Читать онлайн Сцены страсти, автора - Джеймс Дина, Раздел - Сцена седьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сцены страсти - Джеймс Дина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.67 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сцены страсти - Джеймс Дина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сцены страсти - Джеймс Дина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Дина

Сцены страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Сцена седьмая

Милая принцесса,
Склонитесь перед матерью своей,
Просите у нее благословенья.
type="note" l:href="#n_38">[38]
Женщина в дверях замерла.
– Р-Рейчел?
– О нет, это моя сестра!
Виктор перевел взгляд с одной девушки на другую, потом на его лице появилась приветливая улыбка.
– Мирри!
– Вулф? – Она стояла, моргая глазами, стараясь привыкнуть к полумраку после яркого света.
– Да.
– Брат Белого Волка. – Его полное имя прозвучало словно королевский титул.
– Да. – Он раскрыл объятия, и она бросилась к нему.
– Не могу поверить, что это ты.
– Я так рад тебя видеть.
– Как давно мы не виделись. Ты стал такой высокий.
– Ты тоже изменилась. И твой голос. Он совсем не похож на тот, что я помню.
– Это мой сценический голос. Я должна была развивать его, чтобы меня хорошо слышали в зале.
– Так ты актриса?!
– Да.
– Миранда Драммонд. Актриса.
Она отстранилась от него на расстояние вытянутой руки, чтобы получше разглядеть его. Потом она рассмеялась и похлопала его по руке.
– Мы оба стали взрослые, Брат Белого Волка, – повторила она его имя.
Он поднял брови в шутливом предостережении.
– Давай сохраним это в секрете. Сейчас меня зовут Виктор Вулф. Я уважаемый управляющий магазином, а в скором времени, когда Вайоминг станет штатом, я собираюсь быть его первым конгрессменом.
Миранда радостно вскрикнула.
– Ты будешь, ты непременно им будешь! Я знаю. Из тебя получится хороший конгрессмен. Ты будешь консервативен и осторожен. Ты всегда охранял меня от меня самой. Я буду голосовать за тебя. – Они опять обнялись. Наконец, продолжая держать Миранду за талию, он повернул ее к Рейчел.
– Я знал, что ты приедешь. Твоя сестра приехала вчера. На мгновение мне показалось, что она – это ты.
– Рейчел! – изумленно воскликнула Миранда.
– Привет, Миранда, – раздалось равнодушное приветствие.
– Что ты здесь делаешь? Ты должна быть в школе.
Рейчел медлила, сложив руки на груди.
– Я здесь, чтобы помешать тебе сделать то, что ты задумала.
Виктор покачал головой с притворным осуждением.
– Что ты задумала, Мирри?
Когда Миранда замешкалась с ответом, Рейчел сказала:
– Она задумала уничтожить моего отца.
– Твоего отца?
– Она имеет в виду Бенджамина Уэстфолла.
– Уэстфолла? – замешательство Виктора усилилось. – Бенджамин Уэстфолл – твой отец? Но ведь он…
– Верно, – прервала его Миранда. – Он тот самый человек, который позволил ее отцу – ее настоящему отцу Френсису Драммонду – и Хикори Джо Магрудеру и всем остальным погибнуть. Она называет его отцом, но на самом деле он ей отчим.
Лицо Виктора становилось все более серьезным по мере того, как Миранда продолжала свой рассказ. Рейчел переводила взгляд с одного на другого. Наконец она не выдержала. Она схватила Виктора за руку и встала между ним и сестрой.
– Не слушай ее! Послушай меня! Она сумасшедшая. Она хочет отомстить за то, что произошло много лет назад.
– Если то, что она говорит, правда, то у нее, пожалуй, есть повод возбудить судебное разбирательство, – задумчиво начал Вулф. – Незаконное заключение в исправительный дом… Более того, если агентство Пинкертона захочет возобновить дело и начнет поиски доказательств, тогда может быть выдвинуто обвинение в убийстве.
Миранда улыбнулась.
– Адвокат и законник. Работает управляющим магазином перед тем, как войти в правительство штата.
– Но это всего лишь ее слова! – в отчаянии закричала Рейчел. – У тебя ведь нет никаких доказательств, не так ли? – бросила она в лицо сестре.
– Нет.
– Вот видишь. – Она обратилась к Вулфу. – Ну посмотри на меня. – Она дотронулась до его щеки и заставила повернуть голову. – Не смотри на нее. Ты должен помочь мне. Я приехала, чтобы встретиться с твоим отцом. Я знаю, он влиятельный человек в этих местах. Мама всегда писала ему письма. Он может помочь мне положить конец всему этому.
Виктор положил руку поверх ее руки.
– Почему бы нам всем вместе не сесть в задней комнате и не выпить чего-нибудь холодненького? Мы могли бы поговорить спокойно и рассудительно.
– Отличная идея, – кивнула Миранда. – Я высохла как мумия и так пропылилась, что меня нельзя пускать в приличное общество.
Виктор кивнул. Взяв Рейчел за руку, он повел девушек в заднюю комнату и предложил им сесть. Из шкафа он достал три бутылки сарсапарильи, открыл их и передал девушкам. Миранда с жадностью поднесла спасительную жидкость к губам.
– Ну, Мирри, что же ты задумала? Рейчел бросила на сестру мрачный взгляд.
– Она задумала что-то ужасное. Она хочет опозорить моего отца. Я не удивлюсь, если она даже попытается убить его… Она сумасшедшая! Она приходила ко мне в школу…
Миранда поставила свою бутылку, которая уже наполовину опустела, на стол. Потом она вновь поднесла ее к губам и продолжила пить. Пока Рейчел возмущалась, прохладная жидкость смывала сухость, оставленную во рту Миранды жарким ветром Вайоминга. Когда ее сестра сделала паузу, чтобы перевести дыхание, она сказала:
– Сначала я хотела убедить твоего отца, Виктор, с помощью его влияния помешать Уэстфоллу получить сюда назначение, но я слишком поздно узнала об этом.
Вулф пожал плечами.
– Назначение можно отменить.
– Но не сразу. Это назначение сената. Все устроил отец его первой жены, сенатор Батлер.
– Если ты представишь доказательства о незаконности…
– Шанс получить доказательства против Уэстфолла в такой короткий срок ничтожен. В агентстве Пинкертона даже не заподозрили его в смерти Бледсоу, а они в свое время провели довольно тщательное расследование. Человек, который поджег театр, где я выступала, сказал, что кто-то заплатил ему, чтобы он проделал это якобы в шутку. Он даже не знает, кто ему заплатил. Нет, Рейчел права. Нет абсолютно никаких доказательств.
– Значит…
– Я должна найти способ заставить его признаться.
– Он никогда не признается в том, чего не совершал, – сердито бросила Рейчел.
Миранда закрыла глаза.
– Конечно. Думаю, не признается. – Ее слова были тяжелыми и холодными как камни. Наконец она открыла глаза. – На месте форта Галлатин что-то строят.
Вулф кивнул.
– Это в честь празднования Дня независимости. Они возводят памятник кавалеристам Второго полка, погибшим на перевале Лодж-Трейл.
– Это я видела, но это еще не все. Там также возводят еще какие-то здания. По крайней мере, три. А может быть, и больше.
– В одном из них будет штаб-квартира нового регионального председателя Бюро по делам индейцев.
– И этот председатель – мой отчим. – Голос Миранды дрогнул от возмущения. Потом она язвительно произнесла: – Глубокоуважаемый Бенджамин Батлер Уэстфолл. – Она посмотрела прямо в глаза сестре. – Он определенно считает себя уважаемым человеком. Как же! И этот план он вынашивал давно.
– Какой план? – Виктор недоверчиво посмотрел на нее. – Прошло целых семнадцать лет.
– Он жаждет мести. – Миранда поставила пустую бутылку на стол. – Он хочет, чтобы каждый индеец на этой территории подчинялся ему. Если своими требованиями он выведет их из терпения и они начнут войну, он сможет вызвать войска на их подавление.
– Мой отец не будет…
– Когда возвращается твой отец? – обратилась Миранда к Виктору.
– Мой отец не сделает ничего подобного, – сердито настаивала Рейчел. – Ты не понимаешь, о чем ты говоришь.
– Через пару дней. Сейчас он в Лареми, – ответил Виктор.
– Тогда я, пожалуй, поеду. – Миранда встала, потирая усталую спину.
Рейчел вскочила с места.
– Ты не смеешь настраивать отца Виктора против моего отца! Я запрещаю тебе.
– Невозможно настроить отца Вулфа против твоего отца. – Миранда намеренно сделала ударение на предпоследнем слове. Ее голос звучал тихо, но уверенно. – Адольф Линдхауэр отправился глубокой ночью на поиски моего отца и привез его. С таким уважением он относился к моему отцу.
– Я ненавижу тебя. – Голос Рейчел дрожал от негодования.
Миранда надела шляпу и застегнула все пуговицы на своей амазонке.
– Ты думаешь этим остановить меня? Ты никогда меня не любила. – У нее было такое выражение лица, будто она никогда не улыбалась. – Если бы ты хотела остановить меня, то могла хотя бы попытаться сказать мне что-то такое, ради чего мне стоило бы жить, кроме мести.
Она резко повернулась и пошла к двери.
– Мирри, подожди. – Вулф бросился за ней и перехватил ее у двери. – Не уезжай. Уже поздно, через два часа совсем стемнеет. Останься на ночь. Отдохни. Отец может неожиданно вернуться. Иногда он приезжает раньше назначенного срока. Если ты сейчас уедешь, то рискуешь разминуться с ним. Он может поехать другой дорогой или остановиться на отдых в стороне от дороги, и ты его не заметишь.
Миранда колебалась. Она чувствовала, что ее силы на исходе. Отправиться в путь верхом через весь Вайоминг было с ее стороны безумием. Пока она сидела и пила сарсапарилью, она почувствовала, как затекли ее суставы. Все ее тело ныло. От мысли, что сейчас ей придется сесть в седло, ей становилось плохо. У нее болела спина, а седло натерло ягодицы. Продолжая отрицательно качать головой, она уже знала, что позволит себя уговорить.


– Мы должны что-то сделать! – с жаром воскликнула Рейчел. Ее голубые глаза пристально смотрели на Вулфа. – Ты должен мне помочь.
– Помочь тебе в чем? – Уголки его губ дрогнули, но он продолжал улыбаться. Рейчел была так настойчива. Ее голубые глаза горели гневом.
Шайенская кровь в его жилах остро реагировала на этот гнев. Миранда никогда ни о чем его не просила. Но она вовлекала его в неприятности, в опасные предприятия, в авантюры точно с такой же страстью, и он пронес это воспоминание через всю жизнь. Поэтому он всегда приводил в отчаяние своих родителей, отказываясь жениться на какой-нибудь благовоспитанной белой девушке или на кроткой представительнице племени шайенов.
Он был уверен, что обречен остаться холостяком, пока эта девушка – двойник страстной Мирри – не ворвалась в его жизнь. Он задумчиво покачал головой.
Она неверно истолковала его движение.
– Не хочешь! – Она схватила его за руку. – Не говори мне «нет». Она сошла с ума. Мне безразлично, что она моя сестра. То, что она пытается сделать, безумие. Останови ее.
– Мы не можем остановить ее до тех пор, пока не узнаем, что она задумала.
Рейчел оторопела.
– Это будет нечто ужасное.
– А может быть, нет. Может быть, она просто хочет разоблачить его. Тогда все будет зависеть от присутствующих людей, от того, поверят они ей или нет. – Он тряхнул головой. – Вероятнее всего, они ей не поверят. А если и поверят, то вряд ли захотят что-то предпринять. Да и что они могут сделать? Прошло столько лет.
– Вот именно.
– И суд оправдал его, если я правильно понял.
– Конечно. – Рейчел не отпускала его руку. – Поэтому она задумала нечто ужасное.
Она совершит что-то такое, от чего нам всем будет очень больно.
Брат Белого Волка тяжело вздохнул.
– Рейчел, я не знаю, что задумала Мирри, но я знаю одно: что бы она ни задумала, это не будет угрожать нам. Она не агрессивный человек. Никогда не была такой.
– Ты ее совсем не знаешь. Разве это нормально, жаждать мести столько лет? Это безумие.
– Нет, если речь идет об убийстве. – Он обнял ее за плечи. – Она любила своего отца, и он любил ее. Тебе не пришлось пережить того, что ей. Как бы ты чувствовала себя, если бы кто-то убил твою мать?
– Я бы не стала всю свою жизнь вынашивать план мести, – быстро ответила Рейчел. – Я бы сразу что-то сделала или забыла об этом. – Ее пальцы сжали его руку. – Ты должен мне помочь.
Он посмотрел ей в лицо. Она говорила почти как Мирри, когда та пыталась втравить его в какую-нибудь авантюру. Только это была не Мирри. Миранда никогда ничего не просила. Если он отказывался, она уходила одна. Нет, Рейчел была явно не такой, как ее сестра. Возможно, это благодаря ее более благополучной жизни. Возможно, в ней это было от Рут Драммонд. Все же то, что Рейчел покинула дом в Чикаго и решилась поехать в незнакомое место, было достаточно отчаянным шагом. И в этот момент Виктор понял: Рейчел Драммонд именно та женщина, которая ему нужна.
– Возможно, я тебе вовсе не нужен. Ты сама можешь все изменить.
– Что ты имеешь в виду?
– Ты же слышала ее? Она сказала, что если бы кто-то дал ей то, ради чего стоило бы жить помимо мести, она бы так не стремилась к ней.
– Это совершенная бессмыслица, – сердито сказала Рейчел.
– А я думаю иначе. Что ты сделала, когда она пришла навестить тебя?
Рейчел скрестила руки на груди.
– Я посоветовала ей не вмешиваться в мои дела. Я сказала, чтобы она не возвращалась и не тревожила маму.
– А ты не подумала, что ей хотелось, чтобы ты полюбила ее?
– Конечно, ей хотелось, но она покинула нас. Она не могла вот так просто вновь войти в нашу жизнь и рассчитывать, что мы встретим ее с распростертыми объятиями.
– Нет, конечно. Но зачем же тогда она пришла?
Рейчел слегка смутилась.
– Она пытается вмешаться в мою жизнь.
– Почему?
– Она думала, что я… э-э… не хочу… э-э… оставаться в школе миссис Уилкокс.
– Ты хочешь сказать, что она считала, будто спасает тебя.
Рейчел упрямо поджала губы. Виктор нежно обнял девушку.
– Мне кажется, ты очень обидела свою сестру в тот день. Я думаю, ей не раз приходилось терпеть обиды, а она – боец по натуре. Она не привыкла сдаваться.
– Значит, ты будешь помогать ей.
– Я не буду помогать ей. Когда придет время, я помогу тебе сделать то, что нужно, если это не будет направлено против нее. Это я тебе обещаю. – Он видел ее сияющие глаза, ее розовые губы и нежную кожу щек.
Вдруг ее губы задрожали. В глазах появилось растерянное выражение, будто она только сейчас осознала, что продолжает держать его за руку.
– Рейчел, – тихо сказал он, – можно мне поцеловать тебя?
Ямочка появилась у нее на щеке. Она опустила глаза.
– Да.


– Я же сказал тебе, что он может вернуться сегодня. – Виктор радостно улыбнулся Миранде. – Он любит этот магазин больше других. Именно здесь он начинал. Поэтому я и веду здесь дела. Он не доверяет его моим братьям. Они слишком несдержанны.
Миранда кивнула.
– А ты не бываешь несдержанным.
– Никогда.
Через открытую дверь они видели, как Адольф Линдхауэр осторожно вылез из повозки. Миранда, Рейчел и Вулф вышли на крыльцо.
– Отец, ты никогда не догадаешься, кто приехал тебя повидать.
Адольф кивнул всем троим. Его поблекшие синие глаза не задержались на лицах девушек.
– Надо же какое совпадение. А ты никогда не догадаешься, кто приехал повидать тебя. – Он подал руку женщине, чье лицо было затенено широкополой шляпой с наброшенной сверху вуалью. – Но если ты хорошенько подумаешь, то вспомнишь эту даму, которую знал много лет назад.
Из всех троих, стоявших на крыльце, Рейчел первая узнала женщину.
– Мама!
Миранда вздрогнула и попятилась, бросив на Виктора испуганный взгляд.
Услышав голос дочери, Рут подняла голову.
– Рейчел?
Адольф бросил взгляд через плечо.
– В чем дело?
Миранда попятилась к двери, но было поздно. Рут Драммонд Уэстфолл побледнела. Рука, сжимавшая руку Линдхауэра, дрогнула.
– Боже мой! Кто… кто вы?
– Мама… – Рейчел спрыгнула с крыльца, чтобы подхватить мать, иначе та упала бы на землю и сердито взглянула на Миранду.
– В чем дело? Что здесь происходит? – Адольф недовольно посмотрел на сына. – Кто эти девушки, Вулф?
Рут дрожала как лихорадке. Будто получив удар в грудь, она беспомощно хватала ртом воздух.
– Что случилось? Боже мой, Рут, тебе плохо? – Он подал знак сыну. – Вулф, иди сюда и помоги мне. С ней плохо.
– Слушаюсь, сэр. – Брат Белого Волка спрыгнул с крыльца и встал возле Рут. Она невидящим взглядом посмотрела на него, потом ее ноги подогнулись, и она стала медленно сползать на землю, но Виктор успел подхватить ее на руки. Она повернула голову, чтобы видеть Миранду. – Успокойтесь. Я держу вас.
– Она лишилась чувств? – с беспокойством спросил Адольф.
– Нет, – прошептала Рут. – Она положила голову на плечо Виктора, пока он поднимался по ступенькам крыльца, но, поравнявшись со своей потерянной дочерью, она потянулась к ней. – Кто вы? – Ее рука дрожала. – Кто вы?
Бежать было поздно. Да Миранда и не убежала бы, даже если бы могла. Она взяла протянутую руку матери.
– Я Миранда.
У Рут вырвался тяжелый вздох.
– Миранда.
– Да, мама.
Брат Белого Волка отнес Рут в помещение лавки, в заднюю комнату. Там он усадил ее на стул, а Миранда, последовавшая за ними, опустилась перед матерью на колени.
Рут взяла лицо дочери в свои холодные ладони. Слезы, дрожавшие у нее на ресницах, заструились по лицу.
– Я знала, что ты не умерла. Я это знала. Ты не могла умереть. Я бы это сразу почувствовала. Поэтому в моей душе не было такой пустоты. Девочка моя. Моя девочка.
– Мама. – Миранда тоже плакала. Увидев после стольких лет свою мать, услышав слова «девочка моя», она не выдержала. – О мама! – Она обняла руками колени матери.
Рейчел и Адольф подошли к ним. У Линдхауэра было растерянное выражение лица.
– Что здесь происходит? – спросил он сына. – Может быть, кто-то объяснит мне, что здесь происходит?
– Это Мирри, – тихо сказал Вулф. – Она вернулась.
– Это я вижу. Но откуда она появилась? В прошлый раз, когда кто-то вспоминал о ней, все считали ее умершей. Рут, разве не ты просила меня сообщить, не видел ли я ее? – Он не дождался ответа. – Возможно, я все перепутал. Это было много лет назад. Теперь я стал все забывать. Но, кажется, этого я не забыл. Рут, разве не ты писала мне, что она умерла?
– Да, Адольф. – Рут уже смеялась. Она не сводила глаз с дочери, а ее пальцы касались лица Миранды и гладили ее по волосам.
– Но вот она здесь, – сказал Адольф. Он улыбнулся сыну. – Думаю, ты скоро мне все объяснишь.
– Обещаю.
– Я убежала, – дрогнувшим голосом сказала Миранда, – убежала из дома. – Она помедлила, не зная, что рассказать, а что утаить.
Рейчел вышла вперед.
– Может быть, хотите выпить чего-нибудь холодного, мама, мистер Линдхауэр? Вам, должно быть, жарко и хочется пить.
– Прекрасная идея. А может быть, чего-нибудь покрепче? – Линдхауэр с надеждой взглянул на сына, но Рейчел уже направилась к шкафу, где хранилась сарсапарилья.
– Миранда, – тихо спросила Рут. – Где ты была?
– В разных местах, – последовал уклончивый ответ. Затем она улыбнулась. – Я ездила по всему миру. Я – актриса.
– Актриса?
– Да, я поступила в театральную труппу. Многие годы я гастролирую по всей стране.
– Но ты ни разу не написала мне. Ни строчки.
– Мама… – Разговор принимал трудный оборот. – Я…
– Это из-за Бенджамина? – Вопрос был задан просто, но все в комнате буквально замерли.
– Я не… То есть он не хотел… Короче, мы не поладили.
– Но он же искал тебя. Он сказал, что когда детектив напал на твой след, тебя уже не было в живых. Он сказал мне, что ты умерла.
Настал момент, когда она могла рассказать матери о своих несчастьях. О жестокости Бенджамина Уэстфолла. О том, что было даже две, а не одна, попытки убить ее. Но она не смогла ничего сказать. Если ее план не удастся, мать по-прежнему останется с ним. Следовательно, чем меньше Рут будет знать, тем лучше.
– Он, вероятно, получил ложную информацию. – Миранда встала, продолжая держать мать за руку, наклонилась и поцеловала ее в лоб. – О, как я рада видеть тебя.
Рут тоже встала и обняла дочь. Она начала смеяться, сначала робко, потом все увереннее и радостнее.
– Я не могу в это поверить. Не могу поверить, что это ты. После стольких лет. Это так чудесно.
Когда Миранда отошла от матери, Рут внимательно посмотрела на нее.
– Ты стала выше, но совсем немного. А твое лицо совсем не изменилось. Бог забрал у меня Френсиса, но Он не забрал тебя. Он тебя не забрал. А вот голос у тебя изменился. Что ты сделала со своим голосом?
Миранда улыбнулась. Кончиками пальцев она вытерла слезы на щеках.
– Я актриса, мама. Это мой сценический голос. Мы должны иметь очень громкую и четкую дикцию, чтобы нас слышали люди в большом зале театра.
– Вот прохладительный напиток. – Рейчел вложила бутылку в руку матери.
Рут машинально взяла ее, но не стала пить.
– Мне не следовало выходить за него замуж. Я это знала. Знала, когда давала согласие, но… – Она беспомощно развела руками, потом удивленно взглянула на бутылку в руке. – Но в доме вашего деда было так ужасно. Мы были так бедны, даже имея крышу над головой и достаточно еды на столе. Я надеялась, что Бенджамин сможет дать вам то, что мне хотелось вам дать. Тебе и Рейчел. Но все сложилось плохо. Очень плохо.
– Мама, не надо об этом, – попросила Миранда. – Я все понимаю.
– О чем вы говорите? – вмешалась в разговор Рейчел. На ее лице было выражение гнева и недоумения.
– Я не хотела, чтобы ты знала об этом.
– Но ведь ты говоришь о моем отце, – упрекнула она Рут. – Ты говоришь, что тебе не следовало выходить за него замуж.
Рут опустила голову под грузом обвинений младшей дочери.
– Я хотела дать образование Миранде. Она была такой одаренной. А у нее не было возможности учиться. Я хотела, чтобы она встретила хорошего молодого человека и вышла за него замуж. Я думала, он поможет мне. Но я не должна была обольщаться. Я знала, что он совершил. Мы обе знали об этом.
– Что он совершил?!
– Мы все это знали. – Рут подняла глаза на Адольфа. Он стоял, сложив на груди руки.
Коричневая бутылка сарсапарильи была зажата в одной из них. – Не так ли? Он откашлялся.
– Может быть. Может быть.
Рейчел переводила испуганный взгляд с одного на другого.
– Вы говорите о моем отце.
Рут только пожала плечами. Она перенесла все свое внимание на старшую дочь.
– Миранда, у тебя все было в порядке?
– Да, мама. У меня все отлично. Я приобрела профессию. Я нашла свой путь в жизни.
– Но тебе было тяжело? Миранда сама часто думала об этом.
– Не очень. Я подружилась с замечательными людьми. Они мне помогали.
– Я всегда знала, что ты не пропадешь. Ты очень похожа на Френсиса. Он не терялся ни при каких обстоятельствах. Но ты нуждалась?
– По правде говоря, нет. В ночь своего побега я сразу же оказалась в театральной труппе: спряталась в их фургоне. Они уже проехали полдороги до Сент-Луиса прежде, чем обнаружили меня. Сначала я помогала за кулисами, бегала с поручениями, чистила костюмы. Потом их ведущая актриса ушла, и им потребовалась новая.
– И ты ее заменила. – Лицо Рут сияло от гордости.
– Я играла ужасно, но у них не было другого выхода. Руководитель труппы Шрив Катервуд учил меня и шепотом подсказывал мне слова, когда я их забывала. Он и все остальные подыгрывали мне. С тех пор я начала играть и теперь уже достигла значительных успехов в этом деле.
– Совсем как Френсис. Брат Белого Волка пристально следил за Рейчел. Ее лицо то краснело, то бледнело. Она открыла было рот, чтобы излить свой гнев, но он обнял ее за талию. Она посмотрела на него; ее голубые глаза горели огнем, но он покачал головой. Нежная улыбка появилась у него на губах, когда он крепче прижал девушку к себе.
Адольф заметил их немой диалог. Он откашлялся.
– Вот значит как. А кто же другая девушка? Мне кажется, я узнал эту молодую леди. Она определенно похожа на мисс Миранду. Я догадываюсь, кто она, но хочу, чтобы нас познакомили.
Рут впервые вспомнила о своей младшей дочери.
– Рейчел, что ты тут делаешь? Ты же должна быть в школе.
– Я… я просто… – Лицо Брата Белого Волка было суровым. Рейчел помедлила и, спрятав свое раздражение, улыбнулась матери. – Я просто хотела быть с тобой и с папой. А теперь я еще встретилась со своей сестрой Мирандой.
Рут раскрыла объятия и привлекла свою младшую дочь к себе. Ее подбородок задрожал, слезы опять полились из глаз.
– Я не могу этому поверить. Я так счастлива. Так счастлива. Обе мои девочки снова со мной. Я не думала, что это когда-нибудь случится. – Она поцеловала Рейчел, потом Миранду. – Я знала, что ты не умерла. Я успокаивала себя, что ты где-то живешь. И вот ты здесь, и такая красивая.
– Я тоже счастлива. – Миранда спрятала лицо на груди матери. – Я хотела вернуться домой, но сначала боялась, а потом была связана разными обязательствами. Я не могла подвести своих друзей. Они так много работали со мной, так верили в меня. Рут погладила дочь по голове.
– Моя бесценная девочка. Конечно, ты не могла. Твой отец гордился бы тобой.
Виктор заморгал, стараясь скрыть слезы, навернувшиеся ему на глаза. Адольф еще крепился.
Рейчел осторожно, но решительно высвободилась из объятий матери и отступила в сторону. Широкая грудь Вулфа помешала ей уйти. Его губы прижались к ее уху.
– Порадуйся за свою мать, если не можешь радоваться за сестру.
– Меня тошнит от этого, – прошептала она. – Она живет с мужчиной. Ее отец, вероятно…
Рут подняла на нее глаза. Рейчел сразу же осеклась.
Миранда подняла голову и закрыла лицо руками.
– Я замочила слезами твою блузку, мама. Рут рассмеялась.
– Это самые радостные слезы, которые я когда-либо видела. Ты могла замочить ими хоть дюжину блузок, меня это не расстроило бы.
– Вот это денек, – с чувством произнес Адольф. – Ну и денек.
Рут глубоко вздохнула.
– Да, это самый замечательный день. А теперь, Миранда, расскажи мне, почему ты приехала сюда?



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сцены страсти - Джеймс Дина


Комментарии к роману "Сцены страсти - Джеймс Дина" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100