Читать онлайн Сцены любви, автора - Джеймс Дина, Раздел - Сцена четвертая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сцены любви - Джеймс Дина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.69 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сцены любви - Джеймс Дина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сцены любви - Джеймс Дина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Дина

Сцены любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Сцена четвертая

В крови заходит солнце.
type="note" l:href="#n_15">[15]
Проклиная все на свете, де ла Барка устроился у стены серого здания как раз напротив служебного входа в театр «Ройал Орлеанс». Его внешний вид претерпел значительные изменения, так что теперь он не выглядел как северянин, страдающий от южной жары.
Вместо черного котелка он надел соломенную шляпу, которая своими широкими полями закрывала его лицо от солнца, а вместо наглухо застегнутого шерстяного сюртука на нем была рубашка с мягким воротничком, свободный пиджак и брюки – все из светлой легкой ткани.
Хотя его пиджак был застегнут на все пуговицы, а ворот рубашки стянут галстуком – что придавало ему весьма строгий вид, – он тем не менее выглядел примерно так же, как и прохожие на улицах, что позволяло ему бродить по улицам, не привлекая к себе излишнего внимания. Разумеется, карманы его костюма скрывали в себе целый арсенал.
Но несмотря на смену одежды пот все равно безудержно струился у него по лицу, а вездесущие москиты не давали покоя. Рубашка на спине и под мышками тоже стала влажной от пота.
Как люди могут вообще жить в Новом Орлеане? Особенно в августовскую жару, когда они вынуждены ходить по улицам, где между камнями мостовой растет мох, и дышать влажным воздухом.
Де ла Барка с непередаваемым удивлением смотрел на домохозяек и их слуг, спешащих за покупками, на торговцев с тележками, на бизнесменов и плантаторов, разъезжавших в своих экипажах и повозках. Они, казалось, совсем не замечали жары, которая готова была поглотить его.
Наконец в конце аллеи остановился экипаж. Де ла Барка достал из кармана газету и пробежался по ней глазами, а потом прошел на несколько шагов вперед, делая вид, что его интересуют номера домов. С этого места он увидел, как из экипажа вышел мужчина.
Сыщик смахнул со лба пот. Мужчина был высоким, смуглым и поразительно красивым. Наверняка актер, презрительно подумал де ла Барка. Он вполне подходил под описание, данное Армистедом, да, но такому описанию соответствовало три четверти актеров, выступавших в городах вдоль всей Миссисипи.
Мужчина повернулся, чтобы подать руку женщине. Золотистые волосы сверкнули в лучах заходящего солнца. Сыщик сразу же вспомнил двух женщин, с которыми разговаривал в Вайоминге. У Рейчел Уэстфолл были точно такие же волосы. И волосы Рут Уэстфолл тоже, вероятно, были этого же оттенка до того, как они начали седеть.
«Моя сестра», сказала тогда младшая из женщин. Он уехал, решив, что она ненормальная. Возможно, это действительно так. Словам женщин нельзя доверять. Из ревности или злорадства они часто лгут, обвиняя других.
Он оказался в Новом Орлеане не случайно. Сначала он вернулся в Чикаго, где находился дом Бенджамина Уэстфолла. Там он узнал, что тринадцать лет назад Уэстфолл нанимал частного детектива Паркера Бледсоу из агентства Пинкертона.
Бледсоу должен был найти старшую сестру Рейчел Уэстфолл, Миранду Драммонд. Согласно отчету, она в шестнадцать лет убежала из дома. Детектив нашел ее в некой театральной труппе. Ее отчим, Бенджамин Уэстфолл, забрал ее оттуда.
По слухам она умерла в исправительном доме. Очевидно, это не было правдой. Рейчел Уэстфолл совершенно определенно произнесла «моя сестра».
Он о многом хотел бы расспросить Бледсоу, но этот человек был найден мертвым вскоре после представления отчета Уэстфоллу. Его убийцу так и не нашли. Не могла ли Миранда Драммонд каким-то образом быть виновной в смерти Бледсоу? А в дальнейшем и Уэстфолла?
В момент гибели Бледсоу ей было всего семнадцать лет, но возраст, как давно понял де ла Барка, не был помехой для убийства. Шестилетний ребенок вполне мог нажать на курок пистолета, а десятилетний ударить человека ножом.
Появление белокурой женщины и высокого темноволосого мужчины в труппе актеров вроде бы и не имело прямой связи с ужасными событиями в форте Галлатин. Имя Миранда, хоть и достаточно редкое, вполне могло тем не менее принадлежать большому числу женщин по всей стране. Имя Шрив Катервуд совершенно не походило на имя Марк Филлипс. Однако при виде этих двоих охотничий инстинкт де ла Барки проснулся. Он заставил себя спокойно все проанализировать.
Женщина, возможно, и не была дочерью Рут Уэстфолл и Френсиса Драммонда. Она была просто светловолосой актрисой, отдаленно напоминающей Рейчел Уэстфолл. Более того, даже если это действительно была Миранда Драммонд, она могла и не иметь никакого отношения к событиям в форте Галлатин.
С другой стороны, и мужчина вполне мог быть тем самым пленником, приказ об освобождении которого привез в старой сумке усатый лейтенант. Во время побега охранников связали, а сержант был убит. Армистед не получил никакой информации от своего пленника – ситуация необычная, потому что, как правило, преступники начинали признаваться во всех своих грехах, едва за ними закрывалась дверь тюрьмы.
Человек, который выдержал, мягко говоря, весьма неприятную тактику допроса военного следователя, был явно личностью неординарной. Такой вполне мог прятаться «на виду у всех». Не имея точных доказательств, де ла Барка мог лишь строить догадки.
Он должен поближе подобраться к этим двоим, проверить факты, навести справки.
К женщине, решил он, подобраться будет проще, и именно она станет первой мишенью. Женщин, как известно, проще запутать и запугать. Сначала они лгут и притворяются глупыми. Потом пытаются использовать свои чары. Наконец начинают плакать и признаются. Иногда, прежде чем признаться, они бьются в истерике. Он провел языком по нижней губе. Но они всегда рассказывают ему то, что он хочет знать. И кое-что из этого даже оказывается правдой.


Из-за кулис де ла Барка следил за ее игрой. Он надеялся увидеть доказательства того, что, возможно, это она переодевалась в форму армейского офицера, но первое впечатление заставило его отказаться от этой мысли.
Хотя он не следил за сюжетом пьесы, даже не вникал в ее содержание, он тем не менее внимательно наблюдал за белокурой актрисой. Она была одета в мужской костюм, но только слепой мог бы принять ее за юношу. У нее были длинные, красивые ноги, тонкая талия. А мелодичный голос невозможно было принять за ломающийся юношеский тенор.
Нет. Это не она, а вот ее партнеры – другое дело. Де ла Барка пригляделся к остальным. Один молодой актер с такими же светлыми волосами, как у нее, мог быть тем, кого он искал. Сыщик внимательно посмотрел на него: актер двигался по сцене слегка покачивая бедрами. Де ла Барка презрительно поморщился. Такой никогда не решится сесть на лошадь и убить человека, хотя, конечно, все актеры привыкли выступать перед публикой и присутствие толпы не смутит никого из них.
Он опять обратил свое внимание на девушку, точнее сказать, женщину. В свете рампы он увидел морщинки в уголках ее глаз. Он пригляделся. Она двигалась легко и уверенно. И когда ей пришлось фехтовать, она сделала это вполне профессионально.
Он должен допросить ее, твердо решил он. Он уже знал, каким образом все это будет происходить. Сначала она будет лгать. Потом попытается пустить в ход свои женские чары. Он посмотрел на ее улыбающееся лицо, когда она обнимала главного героя. На секунду де ла Барка закрыл глаза: он, пожалуй, поддастся ее чарам.
А потом заставит ее заплакать. Он заставит ее закричать и забиться в истерике. И тогда она расскажет ему, где она была четвертого июля, в день, когда был убит Бенджамин Уэстфолл.
Все-таки определенно некоторые стороны его профессии были приятнее других.


– Сегодня ты был великолепен. – Миранда смотрела, как Шрив снимает грим.
– Я всегда великолепен, – ответил он, отклеивая накладные брови и складывая их в коробку.
– Но сегодня было нечто особенное.
Он снял с головы парик Орсино и повесил его на болванку.
– Занятие любовью днем, – улыбнулся он, – самая полезная вещь для хорошей игры.
– Как твоя голова?
– Лучше не бывает. – Он закрыл лицо полотенцем, снимая остатки грима.
– Хотела бы я верить, что ты говоришь правду.
Он отбросил полотенце и резко повернулся на стуле. Улыбнувшись ей своей самой обворожительной улыбкой, он поманил ее пальцем.
– Позвольте, мадам, продемонстрировать вам это. Вы избавитесь от всяких сомнений и улыбнетесь, убедившись в твердости ваших знаний.
Она медленно улыбнулась ему в ответ; легкий румянец появился у нее на лице.
– Я верю тебе. А продемонстрировать это ты можешь позднее.
– Ты уверена?
– Абсолютно.
С преувеличенно тяжелым вздохом он поднялся.
– Я еще вернусь. Думай обо мне, пока меня не будет. – Он взял ее за подбородок и поцеловал долгим и страстным поцелуем.
Театр начал пустеть. Рабочие сцены убирали декорации и расходились. Актеры переодевались и разгримировывались. Поодиночке и парами они покидали театр.
Мужская уборная была пуста. Шрив зашел в одну из кабинок и сел, сжав голову руками. Он отлично играл сегодня, но какой ценой это ему далось? Сильная головная боль вызывала у него тошноту. Если бы у него в желудке было хоть что-то, в антракте ему наверняка пришлось бы покидать сцену. Хотя он сомневался, хватило бы у него на это сил.
Сколько еще времени он сможет притворяться?
Ответ был ему известен. Он будет продолжать до тех пор, пока боль не исчезнет. Он успокаивал себя лишь тем, что как любой жизненный опыт, эти ощущения сделают его игру еще убедительнее. Теперь он сможет придать настоящую достоверность роли, если ему когда-нибудь придется играть инвалида. Он поправится, оставив все эти неприятности позади. И тогда он сможет поговорить с Мирандой о браке.
Он прижался лбом к холодной каменной стене. Ему, вероятно, не следовало говорить ей о разрешении на брак. А если он не поправится? Если опухоль не пройдет? Вдруг полосы у него перед глазами начнут увеличиваться и превратятся в сплошную черную завесу?
Он поежился; тихий стон сорвался у него с губ. Он не станет так жить. Если это случится, он...
Он оттолкнулся от стены. Несколько минут отдыха придали ему силы. Вернувшись в гостиницу, после ужина, он сможет поспать. Миранда его поймет.
Шрив посмотрел на себя в маленькое зеркало и нахмурился. У него был ужасно нездоровый цвет лица. Если он не собирается играть исключительно призрака Банко или отца Гамлета, то ему надо больше бывать на воздухе. Но эта проклятая новоорлеанская жара делала послеобеденные прогулки невыносимыми.
Он дал себе слово больше никогда не приезжать сюда летом. Состоятельные новоорлеанцы все равно проводили это время года за городом.
Устало вздохнув, он выпрямился и отошел от зеркала. Он задержался дольше, чем предполагал, но прохладный полумрак этого места ослабил его головную боль. Может быть, он страдает не столько от травм, сколько от жары.
В коридоре было темно. Когда он входил в уборную, лампы горели. Теперь кто-то погасил их. Он должен будет поговорить с хозяином театра, чтобы рабочие сцены не уходили, пока актеры не покинут театр. Он осторожно пошел вперед, держась рукой за стену.
Вдруг до него долетели какие-то странные звуки: возня, удары, глухой стук падения, чье-то тяжелое дыхание. Он остановился, заморгал глазами, вглядываясь в темноту и сомневаясь, не в его ли зрении все дело.
– Шрив!..
Голос Миранды, громкий, испуганный, оборвался. Происходило что-то ужасное. Шрив рванулся вперед. Дверь их гримерной была распахнута, и в темноте он ударился об нее. Зашатавшись, он ухватился за веревку, на которой висели декорации, и только так удержался на ногах.
Света по-прежнему не было! Лампы в гримерной тоже не горели. Неудивительно, что он потерял ориентацию.
Тяжелые шаги раздались в коридоре; кто-то шел очень быстро, но все-таки не бежал. Он должен был перехватить незнакомца. Никто не знал расположения помещений театра лучше, чем он. Но не успел он сделать и двух шагов, как голова у него закружилась. Пошатнувшись, Шрив зацепился за что-то на полу и упал на руки.
– Стой! Помогите! Помогите! Воры! Убийцы! Голос, который слышали на верхних ярусах балконов всех театров мира, долетел до двери, выходившей на сцену. В этот момент дверь распахнулась, и на ее фоне стал виден силуэт мужчины с тяжелой ношей на плече.
– Миранда! Ноша зашевелилась.
Похищение. Кто-то похитил ее. Шрив вскочил на ноги.
– Миранда!
Дверь на сцену захлопнулась. В этот момент открылась дверь находившейся рядом гримерной.
– Что случилось?
Свет, благословенный свет полился в коридор. Джерольд, второй ведущий актер труппы, высунул голову из-за двери. На нем ничего не было, кроме обмотанного вокруг бедер полотенца.
– Миранду похитили!
– Что? Ты уверен?
– Что случилось? – Из-за спины Джерольда прозвучал взволнованный женский голос. – Кто выключил свет?
Шрив не стал тратить времени на объяснения.
– Вызовите полицию!
Секундное колебание, потом Джерольд кивнул.
– Сейчас, только надену штаны. Шрив бросился к двери.
– Помогите! Полиция!
В стоявшем в конце аллеи экипаже закрылась дверца. Шрив помчался к нему, но кучер хлестнул кнутом по спинам лошадей. Они рванулись с места.
– Помогите! Убивают! – Шрив побежал следом.
В экипаже де ла Барка открыл окно и скомандовал кучеру:
– Поезжай через пустыри и как можно быстрее, Потит.
– Такой путь будет дорого стоить, – ответил тот, наклонившись к окну.
– Я же сказал, что умный парень может много заработать на этом деле, – возразил де ла Барка.
– На помощь! На помощь! – Голос Миранды, заглушенный тканью мешка, тем не менее прозвучал внутри экипажа довольно громко.
– Молчать! – Де ла Барка попытался зажать ей рот через грубую мешковину.
Отчаянно извиваясь, Миранда сумела высвободить руку из мешка. Продолжая кричать, она проделала отверстие в мешке побольше и вытащила вторую руку.
– Сиди спокойно! – Де ла Барка всем телом навалился на нее.
Она вскрикнула, оказавшись на полу. Свободным концом веревки де ла Барка обмотал одну ее руку. Она мгновенно спрятала другую под мешок.
Экипаж резко свернул влево. Кнут со свистом опустился на спину одной из лошадей. Пассажиров бросило на стенку экипажа. Миранда ударилась головой о дверцу. Она распахнулась, и только рука де ла Барки, схватившая ее за подол платья, удержала ее от падения на мостовую.
К удивлению сыщика Миранда начала пинать его и вырываться. Свесившись головой почти до земли и едва не падая под колеса, она продолжала сопротивляться его усилиям втащить ее назад.
– Глупая женщина! Ты погибнешь. Лезь назад.
Она закричала. Он громко выругался. Через минуту весь Новый Орлеан выскочит на улицу. Де ла Барка отпрянул, когда она пнула его прямо в грудь.
Потит повернул экипаж в другую сторону. Де ла Барка схватился одной рукой за дверцу, чтобы не вывалиться наружу.
– Идиот! Помедленнее! – закричал он кучеру. – Она сейчас...
Ухватившись за веревку, связывавшую ее руку, Миранда высвободила ее, не прекращая пинаться.
В какое-то мгновение она почувствовала, что падает, не сдерживаемая его руками. Она сжала зубы и приготовилась к удару о землю.
Но его руки успели схватить ее за платье. Ткань затрещала, но выдержала, и похититель, втащив Миранду в экипаж, захлопнул дверцу.
– Погоняй! – крикнул он кучеру.
– То «помедленнее», то «погоняй»! Решите же наконец что вам нужно! – Снова раздался свист кнута, и лошади прибавили ход.
Миранда попыталась стащить с себя мешок. На этот раз похититель не мешал ей. Через несколько секунд она была свободна. Поправив волосы, закрывавшие ей глаза, она увидела темную фигуру, сидевшую напротив нее. Она набрала в легкие побольше воздуха, чтобы закричать, но он сунул ей в лицо дуло пистолета.
– Закричишь, и я выбью тебе зубы. Она отпрянула.
– Лучше остановите экипаж и выпустите меня. Не надейтесь, что вам это сойдет с рук.
В свете уличного фонаря она разглядела круглое, неподвижное лицо, глаза, холодно сверкающие из-под набухших век.
Она поежилась.
– Вас ждут большие неприятности, мистер. Что вы делаете?
– Я провожу задержание скрывшейся от правосудия преступницы, – важно, насколько позволяло неровное движение экипажа, ответил он.
Спокойная речь с легким акцентом испугала ее. Значит, вот оно что. Это частный сыщик. Ей следовало сразу догадаться.
– Вы ошиблись, – ответила она. – Я актриса.
– Я так не думаю. – Его глаза вновь сверкнули в свете фонаря, который они миновали, но гораздо страшнее был блеск его пистолета. Потом они свернули на темную аллею.
Миранда притворилась, что не поняла его.
– Вы сошли с ума. Я актриса. Мне случалось плохо играть, но не настолько, чтобы подвергать меня за это аресту.
Внутри экипажа было совершенно темно. Стук колес мешал ей расслышать его дыхание. Ее похититель сидел так тихо, что ей казалось, будто она совершенно одна.
Она сидела, охваченная страхом, и вспоминала, как Бенджамин Уэстфолл схватился за грудь, когда пуля попала в него и хлынула кровь. Усилием воли она взяла себя в руки и приняла неприступный вид.
– Я требую, чтобы вы немедленно остановили экипаж, – тоном леди Макбет произнесла она.
Удивительно, но лошади замедлили ход.
Это было простым совпадением. По обе стороны возвышались темные кирпичные стены. Они въехали на какую-то улицу на окраине города.
Миранда напряглась, ожидая благоприятного момента. Шрив учил ее, что жизнь не столь драматична, как пьеса, и реальные люди не репетируют свои действия, оттачивая каждый шаг. Ее похититель может сделать неверное движение, и тогда она нанесет удар.
Экипаж покачнулся, когда кучер слез с облучка. Миранда сразу отметила, что он не распахнул дверцу как профессиональный кебмен. Ее похититель наклонился вперед, вытянув руку.
Должно быть, она выдала себя своим дыханием. Шрив говорил, что она никогда не умела правильно дышать.
– Не пытайтесь сделать какую-нибудь глупость. – Он ткнул ей в грудь дулом пистолета, и Миранда покачнулась.
– Лучше отпустите меня, – все же сказала она.
– А вы лучше делайте то, что я вам велю. – Его голос был сухим и ровным. – Я привык наносить свой удар до того, как ударят меня.


Сердце Шрива готово было выскочить из груди. В висках стучало. Продолжая гнаться за экипажем, он уже решил, что ему придется прекратить погоню, когда на пустынной улице он увидел повозку. Без колебаний он прыгнул в нее и вырвал вожжи у возницы.
Герой пьесы помчался бы за похитителем как молния, но у Шрива не было опыта езды по узким городским улочкам. Он так разогнал лошадей, что на повороте не справился с повозкой и попал колесом в канаву. Колесо слетело с оси.
Оставив хозяина кричать и ругаться, он возобновил преследование, полагаясь только на собственный слух, который вел его по темным аллеям.


– Вы дочь Френсиса Драммонда, – без предисловий заявил де ла Барка. У него была привычка заявлять свои догадки как доказанные факты.
На этот раз его ждало разочарование. Сохраняя холодное выражение лица, Миранда нанесла ответный удар.
– А как ваше имя, сэр? Я хочу знать ваше имя, чтобы сообщить о вашем поведении вашему начальству.
– Мое имя не имеет значения. Гораздо важнее ваше. Вы Миранда Драммонд. – Он шагнул к ней, расправив плечи, надеясь испугать ее.
Миранда попыталась ответить ему таким же ровным тоном.
– Я не пользуюсь фамилией. Я ее не помню... и своего отца тоже. Он умер, когда я была ребенком.
Наконец-то он убедился, что перед ним была Миранда Драммонд. Все же де ла Барка был несколько обескуражен ее равнодушием. Он ожидал, что она станет нервничать, умолять его. Он ткнул в ее сторону пальцем.
– Ваша мать вышла замуж за генерала Бенджамина Уэстфолла, и он утверждал, что вы умерли.
Миранда пожала плечами.
– Он ошибся.
– Всего несколько месяцев назад в Чикаго вы нанимали частного детектива из агентства Пинкертона, чтоб разыскать вашу сестру Рейчел Уэстфолл.
– Я решила, что мы могли бы восстановить наши отношения. Она побывала на моем спектакле, потом мы встретились за ленчем. В этом нет ничего предосудительного. А вот вы... Вам придется многое объяснить вашему начальству и полиции здесь, в Новом Орлеане. Я хочу знать ваше имя. Я намерена при первой же возможности сообщить о вас в полицию. Я была похищена. Люди видели, как меня вынесли из театра.
Де ла Барка вынул из кармана блокнот и сверился с записью.
– Вы покинули Чикаго, потому что у вас был ангажемент в Сент-Луисе, но вы туда не прибыли. Ваш импресарио и – я полагаю – партнер сообщил, что вы больны. Ангажемент был аннулирован.
Язвительная пауза перед словом «партнер» заставила Миранду гордо вскинуть голову. Она пыталась понять, каким образом этому человеку так легко удалось оскорбить ее. Она решила отвечать ему в том же духе и как настоящая леди Макбет, произнесла:
– У вас не было необходимости похищать меня из театра и гнать во весь опор лошадей как сумасшедшему. Вы могли бы прийти в театр и задать ваши вопросы. Я бы ответила на них. Ваши сведения верны. Я была больна. И я могу опять заболеть из-за плохого обращения. Назовите ваше имя. Я непременно сообщу о вашем поведении куда следует.
– В какой больнице вы находились?
– Не в больнице. Я жила у друзей.
– У друзей в Вайоминге?
– Нет. Ваше имя, сэр!
– Де ла Барка, – раздраженно бросил он. – Так где же вы были?
– Ваше полное имя.
– Френк, черт возьми! Френк де ла Барка. Где вы были?
– В Сент-Луисе.
– Вы лжете. Миранда встала.
– Мистер де ла Барка, в вашей записной книжке нет ничего, за исключением самых общих сведений биографического характера и ваших предположений. Это вы совершили преступление.
Сыщик и глазом не моргнул.
– А как насчет вашего импресарио, этого актера Шрива Катервуда? – В его голосе появились победные нотки. – Что будет, если его отвезут в Вайоминг, чтобы встретиться с неким полковником Теодором Армистедом?
– Я уверена, что полковник будет счастлив увидеть такого великого актера в этом Богом забытом месте. – Она гордо подняла голову. – Ваше начальство тоже обрадуется. Шрив и я привыкли выступать перед большими аудиториями в Чикаго, Сент-Луисе, Новом Орлеане. Даже в Нью-Йорке. Во всем штате Вайоминг не наберется столько зрителей, как в любом из этих городов. В форте Лареми, вероятно, даже нет театра.
– Откуда вы узнали, что Армистед находится в форте Лареми? – Его губы дрогнули в злорадной усмешке.
Она позволила себе тоже улыбнуться, хотя в душе испугалась так, что даже кончики пальцев у нее похолодели.
– Я этого не знала. Я назвала форт Лареми как самый крупный военный форпост в Вайоминге. Если бы вы упомянули Техас, я назвала бы форт Уорт. – Она недовольно передернула плечами. – Я просто использовала метафору.
Де ла Барка напрягся как приготовившаяся к нападению змея. Вскочив со стула, он схватил ее за руку и толкнул к шкафу.
– Вы лжете! Мне нужна правда! И немедленно! – Он произнес эти слова тихо, но в них явно звучала угроза.
– Я не...
Он ударил ее кулаком в лицо. Удар был сильным, к тому же он отпустил ее руку, за которую держал, и она упала. Он наклонился над ней, угрожающе сжав кулаки.
– Слушай меня внимательно. Ты подробно расскажешь мне все, что случилось и что за этим кроется. А потом сядешь за стол и напишешь свои показания.
У Миранды было ощущение, что он сломал ей челюсть. Острая боль и шок сделали ее совсем слабой. Она почувствовала во рту кровь из разбитой губы и прижала к щеке дрожащую руку.
– Вы совершаете большую ошибку. Мне нечего вам сказать.
Он поднял ее и ударил снова. На этот раз в живот.
Миранда согнулась пополам, парализованная болью и тошнотой.
Он схватил ее за волосы и заставил подняться.
– Теперь слушай меня, Миранда Драммонд. Ты разозлила очень влиятельных людей. Они заплатили мне очень большие деньги, чтобы я узнал ответы на вопросы, на которые никто другой не нашел ответов. Они хотят знать, почему был убит Бенджамин Уэстфолл, кто стоит за его смертью и что те люди надеются получить от этого.
Оглушенная болью, она молча смотрела на него.
– Ты – мой главный свидетель.
– Я ничего не знаю. Меня даже там не было. Де ла Барка размахнулся.
– Меня там не было! Не было! – Она вложила всю душу в этот крик. Ее жизнь зависела от того, насколько она будет убедительной. Вновь и вновь она выкрикивала эти слова.
Дверь отворилась.
– Что вы делаете? – На пороге появился Потит.
– Тебя это не касается.
– Вы слишком грубо обращаетесь с этой девушкой.
Де ла Барка вынул пистолет.
– Не входи! То, что происходит в этой комнате, тебя не касается.
Потит поднял руки.
– Не надо злиться. Просто не давайте ей так громко кричать. В Новом Орлеане полно мужчин, которые не терпят подобного обращения с женщинами. Можете вырезать сердце мужчине, но не трогайте женщин. Может быть, здесь тоже найдутся такие. Может быть...
Де ла Барка ткнул его дулом пистолета.
– Убирайся отсюда.
– Как прикажете. Вы слишком глупы, чтобы понять мое предостережение. Вам не поздоровится. – Потит бросил загадочный взгляд на Миранду, прижавшуюся к шкафу в углу.
Де ла Барка щелкнул курком, но Потит уже скрылся в коридоре.
– Дурак! – Де ла Барка захлопнул за ним дверь. – Ты мне скажешь правду! – набросился он на Миранду.
Она выпрямилась.
– Знаете, он прав. Здесь не Нью-Йорк. Это Новый Орлеан. С женщинами здесь обращаются вежливо.
Он пожал плечами.
– Мне плевать. Мне нужна информация! – Он шагнул к ней, но у нее уже было время все обдумать. Схватив со стола лампу, она швырнула ее сыщику в грудь. Стекло разбилось, и благодаря попавшему на одежду керосину пламя быстро охватило его.
– Проклятье! – закричал он и начал сбивать пламя, но это оказалось не так-то легко. Пока он пытался расстегнуть пуговицы, Миранда бросилась к двери и выскочила в коридор.
На узкой лестнице Потит загородил ей дорогу. Их взгляды встретились. С ленивой улыбкой он отступил к стене. Промчавшись мимо него к входной двери и распахнув ее, она оказалась прямо в объятиях Шрива.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сцены любви - Джеймс Дина


Комментарии к роману "Сцены любви - Джеймс Дина" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100