Читать онлайн Сцены любви, автора - Джеймс Дина, Раздел - Сцена восьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сцены любви - Джеймс Дина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.69 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сцены любви - Джеймс Дина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сцены любви - Джеймс Дина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Дина

Сцены любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Сцена восьмая

Правда всегда скажется.
type="note" l:href="#n_68">[68]
По спине Миранды пополз холодок. Она поежилась. За ней явно кто-то следил. Она передернула плечами, но ощущение осталось. Резко обернувшись, она обвела взглядом вестибюль гостиницы.
В кресле у противоположной стены сидел мужчина. Газета, которую он, видимо, читал, лежала на коленях, а пара страниц соскользнула на пол. Их взгляды встретились, и на его лице отразилось неподдельное удивление.
Слишком поздно он осознал, что надо было прикрыться газетой, и покраснел. Потом, будто желая показать, что он не следил за ней, мужчина, наклонившись, поднял упавшие страницы, свернул газету, положил ее на колени и отвел глаза. Его взгляд остановился на пожилом мужчине, мирно дремавшем в залитом солнцем кресле.
Миранда нахмурилась. Его лицо показалось ей знакомым.
Мужчина сунул руку в карман и привычным жестом вынул сигару. Воспользовавшись серебряным ножичком, он отрезал кончик, зажег спичку о подошву своего высокого ботинка, а затем довольно затянулся.
Опытная актриса, она сразу распознала игру. Возможно, он всего лишь обычный зевака. Она привыкла, что люди смотрят на нее. В роли английской аристократки она часто чувствовала на себе любопытные взгляды и слышала шепот за спиной.
Однако здесь было нечто другое. Его игра была слишком хорошей, слишком рассчитанной. И с каждой минутой он казался ей все более знакомым. Облачко дыма закрыло его лицо.
– Чем могу помочь, леди Эджмонт? – обратился к ней дежурный.
Она повернулась к нему.
– Мой ключ, пожалуйста.
– Слушаюсь, мэм. – Он подал ей ключ.
– Есть ли почта для лорда Эджмонта или для меня?
Дежурный сунул руку в ячейку.
– Нет, мэм.
Вдруг озарение охватило ее. Накладная борода!
– Генри Келлер.
– Что вы сказали, мэм? – спросил дежурный.
– Генри Келлер. – Она оглянулась. Кресло было пустым.
Зажав ключ в руке, она бросилась через вестибюль. Запах сигары оставил след. На тротуаре он повернул налево. Она следовала за ним по запаху, пока не увидела его быстро удаляющуюся фигуру.
– Генри Келлер!
Он вздрогнул, будто получил выстрел в спину, но все-таки сделал еще один шаг вперед.
– Генри Келлер! – Она уже подхватила юбку, чтобы бежать за ним.
Он повернулся к ней, неуверенная улыбка появилась у него на лице.
– Великолепная Миранда. Не могу поверить, что вы узнали меня.
Она остановилась всего в ярде от него. Их взгляды встретились. Он изобразил полное неведение. Она сразу же почувствовала это; уже одна его попытка притворяться выдавала его. Раз он притворялся, значит, таким образом он хотел что-то скрыть. Она готова была держать пари, что его наняли, чтобы навести справки о ней.
– Вам понравилась моя игра?
Он открыл рот, будто хотел возразить. Потом пожал плечами.
– Я пришел совсем недавно. У меня не было времени по-настоящему оценить вашу роль.
– Она не менее хороша, чем роль леди Макбет, уверяю вас. – Она закусила губу. – Вы по-прежнему работаете в агентстве Пинкертона?
– Да.
– И кто-то нанял вас, чтобы навести справки о лорде и леди Эджмонт. – Это был не вопрос, а утверждение.
Он кивнул.
Она поежилась и постучала ногой об ногу, чувствуя, как холод начал пробирать ее через ботинки.
– Не выпьете ли со мной кофе у меня в номере? Я как раз собираюсь туда подняться.
Он медлил.
– Мне кажется, с профессиональной точки зрения мне нельзя этого делать.
Она взяла его за руку, будто они были старыми друзьями. Ее улыбка не выдавала волнения.
– Но подумайте, как вам будет легко справиться с вашим заданием.
Ему следовало высвободить руку и уйти, но ее голубые глаза удерживали его на месте; к тому же он никогда не забывал ее. Он кивнул.
– Пожалуй, вы правы.
– Тогда пойдемте.


Она по-прежнему была самой красивой женщиной, которую он когда-либо видел; самой красивой женщиной, с которой ему доводилось сидеть рядом, и уж точно самой красивой женщиной, которая когда-либо угощала его кофе. Он следил за тем, как ее изящные руки брали чашку с блюдцем и наливали кофе.
– Сахар?
– Да, мэм.
– Сливки?
– Нет, спасибо.
Она подала ему чашку, потом налила себе. Она пила черный и очень горячий кофе.
Он смотрел на нее и ждал.
Наконец она поставила чашку на стол и взглянула на него своими чудесными голубыми глазами.
– Вас нанял сенатор Уолдрон или сенатор Батлер?
– Я не имею права разглашать имя моего клиента.
Она пожала плечами.
– Батлер, я полагаю. Он весьма беспринципный человек. Он считает всех такими же бесчестными, как он сам, поэтому обо всех наводит справки.
Келлер посмотрел в чашку, потом поднял глаза на свою собеседницу.
– В этом случае он был прав. Она грустно улыбнулась.
– Я помню, как вы наводили справки о Рейчел Уэстфолл для меня.
– Я это тоже помню. – Он опустил глаза. – Помню это и кое-что еще. У Рейчел Уэстфолл была старшая сестра, девушка, которая когда-то давно неожиданно исчезла. Эту девушку звали Миранда Драммонд. – Он взглянул прямо ей в глаза. – Вы и есть Миранда Драммонд.
– Я – Миранда Катервуд.
Он попробовал кофе и убедился, что он прекрасно приготовлен. В гостинице готовили кофе гораздо лучше, чем он делал это сам.
– Миранду Драммонд разыскивал Бенджамин Уэстфолл, – заметил он, припоминая все детали того запутанного дела. – Но вам об этом было известно.
– Да, я это знала.
Он закрыл глаза, отыскивая в памяти подробности.
– Он нашел вас в труппе странствующих актеров. Вы играли на сцене, когда вам было всего семнадцать лет. Расследование проводил детектив по имени Паркер Бледсоу.
– И он был убит.
– С этим Бледсоу случилась ужасная вещь. – Он поставил чашку и сложил руки на коленях. – Он был убит на улице, возвращаясь из конторы в тот день, когда нашел вас. Он написал отчет, который, как теперь я понимаю, был неполный. Ваш отчим заплатил по счету, хотя дело не было по-настоящему закрыто. Или было?
– Думаю, что было, – сухо заметила она.
– А ваш отчим поместил вас в исправительный дом для малолетних проституток.
– Я это тоже помню – очень отчетливо. И еще я помню, что Паркер Бледсоу погиб ужасной смертью.
Келлер нахмурился, вспомнив описание события.
– Его смерть так и не была расследована до конца.
Выражение ее лица осталось спокойным.
– Кажется, предполагаемым орудием убийства была сабля.
– Это только предположение. Но Паркер Бледсоу действительно был... обезглавлен.
Она с сочувствием посмотрела на него.
– И вы, сотрудники агентства Пинкертона, еще называете себя детективами! Я абсолютно уверена, что это убийство совершил Бенджамин Уэстфолл. Я на себе испытала, на что способен этот человек.
Келлер вспыхнул. Он достал из кармана блокнот.
– Может быть, вы расскажите мне.
– Зачем? – Ее тон явно задел его за живое.– Вы ничего не сможете сделать. Бенджамин Уэстфолл мертв.
– Да, я слышал об этом в Чикаго. Застрелен каким-то озлобленным солдатом. Еще одно нераскрытое преступление.
Значит, вот какова была официальная версия. Миранда опустила голову. Может быть...
– Верно. Я тоже об этом слышала.
– Но вы говорите, что он был способен на что угодно?
– Он оказался способен упрятать меня в эту тюрьму для малолетних проституток.
– Но вы выжили.
– Через двадцать четыре часа меня вызволили оттуда Шрив Катервуд и Джордж Уиндом. Сейчас один из них – мой муж, другой – управляющий делами.
Келлер не стал записывать их имена. Вместо этого он сказал:
– То заведение уже несколько лет как закрыто, но насколько я помню, девушку можно было отправить туда только по решению суда.
– Хозяйка этого заведения принимала любого, если из этого она могла извлечь выгоду.
Генри Келлер кивнул.
– Вероятно, в следующем отчете Бледсоу отметил бы это. Он был обязан представлять в агентство отчет о своей работе. По правилам агентства каждый детектив должен был сообщать обо всех преступлениях, которые он попутно раскрывал.
– А если преступление совершали клиенты?
– Особенно если клиенты совершали преступления. Прежде чем детектив берется за дело, всех клиентов предупреждают об этом правиле.
– Значит, Паркер Бледсоу начал возражать... – для большего эффекта она сделала паузу, – и Бенджамин Уэстфолл убил его.
– У нас нет никаких доказательств.
– Нет. И никогда не будет. Так же как у нас не будет доказательств, что Арчи Доута нанял Бенджамин Уэстфолл.
– Кто такой Арчи Доут? – Генри Келлер записал его имя.
– Арчи Доут был отставным солдатом, который поджег театр в Чикаго.
Келлер удивленно посмотрел на нее.
– Вот этого я не знал.
– Это он поджег театр, где играли мы со Шривом. Пожар начался за кулисами в конце спектакля «Макбет». К счастью, огонь удалось потушить с минимальными разрушениями и обошлось без жертв. В тот день вы приносили мне отчет. Арчи Доут был настолько глуп, что даже не думал скрываться, и его увидел директор театра. Полиция потом обнаружила следы керосина у него на ботинках, а в карманах – почти сто долларов. Он сказал, что его наняли, чтобы сыграть шутку.
Келлер был озадачен.
– И вы думаете, что его нанял Бенджамин Уэстфолл? У вас есть доказательства?
Она покачала головой; у нее на губах появилась насмешливая улыбка.
– Доут сам не знал, кто его нанял. Он только сказал, что это был армейский офицер.
– А что сказала полиция?
– Они арестовали Арчи и, кажется, отправили в тюрьму на несколько месяцев. Они могли и выпустить его. Поскольку все кончилось благополучно и никто не погиб, то, что он сделал, выглядело как глупая шутка глупого человека. И вообще, это был всего лишь театр.
– Но это был поджог, – возразил Келлер.
– Если бы погибли люди – а такое вполне могло случиться, – тогда бы его судили и казнили, но прежде федеральный прокурор потребовал бы найти того, кто его нанял. – Она грустно посмотрела на детектива. – Но раз никто не пострадал, судьба театра и актеров никого всерьез не волновала. Это не имело значения.
– Это неправда.
Она улыбнулась. Теплый свет появился в ее взгляде.
– Значит, мистер Келлер, вас нанял сенатор Батлер?
Он закрыл свой блокнот.
– Я по-прежнему не имею права вам это сказать, миссис Катервуд.
– Зовите меня Мирандой. А вы знаете, что сенатор Хью Смит Батлер был тем самым человеком, который направил Бенджамина Уэстфолла в Вайоминг? Уэстфолл жаждал мести. Он собирался восстановить форт Галлатин и спровоцировать индейцев на боевые действия. Тогда он мог бы с полным правом уничтожить их.
Келлер смущенно заерзал на стуле.
– Но индейцы...
– Многие поколения индейцев терпели преследования со стороны американской армии. Только дважды они действительно совершили нападение – у форта Галлатин и в районе Малого Бигхорна. Но они заплатили за это, понеся большие потери в Вундед-Ни и Сенд-Крик. Был подписан договор, по которому они получили свои земли. Но сенатору Батлеру и подобным ему людям понадобилась эта земля. Так почему бы не послать такого закоренелого убийцу, как Бенджамин Уэстфолл, чтобы согнать индейцев с их земли?
– У вас нет никаких доказательств.
– Нет, но я пытаюсь их достать. Лорду и леди Эджмонт-Канфилд предложили купить участок земли в Вайоминге. Мы покупаем ее у сенатора Батлера из Вашингтона и сенатора Уолдрона из Вирджинии. Интересно, как эти люди получили доступ к землям в Вайоминге?
– Не имею представления, – сказал Келлер.
Миранда улыбнулась.
– Они надеялись, что Уэстфолл обеспечит им владение этой землей. Когда тот был убит, они все равно решили продавать эту землю, в том числе одному богатому англичанину и его глупой жене.
Келлер откинулся на спинку стула, бессильно уронив руки на колени.
– Вероятно, поэтому меня и наняли. Мой клиент не оставляет ничего на волю случая.
– Налить вам еще кофе, мистер Келлер?
– Я был бы вам очень признателен, если бы вы называли меня Генри.
Она улыбнулась, потянувшись к ручке серебряного кофейника.
– Выпейте еще чашку кофе, Генри. Первая вам, кажется, пришлась по душе.
Он замялся, потом неуверенно улыбнулся, будто не привык улыбаться.
– Кофе мне очень понравился, Миранда. Молча они выпили по чашке кофе, потом он поставил свою чашку на стол.
– Замечательно. Благодарю вас.
– На здоровье. Хотите еще?
Он покачал головой и поднялся.
– Я должен идти, леди Эджмонт. Услышав из его уст это имя, она замерла с чашкой в руке. Потом вопросительно посмотрела на него.
– Я бы не хотела, чтобы вы делали что-то такое, из-за чего у вас могут быть неприятности.
– У меня не будет неприятностей. Просто мне потребуется более длительное время, чтобы проверить вашу историю. Письмо в Англию и обратно идет от шести недель до трех месяцев. А до тех пор я ничего не буду знать.
Она проводила его до двери и протянула ему руку.
– Спасибо, Генри.
– Рад вам служить, Миранда. – Он пожал ей руку. – Могу ли я осмелиться сказать вам, что у вас самые прекрасные на свете глаза?


Рут придержала концы своей густой вуали, подхваченной резким порывом ветра. Одного взгляда на небо было достаточно, чтобы увидеть тяжелые облака, грозившие новым снегопадом.
Когда накануне вечером сенатор Уолдрон прислал ей записку, в ней проснулась надежда. Не представляя, что он может ей сказать, она провела в ожидании всю долгую ночь. Теперь она вышла пораньше, чтобы встретиться с ним.
Как маленькая черная птичка она спешила по засыпанной снегом улице, осторожно обходя высокие сугробы.
Из-за поворота позади нее выехал грузовой фургон, копыта лошадей громко застучали по мостовой. Рут не повернула головы, когда топот начал приближаться. Она слышала, как возница погонял лошадей. Засвистел кнут, лошади прибавили шаг, и вот они уже неслись галопом. Их подковы стучали совсем рядом.
По-прежнему не сознавая, что происходит, Рут обернулась лишь в последнюю минуту. Лошади неслись прямо на нее. Она видела пар, вырывавшийся у них из ноздрей, видела их желтые зубы, закусившие удила. Одна из лошадей выскочила на тротуар. Фургон подпрыгнул и опасно накренился.
Парализованная страхом, Рут застыла на месте.
Удар пришелся ей прямо в грудь, и она упала навзничь, широко раскинув руки. Ее голова ударилась о край тротуара. По крайней мере четыре лошадиных копыта пригвоздили ее к земле, но колеса фургона прокатились по обе стороны от Рут, к счастью, не задев ее.
Посыльный принес известие о несчастье сначала Миранде, а не Рейчел. В качестве леди Эджмонт, кузины пострадавшей, ее сочли более значимым членом этой семьи.
Врач, невысокий, лысеющий мужчина с черной бородой, перехватил Шрива и Миранду в холле у палаты Рут. Он торопливо начал рассказывать о состоянии пострадавшей.
– Сотрясение мозга, переломы ребер, перелом правой руки...
Миранда слушала его белая как снег. Ее мать. Несчастный случай с ее матерью.
– ...многочисленные ушибы, порезы и, возможно, внутренние травмы. Один удар, вероятно, копытом лошади пришелся в область селезенки.
Миранда выслушала все, что он сказал, а потом впервые в своей жизни упала в обморок.


Сквозь туман проступило лицо Шрива, склонившегося над ней. Врач с озабоченным видом держал перед ее носом нюхательную соль. Закашлявшись, она отстранила его руку.
– Простите, – были первые ее слова.
– Не извиняйтесь. – Врач закрыл бутылочку. – Это мне надо извиниться перед вами. Вы слабая женщина, а я перечислял все травмы, будто вы были моим коллегой.
– Я хотела знать все, – возразила Миранда. – Я хотела знать самое худшее. Моя мать будет жить?
Врач удивленно поднял бровь и посмотрел на Шрива.
– Мне казалось, что вы – кузина пострадавшей.
Внезапно Миранде стало все безразлично. Игра окончена. Генри Келлер все знал; он доложит обо всем Батлеру, как только пройдет достаточно времени на возвращение запроса из Англии. Они со Шривом узнали то, что хотели узнать. К несчастью, информация не принесла никакой пользы. Хуже того, пострадала ее мать.
– Я ее дочь.
Миранда потянулась и нашла руку Шрива. Он ободряюще сжал ее. Миранда спустила ноги с кушетки и встала, опираясь на руку мужа.
Врач переводил взгляд с одного на другого. Глаза мужчины за темными очками смотрели на него, но что-то в их немигающем взгляде вызывало у него беспокойство. Он поежился.
– Мой муж – слепой, доктор, – раздраженно сказала Миранда. Ее лицо было сердитым.
Врач откашлялся, ему явно было неловко.
– Он умело это скрывает.
– Благодарю, – сказал Шрив.
– Я бы хотела видеть мою мать.
– Конечно. Следуйте за мной. Конечно, я не могу сделать... – Окончательно смутившись, он повернулся к двери и начал возиться с замком.
Миранда равнодушно следила за его действиями.
– Я понимаю, доктор.
– Конечно. – Он вздохнул и повел их по коридору. – Сейчас, когда вы увидите ее, она вас не узнает. Она спит, потому что я дал ей опиум, чтобы облегчить страдания. При ней находится медсестра, которая делает холодные компрессы из снега, чтобы снять опухоль и жар.
– А она не простудится?
– Это маловероятно, особенно если в комнате тепло. Зима – хорошее время года для лечения ушибов, потому что много снега. – Доктор, очевидно, говорил о своем любимом методе лечения. – Мы не знаем, что слышат люди, находясь без сознания. Особенно если они находятся под действием лекарств. Говорите с ней так, будто вы верите, что она поправится.
– А она поправится, доктор? – От слабости и страха за мать голос Миранды дрожал.
Положив руку на ручку двери, врач тяжело вздохнул.
– Она очень хрупкая женщина, а лошади такие огромные.
Они прошли по коридору и чуть не столкнулись с Рейчел и Виктором.
– Миранда! – Рейчел была бледна. Виктор поддерживал ее за талию, чтобы она не упала. Миранда, – жалобно повторила она.
– Рейчел. – Миранда раскрыла объятия, и ее младшая сестра бросилась к ней. Слезы струились по щекам Миранды; она прижимала к себе сестру и что-то успокаивающе ей нашептывала. Трое мужчин беспомощно стояли рядом, не зная, чем утешить сестер.
Наконец Рейчел взяла себя в руки и дрожащей рукой начала шарить в кармане в поисках платка.
– Ты видела ее?
– Еще нет. Мы как раз шли к ней. – Миранда продолжала обнимать Рейчел за плечи. – Доктор... простите, я не знаю вашего имени.
– Томпсон, мадам.
– Доктор Томпсон только что объяснил мне, что мама сейчас без сознания.
– О! – Рейчел зажала рот рукой. Слезы опять потекли у нее из глаз.
– Но это только потому, что доктор дал ей лекарство, чтобы она не страдала от боли, – поспешно успокоила ее Миранда.
– Рейчел, это самое разумное, – впервые заговорил Виктор. Его голос был глухим и печальным. – Она такая хрупкая. Она не должна страдать.
Рейчел перевела взгляд с одного на другого.
– Но я хочу поговорить с ней. Я должна с ней поговорить. Она должна поправиться. Ведь она поправится, правда, доктор?
Не зная, что ответить, врач посмотрел на Миранду.
– Я обещаю сделать все, что в моих силах. Рейчел испуганно вскрикнула, и Виктор прижал ее к себе.
– Тише. Ты должна быть мужественной.
– Слезами горю не поможешь, Рейчел, – подтвердила Миранда.
– Может быть, вам лучше не ходить к ней, пока она не придет в себя, – мягко посоветовал врач.
Рейчел сразу же подняла голову и вытерла слезы.
– Я должна ее увидеть.
– Тогда вам придется быть очень мужественной и не плакать, потому что она может услышать вас и подумать, что умирает. Мы хотим внушить ей надежду, что она будет жить. – Врач открыл перед ними дверь.
Сиделка как раз поправляла холодный компресс на голове Рут. Увидев врача и посетителей, она отошла от кровати.
– О! – невольно вырвался у Рейчел сдавленный стон.
Врач нахмурился, но и Миранда тоже с трудом скрыла свой шок.
Голова ее матери была забинтована. Под глазами были большие темные круги. Правая рука была в гипсе и покоилась на подставке. Рут была обложена грелками со льдом. Грудь Рут тоже была перебинтована.
Миранда почувствовала, как холодеет ее кровь, но она решительно взяла себя в руки.
– Мама. – Продолжая обнимать Рейчел за плечи, она повела сестру к кровати. – Мама, мы здесь.
Рут по-прежнему лежала неподвижно.
Рейчел переводила взгляд с матери на сестру и наоборот. Кожа на лице Рут была почти прозрачной. Миранда сжала плечи сестры.
– Поговори с ней, Рейчел.
– М-мама, мы з-здесь, с тобой. Миранда взяла левую руку матери. Ногти были синими, а пальцы совсем холодными.
– Мама, я обо всем позабочусь. Поправляйся быстрее, чтобы мы все вместе могли поехать в Чикаго. Мама, ты нужна мне. У нас со Шривом будет ребенок.
Рейчел покраснела.
– В самом деле? Миранда пожала плечами.
– Да, – солгала она. – Правда, Шрив еще не знает.
– Как замечательно! – Рейчел слабо улыбнулась. – Я стану тетей.
– Да. Ты должна очень быстро поправляться, мама, – продолжала Миранда. – Ведь ты скоро станешь бабушкой.
Может быть, ей только показалось, что уголок рта Рут чуть дрогнул.
– О, это замечательно, мадам. Вы станете бабушкой. – Доктор Томпсон взял руку Рут и проверил пульс. – Очень хорошо, – сообщил он. – Вы сильная женщина. Сейчас вам надо отдыхать, чтобы процесс выздоровления не прервался.
Миранда слабо улыбнулась.
– Мама. – Она наклонилась и поцеловала мать в щеку. – Мы скоро вернемся.
Рейчел тоже поцеловала мать.
– Я люблю тебя, мама.


В холле Миранда бросилась в спасительные объятия Шрива. Крепко прижав ее к себе, он ощутил, как ее тело сотрясает нервная дрожь. Миранде никогда еще не было так плохо. Внутри у нее все горело огнем. Страх волнами накатывал на нее. Если ее мать умрет, она будет виновата в этом. Неужели эта история никогда не кончится? Боже правый! Неужели ее мать – это Гертруда, королева Дании, безвинная жертва кровавой дуэли между Гамлетом и Клавдием?
Мысленно она начала молиться.
– Как она? – спросил Виктор у Рейчел. Девушка, как слепая, приблизилась к нему.
– Ужасно.
Виктор говорил очень тихо, но Миранда сразу же очнулась от своих мыслей.
– Маловероятно, что кто-то мог сбить ее случайно. Она была в черном на покрытой снегом улице. Обледеневшая дорога? Сбежавшие лошади? И вообще что она делала на улице в этот ранний час?
– Сенатор Уолдрон прислал за ней, – объяснила Рейчел.
– Интересно, так ли это на самом деле, – задумчиво произнес Шрив.
Лицо Виктора помрачнело; в нем четко проступили индейские черты.
– Вы намекаете на то, что кто-то хотел ее убить. Но она – женщина, леди. Никто не воюет с женщинами.
Миранда высвободилась из объятий Шрива. Ее гневный взгляд остановился на товарище ее детских игр.
– Не говори глупости, Виктор. Индейцы и белые много лет убивали женщин друг друга. И детей тоже.
– Но не на улицах Вашингтона.
– Убийцы остаются убийцами, независимо оттого, где они живут. Я уверена, что в тех фургонах, которые вы с отцом отправили на неплодородные земли, тоже были женщины и дети.
– Миранда! – воскликнула Рейчел. Виктор побледнел.
– Я... я заслужил это.
– Да, заслужил.
– Нет, – прошептала Рейчел.
Шрив положил руку на плечо Миранды.
– Это ни к чему не приведет. Виктор провел рукой по лбу.
– Как я понимаю, ты убеждена, что сенатор Батлер в ответе за это?
Миранда попыталась привести в порядок свои мысли и чувства.
– Я не могу доказать это, но если она получила записку, то эта записка пришла от него. Уолдрон, вероятно, не имел к этому никакого отношения. Он жаден, но не коварен. Не то что Батлер. Он мог убедить ее появиться на определенной улице в условленное время. А нанять кого-то, кто сбил бы ее, не составляло труда. Если они воспользовались грузовым фургоном, то могу поспорить, что это был тот же фургон, что и при попытке похищения Рейчел.
– Но почему?
– Он уже советовал моей матери покинуть город. Он рассчитывал, что страх за Рейчел заставит ее это сделать. Но он не знал, какая моя мать решительная. – Миранда улыбнулась сестре, которая сжимала руку своего возлюбленного. – И то, что моя сестра обручена со своим спасителем. Когда мама не уехала, он, вероятно, решил устранить ее окончательно, тем более что она уговорила свою «кузину» не покупать землю.
– Ты представляешь его настоящим чудовищем.
– Смерть одной женщины ничего не значит для людей, которые способны послать отряд солдат на гибель, поджечь театр, полный зрителей, или лишить индейцев их законной земли.
– Миссис Катервуд!
Услышав ее настоящее имя, все сразу обернулись и увидели приближавшегося к ним мужчину.
– Мистер Келлер. – Миранда шагнула ему навстречу.
– Рад вас видеть, миссис Катервуд, как ваша мама?
– Кажется, она поправится, мистер Келлер.
– Кто это? – спросил Шрив, приблизившись к Миранде и взяв ее за руку.
– Это детектив из агентства Пинкертона, которого я нанимала в Чикаго. Сейчас он живет и работает в Вашингтоне. Так случилось, что по заданию сенатора Батлера он наводит справки о тебе и обо мне.
Келлер посмотрел на актера, отметив неуверенность, с которой он дотронулся до руки жены, и застывший взгляд за темными стеклами очков.
– Рад познакомиться с вами, мистер Катервуд. – Генри Келлер протянул руку и задержал ее на секунду, чтобы проверить свою догадку. Потом он взял правую руку актера и энергично потряс ее. – Я имел возможность видеть вас в Чикаго в «Макбете». Миссис Катервуд любезно предоставила мне билеты. Это был незабываемый вечер.
– Благодарю, – улыбнулся Шрив.
– Я рада видеть вас здесь, мистер Келлер, – сказала Миранда, – но как вы узнали о несчастном случае?
– Я видел, как все произошло.
– Боже мой! – шагнул к нему Виктор. – И вы не предотвратили катастрофу?
Келлер позволил себе сдержанно улыбнуться.
– Все случилось слишком быстро, но я задержал человека, который это сделал.
– Я полагаю, он не знает, кто нанял его? – невесело усмехнулся Шрив.
– Я думаю, знает, – ответил Келлер. – Он держит рот на замке, ничего не говорит, но ничего и не отрицает. Мне кажется, он ждет, что некто очень могущественный вызволит его из тюрьмы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сцены любви - Джеймс Дина


Комментарии к роману "Сцены любви - Джеймс Дина" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100