Читать онлайн Сцены страсти, автора - Джеймс Дина, Раздел - Сцена одиннадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сцены страсти - Джеймс Дина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.67 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сцены страсти - Джеймс Дина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сцены страсти - Джеймс Дина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Дина

Сцены страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Сцена одиннадцатая

Лучшие актеры в мире.
type="note" l:href="#n_22">[22]
Новый инспектор из департамента здравоохранения неодобрительно посмотрел на девушек.
– Миссис… э-э… Мортимер, эти девушки выглядят так, как будто они недоедают. Вы им даете полный рацион?
Лицо миссис Мортимер побагровело. Будто вознамерившись скрыть своих подопечных от взгляда инспектора, она встала между ним и шеренгой молчаливых женщин и погрозила ему пальцем.
– Позвольте! Старому доктору Гаррисону известно, что девушки получают хорошее питание. Можете спросить у него.
Не испугавшись ее напора, инспектор лишь поднял свои густые седые брови. Он стоял как скала, холодно взирая на нее сверху вниз. Женщина была значительно ниже его ростом, и ей пришлось отступить. Под эти суровым властным взглядом она сникла и скромно сложила руки на груди.
Инспектор прочистил горло.
– Гаррисон ни слова не сказал об этом. Абсолютно ни слова.
– Интересно, почему, хотела бы я знать? Он наблюдал за всем многие годы. А откуда взялись вы?
Инспектор выглядел одновременно строгим и раздраженным и все время старательно разглядывал за спиной мадам ее подопечных.
– Повторяю: я инспектор департамента здравоохранения города Чикаго. Мы выявляем опасную и очень заразную болезнь. Чрезвычайно опасную, сходную одновременно с оспой и туберкулезом. Есть здесь что-нибудь похожее? – Он обошел миссис Мортимер и выбрал особенно истощенную девушку. Положив руку ей на спину, он приказал:
– Дышите.
– Оставьте эту девушку в покое.
– Болезнь начинается с глубокого грудного кашля. Это первый признак.
– Это первый признак многих болезней.
– Вот поэтому-то он и опасен. Потом он переходит в «обширную пульмональную инфекцию». – Он произнес эти слова, имитируя интонацию крупного медицинского светила.
Женщина покачала головой.
– У нас здесь нет ничего подобного. Инспектор по-отечески похлопал девушку по плечу, потом невозмутимо перешел к следующей.
– Последующие стадии болезни еще тяжелее. Высокая температура и гнойные лезии величиной с доллар по всему телу.
– Г-гнойные что? – заикаясь переспросила миссис Мортимер.
– Фурункулы, – объяснил инспектор. – Открой рот и скажи: «А». Мокнущие язвы.
– Ф-фурункулы. Если это так ужасно, почему я ничего не слышала об этой болезни?
Инспектор тяжело, устало вздохнул.
– Потому что мы старались, чтобы об этом знало как можно меньше народу. Не хотели пугать жителей города. Это вызвало бы ненужные волнения. Эта болезнь хуже оспы. Наверняка многие испугались бы.
Миссис Мортимер вздрогнула, но потом быстро взяла себя в руки.
– Ну, я уверена, что здесь этой болезни нет. Никто не может заболеть в моем заведении. У девушек простая здоровая пища. Я не кормлю их заморскими яствами. Они много работают по дому и в саду. А раз в неделю я даю им слабительное. Никто не болеет ничем серьезнее простуды, доктор…
– Я не доктор, я инспектор. Мое имя Тальяферро. – Он протянул ей визитку.
Она уставилась на нее.
– Как?
– Тальяферро.
Не имея возможности без очков разобрать надпись, она вернула ему визитку и тут же указала ему на дверь.
– Ну, мистер Толлифер, здесь больных нет. Можете мне поверить. Так что можете спокойно заниматься своим делом.
– Мадам, я здесь как раз по делу. Если вы любезно посторонитесь… – Инспектор медленно прошел вдоль шеренги девушек, всматриваясь в их бледные лица. Ни одна не подняла на него глаза. Он не мог определить их возраст. Двое были явно беременными, остальные – очень худыми, почти на грани истощения. Практически у всех были впалые щеки, тонкие и бесцветные губы, темные круги под глазами. Инспектор нахмурился. – Все они скверно выглядят. Лучше посмотрим ваши регистрационные книги. Когда эти девушки поступили к вам?
Миссис Мортимер раздраженно поджала губы.
– Какая вам от них польза? Зачем вам смотреть мои книги?
В конце шеренги инспектор обернулся с несвойственной для человека его возраста быстротой. Его рука опустилась на плечо последней девушки.
– Я думал, что вам все понятно. Эта болезнь появилась в нашем городе недавно. Вы, вероятно, правы, что никто в вашем… заведении ею не болен. Если только в последние несколько недель вы не принимали новеньких…
Тень беспокойства пробежала по лицу миссис Мортимер. Она нервно переступила с ноги на ногу.
– Мы никого не принимали.
– Тогда вы можете быть спокойны. Но все равно я должен посмотреть ваши регистрационные книги. Это необходимо для моего отчета.
– Вам нечего смотреть мои книги, – резко бросила она.
Инспектор похлопал по плечу последнюю девушку. Потом он пошел к началу шеренги. Чем ближе он подходил, тем больше нервничала мадам. Наконец он остановился перед ней на том же расстоянии, что и в начале их разговора. Разница была в том, что сейчас он угрожающе смотрел на нее с высоты своего роста.
Его глаза были очень черными и очень злыми. Широкие плечи загораживали свет.
– Я все равно посмотрю ваши записи. Так или иначе. Мы можем сделать это спокойно, или у вас будут неприятности.
Мадам сердито передернула плечами.
– Ну, если вы ставите вопрос таким образом…
Она стояла у него за спиной, пока он водил пальцем по записям в книге.
– Я же сказала вам, что мы никого не принимали.
– Правильно, вы это говорили, – согласился он.
– Тогда у вас нет причин думать, что у нас есть… как это там?
– Инфекционный пульмональный туберосис.
Мадам сделала глубокий вдох. Ее губы зашевелились, словно она пыталась повторить эти слова.
Инспектор закрыл книгу.
– Да, здесь все в порядке. Еще немного – и я ухожу. Мне осталось только осмотреть комнаты.
– Комнаты! – миссис Мортимер невольно повысила голос. – Вы не можете осматривать комнаты.
Инспектор поднялся и взял свой черный цилиндр.
– Это необходимо для моего отчета, вы же знаете! Это часть моей работы.
– Послушайте, мистер Толлифер. У меня много работы. Я не располагаю временем, чтобы водить вас по всему зданию.
– Можете не беспокоиться, – спокойно ответил он. – Почему бы вам просто не дать мне свои ключи, чтобы я мог все осмотреть сам?
Он протянул руку, но мадам зажала в кулаке связку ключей и сердито возразила:
– Вы не можете разгуливать здесь сами по себе.
– Я уже видел всех девушек, – напомнил он ей. – Теперь мне нужно только заглянуть в комнаты.
– Вы же мужчина. – Она пристально посмотрела на него. Ее глаза подозрительно прищурились.
– Я инспектор.
– Все равно мужчине не пристало разгуливать по зданию, где содержатся девушки.
– Меня не интересуют девушки. Мне поручено выявить, есть ли у вас крысы и прочие паразиты.
– Крысы?
– Болезнь распространяется там, где есть крысы. Так же как чума в прежние времена.
– А вы точно больше ничего не будете делать?
Инспектор торжественно поднял руку.
– Клянусь Господом.
– Хорошо, хорошо. Идите за мной. Это, конечно, напрасная трата времени, но если это поможет мне избавиться от вас, так и быть. – Она повела его по первому этажу, с плохо скрываемым раздражением распахивая двери и давая ему возможность только заглянуть в каждую из них, прежде чем дверь вновь закрывалась.
– А что в этой комнате?
– Это… э-э…
– Откройте ее.
– Не знаю, смогу ли я найти ключ. Инспектор терпеливо ждал. Наконец после нескольких попыток был найден ключ, подходивший к замку.
Запах, исходивший оттуда, валил с ног. Пол был в пятнах; в углу лежала охапка выцветшей соломы.
– Боже мой, что здесь происходило? Лицо мадам стало холодным как гранит.
– Одна из девушек была больна.
Борясь с подступавшей тошнотой, инспектор наклонился и взглянул на самое большое пятно в нескольких футах от двери.
– Вы правы. У нее было кровотечение. Миссис Мортимер смущенно передернула плечами.
– Иногда… э-э… слабительное не слишком хорошо усваивается организмом.
Он выпрямился так быстро, что мадам попятилась. Его кустистые брови сошлись на переносице, когда он пнул ногой кучку соломы. Там были видны те же красные пятна.
– Все это очень подозрительно. Вам надо быть более осмотрительной, мадам. А то кто-нибудь из ваших подопечных может умереть. Мне придется написать об этом в моем отчете.
– Моя мать всегда применяла слабительное, – закудахтала миссис Мортимер. – Организм человека перегружен шлаками. Его нужно регулярно очищать. Подобного рода случаи происходят нечасто. И они не приносят вреда. По крайней мере, все быстро проходит.
Инспектор с побледневшим лицом попятился из комнаты.
– Вы давали это лекарство и беременным девушкам тоже?
– Оно полезно для всех, – упрямо произнесла миссис Мортимер. – Моя мать всегда говорила, что слабительное помогает от всех болезней. А вы что-то слишком чувствительны для такой работы, сэр, – подозрительно заметила она, увидев, как инспектор достал платок и вытер выступившую у него на лбу испарину.
Он сунул платок назад в карман.
– Мне обычно приходится осматривать пустые комнаты, а не совать свой нос в такую грязь. – Он сделал ей знак идти дальше. – Давайте продолжим наш осмотр. Сегодня мне надо посетить еще одно место.
– Вы уже почти все осмотрели.
– Я должен увидеть все. Так что приготовьте ключи. В противном случае мне придется вызвать своих людей, чтобы взломать двери.
Полчаса спустя на верхнем этаже дома миссис Мортимер отперла узкую дверь. Инспектор сунул голову внутрь. В комнате ничего не было, кроме узкого топчана. На нем лежала неподвижная фигура. Кто-то в темно-синем, с белокурыми волосами.
– Кто это? – спросил инспектор неестественно громким голосом.
Миссис Мортимер пожала плечами.
– Просто одна из девушек. Она… отдыхает.
– В запертой комнате? – Он уже был возле топчана и склонился над девушкой. – Я не видел ее внизу. Откуда она взялась?
Девушка лежала, свернувшись калачиком, инспектор не видел ее лица. Он положил руку ей на затылок. Он был влажный. Спутавшиеся пряди волос спускались до самого пола. Вместо одеяла она укрывалась подолом своего синего платья.
Инспектор осторожно поправил прядь на щеке девушки. Щека была горячей. В это мгновение самообладание едва не покинуло его. Он откашлялся и выпрямился.
– Как давно больна эта девушка?
– Она не больна. – Миссис Мортимер вошла в комнату. – Она просто отдыхает. – Отстранив инспектора, она наклонилась и потрясла девушку за плечо. – Эй ты! Вставай!
Миранда застонала, но не открыла глаза.
– Вставай, тебе говорят. – Миссис Мортимер перевернула девушку на спину. Топчан опасно накренился. Только быстрота реакции инспектора помешала девушке упасть на пол.
Миранда открыла глаза. Над ней склонялись чьи-то лица, но ее взгляд был слишком затуманен, чтобы ясно рассмотреть их.
– Пить, – простонала она. – Воды.
– Вставай, – приказала мадам. Миранда заморгала глазами. Наконец ее взгляд остановился на лице ее мучительницы. Она с трудом подняла руку и попыталась ударить миссис Мортимер по щеке.
– Ах ты так! – Миссис Мортимер схватила Миранду за руку и стащила ее с топчана. Девушка упала на бок, и мадам поволокла ее к двери. – Если у тебя хватает сил, чтобы ударить меня, тебе надо идти вниз работать. Ты достаточно отдохнула. Поднимайся, тебе говорят.
– Одну минуту, миссис Мортимер. Сверкнув глазами, мадам попыталась загородить Миранду от инспектора.
– Она не больна.
– Об этом судить мне, миссис Мортимер. От звука знакомого голоса дрожь пробежала по телу Миранды. Она замерла и тут же получила резкий толчок в бок от миссис Мортимер.
– Я считаю, что мне нужно немедленно осмотреть эту девушку.
– Эта девушка абсолютно здорова, – возразила миссис Мортимер, сильнее толкнув Миранду в бок.
– Она вся горит. Потрогайте ее лоб. Если у нее высокая температура и глубокий грудной кашель, у нее может быть начальная стадия болезни. Когда она поступила сюда?
– Э-э… я точно не помню. Инспектор взял Миранду за руку.
– Посмотрите на ее лицо. Красные пятна на щеках. Потом они превратятся в фурункулы. Да! У нее наверняка инфекционный пульмональный туберосис.
Миранда с трудом подняла голову и встретилась взглядом с черными глазами Шрива Катервуда. Она заморгала глазами, пошатнулась и расплакалась.
Он встряхнул ее.
– Эй, не надо расстраиваться. Может быть, у тебя нет этой болезни. Ты кашляешь?
Она вскинула голову и, вновь взглянув ему в глаза, прочитала в них молчаливый приказ, словно он прокричал ей его громко вслух. Сейчас ее выход. Ее реплика. Она перестала плакать и последним усилием воли подавила в себе слабость, от которой у нее дрожали колени. Боль, терзавшая живот, звон в ушах – все это должно быть забыто. Сейчас ее выход.
– У тебя болит горло, девушка?
– Да, сэр, – едва слышно произнесла Миранда.
– Она просто устала. Теперь, когда она отдохнула, она будет в полном порядке. – Мадам попыталась поскорее увести Миранду из комнаты.
Инспектор бросил гневный взгляд на миссис Мортимер.
– Если у этой девушки инфекционный пульмональный туберосис, то она может заразить всех. Вы сами можете заразиться.
Миссис Мортимер выпустила руку Миранды и отступила в сторону.
– Мне она кажется совершенно здоровой. Я же сказала вам, что мы дали ей отдохнуть. От слабительного ее немного тошнило.
Без поддержки Миранда беспомощно зашаталась. От боли во всем теле и тошноты у нее мутилось сознание. Ее реплика. Она начала долго и надрывно кашлять.
Миссис Мортимер прикрыла рот рукой.
Миранда опять закашляла. Она бросила быстрый взгляд на суровое лицо мадам. Многие месяцы работы с «Сыновьями Мельпомены» научили ее оценивать публику. Очевидно, ее игра была убедительной. Она продолжала кашлять, не обращая внимания на боль в груди.
Шрив положил ей руку на плечо.
– У этой девушки высокая температура. – Он осторожно повернул ее к себе. – Открой рот и скажи: «А».
Миранда послушно откинула назад голову.
– А-а-а.
Он нахмурился.
– Свежие лезии.
– Л-лезии?
– Вид ужасный. Все горло поражено. Лезии могут очень быстро прорваться. Я должен забрать ее отсюда. И чем скорее, тем лучше.
Миссис Мортимер попятилась к двери.
– Вы хотите сказать, что у нее эта пальмарная болезнь?
Инспектор грустно посмотрел в лицо Миранде.
– Мне бы очень хотелось ошибиться. Девушка так молода. Но инфекционный пульмональный туберосис – болезнь опасная. Я должен отвезти ее в город и показать врачам.
Миссис Мортимер в волнении сжала руки.
– Она не может быть больна.
– Мне хочется надеяться, что я ошибся. Иначе ваше заведение будет закрыто. Мэр уже думает о том, чтобы все здания, где будет обнаружена эта опасная болезнь, предать огню.
– Предать огню!
Миранда закашляла сильнее. Побуждаемая страхом разоблачения, она слишком быстро расходовала оставшиеся у нее силы. У нее закружилась голова; черные точки завертелись перед глазами.
– Смотрите. – Голос инспектора раздался у нее в ушах. – Она сейчас потеряет сознание.
– Просто ей дали слишком много слабительного, – робко возразила миссис Мортимер.
Миранда почувствовала, как напряглась лежавшая у нее на плече рука Шрива. Он крепче прижал девушку к себе.
– Будет лучше, если я увезу ее отсюда, – настойчиво произнес он.
Протиснувшись в дверь мимо миссис Мортимер, он почти понес Миранду в холл.
– Эй, что здесь происходит?
Миранда тихо застонала.
Инспектор обернулся. К ним приближалась мощная женщина с руками и ногами, похожими на огромные окорока.
– Кто вы, черт возьми, и туда тащите эту девушку?
– Она больна. Я забираю ее отсюда.
– Нет у нее никакой такой болезни, которую нужно лечить, – возразила женщина.
– Все в порядке, Хетти.
Хетти недоверчиво уставилась на миссис Мортимер, стоявшую на пороге.
– Но она только поступила к нам.
– Ага, – вмешался инспектор. – Значит, она новенькая. И вы определенно не хотели рассказать мне о ней. Об этом я тоже напишу в своем отчете.
– Она не обычная девушка, – слабо возразила мадам. – Я просто забыла о ней.
Кустистые брови инспектора почти сошлись на переносице.
– Вы хотите сказать, что здесь у вас есть девушки, которых вы принимаете прямо с улицы? Вам их должен направлять только суд. Вы превышаете свои полномочия. Вы забываете, каким заведением вы руководите.
– Мистер Толлифер…
Не обращая внимания на умоляющий тон мадам, он помог Миранде спуститься с лестницы.
– Где туфли этой девушки?
– Она только поступила сюда. Ей еще не выдали обувь.
– Ну, найдите ей что-нибудь.
– Не надо, – слабо запротестовала Миранда. Ее голос был так тих, что его мог расслышать только Шрив. – Пожалуйста, забери меня отсюда.
В ответ он крепче сжал ее плечи. Миранда громко застонала. Он так сильно прижимал ее к себе, что она едва могла дышать.
– Ладно, не стоит. Я считаю, самым разумным будет скорее увезти ее отсюда, пока болезнь не распространилась.
Они прошли по коридору мимо той ужасной комнаты, где держали Миранду. Отвратительный запах исходил оттуда.
– Самое лучшее, если вы сожжете все в этой комнате, – сказал инспектор женщинам. – Если на полу остались следы крови и нечистот, вы подвергаете опасности других девушек.
– Боже правый, – произнесла наконец Хетти. – Вы хотите сказать, что она в самом деле больна?
– Все признаки налицо. – Они дошли до входной двери. Инспектор обернулся. Его лицо было хмурым. – Плохая характеристика для вашего заведения, – заметил он как бы между прочим, открывая дверь. – Сколько замечаний вы уже получили? Четыре? Или пять?
– Мистер Толлифер, – миссис Мортимер подобострастно улыбнулась. – Почему бы вам не зайти в мой кабинет? Вы можете оставить девушку здесь. С ней ничего не случится. Хетти за ней присмотрит. Я уверена, что я могла бы кое-что сказать – или сделать, – чтобы вы изменили свое мнение. Ваша работа, вероятно, не слишком хорошо оплачивается.
Сильный порыв ветра с озера проник под свободное платье Миранды. Девушка задрожала. Ее голова поникла. Она опять закашляла. Чтобы не упасть, ей пришлось ухватиться за руку Шрива.
– Забери меня отсюда, – пробормотала она. – Я больше не выдержу.
Он прижал ее к себе.
– В любом другом случае, миссис Мортимер, я бы согласился пойти с вами на компромисс, но это по-настоящему серьезное дело. Непременно сообщите в департамент, если еще кто-то из девушек заболеет.
Он спустился с крыльца и резко свистнул. Из-за угла появился наемный экипаж. Сквозь застилавший ей глаза туман Миранда узнала Майка Лонигана на козлах.
– Прощайте, дамы, – сказал Шрив Катервуд. – Позаботьтесь сжечь ту комнату. Очень неприятное дело.
Провожая взглядом экипаж, Хетти спросила миссис Мортимер:
– Что вы скажете об этой девушке?
– Ну, я не собираюсь возвращать деньги, которые мне за нее заплатили, можешь не сомневаться, – твердо заявила мадам. – В конце концов не моя вина, если она заболеет и умрет. Я использую эти деньги на благие дела.
Хетти кивнула, ее толстые губы тронула язвительная усмешка.
– А если они придут и захотят ее увидеть? Миссис Мортимер ни секунду не колебалась.
– Когда это бывало, чтобы кто-то возвращался? Они стараются поскорее забыть, что такая девушка вообще существовала. Ну, а когда придут, тогда и будем об этом думать. А пока сделаем вид, что она находится в одной из комнат.
Экипаж медленно двигался по шумным улицам Чикаго. Шрив прижимал к себе Миранду. Время от времени колеса попадали в колдобину. Каждый толчок заставлял девушку вздрагивать. Жар и нездоровый запах, исходивший от нее, убедили Шрива, что он, к сожалению, не солгал миссис Мортимер. Миранда была больна.
Она еще совсем ребенок. Как же он мог поверить в правдивость ее слов, когда она назвала ему свой возраст! Он прижался щекой к ее волосам. В душе он проклинал себя за то, что позволил отчиму Миранды забрать ее даже на двадцать четыре часа. Он послал Джорджа за ними, надеясь связаться с ней до того, как их ангажемент будет аннулирован. Потом, когда он узнал, что ее отвезли в мрачный дом с решетками на окнах, он сразу же отправился выяснять, куда же она попала.
Шрив потерял дар речи, узнав, что Миранду поместили в исправительный дом для несовершеннолетних проституток, печально известный плохим обращением с содержавшимися в нем девушками и нелегальными абортами. Отчим Миранды, должно быть, каким-то образом узнал, что она была любовницей Шрива. От этой мысли он покраснел и крепче прижал к себе девушку.
Она что-то пробормотала и потянула его за рубашку.
– Что?
– Шрив, ты пришел за мной.
– Конечно. Ты нужна мне сегодня на спектакле. – Его голос прозвучал необычно хрипло и неуверенно.
– Не знаю, – прошептала она, – не знаю, смогу ли я выйти на сцену. Мне очень плохо.
– Плотный завтрак и горячая ванна – и ты будешь в полном порядке, – сказал он с наигранной бодростью.
Она на минуту замолчала.
– Я не думала, что ты придешь. Я причинила тебе столько неприятностей.
– О, мы бывали и не в таких переделках. Почти после каждого спектакля случается что-то непредвиденное. Актеры к этому привыкли. Такова наша профессия. Отдыхай пока. Ада ждет, чтобы позаботиться о тебе.
– Правда?
– Ужасно беспокоится. Ты же знаешь Аду. Мы не оставляли тебя одну. Джордж все время следовал за тобой. Он видел, как тебя привезли в этот дом. Он пришел в театр и все рассказал.
Миранда молчала. Шрив решил, что она опять впала в забытье, но она поежилась.
– Это было ужасно.
Шрив почувствовал, как горячие слезы закапали ему на рубашку.
– Не думай больше об этом. Все кончилось. Ты не вернешься туда.
– Я не знаю, что мне дали, но меня тошнило. – Она задрожала и вцепилась в лацкан его сюртука. – Мне… мне было очень плохо.
– Я знаю.
– Ты не можешь этого знать.
– Я видел комнату, где ты была. Я видел…
– О нет. – Она начала плакать. – Мне так стыдно. Ты видел…
Шрив вынул из кармана платок и сунул его ей в руку.
– Тише. Я взрослый мужчина. Я знаю, как ты устроена. И я знаю, что они с тобой сделали и почему.
– Она сказала: это для того, чтобы вывести из меня яд. Но во мне нет никакого яда.
Он вытер ей слезы и погладил по спине.
– Конечно, нет. – И нет ребенка, от которого эти негодяи хотели избавиться.
– Он велел дать мне две полные ложки.
– Мне надо было врезать ему хорошенько и не отдавать ему тебя. – Шрив едва сдерживал свой гнев. Если Миранда была беременна, то теперь она потеряла их ребенка. Он даже сам удивился, как сильно вдруг разозлился.
– Я не виню тебя за то, что ты этого не сделал, – прошептала она. – Я солгала тебе.
– Я не догадывался о том, что он задумал. Ты сказала, что он твой отчим?
Слезы вновь полились у нее из глаз.
– Да.
– Неудивительно, что ты убежала из дома.
– Он убил моего отца.
– Боже! И твоя мать все равно вышла за него замуж?
– Она ничего не знала. Она и сейчас не знает. Она хорошая мать. Замечательная. У меня есть маленькая сестренка Рейчел. Он пришел и предложил маме выйти за него замуж. Она была так одинока и несчастна. Мы жили у дедушки с бабушкой из милости.
– Это очень печально.
– Да.
Шрив больше не стал расспрашивать. Они продолжали путь молча. Наконец они приехали в гостиницу. Несмотря на протесты Миранды, он не позволил ей идти.
– Я отнесу тебя в комнату Ады.
– Не… в нашу? – тихо спросила она.
– «Нашей» не будет, Миранда. До тех пор, пока ты не станешь взрослой.
Его лицо было таким строгим, что она не решилась протестовать. Тщательно скрывая ее лицо, он пронес ее через вестибюль с гордым видом Макбета, короля Шотландии.
На верхней площадке лестницы он помедлил и посмотрел ей в лицо.
– Как твое настоящее имя?
– Миранда.
– Миранда… а дальше?
– Просто Миранда. Я не буду носить другого имени, пока не сделаю то, что должна сделать.
Шрив грозно нахмурился.
– Что именно?
– Пока не знаю. – Ее лицо было усталым. Глаза закрывались. Она прижала голову к его плечу. – Я действительно не знаю.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сцены страсти - Джеймс Дина


Комментарии к роману "Сцены страсти - Джеймс Дина" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100