули ее талию. С каждой минутой решимость ее таяла.
Нельзя допустить, чтобы это произошло снова, мелькнуло у нее в голове. Воспоминания о той ночи, которую она провела в его постели, вдруг встали перед ее глазами, будто это случилось только вчера. Это невозможно, стучало у нее в голове. Если Эмили узнает, она не переживет! С приглушенным стоном Оливия отпрянула в сторону.
– Я не могу, – задыхаясь, прошептала она. – Не могу! – Глаза ее вдруг наполнились слезами. Надо думать об Эмили... но когда Доминик целовал ее, она забывала обо всем!
Подобрав юбки, она, будто испуганный зверек, шмыгнула в дверь и убежала, моля Бога только о том, чтобы он не последовал за ней.
Так и случилось.
Оливия не доверяет ему, понял Доминик. И с горечью подумал, что для этого у нее есть все основания. Оставалось только гадать, сможет ли он заставить ее поверить ему.
– Ты сегодня что-то тихая, – бросила Шарлотта, когда на следующий день они, покончив с работой, вышли из Рэвенвуда. – Никак, заболела?
– Все в порядке, Шарлотта, – с трудом выдавив из себя улыбку, ответила Оливия. – Ничего страшного. Спасибо, что спросила. – Однако вопрос Шарлотты заставил ее смутиться.
Она совсем смешалась, когда, подняв голову, вдруг заметила, что Шарлотта поглядывает на нее с загадочной улыбкой.
– Ну, в чем дело? – вздохнув, спросила Оливия, – Что у тебя на уме?
– Сказала бы, да боюсь, ты рассердишься.
Оливия шутливо потянула ее за выбившийся из прически огненно-рыжий локон.
– Разве я когда-нибудь на тебя сердилась?
– Вроде нет. – Лицо Шарлотты расплылось в широкой улыбке. – Ладно, так и быть, рискну. Знаешь, я ведь как-то видела вас обоих вдвоем в кабинете, тебя и нашего графа. Вы проверяли счета. Он склонился над тобой, а ты смотрела ему в глаза. И знаешь, о чем я тогда подумала? Что вы двое созданы друг для друга!
– Боже мой, Шарлотта, но это просто глупо! – Оливия растерялась. Господи, если б она только знала... – С чего это взбрело тебе в голову?
– Ты забыла, я ведь тоже когда-то была влюблена. И знаю, как это бывает. У вас это было просто написано на лицах!
Оливия не выдержала и захихикала: Шарлотта едва ли была старше ее самой, а говорила как умудренная опытом женщина.
– Это как же?
– Как-как! Посмотри на него, сама увидишь!
Острая боль пронзила сердце Оливии. О, если бы все было так просто!
– Глупости! – отрезала она. – Граф возьмет себе в жены кого-нибудь вроде Элизабет Бомонт. Или уедет в Лондон и там женится на такой же леди.
– Элизабет Бомонт? – захихикала Шарлотта, презрительно пожав плечами. – Никогда!
– О, перестань!
– Говорю тебе, этого никогда не будет! – непререкаемым тоном заверила Шарлотта. – Если хочешь знать, тогда, на балу, я с них глаз не спускала. Так вот, если он на кого и смотрел, так на тебя одну! Он, разумеется, старался держаться вежливо, но глаза его все время искали одну лишь тебя! Можешь не сомневаться, моя дорогая! А эта дуреха, держу пари, ничего и не заметила! Вот смех-то! Так и льнула к нему, точь-в-точь влюбленная кошка!
Сердце Оливии, встрепенувшись, вдруг часто-часто заколотилось. Неужели это правда? Она не знала. Но одно ей было ясно: мысли Шарлотты приняли достаточно опасное направление. Надо было срочно что-то предпринять. Лучше всего незаметно перевести разговор на другое.
– Знаешь, теперь мне просто не верится, что я так боялась графа, – продолжала жизнерадостно болтать Шарлотта. – Он вовсе не такой, как я думала. Правда! Иной раз хозяин бывает суров на вид, это верно, но зато никогда и голоса не повысит! А Колин... Знаешь, мой постреленок без ума от него! Только и твердит, что, когда вырастет, будет таким же, как граф. Тогда, мол, и лошадь у него появится под стать Шторму!
– Ничего удивительного, что он понравился Колину, – кивнула Оливия, и взгляд ее смягчился. Колин давным-давно утратил прежнюю застенчивость и теперь трещал, как сорока. А любимой темой его разговоров был Доминик... и, конечно, черный как ночь Шторм. – Мне показалось, что и Колин ему нравится.
Разговор незаметно перешел на другое. Вскоре они добрались до деревни. Оливия, попрощавшись, уже готова была свернуть на тропинку, которая вела к ее дому, как вдруг услышала громкие голоса. Судя по всему, возле церкви собралась толпа. Оливия озадаченно нахмурилась: ее слуха коснулись испуганные вопли и брань.
Обменявшись недоуменными взглядами, они обе как по команде посмотрели в ту сторону, откуда доносился шум. Шарлотта прищурилась.
– Глянь-ка, там и моя мамаша, – присвистнула она.
Взгляд Оливии рассеянно обежал взбудораженную толпу. Да, Шарлотта не ошиблась: в самом центре она заметила Бриджит, мать Шарлотты.
Не сговариваясь, они почти бегом кинулись по дороге к церкви. В эту минуту седая женщины отделилась от толпы. Она увидела бежавших к ней Оливию и Шарлотту, и из ее груди вырвался крик:
– Шарлотта!
– Что случилось, мама? – Подбежав, Шарлотта обняла ее. – Что с тобой?
– Его украли, – забормотала Бриджит, и слезы градом побежали по морщинистым щекам. – Кто-то похитил его!
– Кого, мама? – Глаза Шарлотты расширились от ужаса. – Скажи, кого?
– Колина! – в голос зарыдала Бриджит. – Это я во всем виновата, Шарлотта! Можешь прогнать меня обратно в Ирландию, но только не сейчас. Сначала надо отыскать его!
Шарлотта задрожала с головы до ног. Она открыла рот, но не смогла произнести ни слова.
– Как это случилось? – резко спросила Оливия, которая первой пришла в себя.
– Сдается мне, это было часа два назад. Мой маленький ягненочек, он спал в своей постельке. Я тоже уже стала задремывать... как вдруг... будто что-то меня толкнуло. Должно быть, и впрямь уснула, старая. – В голосе Бриджит слышалась мука. – Потом дверь скрипнула. Подскочила я, бросилась в комнату, а там уж пусто!
Лес подступал почти к самым дверям домика, где жила Шарлотта.
– Может, парень просто решил прогуляться в лесу, да и заблудился? – предположил кто-то в толпе.
– Нет! – выкрикнула Шарлотта. Ее лицо было белым как простыня. – Колин всегда боялся ходить один в лес. Он даже за дом боялся зайти... разве что со мной или с бабушкой.
– Его унесли! – причитала Бриджит. Из глаз ее катились горькие слезы. – Я выбежала на крыльцо и заметила на земле, у самой стены, чьи-то следы. Они вели к двери. А раньше их там не было, готова поклясться на чем угодно! – Старушка снова зарыдала. – Кто угодно мог подойти и заглянуть в окно... увидеть, что мы спим... Кто угодно мог прокрасться в дом и забрать его из кроватки!
Инстинкт подсказывал Оливии, что нет ничего легче унести спящего мальчика и скрыться с ним в лесу. Но она попыталась заглушить эти мысли.
– Должен же он быть где-то... – неуверенно начала она.
– Мы обыскали все вокруг, – перебил ее голос преподобного Холдена. Лицо священника осунулось и потемнело от тревоги. – Мне самому страшно это говорить, но, похоже, Бриджит права. Кто-то похитил Колина... и маленькую Люсинду.
– Люсинду? – прошептала Оливия. Кровь застыла у нее в жилах.
Боже, Боже, Люсинда... такая очаровательная, нежная девочка... чуть моложе своей сестры Джейн. Только сейчас она заметила в толпе Джейн. Перехватив ее взгляд, девочка бросилась к Оливии и спрятала у нее на груди залитое слезами лицо.
– О мисс Шервуд! – причитала она. – Люсинда исчезла! Утром пошла на скотный двор надоить молока и не вернулась. Папа послал меня поискать ее... Я искала, искала, а ее нигде нет...
Страх холодными пальцами стиснул горло Оливии. Боже милостивый, лихорадочно думала она, оба пропали, Колин и Люсинда! Не может быть, чтобы это было простым совпадением. Только не оба сразу... Взяв себя в руки, она ласково провела рукой по спутанным волосам Джейн.
– Постарайся не плакать, Джейн. Мы их найдем, и очень скоро! – Оливия пыталась успокоить девочку, но в душе понимала, что ее слова – лишь пустое обещание. Никогда еще она не чувствовала себя такой беспомощной.
– А если нет, мисс Шервуд? Что тогда? – Джейн подняла на нее умоляющие глаза.
Оливия не ответила. Она могла лишь молиться, чтобы этого не случилось. Вдруг из разъяренной толпы раздался крик:
– Это цыгане! Они воруют детей!
Ропот гнева, подобно глухому шуму приближающейся бури, пробежал над головами людей.
– Так оно и есть! – поддержал другой. – Всем известно, они воруют все, что под руку попадется! И детей тоже!
– Особенно детей! – присоединился третий.
– Пошли, перероем этот проклятый табор! Вдруг они там! – шумела толпа. Руки сами собой сжимались в кулаки. Разъяренные крики слились в один многоголосый рев. Сам воздух над толпой, казалось, сгустился, как во время грозы. Один из мужчин, отделившись, выступил вперед.
– Отыщем наших детей! – взревел он.
К нему присоединился другой, потом еще один... и еще. Будто штормовая волна, толпа хлынула за ними туда, где расположился табор. Даже деревенский констебль присоединился к ним.
– Мисс Шервуд, – задыхаясь, крикнула Джейн, – куда они?
– Будет беда, – помертвевшими губами прошептала Оливия, но тут опомнилась. Взяв себя в руки, она тихонько подтолкнула Джейн к деревне. – Беги домой, милая, – велела она.
– Оливия, ты думаешь, это правда? – Шарлотта вцепилась ей в рукав. – Ну, что цыгане забрали Колина и Люсинду?
– Конечно, нет! Это просто чушь! Выдумки глупых старух! – возмутилась Оливия. – Во всем этом нет ни капли правды! – Какое-то неосознанное чувство повелело ей встать на защиту цыган. При мысли о том, что может случиться, в глазах Оливии появилось отчаяние. Надо попробовать остановить их. – О, Шарлотта, я не могу позволить им сделать это! Я пойду туда! Господи, ведь там же женщины и дети! Может произойти несчастье!
– Я иду с тобой... – Шарлотта решительно вытерла слезы.
– Нет, милая, оставайся с матерью! – покачала головой Оливия. – Сейчас только ты можешь ей помочь. – Взяв молодую женщину за плечи, она решительно подтолкнула ее к дому. – Все будет хорошо, я обещаю!
Подобрав юбки, Оливия бросилась за толпой, на ходу умоляя остановиться, подумать, что делают. На нее не обращали внимания. Вдруг она заметила в толпе Уильяма и вспомнила, что в войну он был офицером. Может быть, ему окажется под силу остановить обезумевших людей, воззвать к чувству справедливости. Оливия кинулась к нему, стараясь пробраться сквозь толпу, но чья-то рука бесцеремонно отшвырнула ее в сторону. Даже не успев сообразить, что произошло, Оливия оказалась на земле. От удара у нее перехватило дыхание, разодранные в кровь ладони и колени ныли. К тому времени как она пришла в себя, разъяренная толпа уже была у цыганского табора.
Оливия бросилась вслед за людьми, умоляя остановиться, выслушать, но ее, казалось, даже не слышали. Теперь остановить этих людей могло лишь чудо. Несколько смуглых мужчин, сидевших вокруг костра, поднялись им навстречу. Раздались крики, ругань. Озверевшая толпа рванулась вперед, и цыган просто смяли. Лавина обезумевших людей хлынула в табор. Они рассыпались по шатрам и повозкам, избивая всех, кто попадался им на пути, и вышвыривая на землю все, что находили. Вскоре вся земля была покрыта разноцветным тряпьем. Цыгане ничего не смогли поделать: их было намного меньше. Перепуганные насмерть женщины сгрудились, пряча ревущих от страха детей в складках ярких юбок. В их темных глазах метался ужас. Ломая руки в отчаянии от собственной беспомощности, Оливия могла только смотреть, как толпа в ярости громит табор в поисках Люсинды и Колина. Она была потрясена до глубины души. Здравый смысл отступил. Теперь этими людьми двигали лишь отчаяние и жгучая ненависть.
Краем глаза она вдруг поймала в стороне какое-то движение и обернулась, с ужасом заметив выбиравшегося из-под складок шатра Андре. Он шатался, не в силах держаться на ногах. Вдруг к нему подскочили двое и один из них занес над головой юноши сучковатую дубинку... Как сквозь сон, Оливия услышала свой сдавленный крик. Вдруг низкий властный голос перекрыл оглушительный рев толпы:
– Какого дьявола?! Что здесь происходит?
Это был Доминик.
Сидя на спине Шторма, гордый и властный, словно сам Князь Тьмы, он высился среди толпы, и сразу наступила тишина. Ветер трепал расстегнутую почти до пояса рубашку. Испуганные его искаженным яростью лицом, крестьяне затихли и опустили кулаки.
Николас, вожак табора, выбравшись из толпы, подошел к Доминику. Размахивая руками, он прокричал что-то по-цыгански, и Оливия заметила, как лицо Доминика почернело от гнева. Губы его раздвинулись, обнажив белые, как у волка, зубы.
– Вы нашли тех, кого искали? – Взгляд его, полный ледяного презрения, обежал лица столпившихся вокруг него людей. – Нашли? – требовал он ответа.
– Нет, – подавленно пробормотал кто-то.
– Тогда убирайтесь!
– А как насчет вас, ваша милость? – послышался из толпы издевательский голос. – В ваших жилах ведь тоже течет цыганская кровь! Может, это вы и украли наших детей?
– Верно, – поддержала толпа. – Сами-то вы где были, когда они исчезли, а?
Ропот нарастал, становился все громче. Казалось, настроение толпы вдруг переменилось, теперь ее ярость была направлена на Доминика.
Оливия не могла понять, почему они не верят тому, что ей самой было ясно. Обернувшись к Доминику, она заметила на его гордом лице выражение непреклонной решимости. В памяти ее встал тот день, когда Доминик посадил Колина верхом на Шторма. Рука Доминика ласково гладила взлохмаченную головенку Колина, а мальчишка, свесившись с седла, захлебывался восторженным смехом. Колин боготворил своего кумира. Да и Доминику нравился Колин, она это видела. Окажись Колин здесь, он бы первый это сказал.
Прежде чем Доминик решился ответить толпе, Оливия, бросившись вперед, растолкала людей и стала перед ними. Глаза ее сверкали, лицо раскраснелось от гнева.
– Как вам не стыдно! – воскликнула она возмущенно. – Как вы могли даже думать такое! Когда Генри и Джонни едва не утонули, никто из вас, ни один, и пальцем не шевельнул, чтобы их спасти. – По тому, как смутились некоторые, Оливия поняла, что нашла верные слова. – Только у него... у него одного хватило мужества это сделать! А вы... вы все... Что вы сделали, чтобы их спасти? Просто стояли и смотрели... стояли и смотрели, как тонут ваши дети! И как у вас только язык повернулся обвинить его в таком чудовищном преступлении!
В толпе поднялся неясный ропот, но Оливия еще не закончила. Оглядевшись, она ткнула пальцем в мужчину, который стоял в двух шагах, опираясь на дубинку.
– И ты туда же, Чарлз Данбери! Уже забыл, как он позволил тебе остаться на его земле и при этом не потребовал с тебя ни единого пенса до тех пор, пока не заживет твоя сломанная нога? Забыл, как он послал людей помочь твоей жене собрать урожай, чтобы он не сгнил и твоя семья не погибла от голода?
К чести Чарлза Данбери следует признать, что он покраснел от стыда.
– Неужели этот человек, добрый и благородный, вдруг ни с того ни с сего станет красть детей? В жизни своей не поверю! – От ярости Оливия дрожала. Она смерила толпу презрительным взглядом. – Я точно знаю, что граф весь день провел в Рэвенвуде, и могу это подтвердить! Так что вы не там ищете Люсинду и Колина!
– Она права, – проворчал чей-то пристыженный голос. – Граф не имеет никакого отношения к этому делу. Детей здесь нет. Они где-то в другом месте.
К нему присоединился другой голос... потом еще и еще.
Но Доминик ничего не слышал. Окаменев от изумления, он замер в седле, жадно ловя каждое слово, которое слетало с губ Оливии. Он слушал... и наконец услышал. Услышал то, что таилось глубоко в ее душе. Наконец он узнал правду... Как, спрашивал он себя, как она может отталкивать его и так самоотверженно кидаться на его защиту?!
Она любит его!
Просто сама еще не догадывается об этом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь под луной - Джеймс Саманта



ОЧЕНЬ ХОРОШАЯ ДИНАМИЧНАЯ КНИГА
Любовь под луной - Джеймс СамантаМАРИНА
9.07.2011, 15.10





я без ума от этого романа сколько читаю столько и наслаждаюсь чтением этого романа у меня нет слов чтобы описать этот бесподобный прекрасный и чудесный роман красивая сказочная любовь сильные чувства у меня не хватит эпитетов чтобы описать ту страсть которая живет в сердцах главных героев и любовь которая как цветок расцветает в их сердцах читайте и все поймете сами настоятельно советую
Любовь под луной - Джеймс Самантанаталия
10.11.2011, 17.19





Интересный роман )))))
Любовь под луной - Джеймс СамантаТэка
15.12.2011, 9.26





КЛАСС!!!!!!!!!!!!!
Любовь под луной - Джеймс СамантаЮла
4.01.2012, 21.45





очень, ну очень понравилса роман.готова перечитивать и не раз))))))))))))))))))
Любовь под луной - Джеймс Самантаира
25.01.2012, 12.42





Классная книга!!!Да и читается легко!!!
Любовь под луной - Джеймс СамантаВера Яр.
30.01.2012, 8.12





Хороший роман !
Любовь под луной - Джеймс СамантаНата
31.01.2012, 21.16





Наивно, скучно, предсказуемо...rnДочитать не смогла...
Любовь под луной - Джеймс СамантаЕлена
17.02.2012, 21.13





Мені дуже сподобався цей роман, не жаль потраченого часу, рекомендую, читайте))
Любовь под луной - Джеймс СамантаОлександра
12.03.2012, 16.03





В целом роман интересный, но было скучно и предсказуемо. И чувств между героями не хватило. 7/10
Любовь под луной - Джеймс СамантаЗлата
26.03.2012, 13.20





действительно скучно
Любовь под луной - Джеймс СамантаОксана
6.04.2012, 16.47





Роман лиричный,наивный, романтичный, т.е. хорош. С удовольствием провела время за чтением. Читайте и Вы.
Любовь под луной - Джеймс СамантаМарковна
26.04.2012, 20.26





Роман,возможно,немного наивен,но скучным я его назвать не могу.К тому же отношения между героями описаны достаточно романтично и чувственно.Стоит почитать.
Любовь под луной - Джеймс Самантакатерина
13.05.2012, 16.10





Не понравился роман, дочитала с трудом. Динамики никакой.
Любовь под луной - Джеймс СамантаСвета
12.06.2012, 16.51





Роман хороший, совершенно не нудный и герои мне симпатичны 10 баллов
Любовь под луной - Джеймс Самантанатали
12.06.2012, 22.27





Потрясающий роман. Очень понравился))
Любовь под луной - Джеймс СамантаSnejinka
14.06.2012, 13.28





Читаеш и отдыхаеш. Очень хороший роман!!
Любовь под луной - Джеймс СамантаИнна
3.07.2012, 23.01





Замечательный образец нудного чтива.
Любовь под луной - Джеймс Самантамарина
4.07.2012, 15.18





О нет... вот это сопли...
Любовь под луной - Джеймс СамантаОльга
4.11.2012, 10.14





Прекрасный роман,,,,получила огромное наслаждение ,,,
Любовь под луной - Джеймс СамантаNira
15.11.2012, 2.07





Roman etot prekrasen. Otnasheniya glavnih geroyev oveyany so strastyu, no naryadu s etim ih otnosheniya stroitsya na ponimanii, garmonii i chuvstvennoy lyubvi. Ya rekomenduyu vam prochitat etot roman, tak kak inogda hochetsya okunutsya v skazku kak v omut fantazii i mechty.
Любовь под луной - Джеймс Самантаaura
1.02.2013, 8.48





SUPER...!1010
Любовь под луной - Джеймс СамантаDanyela
27.03.2013, 22.24





Целиком согласна с мнением Наталии. Очаровательно и бесподобно!!! Общеищзвестно, что цыганские проклятия имеют место быть. От цыган следует держаться подальше и никогда не смот- реть им в глаза. И на все говорить: денег нет! Денег нет!
Любовь под луной - Джеймс СамантаВ.З.,65л.
10.04.2013, 13.26





Очаровательно и бесподобно.
Любовь под луной - Джеймс СамантаСнежана
28.04.2013, 14.08





9/10
Любовь под луной - Джеймс Самантатая
28.04.2013, 14.26





Роман хорош,слов нет!Очень красиво,очень романтично,автор описывает искренние чувства,которые возникают между главными героями. Прочла на последнем дыхании!Моя оценка 10 из 10. Роман,превосходный,придраться ну просто не к чему,по моему мнению,этот роман,один из самых наилучших романов этого автора. Саманта Джеймс превзошла себя,молодей!!!! Советую,прочитать!!!
Любовь под луной - Джеймс СамантаЕвгения
8.05.2013, 5.59





Роман супер. еще 1 в списке моих самых любимых романов. ГГ-й мужественный. Эх, побольше бы таких мужчин.
Любовь под луной - Джеймс СамантаТатьяна К
8.05.2013, 7.42





прелесть
Любовь под луной - Джеймс Самантаводопад
8.05.2013, 23.36





Какой прелестный роман. Читала всю ночь, не оторваться. Советую
Любовь под луной - Джеймс СамантаСветлана
24.05.2013, 10.45





Чудесный роман!)
Любовь под луной - Джеймс СамантаЕва
25.05.2013, 11.30





Сюжет не нов - хорошая сказка. Автору 10.
Любовь под луной - Джеймс Саманталена
27.05.2013, 18.32





мне понравился
Любовь под луной - Джеймс Самантаполя
2.06.2013, 1.58





Абалденная книга
Любовь под луной - Джеймс СамантаИра
5.06.2013, 11.20





очень-очень хорошая и на нет интересная книжка прочла с огромным удовольствием оценка десять
Любовь под луной - Джеймс Самантатори
12.07.2013, 7.30





Класс
Любовь под луной - Джеймс СамантаАмериканка
12.07.2013, 11.13





Роман, конечно, интересный, но действия героев слишком современны.
Любовь под луной - Джеймс СамантаЛюдмила
29.07.2013, 20.16





Скучно местами. Надуманные выводы героев раздражают. Можно было выкинуть треть книги и она от этого только выиграла бы!
Любовь под луной - Джеймс СамантаКатя
31.08.2013, 17.42





Роман очень понравился. Есть она - любовь с первого взгляда! 10 баллов!
Любовь под луной - Джеймс СамантаН. Т.
19.09.2013, 22.33





Замечательный роман, прочитала с удовольствием, герой и героиня понравились.
Любовь под луной - Джеймс СамантаТаня
18.12.2013, 16.50





Милый роман!
Любовь под луной - Джеймс Самантаритта
9.01.2014, 21.14





Очень нудно, читальа с пропусками. но дочитала.
Любовь под луной - Джеймс СамантаТата
16.01.2014, 23.29





Приятный роман
Любовь под луной - Джеймс СамантаПупсик
17.01.2014, 6.55





Приятный романчик. Героиня очаровывает своей красотой и невинностью гл.героя, который с самого начала глаз с нее не сводит. Даже необычно было видеть столько очевидных проявлений влюбленности от героя,который слыл ярым распутником и вообще пресыщенным человеком.
Любовь под луной - Джеймс СамантаJane
8.02.2014, 17.34





Мне книга очень понравилась. Хоть между героями и есть напряжение, но оно основано не на ненависти. В книге нет ни разврата, но и нет чопорности. Развитие отношений кажется таким естественным, но держало меня в напряжении до конца. И история второй пары замечательная и раскрыта полностью. Советую!
Любовь под луной - Джеймс СамантаОксана
11.02.2014, 14.56





замечательный роман.г.герой очень понравился!!!моя оценка 10 баллов.
Любовь под луной - Джеймс Самантачитатель)
10.03.2014, 18.54





ПОНРАВИЛСЯ ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ))) СОВЕТУЮ ВСЕМ!!!
Любовь под луной - Джеймс СамантаЯна
23.03.2014, 18.46





И мне понравился :) 3 роман прочитала этой писательницы.. не разочарована :)
Любовь под луной - Джеймс СамантаКиса
27.04.2014, 22.03





Читала повторно.Роман очень понравился.Захватил с самого начала!
Любовь под луной - Джеймс СамантаНаталья 66
23.05.2014, 12.14





С У П Е Р !!!!!!!!!!!!!МНЕ ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛСЯ 10 ИЗ 10
Любовь под луной - Джеймс СамантаНАТАЛИЯ
11.06.2014, 10.03





Сказка
Любовь под луной - Джеймс Самантаирчик
25.06.2014, 11.00





можно читать мне понравелось 10 балов .
Любовь под луной - Джеймс СамантаРада
23.08.2014, 23.21





Очень понравился этот романа, читательницы посоветуйте схожие романы, где героиня молода, бедна и скромна, а герой выше ее по положению и страстно влюблен в нее.
Любовь под луной - Джеймс СамантаJane
7.11.2014, 16.48





Стоит прочесть.
Любовь под луной - Джеймс Самантаанна
8.11.2014, 0.48





Чудесно! Очень понравился!
Любовь под луной - Джеймс СамантаГулия
8.11.2014, 13.47





я его все таки дочитала...сюжет интересный, есть любовь и интрига, читать можно
Любовь под луной - Джеймс СамантаJulija
20.11.2014, 23.25





Idealno ))
Любовь под луной - Джеймс СамантаLida
26.11.2014, 18.50





Я не могу читать это. Сплошное занудство.
Любовь под луной - Джеймс СамантаО'леся
26.11.2014, 21.41





Ну... неплохо, предсказуемо , но неплохо . Прочесть можно , но не скажу , что зацепил. Просто мило.
Любовь под луной - Джеймс СамантаВикушка
27.11.2014, 18.23





Читается легко! милый и добрый роман.
Любовь под луной - Джеймс Самантакатерина
27.01.2015, 16.07





Роман замечательный, советую
Любовь под луной - Джеймс СамантаАлена
28.01.2015, 20.15





Чудесный роман, потрясающие герои! Очень понравилось! Читайте и получайте удовольствие!
Любовь под луной - Джеймс СамантаМари
29.01.2015, 22.44





Не люблю романы с цыганами,но, прочитав клиенты, решилась. Понравилось. Милый роман, легко читается. Интересные характеры и судьбы героев.
Любовь под луной - Джеймс СамантаVeta
2.02.2015, 12.37





Роман отличный. Очень много нежности, не смотря на страдания и горе. Я очень приятно провела время и не могла оторваться от книги, пока не прочитала последние строки.
Любовь под луной - Джеймс СамантаВиктория
15.03.2015, 15.31





Роман отличный. Очень много нежности, не смотря на страдания и горе. Я очень приятно провела время и не могла оторваться от книги, пока не прочитала последние строки.
Любовь под луной - Джеймс СамантаВиктория
15.03.2015, 15.31





Наивный роман, она спала с ним! Но замуж за человека который её не любит не пойдёт!?!?!? Прочитать один за можно конечно, 7 баллов
Любовь под луной - Джеймс СамантаЛилия
20.03.2015, 8.44





Роман не "ах", но прочла с удовольствием.
Любовь под луной - Джеймс СамантаЖУРАВЛЕВА, г. Тихорецк
24.04.2015, 17.58





О-о-о, бооожееее!!! Ну что за дурацкий роман!!! Какие-то простолюдины и крестьяне обращаются с графом(!) пусть даже на половину как с каким-то отребьем. Каждый может и угрожать и обозвать. Да он всю эту деревню мог в бараний рог согнуть, а он страдает и мучается о том, что о нем думают и говорят местные жители! Просто капец!!! Гг-ой неуверенный в себе и закомплексованный, мягкотелый, как будто первый день из табора вышел, а не прожил много лет в большом городе, где нравы похлеще деревенских, тем более в высшем обществе! Поругался с гг-ней, и через минуту уже бежит сам за ней. О-о-о, где мужская сила и гордость, где характер? Ведь он все же на половину цыган, а предполагается, что они народ гордый. Впечатление пока не очень, но буду читать дальше. Может мнение поменяется.
Любовь под луной - Джеймс СамантаЯ
15.05.2015, 7.40





Не могу не прокомментировать первую постельную сцену. Просто смешно:соски сами в руки прыгают, бедра сами-собой раздвигаются, а от мужика после выпитого целого графина бренди "слегка пахнет" - Обалдеть!!! И убило меня когда он, лишив девицу девственности, почти мгновенно вырубился. Утолил свою похоть, а дальше трын-трава - разбирайся дорогая сама. Герооой! Я в шоке! Пошла читать дальше.
Любовь под луной - Джеймс СамантаЯ
15.05.2015, 8.08





Все, больше нет сил читать этот бред.
Любовь под луной - Джеймс СамантаЯ
16.05.2015, 5.24





роман класс. читайте 10 балов.
Любовь под луной - Джеймс Самантатату
29.05.2015, 19.30





Редко пишу комменты. Столько восторженных отзывов. Это первый роман, который я читала несколько дней и так не дочитала. Согласна с теми, кто писал, что в романе сплошное занудство и скукотища.
Любовь под луной - Джеймс Самантаяна
2.06.2015, 13.19





Роман и вправду восхитительный. Так красиво описаны чувства героев. А тому кто считает его скучным просто не приходилось испытывать такие чувства.
Любовь под луной - Джеймс Саманта1696
4.06.2015, 10.48





стоит читать, хорошая книга
Любовь под луной - Джеймс СамантаНина
27.08.2015, 14.22





СКУКОТИЩА! Жаль потраченного времени! У автора есть более интересные романы
Любовь под луной - Джеймс Самантанастя
14.01.2016, 22.08





Ну и тягомотина. Мне не понравился. Когда их знакомство состоялось, обнадежилась, что сейчас все начнется и за крутится сюжетец, но опять начались нудные диалоги детей и слуг про ГГя в третьем лице.
Любовь под луной - Джеймс Самантаоля-ля
22.11.2016, 18.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100